Главная » Hail the King / Слава Королю! - Главы 490-491
18:40
Hail the King / Слава Королю! - Главы 490-491

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Hail the King / Слава Королю!

Оглавление 
Следующая глава

Предыдущая глава 

Главы 490-491

Глава 490. Палки в колесах

 [Смертельный вихрь], запущенный силами варвара сорокового уровня кошмарной сложности, в сочетании с загадочными письменами комплектов снаряжения [Ребенок Бул-Катоса] был непобедим: он поражал сердца людей, разрушал все на своем пути. Он далеко вышел за границы техники внутренней энергии, незаметно достигнув пределов разрушения пространства.

Из четырех мастеров под лезвиями мечей Вертонген испытывал наибольшее давление. Суббожественное оружие было, действительно, магическим, но, под действием противостоящей силы [Смертельного вихря], изо рта и ушей у него потекла кровь. [Песок гнева] тоже потерял блеск, превратился в огромную песчинку обычного вида и упал в руки Вертонгена.

[Гималайский отшельник] помог Вертонгену запустить [Песок гнева], поэтому раны оказались не такими тяжелыми. Но мощная внутренняя энергия, казалось, была полностью поглощена этим суббожественным оружием. Тело обмякло, боевая мощь стала нестабильной, никаких сил к противодействию не осталось. Если бы зависший над головой серебристый меч опустился, то смерть была бы неминуемой.

Мердок и Дони, наоборот, не участвовали в битве, поэтому их ранения были самыми легкими. Но эти двое также смертельно побледнели, они не смели и шелохнуться. Жестокость, исходящая от зависших над их головами мечей, заставляла их тела онеметь.

- Я… Проиграл,  – ощущая холод огромного меча над головой, Вертонген страдальчески улыбнулся и с трудом проговорил:

- Я снова проиграл.

- Если бы ты посвятил себя боевым искусствам, укрепил свою мощь и применил [Песок гнева] с помощью силы лунного уровня, то, возможно, сегодня победитель был бы другим…  - Сун Фей не испытывал враждебности к принцу Аякса, напротив, он даже немного восхищался им. Они были врагами. Но от этого молодого человека исходило благородство, присущее истинной знати; сердце его Величества дрогнуло. Раздался металлический лязг: нависший над головой Вертонгена огромный серебристый меч моментально исчез.

Вертонген опустил голову, ничего не сказав.

Это был не первый раз, когда он слышал о том, что его уровень владения боевыми искусствами невысок. Перенесенные испытания заставили его пересмотреть выбранный путь. Он находился в подавленном настроении.

Сун Фей, ничего не сказав более, обратил свой взгляд на трех остальных.

- Убейте меня,  - [Гималайский отшельник], почувствовав на себе взгляд Сун Фея, немного помолчал. Его прямая спина слегка сгорбилась. Возвышение Сун Фея заставило его ощутить полное бессилие. Выдающийся талант потому и называется талантом, что сметает все на своем пути, невзирая на возраст и статус. [Гималайский отшельник] тоже был силачом, но в этот момент не мог справиться с Сун Феем.

- Хорошо,  – Сун Фей холодно усмехнулся. Бесцеремонно. Он сконцентрировался: зависший в воздухе серебристый иллюзорный меч был готов безжалостно опуститься вниз.

Этот человек в свое время вмешался и довел дело до того, что Анжела и Елена заснули глубоким сном и не проснулись по сей день. Сун Фей давно хотел убить его, сейчас же представился такой прекрасный случай, естественно, он не мог упустить его.

- Подождите!

- Не надо!

Одновременно закричали Вертонген и Мердок. Бесстрашно они заслонили собой [Гималайского отшельника]. Они искренне умоляли Сун Фея пощадить [Гималайского отшельника] и не убивать его. Они родились в империи Аякс, учились боевым искусствам у [Гималайского отшельника] несколько десятков лет и испытывали к нему глубокие чувства. Естественно, они не могли видеть, как их учитель находится в опасности.

Но любимчик [Гималайского отшельника] второй брат Дони весь сжался и не сказал ни слова. Почувствовав, что Сун Фей смотрит на него, он смертельно побледнел от страха, с воплем кинулся на колени и в ужасе принялся просить пощады:

- Нет, не убивайте меня, убейте лучше его…  - Дони зарычал, указывая на [Гималайского отшельника]:

- Это он тогда велел мне действовать, это все его ошибка…

- Ты… Дони, как ты смеешь говорить такое? Ты совсем не уважаешь учителя!

- Брат Дони, ты сам понимаешь, что говоришь? Каждый на Гималаях знает, что учитель любил тебя больше всех остальных учеников, он не пожалел сокровищ Гималаев, чтобы повысить твою силу до лунного уровня, как ты можешь поступать с ним подобным образом?

Мердок и Вертонген смотрели на Дони с ненавистью. Они были готовы съесть его живьем, потому что переживали за своего учителя. На огромную любовь ответили подобным образом, это было огромным ударом, который было трудно вынести.

Действительно, когда Дони договорил, в глазах [Гималайского отшельника] появилось выражение недоверия. Лишь слегка сгорбившееся после поражения в битве тело теперь, казалось, переломилось. Через мгновение он с трудом закрыл глаза и слегка вздохнул. К всеобщему удивлению, он нисколько не разозлился. Его дух стал стремительно угасать, он был изможден больше, чем если бы принял участие в смертельной битве; за одно мгновение он постарел неизвестно во сколько раз.

- Это невозможно! Отойдите, вы не имеете права просить что-то у меня. Вертонген, не думай, что я оставлю тебя в живых,  – Сун Фей нисколько не был тронут этой сценой, его лицо было сурово. Он опустил ладонь, иллюзорные серебристые мечи задрожали. Энергия мечей была предельной острой, мощная сила разделилась на два потока, Вертонген и Мердок содрогнулись. Мечи продолжали опускаться.

Его Величество правитель давно решил, что необходимо убить [Гималайского отшельника].

[Гималайский отшельник] вот-вот должен был погибнуть от меча Сун Фея, но в этот момент ситуация изменилась.

С алтаря первоэлементов прилетел оранжевый световой меч и ударил по лезвиям иллюзорных серебристых мечей Сун Фея, подняв снопы искр. Раздался металлический лязг, как будто столкнулись настоящие мечи, лезвия их одновременно задрожали и, как туман, рассеялись в небе.

- Правитель Чамборда, подождите, у меня должок перед этим [Гималайским отшельником], я не могу на это так смотреть. Прошу вас отпустить его, как вы думаете?  - под [Магическими воротами], расположенными на западе алтаря, раздался звонкий голос коренастого, но знатного, сурового принца Аякса.

Все удивились.

Никто не мог подумать, что этот все время молчавший, обладавший огромной мощью силач в этот момент решит помочь [Гималайскому отшельнику].

Сун Фей слегка нахмурился.

Его Величество правитель давно подумал об этом.

Вертонген родился при дворе Аякса, в том, что он вдруг получил суббожественное оружие [Песок гнева] точно не обошлось без помощи мастера из императорского двора. Только что вмешавшийся в дело на алтаре первоэлементов коренастый силач явно был человеком империи Аякс, Сун Фей давно подумал об этом.

Вжик!

Стоящий на алтаре коренастый принц Аякса сделал жест рукой.

В небо поднялся оранжевый свет, упавший в руки Вертонгену темный [Песок гнева] во время этого движения полностью восстановил свою силу и начал испускать глубокий оранжевый свет. Со свистом он превратился в быстрый поток света и вернулся в руку принца.

В его руках суббожественное оружие, наконец, обнаружило должную силу. Как любимое дитя оно испускало родные волны, каждая из них оказывала на людей бесконечное давление, как будто вселенная обрушилась. Можно было ясно ощутить, что принц Аякса восстановил [Песок гнева] не полностью; но и так он казался непобедимым, под таким давлением большинству силачей становилось трудно дышать.

Сун Фей кивнул и послушно сказал:

- Хорошо.

Принц Аякса обладал могучей силой, не идущей ни в какое сравнение с мощью [Гималайского отшельника]. В случае открытого конфликта Сун Фей никак бы не смог справиться с ним, с таким суббожественным оружием, как [Песок гнева], которым он прекрасно владел, он бы стал непобедимым. Было бы неразумным наживать такого врага.

Кроме того, его Величество правитель увидел, что слова принца Аякса имели под собой основания: его взгляд был искренним, в нем не было подавляющего высокомерия. Очевидно, он был чем-то обязан [Гималайскому отшельнику], поэтому и вступился за его жизнь. В следующий раз он не будет вмешиваться в борьбу Сун Фея с господином в красном одеянии.

- Благодарю,  – услышав слова Сун Фея, принц Аякса кивнул головой и улыбнулся, выражая расположение; [Песок гнева] вошел в тело и исчез без следа.

- Не за что.

Бах-бах-бах.

Сун Фей договорил, вслед за этим донесся металлический лязг, иллюзорные мечи в виде серебристо-белых крыльев за его спиной сложились, как крылышки воробья, проиграв невыразимо прекрасную мелодию. Когда последние сотни мечей сложились в один, сверкнула вспышка белого света и исчезла в небе.

Одновременно с этим Сун Фей опустился под последние [Магические ворота] в северо-западном углу алтаря, и, таким образом, захватил возможность входа в ключевой район [Демонического дворца].

Никто из силачей на площади не посмел препятствовать действиям Сун Фея.

Только что произошедшая битва прояснила все вопросы. Правитель Чамборда смог противостоять обладавшим [Песком гнева] Вертонгену и его людям, демонстрируя то, что он может уничтожить всех противников. С такой силой смог добиться права входа, люди спрашивали себя, найдется ли что-то, способное сразиться с этим молодым человеком на алтаре.

Пыль опустилась.

Кто-то из стоявших под алтарем разочаровался, кто-то потерял надежду, кто-то вздыхал.

Они смотрели на получивших [Магические ворота] силачей полными зависти глазами. Войдя в район тридцать шестого уровня сложности, они оказались бы на пути к прорыву, у них была бы возможность получить магическое энергетическое оружие [Гробница воина]… К сожалению, они прошли полный опасностей путь, но все это осталось в стороне от них.

- Восемь мест распределены, раз так, то время пришло. Прошу действовать всем вместе, запускать алтарь, открывать [Магические ворота],  – верховный некромант Хассалбэнк взглянул на каждого из силачей под [Магическими воротами]. Он знал, что Сун Фей торопится отыскать в ключевом районе Демонического дворца [Демонический алтарь], поэтому поднялся сам и тихо проговорил эти слова.

- Хорошо.

- Начали.

Силачи-победители, стоявшие на алтаре, кивнули в знак согласия; каждый приготовился действовать. Они вливали силу в сооружения позади них, запуская [Магические ворота] на алтаре.

- Хе-хе, этот человек из Зенита не должен входить в [Магические ворота]….  - вдруг кто-то, странно смеясь, решил его остановить. Это был один из двух тощих стариков, следовавших за лысым великаном; своей сухой, словно хворост, лапкой он указывал на Сун Фея и, громко смеясь, продолжал:

- На алтаре есть восемь [Магических ворот], хе-хе, сейчас люди из Зенита захватили двое из них, это нечестно.
 

Глава 491. Провокация

Услышав этого загорелого худощавого старика, присутствующие только теперь заметили, что люди Зенита заняли двое из восьми [Магических врат] – Сун Фей являлся жителем Зенита, и тот синеволосый мужчина средних лет с двумя охранниками, судя по одежде и акценту, тоже являлись жителями Зенита.

Из-за этого некоторые из присутствующих были недовольны. Даже своевольная Святая Церковь заняла лишь одни [Магические врата], её семь из двенадцати человек остались снаружи. Неужели крошечная империя 1-го ранга Зенит вела себя ещё более дерзко, чем Святая Церковь?

Вмиг взоры людей устремились на Сун Фея и синеволосого человека средних лет.

Синеволосый человек лишь холодного вздохнул, раскрыл свою могущественную ауру и ничего больше не сказал, но его позиция была ясна: он отказывался идти на какой-либо компромисс. Если кто-то не согласен был с ним, то придётся разговаривать на кулаках и мечах.

Но кто посмеет состязаться с таким величественным мастером?

Сун Фей остановился, взглянул вниз на стоявших под алтарём уже отчаявшихся старых мастеров с седыми висками. Ему пришла идея, и он ясно произнёс:

- Возле меня могут встать ещё четыре мастера, -  Сун Фей указал на нескольких пожилых мастеров, кто прожил долгую жизнь и уже не мог дальше продвинуться в своём боевом искусстве. Сун Фей сказал:

- Вы можете встать возле меня и вместе вступить в [Магические врата].

- А? Правда? Спасибо тебе, юный правитель.

- Спасибо, большое спасибо. Да благослови тебя Бог, молодой человек. За мной большой должок.

Четверо мастеров, на которых указали, заликовали, будто видели сон. Один мастер уже очень преклонного возраста даже заплакал от радости. Потеряв надежду и снова её обретя, даже самым стойким мастерам было трудно совладать с собой. Они по очереди благодарили Сун Фея, обещая в будущем ответить тем же на сегодняшнюю его милость.

- С теми двумя могут встать ещё трое воинов, - сказал Сун Фей, указав на [Магические врата], где стояли верховный некромант Хассалбэнк и нечестивый костяной дракон.

- Это…тоже сгодится. Раз король Чамборда предложил, то рядом с нами могут поместиться ещё три мастера, - верховный некромант был человеком с большим опытом. Он тут же понял, что Его Величество пытался завоевать популярность среди людей, поэтому Хассалбэнк сразу выразил свою позицию. В глазах других казалось, что этот таинственный могучий воин в маске, превосходивший по силе Сун Фея, уступил королю Чамборда.

Но, с другой стороны, этих людей стоило притянуть на свою сторону. Во внешнем мире они все являлись влиятельными лицами, а также сильнейшими воинами, которые контролировали большие территории. Несмотря на то, что в [Демоническом дворце] они были слабы, однако, объединившись с ними во внешнем мире, получится ужасная сила. С какой бы точки зрения на это ни смотреть, то это оказывалось очень прибыльное дело.

Ещё три мастера получили возможность вступить в [Магические врата]. Каждый из них поблагодарил Сун Фея и верховного некроманта и пообещал, что в будущем поможет им в любом трудном деле.

- Ха-ха, Бог учит, что помощь другим – это помощь себе, - увидев эту сцену, правитель Аякса рассмеялся, кивнул Сун Фею

и продолжил:

- Поскольку король Чамборда имеет благие намерения помогать, то это как раз шанс отблагодарить Его Величество. И то - это будет лишь малая часть. Рядом с нами тоже могут встать три мастера, - он указал на трёх человек, стоявших под магическим алтарём. Двое из них

оказались -  принц Аякса Вертонген и гималайский мастер Аякса - Мёрдок. А третьим - оказался могучий воин преклонного возраста. Тем не менее [Гималайский отшельник] и Дони были проигнорированы.

Поведение князя Аякса даже слегка удивило Сун Фея.

Два мастера, на которых указал правитель, являлись людьми Аякса. В какой-то степени здесь проявилась непреклонная решимость. Даже если бы ничего до этого не случилось, правитель все равно бы поставил возле себя Вертонгена и Мёрдока, но в связи со своим положением, он был весьма почётным, являясь крупной фигурой в царствующем доме Аякса. Чтобы сохранить лицо перед Сун Феем, он выбрал ещё одного постороннего человека в знак добрых намерений.

Хоть Сун Фей и ощущал, что что-то было здесь не так, но он не подал виду, а лишь кивнул в знак благодарности.

Магические врата, где располагались Святая Церковь и принц Сен-Жермена, уже были заполнены по 5 человек. Синеволосый человек средних лет уже ясно дал понять, что никому не был готов оказать сердечный приём. Тот таинственный маг в белом одеянии всё время стоял с закрытыми глазами, его лицо выражало крайнюю нетерпеливость и становилось всё свирепее. Никто не осмеливался спрашивать его. Тот лысый здоровяк с двумя стариками не выглядели хорошими людьми. Они предпочли оставить пустыми ещё два места, чем позволить посторонним войти в [Магические врата].

Оставшиеся внизу люди умоляющим взглядом смотрели на Сун Фея, надеясь, что он сумеет за них замолвить словечко.

Сун Фей только и мог, что покачать головой. Он не считал, что всем угодил. Верховный некромант и правитель Аякса угодили Сун Фею, но это не означало, что остальные поступят так же. Если начать уговаривать, то он натолкнётся на глухую стену и навлечёт позор на свою голову. Тем более большая часть оставшихся людей имела свирепый вид и кровожадные лица. Ничего хорошего они не затевали, а потому они не стоили того, чтобы им помогать.

- Хорошо, кажется, больше ни у кого нет никаких претензий. В таком случае начнём активировать магический алтарь. Открываем [Магические врата], - снова предложил верховный некромант.

- Подожди-ка, кто это сказал, что нет претензий, хе-хе, у меня есть претензия, хе-хе, очень большая претензия… - загорелый худощавый старик, дико смеясь, снова воспрепятствовал. Он приподнял свои морщинистые веки, уставившись на Сун Фея властным свирепым взглядом, показал пальцем и дико захохотал:

- Я вдруг почувствовал, что этот мальчик недостоин вступить в [Магические врата]. Лучше ему убраться отсюда. Я советую вместо него вступить в [Магические врата] вот этому негоднику, - его палец указал на находившегося под магическим алтарём изумлённого [Гималайского отшельника].

Этот худощавый старик неожиданно захотел, чтобы Сун Фей уступил своё место [Гималайскому отшельнику].

Все отреагировали на эту неожиданность только спустя долгое время. Несмотря на то, что они не понимали, отчего сошёл с ума этот злостный, дьявольский старикашка, однако они ясно видели, что король Чамборда был ему не по вкусу, старикан умышленно пытался оконфузить короля Чамборда.

Неужели между этим стариканом и королём Чамборда была вражда?

Всем оставалось только гадать.

Сун Фей растерялся на мгновенье, посмотрел на загорелого худощавого старика и невозмутимо произнёс:

- Да кто ты такой? Смеешь давать указания королю?

- Хе-хе, молодой человек, не нужно так горячиться. Очень легко давать указания, - загорелый худощавый старик пошёл прямо к Сун Фею. Вокруг его тела стал стекаться чёрный туман, он высвободил неукротимую ауру. У него был игривый взгляд. Постепенно приближаясь, он дико смеялся: - Я ясно вижу твоё недовольство и не хочу, чтобы ты вступал в [Магические врата], хе-хе-хе-хе…Ты - всего лишь правитель ничтожного вассального королевства под управлением царствующего дома Зенита. А все остальные, собравшиеся здесь люди, являются сильнейшими личностями из великих империй. По сравнению с ними, ты - мелкий юнец, какое же у тебя есть право вместо них вступать в [Магические врата], хе-хе. К тому же, даже ваш военный гений Зенита был зарезан, и вы безрассудно объявили войну сразу трём крупным империям. Уничтожение вашей империи - лишь вопрос времени. Когда царствующий дом падёт, то вы все станете дешёвыми рабами, хе-хе. Так к чему тратить лишнее место на вхождение в [Магические врата]?

В глазах Сун Фея мелькнул холодный блеск, а внутри он был ещё более невозмутимым.

Этот загорелый худощавый старик имел силу всего лишь на начальном уровне молодой луны, и до Сун Фея ему было далеко. Раз он осмелился так нагло провоцировать - значит, что он полагался на чью-то помощь? Взгляд Сун Фея прошёлся мимо приближавшегося, шаг за шагом, старика и упал на лысого здоровяка, стоявшего под [Магическими вратами] в юго-восточном углу. У человека был суровый вид, он смотрел в сторону Сун Фея.

Этот лысый здоровяк являлся одним из немногих присутствующих людей, силу которых Сун Фей не мог разглядеть. Всё его тело источало чувство большой опасности. Сун Фей не исключал, что с нынешней своей силой в схватке с этим человеком он сможет не устоять. Возможно, худощавый старик полагался именно на этого могучего воина. Сердце Сун Фея тревожили сомнения, но он не знал, когда успел перейти дорогу такому могучему воину и стать ему врагом.

Но вмиг Сун Фей, не долго думая, разместил этого лысого здоровяка в категорию врага.

Поскольку противная сторона проявляла враждебные намерения, то Сун Фей абсолютно никак не мог пойти на компромисс.

Чем больше сила врага возрастала, тем невозмутимее вёл себя Его Величество.

Он выглядел спокойным, зато мысли об убийстве становились всё сильнее.

Несмотря ни на что, этот загорелый худощавый старикан обязан был умереть.

Кто затронет чешую дракона, тот обязан был умереть. А “чешуёй” Сун Фея являлся уже ушедший в мир иной военный гений Зенита Красич. С того момента, как этот старый худощавый чёрт оскорбил Красича, Сун Фей сразу принял решение, что любыми средствами заставит этого беса заплатить. Его Величество рассчитывал расстояние и угол атаки. Энергия вокруг его тела уже начала потихоньку стекаться. Казалось, будто воздух вокруг собирался затвердеть.

- Даже жалко, что не выпал шанс лично зарезать военного гения Зенита, хе-хе. Должно быть, мозги военных гениев очень вкусные… -

старый дьявол тоже накапливал энергию. Всё тело издавало звонкий хрустящий звук костей. Обе руки резко выросли на 30 сантиметров. Чёрные узкие, длинные ногти были полметра длиной и мерцали тусклым светом. Словно божественное острое оружие, они волочились по земле, оставляя отчётливые царапины на каменной плите алтаря.

Напряжение.

Неизвестность.

Взрывоопасный момент.

Оглавление 
Следующая глава

Предыдущая глава 

Категория: Hail the King / Слава Королю! | Просмотров: 183 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar