» » Том 2 Глава 8


Том 2 Глава 8


Том 2 Глава 8
+11
Глава 8
Неделя набора в клубы закончилась, и вместе с ней завершились все мероприятия, связанные с поступлением в школу.

В классе Тацуи начиналось серьёзное обучение техническим навыкам.

Некоторое магическое обучение в какой-то степени было пройдено в младших классах, и большинство учеников уже имело своё собственное понимание магии — оно отражалось в их оценках за техническую часть вступительного экзамена.

Это легло в основу распределения учеников по классам, так как, к примеру, ученики, имеющие глубокие познания в магии, но слабые в боевых навыках могут чувствовать, что тянут сильный класс вниз. Таким образом, разграничение учеников на первый и второй потоки создавалось специально, чтобы эти отрицательные чувства не давили на них. Пусть и ценой чувств учеников одного из потоков.

◊ ◊ ◊
— 940 миллисекунд. Ты прошёл, Тацуя-кун!

— Наконец-то... А то уже третья попытка. Слава богу, всё позади.

Тацуя устало улыбнулся Мизуки, которая была так взволнована, как будто она сама сделала это.

На уроке класс Тацуи занимался практикой.

Он включал составление одиночной системной магии, а затем её активацию за определённое время группами по два ученика.

Задание заключалось в считывании последовательности активации и, основываясь на прочитанном, а также используя вычислительную область магии в подсознании волшебника, создании последовательности магии с последующей активацией.

Такой была современная магия.

В Схеме происходит следующее: последовательности активации, которые машинами могут быть записаны в качестве чисел, трансформируются в форму магии, которую машины не могут создать в реальности, используя при этом процесс, известный в Информационном проектировании как «компиляция». Разделение необходимых для вызова магии процессов, преобразование их в последовательности активации, затем использование Схем, чтобы преобразовать их назад в последовательности магии, позволили улучшить точность, стабильность и многообразие современной магии.

Волшебникам пришлось пожертвовать скоростью, но взамен они получили множество видов магии.

Поскольку сложный метод конструирования последовательностей магии уже существовал, тут уже ничего нельзя было поделать.

Однако если время создания последовательности магии нельзя свести к нулю, то его можно максимально к нему приблизить.

Вот почему современная магия акцентирует внимание на скорости создания последовательности магии.

Первоначально CAD использовались только для хранения последовательностей активации, но вскоре они стали устройствами, ускоряющими процесс активации магии.

На сегодняшних занятиях в CAD не было механизма ускорения магии, так как они не были персонально настроены. Целью занятия было улучшение скорости создания магии с использованием заводских установок CAD.

Для завершения задания оба ученика в паре должны были выполнить его. Мизуки справилась с первой попытки, но громко вздохнула и быстро похлопала юношу по груди, чтобы его утешить.

— Удивительно, что у Тацуи-куна слабые технические навыки...

Сегодняшнее задание — «Одиночная системная однопроцессная магия». На считывание последовательности активации и вызов магии хорошим волшебникам требовалось всего пятьсот миллисекунд.

Тацуя же только с третьего раза смог перевалить необходимый временной лимит в тысячу миллисекунд и никоим образом не мог считаться «хорошим».

— А что здесь удивительного?.. Кажется, я сам об этом не раз упоминал.

— Ну да, я слышала об этом пару раз... но всегда думала, что ты просто скромничал. Так как Тацуя-кун вызывает чувство уверенности, кажется, будто ты на всё способен. Довольно сложно поверить, что ты не в ладах с практикой.

Мизуки склонила голову набок, выражая искреннее изумление, на что Тацуя мог лишь криво улыбнуться.

— Я немного преувеличиваю, но если бы у меня не было этих проблем — я бы не был в этом классе.

Тацуя контролировал свой голос, чтобы в нём не было ни отголоска гнева. Он не был уверен, удалось ли ему это, но Мизуки в ответ кивнула головой.

— Да, но будь ты также силён в практических навыках... Ты бы был идеальным волшебником? — сказала Мизуки с беззаботной улыбкой на лице.

«Ей очень идёт эта улыбка», — подумал он.

— Однако, Тацуя-кун... Неужели ты не чувствуешь себя немного неудовлетворённым?

— Неудовлетворённым?

Мизуки наклонила голову. На её лице было непроницаемое выражение, так что Тацуя не понимал, как ему реагировать на её вопрос.

— Если у тебя есть непризнанный талант, обычно это вызывает негодование. Если бы я обладала такими же навыками, как Тацуя-кун, я была бы в бешенстве, когда меня называли «сорняком»... Но у меня такое чувство, что Тацую-куна это абсолютно не волнует...

На этот вопрос было довольно сложно ответить.

Зная её характер, Тацуя понимал, что она вряд ли будет распускать плохие слухи или говорить об этом с другими, но если он даст ей ответ, который Мизуки не сможет принять, то она, скорее всего, и дальше будет задавать подобные вопросы.

— Скорость активации — тоже талант. А также довольно важный фактор. В смертельных ситуациях иногда даже одна секунда может сыграть существенную роль. Так что моя слабая оценка вполне оправдана.

Если бы Мизуки была обычной ученицей второго потока, ее, скорее всего, устроил бы такой ответ.

Но:

— Если бы это был настоящий бой, Тацуя-кун придумал бы что-то, чтобы увеличить скорость вызова магии.

Она обладала особыми «глазами».

— Почему ты так думаешь?..

Даже зная, что, ответив так, он полностью признал ее правоту, юноша всё равно не мог придумать лучшего ответа.

— При выполнении задания каждый раз казалось, что ты заставлял себя, Тацуя-кун. Моя мама — переводчик, поэтому я объясню это так: если бы кто-то знал английский язык и, отвечая на вопрос, должен был сначала перевести текст на японский, а затем снова на английский. Тацуя-кун отказался от созданной последовательности магии и начал всё с начала, ведь так? Я точно видела, что ты считывал последовательность активации и одновременно с этим создавал последовательность магии. Увидев это, я подумала: «Неужели Тацуя-кун достиг такого мастерства в магии, что может создавать последовательность магии без последовательности активации?»

Применение магии без последовательности активации некоторые называют «игнорированием CAD». При этом магия активируется без потерь в скорости.

Ему был дан строгий приказ о неразглашении данного секрета.

Однако кое-кто увидел это, причём на первом же практическом занятии.

Он успокоился, как будто на него только что вылили ушат холодной воды.

Его осторожность достигла предела, а нерешительность — самого пика, и всё это помогло юноше вернуться в нормальное состояние.

Он очень редко так колебался — это послужило Тацуе хорошим опытом.

— Я даже не думал, что кто-то сможет это разглядеть. Что за удивительные глаза.

Мизуки побелела. Как и ожидалось, она всячески старалась скрыть правду о своих «глазах».

На лице Тацуи появилась злая улыбка. Судя по её реакции, шансы обнаружения его скрытных способностей чрезвычайно снизились.

У Тацуи уже созрела одна идея. Так как Мизуки уже поняла, что он обладает способностью прямого создания магии, то если она будет думать, что это не его персональный навык, а системный — всё будет хорошо. У него не будет проблем, если он сможет насытить её любопытство.

— Ты права. В некоторых случаях получается быстрее создать последовательность магии напрямую. Но это можно использовать только в магии с минимальным количеством процессов. Мой лимит — пять процессов.

Под словом «процессы» в современной магии подразумевают шаги, которые приводят к вызову магии, и компоненты магии, используемые для перезаписи явлений.

Понятие «пяти процессов в одном заклинании», о котором только что сказал Тацуя, означает связь пяти магических процессов для изменения чего-либо.

К примеру, чтобы переместить яйцо из кухни в гостиную необходимо четыре действия: увеличение скорости (ускорение), перемещение, уменьшение скорости (обратное ускорение) и остановка (окончание движения).

Магия движения способна изменить скорость объекта и направление его движения, поэтому если убрать уменьшение скорости из формулы, то скорость будет постоянно увеличиваться вне зависимости от инерции, из-за чего в конечном итоге яйцо разобьётся.

Если при передвижении яйца убрать процесс перемещения и положиться только на увеличение и уменьшение скорости, то скорость будет увеличиваться линейно, что усложнит его замедление. Поэтому, пусть даже это ведёт к добавлению одного процесса, при манипуляции объектами намного проще использовать комбинацию магий ускорения и перемещения.

Но в то же время, если в бою требуется отбросить противника, то можно обойтись одним простым процессом. Когда же нужно причинить врагу вред — нет необходимости уменьшать силу воздействия.

— Я думаю, пяти процессов вполне достаточно для боевой магии...

Если говорить в общем, магия, которую используют обычные люди, требует гораздо большего числа процессов, чем боевая магия.

Как и сказала Мизуки, около половины всех известных боевых магий используют от одного до пяти процессов.

— Но я обучаюсь магии не для боя. Чтобы быстро вызвать магию, требующую большее количество процессов, необходима последовательность активации, поэтому то, что я получил столь низкую оценку за технические навыки, меня совершенно не беспокоит.

Сказав это, Тацуя улыбнулся, и только потом заметил, что глаза Мизуки почему-то наполнились слёзами.

Внезапно он почувствовал, что где-то его очень сильно недопоняли.

И результат этого недоразумения тут же проявился.

— Удивительно! Тацуя-кун... Ты и вправду достоин уважения!

Сложив руки на груди, Мизуки произнесла настолько бредовую (с точки зрения Тацуи) фразу, что он не мог её просто проигнорировать.

— Э-э-э-э?

— Большинство людей становятся волшебниками просто потому, что они могут использовать магию... Но у Тацуи-куна есть собственные цели, и он обучается, чтобы достичь их.

— Ну, как бы, ты права...

— Я просто прозрела!

— Это...

— Сначала я обучалась магии только для того, чтобы научиться контролировать свои «глаза», и даже не думала об изучении магии, чтобы в будущем применять её.

Хм, разве изначально она не скрывала свои «глаза»? Пока Тацуя думал над этим, душевный порыв Мизуки полностью отбил у него желание возразить что-либо.

— Э-э-э, Мизуки-тян?

— Пока у тебя есть цель — ты не сойдёшь с пути, даже столкнувшись с препятствиями. Пока ты можешь воплотить свою мечту, школьные оценки ничего для тебя не значат. Это и есть то, ради чего стоит жить. Люди должны постоянно гнаться за мечтами...

— Секундочку, Мизуки, ты чего так разволновалась?

Монолог Мизуки — во время урока, между прочим — продолжался, пока не влезла Эрика.

Наконец заметив странные взгляды одноклассников, Мизуки смутилась и опустила голову.

Увидев её реакцию, Тацуи стал серьёзным, скрывая свои истинные чувства.


Мечты и надежды?

Всё совсем не так прекрасно, как ты думаешь.

С самого рождения он никогда не имел шанса на жизнь, не связанную с магией.

Он стал волшебником, не потому что мог пользоваться магией; он стал волшебником именно потому, что не мог её использовать.

Для него магия была проклятьем, наложенным на него с момента рождения.

Даже если бы она превратилась во что-то, что он мог бы принять, он бы всё равно сопротивлялся ей.

Как говорится, если волшебниками становятся просто потому, что они могут пользоваться магией, то нет ничего удивительного в том, что самые слабые волшебники могут выбрать путь отрицания магии.

«Хотя, возможно, я заблуждаюсь», — внезапно пролетело в голове Тацуи.

◊ ◊ ◊
Уже наступило время обеда.

В конце концов, даже Тацуя был вынужден остаться.

Его попросили остаться Эрика и Лео.

— 1060 миллисекунд... Хорошо, продолжай. Уже немного осталось.

— Но всё ещё далековато... Я никогда не думал, что десятые доли секунды станут такой длинной дистанцией...

— Идиот, «длиной» время не измеришь. Ты должен говорить «далёкой».

— Эрика-тян... 1052 миллисекунды.

— Арг-г-г-г-г! Не говори это! Я только настроилась на позитивный лад.

— П-прости...

— Да нет, всё нормально, Мизуки... Не важно, как безнадежна реальность, нам не сбежать от неё. Такова наша судьба...

— Твои скучные действия меня не волнуют. Пришло время покончить с этой тупой ситуацией.

Комбинация «Лео плюс Эрика» даже в классе не могла поддерживать дружелюбные отношения дольше пары секунд.

Поэтому они и попросили Тацую помочь.

— Лео, на мой взгляд, ты тратишь слишком много времени на прицеливание. В текущей ситуации тебе не нужно прицеливаться столь точно.

— Я это понимаю, но...

На безжизненный ответ Лео Тацуя мог лишь сочувственно кивнуть.

— Впрочем, я тебя понимаю... Если ты ничего не можешь с этим поделать, как насчет одной уловки? Почему бы тебе не установить свою цель до начала считывания последовательности активации?

— Э-э-э? А это не нарушает правила?

— Вот почему это уловка. Никакого технического опыта тебе это не принесёт, но в данной ситуации мне ничего лучше в голову не приходит, пусть я и не особо хотел озвучивать эту мысль...

— Эй! Пожалуйста, Тацуя! Меня не волнует, уловка это или обман — если это поможет мне, то просто расскажи о ней!

Смотря, как Лео просит его, сложив руки над головой, юноша лишь глубоко вздохнул.

— Не говори об этом так. Это не жульничество и не обман... Я уже говорил, что техническая часть — не мой конёк. Если тебе нужен совет, то почему бы не спросить эксперта?

— Даже если ты не разбираешься в этом, ты ведь всё равно лучше меня? К тому же только ты знаешь нужную комбинацию процессов, а также способен указать на мои ошибки.

— Я и так скажу тебе всё, что знаю, можешь не льстить мне. Далее очередь Эрики.

— Да, да? Уловка или обман, что угодно, только скажи, что надо делать! Я уже умираю с голоду.

— Хм, когда вы вместе так просите — ощущения просто ужасные. Ах-ах, Эрика... Я честно не могу понять, с чем у тебя проблема.

— Э?

— Если точнее, я просто не понимаю, почему ты делаешь подобные ошибки. Ты должна быть намного сильнее меня в компиляции.

— Как же так?! Тацуя-кун, не бросай меня!

Он посмотрел в эти глаза, полные слёз — без актерства тут не обошлось — а Эрика плотно сжала ладони, будто молясь; Тацуя лишь вновь вздохнул.

«Они как зеркальные отражения друг друга», — подумал он, но вслух не сказал.

— Эрика, слушай: когда будешь считывать последовательность активации, положи на панель правую руку поверх левой.

— Э?

Услышав это, смутилась не только Эрика, но и Мизуки.

— И это всё, что надо сделать?

— Я не уверен. Я всё объясню, если это сработает.

— Хм, ну, попробую...

Эрика выкинула сомнения из головы и подошла к встроенному в панель CAD.

Видя это, Тацуя стал обучать Лео.

После того, как вспышка псионового света исчезла, в воздухе появился набор чисел размером с большой мяч. Это было датчик давления для активации одиночной системной магии веса. Таймер, замерявший время выполнения упражнения, начинал отсчёт только после того, как количество вводимых псионов превышало установленное в датчике давление.

— 1010 миллисекунд. Эрика-тян, ты улучшила результат на сорок миллисекунд всего за одну попытку! Совсем немного осталось.

— Да! Такое чувство, будто вся моя мотивация вернулась!

— 1016. Не волнуйся, Лео. Ты уже знаешь расположение цели. Просто не смотри на неё каждый раз.

— Я п-понял. Хорошо, сейчас получится!

Тацуя и Мизуки пошли перезапускать приборы записи, в то время как Эрика и Лео закрыли глаза и разминали руки, поддерживая боевой дух.

В этот момент за спиной Тацуи послышался робкий голос.

— Онии-сама, ты занят?..

Это был голос его сестры — можно было даже не оборачиваться.

Эрика услышала шаги, принадлежавшие больше, чем одному человеку, и повернулась.

— Миюки... Вместе с Мицуи-тян и Китаямой-тян?

— Эрика, не отвлекайся. Прости, Миюки. Мы уже почти закончили. Дай нам пару секунд.

— Э?

— Ясно, прошу прощения, что побеспокоила, Онии-сама.

Миюки ласково улыбнулась и поклонилась Тацуе в ответ на нотки извинения, звучавшие в его голосе.

Лео нахмурил брови, чувствуя, что по какой-то причине в воздухе повисло напряжение.

Две девушки также проследовали за Миюки.

Увидев это, Тацуя кивнул.

— Так, вы двое — готовьтесь.

Его голос не был громким, но казалось, что он не потерпит каких-либо возражений.

— Ага!

— Покончим с этим!

Их боевой дух достиг максимума, и они уткнулись в дисплеи CAD.

— Мы сделали это-о-о!

Возглас Эрики был похож на звонок, огласивший конец этого урока.

— Хух... Danke,[1] Тацуя.

Тацуя поднял руку, принимая благодарность Лео, а затем помахал Миюки.

Её лицо светилось от счастья, и она подошла к нему.

В сравнении с ней, её одноклассницы были более сдержаны — Мицуи Хонока и Китаяма Шизуку подошли чуть ближе с легкими улыбками на лицах.

— Отличная работа. Онии-сама, я принесла то, что ты просил... Этого будет достаточно?

Тацуя лишь покачал головой, так как он ещё разговаривал с Эрикой и Лео.

— Нет, но у нас не так много времени, так что нам хватит. Молодец, Миюки. Мицуи-сан и Китаяма-сан, также благодарю за помощь.

Его тон был столь формальным, поскольку, хоть они и разговаривали раньше, они были лишь подругами Миюки и не считались его друзьями.

— Да нет, это совсем мелочи!

— Не волнуйся об этом. Несмотря на мою внешность, я довольно сильная.

Видя неожиданно бурный ответ Хоноки и, по-видимому, шутливый ответ Шизуки, Тацуя еще раз выразил свою благодарность и взял у них пластиковые пакеты.

— Лови.

Он кинул кое-что Эрике и Лео — те поймали.

— Что это?

— Бутерброды?

В сумке лежали бутерброды и напитки, продаваемые в школьном кафетерии.

— Если мы пойдём сейчас в кафетерий, то уже не успеем вовремя на послеобеденные уроки.

Сказав это, Тацуя взял приготовленный Миюки бэнто.

— Благодарю-ю Я умираю с голоду.

— Тацуя, ты лучший!

Криво улыбаясь и глядя на одержимых пищей друзей, Тацуя сел на ближайший стул. В эту секунду его ушей достиг неуверенный голос Мизуки.

— А мы ничего не нарушаем?.. Разве в классах можно есть?

— Еда запрещена только в зонах с терминалами. Школьные правила не запрещают еду в классах.

— Э-э-э, неужели?

— Хм, ты бы это знала, если бы серьёзно прочитала школьные правила. Я тоже думал так и был немного удивлён, — ответил Тацуя и достал пару палочек для еды.

— Ну, в таком случае... — сказала Мизуки и протянула руку за бутербродом.

Лео открыл обёртку и откусил приличную часть бутерброда.

— А тебя, похоже, с самого начала не слишком это волновало, — возразила Эрика, смакуя изысканно сделанный бутерброд.

Мирное зрелище... Пусть и просто на стульях, так как столов в классе не было, но это не помешало Тацуе и компании начать столь запоздалый обеденный перерыв.

Миюки и группа поддержки также присоединились, попивая свои напитки.

— Миюки-тян, вы ведь уже пообедали?

— Да. Онии-сама сказал приходить сюда сразу как закончим, — ответила Миюки обеспокоенной Мизуки.

— Удивительно. Я думала, Миюки скажет нечто вроде «Я не начну есть, пока Онии-сама не возьмёт в руки палочки», или что-то подобное.

Комментарий был поддержан всеобщим смехом, а не простым хихиканьем.

Было видно, что она просто шутила. И никто серьёзно это не воспринимал.

Ну, кроме одной персоны.

— Всё именно так, Эрика. Обычно я так и делаю, просто сегодня Онии-сама попросил меня. И естественно, что я никогда не осмелюсь перечить ему.

— Ты сказала «обычно»...

— Угу.

— «Естественно»... Э-э-э?

— Хм, да?

Судорога прошлась по улыбке Эрики, когда та посмотрела на абсолютно серьёзную Миюки, покачивающую головой. Атмосфера быстро потяжелела.

Пытаясь как-то разрушить столь странную атмосферу, Мизуки заговорила неестественно громко.

— Класс Миюки-тян также приступил к техническому обучению? А какое оно у вас?

Хонока и Шизуку обеспокоенно посмотрели друг на друга.

Не обращая внимания на реакцию сверстников, Миюки убрала соломку изо рта и ответила:

— То же самое, что и в твоём классе, Мизуки: использование медленной машины и задание по скучной вычислительной практике.

Все пятеро, кроме Тацуи, не скрывали шока.

Её жёсткий, почти змеиный голос совершенно не согласовывался с образом леди.

— Ты так говоришь, будто очень недовольна.

— Конечно, я недовольна. Подобные упражнения хороши только для личной тренировки.

Миюки ответила с долей гнева на дразнящие слова брата, хотя в её голосе чувствовался кокетливый намёк.

— Хм... Даже в учёбе хорошие и плохие идеи идут рука об руку.

— Признаю, что нас обучают по-особому. Я извиняюсь, если обидела Эрику своими словами.

— Да нет, все нормально.

Эрика помахала ей рукой.

— Искать учеников с хорошим потенциалом естественно. Тот же подход практикуется и в моём фамильном додзё:[2] люди без потенциала отсеиваются, и о них забывают.

— Дом Эрики-тян — додзё?

— Со слабым уклоном в древний стиль кэндзюцу, хотя это всего лишь второстепенная работа.

— А, ну теперь ясно, почему... — кивнула Мизуки, будто осознав что-то.

Она, возможно, думала о том случае, когда Эрика использовала выдвижной жезл, чтобы обезоружить Морисаки.

— Тиба-сан... Для тебя это естественно?

На этот раз Хонока с долей трепета вставила своё слово.

— Можно просто Эрика. Серьёзно, зови меня так.

— Почему ты всегда изменяешь тему разговора...

Удивлённое высказывание Лео создало идеальный повод для Хоноки.

— Тогда, Эрика, можешь звать меня Хонокой.

— Хорошо, не вопрос. Когда ты говорила о «естественном», то имела ввиду то, что ученики первого потока обучаются учителями, в то время как ученики второго потока не могут их догнать?

— Ну... да, — чуть поколебавшись, всё же ответила Хонока.

— Ну, если так, то конечно.

Эрика кивнула без каких-либо колебаний.

— Всё это проблемы политики потоков, поэтому Миюки и Хоноке не стоит волноваться.

— Ты довольно спокойно рассуждаешь об этом, — ответил Лео на декларацию Эрики.

— А? Лео-кун, ты недоволен данной ситуацией?

— Нет, я просто знаю, что тут ничего не поделаешь...

Голос Лео был совсем безжизненным.

— Поня-я-ятненько. Я не думаю, что эта ситуация безнадёжна, скорее всего «просто так сложилось».

Голос Эрики был расслабленным, пока она говорила это.

— Могу я спросить, почему ты так думаешь?

Услышав вопрос Хоноки, Эрика склонила голову.

После небольшой паузы, взятой, чтобы собраться с мыслями, она начала отвечать, прижимая указательный палец к виску.

— Хм... Я всегда думала, что это естественно, поэтому это трудно объяснить... Ну, к примеру, в нашем додзё новичков начинают обучать техникам только спустя шесть месяцев после начала занятий.

— О-о-о.

Тацуя кивнул, выражая заинтересованность.

На лицах Хоноки, Шизуку и Мизуки возникло вопросительное выражение.

— В самом начале мы обучаем их технике шага и взмахам меча. После одной демонстрации идёт только индивидуальная практика. В дальнейшем мы начинаем обучать тех, которые, на наш взгляд, правильно поняли технику взмахов.

— А если некоторые ученики никогда не поймут и не станут лучше независимо от времени их обучения?..

— Ну да, такое тоже случается.

Эрика кивнула Хоноке.

— Они все должны безустанно тренироваться. К тому же если ваше тело не привыкло к мечу, то обучение тяжелым техникам превратится в пустую трату времени.

— Ах... — тихо прошептала Мизуки.

Посмотрев на неё, Эрика продолжила говорить:

— Именно поэтому всё, что ты можешь сделать — тренировать взмахи и смотреть, как это делают другие, пусть это вгрызается в твою память. Вокруг тебя множество специалистов по мечу. Ты просто потратишь время впустую, если будешь ждать, что кто-нибудь научит тебя. Только наивные глупцы верят в то, что их с самого начала будут обучать. Учителя и их ассистенты знают в лицо тех, кто в текущий момент проходит обучение. У всех них свой персональный режим подготовки. Те же, кто не может обучаться, смотря на других в ожидании, что именно их скоро начнут обучать, — полные идиоты.

Когда Эрика закончила свой монолог, её глаза наполнились заманчивым блеском.

Слушая такую лекцию и глядя на столь оживлённую одноклассницу, Тацуя чувствовал растущую в нём личную заинтересованность.

— Толкая такую речь, ты случайно не забываешь, что мы совсем недавно напрямую учились у Тацуи?..

— Эй! Не режь по живому!

Эрика встретила в штыки высказывание Лео, но её расслабленный голос не изменился.

— Это совершенно разные вещи, как яблоки и апельсины... Хотя и встречаются случаи, когда учитель и ученик находятся в разных реалиях, но обычно подобные исключения заканчиваются катастрофой. Более ужасным является то, что иногда обучаемый намного сильнее своего учителя.

На лице Тацуи проявилась злая ухмылка.

— К сожалению, сегодняшние занятия — вот настоящая катастрофа. В конце концов, результат Эрики был лучше моего на сто миллисекунд.

По коже Эрики побежали мурашки.

— Да нет же, я совсем не то имела в виду... К-кстати говоря, я до сих пор кое-что не понимаю! Как наложенные друг на друга руки так улучшили мой результат?

Резкая смена темы разговора.

Все знали, что она просто мутит воду, но если бы кто-нибудь напрямую сказал ей это, то это бы стало проблемой. Поэтому Тацуя проницательно проигнорировал это.

— Ничего особенного. На самом деле очень просто. Эрика привыкла держать CAD одной рукой.

—— Ух? —— хотя Тацуя уже начал разъяснения, Эрика прервала его наступающей лавиной вопросов.

«Как ты узнал это?» — было буквально написано на её лице, но Тацуя с самого начала ожидал такой реакции. Приняв во внимание форму её CAD в том конфликте с Морисаки Сюном, ответ напрашивался сам собой. Проигнорировав такую бурную реакцию со стороны Эрики, Тацуя продолжил своё объяснение.

— Поэтому я и подумал, что если она просто положит обе руки на панель CAD в классе, то ей будет трудно его использовать.

— Поэтому ты сказал ей положить одну руку на другую, как бы формируя хват...

Мизуки закивала в изумлении, остальные отреагировали так же.

— При таком положении рук возникают некоторые другие проблемы, но они меркнут при сравнении с её мотивацией, когда её руки приняли более знакомое положение; так что единственная проблема Эрики — подсознательное отрицание.

— Вот как... Похоже, Тацуя-кун видит меня насквозь.

Эрика не удержалась и криво улыбнулась, на что все остальные громко рассмеялись.

— Такое чувство, что из меня все силы высосали. Да, кстати, а класс А использует те же CAD?

— Да.

Миюки не скрывала своего отвращения, отвечая на любопытство Эрики.

— Просто ради интереса, можешь показать, сколько у тебя это занимает?

— Э? Я?

Глаза Миюки расширились от удивления, и Эрика намеренно кивнула ей.

Миюки посмотрела на Тацую.

—— Покажи им — кивнул ей Тацуя с легкой улыбкой на губах.

— Ну, если Онии-сама так сказал...

Чуть поколебавшись, Миюки согласилась.

Мизуки настроила измеряющее оборудование, так как она была ближе всех к нему.

Миюки положила свои пальцы на панель, как будто собираясь играть на пианино.

Измерение началось.

В ту же секунду промелькнула псионовая вспышка.

Лицо Мизуки окаменело.

Её друзья поскорее хотели узнать результат, и Эрика поторопила её.

— 235 миллисекунд...

— Чего?..

— Это безумие...

Лица присутствующих окаменели.

— Каждый раз, когда я слышу об этом, не перестаю удивляться такому поразительному результату...

— Технические способности Миюки достигли предела человеческой реакции.

Даже ученики класса А не могли удержаться от вздоха.

И только её брат особо ничему не удивлялся.

Даже напротив — по морщинам на лбу было видно, что он чем-то недоволен.

— На таких старых моделях, используемых для обучения, это всё, на что ты способна. Тут ничего не поделаешь, Миюки.

— К сожалению, ты прав. Мне необходимо использовать эту не отрегулированную последовательность активации, наполненную посторонними элементами... Это так бесит. Как я и думала, всю мою силу может показать только CAD, настроенный лично Онии-самой.

Она выражала чувства где-то между истерией и кокетливостью, поэтому Миюки уткнулась головой в грудь Тацуи. А он погладил её по голове, словно успокаивая ребенка.

Все, кто видел это представление, не стали подшучивать над ними.

Сила родственников и их слова говорили сами за себя.

Видя такие различия между ними, сгорать от зависти могут только настоящие идиоты.

◊ ◊ ◊
После занятий Тацуя сел в кафетерии и без интереса смотрел на проходящих мимо него учеников.

Довольно странная атмосфера этого помещения была основной причиной притяжения столь большого числа учеников.

Если верить Мари, то в самом начале учебного года наибольшее скопление людей было отмечено именно в кафетерии.

После того, как ученики освоились с планом кампуса, они стали осматривать помещения клубных комнат, центральный двор или пустые классные комнаты, чтобы чем-то занять свободное время.

Ну и со временем в кафетерии уже не наблюдалось такого скопления людей, хотя на его работе это никак не сказывалось.

Его кофе уже давно остыл.

По сравнению с прошлой встречей, ситуация была прямо противоположной.

Единственное, что оставалось неизменным — персона, назначившая встречу.

Тацуя ожидал Саяку, надеясь услышать ответ на свой вопрос.

Хотя юноша и чувствовал раздражение от следящего за ним взгляда, но Тацуя никак на него не реагировал. Он был уверен, что если захочет, то обнаружит свою цель вне зависимости от её маскировки. Но силовой захват цели прямо посреди кафетерия был очень нежелателен, поэтому молодой человек решил не прибегать к насильственным действиям и просто продолжил своё ожидание.

По истечению пятнадцати минут от назначенного времени она наконец-то появилась.

— Я извиняюсь! Не слишком долго ждал?

— Я прочел твоё сообщение, не волнуйся.

Он не пытался казаться вежливым.

На терминал Тацуи пришло сообщение Саяки, в котором было написано, что она опоздает минут на десять.

К тому же, когда он получил это сообщение, оставалось пять минут до намеченного времени. Так как место встречи они выбрали то же самое, ему оставалось лишь ждать её — не важно, десять или двадцать минут. Подобные размышления натолкнули юношу на мысль, что у него громадный запас терпения.

— Вот как? Слава богу. Я уже начинала думать, что бы я делала, если бы Шиба-кун ушёл.

Саяка похлопала себя по груди, явно преувеличивая.

Похоже, и сегодня она была «милой девушкой».

Тацуя склонил голову и подумал: «Чем же именно я вызвал у неё столь большой интерес?»

— Что-то не так?

Саяка была озадачена.

Похоже, на его лице случайно отобразились его мысли.

— Да нет, ничего. Просто когда сэмпай превращается в «милую девушку», то создаётся совершенно другое впечателние, чем когда держит в руках меч.

— Ты на самом деле злюка... Не издевайся надо мной.

Она быстро отвела взгляд.

Тацуя не мог понять, была ли это её естественная реакция, или она просто изображала всё это.

К сожалению, результат стал понятен до того, как он смог сам это сообразить.

— Прости.

Он улыбнулся, извиняясь.

Юноша сделал это нарочно.

Пусть даже он и не был полностью уверен в своих действиях.

— Тацуя... На самом деле обольститель?

— Ну не волшебник точно, по крайней мере, пока что.

Отпив холодного кофе, Тацуя развернулся. Он не избегал взгляда Саяки, а смотрел на силуэт, скрывающийся среди растений.

— Ватанабэ-сэмпай...

Саяка резко вдохнула, увидев её фигуру. Но звук, вырвавшийся при этом, был очень тихим и вряд ли достиг её ушей.

— Ох, Тацуя-кун.

Первой ответила Мари. Но было очевидно, что взглядом она ругала Тацую. Если бы он специально на неё не посмотрел, то она подошла бы к ним незаметно — и лишь так смогла бы скрыть своё присутствие.

— Я тут не прохлаждаюсь.

На такой ответ Тацуи Мари натянуто улыбнулась. Было невозможно сказать, была ли это простая шутка, или он имел в виду, что у него сегодня выходной.

— Не волнуйся, я не собиралась напоминать тебе, что ты член дисциплинарного комитета. Я просто проходила мимо.

Появление Мари было очень неестественным, что Тацуя тут же отметил. Она постаралась скрыть это излишней вежливостью.

— Извиняюсь, если помешала вам. Прости, Мибу.

— Нет, можешь не волноваться...

Ответ Саяки был немного жёстким. То ли это из-за того, что она нервничала, отвечая старшекласснице, то ли из-за негативных личных чувств по отношению к дисциплинарному комитету.

Тацуя чувствовал, что оба предположения были неверны.

Это чувство лишь усилилось, когда он заметил, каким выразительным взглядом Саяка провожала удаляющуюся фигуру Мари.

— Итак, относительно того, о чём мы говорили в прошлый раз...

После того, как Мари покинула кафетерий, Саяка, наконец, вернулась к главной теме разговора.

Тацуя думал о таких вещах, как: «Она говорила, что передаст всё в мои руки...», или «Она специально пришла, чтобы наблюдать, так как...» и «Просто наблюдать, в целом, не зазорно», но не решил озвучивать это вслух.

— Сначала я думала, что просто донести наши идеи до школы будет достаточно.

Её плечо дернулось — похоже, что под столом она сжала руку в кулак.

— Но, как мы и думали, этого мало.

«А она глубоко ныряет», — образно подумал Тацуя.

Она серьёзно так считала? Или всё это из-за того, что он просто заинтересовал её?

Ведь подобные идеи могут вызвать прямо противоположный эффект.

— У тебя есть конкретные предложения для улучшения данной ситуации?

— Ну это... Всё, в плане обращения к нам.

— «Всё» — ты имеешь в виду проведение занятий?

— Ну... как один из пунктов.

— Главным различием между первым и вторым потоками является наличие инструкторов. Сэмпай предлагает школе увеличить число преподавателей?

Это было невозможно.

На самом деле, такое разделение появилось потому, что талантливых людей, эффективно использующих магию, было очень мало.

Система второго потока являлась необходимым злом и помогала обеспечить страну как волшебниками, так и ремесленниками магии.

— Я так далеко не планировала...

Как и ожидалось, в ответ он услышал лишь вялый отказ.

— Или твои предложения относятся к клубной деятельности? На мой взгляд, клубы кэндо и кэндзюцу имеют равные привилегии и доступ к спортивному залу.

Вчера Тацуя провёл расследование и был удивлён результатом: эти клубы занимали спортзал равное количество дней.

— Или проблема в их бюджетах? Ни для кого не секрет, что клубы, связанные с магией, получают большее финансирование, но если сравнивать бюджеты различных школ, то можно заметить, что подобное практикуется и в обычных старших школах.

— Ну... Может быть это... Но, Шиба-кун, разве тебя это устраивает? Всех оценивают по их техническим навыкам. Даже если ты превзойдёшь учеников первого потока в теории магии, обычных предметах, физических возможностях или даже в боевых способностях, то всё равно тебя заклеймят «сорняком» просто из-за плохих технических оценок. Ты действительно способен смириться с этим?

Глядя на Саяку, отчаянно пытавшуюся найти нужные аргументы, Тацуя почувствовал, что он преподнес ей всё слишком жёстко.

Его смирение и сожаления не имели отношения к её мыслям.

Если ты сам хочешь измениться, то зачем использовать свои мысли для уговоров других?

— Конечно, я с этим не смирюсь.

Тогда он должен...

— В этом случае!..

— Однако у меня нет причин изменять школу.

...рассказать о своих собственных мыслях.

— Что?

— Я ничего не ожидаю от этой государственной школы.

Это были его собственные истинные доводы, безо всякого лицемерия.

— Всё, что мне надо, — получить доступ к закрытым данным, расположенным в университетах магии и соответствующих организациях, а потом окончить старшую школу магии. Кроме этих, у меня нет никаких других желаний.

Саяка была ошарашена подобным ответом Тацуи.

— Не говоря о том, что я никого не хочу винить за «использование запрещённых слов, оскорбляющих других учеников, на территории школы» или за незрелость сверстников, посещающих эту школу.

На первый взгляд, в этом комментарии проявлялась критика неправильной идеологии, которая привела к тому, что ученики первого потока относились к ученикам второго потока как к «сорнякам». Но на самом деле это был выговор тем, кто не мог удовлетворить свои собственные ожидания и находил простой выход из ситуации, обвиняя других в своей слабости. Тацуя ясно дал Саяке понять всё это.

— Увы, но у нас с сэмпаем совершенно разные идеологии, — сказав это, Тацуя встал со стула.

— Постой... Подожди секунду!

Он обернулся и увидел всё еще сидящую — или, скорее всего, не сумевшую встать — Саяку, чьё лицо потеряло все цвета. Она подняла голову, посмотрев на него в поисках поддержки.

Её взгляд не был свирепым, скорее уж серьёзным и отчаянным.

— Как... ты можешь так спокойно ко всему относиться? Что поддерживает тебя, Шиба-кун?

— Моя мечта — создать магию гравитационного контроля для термоядерного реактора. Обучение магии не более чем одна ступенька на пути к этой цели.

Лицо Саяки окаменело.

Скорее всего, она просто была не способна понять его слова.

Создание магии гравитационного контроля для термоядерного реактора, совместно с «созданием общей магии полёта» и «разработкой вечного двигателя на основе теории бесконечного инерциального расширения» — всё это более известно под единым названием «Три Великие Загадки системной магии веса».

Грандиозная цель для ученика второго потока.

Но Тацуя и не рассчитывал на понимание, и поэтому не стал продолжать разговор.

Не желая больше тратить время на Саяку, он снова развернулся и ушёл.

◊ ◊ ◊
Неделя прошла в тишине и покое.

Выполняя задачу дисциплинарного комитета по патрулированию, он больше не попадал в засады, неожиданно возникавшие во время недели набора в клубы. Как и предполагала Мизуки, никаких инцидентов не происходило.

Наконец-то Тацуя мог насладиться обычной жизнью ученика старшей школы — ну, по крайней мере, так это выглядело со стороны.

На самом деле это было лишь затишьем перед бурей.

Однажды после уроков.

В то время, когда ученики, состоящие в клубах, направлялись в раздевалки, чтобы снять школьную форму и сдать на хранение свои школьные вещи, а те, кто собирался уходить домой, уже были готовы покинуть школу...

— Ученики, внимание! — из громкоговорителей раздался рёв.

— Что чёрт возьми происходит!

— Чувак, расслабься. И так шум раздражает, ещё и ты тут орёшь.

— Я думаю, что Эрике-тян тоже надо бы успокоиться.

Множество учеников просто не знали, как отреагировать на это.

— Мы извиняемся перед всеми! — из динамиков донёсся тот же голос.

— В первый раз они, возможно, напутали с громкостью.

— Я уверена, сейчас не время говорить об этом.

Тихое бормотание Тацуи достигло острых ушей Эрики, и она тут же вставила своё слово.

«То же самое относится и к тебе, Эрика-тян», — подумала Мизуки, но ничего не сказала.

— Мы, Альянс учеников, желаем прекратить разногласия в стенах этой школы.

— Учеников...

Тацуя повторил слово, сказанное мужским голосом через громкоговорители. Вспоминая разговор в кафетерии на прошлой неделе, он понял, что это радиовещание и есть «попытка улучшения отношения к ним», о которой говорила Саяка. Однако в этом инциденте принимали участие члены политической группы или организации, называющие себя «учениками». Тацуи погрузился в раздумья.

— Мы требуем разговора на равных со школьным советом и группой управления клубами.

— Может быть, тебе стоит кое-куда отлучиться?

Хотя Эрика и не слышала его неприятного бормотания, её бурный голос обрушился на Тацую, который всё еще сидел и смотрел в громкоговоритель.

— Верно.

Мысль Эрики была, в некотором смысле, разумной, и Тацуя на неё не ответил, так как считал её правильной.

— Это неправомерное использование Радио-комнаты. Члены комитета, наверное, уже направляются туда.

Как только Тацуя сказал это, на его персональный терминал, который он носил у себя в кармане, пришло сообщение.

— Хех, вот и оно. Ну, я пошёл.

— Ага, только будь осторожен.

Мизуки встала со стула и сказала это Тацуе беспокойным голосом. Вспомнив, что они в классе не одни, он бегло оглядел всех присутствующих. Здесь было множество учеников, сидящих на стульях или уже стоящих, но немногие из них после услышанного решили покинуть класс. Эти немногие были либо теми, кто заинтересовался сообщением, как, к примеру, Эрика, либо теми, что поддались любопытству и последовали за Лео. Большинство же учеников были обеспокоены и думали, стоит им уходить, или нет.

◊ ◊ ◊
— Ах, Онии-сама.

— Миюки, тебя тоже вызвали?

— Да, Президент сказала следовать к Радио-комнате.

Тацуя встретился с Миюки по пути туда.

Однако они особо не спешили.

— Это работа «Бланш»?

— Не уверен, что они являются членами этой организации, но их методы схожи.

Они продолжили разговор, пока не достигли дверей Радио-комнаты.

Перед дверью стояли Мари, Катсуто, Сузуне, а также члены дисциплинарного комитета и группы управления клубами.

— Ты опоздал.

— Прошу прощения.

Обе стороны обменялись выговорами и извинениями, а затем стали выяснять подробности ситуации.

Скорее всего, Радио-комнату обесточили, тем самым прекратив вещание.

Но они не могли войти, так как дверь была заперта. И их оппоненты смогли каким-то образом завладеть Мастер-ключом.

— Разве это не вопиющее нарушение правил?

Цель оправдывает средства — подобного типа мышления придерживались эти образцовые «ученики».

— Это так. Но мы должны проявить благоразумие, чтобы они случайно не перешли к радикальным мерам.

Хотя Тацуя и говорил сам с собой, но Сузуне всё же ответила ему.

— Даже если мы проявим благоразумие, еще не факт, что они пойдут на уступки. Я считаю, что мы должны проявить жёстость, чтобы покончить с этим поскорее.

Внезапно вмешалась Мари.

«Похоже у нас совершенно разные подходы к ситуации. При урегулировании таких происшествий, эта ситуация самая худшая» — подумал Тацуя.

— Что думает председатель клубов Дзюмондзи?

Вопрос Тацуи вызвал несколько удивлённых взглядов.

Он и сам чувствовал, что вызвал у окружающих вопрос: «Кто ты такой, чтобы подобное спрашивать?», но это было предпочтительней, чем стоять и ничего не делать.

Он не хотел казаться взрослым.

И не планировал полагаться на взрослых при решении этой проблемы.

— Я считаю, что мы можем согласиться на переговоры. Это всего лишь более радикальная попытка того, с чем мы сталкивались в прошлом. Пока мы способны опровергать их претензии, мы должны делать это без создания новых проблем.

— То есть мы будем сидеть и ждать?

— Пока не достаточно сведений, чтобы так говорить. Хоть мы не можем игнорировать преступную деятельность, с другой стороны повреждение школьных помещений тоже является преступной деятельностью, кроме особых случаев. Мы обратились к руководству школы, чтобы перезаписать систему безопасности и открыть дверь, но они отказали.

Другими словами — они не хотят силового решения проблемы.

Идея Катсуто, в конце концов, совпала с предложением Сузуне.

В этом случае им действительно ничего не остаётся, кроме как сидеть и ждать.

Мари направила недовольный взгляд на Тацую, который кивнул головой перед тем как отойти.

Пока никто не следил за его действиями, он быстро достал из кармана портативный терминал и изменил его в режим звонка.

Обстоятельства заставляли их ждать, только вот бесконечно ждать они не могли.

После пяти гудков...

— Это Мибу-сэмпай? Говорит Шиба.

Несколько взглядов устремилось к нему.

— Итак, где же вы сейчас, сэмпай?

Количество взглядов, направленных на него, резко увеличилось.

— Ах, вы же в Радио-комнате, что вполне ожидаемо... Спасибо за ваш труд.

Тацуя нахмурил брови, так как далее в наушниках раздался слишком громкий шум, совершенно не зависящий от динамиков.

Голос его собеседницы просто потонул в голосах стоящих рядом с ней людей, поэтому можно было лишь догадываться, о чём они там говорили.

— Нет, я не думаю что сэмпай дурочка. Сэмпай, оставайтесь спокойной во время разговора... Ах, простите. Тогда давайте перейдём сразу к делу?

Мари и Сузуне, а также еще несколько людей навострили уши, желая услышать каждое слово Тацуи.

— Председатель клубов Дзюмондзи готов к переговорам. Что же касается школьного совета, то мы еще не знаем точно... нет, Президент тоже согласна на переговоры.

Увидев сигнал руки Сузуне, Тацуя сразу внёс корректировки.

— Да, кстати, для начала я бы хотел узнать о месте проведения переговоров. Такие детали как время и дата... Хм, сейчас. Пока школа не вмешается... Нет, я гарантирую свободу сэмпая. Мы не полиция, поэтому не имеем права задерживать учеников... Да, на этом всё.

Тацуя вынул наушники и убрал портативный терминал обратно в карман, после чего повернулся к Мари.

— Похоже, они сейчас к нам выйдут.

— Ты разговаривал с Мибу Саякой?

— Да. Ранее она дала мне свой номер телефона, когда договаривалась о встрече. Не думал, что это будет полезным в такой ситуации.

Стоя за Тацуей, Миюки медленно склонила голову. Хотя никто не счёл её действия неестественным, но Тацуя сразу понял, что его сестра использует свои длинные волосы, чтобы скрыть выражение лица.

— Ты быстро среагировал, неужто ты...

— Ты заблуждаешься.

Тацуя не мог сказать точно, к чему могли привести слова Мари. В любом случае, Миюки ещё плохо разбиралась в ситуации и могла бы в приступе ревности попросту атаковать спину Тацуи.

— Прежде всего, я считаю, что нам следует приготовиться.

Тацуя не повернулся (к Миюки), а сосредоточил внимание на Мари, Сузуне и Катсуто, взывая к их действиям.

— Приготовиться?

«О чём ты говоришь?» — такое было выражение на лице у Мари, смотрящей на Тацую.

«Почему ты спрашиваешь?» — читалось в пустом взгляде Тацуи.

— Я говорю о подготовке к аресту всех тех, кто находится внутри комнаты. То, что они смогли украсть ключи от комнаты, говорит мне о том, что они могут быть экипированы CAD или другим оружием.

— Разве ты не гарантировал их свободу?..

— Я говорил, что гарантирую свободу только одной Мибу-сэмпай. К тому же, я ни разу не упоминал, что веду переговоры в роли доверенного лица дисциплинарного комитета.

Не только Мари, но даже Сузуне и Катсуто были ошарашены словами Тацуи.

И только одна девушка слабо отругала его.

— Онии-сама злой.

— Слишком поздно это говорить, Миюки.

— Хе-хе, ты даже не отрицаешь.

Однако её выговор был произнесён голосом, полным восхищения.

— Кстати, Онии-сама? Ещё не поздно рассказать мне подробности насчёт того, почему ты сохранил телефонный номер Мибу-сэмпай в своём терминале, ведь так?

Её лицо озарялось ослепительной улыбкой, когда она говорила это довольным голосом.

◊ ◊ ◊
— Что всё это значит?!

Было ли это ожидаемо, либо само собой разумеющимся — Саяка начала допрос Тацуи.

Считая её, всего пятеро человек находилось в Радио-комнате.

Как Тацуя и подозревал, у всех были CAD, но не было огнестрельного оружия или мечей.

С точки зрения Тацуи, то, что никто из них даже не предположил, что он мог лгать, выставляло их полными новичками. Результат конфликта был предопределён.

Четверо были арестованы членами дисциплинарного комитета, в то время как у Саяки просто изъяли CAD.

Всё потому, что Мари учла мнение Тацуи.

Хотя он сам полагал, что словесные договорённости абсолютно ничем его не связывали.

Саяка попыталась схватить Тацую за воротник, но он перехватил её за запястья.

Остановив её руки, покушающиеся на его воротник, юноша просто смотрел, как Саяка изливала свои чувства.

— Как ты смел лгать нам!

Глядя на её яростное сопротивление, он немного расслабил руки.

Из-за спины Саяки, всё еще угрожающе надвигающейся на Тацую, раздался голос.

— Шиба не лгал вам.

Саяка дрогнула от тяжелого, сильного голоса.

— Председатель клубов Дзюмондзи...


— Я слышал ваши требования. И я готов начать переговоры. Однако услышать ваши доводы это одно, а соглашаться с вашими методами — совсем иное.

Боевой дух Саяки мгновенно испарился.

Перед тем, кто был ответственен за все внеклассные мероприятия, и перед решимостью Катсуто Саяка могла лишь проглотить своё негодование.

— В этом случае, почему бы нам не освободить их всех? — раздалось вдогонку к предыдущему комментарию.

Миниатюрная фигура встала между Тацуей и Саякой.

Она встала спиной к Тацуе, как будто защищая его.

— Саэгуса? — изумленно спросил Катсуто.

— Маюми, но... — не соглашалась Мари.

Однако Маюми прервала их.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, Мари. Но если мы будем разговаривать только с Мибу-сан, то не сможем договориться. К тому же они всё ещё являются учениками школы — они никуда не сбегут.

— Конечно, мы не побежим!

Саяка рефлекторно ответила на слова Маюми.

— Я уже обсудила всё с учителями. Школьный совет берёт всю ответственность за кражу ключей и за несанкционированное использование громкоговорителей.

Маюми обрисовала причину своего опоздания, а также текущие подробности их ситуации.

Несмотря на это Саяка и её компаньоны не выдавали ни следа страха. Но Тацуя полагал, что если бы кто-нибудь мог заглянуть им в души, то много чего бы там обнаружил.

— Мибу-сан, относительно тем, которые мы будем обсуждать — я бы хотела обговорить их с тобой лично. Можешь пойти со мной?

— Ага, без проблем...

— Дзюмондзи-кун, я пошла.

— Я понял.

— Прости, Мари, но я, кажется, украла всю вашу славу.

— Я никогда так не подумаю. Но в реальности всё может так и оказаться. Так что не волнуйся об этом.

— Ну и славненько. Тацуя-кун, Миюки, вы можете идти домой.

— Ну... тогда, Президент, мы пойдём.

После короткой паузы первой, кто пришла в себя, была Миюки.

Следом за торжественным поклоном сестры, безмолвно поклонился и Тацуя, после чего покинул сцену.


Примечания

  1.  Danke — спасибо на немецком языке
  2.  Додзё — в современном понимании — место, где проходят тренировки, соревнования и аттестации в японских боевых искусствах, таких, как айкидо, дзюдо, дзю-дзютсу, кэндо, каратэ. Подробнее тут — http://ru.wikipedia.org/wiki/Додзё





Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив