» » Том 2 Глава 9


Том 2 Глава 9


Том 2 Глава 9
+11
Глава 9
На следующий день Тацуя и Миюки вышли из дому раньше обычного.

Но не затем, чтобы прийти в школу по-раньше; они хотели прибыть раньше на станцию.

Им повезло — они не слишком долго ждали нужного им человека.

— Доброе утро, Президент.

Среди других девушек рост Маюми считается довольно маленьким, но это совершенно не означало, что она будет незаметна в толпе. Даже в толпе она выделялась своей уникальной аурой — её-то Тацуя сразу и заметил.

— Тацуя-кун? И Миюки тоже. Что случилось?

Хотя причина встречи должна быть и так понятна, Маюми совершенно не ожидала встретить их здесь, поэтому её реакция была вполне естественной.

Однако они вовсе не хотели удивить Маюми. Тацуя пропустил формальности и сразу перешёл к главной теме разговора.

— Меня интересует, что случилось вчера, после того, как мы ушли. Не могла бы ты рассказать о результатах твоего разговора с Мибу-сэмпай?

Услышав просьбу Тацуи, Маюми в шоке распахнула глаза.

— Удивительно.

Её голос и лицо также выражали искреннее удивление.

— Тацуя-кун обычно не интересуется делами других людей.

— Если бы это были бы только их дела — я бы не интересовался. К сожалению, судьба решила иначе.

— Что верно, то верно.

Услышав ответ Тацуи, Маюми одобрительно кивнула. Он уже был вовлечён в дела «Альянса учеников». И даже если бы он хотел отстраниться от всего этого, то всё равно не смог бы.

«Тацуя имеет право знать, что происходит», — думала Маюми. Всё равно результаты той встречи будут оглашены завтра утром.

— Они потребовали, чтобы учеников первого и второго потоков воспринимали одинаково. Но они сами не знают, что для этого надо сделать. А если точнее — они хотят, чтобы школьный совет решил за них эти проблемы. Из-за этого весь разговор напоминал серию вопросов и ответов. Перво-наперво, вчера мы только уточняли детали будущих переговоров, и всё свелось к тому, что завтра в актовом зале будет проведено публичное обсуждение этого вопроса.

— События развиваются с поразительной скоростью...

Тацую это известие очень удивило, хотя он и представлял, что в итоге всё к этому и придёт. Так что это не ошеломило его. Изначально Тацуя полагал, что самая эффективная стратегия в таком вопросе — прямое противостояние, даже если некоторые члены этой организации смогут сбежать. Впрочем, его реакция на эти новости была довольно уникальна. К примеру, даже Миюки не могла полностью прийти в себя от столь быстрого развития событий.

— Они думают, что у нас будет мало времени, чтобы подготовиться, но это же можно сказать и о них. Кто на этом форуме будет представлять школьный совет? — спросил Тацуя.

Лицо Маюми расцвело в улыбке, так и говорившей: «Хороший вопрос», и она указала на себя.

— Президент, ты одна будешь выступать?

Голос Тацуи был полон скептицизма, не говоря уже о том, что Миюки всё ещё молчала.

— Ну, Ханзо-кун тоже будет на сцене, но говорить буду только я. Как Тацуя-кун заметил, поскольку времени на подготовку мало, то говорить с оппонентом лучше мне одной. По крайней мере, не беспокоишься, что запутаешься с доводами партнёра по команде. Также я не хочу показаться агрессивной.

— Другими словами, в обычных дебатах ты ни за что не проиграешь?

В ответ на вопрос Тацуи Маюми уверенно кивнула головой.

— Ну, впрочем, есть еще один пунктик...

В тихом голосе Маюми послышались оттенки предвкушения.

— Если они действительно смогут опровергнуть мои аргументы, то разве не будет замечательным то, что они смогут реально помочь школе?

Уши Тацуи уловили в словах Маюми явную надежду. Она хотела, чтобы они сломили её доводы.

◊ ◊ ◊
Как только распространилась новость о том, что завтра будет проведён беспрецедентный форум, так сразу Альянс (сокращение от «Объединение учеников, выступающих за отмену неравенства в школе») развил широкую деятельность.

Конечно, в подобной деятельности было замечено не слишком много людей, но немногочисленные члены Альянса отчаянно искали сторонников до, во время и после уроков.

У каждого из них на руке был белый браслет с зеленой и красной полосой. «Они даже не стараются скрываться? Или вообще не знают, что подразумевает эта эмблема?..», — Тацуя считал правильным второй ответ. Конечно, он не поддерживал идею «незнание законов освобождает от ответственности». Юноша полагал, что отвечать нужно не за свои идеи, а за свои деяния.

Тацуя не планировал вмешиваться в деятельность Альянса, тактику сбора максимального числа сторонников он считал довольно естественной. Юноша знал их истинные цели, но не противился им, так как ему были безразличны все те ученики, которые по своей неопытности будут поддерживать такие идеи, что в конечном итоге столкнёт их в бесконечную пропасть (пусть и подобное решение многие по разным причинам сочтут диким).

С другой стороны, если в подобное будут втянуты знакомые ему люди — Тацуя так же учился в Первой старшей школе и не отгораживался от всех — и их будут пытаться обмануть, то он не будет сидеть сложа руки.

— Мизуки.

За день до форума, после окончания занятий, Тацуя позвал одноклассницу, которая была в замешательстве из-за разговора с молодым человеком, носящим браслет на правой руке и, скорее всего, являющимся учеником третьего года обучения. Мизуки прижимала к груди несколько книг, которые, вероятно, нужны были для занятий в клубе. Факт использования печатных пособий говорил о том, что в клубе Искусства многие разделяли его интересы[1]. Однако не будем отвлекаться от главной темы.

— О, Тацуя-кун.

Узнав его, Мизуки вздохнула с облегчением. Увидев такую реакцию, можно было предположить, что с ней был проведён довольно долгий разговор.

Сперва Тацуя внимательно рассмотрел старшеклассника. Он был высокого роста и худого телосложения, по его виду можно было сказать, что он обучается боевым искусствам.

Подобные пропорции тела навевали Тацуе некоторые воспоминания.

Без сомнения, именно он убегал от Тацуи после неудавшейся засады во время событий недели набора в клубы.

— Меня зовут Шиба, я состою в дисциплинарном комитете. Если вы продолжите беспокоить других учеников, я буду считать это домогательством. Не переборщите с этим.

Подходя к старшекласснику, юноша не стал выяснять подробности у Мизуки. Но Тацуя решил не спрашивать того о событиях, произошедших во время недели набора в клубы. Он был уверен, что старшеклассник не будет отвечать на подобные вопросы, а давление на него лишь приведёт к нежелательному результату. Так что Тацуя просто встал между ним и Мизуки.

У него на пиджаке так же не было эмблемы цветка.

Его глаза скрывали очки, и казалось, что нужны они отнюдь не для улучшения зрения.

— Понятно, ну тогда я пойду. Шибата-сан, если вы измените своё мнение — сразу же дайте мне знать. Я выслушаю вас в любое время дня и ночи.

Старшеклассник сделал вежливый пируэт рукой и ушёл по лестнице в конце коридора. Тацуя же решил спросить Мизуки, о чём был разговор до его прибытия.

— Он — ас клуба кэндо. Кажется, его зовут Цукаса Киноэ-кун. Так же, как я, он страдает от «сверхчувствительности к духовным частицам», поэтому он хотел, чтобы я присоединилась к его клубу.

Тацуя не ожидал, что Мизуки будет так открыто говорить о своих «глазах». Однако он узнал о её секрете, поэтому особо не удивлялся такому повороту событий.

— Он предлагал нечто вроде обмена опытом? Или я что-то не так понял?

— Нет, Киноэ-сэмпай говорил, что после вступления в клуб кэндо его состояние сильно улучшилось, поэтому он хотел и мне помочь с этим...

— Но это...

Смешно. Тацуя решил всё-таки не озвучивать это предложение до конца.

Но Мизуки также разделяла его точку зрения.

Единственным способом уменьшения вреда от чувствительности к магии было улучшение общего восприятия. Чтобы держать своё восприятие под контролем, необходимо было постоянно тренироваться.

К слову: даже в классах без преподавателей уроки по содержанию очень сильно напоминали эту «тренировку». Абсурдно было думать, что клубные занятия принесут больший результат, нежели сами уроки. Если бы эти клубные занятия проводились под руководством школы... Но преподавателей и так не хватало, о чём и свидетельствовала система первого и второго потоков.

— Я уже много раз отказывала ему, говоря, что меня устраивает то, чего я добиваюсь в процессе обучения.

— Ты права, с этим лучше не торопиться. Лучше идти медленно, но верно.

Мизуки кивнула Тацуе, словно говоря: «Ты прав», и направилась в клубную комнату.

Тацуя же пошёл совершенно в другую сторону. Его мозг работал в бешеном темпе. Цукаса Киноэ случайно встретил Мизуки, у которой были те же проблемы, что и у него — Тацуя не верил в подобные совпадения. Под приглашением в клуб скрывалось нечто больше похожее на «промывку мозгов» Мизуки, которая входила в круг его знакомых. Также следовало принимать во внимание уровень подготовки определённого ученика, который нападал на Тацую ещё до того, как Альянс начал активные действия. Этот ученик третьего года обучения был очень способным. Было ясно, что он сам «промывает мозги».

«Цукаса Киноэ — ас из клуба кэндо».

«Надо бы побольше о нём разузнать», — подумал юноша.

◊ ◊ ◊
После ужина Тацуя не стал отдыхать после школы, а сел на недавно приобретённый электрический мотоцикл.

Он направлялся в храм Якумо.

Он не стал бежать, так как сейчас был день, и на дороге было слишком много машин и пешеходов. К тому же за использование магии без законных оснований могут наказать штрафами и взысканиями. Несовершеннолетние тоже попадали под действие этого закона.

А езда на электрических мотоциклах была узаконена. В 2095 году правила дорожного движения позволяли всем школьникам средних классов и выше получить права на данный вид транспорта. Требования теперь базировались не на возрасте: достаточно было пройти специальное обучение.

Пояс юноши нежно обвивала пара женских рук. А его спина чутко ощущала прикосновения двух сферических объектов. И пусть они всё ещё развиваются, но по сравнению с другими пятнадцатилетними девушками их размер уже превышал среднестатистические показатели (день рождения Миюки был в марте).

Что ни говори, Тацуя довольно спокойно воспринимал данную ситуацию. Всё же Миюки была его кровной сестрой.

Их поездка продолжалась десять минут. И никаких психологически или физически аморальных событий до точки назначения не произошло.

На этот раз его не встречала толпа разъярённых учеников. Всё же целью поездки являлась не дальнейшая тренировка, поэтому надобность грандиозного приветствия отпала сразу после того, как Тацуя договорился по телефону о встрече. Парочка проследовала прямо в храм.

Дом Якумо был стилизован под гражданский коттедж середины двадцатого века. Возможно, здание было как раз из тех времен, но Тацуя и Миюки не могли с уверенностью это утверждать.

Но то, что в храм не проникали лучи солнечного света, скорее всего, к возрасту здания не имело никакого отношения.

Причиной этому был не только внешний вид храма, но и сам интерьер внутри здания. В храме было очень темно. К тому же лунный свет сегодня был скрыт облаками, а свет уличных фонарей не проходил через толстые внешние стены храма.

Было ещё не слишком позднее время, или монахи ложатся спать раньше остальных? В это было сложно поверить, так как никто не слышал о ниндзя, которые рано вставали и рано ложились. Кроме того, они заранее позвонили и запланировали встречу.

Миюки протянула руку навстречу Тацуе. Она не дрожала и не сильно сжимала его рукав. Миюки плохо видела в темноте, в отличие от Тацуи, поэтому можно было не удивляться тому, что, находять в кромешной тьме, она чувствовала беспокойство. Тем более, девушка всего лишь ухватилась за брата рукой. А если бы сейчас возникла какая-нибудь опасность, то Тацуя своей магией с ней бы справился.

Храм не был ни слишком широким, ни слишком узким, поэтому они быстро добрались до вестибюля, ведущего к комнатам монахов. Не было ничего похожего на домофон или дверной звонок — бесспорно, это было сделано специально. Тацуя уже хотел открыть дверь и громко объявить о своём прибытии, как...

— Тацуя-кун, прошу сюда.

Мёртвую тишину вдруг прорезал голос.

Рука, сжимавшая рукав Тацуи, вздрогнула от неожиданности. Юноша лишь беспомощно улыбнулся, чувствуя это. Нет, серьёзно, в подобном возрасте Якумо всё еще играет как ребенок, пугая внезапным появлением из темноты.

В то время как Миюки действительно испугалась, Тацуя ничего особого не почувствовал. Так что план Якумо удался только наполовину — если он действительно это планировал.

Несколько секунд молодой человек размышлял, а не покинуть ли им с Миюки это место, но сегодня он сам напросился на встречу. Так что Тацуя проглотил своё недовольство и прошёл к источнику голоса.

Якумо расслабленно стоял, прижавшись спиной к стене.

Если бы он медитировал в привычной для монахов позе, то его можно было бы с легкостью спутать с ними, но именно одним из них и был Якумо. С момента знакомства с ним Тацуи прошло уже два с половиной года, а юноше всё еще было сложно понять, о чём тот думает.

— Добрый вечер, Сэнсэй. Собираетесь пойти спать?

— О, Тацуя-кун, Миюки-кун, добрый вечер! Я не настолько небрежен, чтобы забыть о встрече и отправиться в мир снов.

Жалоба Тацуи была быстро отбита фразой Якумо. Юноша думал, что тот будет более многословен, поэтому он был немного запутан его ответом.

— Сэнсэй, извиняюсь, что пришли так поздно. Но всё же... если вы не собирались идти спать, то почему у вас не горят фонари?

— А? О, не волнуйся, это всего лишь привычка. Если мне не нужно освещение, я обхожусь без него. Я же всё-таки ниндзя.

Однако Тацуя, похоже, ошибался, думая, что всё это было так задумано, чтобы подшутить над ними. Что бы с ним тут ни случалось, он всегда опасался делать скорые выводы. Именно так думал Тацуя.

Конечно, он не расскажет Якумо о своих мыслях.

Но в целом Якумо понял, что молодой человек хотел выразить. Внимательно посмотрев на брата с сестрой, он внезапно сменил тему разговора.

— И всё же ваши духовные ауры просто поражают своей красотой. И смотреть на них в темноте даже, в какой-то степени, полезно для глаз.

— Духовные ауры?

— Вы называете это пушионовым светом.

Миюки, склонившей голову, Якумо ответил с серьёзным выражением лица.

Щурясь и так слишком узкими глазами, он мог увидеть то, что другие вряд ли смогли бы разглядеть.

— Духовная аура Миюки ярко сверкает и не имеет недостатков, в то время как аура Тацуи чётко покрывает его тело. А если их соединить...

— Сэнсэй.

Тацуя резко прервал развитие темы. Якумо перестал щурить глаза, и его лицо приобрело несколько глупый оттенок.

— Прости, прости. Я и забыл, что об этом не стоит говорить.

— Я тоже был несколько дерзок с вами.

Тацуя чуть склонил голову, говоря о том, что эту тему лучше бы сейчас закрыть. И Якумо не собирался игнорировать это.

— Итак, с чем же вы пожаловали?

— Я бы хотел, чтобы Мастер кое о ком разузнал.

Сказав это, Тацуя рассказал обо всех обстоятельствах, касающихся Цукасы Киноэ.

— Этот ученик третьего года обучения является членом «Эгалит», хотя я полагаю, что он как-то связан и с «Бланш». Только я не могу понять, чего именно хотят добиться «Бланш» используя Цукасу Киноэ.

— «Эгалит» и «Бланш»... Ну, разузнать об этом не так уж трудно.

Таков был ответ Якумо на просьбу Тацуи. Его слова, как всегда, были полны гордости или самоуверенности, но сказанное им звучало вполне естественно.

Конечно, Тацуя знал, что для Якумо вопросы, связанные с расследованием деятельности террористических организаций, работающих в стране, не являются трудными.

— Однако я — монах. Поэтому не могу слишком много говорить на такие темы. К тому же, если тебе нужна информация для глубокого анализа, не лучше было бы спросить Казаму-куна? Тем более, с ним и дочь семьи Фудзибаяси.

— Спрашивать полковника о таком как-то...

— А ну да, твоя тётя может воспротивиться этому.

Немного помолчав, Якумо сам сказал то, о чём по ряду причин не хотел говорить Тацуя.

— В таком случае, я единственный, кто может помочь тебе.

Тацуя молча склонил голову; не в знак признательности за помощь, а в благодарность за понимание его ситуации.

Якумо как обычно помахал ему рукой, как бы говоря, что в поклоне нет необходимости, а затем присел, указывая брату с сестрой, чтобы тоже садились.

Тацуя сел радом с Якумо, а более боязливая Миюки села рядом с братом. Дождавшись этого, монах начал говорить.

— Цукаса Киноэ, ранее известный как Камоно Киноэ.

И начал он сразу с разъяснений.

— Его родители и дедушка с бабушкой генетически не были склонны к магии. На первый взгляд, они «светская» семья, но на самом деле они — ответвление семьи Камо. Несмотря на это, они особо не поддерживают отношения, потому-то это и делает их обычной семьёй. «Глаза» Киноэ-куна скорее всего передались от далёких предшественников.

Казалось, будто Якумо заранее знал, о чём его попросит Тацуя. Глаза Миюки расширились от изумления, а лицо Тацуи не выражало никаких эмоций.

Если бы он каждый раз изумлялся чему-то подобному, то никогда не смог бы так сдружиться с Якумо.

Но кое-что он всё же высказал.

— Мастер, вы что-либо слышали о «личной жизни»?

— Я слышал, что это означает.

Даже не думая о том, что его собственная просьба вторгается в чью-то личную жизнь, Тацуя спокойно порицал Якумо. Но тот оставался спокойным.

Они оба проигнорировали Миюки, которая подняла руку, желая задать вопрос.

— И всё же, как вы узнали, что я захочу узнать о Цукасе Киноэ?

Тацуя изменил свой вопрос, что свидетельствовало о том, что полностью игнорировать свою сестру он всё же не хотел.

А Якумо, учитывая это, тоже решил не возражать внезапной смене темы разговора.

— То, что я знаю о нём, абсолютно никак не связано с твоей просьбой.

— А в чём причина?..

— Пусть я и являюсь смотрителем в храме, но в то же время — нет, не так — когда-то я был ниндзя. Как рыба не может выжить без воды, так и ниндзя не может жить вне бесконечного потока информации. Если надо что-то расследовать — есть эксперты и получше, а я останусь простым наблюдателем.

Тацуя прищурился.

— Вы и про нас узнавали?

Якумо искренне рассмеялся.

— Я пытался, но не смог раскрыть все ваши секреты. Ваша конспирация воистину безупречна. Она заслуживает высокой оценки.

Напряжение в воздухе между Якумо и Тацуей усилилось.

Заметив это, Миюки быстро вклинилась в разговор.

— Сэнсэй, что вы там говорили об отношениях между Киноэ-сэмпаем и «Бланш»?..

Усилия Миюки не пропали даром — Тацуя и Якумо немного расслабились. Никто из них не собирался провоцировать разговор, так что они просто яростно смотрели друг на друга. Нервозность в воздухе так же быстро испарилась.

— Мать Киноэ-куна вышла замуж во второй раз, и её супруг также пришёл с ребёнком от прошлого брака. Этот ребёнок на самом деле является нынешним лидером японской ячейки «Бланш».

Лицо Якумо оставалось безмятежным, только вот его слова такими же спокойными не были.

— Киноэ-кун, скорее всего, поступил в Первую старшую школу по указанию своего старшего брата. Вся эта деятельность — тоже его рук дело... Но что они планируют в итоге — остаётся для меня тайной.

— Понятно...

Слушая слова Якумо, Тацуя многозначительно кивнул.

— Сожалею, что мало чем могу помочь в такой критический момент.

— Нет, эта информация очень полезна.

Тацуя говорил так не просто из вежливости, он и не надеялся получить все ответы тут. Кроме того, информация, позволяющая превратить предположение «кое-кто может быть опасен» превращается в «кое-кто непременно опасен», сама по себе являлась очень ценной. Тацуя уже строил планы на завтрашний день — он был обязан предупредить Мари о том, что за Цукасой Киноэ на время проведения форума следует установить слежку.

Разобравшись в этом, Тацуя внезапно понял, что ему следовало бы обсудить ещё кое-что.

— Кстати говоря, Мастер. Что именно могут разглядеть «глаза» Цукасы Киноэ?

На его вопрос Якумо потёр подбородок и призадумался.

— Хм... Он, скорее всего, может разглядеть выбросы духовных частиц. Но он не способен читать духовную ауру, скрытую в теле волшебника. По крайней мере, он не обладает настолько мощным духовным взглядом, как одна одноклассница Тацуи-куна.

От последних слов Якумо Тацуя сморщился.

— Вы даже о Мизуки разузнали?

Услышав вопрос Тацуи, Якумо лишь загадочно улыбнулся.

— Разве ты не интересовался ею?

Тацуя нахмурился. То, что Якумо так открыто сказал об этом, говорило лишь о том, что Тацуя выдал себя намного раньше. Он был слишком наивен.

Вышеупомянутый интерес не содержал никакого романтического подтекста. Другими словами, Тацуя также опасался Мизуки. Как Якумо и сказал, она действительно могла читать «духовные ауры, скрытые в телах волшебников».

— Результат говорит сам за себя. Но, впрочем, я думаю, что тебе не стоит её опасаться.

Якумо было достаточно и одного вида кислой физиономии Тацуи.

Он больше не смеялся. Его обычный голос и ветряное отношение никак не изменились, но по лицу было заметно, что он уже не шутил.

— Даже если она способна видеть духовные ауры, то вряд ли она может понять их. Если бы она так владела магией, что была бы способна понять твои секреты, то вряд ли испытывала бы проблемы с контролем своих собственных «глаз».

Казалось, что Якумо специально рассказал ему об этом, чтобы он смог расслабиться. Настроение юноши сразу же немного улучшилось.

Пусть Якумо никогда и не говорил об этом, но Тацуя всегда чувствовал то, что он является нетипичным волшебником.

Примечания

  1. Тацуя поступил в школу, чтобы получить доступ к закрытым данным. Именно это здесь и подразумевается.






Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив