Главная » 2017 » Апрель » 5 » Ascendance of a Bookworm / Восхождение книжного червя - 1-3 Глава
13:39
Ascendance of a Bookworm / Восхождение книжного червя - 1-3 Глава

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Ascendance of a Bookworm / Восхождение книжного червя 

Следующая глава

Предыдущая глава

Оглавление

Пролог 
Меня зовут Урано Мотосу, и мне двадцать два года. Я люблю книги, я очень люблю книги!! Я люблю книги больше, чем я люблю есть.

Я люблю то, как напечатанные слова, дают протянуть руку и прикоснуться к идеям другого человека, своими фантазиями. Мое сердце танцует на дорогах мысли, заложенных автором, и я не могу не улыбнуться . Поглощая обширные знания, содержащиеся в одном томе, всегда оставляют мне чувство, что я выросла, как человек. Целый мир, который я никогда не видела своими глазами, в моих руках, сложенный аккуратно  на полках книжных магазинов и библиотек; вы подумаете я пьяна? Сказки из чужих земель, проблески жизни в далекие времена и места, достигает всех ветвей истории... когда я растворяюсь в книге, все испаряется вокруг меня.

Психология, религия, история, география, образование, фольклор, математика, физика, геология, химия, биология, искусство, язык, фантастика... Все человечество! Накопленные знания и проницательность были плотно упакованы в эти книги, и я люблю каждое из них, от всего сердца.

Энциклопедии растягиваются, чтобы заполнить всю полку. Сбор материалов, каждый том на своем месте; специальные журналы которые выглядят так просто на обложках, но обладают таким продвинутым содержанием. Красочные издания, полные фотографий. Бесчисленные романы, написанные с брезгливостью. Легкие романы, не обладают глубиной, но до сих пор продаются фантастически, Огромные иллюстрированные книги, предназначенные для детей; манга, комиксы, которые являются гордостью Японии. Комиксы и журналы, издаваемые  для любителей... шелест каждого перелистывания страниц более захватывает, чем лучшие вины Земли.

Я тоже люблю запах темных уголков архивов библиотеки, где пыльно, даже немного затхлый запах древних книг заполняет воздух. Просто медленно вдыхая запах старых книг, мозг посылает волны экстаза сквозь мое тело. Запахи новых книг одинаково неотразимы! Запах свежей краски на новой книги мне подсказывает, что есть что-то новое, ждет чтобы быть обнаруженным между этими страницами, и просто мысли  об этом наполняют меня волнением. 

Я хочу жить всю свою жизнь в окружении книг. Если я смогу, я хочу провести остаток своей жизни в темном, но хорошо проветриваемом архиве, где книги защищены от повреждения солнечными лучами. Я проведу каждую секунду, я смогу читать не отделяясь от моей книги, пока моя кожа не станет призрачно бледной,пока мое тело не ослабнет из-за отсутствия упражнений,  я бы забыла про еду, что меня пришлось бы кормить силой. Я хочу умереть похороненная в книгах,будучи задушенной до смерти горой книг. Это сделало бы меня невероятно счастливой. Я не хочу тихо умереть в кровате !

...Ну, я должна тратить время здесь.

Потому, что недавно... Было сильное землетрясение, и я была раздавлена насмерть под грудой книг! Восхищаться? Действительно, все мои пожелания сбылись, но почему это так?

Я действительно хочу этого, но я не чувствую, как Бог сделал мне одолжения. Я только что получила мой сертификат библиотекаря, и каким-то образом удалось, в наш век безработицы, найти работу в университетской библиотеке!

Бог, пожалуйста. Если можно, я бы хотела возродиться. Есть еще так много книг, которые я хотела бы прочитать. Даже в следующей жизни, я хочу читать их.

И так, сделай меня библиотекарем. Позвольте мне проводить каждый день в окружении книг. Конечно, я знаю, что работа библиотекаря не дает мне права всегда читать. Это работа, и я буду занята, и я знаю это. Но все же, другая работа не позволит мне провести весь день в окружении книг. Просто нахождение  в окружении книг сделает меня счастливой. Опьяняющий запах чернил и бумаги... кто еще может оценить эти чувства? Кто еще может чувствовать это трепетание сердца, возникающее всякий раз, когда я оказываюсь рядом с книгой.

Оглядываясь на все это нажитое историей, эти слова написаны, чтобы сохранить выводы о человеке, человеческие труды ума, столь же древнее, как сам человек?

Если я могу просто читать, это было бы прекрасно. Пожалуйста, Бог. Если ты слышал мое желание, пожалуйста, дайте мне возродиться. Тогда я, Я снова смогу читать !


 
Глава 1
Бэнг! Бэнг! Мне, как будто, мешал спать громкий звук погремушки, которую трясут. С каждым движением, звук пронзался через мой череп, как будто меня ударили по голове, и я издала небольшой стон.

Замолчи... пожалуйста... замолчи...

Раздражающие шумы и вибрации не прекращались, продолжались в устойчивом ритме, не давали мне спать.

Я просыпалась, мучительно слушая звуки! Эхом, внутри меня, кружилась голова. Я затыкаю уши, в надежде, что звук прекратится.. Надвигалось странное ощущение, будто мое тело меня не слушается. Все мое тело болит, и я чувствую жар. Как же так, я слегла с простудой?

“Ууф...”

Мне нужны мои очки, я хочу выяснить, что происходит. Мои глаза закрывались. Все мое тело как будто онемело, и движение моих рук были вялыми. Как только я начала двигаться, что-то подо мной зашумело, со звуком шелеста травы или бумаги.

“...откуда этот звук?”

Голос, исходящий из моих уст звучит слишком тихим, почти детским. Возможно, потому что я больна. Даже не смотря на то, что я хочу спать, я не могу просто игнорировать этот громкий звук вокруг меня. Я медленно открываю глаза. Мое поле зрения перекошено. Это все из-за температуры. Я не знаю, может это слезы в моих глазах помогают мне видеть, но все становится гораздо яснее и четче, чем это обычно бывает.

“Да?”

Первое, что я заметила, это потолок, который, возможно, изначально был белый, но сейчас он был испачкан черной сажей. Несколько толстых черных балок держали ее. Через них паук наплел огромную сеть паутины. Это совершенно не та комната, которую я помнила.

“...Где я?”

Я осмотрелась, держа голову неподвижно, чтобы не стряхнуть слезы с моих глаз. Очевидно, то, что многое из того, что я вижу, отличается от Японии, в которой я родилась и выросла. Архитектурный стиль потолка не в японском стиле, это что-то Западное. Кроме того, это не современный стальной каркас конструкции, а нечто гораздо более старое. Я лежу не на кровати, и даже не на матрасе. Вместо этого я, кажется, лежу на каком-то валике из колючего материала. Через грязную ткань, которая покрывает его, я чую странный запах. Кроме того, мое тело чешется, как от укуса клещей или блох.

“Подожди секунду...”

Я все забыла,меня задавил вес бесчисленных книг, и я не помню, спасали ли меня вообще. Робко, я пытаюсь поднять руку над головой так, что бы я ее видела. И я вижу маленькие, худенькие руки ребенка. Я живу такой жизнью, в которой я закрылась в помещении с моими книгами, так что не загоревшую кожу видеть было не удивительно. Но для двадцати двух лет... мои руки были совершенно не как у взрослых. Они полностью отличается от этих маленьких, худеньких рук! Сейчас передо мной, эти маленькие, как у ребенка, руки. Когда я двигалась, мое тело не чувствовало вообще нечего, но я уже привыкла к этому. От этого шокирующего осознания, у меня пересохли губы.

“...Что происходит?”

Вполне возможно, что я могла перевоплотиться. Бог услышал мое желание и дал мне новую жизнь, так что я снова смогу читать. Это уму непостижимо. Я хочу знать больше о мире вокруг меня, так что я подняла мою тяжелую голову и медленно пошла. Мой пот пропитал волосы на моей голове, но я не обращала внимания, я огляделась вокруг. Я вижу много платформ, которые похожи на кровати, и грязные тряпочки на них. Так же несколько ящиков полных различными вещами... но нет книжных шкафов.

“Нет... книги...”

Единственная дверь в комнате распахивается. В одно мгновение, шум из моей головы уходит, и его заменяет звук шагов, как кто-то снаружи топает . Я, правда, не понимаю, что происходит. Балки, которые держат потолок, стены и мебель в этой комнате, все напоминает мне что-то из европейской истории. Нет ничего вокруг меня, что бы напоминало о современной цивилизации. Это чрезвычайно пугает. Может я как-то переместилась во времени и оказалась в прошлом? Если бы я только знала; если бы знала, я бы гораздо быстрее поняла, что делать дальше.

“...У меня галлюцинации в мои последние минуты?”

В дверях появилась женщина. Она носила бандану треугольником, повязанной на голове как конце 20-х годов. Ее общие черты лица довольно красивые, но грязь все портит. Если ее умыть (и постирать ее одежду), она будет выглядеть намного лучше, но то, какая она сейчас, то, как она выглядит, это позорно. Вообще, я не слишком беспокоилась о чьей-то внешности (меня больше волновало как выгляжу я), но, все же, как долго они держали себя в отсутствии чистоты, что запустили себя до такого? Мне действительно жаль их, так как за этой грязью не видно истинной красоты!

“Мэйн, %&$#+@*+#%?” говорит женщина на непонятном языке.

Когда я услышала ее голос, чужие воспоминания ворвались в мое сознание, и я издала небольшой крик. В мгновение ока,в моей голове появились несколько лет воспоминаний. Я почувствовала огромное давление на мозг. Меня как будто избивали, и я хваталась за голову от боли.

“Мэйн, с тобой все в порядке? Ты не просыпалась долгое время! Я начинаю волноваться”.

“...Мама?”

Несколько воспоминаний всплывали на поверхность. Женщина, которая пришла проведать меня и сейчас нежно поглаживая мою голову, моя мать, и меня зовут Мэйн. Я не знаю, как вдруг я начала понимать, что она говорит; этот поток информации запутал мой разум. Честно, я думаю, это могло бы подождать, пока я начну чувствовать себя немного лучше.

“Как ты себя чувствуешь? Похоже у тебя головная боль”, - говорит она.

Она кладет на мой лоб руку с зелеными и желтыми пятнами. Ее работа включает в себя работу с красителем? Я помню, что у рабочих в Японии, которые работали с красителем, были похожие пятна на руках. Я не верю, что это моя мать. Я одновременно ничего не понимаю, но еще почему-то, что-то помню...когда она касается меня, я вздрагиваю, сидя в вонючей постели, с закрытыми глазами.

“...Моя голова... еще болит. Я хочу спать,” - говорю я.

“Ох, хорошо отдохнуть”.

Когда моя мать оставила меня, я начала размышлять. Из-за головокружения от моего жара и смятение в моей голове, я никак не могла спокойно заснуть.

“Я не ошибаюсь... я умерла, да?”

Непрошеный, образ моей матери всплывает на поверхность моего сознания, и я молча извинялась, я больше никогда ее не увижу. Она, наверное, будет в ярости, кричать “сколько раз я тебе говорила, что у тебя слишком много книг?!” и в то же время сдерживать слезы печали. Я подняла вялую руку и вытерла слезы с моих глаз.

“Прости, Мама...” я шепчу, извинения, которые никогда не достигнут ее ушей.

Я нехотя отпускала этот образ, и начала аккуратно перебирать воспоминания об этом ребенке, с именем Мэйн, которые появились в моей голове. Ее последние воспоминания были чрезвычайно болезненные, она болела лихорадкой, ей так больно, что она не могла этого вынести. Мне кажется, что душа Мейн умерла, и я овладела ее телом. Ой, может я и в правду переродилась, и в бреду лихорадки вспоминаю о моей прошлой жизни?

“Это неважно, в любом случае. Я буду жить так, как Мейн, отныне нет никакого способа изменить это...”

Так что за дело, мне нужно разобрать воспоминания Мэйн, чтобы узнать больше о ситуации. В противном случае, моя новая семья может начать что-то подозревать. Однако, как бы я ни старалась, думая над воспоминаниями девочки Мейн, я еще не знала их языка. Родители много говорили, но, на самом деле, я нечего не понимала. Я не знала, что значат эти слова! Так что большинство из того, что она помнит, загадочно и неоднозначно.

“Ой, нет... что мне делать?”

Из детской памяти Мэйн, я поняла только то, что ее семья состоит из четырех человек. Ее мать, женщина, которая только что была здесь. У нее есть старшая сестра по имени Тори. Ее отец работает, кем-то вроде военного.

И, самое главное, это не Земля. Из образа в голове Мэйн, под банданой, в которую ее мать была одета, торчали волосы насыщенно зеленого цвета, как нефрит. Можно подумать, что она покрасила их, но на самом деле это естественный цвет. Это такой насыщенный цвет, что я почти хочу проверить, парик это или нет. Кажется, очень маловероятно, что она какой-то косплеер, который всегда носит зеленый парик и грязную одежду; гораздо более реалистично думать, что я в каком-то другом измерении, хотя черт его знает.

Кстати, у сестры Мейн волосы сине-зеленые, и у ее отца волосы синего цвета. Собственного и у Мейн волосы имеют глубокий темно-синий цвет. Я должна быть благодарна, что мои волосы близки к черному цвету. Несмотря на это, в этом доме, кажется, не было зеркала, и неважно, сколько я копалась в своей голове, я не могу найти четкое изображение того, как я выгляжу, кроме моего цвета волос. Ну, исходя из того, что я знаю о своей матери и отце, и что я похожа на мою сестру, я наверное не так плохо смотрюсь. Но я также, без сомнения, грязная.

“Ох, мне действительно нужно помыться..."

Реально, мой внешний вид не самая большая забота сейчас. Кажется, в семье, в которой я возродилась, умопомрачительно плохи дела. Просто смотря вокруг, вещи кажутся довольно плохими. Ткань, в которую я, больной ребенок, завернута, в чрезвычайно потертом и изношенном состоянии. Даже если это обноски от моей сестры, это слишком жестоко. Я подумала, что это может быть из-за злоупотребления вредными вещами, но, по воспоминаниям Мейн, даже мамины наряды сшиты из тряпок, и у ее сестры то же самое. Это норма для моей новой семьи. Рабочая одежда моего отца сравнительно лучше, но даже он имел всего лишь одну униформу , и то, выданную несколько лет назад.

Кроме того, этот дом, кажется, не был изолированным. Стена рядом со мной сложенна из какого-то кирпича, сквозь неё я слышу шаги вверх и вниз по лестнице, и голоса людей, которые, я предполагаю, являются нашими соседями. Возможно, это какой-то жилой комплекс или жилой дом?

Так как насчет реинкарнации ... разве я должна была возродиться ?

Я тяжело вздохнула, глядя на то как я живу. Я жила обычной жизнью в Японии, без всяких богатств, но то, с чем я столкнулась сейчас, было далеко не похоже на жизнь в Японии. Я не знаю, в какую эпоху и в какой стране я родился сейчас, но Япония была хорошим местом, чтобы жить, переполненной чудесными вещами. Удобные ткани, мягкие кровати и книги, книги, книги...

“Аааа, я хочу прочитать книгу. Чтение всегда помогло моим болезням пойти”.

Как бы ни были ужасны мои обстоятельства, я смогу терпеть это столько, сколько книг есть в этом доме . Я кладу палец к виску, и концентрируюсь, поиск книг через мою память. Где в этом доме могут быть книжные полки?

“Мэйн, ты не спишь?” Голос внезапно прорывается сквозь мою концентрацию. Девочка, около семи или восьми лет, шла мне навстречу легким шагом. Судя по моим воспоминаниям, это Тори. Ее сине-зеленые волосы аккуратно сплетены в простую косу, но я могу сразу сказать, что она нуждается в мытье. Как и ее мама, она немного грязная, и я очень хочу ее вымыть.За грязью пряталось красивое лицо.

Но это мнение мое, а я из Японии, страны с высоким уровнем личной гигиены. Даже если вы бедны, вы по-прежнему хотите сохранить здоровую среду обитания; в противном случае, вы заболеете, тогда вы должны будете обратиться к врачу, тогда вы должны платить деньги, которых у вас нет.

Я перестала волноваться, я немного успокоилась. Есть одна нужная мне вещь, на мой взгляд, и это книга.

“Тори, не могла бы ты принести мне ’книгу’?”

В зависимости от возраста Тори, у нее должно было быть около десяти книг с картинками в доме. Мне может и нужно отдыхать, чтобы преодолеть эту болезнь, но я все еще могу читать. Читать книги из альтернативного измерения сейчас мой высший приоритет над всем остальным.

“Тори, пожалуйста!”

Тори непонимающе смотрит на меня, моя очаровательная старшая сестра, наклонила голову в сторону: “Да? Что такое ’книга’?”

“Чт... ух, это где ’слова’ и ’картинки’ были ’записаны’...”

"Мэйн, о чем ты говоришь? Я не поняла, что ты сказала?”

“Я сказала тебе, ’книга’! Я хочу ’книгу с картинками’!”

“Что это? Я совсем не понимаю...?”

Похоже, я случайно использовал японские слова вместо их слов. Как бы я не старалась объяснить это Тори, она просто стояла с головой набекрень и с ошарашенным выражением лица. Даже если я просто говорила “дай мне книгу” на японском языке, она не могла понять. Я должна откопать словарь, и быстро.

“Тьфу, хорошо! ’Функция перевода, вклююююююючииииись!’”

“Мэйн! Что ты так разозлилась?!”

“Я не злюсь! Просто у меня головная боль”.

Злиться на Тори за то, что она не понимает меня, было бы очень по-детски. Что нужно сделать?

Во-первых, я должна сосредоточиться , я должна внимательно слушать то, что люди вокруг меня говорят, и, понемногу, начинать запоминать все слова, которые я слышу. Между прочим, у Мейн гибкий ум и интуиция. Собственно, 22-летней выпускнице колледжа запомнить лексику должно было быть легко... в теории. По крайней мере, я вспоминаю, через что я прошла, когда я учила другие языки, что бы читать иностранные книги, это не чрезмерно сложно. Любви, с которой я посвятила себя моим книгам, было достаточно, чтобы свести с ума других людей.

“...Ты злишься, потому что у тебя жар?” - спрашивает Тори. Она протягивает руку к моему лбу, наверное, чтобы почувствовать мою температуру. Недолго думая, я схватила ее руки, прежде чем она смогла коснуться меня.

“Я все еще больна, ты же не хочешь тоже заболеть?” Я попросила ее, хотя и притворяюсь, что показываю заботу о сестре, я на самом деле просто пытаюсь помешать ей сделать что-то отвратительное. Я действительно не хочу, чтобы Тори трогала меня своими грязными руками, мне пришлось исхитриться , чтобы избежать этого.

“Ну, я так думаю что не хочу!”

Если бы она была чистой, она была бы отличной старшей сестрой, но сейчас я не хочу трогать ее. В моей ситуации, мне придется вбить понятие о гигиене в их головы. Если не начать улучшить состояние вещей вокруг, я не думаю, что я смогу выжить. Из этих воспоминаний я узнала, что Мейн всегда была слабым ребенком, была прикована к постели и болела слишком часто.

Для того, что бы читать в свое удовольствие, я должна убедиться, что я здорова и что мое окружение гигиенично. Эта семья слишком бедная, так что если я заболею, никто не сможет вызвать врача. Даже если они вызовут его, глядя на это место, я не могу себе представить, что он сделал бы что-то хорошее, поэтому я определенно не хочу болеть.

Мама зовет из другой комнаты. “Тори, помоги мне с ужином!”. “Да, мама”, - говорит Тори, и убегает.

Судя по солнечным лучам, проникающим через окно, вероятно, было время, чтобы начать готовиться к ужину. Тори еще должна быть в школе, но она уже помогает по хозяйству.

“Оу, это плохо...”

Мысль о том, что моя жизнь будет такой же, когда я вырасту, действительно удручающая. Я должна буду делать работу по дому вечно. Я не смогу уделять для чтения очень много времени .

Бэнг! Бэнг! Прерывистый, живой звук гулко разносится по комнате. Это, наверное, звук радости при виде приготовленной пищи. Что в этом мире происходит?

Я должна оставаться позитивной! Я не собираюсь грустить из-за этого перевоплощения. Здесь есть книги, которые я никогда не читала на Земле! Моей первой заботой является забота о моем физическом состоянии. Я медленно закрываю глаза.

“Я дома!”

“Привет, Отец!”

Я слышу звонкий звук, словно металлические пластины трутся друг о друга. Мой отец вернулся домой, как раз к ужину. Я все еще слишком лихорадочно больна, чтобы поесть, так что я постепенно уходила прочь от атмосферы счастливого семейного обеда. Мой ум постепенно исчезал в темноте, и была только одна мысль на уме.

Ах, мне плевать на все это, я просто хочу почитать книгу..


 
Глава 2
После трех дней, моя температура наконец спала, и я медленно выздоравливала. Чтобы быть в хорошем состоянии, нужно было регулярно есть. Я ела мелко нарезанные овощи, плавающие в пресном супе. Сейчас это нормально, поскольку я была больна, но я не думаю, что я смогу это выдержать, когда я выздоровею. Кроме того, я почти привыкла к имени Мейн. Я собираюсь жить как Мейн, для остальной части моей семьи, поэтому я к нему быстро привыкла.

 “Мэйн, ты доела?” - спросила Тори, когда пришла, чтобы проверить меня.

"Да."

Я помыла руки, отдала пустую посуду ей, и тихо легла на спину в свою кровать.

“Отдохни, Мэйн”.

За эти три дня, я даже не выходила из комнаты! Выходила только тогда, когда вставала в туалет, и после этого я всегда ложилась прямо в кровать. Разве это не слишком жестоко? Кроме того, я сказала “туалет”, но на самом деле это просто горшок, стоявший в спальне. Это очень неудобно! Кроме того, не только я , но и остальное семейство использовали этот же горшок, и когда он заполнялся, они просто выливали содержимое в окно! И, конечно же, нет ванны! .Такой образ жизни мне не нравился... я так больше не могу!!

Я нечего не могу с этим поделать, хотя... Будучи совсем маленьким, больным ребенком, даже если я убежала бы, я не смогла бы жить так, как я хочу. Я не собираюсь бездумно убегать, неважно, как сильно я ненавижу эту ситуацию. Судя по тому, что я видела здесь, я не думаю, что окружающим намного лучше. Я понятия не имею, есть ли здесь какие-либо службы по защите детей, или приюты, или что-нибудь подобное, и даже если бы были, я не знаю, будут ли они лучше этого места.

Если я сбегу отсюда, я уверена, что буду проводить последние дни бегая по улицам, покрываясь валяющимися отходами, и, наконец, умру на обочине дороги. Что мне нужно сделать, это сосредоточиться на улучшение условий здесь.

Моя первая цель состоит в том, чтобы получить достаточно сил для того, что бы встать с кровати без помощи других людей. ......Ну, это только начало.

Тогда, прежде всего: КНИГИ. Первый шаг к улучшению своей среды, безусловно, поиск книг. Если у меня есть книга, я смогу мириться со всеми этими неудобствами. Я буду упорствовать! И, поэтому, я решила, что сегодня пойду исследовать этот дом. Я живу слишком долго без прочтения книг, и начинаю чувствовать что, что-то меняется.

Дайте мне книгу! Я буду плакать!

Так как у меня есть старшая сестра, я должна быть в состоянии найти около десяти книг с картинками где-то здесь. Если я не ошибаюсь, кажется, я не умею читать на этом языке, но, по крайней мере, я могу смотреть на картинки и пытаться разобраться в значениях каждого слова.

Дверь тихо открылась, и Тори повернула голову. “Мэйн, ты спишь?” - шепчет она. Я спокойно лежала в кровати. Каждый раз, когда я просыпалась, я выскальзывала из кровати в поисках книги, только ходила я шатаясь, и поэтому Тори пристально следила за мной. Когда наша мама уходит утром на работу, она оставляет Тори смотреть за мной. Тори отчаянно пыталась удержать меня в постели, и мое маленькое тело не могло освободиться от ее хватки.

“Я абсолютно точно собираюсь ‘помочь’ вам,” - пробормотала я.

“Что это было?” - спрашивает Тори.

“...Хм? Ох, я просто хочу сделать лучше.”

Не совсем понимая реальный смысл моего ответа, Тори улыбается беспокойной улыбкой. “Если ты вылечишься , всем будет лучше! Ты так плохо выглядишь. Почему ты не ешь? Хотя тебе и пять лет, все люди думают что тебе три.

Ой, мне пять? С нетипично щуплым телосложением. Это первое, что я слышала о себе. Я не помню свои дни рождения, так что я не могла выяснить этого. Или, может быть, может и были разговоры, которые я просто не понимаю, так как я не очень хорошо знаю язык?

“Тори,” я спрашиваю: “ты взрослая?”

“Мне шесть, но все думают, что мне семь или восемь лет, так что, возможно, я немного старше?”

“Аааа”.

Разница в возрасте у нас только в год, но она больше меня в комплекции. Перерасти ее будет очень трудно, но я не буду сдаваться. Я собираюсь правильно питаться, заботиться о своей гигиене, и я буду здорова.

“Мама ушла на работу”, - говорит Тори, “мне надо мыть посуду. Не вылезай из постели! Если ты не будешь лежать, тебе не будет становиться лучше, и если тебе не полегчает, ты не вырастишь больше!” “Хорошо!”

В рамках подготовки к побегу с кровати, я играю хорошую девочку с прошлой ночи. Я терпеливо ждала, так она, наконец, оставила меня в покое и пошла куда-то еще.

“Я сейчас. Будь послушной и оставайся здесь, хорошо?”

“Хорошо!” Отвечаю я, делая вид послушания.

Тори закрыла дверь с грохотом. Я спокойно ждала, как она схватит коробку, полную грязных тарелок и уйдет к дверям. Я не знаю, где она моет посуду, но она всегда уходит на двадцать-тридцать минут. Похоже, что дом не имеет своего собственного источника воды, там наверное, колодец или фонтан для общего пользования.

Хе-хе-хе... теперь, убирайся!!

Я слышала звук угасающих шагов Тори на лестнице. Я ждала, пока звук ее шагов полностью не уйдет из моей головы. Я кривляюсь от чувства боли, когда грязь с пола впивается в мои ноги. Ходить босиком в доме, где все носят обувь, очень противно, но Тори, пытаясь меня остановить от прогулки, спрятал мою обувь, поэтому у меня нет выбора. Поиск книги у меня на первом месте, у меня нет времени, чтобы беспокоиться о состоянии моих ног.

“Если они здесь? Ведь, возможно, я поторопилась...”

В этой спальне, где я снова была заперта, есть две кровати, три деревянные коробки, полные одежды, и несколько корзин с другими вещами. В корзинке рядом с моей кроватью есть несколько игрушек, сделанных из дерева и соломы, но нет книг. Если и есть книжные полки, то они, наверное, в гостиной.

“Фууууу..."

С каждым шагом , песчаный пол делал больно моим ступням. Здесь так принято, ходить по дому в туфлях, так что я знаю, что даже если я буду жаловаться, от этого не станет лучше. Обычаи Японии настолько глубоко укоренились во мне, что приспособиться к этой жизни будет почти невозможно. Хотя, есть много вещей, которые я собираюсь использовать, чтобы привыкнуть.

“Грр, слишком высоко...”

Я встретилась с первым крупным препятствием в моем доме: дверь в спальню. Если я не могу дотянуться до ручек на всех дверях, даже на носочках, это не очень хорошо. Я осматриваю комнату, ища какой-нибудь табурет. Мой взгляд падает на деревянный ящик с моими вещами.

“Ууууф!”

Если бы я была взрослой я бы с легкостью его перетащила , но неважно, как сильно я не толкала и тянула, мои маленькие руки не могли сдвинуть его с места. Я могла бы перевернуть корзину, в которой лежат мои игрушки, но не похоже, что она смогла бы выдержать мой вес.

“Эх я слишком маленькая и ящик слишком тяжелый я не смогу сдвинуть его одна!"

Оглядев спальню и обдумав варианты, я решила попробовать сложить постельное белье моих родителей и встать на него. Я не позволю коснуться пола моему собственному постельному белью, но, так как люди здесь ходят в обуви по дому, и мои родители привыкли жить в таких условиях, это абсолютно нормально, что я использую их белье. Если это надо сделать для того, чтобы найти книгу, и, если мои родители немного расстроятся, нечего страшного не произойдет.

“Хап!”

Я стою на носочках сверху сложенного постельного белья и хватаюсь за дверную ручку. Я кручу ее со всей силы, и ручка крутиться. Дверь распахивается со скрипом... прямо на меня.

“Что?!”

Дверь открылась вправо . Я судорожно отпустила ручку, и отступила назад.

“Кто-о-о-о!”

Я с грохотом упала с кучи постельных принадлежностей и ударилась головой.

Я прижала ладонь к голове, и поднялась на ноги. Я заметила, что дверь слегка приоткрыта! Моя головная боль-это всего лишь еще одна жертва для этого дела.

“Я сделала это! Она открыта!”

Я прыгнула вперед, сунула пальцы в щель и потянула. Все, теперь пути открыты. Я вижу, что комплект моих родителей скатился на пол, и он оставил чистый след за собой../ но я сделала вид, что не видела этого.

“Ага, на кухню!”

Я оставила спальню и пошла на кухню. “Кухня” в современном понимании этого слова выглядела по другому; это действительно больше похоже на старую кухню. В углу я вижу плиту с чугунной кастрюлей, стоящей на ней, и то, что выглядит как сковородка, висело на стене рядом с плитой. Бельевая веревка проходит через всю комнату, на ней висит грязная ветошь. Любой, кто попытается что-то стереть этой тряпкой, безусловно, сделает только хуже.

“Неудивительно, что у меня слабое здоровье с такой-то санитарией...”

В центре комнаты несколько небольших столиков, две трехногие табуретки, и ящик, который, кажется, используется как еще один табурет. В правой стороне комнаты деревянный шкаф, скорее всего, используется как шкаф для посуды. В углу напротив плиты стоит большая корзина, наполненная овощами, которые похожи на картофель и лук. Здесь есть раковина, а так же большой кувшин воды рядом с ней. Раковиной, вероятно, пользуются, поливая водой из кувшина; похоже, здесь не проведена вода.

Когда я закончила осматривать комнату, я заметила еще две двери, кроме той, что ведет в спальню.

“Охохо, какая из них правильная?”

Эта кухня совсем не похожа на место, где я могу найти книжные полки, поэтому я открываю одну из двух дверей, что ведут из кухни.

“Хм, кладовая?”

За дверью находится комната, где в беспорядке лежат инструменты и вещи, которые я никогда не видела прежде. Все по полочкам, но все свалили на них так беспорядочно, что не похоже, что их часто используют.

“Не та, да...?”

Я закрыла эту дверь, и направилась ко второй. Я беру и дергаю за ручку... Я подергала снова и снова, но нет никаких признаков что дверь уступит мне и откроется.

“Не говори мне, что это выход на улицу, через который вышла Тори...?

В недоумении, я бормотала вслух сама с собой. Это двухкомнатные апартаменты с кухней... но нет ванны, нет туалета, нет воды, и нет книжных шкафов. Как бы я ни смотрела, я не смогла найти другую комнату.

Эй, Бог, ты в обиде на меня?!

Во всех легких романах о реинкарнации, подавляющее большинство главных героев перерождается в общество богатых и знатных особ, и очень немногие из оставшихся перерождаются в жалкую нищету. У меня есть воспоминания и чувства современного гражданина Японии; я не хочу жить в доме, где нет ни ванны, ни туалета, ни проточной воды.

А больше всего меня беспокоит, что я не могу найти ни одной книги. Я посмотрела весь склад и не смогла найти ничего, хотя бы отдаленно напоминающего книгу.

“...Нет... Нет книг вообще?”

На Земле, до изобретения машин, которые могли бы с легкостью печатать, книги стоили очень дорого. Если вы не были членом высших слоев общества, то вы не могли позволить купить себе много книг.

“У меня нет выбора. Если дошло до этого, то сейчас мне нужно найти хоть что-то со словами на их языке.”

Даже если у меня нет никаких книг, то я смогу начать учиться читать. Для этого мне нужны газеты, брошюры, журналы, календари, даже рекламы! Там просто обязаны быть хоть какие-то слова, написанные на их языке! В их доме должно быть что-то такое.

По крайней мере, так было в Японии.

“...Ничего нет! Абсолютно ничего! Ни одной вещи! Что это за дом?!”

Я прошла через каждую комнату, посмотрела на каждой полке в кладовой и в шкафу, и я, конечно, не нашла ни одной книги. Там нет даже бумажки хоть с одной напечатанной буквой!

“Что, черт возьми, это...! Что это...?”

Слепящие взрывы боли в моей голове, как будто моя лихорадка снова вернулась. Мое сердце билась как бешеное в моей груди, и я оглохла от резкого звона в ушах. Я упала на пол, как будто струны держащие меня резко оборвались.

Умирая, раздавленная книгами, я мечтала о жизни с кучей книг. Но как я должна жить? Что мне делать? Я даже не думала, что я могла бы переродиться в мире без книг. Почему я вообще родилась здесь?!.

Слезы текли по моему лицу я пыталась найти причину, для того чтобы продолжать жить.

Мэйн!! Что ты делаешь?! Тебе не следовало вылезать из постели без обуви!” - закричала Тори, когда вошла в кухню, она нашла меня лежащей на грязном полу.

“...Тори... здесь нет книг...”

Даже если я не умею читать на их языке, я бы научилась, но здесь совсем нет книг. Я не знаю, зачем, или как, я собираюсь продолжать жить дальше.

“Что случилось? Тебе больно?” обеспокоено спрашивает Тори, а я лежала со слезами, постоянно катящимися из моих глаз. Она даже не может понять, что не иметь книги - это большая проблема, как она могла понять мои чувства?

Мне нужна книга.

Я хочу читать.

Эй, есть вообще кто-нибудь, кто бы смог понять меня?

Где я могу найти книгу?

Пожалуйста, ПОДСКАЖИТЕ!


 
Глава 3 - Разведка Города
Разведка города/часть 1

Вчера я плакала и плакала и плакала. Когда родители позвали меня на ужин, и даже когда они рассердились на меня за то, что их постельное белье грязное, я не проявила ни какую реакцию, кроме плача. Сегодня утром, мои глаза слишком сильно красные и опухшие от слез , и раскалывается голова. Однако, моя лихорадка прошла полностью, и мое тело больше не чувствует себя вялым и тяжелым. Все ,я перестала плакать,и мое дурное настроение рассеялось.    

    После завтрака с семьей, моя мать хлопотала над моим опухшим лицом.    

    “Ах, температура спала”    

    Руками, все еще холодными от мытья посуды, она щупает мой лоб, потом трет в уголках моих глаз. Из-за ее прохладных прикосновений, чувствую себя удивительно.

    

    “Скажи, Мэйн”, - говорит мама, “теперь, когда ты здорова, ты хотела бы помочь с покупками сегодня?”

    

    “Да? Мамочка, а как же работа? Моя лихорадка ушла, почему же ты не идешь на работу?”

    

    Она не сказала этого раньше,... “работать на красильщика очень тяжело, магазин сейчас невероятно популярен, и не смотря на болезнь Мэйн, мама не смогла бы в любое время взять выходной” Она работающая женщина! Это нормально?

    

    Она посмотрела на меня, задрав любопытно голову в сторону, затем печально опустив в низ сказала....

    

    “Тори заботиться о всех наших больных, и я подумала, что это такой позор, что я не позволю ей выйти на улицу ... но вчера, ты плакала и плакала, и Тори была так обеспокоена. Она сказала, что думала, что ты начала плакать, потому что тебе было так одиноко, так она ходила и умоляла соседей помочь мне взять отгул.”

    

    При этих словах, мое дыхание перехватило . Я, женщина с психологической зрелостью двадцать один-два года, целый день плакала, даже не удосужившись подумать, о людях вокруг меня. Мне так стыдно, что я хочу пойти вырыть яму и похоронить себя в ней. Теперь, когда я наконец успокоилась,то что я сделала, кажется, таким невероятно неловким.

    

    “Я... Я... прости...” я заикалась.

    

    “Тебе не нужно извиняться, Мэйн. Когда болеешь, все чувствуют себя немного беспомощным”.

    

    Мама ласково гладит меня по голове, чтобы успокоить меня. Ее мягкость даёт только чувство вины,которое рухнет на меня еще сильнее.

    

    Мне очень жаль. Я плакала от безысходности ,от осознания, что не было книг, потому что я была одинока, потому что вы пропали. Я пошла искать книги, как только Тори покинула дом... я не знаю, чем я думала. Мне искренне, искренне жаль.

    

    “Тори пошла в лес рядом”, - говорит мама, “но я не хочу, чтобы ты,шла в лес ведь тебе только стало лучше. Как насчет поехать со мной и сделать покупки?”

    

    “Да!” отвечаю я.

    

    “О! Ты быстро повеселела”.

    

    Мама счастливо улыбается, наверное думает, что я рада провести с ней немного времени.

    

    Я усмехаюсь в ответ. “Это будет весело!”

    

    Мама выглядела такой счастливой, поэтому я не торопилась, чтобы сказать ей об этом, но реальной причиной для поднятия настроение было осознание того, что если я выйду на улицу, я могла бы что-нибудь почитать. Если мы вместе будем ходить по магазинам, я могла бы даже попросить мою маму купить мне книгу! Она не должна быть очень толстой. Сейчас, все что я хочу, это то, что поможет мне выучить письменность. Книги или что-то подобное, направленные на детей, было бы идеально. Может быть, даже просто букварь!

    

    Я уверена, что если я буду мило улыбаться и скажу нечто вроде: “я не буду одинока если у меня будет книга! Я буду хорошей девочкой и буду помогать с делами”, - тогда моя мать в конечном итоге купит мне книгу. Эх-хе-хе. Это будет действительно весело.

    

    “Мама, я ухожу”, - говорит Тори, заглядывая в спальню с огромной улыбкой на лице. Так как у нашей мамы сегодня выходной,

    “Хорошо, погулять. Удачи!” - говорит наша мама.

    “Да, Мама!”- говорит Тори.

    У Тори была большая корзина за спиной, как рюкзак. Она ведет себя так, как будто она собирается идти играть со своими друзьями, но в реальности это всего лишь еще одна работа.Она собирает дрова! Так же она будет собирать: грибы , ягоды,орехи. Будут ли наши ближайшие блюда вкусным, полностью зависит от Тори.

    Ты сможешь сделать это, Тори!

        Дети в этом мире, кажется,начинают работать очень рано. Кажется, нет никаких школ в этом мире и других учреждений . По крайней мере, я не вижу ничего, что напоминало школу, когда я копалась в своих воспоминаниях.

        Если можно, я хотела бы учиться на библиотекаря или, может быть, работать в книжном магазине. Сегодня будет идеальный день для меня, чтобы собрать некоторую информацию. Я выясню, где книжный магазин, что бы подружиться с владельцем магазина, и в конечном итоге стать их учеником. Эй, это хорошо, чтобы быть впечатленым хитростью этой маленькой девочки, хе-хе.

    “И так, Мейн, как голова?”

    Это будет мой первый раз, покидая этот дом, после того, как я стала Мэйн! Первый раз,когда я носила одежду, которая не просто из постельного белья. Эта одежда -из обносков, и я закуталась в бесчисленных слоях. Я такая пушистая, что трудно двигаться! Казалось, что там холодно.

    Я протягиваю руку, чтобы взять маму и следовать за ней, в первые за все время.

    Холодно!

    Тесновато!!

    Плохо пахнет!!!

    Здания сделаны из камня, и чувствуется как он впитывает немного тепла . Несмотря на всю одежду, в которую я одета, морозный воздух просачивается сразу, охлаждая меня до костей

    Я бы все отдала за тепло, или даже один из тех теплых вещей. А еще я хочу, я хочу маску ! Что бы не чувствовать этот смрад и не заболеть.

        Сразу за домом есть лестница. Лестница настолько крутая и узкая, что я застряла со спортивными способностями трёх-летней атлетики, я боялась делать даже первый шаг. Моя мама тянет мою руку, и мы идем вниз, перекошенные доски скрипели под нашими ногами, . Примерно через два пролета, деревянные лестницы заменились на крепкие, ухоженные камни.

        Это же дом... почему такая разница?

    Мое лицо может быть испорченным от холода и вони, но я наконец-то снаружи. По моим прикидкам, я думаю, что наша квартира находится на пятом этаже семиэтажного дома. Честно говоря, с моим крошечным телом, и общей нехваткой сил, даже просто выход на улицу-это тяжелый труд сам по себе. Я думаю, это естественно, что большинство воспоминаний Мэйн были связаны с домом.

    “Фуф, фуууууф... Мама, я не могу... дышать... помедленнее!”

        Мы только начали, а я уже совсем запыхалась. Я настолько слаба, что я понятия не имею, смогу я дойти до места назначения , не падая в обморок на улице.   

        “Мы только вышли из дома! Ты в порядке?  

        “Да. Я в порядке. Пошли”.

        По крайней мере, я хочу выяснить, где книжный магазин. Я потратила некоторое время, чтобы отдышаться,и осмотреть окрестности. Прямо возле нашего дома что-то вроде небольшой площади,а в центре нее общественный колодец .Это должно быть место, где Тори моет посуду, и где тот большой кувшин для воды заполняется каждое утро.

        “Мама, ты стираешь?” спросила я.    

        “Да! Это все уже постирано”. 

        Эти вещи все еще выглядят немного грязными, но они видимо вымыты. Возможно, моющее средства здесь не очень хороши... мне придется думать о том, что и мыло тоже

        Площадь окружена со всех сторон другими высокими жилыми зданиями, и дорога, ведущая к остальной части города. Мы пробираемся по узкой улице, сворачиваем за угол и оказываемся на огромном главном проспекте.

        Вау, я на улицах чужой страны...    

Незнакомый пейзаж простирается передо мной. Вьючные животные, отдаленно напоминающие лошадей или ослов, стук копыт по мощеным дорогам, минуя прилавки торговцев, которые заполняют обе стороны улицы.

Следующая глава

Предыдущая глава

Оглавление

Категория: Ascendance of a Bookworm / Восхождение книжного червя | Просмотров: 1331 | Добавил: Kvak | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
avatar
Онлайн всего: 29
Гостей: 29
Пользователей: 0

Рейтинг@Mail.ru