Главная » Hail the King / Слава Королю! - Главы 530-531
20:35
Hail the King / Слава Королю! - Главы 530-531

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Hail the King / Слава Королю!

Следующая глава
Предыдущая глава 

Оглавление


Главы 530-531

Глава 530. Ты осмелишься задеть меня пальцем?

Городовые Чамборда и святые воины окружали принцессу Анжелу и Лолиту Цзи Ма. Конечно, здесь же были и [Боец], [Девочка] и [Хулиган], рядом горой мяса возвышался черный пес.

Напротив стояло более сорока церковных жрецов и рыцарей, на одежде которых была символика церковного округа Города Двух Флагов.

Красно-черная церковная одежда говорившего указывала на его сан не ниже заместителя начальника округа.

Судя по его словам, он собирался забрать себе [Бойца], [Девочку] и [Хулигана].

- Ваше святейшество, вы должно быть ошиблись, они никак не могут быть пропавшими у вас, несколько дней назад они вылупились из каменных яиц, многие в армии могут это засвидетельствовать,  - терпеливо объясняла Анжела, словно не понимая, почему этот человек так разговаривает.

- Гм, закрой рот! Ловко плетешь! Все это чушь, раз я сказал, что они принадлежат церкви, значит так и есть, неужели ты осмелишься спорить с волей богов?  - закричал человек, глаза его жадно пылали.

Внутри он весь трясся от радости.

Не ожидал, не ожидала он, что в Городе Двух Флагов обнаружит детенышей легендарных, вымерших огромных драконов. Наткнувшись на них, он стал их пристально изучать, хорошо, что раньше в церковных книгах он видел подробное описание и картинки, поэтому сейчас сразу понял, что перед ним детеныши огненного, ледяного и стального драконов. Это был настоящий подарок судьбы.

Неужели это огромные драконы? На материке уже давно не было ни одного наездника на драконах. Сколько лет у церкви не было своего рыцаря на драконе?

Он не сомневался, что стоит ему заполучить этих трех детенышей и преподнести папе северного церковного района Платини, которому точно понравится такой подарок, как его карьера пойдет вгору, и он даже сможет стать верховным епископом империи.

Подумав об этом, он страшно обрадовался и рассмеялся:

- За то, что украли выращенных церковью питомцев, да еще открыто пререкались, никто из вас не уйдет отсюда, мужчин сошлю рабами на рудники, а девушки отправятся в церковный хор.

- Вы нагло лжете, если они, действительно, выращены церковью, кто может это подтвердить? Позовите их, посмотрим, знают ли они вас,  - не удержалась от едкой фразы белокурая Цзи Ма.

- Ложь? Ха-ха, в Городе Двух Флагов, все, что я скажу - правда, ведь я выражаю волю богов, не верить мне - значит не верить богам, а это уже богохульство, так? Неужели ты смеешь противиться богам?  - мужчина вовсю пользовался своим положением, но все в толпе знали, что как раз от таких правды не дождешься.

Однако, спорить никто не решался.

Уже давно, пользуясь властью церкви, он и его приспешники привыкли бесчинствовать от ее имени, а так как никто не решался противостоять им, они привыкли к этому.

На улицах собиралось все больше и больше людей, привлеченных стычкой.

Вскоре место происшествия окружило более сотни людей, которые принялись обсуждать происходящее.

- Опять эти безобразники из церкви? Опять тот Бартон, заместитель начальника церковного округа, жестокий и коварный, никого кроме начальника округа не боится. Кто на этот раз с ним столкнулся?

- Эй, потише, а то он услышит твои слова и повесит на тебя богохульство, а потом сожжет вместе со всей семьей.

- Э? Погодите, напротив Бартона разве не люди Чамборда стоят, подчиненные короля Александра?..

- Не может быть, неужели Бартон побеспокоил короля Александра?

- Чтоб этой собаке гореть в аду, он и до господина Александра добрался, этих дьяволов из церкви даже императорская семья боится… Боги, храните короля Чамборда.

- Ну так господин Александр и не таких делал, он обязательно разрешит этот вопрос, а мы посмотрим…

Толпа не осмеливалась подойти ближе и издалека обсуждала происходящее.

Всем в городе были известны бесчинства церкви.

В обычные дни церковь под различными предлогами обирала людей, да еще собирала дань со всех, а как только началась война с Аяксом, объявила нейтралитет, что, конечно, задело жителей города. И вот, как только на фронте случилась передышка, они тут же начали вновь безобразничать, да еще в отношении чамбордцев, спасших город – как тут не негодовать!

Заместитель начальника округа тоже увидел враждебно глядящую на него толпу, но лишь холодно хмыкнул. Он обвел ее глазами, но никто не решался встретиться с ним взглядом, и все опускали глаза.

Бартон самодовольно улыбнулся и повернулся к чамбордцам:

- Я знаю, что вы - подчиненные Александра, и знаю, что вы на войне в одиночку убиваете сотню, ну так что с того? Пусть даже придет ваш король Александр, что он сделает, сердито нахмурится? Неужели он станет ссориться с церковью? Как? Вы - толпа жалких козявок, что вы мне сделаете? Стоит кому лишь пальцем тронуть меня, и весь Чамборд заплатит за это кровавую цену, ха-ха-ха, давайте, давайте, попробуйте, ха-ха…

- Да он самоубийца…  - из раздутых ноздрей Дрогбы вырывался пар, словно он вот-вот собирался атаковать.

Но стоявший рядом Роббен удержал его.

Любое действие в адрес церкви могло ее раздразнить, даже сильнейшие предпочитали обходить ее стороной, и это было одним из поводов для такого наглого поведения, поэтому он поспешил остановить Дрогбу, чтобы тот не навлек на короля неприятности.

- Ха-ха-ха, здоровяк, давай, давай, атакуй, сегодня я хочу посмотреть, кто осмелится меня задеть пальцем,  - продолжал раззадоривать его Бартон.

- Ну а если я задену?  - прозвучал ясный голос, и появилась окруженная серебряным сиянием фигура молодого героя.

Король Чамборда!

- Ваше Величество!  - радостно закричал Дрогба и остальные.

Анжела и Лолита тоже обрадованно улыбнулись, расслабившись, потому что как только приходил Александр, все всегда разрешалось.

- Это господин Александр!

- Господин Александр спас Город Двух Флагов…

- Да здравствует господин Александр, да здравствует господин!

В толпе узнали Александра, и эта новость быстро по ней разлетелась. Многие впервые видели короля так близко, поэтому страшно возбудились, некоторые упали на колени и стали кричать:

- Да здравствует король! -  все приветствовали его.

Сразу было видно, как высок престиж короля в народе!

Увидев эту сцену, Бартон сощурил глаза. Хоть его положение и позволяло ему не бояться какого-то короля вассального государства, но сам не зная почему, он ощутил беспокойство внутри, некую опасность, которую король излучал.

Вжих-вжих-вжих!

Вслед за ним появились трое.

Это были правый руководитель Дворца чернорубашечников Батистута, а с ним Гарсия и Алан.

Толпа испуганно охнула, они думали, что троица поддержит Бартона.

Увидев их, Бартон осмелел и расслабился, ведь это были мастера из церкви, особенно загадочный мастер Батистута. Он приободрился, и возникший в нем страх растаял как дым.

Он сделал несколько шагов вперед, задиристо глядя на Сун Фея и уже предвкушая, как он сейчас раздавит этого юнца:

- Король Чамборда? Слышал о тебе. Мальчишка, только добился первых успехов и уже задрал нос, это понятно, но передо мной – другое дело! Я – заместитель начальника церковного округа, представитель бога в этом городе, если тронешь меня пальцем, то ты…аааа…

Бац!

Раздался треск ломающейся кости.

Из-за разбитой щеки хлынула кровь и полетели крошки разбитых зубов. Все уставились на заместителя начальника округа Бартона, половина лица которого словно обвалилась и висела словно мешок…

 

Глава 531. Прошу тебя стать папой

- Фы…  - Бартон остолбенел. Зубы его разлетелись и через дыры проходил воздух, отчего он шепелявил:

- Фы…фолкнул…меня?

Поддерживаемый прочими церковниками, он обалдело потирал разбитую половину лица и только ощущал, как воздух сквозит на месте выбитых зубов, голова гудела. Он пока что не пришел в себя и не почувствовал боль, да и он не мог поверить, что король Чамборда ударил его, неужели он не боится инквизиции? Человек, атаковавший священника, обвинялся в противостоянии богам и преследовался Церковью.

- С чего бы мне бояться ударить тебя?  - окруженный прикованными к нему изумленными взглядами, Сун Фей, шаг за шагом, приближался к окружавшим Бартона нескольким десяткам человек, нехорошо улыбаясь:

- Разве ты не сказал, что я тебя и пальцем тронуть не посмею? Сейчас я тебя тронул всеми пятью пальцами, и что ты мне сделаешь?

- Фы…фы обречен!  - разъярился Бартон, и тут его лицо исказилось от жуткой боли. Только сейчас он, наконец, понял, что произошло, именно поэтому его первой реакцией был не страх, а гнев. Он бешено заорал:

- Сшечь…фсех сшечь! ...убейте его, фкорее убейте его!

Но его приспешники не спешили бросаться на Сун Фея.

Эти самодуры в церковной одежде теперь трепетали, увидев безжалостный удар Сун Фея. Они понимали, что раз он поднял руку на заместителя начальника округа, то он и их с легкостью перебьет, поэтому они только бросали друг на друга перепуганные взгляды, словно трусливые гиены, жмущиеся друг к другу, поджав хвосты.

- Я обречен?  - рассмеялся Сун Фей.

Он протянул руку в пустоту - и вторая могучая пощечина полетела к лицу Бартона.

Бац!

Снова раздался звук хруста.

Сун Фей бил далеко не в полную силу, но даже легкий шлепок рукой варвара на 43-ем уровне кошмарной сложности мог оставить вмятину в стальном листе. Вторая половина лица Бартона вздулась, последние три зуба вылетели изо рта.

Окружающим показалось, что они видят это во сне.

Никто не мог поверить своим глазам. Господин Александр не испугался ударить человека из Святой Церкви? Услышав звонкий звук затрещины, они сначала ощутили страх за него, а потом небывалое чувство удовлетворения. Сун Фей сделал то, о чем все они давно втайне мечтали. Кто-то даже издал негромкий торжествующий возглас, но соседи заткнули ему рот, опасаясь, что церковники захотят выместить свой гнев на них.

- Ваше Величество…  - Гарсия хотел остановить Сун Фея.

- Стой, не трогай его,  - преградил ему дорогу Бартон, качая головой:

- С твоей привычкой - всех спасать, сейчас лучше не попадаться ему под руку…  - сказав это, он посмотрел на перепуганных до смерти жрецов и добавил:

- Эти мерзавцы грабят простых людей и порочат славу Церкви, пусть эти прогнившие сволочи получат по заслугам.

Бац-бац-бац!

Сун Фей уже оказался среди священников и раздавал оплеухи направо и налево, а испуганные церковники разлетались под его ударами, как перепуганные курицы, жалобно стеная…

- Фы обрефен…  - Бартон еще не отключился и теперь изрыгал проклятия, показывая пальцем на Сун Фея и воя, как раненая свинья:

- Ха-ха-ха, фы афакофал церкофь, тепе кофец, нифто не фпафет тефя, ха-ха…, фы уфил, уфил меня…

- Я не убью тебя,  - Сун Фей наступил ногой на руку Бартона, зловеще улыбаясь, снова послышался треск.

- Но я превращу твою жизнь в ад. Церковь, говоришь? Плевать, кто ты, тот, кто ворует чужое, должен на своих руках испытать свою вину!

- Ты… ты…  - Бартон взвыл от нового приступа боли:

- Убьешь…ефли убьешь меня, фы пофалеешь об эфом.

Сун Фей криво улыбнулся и наступил ногой на другую его руку, и вдруг подумал о том, что Анжела здесь и ей не стоит этого видеть, и махнул рукой Дрогбе и остальным:

- Оставьте этого недальновидного глупца мне, каждому из этих выдать по сто плетей, но не убивать, одного пошлите в храм, пусть начальник церковного округа Города Двух Флагов лично явится и изложит свою версию, неужели церкви можно отнимать у меня моих питомцев?

- Слушаемся,  - хором ответили Дрогба, Пирс, Роббен и прочие, у которых давно уже от ярости чесались руки.

Толпа нехорошо ухмыляющихся солдат, закатывая рукава, окружила священников, словно тигры отару овец, и, последовав примеру его Величества, принялись отделывать своих жертв. Избитых до полусмерти, их связали и утащили в казармы, и вскоре оттуда стали доноситься звонкие щелчки, стенания и крики.

Солдаты действовали быстро и эффективно.

Они действовали безжалостно, увидев, с какой неприязнью к пленникам относился король, поэтому скоро начали доноситься отчаянные крики изнеженных, не привыкших к такому обращению священников.

Вопли были просто душераздирающие, однако, в толпе никто им не сочувствовал, напротив, все испытывали чувство удовлетворения и отмщенности, многие жалели, что они не могут сами присоединиться к наказанию и выместить на них скопившуюся злобу.

Сун Фей лично втащил Бартона в казармы, словно дохлую собаку, бросил его на кусок доски дожидаться, пока приедет начальник округа Давид Болье.

Анжела тоже не проявила сочувствия.

Во-первых, потому что наглое поведение священников обидело добросердечную принцессу, а во-вторых, когда она увидела, в какое бешенство пришел Сун Фей, то ей захотелось его утешить, поэтому она с Цзи Ма и четырьмя животными вернулась во дворец.

Анжела никогда не участвовала во всем, что касалось армии.

Однако, правый руководитель секты Дворца чернорубашечников, кажется, что-то заметил. Он пристально смотрел на девушку, и Сун Фей вовсе не хотел бы такого к ней внимания со стороны церкви.

Только когда Анжела и остальные скрылись за углом, Батистута смог отвести свой заинтересованный взгляд.

- Господин Батистута, я бы хотел вернуться к нашему разговору,  - нахмурившись, произнес Сун Фей, жестом пригласив троих следовать за ним.

- Так что вы, ваше Величество, решили насчет присоединения к секте?  - обрадовался Батистута, когда Сун Фей заговорил об этом, это было именно то развитие разговора, которого ему хотелось.

- Прошу вас не сердиться на мою откровенность, господин правый руководитель, но мне нет практически никакой выгоды вступать в вашу секту. Все знают, в каком положении находится Дворец чернорубашечников, это просто огненная яма, кто туда прыгнет, непременно обожжет зад, я легко могу выбрать любую сильнейшую секту, так что мне нет смысла рисковать.

Сун Фей сел за стол на один из приготовленных солдатами стульев и начал разговор, одновременно наблюдая за наказанием.

Батистута горько усмехнулся и кивнул:

- Вы предельно откровенны, ваше Величество, я должен признать, что все, что вы говорите - правда. Однако, кусок горячего угля, подаренный крестьянину в лютые морозы куда ценнее, чем кусок изысканного сыра, преподнесенным вкушающим изысканное вино аристократам. Вы - умный человек и понимаете, что я имею в виду.

- Э, вы хотите сказать, что присоединившись к вашей секте, я выиграю больше, чем в любой другой?  - Сун Фей дал знак солдатам прекратить порку, и жалостные крики жрецов сменились горькими стонами. Один из них был развязан и послан в храм за начальником округа.

- Вы говорите прямо. Верно, я именно это имел в виду,  - сказав это, Батистута горделиво выпрямился и со значительностью продолжил:

- Я ручаюсь, стоит вам лишь кивнуть, и с этого дня вы станете верховным папой Ордена Чернорубашечников, каждое ваше слово станет для нас законом, наши ресурсы и мастера будут принадлежать вам, поверьте мне, ваше Величество, я видел расцвет клана в прошлые времена, славу и могущество, которые другому человеку просто невозможно представить.

- Э, это подкуп? Звучит соблазнительно, но меня нельзя так просто завлечь. Говори, что от меня нужно Дворцу, если я присоединюсь? - такое предложение кого угодно бы свело с ума, но не Сун Фея, который знал, что бесплатных обедов не бывает, и чем больше получаешь, тем больше платишь.

- Все, что мы от вас хотим - это занять пост, святейший престол, и стать верховным папой, одним из самых влиятельных людей мира,  - глаза Батистуты вспыхнули:

- Поверьте мне, Орден Чернорубашечников заплатит любую цену, чтобы вас на него возвести.

 

Следующая глава
Предыдущая глава 

Оглавление

Категория: Hail the King / Слава Королю! | Просмотров: 85 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar