Главная » Law of the Devil / Закон Дьявола - Глава 292-293
15:24
Law of the Devil / Закон Дьявола - Глава 292-293

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Law of the Devil / Закон Дьявола

Следующая глава
Предыдущая глава 

Оглавление


Главы 292-293

Глава 292-1. Фарс.

Этот неожиданный крик молодого господина из Дома Сенна удивил в зале каждого. Все дворяне, в том числе остальная элита Столицы, все они смотрели на Дюпона с непонимающим и осуждающим видом.

В тот же момент, у Такланшана и Байлибера лица помрачнели, поскольку эта ставка была слишком велика, даже для Двэйна.

Под удивленные и грузные взгляды, принцесса медленно поднялась на второй этаж и села возле этого господина Дюпона, совершенно не обращая внимания на всеобщие взгляды.

Видя эту женщину, даже Двэйн был немного озадачен…

Затем, эта Святая Дева что-то беззаботно прошептал на ухо молодому человеку, после чего, тот понимающе кивнул, а затем Дюпон вновь сказал недовольным голосом вслух, «Хей, я сделал ставку. Если нет других покупателей, то, должно быть, я победил?»

Когда Дюпон договорил, человек средних лет, стоявший позади него, впал в шок и поспешил сказать ему, «Молодой Господин, вы не должны делать этого! Вы не можете», прошептал его Стюард.

Обернувшись, чтобы посмотреть на своего слугу, Дюпон сердито посмотрел на этого мужчину, «Что ты сказал!? Мне не нужны твои советы, когда я покупаю что-либо!»

С лицом, полным паники, стюард тут же прошептал в ответ, «Молодой Господин! Подобное нельзя просто взять и купить…если вы сделаете это, то это навлечет много проблем на семью! После возвращения старого господина, тот определенно придет в ярость…»

«Глупости!», Дюпон отрезал, «Покупка этой вещи – доброе дело, с чего бы отцу ругать меня!?»

После этих слов стюард замолчал. Он был здравомыслящим человеком, он понимал, что эту вещь нельзя покупать ни в коем случае. Если молодой Господин купит этот свиток, то это, безусловно, станет настоящей катастрофой для семьи.

Он мог беспокоится внутри, но в присутствии этой Святой Девы, стюард просто не мог говорить то, что думает, «Но Маркиз…Маркиз…»

«Отец болен уже несколько дней, у меня достаточно прав, чтобы принимать свои собственные решения. Мне не требуется твое вмешательство, когда я делаю выбор»

Когда Дюпон договорил со своим стюардом, он, стоя перед Святой Девой, вновь смутился. А затем сердито прокричал, «Десять миллионов, я его забираю его! Эй ты, на сцене, почему до сих пор не объявил победителя торгов!?»

Взгляды каждого были приколоты к этой комнате. Из-за того, что окно в ней было слишком большим, это не составило труда увидеть все происходящее внутри комнаты без проблем. Плюс ко всему, голос Дюпона был исключительно громок, его было очень хорошо слышно.

Разве такой умный человек, как его стюард, не может знать весомость этой вещи и скрытый смысл? Однако он все еще не может понять, почему его молодой Господин решился на что-то подобное? Да, это правда, что молодой Господин очень высокомерен и испорчен, но он бы никогда не мог подумать, что тот способен на такое.

Очевидно, будучи верным этому Дому, даже в такой ситуации стюард не мог пойти на оскорбления своего молодого Господина. Поэтому, он поспешил обратиться к Заку, стоявшему на сцене, «Мистер Зак, эта ставка не должна засчитываться. Дом Сенна не будет платить за эту вещь»

«Черт подери!», Господин Дюпон впал в ярость. Будучи самым молодым господином Дома Сенна, с ним никогда так не обращался, а тем более, как мог его собственный стюард сказать такое на публике? Смущенный и рассерженный, на грани взрыва, он указал пальцем на стюарда и закричал, «Так! Ты слишком самонадеян! Ты обычный стюард, как ты можешь…»

«Молодой Господин!», побледневший стюард быстро начал качать головой, «Вы совершаете ошибку. Я не могу допустить, чтобы вы навлекли бедствие на семью! Причина, по которой Маркиз приказал мне отправиться с тобой, это предотвратить подобные неприятности, как я могу проигнорировать его приказ?»

«Ты…», от ярости Дюпон потерял дар речи, поскольку он всегда пребывал в спокойном состоянии. Как сказал стюард, его отец отправил его, чтобы тот предотвращал его глупые поступки.

Вдруг, рядом с ним раздался “хихикающий” голос, как будто ничего не произошло. С очаровательной улыбкой на лице и хрустальным голосом, Святая Дева медленно проговорила, «Хм, Дюпон, для управляющего, вмешивающегося в решение Господина, а ваш Дом Сенна действительно не такой как все»

Она как будто добавила масла в огонь, лицо Дюпона тут же покраснело и он начал ругаться на бедного человека, «Так! Ты всего лишь слуга моего Дома, собака, который мы владеем! Как ты смеешь устраивать такое!?»

После этого, Дюпон фактически проигнорировал свой статус, и подошел к стюарду пытаясь выгнать его. Уклонившись в последний момент, стюард с возмущением посмотрел на Святую Деву и сказал, «Молодой Господин, чтобы вы ни сказали сегодня, я не могу оставить вас, я должен остановить вас…АХ». Не успев договорить, он болезненно закричал.

Когда Дюпон обнаружил, что он промахнулся, этот наглец тут же схватил чашу и бросил её. Поскольку они находились довольно близко друг к другу, изо лба слуги начала литься кровь из-за этого сокрушительного броска.

Он сделал это в приступе ярости, все дворяне хмуро смотрели на Дюпона, многие уже начали презирать этого юнца и глупца.

Закрыв рану рукой, стюард сделал шаг назад и закричал, «Молодой Господин, когда вы совершаете такую ошибку, то у меня просто нет выбора, я могу лишь пойти и позвать Маркиза!»

После этих слов, но вновь посмотрел на Зака и громко сказал, «Мистер Зак, ставка нашего Молодого Господина недействительна. Он не является главой семьи, он не может позволить себе десять миллионов золотых монет, поскольку он не обладает такой властью в семье. Я отправлюсь, чтобы пригласить Маркиза», сказав это, он развернулся и покинул VIP-комнату.

Дюпон больше не мог сдерживаться. Он внезапно вытащил кинжал из-под своего рукава и бросился ударить своего слугу в спину.

Те, кто находились внизу и обладали хорошим зрением, они тут же ахнули при виде кинжала, а Двэйн тут же наморщился.

Одно из первых правил аукционного дома заключается в том, что нельзя проносить внутрь никакое оружие, неважно какие обстоятельства, каждый из присутствующих знал это. Просто подобные ситуации не редки, когда один из участников затевает обиду на второго. В конце концов, все здесь дворяне, как швейцар мог осматривать каждого из них?

К счастью, Стюард по имени Так был проворным парнем. Услышав возгласы аудитории, он понял, что сейчас произойдет что-то плохое, поэтому он поспешил увернуться. Он был быстр, но не достаточно, чтобы полностью избежать удара ножом, кинжал был остер и в итоге попал ему в плечо, тем самым его рана тут же начала кровоточить.

Его глаза, были наполнены убийственным намерением, в его руках находился этот кинжал, окрашенный кровью, Дюпон начал осознавать свою неудачу и поспешил нанести второй сильный удар. Затем, без раздумий, этот молодой парень слепо попытался нанести еще один удар по своему стюарду, восклицая, «Ты, собака, получишь за свое непослушание!»

Видя, что эта атака может стать смертельной для Стюарда, Двэйн тут же хмыкнул в своей комнате и поднял палец. С кончика пальца вырвался огненный шар, который охватил руку Дюпона, в которой находился кинжал.

Дюпону тут же стало больно, он громко закричал и ослабил хватку, его кинжал упал на пол.

Огненный шар Двэйна нельзя воспринимать легкомысленно. Множество искр пламени начали разлетаться от рукава Дюпона, делая дыры во многих частях его одежды. Этот молодой господин начал пронзительно кричать от боли и страха, он молил о помощи, катаясь по полу.

В то время, когда все наблюдали за происходящем, именно тем, кто подошел к этому на полу, был тот самый стюард, являющийся верным слугой Дома Сенна. Не беспокоясь о собственной безопасности, несмотря на ранение, он запрыгнул на своего горящего молодого господина и начал тушить пламя голыми руками.

Вдалеке Такланшан и Байлибер смотрели друг на друга во время этой сцены. Они оба отлично знали Маркиза Сенна. Старый глава этого дома может и не особо был предан Императорской семьей, но нет никаких сомнений в том, что Маркиз захотел бы вмешиваться во все эти проблемы, в приоритете у него было самосохранение.

Основываясь на этих знаниях, они могут сделать вывод, что действия этого молодого господина происходили без наставления старого Маркиза! Тогда скорее всего…

Повернувшись, чтобы взглянуть на принцессу, сидящую неподалеку от молодого господина, Такланшан и Байлибер тут же все осознали: она соблазнила его.

В настоящий момент, несколько помощников тут же поспешили в ту VIP-комнату, чтобы вытащить обоих наружу.

Не проявляя сожаления или благодарности за спасение его жизни, первое, что сделал Дюпон, как только огонь на нем погас, он тут же сильно ударил своего стюарда по лицу. Нос этого преданного слуги был разбит, а на его глазах появилось печальное разочарование в своем молодом господине.

Вырвавшись из объятий двух помощников, державших его, Дюпон развернулся и закричал на Зака, стоявшего на сцене, «Чего ты молчишь! Если нет другой ставки, то эта вещь принадлежит мне!»

Наблюдая за всем этим фарсом со сцены, Зак не только не впал в панику, он даже немного расслабился и всё это время на своего Господина Герцогу. Видя безразличие на лице Двэйна, Зак понял, что у его Господина свои мысли на этот счет и он решил промолчать.

Охнув, Двэйн медленно поднялся и подошел к перилам. Затем, с мягкой улыбкой на лице он задал вопрос Дюпону, находясь в своей VIP-комнате, «Добрый день, Лорд Дюпон. Я хотел бы спросить вас, вы абсолютно уверены, что эта вещь должна быть у вас?»

Повернувшись в Двэйну, Дюпон, не скрывая своей враждебности, проворчал, «Конечно, Герцог, эта вещь принадлежит мне»

Когда он сказал это, Дюпон посмотрел на Святую Деву.

Хотя несколько помощников ворвались в VIP-комнату, чтобы развести молодого господина от его управляющего, тут также была Святая Дева, которая являлась принцессой Империи, кто бы посмел прикоснуться к ней? Не имея другого выбора, эти помощники аукционного дома, могли лишь стоять рядом с принцессой, не делая ничего.

Двэйн не упустил из виду и это. Дюпон свирепо смотрел на него, но, затем, повернувшись к Святой Деве, в его глазах тут же появилось обожание, которое никак нельзя было скрыть.

Видя его взгляд, Двэйн тоже попытался оценить женщину и в ответ тоже заметил взгляд. Имея зрительный контакт, между ними обоими как будто появились невидимые искры.

«Хорошо», кивнул Двэйн, затем повернулся и указал на молодого господина Дома Сенна, «Делать ошибки не так страшно. Ужаснее только невежество. Мне жаль тебя»

Затем он повернулся к толпе внизу и громко сказал, «Уважаемые гости, будучи хозяином этого места, я заявляю, что аукцион по этому предмету приостановленной из-за произошедшей ситуации»

Дюпон внезапно подскочил, его голос был наполнен гневом, «На каких основаниях вы смеете сделать это!»

Двэйн мягко улыбнулся, «На основаниях сказанного мной»

Его лицо постепенно начало холодеть, когда он начал говорить всей аудитории, «Тот, кто считает, что я не могу сделать так, может встать и сказать это»

Люди, которые были на стороне Императорской семьи, естественно, не имели возражений, а люди с Юга просто не могли посметь сделать этого, как только встречались взглядом с Двэйном. Его угнетающий и смертоносный взгляд инстинктивно оценивался как угроза, у каждого увидевшего тут же оцепенели ноги и начинали сильно дрожать!»

Двэйн прожил на Северо-западе два года. Убить взглядом, для него стало также естественно, как и поесть рис. Высвобождая убийственную ауру, разве кто-то мог воспротивиться ему в этом месте, ведь все они же были слабаками, верно?

 

Глава 292-2. Фарс.

«Герцог», улыбнулась Святая Дева и сказала, «Разве вы не считаете, что подобное может навредить репутации вашего аукционного дома?»

Небрежно поднявшись, он встала напротив Двэйна, в её глазах не было ни следа на страх, «Я уже давно слышу о том, что аукционный дом Тюльпанов является самым лучшим, но ваш поступок сегодня, как-то не особо вяжется с данным утверждением, вам так не кажется?»

Холодно улыбнувшись, Двэйн повернулся в сторону этой женщины, «Кажется, у вашей светлости есть свое мнение насчет моего решения?»

Сделав приветственный жест, она медленно проговорила, «Потасовка Господина Дюпона с его непослушным слугой, это их личное дело. Теперь, когда все утихло, это будет нормально, если аукцион будет продолжен. Или это…потому что ваше превосходительство желает выиграть этот лот и вы решили изменить правила, на свое усмотрение? Ах, я ведь почти забыла, что вы хозяин этого места»

Не грустно, не сердите, Двэйн рассмеялся, «Мне кажется, что ваше высочество обвиняет меня в несправедливости. Отлично, репутацию моего аукционного дома Тюльпанов не так то легко оскорбить»

Сделав паузу, он медленно сказал, «Ваше высочество, вы жаждите справедливости? Тогда я дам вам её!»

После этих слов лицо Двэйна внезапно стало мрачнее, а все его тело начало излучать ауру господства, «Охранники идите сюда!»

Как только его голос затих, два охранника, одетые в служебную одежду аукционного дома вошли в VIP-комнату на втором этаже, они тут же упали на колени.

«Вы двое, вы сегодня были швейцарами на входе?», с холодными глазами сказал он.

Они посмотрели друг на друга, а затем сказали в унисон, «…Да, мой Господин…»

«Хорошо», кивнув, Двэйн схватился за периллу, а затем медленно постучал по ним, «Назовите мне четвертое правило аукционного дома?»

Эти двое мужчин переглянулись, а затем сразу же побледнели. Тот, что был слева, был настолько напуган, что не смог сказать ни слова, а тот, кто был справа, собрал все свое мужество и ответил, стиснув зубы, «Мой Господин…Четвертое правильно аукционного дома гласит, что после начала аукциона все двери должны быть заперты, никого нельзя пропускать внутрь, неважно имеется ли у них билет на руках или нет!»

«Хм! Складно говоришь», тон Двэйна помрачнел, «Тогда я задам вам еще один вопрос, почему вы впустили человека после того, как был начат аукцион, а тем более он уже подходил к завершению!»

Человек справа поднял голову и дрожащим голосом ответил, «Мой Господин…потому что…потому что…»

«Чего ты заикаешься! Ты же являешься частью Дома Тюльпанов, ты не умеешь говорить что ли?», Двэйн нахмурился таким образом, что у этого человека возникла мысль, что он его вот-вот убьет.

Ощущая опасность витающую в воздухе, стражник прикусил губы и поспешил ответить, «Мой Господин! Все потому, что этим человеком была Святая Дева Храма и принцесса, у нас нет столько мужества, чтобы не впускать её!»

«Значит, вы побоялись остановить её, поскольку её статус высок?», снаружи лицо Двэйна выглядело зло, но внутри он хихикал, «Если кто-то приходит в мой аукционный дом, он должен следовать моим правилам, все билеты становятся недействительными, как только человек опоздал! Это местное правило! Неважно кто это, неважно какой билет, как только будет начат аукцион, все двери должны быть заперты! Ты швейцар, как ты смеешь уничтожить главное правило этого места? Кто здесь из присутствующих не имеет дворянского статуса? Кто здесь не является акулой бизнеса? Если каждый раз, когда будет начат аукцион, а любой лорд или рыцарь потребует специального отношения, то на кой черт все эти правила? Зачем мне вообще проводить аукцион? Почему бы просто не продать все предметы, основываясь на статусе человека?»

Человек, который держал ответ, был умным. Понимая значение слов своего Господина, он поспешил смиренно отпустить голову, «Да, мой Господин, мы допустили ошибку! Мы готовы принять наше наказание!»

Напряженное лицо Двэйна немного расслабилось, «Начиная с сегодняшнего дня, чтобы я больше не видел вас на посту швейцара в моем аукционном доме. А так же спуститесь вниз, каждый из вас получит по десять ударов плетью!»

Двое швейцаров кивнули и вышли за дверь.

Сила Двэйна была ошеломляющей, никто из присутствующих не осмеливался возразить против его методов. Затем, повернувшись лицом к Святой Деве, стоявшей в VIP-комнате, он холодно сказал, «Ваше высочество, мои люди были наказаны за нарушение правил, но ваше появление здесь посреди аукциона против правил. Ваш статус почетен, но в мире бизнеса главное деньги, а статус и заслуги…»

Раздраженная и разозленная внутри, Святая Дева не могла сдержать недовольство, «Герцог Тюльпан, вы собираетесь выгнать меня?»

Двэйн рассмеялся, «Вы Святая Дема Храма и принцесса Императорского Дома, как я могу выгнать вас? Поскольку вы редко появляетесь в моем аукционном доме, я думаю, что вы, должно быть, можете и не знать всех правил этого места, так что это вина швейцара, что он предупредил вас»

Когда он сказал эти слова, в глазах Святой Девы появилось облегчение. Но затем, Двэйн продолжил, «Это просто…»

«Просто что?», нахмурилась Святая Дева.

Это её не первый случай столкновения с Двэйном. Два года назад, во время их первого столкновения на рынке рабов, Двэйн ловко обошел её. Поэтому, она просто не может забыть о том инциденте. Услышав слово “справедливость”, ей тут же стало тревожно на сердце, поскольку она знала, насколько хитер Герцог.

«Ваше высочество, я задам вам вопрос, поскольку вы здесь, это значит, что у вас на руках есть билет, верно?»

«Разумеется», холодно ответила Святая Дева.

«Хорошо», кивнул Двэйн, его голос стал более мягким, что еще больше встревожило принцессу, «Просто, Ваше высочество, вы скорее всего не знаете местных правил. Да, у вас есть билет на вход в это место, но дело в том, что ваш билет применим только к сидениям внизу, а не к VIP-комнатам на втором этаже»

«Да как вы!», Святая Дева яростно взвыла, но это продолжалось лишь секунду, прежде чем она смогла подавить это пламя в себе. С мягкой улыбкой на лице, «Герцог Тюльпан, почему вы так скупы? Эта комната принадлежит Господину Дюпону. Разве он не может пригласить гостя?»

«Бизнес – есть бизнес», Двэйн покачал головой, «Во-первых, вы благородная леди, поэтому ваш визит большая честь для нас. Однако у государства есть свои законы, а у различных семей свои. Хотя вы немного отличаетесь, но кто из присутствующих не принадлежит дворянским Домам? Вы может Святая Дева и принцесса, но даже вы не можете нарушить законы, верно? В противном случае, если новости о том, что принцесса может придти в такое место и провести время в VIP-комнате не потратив ни копейки, разве мой бизнес не будет разрушен? Более того, каждый кто находится в этих VIP-комнатах, потратил огромные деньги, чтобы заполучить это место. Если я позволю вам пройти сюда без каких-либо упущений, это будет несправедливо по отношению к моим клиентам»

Когда Двэйн сказал эти слова, все те, кто были на стороне Регента, тут же закричали в поддержку.

Лицо Святой Девы было закрыто вуалью, но, определенно, сейчас с ней было не все так хорошо.

Именно в этот момент невежественный молодой Господин Дома Сенна закричал, «Двэйн! Эта комната куплена моей семьей Сенна! Исходя из этого, ты не можешь заставить её уйти!»

От внезапных слов этого молодого парня, Двэйн грозно хмыкнул в его сторону, после чего ноги Дюпона подкосились и он весь покрылся холодным потом. Будучи человеком, который наводил ужас на сердца многих, к примеру людей со степей на Северо-западе, такое небольшое хмыканье Двэйна обладало большой силой.

«Дюпон Сенна», Двэйн холодным голосом назвал его имя, «Вспомните кто вы! Вы может и сын Маркиза Сенна, но вы сами не обладаете титулом, вы обычный чистый лист, который немного отличается от дворянина. В то время как я, я Герцог Тюльпан. Что позволило тебе думать, что вы можете называть меня по имени?»

После этих двух предложений, лицо Дюпона стало кроваво-красного цвета. На его лице было желание убить его, но он не мог сказать ни слова, у него не хватало мужества.

Среди дворянских кругов следует обратить особое внимание на этикет. Если вы не являетесь близкими друзьями, нельзя публично называть человека по имени, можно лишь обращаться вместе с фамилией. В противном случае, это будет принято за невежество и грубость. Как раз сейчас, Дюпон, находясь в приступе ярости, сделал то, что считается крайне грубым, а в некоторых случаях может восприниматься как провокация. Таким образом, саркастическое и несколько едкое замечание Двэйна полностью лежит на его плечах. Для публики это было обычным делом.

«Кроме того, Дюпон Сенна, в моем аукционном доме есть правило, что никто не может носить здесь оружие. Вы здесь постоянно, поэтому можно предположить, что вы знали об этом правиле. Но все же…вы не только принесли оружие, зная этот факт, но вы в открытую пустили его в ход, прямо передо мной. Как вы думайте, что такое мой аукционный дом? Ваш домашний садик?»

В отличие от агрессивных слов Дюпона, голос Двэйна звучал гладко и мягко. Но Дюпон видел, какой холодный взгляд излучали глаза Двэйна, этот холод пронзал, чем больше он смотрел на него, тем страшнее ему становилось.

«Мне очень жаль. Поскольку вы нарушили правила членства этого места и опорочили себя, с этого момента я отменяю право Дома Сенна на вход в VIP-зону. Теперь я попрошу вас и вашего слугу покинуть эту комнату. Дабы выразить уважение к вашему отцу, Маркизу Сенна, я верну деньги, которые ваш отец заплатил эту комнату»

Затем наблюдалась картина, когда местные охранники держали Дюпона, но тот не успокаивался, он все еще хотел устроить драку и пытался вырваться на свободу. В конце концов, он так ничего не смог сделать и его вывели из комнаты. Когда они вышли, его слуга вытер кровь со своего лица, а затем развернулся и посмотрел на Двэйна взглядом, наполненным благодарностью, прежде чем выйти.

В это время Байлибер и Такланшан также обменивались взглядами, они думали об одном и том же: “Как же не повезло Дому Сенна! Маркиз Сенна всегда держался на плаву в течение всей своей жизни. Кто бы мог подумать, что когда он состарится, его посрамит столь дебильный сын”

Видя, что Дюпона вывели, вполне естественно, Святой Деве также не разрешат остаться в VIP-комнате. Но вместо того, чтобы спокойно уйти, она повернулась к Двэйну и улыбнулась, «Герцог Тюльпан, вы правда хотите, чтобы я спустилась вниз?»

Не рассердившись от её действий, Двэйн лишь крикнул в ответ, «Правила есть правила, их нельзя нарушать. Это правда, можно пригласить гостей в свою комнату, но поскольку Дюпон Сенна потерял свое право на участие…Хм, если Ваше Высочество не возражаете, и вы не считаете мою комнату слишком смиренной, то, пожалуйста, можете придти сюда и отдохнуть»

На её лице тут же засияла улыбка, её голос стал мягче, он тут же изящно приняла предложение, сделав реверанс, «Как это комната Герцога Тюльпана может не подойти для меня. Я любезно приму ваше приглашение». Как только он договорила, он без раздумий отправилась в комнату Двэйна.

Видя это, слуга, стоящий позади Двэйна, поспешил открыть ей дверь. И эта Святая Дева вошла так, как будто ничего и не случилось, а затем непринужденно села рядом с Двэйном.

Двэйн другого не ожидал от неё. Она и её отец, бывший наследный принц, оба были чрезвычайно бесстыдными.

«Ну, тогда. Раз все улажено, можно продолжить аукцион»

После того, как это объявление было сделано, Двэйн обнаружил, что в это время Дюпон, находясь внизу, сверлил его взглядом.

В этот момент, прежде чем он успел сказать что-либо, принцесса уже прошептала ему на ухо свой приговор, «Охохо, Герцог, похоже вы сегодня кого-то обидели»

Прижав руку к щеке, Двэйн мягко ответил, «Оскорбление других – это неизбежно, но если оскорбленный это невежественный дурак, то ничего страшного. Совершить ошибку не страшно, глупость куда ужаснее»

«Герцог, вы так остроумны», он несколько раз моргнула, а затем улыбнулась, «Только, Герцог, разве вы не боитесь оскорбить меня?»

Двэйн разразился смехом, «Оу? Ваше высочество, я вас обидел?»

«Конечно нет», голос принцессы был расслаблен, «Вы пригласили меня в свою комнату, я не могу быть не благодарной вам за это»

У них обоих на лицах были счастливые взгляды, они разговаривали беззаботно, но в душе, у каждого из них были свои скрытые мотивы.

Между тем, у слуги, стоявшего позади Двэйна, случился нервный срыв при виде всего этого. Внутри он не мог не вздохнуть: “Эти большие шишки, определенно, отличают от нас, простых людей. Несколько мгновений назад Герцог убивал своим взглядом, а через несколько минут он уже смеется и разговаривает так, будто ничего не произошло…”

Во время продолжения аукциона не было так много неожиданных поворотов, как ранее. Хотя таинственные южане пытались конкурировать с Двэйном, но, в конце концов, Двэйн купил Указ Папы за шестнадцать миллионов золотых монет.

Шестнадцать миллионов золотых монет…сердце Двэйна, без сомнения, разрывалось изнутри. Но несмотря на это, в его голове не затихало одно беспокойство, а именно, как план Храма может быть так легко разрушен?

Согласно правилам, после окончания аукциона, продукт должен быть проверен, но поскольку Двэйн являлся хозяином этого места, этот шаг был пропущен (В любом случае нечего осматривать). Главной проблемой была Святая Дева. Она не создавала никаких проблем, он продолжала мило беседовать с Двэйном. Изящный и деликатный аромат её тело попадал в нос Двэйна, каждый раз, когда она приближалась к нему. Двэйн должен отдать ей должное. Против такой агрессивной красоты, это неудивительно, что Дюпон был пленён ею.

Когда аукцион подошел к концу, многие ушли ни сказав ни слова. Для них этот поход был лишь шоу. Кроме того, некоторые знали, что сегодня сюда явится Двэйна, а это значит, что скоро он встретиться с Регентом, Принцем Соном, а с помощью Двэйна, поддержав его в сегодняшней эпопеи, они смогут начать выглядеть лучше в глазах Регента. В конце концов, последней кто осталась здесь, была принцесса.

Прежде чем она ушла, она внезапно обернулась, чтобы посмотреть на Двэйна и прошептал, «Герцог, что лучше? Фракция Сиен или Фракция Моса?»

Не дожидаясь ответа Двэйна, она развернулась, усмехнулась и пошла дальше.

Стоя там, Двэйн наморщил свой лоб, сейчас он выглядел чрезвычайно суровым и серьёзным.

 

Глава 293-1. Только в твоих мечтах!

Весь этот фарс в аукционном доме, наконец, подошел к концу. Двэйн все еще пытался понять намерения Принца Сона, но ему всё еще не удавалось сделать это.

 

Самым главным на данный момент остается то, что он в Столице уже второй день, но он так и не встретился с Принцем Соном.

 

Согласно правилам Империи Роланд, “внешние политики”, такие как Двэйн, просто так не могут войти во дворец и потребовать аудиенции. Да, Принц Сон не был Императором, он был лишь Регентом, но на данный момент его положение не особо отличается от положения императора, особенно учитывая то, что на данный момент власть нынешнего Императора была подобна шелухе.

 

Само собой, такие любимчики, как Двэйн, обычно получает особое внимание и не должны проходить через все эти формальности. Обычно, его должны были тут же вызвать во дворец простеньким приглашением. Но на этот раз Двэйна так и не вызвали, несмотря на то, что он отправил туда посланника, сразу же после своего прибытия!

 

Стоит задуматься над всем этим…кажется Принц Сон пытается сделать что-то с ним, не вызывая его к себе, но почему?

 

Один сегодняшний аукцион заставил его не слабо пострадать. Двэйн мог лишь предполагать, что подобные задержки план чего-то большего, его частью является не только сегодняшнее событие.

 

Когда аукцион подошел к концу, а гости разошлись, первое, что хотел сделать Двэйн, это побежать к Принцу Сону и узнать что это была за хрень. Поспешив отправить другого посланника во дворец, он с нетерпением ждал новостей о том, что его вызывают во дворец.

 

Он потратил огромные деньги и сделал всё, что хотел Регент, но он если он даже после этого не захочет увидеться с ним, то это будет слишком! Ведь именно он вызвал его в Столицу Империи! Если всё оставить так, как есть, то это будет слишком жестоко и непрофессионально.

 

Не успев закончить свои мысли, Зак уже пришел с докладом: “Пришел человек Храма”.

 

Услышав это известие, Двэйн наморщил лоб, «Что нужно Храму, разве эта ситуация не будет слишком хлопотной для них? Что они еще хотят от меня?»

 

Затем Зак пояснил, что Храм пришел сюда не из-за чего-либо особенного, он пришли за деньгами.

 

Всё-таки, Двэйн купил Указ Папы за колоссальную сумму в шестнадцать миллионов золотых, это нормально, если он заплатит им эту сумму.

 

После того, как он узнал это, он тут же скорчил гримасу, «Аукцион закончился только в полдень, а они уже пришли за деньгами, с чего бы так быстро?». После этих слов он задумался, а затем мягким голосом ответил, «Иди и скажи людям Храма, что каким бы богатым не был человек, такую сумму не просто достать из казны за раз. Пусть они дадут мне несколько дней, чтобы я смог собрать эту сумму, я передам деньги лично»

 

Спустившись вниз, чтобы передать сообщение Двэйна людям Храма, Зак вернулся с другим сообщением, что они согласны. Однако, прежде чем они ушли, они заявили, что крайний срок это три дня, и то, что Герцог должен собрать необходимую сумму как можно скорее, поскольку эти деньги необходимы людям на Юге.

 

Услышав это, Двэйн стал только больше раздражен в своем сердце.

 

Он только день здесь и что он уже получил? Сначала была торжественная церемония его возвращения, чтобы дать ему некоторую дань уважения, но как это можно было обменять на настоящие деньги? Еще была усадьба Дома Роулинг. Она изначально принадлежала его семье, так что ничего обычного, что она вернется к нему. По сравнению с тем, что он перенес сегодня, эта усадьба была лишь небольшой подкормкой! Просто размышляя над этим, Двэйну становилось печальнее на сердце.

 

Прождав в магазине некоторое время, в сердце Двэйна начали появляться всякие злые мысли. Разозлившись, он сказал про себя: “Если Сон в скором времени не даст мне аудиенцию и хорошенько не объяснится, то пусть пеняет на себя мою безжалостность. Это совсем не пустяк!”

 

Он находился в середине этих гнусных мыслей, когда посланник, которого он отправил ранее, наконец, вернулся с новостями из дворца. По его словам, Принц Сон вызвал его.

 

Вместе с человеком Двэйна, также пришел придворный эмиссар. Когда они встретились, эмиссар был предельно вежлив, видимо этот парень даже не подозревал о сегодняшнем аукционе. Этот эмиссар знал лишь то, что Двэйн являлся самым популярным политиком в Империи, а также то, что его можно, определенно, назвать человеком номер один при дворе.

 

Услышав новости о том, что Принц Сон вызвал его, на Двэйна тут же нахлынула масса эмоций. Не теряя времени на разговоры с эмиссаром, он быстро сел в карету и отправился прямиком во дворец.

 

С другой стороны, придворный эмиссар был потрясен действиями Двэйна, поскольку он уже служит во дворце не первый год. Согласно традициям, любой вассал, неважно насколько он важен, сначала должен вернуться домой, чтобы “освежиться” и переодеться в официальную одежду, прежде чем отправиться во дворец.

 

Но этот Герцог Тюльпан…мало того, что он отправился туда в повседневной одежде, так еще на его лице было нескрываемое недовольство.

 

Услышав приказ Двэйн о немедленном отправлении, придворный эмиссар поспешил остановить его и с дрожью в словах сказал, «Ваша светлость…а вы не слишком поспешно…»

 

Двэйн сразу же посмотрел на этого парня и сказал, что-то вроде этого, «Как это я могу не спешить? Я что, просто так потратил шестнадцать миллионов золотых монет, как будто их вовсе и не было!»

«Это…но согласно традициям, разве у вас нет сменной одежды?», вздохнул придворный эмиссар.

Сузив глаза, «Разве ты не видишь одежду на мне, или я голый в твоих глазах?»

Напуганный этим замечанием, придворный эмиссар поспешил напомнить, «Конечно же нет, только…». Он видел нетерпение в глазах Двэйна, но продолжал намекать на надлежащий этикет.

Однако Двэйн не позволил ему сказать что-либо и сердито сказал, «Я маг, никакие придворные правила не касаются меня»

После этих слов Двэйн отвернулся, оставив в недоумении придворного эмиссара. Понимая, что это не его проблемы, парень последовал его примеру, он понимал, что лучше не обижать таких людей, как этот Герцог.

Когда они приблизились к дворцовым воротам, стража тут же узнала экипаж Двэйна из-за присутствия придворного эмиссара и Герба Тюльпана. После этих незначительных проверок, Двэйна быстро пропустили во дворец без особых хлопот.

Затем, как только он вошел во дворец, первым, кто встретил его, был посланник с сообщением от Регента, «Ваша Светлость, отправляйтесь в сад при дворе, там вы сможете встретиться с Принцем Соном»

Сад при дворе Империи Роланд, обычно, это место называли самым странным на этих землях. Как правило, в садах богачей можно было увидеть множество ценных растений и великолепные цветы, но здесь все не так. В саду Императора, правителя этой земли, его сад казался чрезвычайно потрепанным, даже с точки зрения простолюдина.

На самом деле, в этом не было ничего особенного, поскольку в саду выращивалось лишь одно растение: “Колючий цветок”.

Этот колючий цветок являлся символом Императорской семьи, но на самом деле он не особо-то хорошо выглядел. Как следует из названием, этот цветок являлся тернистым растением, живущим в суровых засушливых условиях. Как и шипованные лозы из прошлой жизни Двэйна, на них росли маленькие крошечные белые цветки, как маленькие шипы. Это растение нельзя назвать красивым, но его можно назвать растением, обладающим большой жизненной силой.

Что ж, жаль Императорский дворец. Ради того, чтобы следовать традициям “Дома Колючего Цветка”, единственное растение, разрешенным для выращивания во дворце, было именно это растение, оно выглядело весьма удручающе: “Неужели кому-то приятно смотреть на все эти шипы и лозы?”.

К тому времени, когда Двэйн вошел в сад, он сразу же услышал слабый смех детей, играющих вдалеке с несколькими Императорскими стражами, окруживших их. После небольшого вступления, ему позволили войти внутрь.

Сейчас была зима, поэтому в саду было довольно пусто, везде находились иссохшие шипованные лозы. Несмотря на это, это не мешало паре детей, одетых в прекрасную одежду, играть вместе в саду, в то время как служанки нервно наблюдали за ними, боясь, что он могут нечаянно упасть в тернистые кусты.

Именно здесь Двэйн, наконец, увидел Принца Сона. Самого молодого Регента Империи и того, кто был ответственен за то, что он сегодня потратил 16 миллионов золотых. Одетый в простую, но элегантную белую мантию, этот правитель Империи наблюдал за двумя детьми, играющими вместе с улыбкой на лице.

Двэйн уделил пристальное внимание тому, как выглядит Принц Сон…

Они не виделись полтора года, Принц Сон казался более зрелым и спокойным человеком. Они узнали друг друга лишь за несколько дней до переворота, но для Регента уже была очевидна его сила, вот таким глубоким и таинственным человеком он был. С этого момента уже прошло почти два года. Этот молодой Регент, уже не был таким, каким он был прежде, он выглядел достойно, он совсем отличался от того человека, которому не исполнилось и тридцати лет.

Увидев Двэйна издалека, Принц Сон тут же улыбнулся и громко рассмеялся, «Двэйн, ты, наконец, пришел сюда. Иди сюда скорее, дай взгляну на тебя. После двух лет на Северо-западе, ты, кажется, стал выше»

Тон этих слов звучал ласково, как будто эти слова говорил брат, который не видел своего брата уже два года. После такого выражения привязанности, Двэйну ничего не мог поделать, он тут же смягчился.

Двэйну оставалось лишь угомонить свой характер и спокойно подойти. Кашлянув, он сказал, «Ваше Высочество»

Как только Принц Сон повнимательнее посмотрел на Двэйна, он тут же мягко сказал, «Двэйн…друг мой, после двух лет проведенных на холодных ветрах Северо-запада, кажется, твоя кожа стала куда темнее, чем тогда, когда ты был в Столице»

Двэйн также мягко улыбнулся и сказал приятным голосом, «Природа на Северо-западе почти всегда холодная и ветреная. В таких условиях я ничего не мог поделать с этим»

Похлопав Двэйна по плечу, Принц Сон посмотрел на него извиняющимся взглядом. Обладая таким статусом, скорее всего, лишь Регент мог бы посметь так небрежно похлопать Двэйна по плечу, отбросив статус и титулы.

«Нелегко тебе пришлось…я запомню твои жертвы», Принц Сон улыбнулся и тихо указал на пару детей, играющих неподалеку, «Пойдем, я покажу тебе своего сына и дочь»

Глава 293-2. Только в твоих мечтах!

Большинство членом Императорской семьи вступают в брак в раннем возрасте. В столь блаженном возрасте, в шестнадцать лет, Сон вступил в брак со своей нынешней женой, а в восемнадцать уже стал отцам. Двэйн знал об этом, а также он знал, что мальчику восемь лет, а дочери в этом году исполнится шесть.

 

Из-за того что эти дети вели весьма затворнический образ жизни во дворце, они редко вступали в контакт с незнакомыми людьми. Включая большую часть политиков дворца, поскольку Сон редко выводил их на люди. Теперь, когда Двэйн стоял рядом с их отцом, оба ребенка были очарованы этим красивым молодым парнем и с любопытством разглядывали его своими крошечными глазами.

 

Оба ребенка получали хорошее образование во дворце, но именно мальчик сумел первым выйти из своего испуга, вспомнив все этически манеры, которым обучали его дворцовые наставники. Сделав несколько шагов вперед с серьёзным выражением на лице, на котором все еще оставалось невинное ребячество, молодой принц сначала посмотрел на отца, а только потому повернулся к Двэйну.

 

«Это Великий Герцог из Дома Тюльпанов», Принц Сон напомнил своему ребенку. И восьмилетний принц тут же состряпал мину, типичную тому, когда кто-либо приветствует другого при Императорском дворе. С легким поклоном, он попытался серьёзно сказать слова своим незрелым, ребяческим голосом, «Приветствуют Великого Герцога Тюльпана, мое имя Чарли Августин»

 

Глядя на этого восьмилетнего ребенка, так пытающегося показать себя старше своего возраста, Двэйн мог лишь вздохнуть внутри. Повернувшись к нему, он слегка поклонился, «Приветствую вам, молодой Принц»

 

Тут также присутствовала молодая Принцесса, которая пыталась показать себя старше своего возраста. Робким взглядом, она выглядывала из-за спины молодого Принца, виднелась лишь половина её тельца, когда она таращилась на Двэйна. Внезапно, она задала вопрос своим детским голосом, «Ты…ты тот самый магический Герцог, который построил целый город за три месяца?»

 

Её голос звучал робко, но в то же время мягко и сладко. Услышав подобный стиль речи, Двэйн не смог удержаться и тут же вспомнил свою маленькую женушку дома. Глядя на эту красивую девочку, напоминающую куклу, Двэйн нежно улыбнулся и тихо сказал, «Я действительно тот самый Герцог, но я не магический Герцог»

 

Наморщив лоб, маленький Принц Чарли тут же потянул свою сестру и прокашлял, «Карина, где твои манеры!?»

 

Маленькая девочка показала ему язык, но, тем не менее, затем подошла и сделал реверанс, как и подобает Принцессе. Хотя Двэйн не особо любил все эти формальности, он также выполнил реверанс, стоя перед Регентом.

 

Дети Принца Сона были очень красивы, Чарли унаследовал все самые лучшие черты, особенно глаза, они у него были все в отца. Двэйн не замечал раньше, когда они играли, но теперь, когда они успокоились и подошли к ним, он тут же увидел результаты строгой Императорской подготовки на лице этого мальчика.

 

Возможно, из-за своего еще слишком молодого возраста, Карина не особо была похожа на своего старшего брата. У нее было округлое и пухлое личико, а щечки розовыми и прекрасными. Вкупе с этими волнистыми светлыми волосам, распущенными во все стороны и большими голубыми глазами, она походила на маленького ангелочка, к такой хочется подойти крепко обнять и любить.

 

«Великий Герцог Тюльпан…», Карина робко посмотрела на Двэйна. Наконец, после того, как она увидела умиротворенную улыбку Двэйна, она потеряла свою застенчивость и задала свой вопрос, «Я…я слышала, что на Северо-западе было очень интересно, ты расскажешь мне хотя бы несколько историй? Это же правда…что ты построил город за три месяца?»

 

Двэйн улыбнулся и кивнул. Присев на корточки, он не мог удержаться и дразнящее щипнул девочку за нос, «Если Ваше Высочество заинтересовано, то когда вы подрастете, вы можете приехать и посмотреть своими глазами»

 

Симпатичное девичье лицо Карины тут же покраснело. Отбежав назад, в её глаза вспыхнул свет, а затем она разочаровано выдохнула и досадой в голосе сказала, «Ну вот опять, опять надо вырасти…»

 

Принц Сон рассмеялся от её слов. Посмотрев на слуг, он отдал приказ, «Отведите их, уже поздно, скоро у них должны начаться уроки. Мне с Герцогом еще надо обсудить несколько важных вопросов»

 

Присутствующие тут же подошли, чтобы увести Принца и Принцессу, Чарли продолжал следовать манерам, а его сестра, Карина, все это время, пока няня уводила её, она с любопытством продолжала разглядывать Двэйна.

 

Когда дети ушли, в саду остались только Двэйн и Принц Сон. Стража стояла вне сада, поскольку их разговор был секретным. Слабо улыбнувшись, Регент спросил, «Что ты думаешь о моих детях?»

 

Двэйн кивнул, «Умны и красивы, Ваше Высочество, тебе очень повезло»

 

Глаза Принц Сона немного сузились, прежде чем он внезапно выдохнул, «Быть рожденным в Императорской семье…не всегда есть благословление». После этих слов он покачал головой и усмехнулся, «Глядя на то, как эти двое близки, они напоминают мне брата и меня, когда мы были молоды…Хм, однажды, старший брат взял меня покататься на лошадях…ха-ха»

 

Как только был упомянут бывший наследный принц, Двэйн тут же закрыл рот, он не мог сказать ни слова.

 

Внезапно изменив тон, Принц Сон пристально посмотрел в глаза Двэйна и сказал серьезным тоном, «Двэйн…пообещаешь мне одну вещь? В будущим, пожалуйста, помоги мне наставить моих детей, хорошо?»

 

(Чтобы уточнить, что только что попросил Сон у Двэйна, так это то, чтобы тот стал главным Императорским наставником (Тай-фу) для этих двоих. Этот пост означает, что он займет второй по значимости пост во Дворце, после самого Императора, он должен будет осуществлять моральную поддержку Императору)

 

Двэйн был удивлен, «Ваше высочество, это означает…»

 

Хотя он и замаскировал свои эмоции расслабленной улыбкой, в глазах Принц Сона отчетливо читалось то, как он уже устал от всего этого, «В этом году моему сыну Чарли исполнилось восемь лет, и он начал ходить на уроки к придворным учителям. Тем не менее, ты все таки обладает статусом Придворного Ученого, и я знаю, что во многих вещах ты куда больше разбираешься, чем остальные. Плюс ко всему ты молод, всего лишь на восемь лет старше моего сына. Если ты будешь учить моих детей, то это будет намного лучше этих бородатых ученых. Неважно насколько они будут хороши, по своей сути дети всегда сопротивляются учениям стариков»

 

Задумавшись, Двэйн все еще пытался понять смысл этих слов, пока Принц Сон продолжал, «Мой сын достаточно умен, поэтому у меня большие надежды на его счет…хм, я хочу, нет, я прошу, чтобы ты стал его учителем»

 

Эти слова, без сомнений, скрывали в себе огромный смысл.

 

Большие ожидания…Сон хочет сделать Чарли следующим наследником престола?

 

(Если кто не помнит, Принц Сон заключил сделку с Храмом, что он никогда не взойдет на престол)

 

Если он станет учителем принца, то он будет считаться Тай-фу этого поколения. Этот титул действительно высок.

Двэйн улыбнулся, «Если Ваше Величество достаточно уверен во мне, я, конечно, не могу отказаться…Но, я буду находиться круглый год на Северо-западе, боюсь, что у меня не будет достаточно времени, чтобы наставлять Принца и Принцессу…»

Принц Сон покачал головой, а затем улыбнулся Двэйну, «Ха-ха, мой дорогой Герцог…неужели ты собираешься прожить остаток своих дней на Северо-западе? В этом регионе очень холодно и грустно. Любой другой человек уже давно бы выбрал губернатора и вернулся в Столицу. Но это ты. Тебе, кажется, неплохо жилось на Северо-западе и ты не спешил возвращаться в Столицу»

Услышав эти слова, Двэйн мягко усмехнулся, «Ваше Высочество шутит…учитывая ситуация на Северо-западе, даже если я захочу, разрешишь ли ты мне вернуться? Но, конечно, я уверен, что без сомнения, есть люди которые вряд ли захотят вернуться»

Они оба посмеялись и больше ничего не сказали по этому поводу.

Прогуливаясь по саду, Принц Сон решил первым нарушить это неловкое молчание, «В будущем, когда ситуация стабилизируется, в конечном итоге тебе придется вернуться. Двэйн, я всегда с уважением относился к тебе и всегда видел в тебе не просто какого-то губернатора Провинции»

Большие ожидания? Двэйн печально улыбнулся. Да ты не любишь ничего, кроме того, как сбрасывать на мою голову множество проблем! Тот же Северо-запад, он огромен и там я могу делать все, что мне взбредет в голову, у меня была относительно беззаботная жизнь! Но как только я вернулся в Столицу, на меня тут же вывалили чан с помоями.

Глядя на лицо Двэйна, Принц Сон смутно мог догадаться, что у того на уме. Остановившись, он сказал шепотом, «Хм…хорошо, я знаю, что ты хочешь сказать, можешь не таить это в себе. Ты, должно быть, недоволен мной, поскольку я заранее не сообщил о сегодняшнем событии и насильно заставил в нем участвовать»

Даже если Двэйн и был недоволен, как он мог сказать это вслух? Оглянувшись, он медленно сказал, «Я бы не посмел. Ты регент, а я твой слуга, придворный. Это естественно, если ты будешь разделять со мной свое бремя»

Принц Сон рассмеялся. А затем, глядя на Двэйна, он сказал, «Очень хорошо, шестнадцать миллионов золотых монет значит, я не буду брать их из твоего кармана. Можешь не переживать на этот счет, поэтому убери с лица эту грустную мину. Поскольку это был мой приказ, я лично профинансирую его»

Ой? Расходы по работе? Цвет лица Двэйна тут же стал немного лучше, но он все еще был настороже. Внутри он прекрасно осознавал, что это не лучший признак, поскольку Его Высочество не решится приносить пользу без того надобных причин!

Конечно же, спустя несколько слов, Принц Сон перевел тему на ситуацию на Северо-западе.

«Я слышал, что во время твоей последней стычки с туземцами, ты одержал сокрушительную победу в городе Англия. Мало того, что ты победил Генерала Золотого Волка и его легион в двадцать тысяч человек, ты так же смог убить белого шамана. Даже с численным превосходством на стороне врага, тебе удалось выйти на первое место. Двэйн, я думаю, что все члены твоего Дома Роулинг являются чистокровными военачальниками, это действительно удивляет меня…Хотя я читал отчеты, но всё это было лишь на бумаге, без всяких подробностей, почему бы тебе не поведать мне о битве при городе Англия?»

Как только был назван “Дом Роулинг”, Двэйну неизбежно стало не по себе. В конце концов, его фамилия была изменена на Тюльпан.

К счастью, он понимал, что Принц Сон не пытался подколоть его этим фактом. После некоторых раздумий, Двэйн рассказал обо всем произошедшем от начала и до конца, «Во-первых, все это был сговор Северо-западной армии с выходцами со степей. Все началось с того, что Северо-западная армия пришла и оккупировала Столицу Провинции Деза, чтобы дать время туземцам проникнуть в Империю». После этого он начал рассказывать о том, как ему удалось заставить Северо-западную армию отступить на несколько миль, чтобы дать ему разделить свои силы на несколько групп и покинуть город. Затем, Двэйн подробно рассказал ему о том, как они столкнулись со вражеским разведывательным отрядом и о их битве, а затем последовал рассказ о битве под стенами города Англия…

Двэйн умел рассказывать истории, поэтому его рассказ было легко понять и запомнить. Все это время Принц Сон внимательно слушал его, не перебивая.

В конце Двэйн добавил, «Ваше высочество, эта победа, мне действительно повезло. Если бы не случайная встреча во время пути с разведывательным отрядом, мы бы никогда не узнали эти новости во время, и спасти город Англия, а также…Губернатор Провинции Нулинг, Бохан, также смог отправит к нам подкрепление в последний момент. Те солдаты преданные люди, большинство из них погибло в той битве за Империю…»

«Это я также знаю», Принц Сон махнул рукой, прервав Двэйна, и внезапно задал свой вопрос, «Но это все не решает главной задачи…у жителей степей все было в порядке. Так почему они так внезапно решили проникнуть в наши земли и осадили город Англия?»

Двэйн был ошеломлен, поскольку он прекрасно знал, почему. Туземцы произвели вторжение по приказу Короля Шаманов, чтобы найти его потерянного домашнего питомца, но Двэйн не собирался рассказывать об этом. Не найдя оправданий, он солгал, «Этого я тоже не знаю, видимо, все это сговор Северо-западной армии и туземцев. Осадив город Лоулань, они решили воспользоваться туземцами, чтобы те совершили набег на Провинцию за добычей»

«Если бы это был обыкновенный налет, то они не стали бы отправлять одну из своих главных боевых единиц, а также генерала своих войск», Принц Сон, размышляя, покачал головой, «Все это как-то странно. Неважно, надо узнать подробности»

Не перебивая его, Двэйн просто спокойно стоял рядом.

После долгого молчания, Принц Сон внезапно улыбнулся и посмотрел на Двэйна, «Я слышал, что во время битвы при городе Англия ты воспользовался каким-то новым мощным оружием, я прав? Хм, взрывающиеся банки. Я слышал что их огневая мощь просто несравнима с обычным оружием. Это также послужило одной из главных причин поражения вражеского легиона».

После этих слов Принц Сон прищурился и радостно усмехнулся над Двэйном.

У Двэйна душа ушла в пятки, он тут закричал про себя “Дурак”! Опять же, в тот день он воспользовался банками с порохом в открытую, все это видели и враги, и союзники. Даже если бы он захотел скрыть правду, он бы не смог. Криво улыбнувшись, Двэйн пришел в себя, «Это правда…это новая игрушка, которую я изобрел, но ущерб от нее не так силен, как говорится в слухах. Просто шум и огонь, которые он вызывал при ударе, это могло лишь напугать противников»

«Я боюсь, что не все так просто», Принц Сон улыбнулся еще шире, его глаза сверкали от ожидания, глядя на Двэйна.

Душа Двэйна начала погружаться все глубже и глубже в пятки, в это время Регент продолжил разговор, «Я слышал, что если бросить такую банку в толпу, то последующего взрыва будет достаточно, чтобы убить десятки за раз. Именно эта разрушительная сила сокрушила легион туземцев. А также была команда магов на метле, которых ты использовал. Я предполагаю, что результаты сбрасывания банок сверху принесло на удивление хорошие результаты?»

Чем больше он слышал, тем сильнее Двэйн хмурился. Регент понял его мысли, закрыл рот и перестал говорить.

«Увы…», Принц сон неожиданно вздохнул и посмотрел на Двэйна, «Двэйн, я знаю, что просить тебя о новом оружие это выходит за все рамки, но ты же умен. Я уверен, что война на Северо-западе неизбежна. Два, три, пять лет, прежде чем легионы туземцев вторгнуться в Империю. К тому времени, стоя перед лицом легионами туземцев и Северо-западной армии, как твой Дом Тюльпанов сможет противостоять этой силе? С прошлого года я тайна слежу за твоим вооружением. Твое новое оружие, если ты сможешь вооружить Имперскую армию, это будет иметь огромный эффект в будущей войне, что значительно уменьшит наши потери»

Как Двэйн мог не понять этого?

Не похоже, что он отказывался дать Принцу Сону порох, чтобы вооружить Имперскую армию. В конце концов, он уже дал его Бохану, так что если он даст его Принцу Сону это не будет иметь огромных отличий…просто внутри него до сих пор есть пор, который он не может выпустить!

Следующая глава
Предыдущая глава 

Оглавление

Категория: Law of the Devil / Закон Дьявола | Просмотров: 127 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar