» » Том 3 Глава 2


Том 3 Глава 2


Том 3 Глава 2
+11
Глава 2
Телефон зазвонил как раз тогда, когда Тацуя и Миюки, как обычно, поужинали вместе.

Кстати, общеизвестно, что почти все модели телефонов были оборудованы «веб-камерами» — мелочь, которую всегда осуждали третьесортные критики, говоря: они уже не телефоны, а телеэкраны или некие связанные, но бессмысленные объекты. Даже с этой встроенной функцией они всё ещё назывались «телефонами».

Вернемся к теме.

Сейчас Миюки убиралась на кухне.

Она не была настолько непреклонной, чтобы самой мыть посуду, поскольку могла положить её в HAR, но их дом не был оборудован 3H (Humanoid Home Helper — Гуманоидным помощником по дому, или просто «Домашним роботом»), который недавно появился на рынке массового потребления. Они единогласно согласились, что от свисающих с потолка рук робота хлопот больше, чем от чего-либо ещё, лучше самим после себя убраться.

По словам Миюки, если они станут слишком ленивыми, чтобы хотя бы убраться, то их физическая форма быстро ухудшится.

Вернемся к теме.

Проще говоря, вот почему Тацуя поднял трубку, хотя такое и происходило редко.

— Давно не виделись... Вы намеренно это сделали?

— Подожди, о чем это ты... Давно не виделись, Особый Лейтенант.

На экране было знакомое лицо, на котором было очень удивленное выражение.

— Прошло почти два месяца с нашего последнего разговора, но... Это звание... Так передача зашифрована? Не могу поверить, что вы каждый раз можете подключаться к гражданской линии.

— Это не так просто, Особый Лейтенант. По сравнению с нормальным домом, разве защита твоего дома не слишком сильна?

—В последнее время активность хакеров возросла, а на домашнем сервере очень много важной информации.

— Неудивительно. Нас почти отследили.

— Вы это заслужили. Пока вы не будете слишком сильно углубляться в базу данных, система защиты не активируется.

— Думаю, это послужит отличным предупреждением моему новейшему коммутатору.

Человек на экране, кожа лица которого была грубой от длительного воздействия солнечного света и пороха, озорно улыбнулся.

Увидев эту улыбку, Тацуя подумал, что этот человек за последние три года не постарел ни на день.

Согласно его рангу и подразделению, к которому он принадлежит, каждый день он должен иметь дело с множеством вещей, но он никогда не показывал и следа усталости... Когда такие мысли закружились в голове Тацуи, он вдруг вспомнил, что человек на другой стороне линии — командир Отдельного магически оборудованного батальона бригады 1-0-1 Майор Казама Харунобу — не любит впустую тратить время на светские разговоры.

— Майор, вы сегодня по какому поводу?

— Верно. Давай перейдем к делу.

— Продолжайте.

— Сегодня мы завершили модификацию «Третьего Глаза». Мы заменили некоторые компоненты на более производительные и обновили программное обеспечение, поэтому я хочу, чтобы ты его протестировал.

1-0-1 произносилось именно как «один ноль один», а не «сто один».

Это был главным образом основанный на магии экспериментальный отряд, отделенный от обычного командования. К тому же, Отдельный Магически-оборудованный Батальон отвечал за разработку передового оборудования.

По сравнению с классификацией регулярной армии, допуск службы безопасности этого отряда был на пять или шесть уровней выше. Стало быть, обычный ученик старшей школы не должен иметь ничего общего с этим батальоном, да и знать о его существовании он тоже не должен.

Однако в связи с определенными секретными событиями, Тацуя стал официальным членом батальона Казамы.

— Вас понял. Завтра первым делом доложу.

— Подожди, это не настолько важно, что тебе нужно прогуливать школу.

— Нет, в ближайшие выходные я планирую посетить лабораторию, чтобы протестировать новый CAD.

— Хоть я не в том положении, чтобы это говорить... Но с того дня, как ты поступил в старшую школу, ты ведешь совершенно не подобающую ученику жизнь.

— Мне не нравится ваше отношение, но с этим я ничего не могу поделать.

— И вправду... сколь бы заняты мы ни были, с этим мы ничего не можем поделать. В таком случае приходи на старое место завтра утром. Прости, что меня там не будет, но я предупрежу Санаду.

— Вас понял, — приняв приказ, Тацуя отдал честь, на что Казама по ту сторону экрана сделал то же самое.

Тацуя отдал честь совершенно против правил, но поскольку он не состоял в регулярных войсках, стандарты немного смягчились.

— Перейдем к следующему вопросу. Особый Лейтенант, ходят слухи, что ты присоединился к летнему Турниру Девяти Школ?

— Подтверждаю.

Тацуя на долю секунды замешкался, но учитывая обстоятельства, само то, что он замешкался лишь на «долю секунды» было большим достижением.

Прошло менее трех часов после того, как его утвердили членом Команды Техников.

Зная, что спрашивать бесполезно, Тацуя убавил любопытство и воздержался от того, чтобы спросить, откуда майор это узнал.

— Арена расположена в юго-восточном секторе Тренировочных Земель Фудзи. Это лишь мое предположение, но… Тацуя, оставайся начеку.

Обычная речь Казамы уже была резкой, но сегодня выглядела ещё резче, чем обычно.

Он не обращался к Тацуе по рангу, фамилии, или псевдониму, но называл его прямо по имени, что доказывало, что он предупреждает Тацую как старый друг, а не вышестоящий офицер. Получив информацию, перехваченную разведывательной сетью военных, он предупредил не полицию или общественность, а простого ученика старшей школы без какого-либо социального статуса. Это было очень странно.

Тацуя сосредоточил всё внимание.

— Недалеко от земель Фудзи произошли подозрительные происшествия, с признаками вторжения нелегалов.

— Неужели кто-то проник на тренировочные земли военных?

— И впрямь, это весьма прискорбно. Также, несколько свидетелей заявили, что видели членов международного преступного синдиката восточноазиатской внешности, которые не встречались в это время в прошлом году. Исходя из времени, очень похоже, что они что-то планируют на Турнир Девяти Школ.

«Это всего лишь внутренний турнир старших школ...», — хотел произнести вслух Тацуя, но передумал.

Они — ученики старшей школы, но также и элитные молодые волшебники страны, которые будут публично соревноваться друг с другом.

Например, если во время церемонии награждения произойдет крупный теракт с использованием взрывчатки, то это серьезно повлияет на талантливых людей страны.

— Вы упомянули международный преступный синдикат?

Преступный синдикат — организация другого типа, нежели Бланш (которая притворялась анти-магической политической организацией), с которой Тацуя столкнулся в апреле. Преступный синдикат не должен быть заинтересован в ненужном ущербе. Терроризм — совсем другая история. Казама был солдатом, поэтому у него не должно быть никакого опыта работы с международными преступными синдикатами.

Как же он узнал, кто они?

— Я попросил Мибу о помощи. Ты, наверное, знаешь его.

— Отец ученицы второго года Первой Школы Мибу Саяки?

— Верно. После ухода из армии, Мибу перешел в отдел Внутренних Дел (Агентство по надзору за данными). Сейчас он глава отдела Иностранных Дел, специализирующегося на международных преступных синдикатах.

— Я удивлен, — сказал Тацуя, и не просто, чтобы поболтать, он и впрямь удивился.

Тацую поразило, как просто майор через телефон открыл личность одного из своих информаторов; Агентство по надзору за данными обычно остается нейтральным к политикам и военным, поэтому они не особо дружны с военными, однако майор просто попросил их о помощи, что тоже удивило Тацую. Однако больше всего его удивило то, что дочка эксперта внутренних дел, как ни странно, стала сообщницей террористической организации, связанной с иностранными государствами, и отец, глава отдела иностранных дел, просто закрыл на это глаза. Благотворная небрежность, не слишком?

— Преступными синдикатами и террористическими ячейками занимаются разные департаменты. Узость взглядов на свои собственные дела — распространенная ошибка в государственных агентствах.

Казама точно понял мысли Тацуи, и не потому, что они долго были друзьями, а скорее потому, что Казама тоже мог читать между строк, и это откликнулось в Тацуе.

— Впрочем, информация из областей в пределах его опыта заслуживает доверия. Согласно расчетам Мибу, они могут быть членами гонконгского преступного синдиката под названием «Безголовый Дракон», их мотивы остаются неизвестными, как только это изменится, мы дадим тебе знать.

— Спасибо, Майор.

— Я не увижу тебя завтра, но мы можем встретиться на Фудзи.

— С нетерпением буду ждать этой встречи.

— Как и я... Хо, мы болтали слишком долго. Новобранец начинает паниковать, так что мне уже пора вешать трубку.

Сетевая полиция, наверное, уже обнаружила следы сетевого вторжения. Поэтому Тацуя не мог решить, должен ли хвалить навыки сетевой полиции или оплакивать навыки подчиненных Казамы.

— Убедись в том, что поприветствуешь от меня своего сэнсэя.

— Понял.

— Прощай.

Тацуя не успел ответить, как экран уже погас.

— Наверное, это намек на то, что я должен связаться с сэнсэем...

«Тогда, сколько же он смог раскрыть?» — Лицо сэнсэя, который носил титул главы монахов, но был более уместно описан как «самозванец», всплыло в голове Тацуи, на что он слегка вздохнул.

◊ ◊ ◊
— Онии-сама, не хочешь выпить чашечку чая?..

Через некоторое время после того, как он закрыл за собой двери в гостиную, послышался голос Миюки.

Похоже, она не хотела подслушивать разговор Тацуи, поэтому ждала на кухне, пока он не закончит говорить.

Миюки изначально занимала более привилегированную позицию, чем Тацуя, и обладала правом слушать любые военные или иностранные секреты, но никогда не пользовалась этим правом перед старшим братом.

Прежде чем Миюки успела снова спросить, Тацуя молча направился к кухне и открыл дверь.

Как и ожидалось, Миюки испуганно стояла с широко открытыми глазами и подносом в руках, на котором был чайник с чаем, некоторое столовое серебро и закуски.

— Онии-сама, пожалуйста, не пугай меня так, мог бы хоть что-то сказать... Я не верю, что ты беззвучно двигался лишь чтобы посмеяться над испуганным выражением Миюки. Онии-сама пугает меня.

— Извини, извини.

Надувшись, Миюки отвернулась. Всё время извиняясь, Тацуя улыбнулся и взял у неё поднос.

— Но я не пытался напугать тебя, я просто подумал, что ты несешь что-то тяжелое, поэтому бросился вперед. Я не хочу, чтобы моя милая сестренка несла тяжелые вещи.

— Я прекрасно знаю: ты это выдумал... Но в этот единственный раз я просто позволю Онии-саме обмануть меня.

Она по-прежнему была недовольна, но уголки её рта слегка расслабились.

Тацуя сказал лишь одно слово, чтобы её успокоить.

Но Миюки этого было вполне достаточно.

— Сегодня черный чай?

— Да, я купила замечательный летний экстракт. Я подумала, что иногда очень хорошо выпить чашечку чая.

Вернувшись к столу, Тацуя кивнул Миюки в ответ, затем попробовал чашечку чая.

— Мускатель, довольно редкий... Ты, должно быть, потратила много времени и усилий, чтобы его достать, да?

— Нет, это и впрямь была случайность... Пока Онии-сама счастлив, это высшая похвала для Миюки.

Тацуя не спеша сделал глоток и удовлетворенно улыбнулся. Увидев это, Миюки от всего сердца счастливо заулыбалась.

— Хм, чай великолепный, и сдобное печенье выглядит аппетитным. Миюки, ты сама его испекла?

— Да, хотя... на вид оно не очень.

— Ерунда, я вовсе не против, на вкус оно просто замечательное.

От смущения Миюки наклонила голову, но наблюдать за тем, как брат хвалит сдобное печенье и наслаждается им, было достаточно, чтобы побудить её поднять голову и радостно улыбнуться.

Тацуя не стал говорить с ней о беседе с Казамой, а Миюки об этом не спрашивала.

Тацуя был занят, пробуя приготовленные младшей сестрой изысканные закуски и скрупулезно подобранный чай. Просто видеть удовлетворенное выражение лица брата было более чем достаточной наградой за любую трудную задачу для Миюки.

◊ ◊ ◊
Нет нужды это повторять, но Миюки была общепризнанной почётной ученицей.

Мало того, что она вне всяких сомнений талантлива, но ещё и очень прилежна.

Кроме каждодневной заботы о брате, она также училась до поздней ночи.

И сегодня проучившись почти до полуночи, она выключила монитор и задвинула его в стол.

Она всё ещё не устала.

По её опыту, когда ложишься в кровать в возбужденном состоянии — заснуть трудно. Это быстро решалось устройством сна, но брат с неодобрением относился к технологии, которую используют почти 70% страны. Поэтому у Миюки не было причин ею пользоваться.

Тогда сделаем ещё одну чашечку чая, чтобы сменить настроение, подумала Миюки.

Поиск чая Мускатель лучшего качества полностью оправдался, о чем говорил восторг брата. Просто вспоминая его улыбку, она может увидеть замечательный сон, но если она увидит его улыбку ещё один раз, или даже если брат погладит её по голове, тогда это будет даже лучше.

Миюки как раз шла на кухню, когда, остановившись перед зеркалом, ей в голову пришла внезапная мысль.

Миюки чуть кивнула, затем на её лице показалась озорная улыбка.

◊ ◊ ◊
— Онии-сама, это Миюки, я пришла с чаем.

— Замечательно, заходи.

Каждую ночь в это время Миюки приносила чашечку чая или кофе, брат обычно её благодарил, будто чувствуя свою вину, но этой ночью, похоже, он ждал её появления, что слегка её озадачило.

Тем не менее, если он её ждал, это определенно её радовало.

— Я как раз собирался пойти... — успел сказать он, прежде чем тишина насильно проглотила следующее слово.

Увидев, что брат повернулся на стуле и пристально на неё смотрит, Миюки почувствовала небольшую дрожь удовлетворения. Одной рукой она несла поднос, тогда как другой слегка сжала подол юбки и игриво сделала реверанс.

— Ах, это ведь форма для «Танца фей»?

— Верно, Онии-сама, ты уж точно знаешь.

Мини-юбка была образована слой за слоем ослепительными цветами, которые плавали вместе и идеально подходили к ярким кожаным сапогам и колготкам, покрывающим её прекрасные ноги.

Спину покрывала верхняя одежда, изготовленная из полупрозрачного материала неопределенной толщины. Линии были естественно созданы самой тканью, что позволило отлично подчеркнуть грудь.

Под верхней одеждой была рубашка в том же стиле, что и колготки. Нет, наверное, это была не рубашка и колготки, но покрывающий всё тело костюм из эластичной ткани. Без верхней одежды эту форму можно было бы легко принять за форму фигуристки.

Её длинные шелковые волосы держали вместе пара украшений с крыльями, уходящими в стороны, соединенные длинной толстой полосой, как на большинстве наушников.

Учитывая сопротивление воздуха и защиту груди, эта великолепная форма, несомненно, — форма для «Иллюзорных Звезд», также известных как «Танец фей», одного из самых ожидаемых магических соревнований Турнира Девяти Школ.

— Как я выгляжу? — Миюки положила поднос на ближайший стол, затем с улыбкой покружилась вокруг. Слегка качающаяся мини-юбка была очень короткой, но вместе с развевающимися волосами, танцующими в воздухе, создавала ауру невероятной грации.

— Невероятно мило, форма идеально тебе подошла, и ты превосходно выбрала время.

Когда Тацуя её похвалил, Миюки прекратила кружиться, посмотрела на него и, схватив обеими руками подол юбки, сделала глубокий реверанс.

— Онии-сама, спасибо за... похвалу?

Миюки была на все сто уверена, что он её похвалит, поэтому приготовила лишь один ответ, как если бы достаточно было лишь одного его.

Но она не смогла понять, что имел в виду Тацуя своими последними словами, поэтому изменила ответ, добавив в него вопросительную интонацию.

Прежде чем «взглянуть» на сидящего Тацую, Миюки выпрямила ноги и талию.

И как раз в тот миг, когда собиралась на него посмотреть, чтобы узнать смысл слов «ты превосходно выбрала время», Миюки быстро осознала неладное.

И также быстро поняла причину: Тацуя сидел, но взгляд его был на такой высоте, будто он стоит.

Миюки быстро посмотрела вниз, затем сглотнула.

Стул, который должен был быть под ним, пропал.

Правая нога Тацуи лежала крест-накрест над левой, а правый локоть был строго перпендикулярно над правым коленом, как будто он растянул вперед верхнюю половину тела... И он сидел в воздухе.

— Миюки, я хочу, чтобы и ты протестировала это устройство расчета.

Тацуя, поддерживая своё положение, скользнул к Миюки и остановился от неё на расстоянии вытянутой руки. Затем выпрямил ноги, будто поднимаясь со стула.

С этой серией движений, его тело естественным образом вернулось на землю.

— Магия Полета... Магия Непрерывного контроля гравитации завершена! — она была обескуражена лишь на долю секунды. Миюки почти набросилась на брата, радостно схватив его руку: — Онии-сама, поздравляю!

Эта магия была одной из тех, которые Тацуя уже некоторое время исследовал.

Среди Четырех Великих Систем и Восьми Основных Типов магии, первая категория — система «Скорости/Веса».

Эта категория образовалась из простейших Супер Сил, и стала самой часто используемой магией в современной системе магии.

К слову, хотя Магия Полёта была теоретически возможна в системе Скорости/Веса — магия Непрерывного контроля гравитации, — основные предположения существовали ещё с первых дней изучения современной магии, но до этого дня никому не удалось ее создать.

На сегодняшний день Магия Полета остается объектом жарких споров. Общее мнение современной магии было таково, что хотя есть теории, практическое применение невозможно.

Тем не менее, ещё один краеугольный камень законов современной магии был разбит прямо перед глазами Миюки.

— Онии-сама снова сделал невозможное возможным! Я стала свидетельницей этой поворотной точки истории, а человек, совершивший это высокое достижение, — мой старший брат, я очень горжусь тем, что я твоя сестра!

Миюки плотно обхватила руками правую руку Тацуи, она, казалось, была готова его обнять, но Тацуя нежно положил левую руку на руки сестры.

— Спасибо, Миюки. Пользователи древней магии уже достигли такого уровня полёта, хоть они и не собирались использовать это лишь для полёта. Но сегодня мы сделали ещё один большой шаг на пути к осуществлению цели.

— Способность полёта древней магии может быть использована лишь малой частью волшебников и является уникальной способностью, которая зависит от объекта, верно? Но ведь магию Полёта Онии-самы может использовать каждый, если у него достаточно силы магии?

— Сейчас это моя главная цель. Надеюсь, Миюки, ты поможешь мне это протестировать.

— С удовольствием! — глаза Миюки засияли, и она быстро кивнула.

Получив инструкции, Миюки посмотрела на недавно отрегулированный CAD в своей левой руке.

Как и собственный CAD Миюки, это была модель в виде мобильного терминала.

Однако он был еще меньше, чем крошечная модель Миюки, и удобно помещался в её небольшой ладони.

Единственное сходство между ними — форма модели мобильного терминала.

Это была специализированная модель CAD.

Миюки не была знакома со специализированными моделями, но действия были достаточно просты.

В нем была лишь кнопка питания и, будучи активированным, CAD автоматически впитывал Псионы пользователя, чтобы непрерывно подпитывать последовательность активации пока не будет истощена энергия. На определенном уровне это было совершенно варварское устройство.

Однако уровень потребления Псионов был сведен к абсолютному минимуму.

Целью конструкции было свести к минимуму нагрузку на пользователя.

— Начнем тест.

От сильного волнения её голос немного дрожал.

Того, что не дрожали руки, для Миюки было достаточно, чтобы поздравить себя.

Даже если тест провалится, Тацуя не будет её винить.

Вместо этого он, скорее всего, с нуля переделает «Устройство расчета Полёта».

Она отказывалась позволять своим недостаткам увеличить бремя брата.

Миюки нажала кнопку питания CAD.

Она, даже не глядя, знала, что CAD начал поглощать Псионы из её тела.

Тем не менее, количество было столь малым, что ей пришлось обратить особое внимание, чтобы их обнаружить.

Количество было лишь немного больше обычной потери лишних Псионов.

К тому времени, как она это осознала, последовательность активации уже была сохранена в Зоне расчета магии.

Хотя при инструктаже Тацуя её предупредил, крошечный масштаб последовательности активации всё же застал её врасплох.

С практическими навыками Миюки, она могла легко выполнить десятки копий одной и той же последовательности активации.

Даже если масштаб был крошечный, в нем были записаны все критичные тонкости.

Миюки знала, что последовательность активации была лишена всех ненужных частей, чтобы повысить эффективность до максимума.

Переменные были введены в последовательность активации, началось конструирование последовательности магии.

Как правило, волшебники не обращают внимания на этот этап.

Волшебники просто используют язык, формулы или изображения, чтобы правильно сформулировать желаемое изменение явления, затем погружаются в подсознание.

Работа Зоны расчета магии заключается в том, чтобы трансформировать воображаемую реальность в данные для последовательности магии. «Переменные» в последовательности активации относятся к частям, которые волшебник должен создать воображением.

Волшебники могут почувствовать последовательности активации, которые поглощены телом, точно так же, как могут ощутить конструируемую в них последовательность магии. Однако процесс конструирования последовательности магии отчасти невольный, и не является тем, что можно сознательно контролировать.

В ином случае, поскольку у человеческого понимания и осмысления данных есть пределы, невозможно было бы создать Информационные Тела, способные повлиять на реальность.

Миюки представила себя парящей на высоте потолка.

Вдруг сила тяжести исчезла.

Пять чувств потеряли связь с окружением, будто тело исчезло из реальности, из-за чего Миюки чуточку запаниковала.

С другой стороны, душа Миюки наполнилась радостью, которая намного превысила ничтожное чувство паники.

Она никогда не думала, что полёт — это такая свобода.

Она почти завидовала астронавтам, которые летят среди звезд с 80% от этого чувства.

Но и жалела их, так как они носили громоздкие скафандры, чтобы насладится этим удовольствием.

Миюки искренне желала покинуть этот узкий подвал и свободно парить в облаках.

— Ну как? Циклическая Система не слишком напрягает?

Голос брата быстро вернул Миюки назад на землю.

Ей было ужасно стыдно — её поглотило удовольствие от полёта во время столь критичного эксперимента.

Сейчас не время себя ненавидеть.

«Миюки, ты должна собраться» — она мысленно отругала себя, прежде чем ответить на вопрос брата:

— Никаких проблем. Нет ни головной боли, ни чувства истощения.

— Превосходно. Начни постепенное параллельное движение, привыкни к медленному ускорению, затем лети, как пожелаешь.

— Поняла.

Миюки последовала указаниям Тацуи и представила себя медленно летящей параллельно земле.

Крошечная последовательность активации автоматически раскрылась и скопировала себя, конструируя последовательность магии, которая изменила направление гравитации для параллельного движения.

Магия Полёта для беспрерывного вызова магии использовала Систему циклического вызова.

Согласно этому процессу, пока новые концептуальные идеи не будут введены в Зону расчета, переменные будут непрерывно воссоздавать первоначальные значения.

С добавлением последовательности активации в данные самокопирующейся Несистемной магии на заключительном этапе конструирования последовательности магии и позволив последовательности активации дойти до Зоны расчета магии, одна и та же последовательность магии может быть вызвана при помощи Системы циклического вызова даже без использования CAD. Поэтому одна и та же последовательность активации, схема для последовательности магии, и переменные могут быть сколько угодно раз активированы. В этом и заключается магия Полёта.

Выдающееся произведение искусства Тауруса Сильвера «Система циклического вызова» — идеальное дополнение для устройства расчета Полёта, которое придумал Тацуя.

— Магия не пересекается?

— Нет. Как и ожидалось от Онии-самы, расчет времени просто идеален.

И работать такая система будет лишь при точной активации магии.

Люди не подходят для такого точного вычисления, поэтому необходимы машины.

Если бы конструкция упрямо отказывалась учитывать что-либо помимо магии, тогда подобную систему невозможно было бы создать.

Миюки продолжила следовать указаниям Тацуи и постепенно по спирали увеличила скорость.

Она по максимуму использовала ограниченное пространство подвала: поворачивалась, маневрировала, и переворачивалась, танцуя в воздухе.

Плавно колыхалась юбка и длинные, шелковистые волосы следовали за растянувшимся телом, показывая красивейшие пируэты.

В какую-то секунду Тацуя забыл объективно анализировать данные и просто стоял на месте, очарованный неожиданным танцем феи.

◊ ◊ ◊
В компании Four Leaves Technology (полное название — «Four Leaves Technology», но в официальных записях компании и в имени бренда намеренно используют «Four Leaves»), часто сокращаемой до FLT, имелся центр разработки CAD, расположенный в глуши, почти в двух часах езды от дома Тацуи на общественном транспорте (лишь полтора часа на электрическом мотоцикле, но из-за дождя они решили использовать общественный транспорт). Тацуя уже давно был знаком с этим маршрутом и именно из-за того, что был с ним слишком знаком, длинная и трудная поездка лишь раздражала его.

— Миюки?..

— Да, Онии-сама, что такое?

— Забудь, извини. Ничего.

— Хм?..

В отличие от лабораторий возле главной штаб-квартиры корпорации, когда Тацуя направлялся в эту лабораторию, Миюки обычно шла вместе с ним, поэтому ей, скорее всего, был тоже хорошо знаком этот маршрут. Но, несмотря на плохую погоду, она выглядела так, будто они собрались на пикник, из-за чего Тацуя хотел спросить причину этого.

Но как раз когда Тацуя собирался спросить, он осекся, подумав, что это будет странный вопрос.

Конечно, это очень смутило Миюки, но её жизнерадостное настроение быстро вернулось — она чуть ли не напевала от радости.

Но они уже зашли в исследовательскую лабораторию, поэтому она на самом деле не издала никаких звуков.

Это был центр всех корпоративных технических исследований, настоящее сердце FLT, со всей сопутствующей системой безопасности. Не только камеры следили за каждым углом, поражало ещё и количество сотрудников службы безопасности.

Тем не менее, никто не остановил Тацую и Миюки.

Они даже не потрудились пройти проверку возле стойки, прежде чем войти в безоконный коридор, который вел в самую глубокую часть здания.

Наконец, они пришли в комнату, в которой одна стена полностью от пола до потолка состояла из стекла.

По другую сторону этих окон находилось большое пространство, которое почти на пол этажа уходило под землю, размером примерно с ангар.

С другой стороны этого открытого пространства была ещё одна комната, с такой же зоной обзора.

Это был центр тестирования CAD.

Более десятка инженеров и исследователей суетились, споря о чем-то, или манипулировали различными измерительными устройствами.

— Ах, молодой господин!

Хотя все были погружены в работу, кто-то поприветствовал Тацую как раз в ту секунду, когда он вошел в комнату наблюдения.

Это было довольно редко (наверное, это место было единственным), когда все приветствовали Тацую, а не Миюки.

Изначально Тацую называли «молодым господином» из-за того, что он был сыном одного из руководителей корпорации с полным доступом, но сейчас этот уважаемый титул принадлежит их будущему лидеру.

Тацуя был слегка смущен таким прозвищем и хотел, чтобы все прекратили его так называть, но он знал, что все это делают из-за настоящей дружбы, поэтому не поднимал этот вопрос.

— Извините за беспокойство, где Директор Ушияма?

Из-за вежливых взглядов, направленных на брата, Миюки начала светится от счастья, заставляя всех людей (очень немногие мужчины способны сопротивляться улыбке Миюки) без конца отвлекаться от работы. Тацуя позволил Миюки сопровождать его, когда спросил первого исследователя в белом халате, который их поприветствовал.

Но на вопрос ответил голос позади толпы:

— Меня ищите, господин? — через толпу протиснулся высокий, но вряд ли хрупкий на вид инженер, на котором была серая рабочая одежда.

— Директор, извините, что зашел, когда вы так заняты.

— Постойте, господин, пожалуйста, не говорите так, — уважительное приветствие Тацуи заставило инженера по имени Ушияма покраснеть и покачать головой, — конечно, вы вправе действовать, как пожелаете, но эти люди ваши подчиненные, поэтому ненужно чрезмерно скромничать.

— Это не совсем так, все здесь были наняты отцом, поэтому они вряд ли ответят мне...

— Что вы говорите. Вы широко известный «Мистер Сильвер», для нас большая честь служить вам.

Все инженеры и исследователи, услышавшие слова Ушиямы, кивнули в знак согласия.

Это Третий Отдел Разработки CAD компании Four Leaves Technology.

Команда разработчиков, создавшая то, что мир называет серией «Silver».

В настоящее время публично признано, что серия «Silver» — показательная работа компании FLT, вершина ее технических возможностей. Люди, которых когда-то видели бунтарями и вольнодумцами, излишек персонала технического департамента, составлявшие Третий Отдел, ныне, после появления серии Silver, стали обладать значительным влиянием внутри компании.

Поэтому эти инженеры и исследователи клялись в вечной верности одному из основных разработчиков, Тацуе — «половине» Тауруса Сильвера.

— Если серьезно, то я думаю, что настоящий лидер этой группы — вы, «Мистер Таурус», разве не так? Вы ведь всегда неохотно принимали руководство, поэтому Третий Отдел всё ещё не имеет менеджеров и руководителей групп.

— Пожалуйста, не говорите так, я не способен быть «Мистером» или «Таурусом», я обыкновенный инженер, который делает тяжелую работу, чтобы ваши гениальные теории воплотились в жизнь. Я не могу смириться с тем, что мое имя находится рядом с настоящим разработчиком. Я не настолько наглый. Просто молодой господин всё ещё несовершеннолетний школьник, и поэтому вам трудно что-либо запатентовать, вот почему я должен использовать своё имя.

— Ушияма-сан, без ваших навыков было бы невозможно реализовать «Циклическую систему». Я не могу себя сравнить с вами в знании аппаратного обеспечения, производительности, и в творчестве, поэтому какими бы ни были навыки или теория, лишь одно имеет значение — то, что мы смогли создать модель для массового потребителя.

— Ах~ Остановитесь, просто остановитесь. Я просто не могу побить молодого господина в споре, так что давайте займемся делом. Вы ведь сюда пришли не для того, чтобы проведать нас?

Как только Ушияма почесал голову в знак сдачи, Тацуя расслабился и намеренно улыбнулся:

— Хорошо, Ушияма-сан, сегодня мы будем тестировать это.

Тацуя намеренно говорил и двигался обычным образом, когда вытащил CAD в форме смартфона. Ушияма смотрел на него, не моргая, более десяти секунд.

Это был CAD модели Т-7, который Ушияма приготовил для Тацуи под конкретную задачу.

Загрузить программное обеспечение в тестовую модель, значит...

— Неужели это... CAD для Полёта?

Руки Ушиямы задрожали, когда Тацуя передал ему CAD.

— Да, в тестовое оборудование, которое вы для меня сделали, Ушияма-сан, уже загружена последовательность активации для магии Непрерывного контроля гравитации. С этой тестовой моделью легко получить доступ и управлять системой, что делает её очень простой в использовании.

— Тогда тест...

— Как обычно, лишь Миюки и я протестировали, но нас нельзя назвать обычными волшебниками.

Все присутствующие, которые их подслушали, затаили дыхание и напряженно уставились на руки Ушиямы.

— Акира, как много в лаборатории моделей Т-7? — наконец, Ушияма спокойным голосом спросил подчиненного. Услышав в ответ «десять», его наполовину закрытые глаза внезапно распахнулись: — Черт! Всего десять? Почему мы их не закупили! Что? Закажете их позже, а сейчас возьмите все модели, которые у нас есть, подсоедините к обслуживающим машинам и скопируйте систему, которую написал молодой господин! Хироши, вызови всех тестеров! Что? У кого-то выходной? Плевать! Если понадобится, тащи за шею! Все остальные, оставьте всё, что делаете и подготовьтесь для точных измерений! Парни, вы поняли? Это магия Полёта! Это изменит историю самой магии!

Видимо он говорил по внутреннему вещанию.

Не только эта комната, даже тестовая комната на противоположной стороне взорвалась в действиях, начали работать даже исследователи, у которых был перерыв.

Внутреннее помещение для теста CAD по площади и высоте соперничало с большим спортзалом. С потолка свисали линии связи и были прикреплены к спине тестеров.

Они также были двойными и при необходимости служили страховочным тросом.

Магия Левитации была широко распространена, и в этом здании её ранее тестировали, но магия Полёта была на совершенно ином уровне, чем магия Левитации, до такой степени, что их конструкция была принципиально разной. Она также отличалась от прыжков и замедленного спуска — совершенно новая магия.

Лица тестеров побледнели от тревоги.

Обычно новую магию создают из уже известной магии, но никто не знает, где может прятаться опасность.

Были прецеденты, когда волшебники теряли жизни из-за крошечных ошибок в последовательности активации.

При использовании совершенно новой, ранее неизвестной магии не хватит никакой осторожности.

Пол покрыли поглощающим удары материалом и, по завершении проверки страховочных тросов, приготовления, наконец, были окончены.

— Начать тестирование, — приказал Ушияма, эвакуировавшись в комнату наблюдения (не только для безопасности наблюдателей, но также и тестеров).

Снизу было невозможно увидеть, какие эмоции испытывает тестер, поскольку на нем был шлем.

Однако тестер, который ещё до тридцати лет накопил обширный опыт, заметно стиснул зубы.

Тем не менее, он без каких-либо колебаний включил питание CAD.

— Подтвердите подъем.

— Согласно измерениям, нет обратной силы, притягивающей к земле.

Прежде чем невооруженный глаз смог это подтвердить, персонал возле разных измерительных устройств уже сообщил.

— Ошибки ускорения вверх: в пределах допустимых параметров.

— CAD работает стабильно.

Тело тестера начало постепенно подниматься.

Они ясно увидели, как его ноги оторвались от земли.

Линия связи повисла, доказав, что тестер не висит на страховочном тросе.

Внутри комнаты наблюдения, кроме шума машин обработки данных и отчетов, даже одежда не шелестела.

Все забыли, как двигаться, уставившись на сцену перед глазами или на показатели измерительных устройств.

— Ускорение вверх всё ещё падает... и достигло нуля, теперь поддерживается постоянная скорость подъема.

Тестер постепенно поднялся на три метра — к высоте комнаты наблюдения.

— Ускорение вверх стало отрицательным... скорость подъема достигла нуля, подтверждена неподвижность.

До этого времени всё было в пределах того, на что способна магия Левитации.

— Тестирование параллельного ускорения.

Кто-то... нет, наверное, все затаили дыхание.

— Остановить ускорение, начать параллельное движение со скоростью один метр в секунду.

Не дожидаясь отчета измерения, было ясно невооруженным глазом, что тестер начал двигаться в воздухе.

— Движется...

— Он может летать...

Недоверчивые слова лишь подтвердили, что у всех перед глазами была реальность.

— Тестер №1 комнате наблюдения, сейчас я хожу по воздуху... Отставить... Я лечу, я свободен...

Эта неожиданная передача из динамиков, выпустила эмоции, удерживаемые всеобщим изумлением.

— Потрясающе!

— Мы это сделали!

— Поздравляю, молодой господин!

Наблюдатели кричали от радости.

Тестер свободно придерживался траектории полёта.

Лишь Тацую не задели пылкие эмоции окружающих людей, он спокойно наблюдал за их выражениями и принимал их безумные пожелания.

— Вы идиоты?.. — беспомощно развел руками Ушияма, увидев растянувшихся на земле от чрезмерного использования магии тестеров.

Этот тест сильно превысил график и продолжался до тех пор, пока все девять тестеров совершенно не истощились.

Причина этого была не в процессе, просто тестеры не хотели останавливаться.

По их запросу, линия связи, служившая также страховочным тросом, была заменена на беспроводную связь, поэтому они могли полностью уйти от сценария и поиграть в салки.

— Как вы можете так долго использовать непрерывную магию!

Современная магия почти всегда активируется в мгновение ока или за короткий промежуток времени.

Как правило, магия с непрерывными эффектами действительна лишь на протяжении определенного времени, поэтому существует очень мало волшебников, которые могут использовать магию, требующую непрерывной активации. Например, «Звуковой Меч» принадлежит к категории непрерывной магии, но на самом деле большинство пользователей обновляют активацию после каждого удара.

До недавнего времени магию, для которой требовалась повторная активация, считали уникальной способностью избранных волшебников, и изменилось это лишь с созданием системы «Циклического вызова», которая сделала доступной для широкой общественности автоматическое копирование последовательности активации внутри Зоны расчета магии.

— Сами виноваты, я не раздаю сверхурочные.

К счастью, у тестеров не было выявлено симптомов потери магии.

Поскольку всё оставалось в рамках шутки, Ушияма фыркнул на протесты и направился к Тацуе, который сосредоточенно смотрел на результаты тестирования.

— Вы чем-то обеспокоены?

Когда Тацуя обернулся, его выражение было далеким от довольного.

— Если честно, простор для улучшения безграничен... Но если исходить из текущего состояния, то напряжение от непрерывного выполнения последовательности активации по-прежнему слишком велико.

Почему-то когда Ушияма услышал это и посмотрел на Тацую и Миюки, стоявшую возле брата, на его лице мелькнуло понимание.

— Конечно, по сравнению с принцессой или молодым господином, у этих волшебников маловато Псионов.

По стандартам силы магии Тацуя был в самом хвосте волшебников.

Однако с течением времени и развитием магии стандарты силы магии меняются.

Например, тридцать лет назад последовательности активации не были столь понятны, как сегодня, поэтому переход от последовательности активации к конструированию последовательности магии был невероятно медленным. Последовательность магии была также очень слабой и, если сравнить с сегодняшним днем, требовалось в несколько раз больше Псионов для конструирования такой же по эффективности последовательности магии.

В то время сила волшебников зависела от количества Псионов в теле волшебника (физическом и ментальном), а не от скорости построения последовательности магии. По старым стандартам, в Тацуе и Миюки количество Псионов оценивалось бы высшим балом.

Благодаря улучшению последовательностей активации, последовательностей магии и CAD, ограниченное количество Псионов уже не вызывало проблемы вызова магии. Исключая техники «Несистемной Магии», которые прямо высвобождают Псионы, большое количество Псионов сейчас смотрится как красивое украшение.

Тем не менее, использование последовательности активации и конструирование последовательностей магии всё ещё потребляет Псионы и даже если потребление невелико, сотни или тысячи дополнительных вызовов по-прежнему складываются в значительную нагрузку на волшебника.

— Мы должны упростить конструкцию автоматического поглощения Псионов CAD, чтобы сделать её более действенной...

— Позвольте мне этим заняться. Если мы больше положимся на аппаратную часть, это может несколько уменьшить нагрузку. Наверное, мы могли бы установить временной механизм в качестве петли обратной связи, — немного подумав, сказал Ушияма, на что Тацуя ответил понимающей улыбкой:

— Я как раз хотел это с вами обсудить.

— Я польщен.

На их лицах показались совершенно одинаковые улыбки.

◊ ◊ ◊
Хотя всё ещё нужно было немного доделать аппаратную часть, в целом техническая часть показала удовлетворительный результат. Сегодня главной задачей было проверить, сможет ли обычный волшебник использовать Магию Полёта с доступными на рынке CAD.

Нельзя было терять время. После организации результатов эксперимента, на следующей неделе ему нужно будет опубликовать детали Магии Полёта под именем Тауруса Сильвера. Сейчас скорость была важнее, качества, так как влияние «первого в мире» и «второго в мире» совершенно разное. «Первый» — невероятно мощный инструмент распространения.

С другой стороны, CAD, специально разработанные для магии Полёта должны быть объективно переработаны с нуля, поэтому они, скорее всего, попадут на рынок примерно в сентябре (в конце первой половины финансового года).

С этими двумя поставленными задачами, совещание было отложено.

Тацуя пошёл в комнату отдыха, забрал ждавшую там Миюки и начал долгий путь домой.

Ещё нужно было сделать много работы... Но Ушияма решительно настоял на том, чтобы Тацуя и Миюки отправились домой, затем неловко почесал затылок.

— Мне очень жаль, я связывался с Вице-президентом, но...

Ни во время эксперимента, ни после подтверждения успеха Вице-президент, отвечающий за всё в отделе исследований и разработок компании FLT, отец Тацуи и Миюки, никогда не появлялся, тонкость, возле которой Ушияма просто не мог пройти мимо.

— Не волнуйтесь об этом. Всё равно сейчас у нас выходной, и даже если он на работе, он должен быть в штаб-квартире корпорации.

Если честно, по мнению Тацуи, наверное, лучше не встречаться с ним.

А Миюки так вообще не хотела его видеть.

Однако это, наверное, слишком много информации для Ушиямы. Он знал, что их отец не только занимает важную должность в компании FLT, но также является основным акционером. Даже если Ушияма был ключевым инженером разработки, скелеты в шкафу менеджера должны держаться очень далеко от сотрудников.

Тогда Тацуя подумал об этом и решил ответить тем предлогом, но лишь усугубил виноватое выражение Ушиямы.

— Нет, Вице-президент на самом деле сегодня здесь...

Даже если Миюки была у Тацуи за спиной, он ощутил эмоциональное волнение сестры, как она нахмурилась.

Ну а Тацуя на самом деле вздохнул с облегчением.

Слава богу, что они не столкнулись с отцом.

— У Вице-президента, наверное, нет времени лично проверять каждый уголок. Мне с трудом верится, что он смотрит свысока на отдел исследований и разработок.

— Нет, это я вполне понимаю. К тому же Вице-президент выделил нам большой бюджет.

Тацуя намеренно возвратился к началу разговора и развернулся, чтобы успокоить Ушияму. Было обидно, что он должен так относится к ещё более тревожному Ушияме, но Тацуя также не хотел останавливаться на этой теме.

Но как обычно, у судьбы были другие планы.

Попрощавшись с Ушиямой и покинув исследовательские лаборатории, в коридоре, ведущем к выходу из главного здания, они столкнулись с людьми, которых в последнюю очередь хотели встретить.

— Давно не виделись, госпожа Миюки.

Когда три члена семьи молча уставились друг на друга, первым заговорил четвертый присутствующий человек. Этот человек был знаком Тацуе и Миюки. «Знаком», но не «близко».

— Действительно, Аоки-сан. Я тоже хотела бы сказать, давно не виделись, но здесь нахожусь не только я. Ото-сама, хорошо выглядите, спасибо вам за последний звонок, но думаю, что время от времени приветствовать своего сына не станет основанием для божественного возмездия, не так ли?

Ровный и приветливый голос содержал колючие ноты, но кожа и защита противников была устойчива против шипов розы.

— Госпожа, простите за дерзость, но Аоки — дворецкий и финансовый менеджер Семьи Йоцуба. Ваш запрос приветствовать мелкого слугу идет против правил нашего дома.

— Он мой брат.

Миюки хотела сохранять спокойствие, но Тацуе было ясно, что она достигла своего предела.

— И снова простите за дерзость, но все в доме искренне желают, чтобы госпожа возглавила Семью Йоцуба. Он — всего лишь страж госпожи, и, стало быть, стоит на совершенно ином уровне, чем вы.

— Подождите, Аоки-сан, я понимаю, что мое вмешательство будет считаться хамством, но прошу вас осторожней выбирать слова.

Как раз когда Миюки почти закричала, Тацуя холодно ответил вместо неё.

Его голос был крайне холодным.

Даже такое презрение не повлияло на волю Тацуи.

Сердце Тацуи было таким «сделано».

Вместо того чтобы обижаться, Тацуя был скорее обеспокоен тем, что Миюки может навредить себе, если рассердится вместо него.

— Неважно. Хоть ты простой слуга, ты всё ещё сын Мии-самы, поэтому я вынужден пропустить твою дерзость.

У Тацуи не было времени разбираться с надменным отношением противника.

— Ранее вы заявили, что все, кто служат Семье Йоцуба, желают, чтобы Миюки стала следующей главой Семьи Йоцуба. Разве это справедливо по отношению к другим кандидатам? — Чтобы больше не позволить Миюки подвергаться направленному к нему негативу, Тацуя должен был непрерывно атаковать, вынуждая оппонента отступать, не позволяя Миюки вмешиваться. — Полагаю, наша тетя ещё не выбрала преемника, если только вы не посвящены в её решение?

Умный и способный джентльмен в рассвете сил, похожий больше на адвоката, чем на дворецкого, был настолько ошеломлен вопросом шестнадцатилетнего юноши, что потерял дар речи.

— Если она приняла решение, тогда мне нужно немедленно начать приготовления для Миюки. Сегодня прекрасная возможность, поэтому я был бы очень признателен, если бы вы это подтвердили. — Тацуя говорил идеально ровно, не повышая голос.

— Мая-сама ещё не приняла решение, — ответил Аоки, на нем было страдальческое выражение лица.

Тацуя намеренно расширил глаза, чтобы выразить удивление:

— Поразительно! Четвертый дворецкий Семьи Йоцуба фактически перешел на личные желания под видом указания Семьи к кандидатам на роль преемника? Если так, тогда кто здесь нарушает правила Дома?

Когда Аоки с совершенно красным лицом яростно на него посмотрел, Тацуя притворился, что вздохнул. Решив, что позиция Аоки теперь несостоятельна, Тацуя приготовился уходить с победоносным выражением.

К сожалению, он оказался слишком наивен.

— Это не предположение. Так как мы все служим Семье Йоцуба, это единое чувство, которым мы все обладаем. Хотя мы не можем этого видеть, пока мы стремимся к одной цели, мы все на одной волне, — это было поддельное оправдание, не имеющее никакого отношения ни к теории, ни к логике. Тем не менее, противник подготовил запретный яд для последнего удара. — Ты не более чем бессердечный, фальшивый волшебник. Ты не сможешь понять.

В ту секунду, когда Аоки выплюнул эти злонамеренные слова, стены внезапно покрылись морозом.

Кондиционеры бросились в перегрузку, пытаясь восстановить стремительно падающую температуру.

Вокруг ног Миюки собрались вихри холодного воздуха.

Однако как только Тацуя протянул палец левой руки и, в сопровождении звука перемотки на высокой скорости кассетного плеера (галлюцинации, которую могут услышать люди, чувствительные к магии), холодный воздух исчез.

Лицо Миюки изменилось от сердитого красного до зеленого, затем полностью побледнело. Тацуя одной рукой притянул её к груди, затем посмотрел холодным, режущим, как лезвие, взглядом на Аоки.

— Этого «бессердечного фальшивого волшебника» создала моя мать, старшая сестра текущей главы Семьи Йоцуба — Йоцубы Маи, та, которую называли Йоцуба, и теперь называют Шиба Мия. С помощью запретной Несистемной магии «Вмешательство в конструкцию психики», она отформатировала зону головного мозга, отвечающую за сильные эмоции и инсталлировала туда эмулятор зоны расчёта магии, создав тем самым искусственного волшебника. Этот эксперимент разработала Йоцуба Мая, недавно ставшая главой семьи Йоцуба, а Шиба Мия провела его на своём шестилетнем сыне, у которого не было магических способностей. Другими словами, считать меня «фальшивым», значит то же самое, что назвать цель эксперимента, который провела текущая глава Семьи Йоцуба и её старшая сестра, подделкой. Я уверен, вы осознаете последствия?

Тацуя нежно держал любимую маленькую сестренку, которая сейчас плакала на его груди. С другой стороны, он продолжал безжалостно атаковать Аоки, который был ответственен за её текущее состояние.

— ...

— Тацуя, прекрати, — отец Тацуи, Шиба Тацуро, до этого молчавший, прикрыл неподвижного Аоки, который испугался и ничего не говорил, и шагнул вперед, чтобы остановить Тацую, — не говори плохо о своей матери.

Но его слова не относились к теме разговора.

Скорее всего, он это сделал, чтобы избежать раздражения главного дома и защитить самого себя.

Эту корпорацию тайно финансировала семья Йоцуба, поэтому даже если он и был главным акционером благодаря акциям его умершей жены, настоящая власть оставалась в руках семьи Йоцуба, так что неудивительно, что он говорит мягко, когда они рядом, но...

Тацуя почти рассмеялся.

— Тацуя, я понимаю, почему ты ненавидишь мать...

И этот отец даже не может прочесть выражение Тацуи.

Тацуя и впрямь считал, что ради всеобщего душевного здоровья лучше всего будет уйти как можно скорее.

Тем не менее, он полагал, что должен добавить один дополнительный довод, прежде чем уйти:

— Ото-сан, вы неправильно поняли, я не ненавижу мать.

— Не... Неужели...

Этого было вполне достаточно.

Не было необходимости говорить ему те слова, которые Тацуя не сказал.

Сердце Тацуи не обладает способностью «ненавидеть».

Он не может чувствовать сильные эмоции, такие как: гнев, отчаяние, зависть, ненависть, отвращение, обжорство, похоть, лень, и... любовь.

Он никогда не забудется в гневе.

И никогда не погрязнет в отчаянии.

И не будет бороться с завистью.

Не познает ни ненависти, ни отвращения.

И не сможет полюбить женщину.

Будет чувствовать голод, но не будет прожорливым.

Будет чувствовать возбуждение, но не похоть.

Будет чувствовать усталость, но не лень.

Уникальная магия, которой из всего мира обладала лишь его мать, стерла из его сердца все сильные эмоции и побуждения.

Он не ненавидел свою мать.

И он не был в ярости.

Он просто «не мог» взбесится, и «не мог» ненавидеть.

Лишь одна «эмоция» была ему намеренно оставлена, чтобы привязать его к семье Йоцуба с чувством искусственного долга.

Конечно, это была не почтительность сына.

Затем Тацуя прижал к себе плачущую Миюки, и они покинули помещение, не сказав ни единого слова на прощание.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив