» » Том 2 Глава 10


Том 2 Глава 10


Том 2 Глава 10
00
Глава 10
Наступил день проведения форума.

Половина учеников школы собралась в актовом зале.

— Удивительно, что здесь так много учеников.

— Думаю, всё это лучше описать словом «неожиданно».

— Довольно многим ученикам нечего делать после занятий... Надо бы обратиться к руководству школы, чтобы улучшили программу обучения.

— Завязывай с подобными шутками, Итихара...

Участники разговора: Миюки, Тацуя, Сузуне и Мари.

Они стояли на краю сцены и осматривали зал. Хаттори с двумя помощниками стоял возле Маюми. На другом краю сцены стояло четверо учеников третьего года обучения. Они находились под пристальным надзором дисциплинарного комитета. Среди них не было Саяки.

— Значит, основные силы где-то в другом месте?.. — прошептала Мари, как будто сама себе. Но только вот это «как будто» значило, что она не разговаривала сама с собой.

— Согласен, — выразил понимание Тацуя, так как думал о том же.

Он внимательно осмотрел зал.

Количество учеников первого и второго потоков было примерно равным. Не обращая внимания на сарказм Сузуне, он всё же невольно поражался тому, что данный вопрос заботил довольно много учеников и первого и второго потока.

Среди них сидело около десяти легко различимых членов Альянса. Ни один из них не участвовал в захвате Радио-комнаты.

— Мы не знаем, что именно они планируют... Так что мы не можем с этим ничего поделать.

Столь очевидные слова можно было даже не произносить вслух.

— Как обычно, мы сможем отреагировать, как только они начнут действовать, и мы сможем понять их истинные цели.

— Полностью уйти в оборону — звучит как-то...

— Шеф Ватанабэ, пожалуйста, не думай, что всё можно решить одной лишь силой... О, начинается.

Возмутившись, Мари хотела что-то ответить, но, услышав слова Сузуне, направила взгляд на сцену.

Формат дискуссии подразумевал диалог, и, разумеется, начинала его сторона Альянса.

— Президент, я хочу задать вопрос о распределении бюджета клубов. По нашим данным, клубы, принимающие участие в магических соревнованиях и имеющие в своём составе большее количество учеников первого потока, получают существенно большее финансирование, нежели клубы, не ориентированные на магические соревнования и состоящие преимущественно из учеников второго потока. Это доказательство того, что ученикам первого потока явно симпатизируют как в обучении, так и в клубной деятельности! Если Президент на самом деле выступает за равноправие между потоками, то я надеюсь, она сможет объяснить эту несправедливость.

— Бюджет клубов распределяют по числу зарегистрированных членов клуба, а также по его достижениям, что решается на обсуждении во время встречи всех руководителей клубов. Щедрое поощрение клубов, связанных с магическими соревнованиями, отражает их хорошие результаты на соревнованиях. Уверена, что все здесь присутствующие понимают, что клубы, успешно выступающие на немагических соревнованиях национального уровня, например футбольный клуб, получают такое же щедрое финансирование. Так что довод о фаворитизме клубов с большим количеством учеников первого потока является обычным заблуждением.

Маюми выбрала стратегию опровержения доводов Альянса, поясняя точку зрения школьного совета.

Стоит сказать, что Альянс не выдвигал никаких конкретных предложений. Они просто настаивали на равном распределении бюджета, но не выдвигали наименования клубов, которые нуждаются в дополнительном финансировании.

Первоначально их целью было убедить Тацую присоединиться к ним.

— К слову, везде в школе к ученикам второго потока относятся хуже, чем к ученикам первого потока. Школьный совет пытается замять и скрыть это!

— Подобную критику мы часто слышим в свой адрес, но вернёмся к делу — вы имеете доказательства по данному доводу? Как я говорила ранее, доступ к оборудованию и распределение материалов одинаково для всех классов от А до H.[1]

Даже если подобные доводы могли разъярить толпу, на этой сцене они были лишь ничем не подкрепленными теориями. Разбиваясь об аргументы Маюми, их претензии превращались в пустые слова и непроверенные данные, стремительно затухая.

Форум быстро превратился в место, где Маюми единолично высказывала свою точку зрения.

— Я не могу опровергнуть доводы различного обращения к ученикам разных потоков, которые выдвигает Альянс. Однако это лишь выражение чувств превосходства и неполноценности. И это полностью не соответствует ситуации, где привилегированные боятся потерять свой статус и создают в свою защиту систему отбора. Понятия «цветки» и «сорняки» запрещены школой, школьным советом и дисциплинарным комитетом, но, к сожалению, многие ученики ежедневно их используют. Однако проблема не только в том, что ученики первого потока называют себя «цветками» и унижают учеников второго потока, называя их «сорняками». Проблема усугубляется тем, что ученики второго потока уже смирились с этим ярлыком и попали в порочный круг саморазрушения, приходя к мысли, что всё так и должно быть. Подобная проблема действительно существует.

На эти слова в зале послышалось недовольное освистывание, но никто не смог полностью их опровергнуть.

С завораживающей, даже дьявольской, улыбкой Маюми погасила всё недовольство, затем стала более серьёзной: она готовилась защищать свою позицию. Сопротивление Альянса было полностью сломлено.

— Эта стена самосознания и является истинной проблемой. Хотя разница между потоками и прописана в школьной системе, но она только отражает нехватку учителей в стране. Это было временное решение, с учётом всех недостатков. Должны ли все получать плохое образование или половина учеников — полноценное? Школа выбрала второй вариант. У нас различные подходы к ученикам. И этого мы избежать никак не можем. И это должны понимать все ученики, желающие здесь обучаться. Но больше различий в них нет. Возможно, это шокирует кого-то, но оба потока обучаются по одинаковым учебным планам. Хоть подход к обучению отличается, лекционные и практические занятия одинаковы.

Подобному откровению удивился не только Тацуя, но и Миюки. Юноша даже непреднамеренно сказал: «А?», в то время как девушка молча согласилась со сказанным. Увидев это, Сузуне улыбнулась.

— Для внеклассных мероприятий группа управления клубами и школьный совет стремятся поровну распределить права и доступ к различным объектам школы. Нельзя отрицать, что к клубам с большим количеством членов особое отношение. Тем не менее, понимая, что мы должны давать им одинаковые возможности, одно мы игнорировать не можем — все клубы разные. Вот что мы думаем. И мы не стремимся отдать более высокий приоритет внеклассным занятиям, связанным с магией. Члены Альянса только что привели довод, что клубы магических соревнований получают значительное финансирование. Всё действительно так, как они и говорят, только вот это связано с их успехами, как я говорила ранее. Кроме проблемы нехватки учителей, причину разделения учеников на потоки можно чётко объяснить. Я считаю, что каждый может понять проблему, если её детально разобрать. Хотя есть и другие причины, но как мы все знаем — они были вызваны стеной недопонимания, которая выросла, разделив учеников первого и второго потоков.

Снова послышались освистывания.

Но в этот раз они были двух видов. В ответ на свист сторонников Альянса в районе тех мест, где сидели ученики второго потока, возникла аура, пытавшаяся успокоить их, — явный признак перелома ситуации.

— Меня, как Президента школьного совета, совершенно не устраивает текущая ситуация. Я хотела бы найти способ разбить эту стену, вечно приводящую учеников к конфликту. Тем не менее, одни только изменения текущей учебной системы ни к чему не приведут. Если ученики второго потока будут обучаться как ученики первого потока — никаких проблем это не решит. Вы всё равно являетесь учениками нашей школы, независимо от потока. И ничто не заменит ученикам три года, что они проводят здесь.

Эти слова были встречены аплодисментами. Это не были «бурные аплодисменты» — хлопающих учеников было не очень много — но они также не были слишком редкими. Хлопали представители обоих потоков.

Как только аплодисменты угасли, в зал вернулась тишина. Учащиеся, затаив дыхание, ждали следующих слов Маюми, которая возвышалась над трибуной.

Находящиеся на сцене представители Альянса могли лишь бросать на неё взгляды, наполненные беспокойством и завистью.

— Для уменьшения различий в системе без усугубления ситуации, на мой взгляд, нам нужно провести две реформы. Я воспользуюсь данной ситуацией и озвучу вам то, к чему я стремлюсь. Сказать по правде, различия между потоками укоренились и в системе школьного совета. Я имею в виду выбор его членов, помимо самого Президента. При текущей системе все его члены, включая Президента, должны быть учащимися первого потока. И это правило может быть изменено только на ежегодных выборах Президента школьного совета, проходящих при участии всех учеников школы. Я уберу это правило, когда буду уходить со своего поста. И это будет моим последним указом в роли Президента.

Казалось, будто в ответ на эти слова вся аудитория затаила дыхание. Ученики полностью забыли об освистывании и были заняты перешёптыванием друг с другом. Маюми молча ждала тишины, чтобы закончить своё выступление.

— Прошла лишь половина моего срока. Даже делая подобное официальное заявление, я понимаю, что наши сердца и умы невозможно объединить силой. Да и никакие внешние усилия не помогут... Поэтому единственное, чего я добиваюсь, — это улучшения текущей ситуации. Пусть даже незначительного.

Зал взорвался аплодисментами.

Подобная атмосфера была больше похожа на появление идола. Ученики обоих потоков явно поддерживали Маюми, а не Альянс.

Речь Маюми была выше всех предрассудков.

Активисты Альянса действительно стремились к отмене неравенства в школе. Однако подобное реформирование явно не входило в их планы и превзошло их ожидания.

Революционеры никогда не удовлетворятся одним лишь достижением своих целей.

Они хотели своими руками обрести то, к чему стремились.

Такое решение не просто не удовлетворит членов Альянса, а будет настоящей проблемой для тех, кто манипулирует всем из тени.

Более того, одна из групп Саяки никак не планировала останавливаться на этом...

◊ ◊ ◊
Внезапно из-за громкого взрыва загремели окна зала, выведя аплодирующих учеников из их мечтаний.

Мобилизованные члены дисциплинарного комитета приготовились к действиям.

Они даже не ожидали, что их обучение пригодится. Следуя приказу Шефа, они быстро задержали членов Альянса, за которыми велось наблюдение.

Из разбитого окна в зал влетел стержнеобразный предмет.

Как только граната ударилась о пол, из неё повалил дым. Но белый дым так и не смог распространиться — воздух «всосался» обратно, как будто кто-то нажал кнопку обратной записи на видеокассетном плеере. Затем граната снова была выкинута в окно.

Хаттори лишь дёрнул головой, показывая своё недовольство в ответ на благодарный взгляд Тацуи.

Увидев это, Маюми рассмеялась.

Мари вытянула руку в направлении выхода из зала.

Несколько захватчиков в противогазах ворвались в помещение, но из-за различия в боевой силе были быстро подавлены.

Ожидаемое внезапное нападение было подавлено в соответствии с планом, хотя никто и не подозревал, что они будут применять взрывчатку и химическое оружие.

Ситуация была полностью взята под контроль без существенной паники в зале.

— Я пойду проверю здание для практических занятий.

— Онии-сама, я пойду с тобой!

— Будьте осторожны!

Услышав напутствие Мари, Тацуя и Миюки направились к зоне, откуда и послышался звук взрыва.

◊ ◊ ◊
Из-за необходимости постоянного магического надзора школы магии принимали на учительские должности только волшебников.

Первая школа, имеющая большое влияние среди других школ, особенно гордилась своим учительским составом, сплошь состоящим из первоклассных волшебников.

Её силы вполне могло хватить на отражение атаки маленького государства.

Конечно, они понимали, что существует возможность нападения злоумышленников, вот только такого они не ожидали.

Полное отсутствие чувства опасности привело к тому, что охрана слишком расслабилась.

По чёрным стенам и разбитым окнам было ясно, что основной целью атаки было здание обучения практическим навыкам. Тацуя также слышал далёкие звуки, похожие на взрывы небольших бомб. Два учителя пытались потушить горючую жидкость, разлитую по стенам.

— Что, чёрт возьми, происходит? — прокричал проворный парень, ответственный за защиту учителей, как только увидел Тацую.

Пальцы Миюки начали танцевать: она одной рукой оперировала CAD в форме портативного терминала.

Помощник информации Псионов мгновенно развернулся, завершил обработку и активировался.

Вспышку магического света могли видеть только «магистры» — волшебники и инженеры магии.

Трое мужчин, окружавших Лео, были в тот же миг отброшены. Все они были одеты в форму электротехников и определённо не являлись ни учениками, ни служащими школы.

Со стороны казалось, что они наступили на мину, но Лео, стоящий в центре, остался невредимым.

Подобная избирательность и являлась одним из самых больших преимуществ магии.

— Террористы проникли на территорию школы.

Пока Миюки обсуждала сложившуюся ситуацию с учителями, Тацуя быстро ответил на вопрос Лео и посвятил его в детали.

— Чёрт возьми, это довольно серьёзно.

Лео быстро освоился с текущей ситуацией. Его согласие означало его понимание инцидента и готовность участвовать в подавлении террористов.

Прямо сейчас надо было ликвидировать всех врагов.

— Лео, вот твой Хоки!.. О, а вот и подкрепление прибыло.

В это мгновение с другой стороны здания появилась Эрика. Узнав Тацую и компанию, она перешла с бега на шаг.

— Нет повода для беспокойств. У тебя ещё было время в запасе.

— Поводов для волнений было достаточно. Например — как бы не умереть.

— Какого чёрта!.. Блин, сейчас не время для этого. Дай мне мой CAD. Чёрт, да не бросай его!

CAD являлся важной экипировкой и был очень полезен в разгар таких сложных ситуаций.

С ним бы ничего не случилось, если бы он упал на мягкое покрытие теннисного корта. Эрика бросила CAD, понимая это, так что она просто проигнорировала возражения Лео. Хотя, даже если бы он и получил какой-либо урон от падения, она бы проигнорировала и это.

— И кто это сделал? Тацуя или Миюки? — коротко спросила Эрика, окинув беспощадным взглядом стонущих захватчиков, которые пытались отползти.

— Это была Миюки. Я бы не смог так качественно всё сделать.

— Я сделала это. Онии-саме незачем обращать своё внимание на подобные мелочи.

Тацуя и Миюки почти одновременно сказали это.

— Ясно, ясно, я вашей родственной связи прям завидую... А это нормально — отправить их в полёт без какого-либо предупреждения?

— Если они не ученики — можно не сдерживаться.

Спокойный ответ Тацуи тонко изменил направление разговора. Услышав его, Эрика рассмеялась:

— Хаха, а я думала, что старшая школа будет скучным местом.

— Жуть. Теперь понятно, как выглядит кровожадная женщина.

— Заткнись.

Эрика замахнулась правой рукой, но сумела сдержаться и не стала бить специальной полицейской дубинкой.

— Кстати, а что это вы делали в такой час рядом со зданием обучения практическим навыкам?

Как правило, ученики не слонялись здесь после уроков, если только не задерживались на дополнительную практику.

Невинный вопрос без тени угрозы.

— Э? Ну, это, эм, как это бы назвать?

— Ну, э-э-э, как бы, это, как ты там говорила?

К слову, довольно необычно, что они так заколебались.

— Что вы вместе тут делали? — серьёзно спросил Тацуя. Однако никто не знал его лучше, чем Миюки. Как только она увидела, что за его серьёзным выражением лица скрывается дьявольская ухмылка, то сразу поняла, в чём дело.

— Мы, вдвоём? — не скрывая удивление, спросила Эрика.

— Это недопонимание! — не было бы преувеличением описать голос Лео как рёв. — Я просто пришёл попрактиковаться! Эта девка пришла позже!

— Когда я пришла на тренировку, этот наглый идиот уже был тут.

— Кого ты назвала наглым?

— Ах, я понял. Всё ясно. Больше не буду думать об этом.

Тацуя был вполне удовлетворён, вызвав у них такую реакцию, поэтому не было никакого смысла продолжать ссору.

Так что он быстро замял эту тему.

— Вы встречали других нарушителей?

— Учителя оборонялись на другой стороне здания. Так что не удивительно, что там все посторонние уже были задержаны.

Тацуя с восторгом наблюдал за речью Эрики. Она же делала вид, что прошлого всплеска недовольства вовсе не было, и отвечала тяжёлым тоном, в котором не было ни торжества, ни насмешки.

Лео одел CAD так быстро, насколько это вообще было возможным.

— Пусть это и звучит немножко поверхностно, но эти парни в лучшем случае всего лишь третьесортные волшебники. Я просто никогда не тренировался в групповых магических боях.

Лео попытался преуменьшить произошедшее, но сражение против троих оппонентов не было чем-то обычным.

Компетентность сверстников превзошла все первоначальные ожидания Тацуи.

— Эрика, с офисными зданиями проблемы были?

Эрика кивнула в ответ на вопрос Миюки.

— Выглядело так, как будто они давно готовились к этому. Когда я добралась сюда, учителя уже связывали нападавших. Возможно, потому что всё дорогостоящее оборудование находится там.

Большинство значимых вещей хранилось в офисах, поэтому было очевидно, что это заманчивая цель.

К слову: в здании практической подготовки находились лишь устаревшие CAD.

Следовало отметить, что здания были сейсмоустойчивыми и огнеупорными, а также хорошо защищёнными от терактов — они всего лишь немного почернели от взрывов гранат. Даже если здание будет повреждено, это лишь приведёт к изменению расписания уроков на месяц.

То есть, чтобы полностью саботировать школу и не допустить проведение занятий, необходимо было уничтожить важное оборудование, которое трудно заменить за короткий промежуток времени, а также образцы и данные исследований...

— Лаборатории и библиотека!

— Так значит атака здесь — всего лишь отвлекающий маневр? Однако её масштаб намного превышает наши предположения. Похоже, что секретные встречи, направленные на организацию протестов во время форума, были такой же диверсией.

На вопрос Миюки Тацуя лишь покачал головой:

— Я так не думаю. Кто-то использовал Альянс в своих интересах.

«Как жаль», — подумал Тацуя, но решил не произносить вслух. Если обвинить их в этом, не дав и шанса высказаться в свою защиту, возможно, это очень сильно оскорбит тех, кто действительно хотел изменить текущую систему к лучшему.

— Давайте отложим эти мысли в сторону. Каковы наши дальнейшие действия?

Перед ними было три пути.

Первый: разделить силы.

Второй: всем направиться к научному зданию.

И третий: выдвинуться в библиотеку.

— Их цель — библиотека.

План действий выбрал только что появившийся человек.

— Оно-сэнсэй?

Она была одета в пару ботинок на низком каблуке, длинные джинсы и блестящий свитер, скрывающийся под курткой.

Сегодняшний наряд делал акцент на мобильности и сильно отличался от того, в чём она была несколько дней назад.

Блеск ткани свидетельствовал о том, что она, скорее всего, была пуленепробиваемой и защищала от режущих предметов.

Выражение лица Харуки было напряжённым и нервным. Казалось, что перед ними стоит не она, а какой-то другой человек.

— Главные силы врага уже проникли в библиотеку. Мибу-сан тоже среди них.

Три взгляда упёрлись в Тацую.

Однако он смотрел на женщину.

Менее секунды прошло перед тем, как юноша начал говорить:

— Я всё объясню, как только этот инцидент закончится. Вас это устроит?

— Нет, хотя ты всё равно пойдёшь туда. Можно тебя попросить об одолжении?

— О каком?

На лице Харуки была видна её нерешительность, но она не болтала и не тратила впустую драгоценное время.

— Я хотела бы попросить тебя, как школьный консультант Оно Харука. Пожалуйста, дай Мибу-сан шанс. С прошлого года её сильно беспокоило несоответствие статуса ценного спортсмена кэндо и ярлыка ученицы второго потока. Она даже обращалась ко мне несколько раз... А я не смогла ей хоть как-то помочь. И, в конце концов, эти парни переманили её к себе.

— Не балуйте её.

Просьба Харуки, скорее всего, была вызвана чувством профессионального долга.

Однако Тацуя безжалостно ей отказал.

— Пойдём, Миюки.

— Да.

— Подожди, Тацуя.

В ответ друзьям, которые не могли отказать так просто, Тацуя лишь выдал честное предупреждение:

— Излишняя сентиментальность лишь навредит тебе.

Он не мог больше тратить драгоценное время.

Высказав своё зловещее предупреждение, он повернулся к друзьям спиной и побежал.

◊ ◊ ◊
Перед входом в библиотеку продолжали сражаться маленькие группы людей.

Кроме CAD у нападавших также были кинжалы и кое-какое метальное оружие. Среди них была и группа учеников, но большинство из них к школе никак не относились, одним словом — захватчики.

Ученики третьего года, несмотря на отсутствие CAD, смогли сформировать линию обороны благодаря преимуществу в магической силе.

Даже без CAD они могли использовать магию и портативное оружие, чтобы отражать атаки врагов. Не стоило удивляться таким навыкам, так как они были юными птенцами, решившими стать волшебниками. Хотя уместнее их было бы называть юными тиграми, а не птенцами.

Видя это, Лео первым бросился в бой.

— Танк! — с криком он ринулся вперёд.

И у него была причина так кричать.

— У него редкое оборудование, способное различать звуки...

— Онии-сама, во время крика магия сконструировалась и распространилась почти мгновенно?

— Хм, она распространилась постепенно. Такая техника была популярна лет десять назад.

— Этот парень... даже его магия старомодна, — Эрика украдкой съязвила, делая вид, что не знает, что её Гравюрная магия также была распространена в прошлом. К счастью, Лео не расслышал её слов, так как был поглощён боем. Используя CAD, состоящий из перчатки и вамбрейса,[2] закреплённый на предплечье, он блокировал атаки врага и посылал удары в ответ. Первоначально CAD защитного типа не нуждались в подвижных частях или внешних сенсорах, таких как система распознавания голоса. И всё же... — Так использовать CAD... чудо, что тот ещё на куски не развалился!

— Должно быть, CAD зачарован Укрепляющей магией. Она стабилизирует координаты молекул в определённой зоне. CAD невозможно сломать, независимо от силы удара, пока координаты действительны и внешняя оболочка не повреждена.

— Нечто, что не сломается, какие бы яростные усилия не были приложены. Эта магия ему очень идёт.

Полностью игнорируя Эрику и компанию, стоящую в сторонке, а также их комментарии и насмешки, Лео опрометчиво метался в бою, словно пытаясь смыть чувство стыда.

Его руки, покрытые парой чёрных перчаток, разрушали камни, валуны и лёд, в то время как закалённые посохи из металла и углеродных материалов просто гнулись и ломались под его натиском.

Иногда контакт со скрытой оглушающей дубинкой порождал маленький сноп искр.

Кинжалы, от которых он не успевал уклониться, и дротики, которыми стреляли из скрытых в рукавах пружинных механизмов, лишь отскакивали от его бело-зеленой школьной формы.

— Он так же усилил каждый миллиметр своей одежды. Со стороны может показаться, что он полностью одет в броню.

И это была адекватная похвала магии, в которой он преуспел.

Укрепляющая магия Лео одновременно выполняла создание последовательности активации, проходила стадию вызова последовательности магии и успешно распространялась, поддерживая постоянное обновление магии.

У этих террористов, полнейших новичков в плане ведения боя, даже с их оружием, не было почти никаких шансов как-то пронзить его броню.

Более того, его кулаки, которые должны были иметь определённые пределы человеческого тела, были усилены магией Скорости и Движения и превращались в воистину ужасающую силу полного уничтожения.

За боевую силу его легко бы приняли даже на передовую линию фронта, так как кое-где требовалась сила рукопашного боя, ибо огнестрельное оружие имело ограничения.

— Лео, мы пойдём вперёд!

— Понял!

Тацуя оставил эту зону на попечение Лео.

◊ ◊ ◊
Когда они вошли в библиотеку, их встретила гробовая тишина.

Если Харука была права, то причиной этому было не подавление захватчиков, а поражение оборонявшихся.

Помимо штатных сотрудников в библиотеке присутствовали сотрудники службы безопасности, но, вероятно, и они уже были побеждены.

Основываясь на этом, можно было сделать вывод, что мастерство главного отряда было на порядок выше.

Тацуя временно затаился в вестибюле и стал искать любые признаки жизни.

На первый взгляд казалось, что там никого нет.

Современная магия способна вмешиваться в природные явления, но это сопровождается особыми сигналами, включающими в себя существование явлений и Эйдоса.

Все пользователи современной магии могут подключаться к информационному измерению — информационному проводнику вселенной, платформе, включающей в себя все Эйдосы, наподобие Греческой философской концепции «информации», — для идентификации других Эйдосов.

Тем не менее, немногие могут чётко идентифицировать и различить их.

Отличие Тацуи от других пользователей магии заключалось в невероятной склонности к сенсорным способностям, выраженной настолько сильно, что он мог идентифицировать каждый Эйдос в информационном измерении.

— Четверо в комнате просмотра особых материалов, двое у лестницы и двое наверху...

— Отлично. С Тацуей-куном все засады становятся бессмысленными. Невероятное преимущество в настоящем сражении.

— Что они делают в комнате особых материалов?

— Слишком тихо, если бы они хотели там всё разрушить. Возможно, они пытаются украсть секретные исследовательские материалы, находящиеся в магических университетах. Из этой комнаты они легко могут получить доступ к неопубликованным материалам, которые недоступны в обычных библиотеках, — ответил Тацуя на вопрос Миюки.

Лицо Эрики приобрело угрюмые оттенки.

— Эрика, твоё выражение лица говорит о том, что ты ожидала чего-то другого.

На этот вопрос Миюки Эрика лишь пожала плечами, правда, слишком неестественно.

— Ну потому что-о-о, это же школьное восстание, истинная бунтарская молодость. А сейчас ты говоришь мне, что за всем стоит обычная и скучная попытка хищения исследовательских данных... Не разрушай мои мечты столь неприятной правдой! Вот что я чувствую. Как тебе это?

— Не спрашивай меня. Кстати, твои мечты какие-то необъективные.

— Ты сейчас ответил на свой вопрос.

— Гхм.

Тацуя не мог опровергнуть это. Миюки быстро вклинилась в разговор.

— Ну хватит, давайте поспешим в эту комнату особых материалов. Я разберусь с засадой.

— Неа, оставь эту миссию мне-е-е, — Эрика пропела, что разберется с этой проблемой, и сразу выпрыгнула из укрытия, прежде чем кто-либо смог ей возразить.

Она бесшумно подошла к подножию лестницы.

Её складная полицейская дубинка со встроенным CAD уже была наготове.

Сидящие в засаде в неё же и попали.

Как только дубинка поражала врага, Эрика сразу проходила дальше.

Она молниеносно опрокинула двух противников.

В отличие от брутального подхода Лео, в бою она действовала искусно.

Звук падающих тел союзников наконец-то предупредил охрану наверху о том, что их атакуют.

Один из них кинулся вниз, в то время как другой начал формировать последовательность активации.

Однако, как только Псионы начали мигать, эта последовательность была разрушена.

Волшебник потерял дар речи, увидев, что его магия была уничтожена.

Напряжение в его теле было неестественным, и, спустя секунду, он потерял равновесие и полетел с лестницы.

— Ах...

— Не волнуйся.

Услышав миленький голос своей сестры, Тацуя лишь произнёс два слова и убрал CAD в форме пистолета обратно в кобуру.

Люди обычно корректируют свой центр тяжести, чтобы уверенно стоять на ногах.

Миюки просто была застигнута врасплох тем, что человек внезапно покатился с лестницы. Но именно этого и добивался Тацуя.

Похоже, что его ключица была цела, поэтому он отделается сотрясением и парой сломанных ребер. Вот что Тацуя имел в виду, когда говорил: «Не волнуйся».

Другой же атакующий, экипированный настоящим коротким мечом вместо обычного кинжала нёсся навстречу Эрике.

Это им показалось знакомым.

Он был похож на оппонента Саяки во время демонстрации кэндо. Правое запястье с повязанными зеленой и белой ленточками, вырвалось вперед, желая уничтожить Эрику. Похоже, клуб кэндо был первым, кто поддался внешнему влиянию.

— Блин. Тацуя-кун, мы ведь не должны сдерживаться против учеников?

Её голос немного дрожал, так как она спрашивала в пылу боя.

С учётом разницы в высоте и в физической силе, это могло сильно повлиять на эту тупиковую ситуацию.

— Нет никакой нужды сдерживаться и быть милосердной, — сказал Тацуя и сделал шаг вперёд.

— Ха! Мне не нужна твоя помощь! — остановила его Эрика. — Я легко разберусь с подобным противником, если буду серьёзной, — она усилила давление на врага, а затем быстро отскочила в сторону. Поменявшись местами с потерявшим баланс оппонентом, девушка быстро крикнула Тацуе: — Оставь это место мне!

— Понял!

Парень опасался атаки с двух сторон, поэтому он согнулся.

Однако в глазах Тацуи и Миюки он уже не существовал.

Тацуя с силой оттолкнулся от земли.

Миюки слегка шагнула в воздух.

Юноша отталкивался от стен, в то время как девушка парила в воздухе.

Они оба быстро приземлились на втором этаже.

— Ва-а-ау, — Эрика восхищенно присвистнула, а ученик Альянса лишь раскрыл рот в изумлении. Тацуя и Миюки побежали к комнате особых материалов.

◊ ◊ ◊
Затуманенным разумом Саяка наблюдала за тем, что происходило перед ней.

Перед ней, на единственном терминале с самыми высокими правами доступа к секретным разработкам страны, её компаньоны — члены Бланш — были заняты взломом системы.

Полгода назад их познакомил Цукаса, ас мужской команды клуба кэндо. Но почему-то он не пригласил её в Эгалит, в котором состоял сам, а сразу предложил вступить в Бланш.

Вначале Саяка не планировала нарушать законы или вести какую-либо деятельность за пределами школьной территории. Она помогала им только из-за Цукасы, который часто заботился о ней. Его старший брат, глава японской ветви Бланш, рассказал ей о многом, например, почему различия из-за магического таланта не могут быть решены на территории школы. Она знала об этом, и это являлось основной причиной её беспокойства — отношение к ученикам второго потока в школе.

По правде, Саяка хотела участвовать в форуме. Она не только хотела его посетить, но и мечтала озвучить свою позицию. Цукаса смог убедить её не делать этого, так как она была знакома с деталями всей миссии.

«Что, чёрт возьми, я делаю?, — думала Саяка. — Взяла ключи без разрешения, участвовала во взломе... Действительно ли я должна этим заниматься?»

Её мысли шли в неприятном направлении. Поняв это, девушка быстро заставила себя сконцентрироваться на текущей миссии.

— Однако, если наша цель — упразднить различие в обращении, вызванное магией, то зачем нам нужны передовые магические исследования?

— Старший брат Цукасы сказал, что первым шагом к упразднению и будет публикация этих данных.

«Но какой толк от публикации, если магические теории могут понять только волшебники?»

Вопросы, которые шли друг за другом, снова вышли на передний план.

Людям, которые не могут использовать магию, магические теории ничего не дадут.

В какой-то степени, магические теории основывались на научных теориях, поэтому их и отделяли от других духовных дисциплин, таких как теология, к примеру.

Если люди, которые действительно хотели знать о самых передовых магических разработках, существовали, то разве не они хотели бы использовать магию?

«Нет, исследовательские данные, которые могут принести пользу людям, не использующим магию, существуют, и они находятся здесь...»

Из-за этого она и идёт вперёд. Это и позволяет ей идти по пути, который она выбрала.

Однако, как бы много раз Саяка не повторяла это своему сердцу, она всё равно не могла полностью принять эти слова...

— Отлично, мы проникли, — тихо сказал кто-то.

Он поспешно достал Кубический накопитель, используемый для хранения информации.

На лицах своих компаньонов Саяка разглядела алчность, которая заставила её отвернуться.

Взгляд девушки упал на дверь.

Поэтому она и заметила первой.

— ДВЕРЬ!

Компаньоны Саяки, услышав её крик, обернулись.

На их глазах квадратные двери развалились на части и рухнули на пол комнаты.

— Невозможно!

Встревоженные крики в данной ситуации звучали довольно консервативно.

Объектами с укреплённым Эйдосом намного сложнее манипулировать. Дважды усиленные двери могли выдержать прямой удар ракеты, но были уничтожены магией.

Однако, чтобы получить такой результат, требовалась сложнейшая последовательность магии Веса и Колебания. Никто не мог поверить, что дважды усиленная дверь могла рухнуть так тихо и быстро.

Мужчины замерли от этого вида, оспаривающего их понимание мира. В тот же миг Кубический накопитель разлетелся на куски.

И сразу после этого хакерский терминал рассыпался на составляющие, как будто кто-то перемотал назад время его сборки.

Следом сигнал с Устройства также прекратился, и комната просмотра вернулась в обычное состояние сна.

— Подозреваю, что вас стоит называть индустриальными шпионами? Конец вашим замыслам.

Знакомый силуэт спокойно сказал это, наведя на них правую руку со специализированным CAD в форме пистолета, который поблёскивал при каждом шаге.

За ним грациозно следовала стройная фигура, держа в руке CAD в форме терминала.

Брат и сестра своим видом вызывали восхищение, которое заставляло забыть, что кое-кого поймали на месте преступления.

— Шиба-кун... — тихо прошептала Саяка, в то время как кто-то поднял правую руку.

Они не собирались сдаваться. Один из компаньонов нацелил пистолет на её кохая.

И этот мужчина не являлся учеником Первой школы.

Он вообще не был учеником.

Его направил сюда старший брат Цукасы, их лидер.

И он, специально отправленный их лидером, явно намеревался убить.

Саяка беззвучно закричала от ужаса.

Она хотела остановить всё это, но не могла кричать. Руки словно заледенели.

Она становилась соучастницей в убийстве — Саяка была настолько напугана этим, что её руки бешено затряслись.

Однако пуля, которая могла легко забрать чью-то жизнь, так и не вылетела из дула.

Его правая рука с силой обхватила пистолет — нет, не так — пистолет впечатало в его руку, покрывшуюся фиолетовым свечением.

— Пожалуйста, в дальнейшем воздержитесь от глупых действий. Я не смогу оставаться милосердной к тем, кто хочет навредить Онии-саме.

Её голос был убийственно тих и так же серьёзен.

Словно это произнёс какой-то другой человек.

Она испускала ауру неуязвимости, будто любое действие против неё будет бесполезным.

Её голос разлагал любые попытки сопротивления.

В тот же миг жестокие слова Тацуи проникли в уши запуганной Саяки:

— Вот она, реальность, Мибу-сэмпай.

— Э?..

— Мир, где все будут равны, просто невозможен. Если бы существовал такой мир, то в нём бы полностью обесценились таланты и способности, и тогда в нём бы все одинаково холодно относились друг к другу. Мибу-сэмпай, ты же и сама это понимаешь? Никто не способен одинаково относиться ко всем. Это возможно, только если искусно лгать и вводить других в заблуждение.

Отчаянье Саяки постепенно усиливалось.

В пустых глазах стоящего перед ней кохая она могла заметить слабый лучик...

— Мибу-сэмпай, вас всего лишь использовали для кражи неопубликованных исследовательских данных, хранящихся в магических университетах. Вот она, правда, скрывающаяся за вашими величественными идеалами.

...жалости?

— Почему? Почему всё так обернулось?

Когда Саяка поняла его слова, всё её эмоции вырвались наружу.

— Что плохого в устранении различий? Что плохого в мечтах о равенстве? Различия действительно существуют! Это не просто мои заблуждения. И я их презираю. На меня кидали презрительные взгляды. Я слышала, как они обзывали меня. Что плохого в желании убрать всё это? Ты такой же как и я! Они сравнивают тебя с твоей суперталантливой сестрой. Тебя проведут через все эти унижения и налепят ярлык полного дурака!

Саяка продолжала кричать, слова вырывались из самых глубин её души.

И ни один из этих жалобных криков не достигал Тацуи. Его сердце не отвечало на эти слова. Всё потому, что Тацуя попросту принял все эти доводы за приемлемую реальность.

Поэтому Тацуя буквально понимал «смысл» её слов и «причину» её криков. Перед ним стояла отчаявшаяся девушка. Это было единственной вещью, которую он смог разделить с ней.

Жалость, которую Саяка разглядела в его глазах, была простой иллюзией, навеянной ей крайней подавленностью.

Её крики не могли достигнуть юного мужского сердца, но проникли в сердце юной девушки, стоящей рядом с ним.

— Я никогда не буду презирать Онии-саму, — спокойно сказала она. Однако в её голосе было столько эмоций, что их хватило на подавление криков Саяки — чистая ярость скрывалась под слоями спокойствия. — Моя любовь и уважение к Онии-саме никогда не изменятся, даже если кто-либо другой будет оскорблять или презирать моего брата.

— Ты... — Саяка потеряла дар речи.

Она не могла ни ответить, ни просто обдумать слова Миюки.

— Моя любовь и уважение не зависят от силы магии. В глазах всего мира моя магия многократно сильнее магии Онии-самы. Но это никак не повлияет на мою любовь и уважение к нему. По сравнению с моими чувствами к Онии-саме, все остальные вещи становятся обычными и бессмысленными. Потому что я знаю, что магия представляет всего лишь маленькую частичку Онии-самы.

— ...



— Любой может оскорбить Онии-саму? Для меня это и впрямь невыносимая наглость. Лишь невежественные дураки могут очернять Онии-саму. Но вместе с тем, по сравнению с незначительным числом гнилых людей, существует больше, нет, намного больше людей, которые признают невероятные таланты Онии-самы. Мибу-сэмпай, ты воистину жалкая.

— Что ты сказала?

Её голос стал немного громче.

Но это был безжизненный голос. Он был лишён всех чувств и мыслей.

— Разве нет людей, признавших тебя? Разве все в тебе видят лишь магию? Это не так. По крайней мере, я знаю одного человека, кто так не думает. И ты знаешь кто это?

— ...

— Онии-сама признал тебя. Твоё мастерство меча и твою красоту.

— Это всего лишь внешность...

— Именно так. Но разве внешность не является частью сэмпая, так же, как, к примеру, твоя харизма и характер?

— ...

— Конечно, вполне естественно оценивать внешность. Включая две встречи в кафе и одну во время событий в радиорубке это всего лишь четвёртый раз, когда ты говоришь с Онии-самой. Ты его видела всего лишь четыре раза и думаешь, что он много понял о тебе?

— Это...

— Больше чем кто-либо другой, ты сама ставила себя ниже других учеников и самокритично использовала термин «сорняк».

Её слова были неоспоримы.

Никакого желания отрицать такие аргументы не возникало.

Подобный выговор сильно ударил по Саяке, опустошив её сознание.

Когда её разум застопорился,

когда она потеряла всю волю,

её бездушная оболочка позволила дьявольскому шипению проникнуть в неё.

Хотя в данном случае это больше походило на тихий шёпот кукловода.

— Мибу, используй кольцо!

Он послышался от трусливого мужчины, бесстыдно прикрывавшегося спиной шестнадцатилетней девушки.

И вдруг он закричал.

Дополняя крик, его запястье качнулось вниз.

Сверкнула искра, наряду с плотной завесой белого дыма.

В то же время раздались пронзительные звуки, которые никто не слышал.

Это был фоновый шум Псионов.

Они пытались остановить вызов магии, используя Помехи — Прерыватель Волшебства.

В дыму можно было на слух различить три типа шагов.

Тацуя действовал дважды.

Два удара ладони пронзили дым.

Но его глаза были полностью закрыты.

Послышались два удара по телу вместе с двумя ударами тел об пол.

— Миюки, остановись!

Когда Тацуя отдал такой приказ, последовательность магии Миюки стремительно изменила цель воздействия.

Белый дым собрался в виде торнадо.

Облака пыли были сжаты до размеров шариков для пинг-понга, а затем оказались заперты внутри треугольных ледяных блоков, материализовавшихся из воздуха.

Когда зрению ничто не мешало, было видно троих мужчин, лежащих на земле.

Один из них катался по полу, пытаясь справиться с болью от обморожения.

Двое других, с синяками на лицах, просто лежали без сознания.

— Онии-сама, ничего, что мы дали Мибу-сэмпай уйти? — вслух поинтересовалась Миюки.

У неё не было никаких сомнений, что Тацуя имел скрытые мотивы.

Миюки считала маловероятным, что брат заведёт с кем-то роман, который не был бы очередной шуткой.

Также она ясно понимала, что Тацуя не из тех людей, на которых сильно влияют личные чувства.

— Я не сомневаюсь в твоих навыках, но всегда есть возможность неудачи, когда видимость ограничена. Я не хочу, чтобы ты подвергала себя риску, поэтому пусть с Мибу-сэмпай разберётся Эрика.

Кратчайший выход отсюда неизбежно приведёт к Эрике, стоящей на первом этаже. А учитывая текущее состояние Саяки, становилось ясно, что она не будет искать альтернативные маршруты.

— Не думаю, что Эрика заинтересована ею...

— Возможно, только если оппонентом не является Мибу-сэмпай.

Миюки так и не поняла, в чём важность оппонента.

Для неё сражения были тем, чего следовало бы избегать на начальном этапе, но если это становилось невозможным, то победа замещала всё остальные мысли.

Не важно, кто был оппонентом.

Для идентификации противника слова «враг» было достаточно — всё остальное становилось бессмысленным.

Но к слову, с интеллектуальной точки зрения, она признавала, что некоторые люди придавали особое значение своим оппонентам.

— Неужели? В таком случае, у Эрики не должно возникнуть никаких проблем.

Мысленно оставив Саяку Эрике, Миюки начала помогать старшему брату связывать воров методами, созданными специально для террористов.

◊ ◊ ◊
Саяка двигалась бессознательно.

Антинитовое кольцо было её секретной картой, приготовленной специально для побегов.

Обучаясь на «Магистра», она знала характер и ограничения Помех.

Хотя нет, об этом кольце Саяка знала намного больше, нежели обычный волшебник.

Кольцо не обладало силой побеждать других волшебников.

Оно обладало лишь силой вмешательства в магию посредством Помех. У него не было другого предназначения, кроме помощи в избегании магических атак.

«Тебе не победить этого первогодку».

«Я видела такие техники, о которых ничего не знаю».

Когда их лидер давал ей кольцо, он неоднократно предостерегал её.

«Это кольцо используется исключительно для побега».

Глубоко отпечатавшаяся в мозгу сцена и эхо тех мощных слов, звучавших у неё в ушах, заставляли ноги продолжать двигаться.

Позади не было слышно шагов.

Никто её не преследовал.

Глубоко в сердце она понимала, что её товарищи были повержены.

Тем не менее парализованный ум не позволял вернуться и помочь им.

Разум, поверженный провалом плана и обеспокоенный желанием поскорее покинуть территорию школы и добраться до временной базы, гнал Саяку по коридорам и вниз по лестнице.

В этот миг её ноги остановились.

— Сэмпай, как я рада с тобой познакомиться!

Молодая девушка — скорее всего первогодка, так как назвала её «сэмпай» — улыбалась ей, убрав руки за спину.

— Кто ты?.. — настороженно выдавила она.

Однако веселое выражение лица первогодки нисколько не потускнело.

— Первый год, класс Е, Тиба Эрика. Я бы хотела кое-что уточнить. Так, на всякий случай. Ты ведь Мибу Саяка-сэмпай, взявшая серебро в прошлогодних Национальных соревнованиях по кэндо среди девушек средней школы?

Эти слова нанесли Саяке невидимый удар.

Тёмные уголки её сознания и самые глубины сердца поразила боль, словно от удара шиная.

— И что, если это так?.. — подавляя внезапную боль, Саяка смогла ответить.

— Да нет, ничего особенного. Просто хотела удостовериться.

Эрика продолжала держать руки за спиной.

Однако в её стойке не было ни одного слабого места, подходящего для атаки.

Её тонкая фигура, неспособная полностью загородить проход, полностью закрывала все возможные «пробелы», сквозь которые можно было бы пройти.

Также, к слову... пусты ли скрытые за её спиной руки?

В руках у неё точно ничего нет?

— Вдруг возникла передо мной... Ты планируешь остановить меня?

Признаков преследования не было.

Как бы то ни было, для того парня скрыть своё присутствие не составит труда.

Саяка успокоила свои тревожные эмоции и стремилась говорить четко.

Она знала, что шансы вырваться отсюда невредимой были равны нулю с самого начала.

— Куда ты направляешься?

— Не твоё дело.

— Не хочешь отвечать, да?

— Да.

— Переговоры провалились, — радостно заявила Эрика.

И хотя её слова казались немного надуманными, Саяка очень хорошо понимала, что та изначально не планировала её пропустить.

Саяка быстро осмотрелась по сторонам.

К сожалению, в руках у неё не было оружия.

У неё был CAD, но чтобы его использовать, пришлось бы отказаться от Помех.

Уголком зрения она заметила серо-серебристый стержень.

Это была дубинка, принадлежащая одному из компаньонов Саяки.

Размер дубинки не совпадал с тем, к какому она привыкла, но послужит подходящей заменой оружию.

Саяка медленно пригнулась.

И сосредоточила все силы в ногах.

А затем резко прыгнула.

Схватив дубинку, Саяка упала на корточки с готовностью отражать атаку девушки.

Но Эрика всего лишь наблюдала за движениями противницы.

— В подобной спешке нет нужды, я всё равно планировала дать тебе время подобрать оружие...

Саяка покраснела.

Я ради себя тут всё это устраиваю! В попытке скрыть неловкость и смущение, которые выплеснулись из-за её действий, Саяка посмотрела на Эрику и прокричала:

— Уйди с дороги! Иначе так просто не отделаешься!

— Самооборона подтверждена! Впрочем, я никогда и не собиралась оправдывать свои поступки, — крайне возбуждённым тоном сказала Эрика и наконец-то показала свои руки. В правой руке была полицейская дубинка, а в левой — настоящий короткий меч.

Затем она просто выбросила оружие из левой руки.

— Ну что, начнём, сэмпай? — Эрика подняла правую руку.

Саяка также приняла боевую стойку. Оружием она указывала прямо на оппонента, а её правая рука легла поверх левой.

На одной стороне: Саяка, использующая двуручный стиль. На другой стороне: Эрика в изогнутой стойке, использующая стиль одноручного меча.

Матч мгновенно начался.

Их мечи встретились, но звука почти не последовало.

В то же мгновение Эрика замахнулась дубинкой, целясь в район шеи Саяки.

Саяка бешено подняла руку.

Она отскочила назад, машинально приняв оборонительную стойку, и была готова к удару. Но в то же время её противница уже была готова нанести удар сзади.

Уклонившись от удара, Саяка инстинктивно подняла свою дубинку.

Отдача от удара сразу же передалась от дубинки в руки. Саяка была готова к ближнему бою, но Эрика уже вышла из радиуса поражения.

— Персональная магия Ускорения?.. — тихо прошептала Саяка.

Эрика не стала отвечать.

— Тот же стиль, что у Ватанабэ-сэмпай?

Эти слова словно остудили Эрику.

Даже этой секунды колебаний хватило для частичного перелома ситуации.

Эрика, снова начавшая наступление, была вынуждена остановиться из-за пронзительного звука, заполняющего коридор.

Это был псионовый шум, неслышимый ушами.

Видя, как лицо Эрики скривилось от дискомфорта, Саяка сразу пошла в атаку.

Она не давала противнику и мгновения на передышку.

Лицо, лицо, предплечье, тело, косой удар, апперкот, лицо, обратный косой удар...

Это была серия ударов меча, которую не изучают в кэндо, но включающая в себя техники древних стилей кэндо.

Её атаки были быстры, словно выстрелы, и яростны, словно пламя, будто сошедшее из пословицы Фуринказан.[3]

Но в этот момент псионовый шум прекратился.

Причина была понятна.

Для поддержания Помех необходимо было постоянно вливать Псионы в Антинит.

И если этого не делать, то и шум прекратится.

Шум, наполняющий всю комнату, постепенно затих.

Поскольку Саяка поставила всё на эти удары, поддержка Помех становилась невозможной.

Пока кто-либо мог использовать магию, не важно насколько яростна или мощна была атака, ничто не могло сравниться со скоростью магии.

Эрика понимала это, но не использовала магию.

Возможно, ей просто было недостаточно времени на формирование последовательности магии.

Она была ученицей второго потока, поэтому её технические навыки оставляли желать лучшего.

Но CAD Эрики был специализированным. Он создавался для сражений на высоких скоростях и идеально подходил ей по форме.

К тому же, её магия Гравюры позволяла обеспечить проход Псионам даже под действием Помех.

Если бы она разорвала дистанцию, то смогла бы использовать магические атаки.

Однако Эрика не пыталась выйти из-под атак и не планировала перейти в наступление.

По сравнению с сопротивлением Эрики, действия Саяки можно было охарактеризовать как неуклюжие.

Эрика старалась использовать точные и быстрые движения для отражения каждой атаки.

В её глазах не было и тени волнения. А дыхание оставалось абсолютно спокойным.

Дыхание Саяки, потратившей всю свою энергию на атаку, сбилось раньше.

Через мгновение ситуация снова изменилась.

Атакующая и обороняющаяся позиции поменялись местами.

Эрика уклонилась от последнего удара, а затем молниеносно ударила по дубинке Саяки.

Дубинка, которая изначально была менее прочной, чем боккэн или посох, переломилась в районе рукояти.

— ...

Саяка нерешительно смотрела на полицейскую дубинку, указывающую на неё.

В её глазах ещё пылал боевой дух.

— Подбери это, пожалуйста, — промолвила Эрика, не сдвигая своё оружие.

— ...

Саяка не смогла ответить, так как была не в состоянии осмыслить услышанное.

— Подними короткий меч и покажи мне свою истинную силу. Я сокрушу все женские иллюзии, связывающие тебя.

Не обращая внимания на дубинку перед глазами, Саяка согнула колени, подняла короткий меч, который ранее выбросила Эрика, и приняла боевую стойку.

Следом, как будто что-то вспомнив, она вышла из стойки и положила левую руку поверх правой.

Она сняла блестящее бронзовое кольцо с правой руки.

И бросила его на пол.

— Мне оно не понадобится. Я сокрушу твою технику своей собственной силой.

Саяка сняла свой жакет.

В Первой школе девушки носили жакеты с длинными рукавами.

Теперь руки Саяки были открыты до самых плеч, гарантируя полную свободу движения.

Она направила лезвие меча к небу.

Причём режущей частью меча назад. Этим действием она пренебрегала всеми структурными свойствами меча и лишь увеличивала риск поломать лезвие.

И даже в таком невыгодном положении Саяка не хотела, чтобы её нежелание убивать замедлило скорость лезвия меча. Таково было её решение.

— Понятно.

Они снова стояли друг напротив друга.

— Твои техники имеют те же истоки, что и стиль боя Ватанабэ-сэмпай.

— Не говори о моём мече теми же словами что и о мече той женщины. Мы находимся на совершенно разных уровнях.

Каждая из сторон бросила по одной фразе, закончив разговорную часть.

После этого настала тишина.

Молчание переходило в беспокойство, а тревога становилась настойчивостью.

И когда всё это достигло предела, фигура Эрики внезапно исчезла.

Обмен ударами закончился мгновенно.

Прозвучал металлический звук.

Это невозможно было различить невооруженным глазом, но Саяка действительно смогла отбить одну магически ускоренную атаку Эрики.

Она смогла сдержать первую атаку «длинного меча».

И тем не менее короткий меч выпал из рук Саяки.

В тот же миг она упала на колено и прижала правую руку.

— Мои извинения, сэмпай, но у тебя, похоже, перелом.

— Кость сломана... Но ничего, уверена, ты не сдерживалась.

— Да, сэмпай, ты можешь гордо поднять голову. Ты сражалась на равных с женщиной из клана Тиба.

— Понятно... Так ты член семьи Тиба.


— Это так. Кстати, Ватанабэ Мари также обучалась у нас. Я сама видела, как она проходила финальный экзамен. По чистому мастерству меча я намного опережаю её.

Услышав это, Саяка наконец-то улыбнулась.

Короткой, беззаботной улыбкой.

— Это так?.. Хотя, как проигравшая, я не имею права о чём-то просить, но не могла бы ты вызвать для меня носилки? Я чувствую, как теряю сознание, ах...

Саяка начала заваливаться.

Эрика бережно её подхватила.

Она нежно прошептала на ушко бессознательной Саяке:

— Не волнуйся, сэмпай. Твой вежливый кохай заберёт тебя отсюда.

◊ ◊ ◊
— Ты хочешь, чтобы я нёс Мибу-сэмпай?

Услышав естественный вопрос Тацуи, Эрика лишь кивнула головой, ни о чём не думая.

— Да всё в порядке, она не тяжёлая.

— Не в этом дело.

— Тебе сейчас даётся особое право — обнять красивую девушку, так почему бы тебе радостно не воспользоваться им?

— У меня нет никакого желания радоваться такому банальному факту... Да и не о том речь.

— Знаешь, меня всегда беспокоил один вопрос. Тацуя-кун, ты вообще не интересуешься девушками? Ты что, другой ориентации?

— Что ты подразумеваешь под ориентацией?

— Гей!

— Не шути так. Я уже сказал, что не в этом дело. Мы легко можем вызвать носилки, так почему мне надо нести её?

Миюки весело рассмеялась при виде этой сцены.

Преодолевая нарастающую усталость, Тацуя пытался понять логику Эрики. Но в мыслях он уже смирился с тщетностью этой затеи.

— Потому что Мибу-сэмпай будет очень рада!

Тацуя перестал отвечать.

Хотя он по-прежнему считал, что предложение Эрики нелогично, но уже понял, что убедить её при помощи логики почти невозможно.

Кстати говоря, разговор подошёл к концу.

— Разве это не чудесно, Онии-сама? Её ранение не тяжелое, но чем быстрее ей окажут помощь, тем лучше. И быстрее всего будет, если Онии-сама понесёт её. К тому же нет никакого смысла продолжать разговор. Ведь твой оппонент — Эрика.

— Подожди, Миюки, что это значит?

— Ты права. Ладно.

— Подожди, Тацуя-кун, что это за принцип — бить лежачего? Вам не кажется, что немного коварно вдвоём наваливаться на меня?

— Хи-хи, я вообще-то помогаю тебе, Эрика.

— Ложь! Наглая ложь!

Миюки весело улыбалась, слушая крики Эрики. Этот разговор был для Тацуи не больше чем фоновыми звуками, он аккуратно поднял Саяку, плавно, без каких-либо колебаний.

Хотя выглядело это так, будто он сам не знал, нужна ли сила для этого действия.

— Хм, Тацуя-кун, ты способный, как и ожидалось.

Почему-то Эрика выразила своё мнение и несколько раз кивнула. Тацуя посчитал, что, ответив на её слова, лишь потратит впустую время, поэтому решил сразу начать движение.

Бессознательное лицо Саяки выглядело так, будто она смотрела приятный сон.

◊ ◊ ◊
Узнав о захвате террористов в библиотеке из своего портативного терминала, глава мужского дивизиона кэндо, Цукаса, понял, что сейчас должен связаться со своим старшим братом, главой японского отделения Бланш, и получить последующие указания. И это нужно сделать как можно быстрее.

На самом деле его старший брат был сводным от второй женитьбы отца. Однако Цукаса всегда ему верил, пусть даже они не были братьями по крови. Между ними не было никаких неловких чувств — сразу со времён свадьбы. Как они достигли такого понимания — он уже и не помнил.

Всякий раз, когда он думал об этом, сразу же переключался на что-либо другое. Как только Цукаса вспомнил об этом, то сразу же покачал головой. Сейчас нужно думать совсем о другом. Использовать беспроводной интернет было слишком опасно. Он не опасался быть подслушанным — просто не хотел использовать такой простой вид связи, но столь критическая ситуация не оставляла ему выбора. Подобное мышление было понятным, так как любое сообщение, посланное по кабелю или беспроводным способом, могли перехватить.

Цукаса не ожидал препятствий при выходе со школьной территории. Несмотря на критическую ситуацию, положение не шло ни в какое сравнение с военным временем или с периодом гражданской войны. О перестрелке на территории школы не могло быть и речи. Люди, никак не связанные с клубами, должны были проходить сложную регистрацию, но никаких препятствий ученикам не создавалось.

Цукаса так решил, основываясь на своих предположениях, но, к несчастью для него, судьба имела другие планы.

— Неужто Цукаса из клуба кэндо? Домой идёшь?

Как только он пытался проскочить главные ворота, кто-то окрикнул его сзади.

И это не был его друг. По голосу он не мог определить кто это.

Когда он повернулся, перед ним оказался смуглый парень среднего роста, которого спокойно можно было описать одним словом — невоспитанный. Как и Цукаса, он обладал крепким телосложением и большим телом. Он так же с третьего года обучения, и на запястье носил эмблему дисциплинарного комитета.

— Тацуми... Эм, разве клубная деятельность не была отменена из-за беспорядков? Поэтому я направляюсь домой!

Если он будет запинаться и плохо лгать, то у него будут проблемы. Сознательно приказывая телу подчиняться, Цукаса ответил ему ровным голосом.

— Разве? Ну да ладно. Клубная деятельность действительно отменена во всей школе.

— Вот и я о чём. Поэтому...

Прощай. Это слово уже срывалось с кончика языка, но Цукаса не получил шанса сказать его.

— Подожди секундочку. Есть ещё кое-что, о чём бы я хотел тебя спросить.

Его сердце забилось быстрее.

— О чём?

Едва успевая скрыть сомнения, Цукасе удалось подделать изумленное выражение лица.

— Да, у меня есть парочка вопросов к тебе.

Голос Тацуми буквально разжигал беспокойство Цукасы, который чувствовал, что этот человек знает всё, что он делал до этого.

— У нашего Шефа есть удивительная техника.

Внезапно нить разговора полностью поменялась — по крайней мере, так казалось — но чувство опасности с самого начала не угасало ни на миг.

— Манипулируя потоками воздуха с добавлением некоторых смесей, она может создать сыворотку правды, не используя запрещённые препараты.

Цукаса кое-как подавил крик, готовый вырваться из горла.

Однако он всего лишь тратил своё время.

— Не придуривайся, Цукаса. Ты ведь знаешь, о чём я говорю? У нас уже есть доказательства того, что именно ты стоял за беспорядками.

Цукаса не отвечал.

Пусть он и был учеником второго потока со слабыми техническими навыками, но, благодаря интенсивным тренировкам в кэндо, он был уверен в своей магии Скорости. Они оба выглядели довольно крупными, и Тацуми был одним из учеников третьего года, способным на серьёзное ускорение, но Цукаса был уверен, что у него преимущество в скорости бега.

Казалось, что он всё просчитал, но его плану снова не суждено было сбыться.

— Цукаса-сэмпай! Пожалуйста, пройдите с нами! — раздался мрачный, но сильный голос. А сам владелец голоса стоял прямо у него на пути.

— Саваки... Чёрт возьми, почему вы оба тут? — хрипло прокричал Цукаса.

«Когда начались беспорядки, они оба должны были быть в библиотеке. Так что, чёрт возьми, два члена дисциплинарного комитета тут позабыли?»

Мысли Цукасы были вполне понятны.

— Разве ты не заметил? Наша работа заключалась в наблюдении за тобой с дальнего расстояния с небольшой помощью Сенсорной магии дальнего действия. Мы бы потратили много времени, если бы ты не откололся от остальных, но, в конце концов, мы поняли твой план.

Из-за радостных объяснений Тацуми, стоящего позади него, Цукаса принял решение прорываться отсюда силой.

Путь для побега проходил через Саваки. В подобной ситуации возвращение на территорию школы — чистое самоубийство.

К слову, даже если Саваки все ещё был второгодкой, он специализировался на магии ближнего боя, называемой Магией Боевых Искусств. Безоружный Цукаса против него не имел и шанса — по крайней мере, в ближнем бою.

Цукаса убрал шарф, повязанный на правой руке.

Там располагался браслет бронзового цвета. Антинитовый браслет.

Он активировал Помехи.

Цукаса знал, что подобным распространением волн Помех он предупредит их союзников о его расположении. Однако у него не было времени думать об этом. Самым важным для него был побег из этой ловушки и установка связи со старшим братом — эти мощные порывы преобладали в действиях Цукасы.

Он кинулся навстречу Саваки, начавшему морщить брови. В нынешние дни Магическими боевыми искусствами называли техники, которые использовали магию для усиления физического тела, для использования мощных боевых способностей. Если магию невозможно было использовать, Саваки не должен был иметь и шанса одолеть кэндоиста, даже если он безоружен. Думая об этом, Цукаса кинулся на Саваки.

Но тот легко уклонился от его рубящего удара.

А затем нанёс яростный удар сбоку. Локоть Саваки глубоко погрузился в живот Цукасы.

— Цукаса, идиот, я не думаю, что ты сможешь понять, — сочувственно сказал Тацуми рухнувшему на землю Цукасе.

— Саваки — трудный противник, даже безо всякой магии. Многие люди неправильно понимают меня, считая, что эти парни ни на что не способны без магии и что они и шага без такой необязательной вещи, как магия, ступить не смогут.

Цукаса не мог ответить — он мог лишь стонать от боли. Не говоря ни слова, Саваки надёжно связал его.

◊ ◊ ◊
В лазарете все слушали историю Саяки.

Её правая рука нуждалась в лечении, поэтому лучше было бы не давить на неё. Пусть школьный доктор запретил разговоры, но Саяка сама хотела поведать свою историю.

Маюми, Мари и Катсуто также присутствовали при этом. Кукловод Киноэ Цукаса был схвачен, а беспорядки — подавлены, но истинные цели атакующих всё ещё оставались неизвестными. Внешкольные захватчики были схвачены и переданы в полицию учителями, а благодаря действиям школьного совета, дисциплинарного комитета и группы управления клубами, вражески настроенных учеников это не коснулось.

В настоящее время Цукаса был не в том состоянии, чтобы его можно было допрашивать. С учётом этого, признание Саяки становилось единственным надежным источником информации, поэтому-то и не стоило удивляться присутствию Маюми и других.

Историю Саяка начала с того, как её впервые познакомили с будущими компаньонами.

В прошлом году, как только Саяка поступила в школу, она начала общаться с Цукасой. В то же время в рядах клуба кэндо появилось много сочувствующих им учеников. И не только из клуба кэндо — даже ученики из магических клубов имели схожее мышление. Большим шоком стал истинный масштаб данной деятельности — она намного превосходила ожидания Маюми и компании. Больше всех, вероятно, это ударило по Мари. Маюми, Мари и Катсуто поразились этим откровениям по-разному.

— Прости, я никогда не думала, что такое могло произойти, но...

Эрика пристально смотрела на моргающую Мари.

Однако у неё не было времени волноваться из-за этого взгляда.

— Мибу, ты сказала правду?

Услышав нерешительный вопрос Мари, Саяка где-то на секунду опустила голову. Подняв её обратно, она спокойно кивнула и стала отвечать в столь же спокойной манере:

— Думая об этом сейчас, я понимаю, что, скорее всего, в средней школе я была слишком горда прозвищем «красавица из клуба кэндо». Как только я пришла в эту школу, увидела невероятное мастерство магии и меча Ватанабэ-сэмпай во время недели набора в клубы. Я хотела взять у тебя персональные уроки, но была отвергнута, и это сильно по мне ударило... Я не смогла оказаться твоим оппонентом, потому что была ученицей второго потока. Как только я подумала об этом — то сразу потеряла всю мотивацию.

— Подожди... Постой секунду. Ты говоришь о прошлогодней неделе набора в клубы, когда я переборщила во время уроков кэндзюцу? Я помню тот инцидент. Я не забыла, что ты хотела поединка со мной. Но я не помню, чтобы отвергла тебя.

— Это нормально. Люди не понимают, что чувствуют те, кому отказали, — в ироничной манере Эрика сделала выговор Мари, стоящей с мрачным выражением лица и опущенной головой.

— Эрика, помолчи немного.

Но Тацуя её остановил.

— Чего? Тацуя-кун, ты тоже на стороне Ватанабэ-сэмпай?

— Я просто хочу, чтобы ты услышала её рассказ до конца. Можешь сколько угодно обдумывать или дискутировать об этом, когда услышишь всю историю целиком.

Услышав упрёк, Эрика состроила недовольную гримасу, но затем успокоилась.

После короткого периода тишины, Саяка мучительно продолжила:

— Сэмпай, ты сказала, что я не могу быть твоим оппонентом, поэтому я не должна тратить своё время и найти кого-нибудь своего уровня... Услышать такое от уважаемого сэмпая сразу после поступления в школу...

— Стой... Нет, подожди минутку! Ты всё не так поняла, Мибу.

— Э?

— Я действительно так сказала. «Прости, но моё мастерство меча не может сравниваться с твоим, поэтому не теряй своего времени и найди более достойного противника», — вот что я имела в виду. Разве не так?

— Э, но это... Тогда, получается...

— Вот почему я сказала, что «не могу быть твоим соперником». В искусстве меча ты намного сильнее меня.

У Саяки от таких слов отвисла челюсть, а Маюми повернулась к Мари и спросила:

— Погоди, Мари. Я правильно тебя поняла: ты отвергла просьбу Мибу только потому, что она была намного сильнее тебя?

— Именно так. Также правдой является то, что я сильнее её, если буду использовать магию... Техники, которым я обучалась, были эффективны в связке с магией. Я прошла физическую и оружейную подготовку, чтобы понять, как мне более эффективно использовать свою магию. Но я не смогла бы выстоять против Мибу в чистом бою на мечах.

— Так это... с самого начала... было моим заблуждением?..

В лазарете повисла неловкая тишина.

— Чувствую себя идиоткой... Я эгоистично, неправильно истолковала намеренья сэмпая... так опустилась...

Только жалобы Саяки пронзали тишину.

— Я не думаю, что всё было напрасно.

Пока Тацуя не разбил всё это своими словами.

— Шиба-кун?.. — Саяка подняла голову и посмотрела прямо на юношу, который продолжил говорить расплывчатым тоном:

— Так сказала Эрика, после того как увидела твои техники, сэмпай. По мнению Эрики, ты сейчас намного сильнее, чем та «красавица кэндоистка», которая взяла серебро на соревнованиях средней школы. Возможно, это звучит очень грустно, но ты смогла найти новые силы, пришедшие от твоего негодования и ненависти. Но неоспоримым является и то, что твоё мастерство меча, Мибу-сэмпай, улучшилось под действием твоей самоотверженности и трудолюбия. Ты не была поглощена ненавистью и не пала в глубины отчаянья — весь прошедший год ты тренировала себя до выхода на следующий уровень. Так что я не думаю, что ты потеряла время зря.

— ...

— Многие обстоятельства делают нас сильнее. Существует несметное количество причин заниматься трудной работой. Ты действительно потеряешь время зря, если откажешься от всех тех часов тяжёлых тренировок и результатов, которых ты достигла, ведь так?

— Шиба-кун... — Саяка смотрела на Тацую, и её глаза наполнились слезами. Однако сейчас она улыбалась. — Шиба-кун, у меня есть просьба.

— Какая?

— Можешь подойти ко мне немного поближе?

— Достаточно?

— Еще чуть-чуть.

— Хм...

Атмосфера полностью изменилась: от прошлой, напряжённой, атмосферы не осталось и следа.

Однако,

— Да, прошу.

она быстро

— Просто встань рядом и не двигайся.

снова наполнилась нервозностью.

Саяка крепко схватилась за одежду Тацуи и уткнулась лицом ему в грудь.

— А-а-а, а-а-а-а-а...

Всхлипывания быстро переросли в громкие рыдания.

Прижимаясь к груди Тацуи, Саяка громко ревела.

Все смотрели друг на друга в смятении, видя, как Тацуя молча держал её за тонкие плечи. Миюки молча опустила голову.

Наконец-то успокоившись, Саяка начала объяснять всё, что знала о Бланш — организации, стоящей за деятельностью Альянса.

— Всё так, как ты и предполагал, Онии-сама.

— Настолько точно, что даже скучно.

— Такова реальность, Шеф. Однако реальные проблемы только впереди, — произнёс Тацуя, готовясь наметить следующие действия.

— Тацуя-кун... ты планируешься драться с ними?

— Не совсем. Я не собираюсь с ними драться, Я собираюсь уничтожить их.

Заметив нотки беспокойства в голосе Маюми, Тацуя ответил ей прямо, используя самые простые для понимания слова.

— Это слишком опасно! Ты уже и так сделал для учеников слишком много, — первой возразила Мари.

Даже в пределах территории школы Мари была той, кто частенько разрешал «горячие проблемы», поэтому у неё было очень острое чувство опасности, что было вполне естественным.

— Я тоже против. Ты должен оставить решение внешкольных проблем полиции, — серьёзно покачала головой Маюми.

Однако...

— То есть мы должны разгласить детали о попытке ограбления Мибу-сэмпай и передать её под юрисдикцию суда по делам семьи?

Маюми окаменела и не смогла вымолвить и слова.

— Понятно, значит ты не хочешь, чтобы вмешивалась полиция. Но и не можешь это всё просто так оставить. Чтобы в будущем нечто такое не повторилось. Не так ли, Шиба? — пылающий взгляд Катсуто был направлен прямо в глаза Тацуи. — Твои противники — террористы. Ты умрёшь, если утратишь бдительность. Ни я, ни Маюми, ни Ватанабэ не можем позволить ученикам нашей школы идти на такой риск.

— Конечно, — но, несмотря на это, Тацуя не проигнорировал его взгляд и мгновенно ответил: — С самого начала я не планировал просить помощи ни дисциплинарного комитета, ни группы управления клубами.

— Ты планировал пойти один?..

— Такой был план.

— Я пойду с тобой.

Услышав мгновенный ответ сестры, Тацуя улыбнулся горьковатой улыбкой.

— Я тоже.

— И я.

Эрика и Лео также сделали шаг вперед, намереваясь примкнуть к битве.

— Шиба-кун, если ты делаешь это из-за меня, то прошу, одумайся. Как и сказала Президент — просто оставь всё полиции. Всё нормально, меня накажут по заслугам. Но если Шиба-кун будет ранен из-за меня, то я не смогу пережить это, — Саяка сразу же попыталась остановить его, но выражение лица Тацуи было не очень дружелюбным.

— Я делаю это не ради Мибу-сэмпай.

Эти холодные слова сразу остановили Саяку, в результате чего она опустила голову.

— Я заинтересован в этом, как человек, жизнь которого оказалась под угрозой террористов. Я буду истреблять все источники угроз, направленных на Миюки и меня. Это является моим высшим приоритетом.

Намеренно ли он сказал всё это, чтобы Саяка не чувствовала вины? Очень сомнительно, судя по его выражению лица. Миюки понимала чувства брата, а Лео, Эрика, Маюми и Мари решили, что он говорил искренне, от чистого сердца.

Его пронзающего, леденящего душу взгляда было достаточно, чтобы убедить их в этом.

В нём не было злобы, не вскипал боевой дух — просто обычное желание уничтожить террористов. Перед уверенностью Тацуи — или, быть может, решимостью — даже Катсуто не мог ничего добавить.

— Однако, Онии-сама, как мы полностью уничтожим штаб Бланш? Они, скорее всего, уже эвакуировались с временной базы, о которой говорила Мибу-сэмпай, поэтому у нас не осталось зацепок.

Только Миюки могла спокойно продолжать разговор с братом.

— Это так. Цукаса-сэмпай, скорее всего, думает так же. Вместо того чтобы говорить, что у нас не осталось никаких зацепок, стоило бы понять, что у нас их вовсе не было с самого начала.

— И что же нам тогда делать?

Хотя у них на руках не было никаких улик, Миюки, без тени тревоги на лице, продолжала спрашивать брата.

— Когда пытаешься понять неизвестное, проще всего спросить это у того, кто знаком с проблемой.

— Кого-то, кто знаком с проблемой?..

— У тебя есть идеи, Тацуя?

Тацуя не ответил на вопросы Эрики и Лео. Он просто открыл дверь.

— Оно-сэнсэй? — Маюми ошеломлённо улыбнулась при виде Харуки в брючном костюме.

— Не могу поверить, что была настолько наивна, пытаясь скрыть своё присутствие от любимого ученика Якумо-сэнсэя... — выдавив улыбку, беззаботным тоном сказала Харука. Подразумевала она, конечно, Тацую.

Апатичный Тацуя удивлённо ответил:

— С самого начала вы и не старались скрыть своё присутствие. Благодаря той лжи, которую вы мне говорили, я теперь не могу сказать, когда вы говорите правду.

— Возьму на заметку.

Тацуя приветственным движением пригласил её войти, и Харука медленно подошла к койке.

Она наклонилась и встретилась взглядами с сидящей на койке Саякой.

— Выглядишь неплохо...

— Оно-сэнсэй...

— Прости, что ничем не смогла тебе помочь.

Саяка покачала головой, и Оно-сэнсэй положила руку ей на плечо и посмотрела ей в глаза. После короткой паузы она направила взгляд на койку.

— Харука-тян, ты знаешь, где располагается база Бланш?

«Ты к кому обращаешься?» — Оно-сэнсэй решила воздержаться от её нормальной игривой манеры.

— Харука-тян?

— А? Тацуя, ты не в курсе?

Сам вопрос был очевиден, но, получив подобный ответ, Тацуя размышлял, как истолковать его.

— Наши одноклассники предпочитают звать её так. Харука-тян тоже не возражает.

— Не все, а только определённые парни. Тацуя-кун, не дай себя запутать.

— Эм...

Неожиданная драма быстро разрядила напряженную атмосферу в комнате.

«Чем вызывать рост напряжённости, неправильно обращаясь к кому-либо, лучше уж действовать по-другому», — подумал Тацуя. Во всяком случае, такое объяснение он как-то мог принять.

— Тогда... Оно-сэнсэй.

— Ты можешь звать меня Харука-тян, если пожелаешь.

Он не мог поверить, что даже в таком затруднительном положении эта женщина была столь игрива. Тацуя мог лишь подавить своё раздражение.

— Оно-сэнсэй, учитывая ситуацию, перейдём к делу.

— Как всегда бесчувственный.

— ...

— Гхм...

Непроницаемый взгляд Тацуи был довольно груб, не важно, как это смотрелось со стороны, но после короткого кашля — довольно преувеличенного — Харука сменила позу.

— Кто-нибудь, достаньте карту. Так будет намного быстрее.

Тацуя молча достал информационный терминал и выставил экран в режим карты.

Харука также достала свой терминал — более изящным и вежливым движением, нежели Тацуя — и включила режим передачи данных.

После получения сигнала на карте появилась светящаяся точка.

— Это же прямо под нашим носом!..

— Они провоцируют нас?..

Причина возмущения Лео и Эрики заключалось в том, что до логова врага можно было за час дойти пешком.

Изображение было переведено в режим детального макета.

Это была холмистая местность, за пределами города, недалеко от заброшенных химических заводов.

— Было подтверждено, что завод был укрытием Эко-террористов, которые оставили его, когда бежали оттуда, — Тацуя читал дополнительные примечания. — Они вернулись туда, не выдав себя сотрудникам правоохранительных органов.

— Они из той же группы?

Несмотря на их вопрос, все мысли Мари и Маюми можно было увидеть на их лицах.

— Завозились ли туда токсичные материалы?

— Хм, судя по нашим данным, никакого биохимического оружия там нет.

Услышав комментарий Катсуто, Харука кивнула головой.

— Добраться туда не составит труда.

— Они засекут нашу магию?

— Даже если и засекут, то не будут менять свои планы. Скорее всего, они засели там и ждут нас.

Тацуя называл себя «кем-то, кто был вовлечён» не потому, что все жертвы были учениками Первой школы. Террористы намеревались захватить неопубликованные магические данные и техники. Из-за этого его личная техника могла также стать целью террористов. Тацуя сделал такой вывод, основываясь на засаде Цукасы Киноэ, который проверял эффективность его техники.

— Будем прорываться с главного входа?

— Этой тактики противник меньше всего ожидает.

Тацуе больше не требовалось ничего говорить. Когда Миюки озвучила подобные слова, они оба уже разработали свою стратегию.

Катсуто согласился с ними.

— Приемлемая тактика. Я подготовлю автомобиль.

— Э? Дзюмондзи-кун, ты тоже пойдёшь?

Вопрос Маюми, скорее всего, отобразил мысли Тацуи.

Катсуто определённо не являлся человеком, который будет препятствовать своим подчинённым только для того, чтобы самому отправиться на поле боя.

— Это обязанность семьи Дзюмондзи, которая входит в Десять главных кланов. Но, прежде всего, я также являюсь учеником Первой школы, поэтому я не могу просто так на это закрыть глаза.

— Тогда и я тоже...

— Саэгуса, ты не можешь пойти.

— Маюми, ситуация станет проблемной, если Президент школьного совета не будет доступен.

— Я поняла...

Объединённой силы двоих людей еле хватило, чтобы убедить Маюми принять их предложение.

— Тогда, Мари, ты тоже не можешь идти с ними. Враги все ещё могут скрываться где-то на территории школы. Если Глава дисциплинарного комитета оставит свой пост в такое важное время, то это может создать сложности.

Теперь была очередь Мари неохотно принимать такие условия.

Полностью игнорируя двух девушек, сверлящих друг друга взглядами, Катсуто посмотрел на Тацую.

— Шиба, ты выдвигаешься немедленно? Если мы потеряем время, то будем вынуждены сражаться в темноте.

— Нам не потребуется много времени. Битва закончится до заката.

— Ты так думаешь?

Катсуто, возможно, разглядел что-то в непреклонном отношении Тацуи.

Потому и не стал задавать дальнейших вопросов. Он покинул лазарет, сказав, что пошёл получать машину.

— Я понимаю, что Президент и Лидер группы управления клубами — члены Десяти Главных Кланов... Но откуда Харука-тян получила все эти данные?

— Поговорим об этом попозже. Пойдём.

Чрезвычайно стремительный вопрос Лео был, как обычно, отклонён Тацуей.

Следуя за Миюки и Тацуей, Лео и Эрика покинули лазарет.

Большой джип был припаркован на стоянке за школьными общежитиями.

И кое-кто уже занимал переднее пассажирское место.

— Йо, Шиба.

— Кирихара-сэмпай.

— Ты не очень-то и удивился.

— Нет, я очень удивлён...

Первое, что его шокировало, так это форма приветствия, хотя это могло быть вызвано цветком, который свисал с его губ.

— Эй, бро, я иду с тобой.

— Как пожелаешь.

Тацуя совершенно не мог понять, о чём думал Кирихара, произнося подобные слова.

Дневной свет всё ещё был ярким.

Тацуя сел в джип, и его сестра с друзьями последовали за ним.

Примечания

  1.  Используется английский алфавит, в наименовании классов (A, B, C, D, E, F, G, H).
  2.  Вамбрейс: часть латного наруча — защита предплечья (от французского avant-bras).
  3.  «Будь быстр как ветер, спокойн как лес, свиреп как огонь и нерушим как гора». Подробности пословицы тут.





Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив