Главная » 2017 » Ноябрь » 28 » Маг на полную ставку / Quanzhi Fashi / Профессия - Магистр! - Глава 768-772
23:49
Маг на полную ставку / Quanzhi Fashi / Профессия - Магистр! - Глава 768-772

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Quanzhi Fashi / Профессия - Магистр!

Следующая глава
Предыдущая глава
Оглавление

Главы 768-772

Глава 768. Несуществующий остров (часть 2)
 

Зал в храме

Цзян Шао Сюй стояла, облокотившись на пыльную балку, и смотрела на Цзян Юйя.

 – Так значит, этот монах Ци Хай безобразничал за пределами монастыря, одновременно завидуя Нара Юанькуну по поводу того, что тот привлекал в храм большое количество паломников. После того, как этот беспредел был раскрыт, он обвинил во всем Нара Юанькуна, сказав, что это он завел отношения с девушкой по имени Гун Тянь, которая приносила травы, – сказала Цзян Шао Сюй, повторяя слова Цзян Юйя.

 – Да. Однако сам очевидец не смог ничего толком разглядеть. Он увидел только лысину, которая присуща всем монахам храма Яньмин.

 – Ну ты же тоже понимаешь, что общественное мнение очень субъективно. Слухи за слухами, но так никто точно не разобрался, кто же там был, даже если Нара Юанькун и Гун Тянь общались…

 – Так местные жители тут же пришли к Нара Юанькуну и Гун Тянь, выпытывая, где же те были в тот вечер.

 – Нара Юанькун в тот вечер действительно искал Гун Тянь, так как ему нужны были травы. Он сказал, что забрав травы, тут же вернулся в храм. На обратном пути он увидел Ци Хая, что был у подножия горы, поэтому был уверен, что сделал это именно он. Когда же стали допрашивать Гун Тянь, то ее ответ вызвал сомнения, – сказал Цзян Юй.

Цзян Шао Сюй спросила с непониманием: «Что же такого сказала Гун Тянь, раз никто не поверил этим двоим?».

 – Гун Тянь сказала, что чувствовала себя плохо, поэтому отправилась к островку у утеса, чтобы подышать морским ветром и встретить там восход, – произнес Цзян Юй.

 – Не вижу ничего странного в этом ответе. У людей же не было прямых доказательств, как они могли обвинять этих двоих? – вновь спросила Цзян Шао Сюй.

 – Сомнения возникли из-за того самого острова. На деле, его не существует. Мы тоже отправлялись туда, и не нашли никакого острова. Непонятно, почему Гун Тянь сказала это. Очевидно, что острова нет, хотя Гун Тянь утверждала, что есть. Значит, она солгала. Она даже специально водила всех туда, чтобы показать остров, но его там не оказалось. Из-за этого все еще больше поверили в любовные отношения между ней и Нара Юанькуном… в итоге, все вышло именно так, – сказала Му Тиньин.

Выражение лица Цзян Шао Сюй стало еще более туманным.

 – Зачем она так сказала? – спросила Цзян Шао Сюй.

 – А мне откуда знать.

 – Это дело получило очень большое распространение, даже неместные знали о случившемся. Зная, что монастырь должен как можно раньше избавиться от Нара Юанькуна, чтобы доказать свою невиновность, Гун Тянь совершила суицид. После смерти девушки дело приняло еще больший оборот. Через некоторое время в храме появилось привидение. Люди говорят, это призрак Гун Тянь бродит по окрестностям храма, и, завидев парня с девушкой, тут же забирает их души…

Цзян Шао Сюй теперь более-менее поняла ход событий.

Гун Тянь превратилась не в демона, а в своеобразный сосуд для собирания душ, который действительно может лишить души.

 – Так вы здесь… мы уже полдня ищем вас! – казал Ли Кайфэн, входя.

Завидев этих двоих, Цзян Шао Сюй спросила: «Ты разве не должен был пойти с Гуань Юйем к монахам в поисках метода по спасению ребят?».

 – Они говорят, что тоже бессильны в этом случае. Кстати, что с ними случилось? Выглядят так, будто заснули, – сказал Ли Кайфэн, подойдя к Мо Фаню и Ай Цзян Ту.

 – Они вошли в мир грез деревянной рыбы, который, по всей видимости, был создан призраком из собственных воспоминаний.

 – Это сосуд призрачной души. В сосудах высокого порядка могут находиться отдельные миры, в которых призрак может создавать все, что ему заблагорассудиться. Проще говоря, это – своеобразный мир грез. Сейчас этот мир представляет собой город Сисюн, который был несколько лет назад. Мо Фань и Ай Цзян Ту должны отыскать этого призрака, то есть – Гун Тянь… – сказала Цзян Шао Сюй Ли Кайфэну.

Ли Кайфэн остолбенел от услышанного.

Цзян Шао Сюй выкатила свои глаза.

И только Цзян Юй хохотал: понять суть дела было непросто.

Мир грез

Хотя Мо Фань и Ай Цзян Ту не понимали японский, но происходящую ситуацию они уже знали в мельчайших подробностях.
 

 – Он наверное очень страдает? – сказал Ай Цзян Ту Мо Фаню, поглядывая на Нара Юанькуна со стороны.

Все в деле приняло иной ход, и теперь Мо Фаню и Ай Цзян Ту оставалось лишь следовать за монахом по имени Нара Юанькун.

Нара Юанькун покинул храм и отправился к горе в северной части города Сисюн.

Уже на горе он достал тот самый нож, который был у Гун Тянь перед смертью. На каждом камне он стал изливать свою внутреннюю печаль.

По его рукам потекла кровь… Мо Фань и Ай Цзян Ту с трудом наблюдали за происходящим.

Было понятно, что Гун Тянь любила его, а он ее, только вот вся их любовь ограничивалась невинной доставкой лечебных трав, в которой не было ничего постыдного и непристойного.

После смерти девушки Нара Юанькун пришел сюда, чтобы дать волю своим чувствам. На этой горе, на которой не было никого, он мог почтить память усопшей.

 – Мо Фань, кажется все, – сказал Ай Цзян Ту. Он посмотрел вдаль: небо над городом уже стало искривляться.

 – Но мы так и не нашли этого призрака, – ответил Мо Фань.

Гун Тянь, конечно, было очень жалко, но это не давало ей никакого права калечить души людей.

 – Мы сможем еще раз войти сюда, но если мы останемся, то нашим душам будет нанесен непоправимый ущерб. Мы должны выбраться отсюда и все еще раз хорошенько обсудить – за такое короткое время с Му Нин Сюэ и Чжао Мань Янем ничего не произойдет, – произнес Ай Цзян Ту.

 – Хорошо, – Мо Фань и сам знал, что в этой ситуации у них не было другого выбора. Теперь умершая Гун Тянь здесь была всего лишь привидением, но была еще и Гун Тянь, которая появлялась в реальном мире.

Зал в храме. Мо Фань и Ай Цзян Ту открыли глаза.

По запаху Цзян Шао Сюй они знали, что находятся в реальном мире.

 – Ну как вы? – спросила торопливо Цзян Шао Сюй.

 – Как будто посмотрели ужастик наяву, – сказал Мо Фань.

Ай Цзян Ту кивнул головой – даже он не мог сказать лучше.

Мо Фань увидел Ли Кайфэна и тут же задал вопрос: «Ах, да, вы нашли Нара Юанькуна?».

 – Раз уж ты вспомнил об этом… эти монахи меня обругали, – ответил Ли Кайфэн.

 – С чего это? – вновь задал вопрос Мо Фань.

 – Нара Юанькун мертв. Уже несколько лет, – сказал Ли Кайфэн.

 – Мо Фань выкатил свои глаза: «Как так? Я же только вчера разговаривал с ним в храме??? Он еще сказал мне, что я не должен сидеть на черепахе, иначе меня настигнет морская кара».

 – Так сказали монахи, я не обманываю тебя, – ответил Ли Кайфэн.

Мо Фань только хотел что-то сказать, как его перебила Нань Цзюэ.

 – Мо Фань, тот монах… его видел только ты?

Этот вопрос Нань Цзюэ заставил Мо Фаня облиться холодным потом!!!

 

Глава 769. Монах натворил страшных дел

Холод, который проходил по всему телу от макушки до самых пяток, очень долго не исчезал. Мо Фань оцепенело стоял на том же месте, он все еще не мог прийти в себя!

 – По – видимому, существует два призрака, но Гун Тянь уже умерла. Поэтому мы не можем видеть ее дальнейшие воспоминания. Те воспоминания, которые мы видим, принадлежат Наре Юанькуну, – внезапно понял Ай Цзян Ту и поспешил сообщить об этом Мо Фаню.

Ай Цзян ту тут же спросил Ли Кайфэна: «Так, а где вы нашли всех этих старых монахов?»

 – На горе Маньин – как называют ее местные жители. Но о чем вы там все-таки говорите? Что еще за призраки? Я вообще ничего не понимаю! – ответил Ли Кайфэн

Когда Ли Кайфэн сказал эту фразу, Мо Фань и Ай Цзян Ту переглянулись.

В глазах обоих читался страх, как будто что-то ужасное вот-вот должно было случиться!

 – Все пропало! Нам срочно надо на гору Маньин! – прокричал Мо Фань.

Значение этих слов мог понять только Ай Цзян Ту. В нем не было и капли нерешительности, он тут же использовал моментальное передвижение и исчез в следующую секунду. Мо Фань только смутно почувствовал колебание пространства в нескольких сотен метрах от себя.

 – Что вообще происходит? – спросил Ли Кайфэн в недоумении

Нань Цзюэ и Цзян Шао Сюй не знали, что именно произошло, но были уверены в том, что произошло что-то ужасное.

 – Не задавай так много вопросов, лучше доставь нас на гору Маньин – подгонял Ли Кайфэна Мо Фань.

-Хо…хорошо!

Гора Маньин была в другой стороне от города Сисюн. Это была одиноко стоящая гора, кроме нескольких лежащих на ней камней, на склонах горы больше ничего и не было. Люди сюда не ходили.

Мо Фань, который надел кровавый сапоги кое-как поспевал за Ли Кайфэном.

Ай Цзян Ту скорее всего уже там, но только не известно, успел ли он…

 – Но что же все-таки случилось? – пока они неслись к горе, Цзян Шао Сюй тоже не сдержалась и спросила.

Мо Фань глянул на совершенно лысую гору, которая была еще в 2 километрах от него и только тогда спокойно ответил: « В мире грез мы увидели, как Нара Юанькун делал что-то странное».

 – Что он делал? – спросила Цзян Шао Сюй.

 – После того, как Гун Тянь совершила самоубийство, Нара Юанькун вырезал на камне какие-то странные иероглифы. Сначала мы с Ай Цзян Ту подумали, что таким образом он хотел выразить свои переживания и не придали этому значение. Но потом мы догадались, что не все так просто! – ответил Мо Фань.

 – Мне кажется, ничего страшного в этом нет. Я слушала ваш сонный бред и в нем вы говорили, что перед тем, как Гун Тянь умерла, он тоже вырезал какие-то слова. Совершенно точно можно сказать, что Нара Юанькун любил девушку, только так и можно объяснить его действия – ответила Цзян Шао Сюй.

 – Проблема в том, что место, на котором он вырезал эти письмена – это гора Маньин! Сейчас почти все монахи храма Яньмин как раз молятся на этой горе! – ответил Мо Фань.

После этих слов Цзян Шао Сюй, Нань Цзюэ и Ли Кайфэн как будто пришли в себя. Все взгляды теперь были устремлены на гору Маньин!
 

Как будто подтверждая опасения Мо Фаня, та гора внезапно начала излучать кровавый свет. Этот свет выглядел сверхъестественно, словно это было отражение солнца на кровавом озере. Сердце тут же уходило в пятки от ужаса!

 – Монах сейчас натворит дел! – закричала Цзян Шао Сюй.

На горе Маньин не было какой-либо растительности, даже сорняков. У подножья горы был старый квартал, который вот-вот должны были снести. Строители поднимали клубы пыли. А на поверхности горы лежали разломанные камни.

В этот момент камни кровавого цвета начали подниматься в воздух, они создавали какое-то странное изображение, которое повисло над этой горой!

По канавкам на поверхности горы потекла алая кровь, тяжелый запах заполнил пространство.

Кровь продолжала струиться, рисуя на земле такое же изображение, как и то, которое висело в воздухе. Если посмотреть на это с высоты птичьего полета, рисунок напоминал голову скелета!

После того, как рисунок был завершен, камни снова начали перемещаться в воздухе, складываясь на землю в середине горы. После того, как камни перестали двигаться, стало видно, что они сложились в возвышающееся посередине каменное надгробие!

Письмена из беспорядочно выгравированных иероглифов сложились, строчка за строчкой, в некролог. Казалось, иероглифы были написаны человеческой кровью!

 – Что происходит?!!! – заорал толстый монах, напугав всех своим криком.

 – Душа умершего просит, чтобы кто-то заплатил ему своей жизнью. Лучше нам поскорее уйти из храма, иначе мы погибнем… – хрипло закричал монах средних лет.

Другие пять монахов осели на землю от страха. Загробный ветер и запах крови ударил в нос, под ногами появились дьявольские рисунки, посредине было надгробие с кровавой надписью. Монахи никогда не видели такую ужасную картину. Хотя нечистой силы еще не было видно, но монахи уже не могли твердо стоять на ногах от страха.

 – Все-таки пришел… За эти несколько лет я и так натерпелся… – один монах сел на землю, решительно закрыв глаза.

Все эти монахи были здесь, чтобы помолиться. Но они и не думали, что придется молиться за свою жизнь, что им придется раскаяться!

 – Нара, Нара, я знаю, что мы поступили неправильно. Мы каждый день молимся за тебя и Гун Тянь, в надежде, что вы в скором времени уйдете в нирвану… – монахи стояли на коленях, закапывая его.

Монахи были напуганы до смерти, они ведь были обычными монахами, которые никогда не видели силу настоящего проклятья и силу сверхъестественного. Все эти годы они жили в страхе, но никогда и не могли подумать, что этот день настанет. Нара Юанькун просто так не простит их, этих палачей!

 – Нара, мы думали, что ты, унизивший храм своим поступком давно уже умер и все это дела прошлого. Мы и не думали, что ты прикинешься мертвым, да еще и натворишь такое, чтобы запугать нас. Нара Юанькун, появись! Мы тебя не боимся! – Монах Ци Хай указал на надгробие с кровавыми надписями, громко закричав.

 – Ци Хай, скорее во всем признайся! Возможно, что он нас пощадит! – сказал монах, который закрыл глаза.

 – В чем признаваться! Я ничего и не делал! Этот негодяй Нара Юанькун вступил в тайную связь с этой мерзавкой! А я-то здесь причем! Ааааа!!!!…

Ци Хай не успел договорить, как тело его подлетело и было разорвано на несколько частей, которые упали на это надгробие с кровавыми надписями…

 

Глава 770. Вот какой ты монах!
 

Ци Хая отбросило на каменную плиту, и теперь его тело свешивалось с нее. Внезапно появившаяся сила дала ясно понять, что вилять с этим демоном не стоит.

*Ааааа

Ци Хай закричал, и из его глаза, словно он был проткнут когтями демона, хлынула кровь, которая полилась по правой части лица.

Остальные монахи, увидев, что Ци Хай моментально стал одноглазым, тут же затряслись от страха.

Однако в этом не было никакого толку: их стенания лишь раздавались по горе.

Монахи резко схватились за свои правые глаза, из которых теперь тоже сочилась кровь. Только старый монах не издавал ни звука, его лицо побледнело. Преодолевая боль, он сидел на прежнем месте, когда остальные монахи уже катились по земле, а их тела покрывались кровавыми пятнами.

 – Лишившись одного глаза, есть ли толк от оставшегося? – в воздухе раздался холодный возглас.

Монахи перепугались еще сильнее – некоторые из них тут же стали кланяться и молить о пощаде. Все они узнали голос Нара Юанькуна… неужели это призрак? Он пришел мстить!!!

 – Вы слышите только сплетни… есть ли толк от правого уха, которое не может слышать правды? – голос Нара Юанькуна стал еще более жестоким.

После этих слов непонятная боль охватила правые уши монахов!

*Ааааа

Крик издал Ци Хай, что свешивался с каменной плиты. Его окровавленное правое ухо упало вниз – создалось впечатление, что это были страдания с последней ступени ада.

Один за другим своих правых ушей стали лишаться остальные монахи. Боль не сильно отличалась от той, что они ощущали, теряя свои глаза – однако теперь монахи молились о том, чтобы Нара Юанькун побыстрее забрал их жизни, а не издевался над ними таким образом.

 – Добить вас? Есть ли смысл дальше мучить вас медленно? – голос Нара Юанькуна раздавался еще тяжелее.

Получив двойное наказание, монахи теперь знали, что их ждет дальше. Они взмолились о том, чтобы за этим не последовала еще и третья экзекуция – они и так раскаивались в содеянном!!!

 – Умоляю тебя… Юань… Юанькун, это все наша ошибка, не изводи нас так… – старый монах обливался потом. Его сила воли просто потрясала: он был единственным из монахов, кто еще мог что-то говорить.

Остальные монахи уже валялись на земле и молили о пощаде, а Ци Хай, свисавший с надгробия, даже обгадился и описался.

 – Сожаления не вернут жизни! – голос раздался вновь.

Старому монаху показалось, будто голос раздается откуда-то поблизости. Он медленно поднял голову, осматриваясь левым глазом. Перед ним стоял человек в черной накидке.

Старый монах ужаснулся – перед ним действительно стоял Нара Юанькун!

Неужели, даже потеряв правый глаз, он все еще может видеть призраков?

Нара Юанькун медленно прошел к могиле, и начал смеяться, глядя в лицо Ци Хая.
 

У надгробия было два красноликих беса. Они были похожи на карающих бесов из буддийских канонов: у них были рога, клыки и когти!

Эти два беса действительно были здесь с карательной миссией. Один из них придавливал Ци Хая, а второй уже держал его правую руку, готовясь оторвать ее!

 – Остановись, Нара Юанькун!

В то время, пока старый монах не знал, как же быть, металлический голос разрезал пространство.

Старому монаху этот молодой голос показался знакомым.

Нара Юанькун повернулся и кинул свой испепеляющий взгляд на Ай Цзян Ту.

Уголки его губ приподнялись и он сказал с улыбкой Ай Цзян Ту: «Ты слишком сильно суешься в чужие дела… ах да, я же забыл, что ты не понимаешь японский!».

 – Сначала ваша с Гун Тянь история вызывала сочувствие, однако ты начал использовать сосуд для душ, чтобы забирать души других людей. Эта твоя проклятая месть заставила других ненавидеть тебя! – Ай Цзян Ту обращался к тому, что находился в центре элементной системы проклятия.

 – Если хочешь остановить меня, то давай, подойди ко мне! Ах, да, как же жаль, что ты не можешь видеть меня… – сказал пренебрежительно Нара Юанькун.

Ай Цзян Ту действительно не мог разглядеть Нара Юанькуна, поэтому мог судить о его месторасположении только по звучанию голоса.

 – Ты…

*Ааааа

Ай Цзян Ту не успел договорить, как услышал стенания Ци Хая.

Свежая кровь заливала землю. Правая рука Ци Хая была оторвана, и теперь он не мог даже продолжать кричать!

 – Идиот! – закричал Ай Цзян Ту. В это же мгновение он стал метаться по округе, снося абсолютно все.

Этот Нара Юанькун… он еще более жесток, чем предполагалось!

 – Нара Юанькун! Нара Юанькун!

Голос Мо Фаня стал раздаваться позади Ай Цзян Ту. Он повернул голову и увидел, что Мо Фань несется сюда в своих кровавых сапогах!

Мо Фань остановился прямо у края элементной системы проклятия, в центре которой находился Нара Юанькун!

 – Нара Юанькун, даже не ожидал, что ты можешь быть таким монахом!

 – Когда я впервые говорил с тобой, то решил что ты – монах с твердой волей. Кто ж мог подумать, что ты потеряешь свой человеческий облик? Что ты будешь собирать все свои воспоминания в сосуде, и сам превратишь себя в демона? Гун Тянь умерла, но даже так ты не отпускаешь ее, превратив в призрак. Ты злой, бессовестный, порочный, эгоистичный, подлый монах! Катись в свою могилу и больше никогда не высовывайся оттуда! – произнес яростно Мо Фань, обращаясь к Нара Юанькуну.

 

Глава 771. Красноликие бесы
 

Страдающие монахи, увидев прибывших людей, что с виду были похожи на магов, теперь смотрели на них как на спасителей.

Они уже потеряли по глазу, уху, и теперь им оставалось лишиться рук – тогда они уже точно помрут от обильного кровотечения.

 – Достаточно ругательств! – прорычал Нара Юанькун, чей облик становился все более бледным.

 – Лысый, немедленно освободи души моих друзей, иначе ты у меня попляшешь! – Мо Фань продолжал огрызаться на Нара Юанькуна.

Остолбеневший Ай Цзян Ту спросил Мо Фаня: «А до этих монахов тебе нет дела?».

 – Я не состою в ассоциации мира во всем мире. С этим делом не могут разобраться даже сами японцы, я же лишь беспокоюсь о Му Нин Сюэ и Чжао Мань Яне, – уверенно ответил Мо Фань.

В это дело монахи сами же вляпались, а теперь еще и ждали помощи от других людей. Мо Фань насмотрелся на такое и у себя в стране, и теперь не собирался бороться за мир и процветание Японии!

Если этот Нара Юанькун отпустит Му Нин Сюэ и Чжао Мань Яня, то Мо Фань не будет на него держать обиду за прошлые его прегрешения.

 – Их души уже использованы мной, иначе этой системы элемента проклятия не было бы! – Нара Юанькун сообщил Мо Фаню.

 – Твою ж… Ты все еще держишь меня за обычного иностранного студента? Да таких демонов как ты я перемочил огромное количество! – взъерошился Мо Фань.

Этот японский монах… оказался в итоге не обычным монахом, а влюбившимся монахом, который еще оказался способен на отбирание душ!

 – Ай Цзян Ту, отойди-ка, сегодня я уничтожу его! – Мо Фань уже приготовил свои руки.

Ай Цзян Ту тоже хотел вмешаться в это, но он даже не видел Нара Юанькуна!

 – Молнии!

Мо Фань взмахнул рукой, и электрические разряды тут же появились в воздухе.

Они с треском опустились вниз, ударяя точно в цель!

Темно-пурпурные молнии перемалывали даже камни вокруг!

Нара Юанькун мог передвигаться также как и Гун Тянь, а я его накидка при этом развевалась на ветру. Его силуэт свободно передвигался в электрическом пространстве, избегая разрядов.

 – Так значит, ловкий? Посмотрим, куда ты свалишь! – Мо Фань направил обе свои руки, усиливая свою магию элемента молнии.

 – Не порань тех монахов поблизости, – предупреждал его Ай Цзян Ту.

 – Ты позаботься о них, а я разберусь с этим демоном. Если души Чжао Мань Яня и Му Нин Сюэ полностью покинут их тела, то ситуация станет еще более опасной! – сказал Мо Фань Ай Цзян Ту, продолжая контролировать свои молнии.

Ай Цзян Ту, кивнув головой, стал выпускать фальшивые когти, которые подцепили монахов.

Он не обратил внимание на уже имевшиеся раны монахов.
 

Один толстый монах буквально подлетел в воздух, а затем упал на землю – в этот момент округа уже была покрыта сетью губительных молний Мо Фаня!

Нара Юанькун стоял в самом центре этой высоковольтной сети. Молнии одна за другой пронзали его тело, оставляя дыры, однако крови или костей видно не было.

Самым страшным было то, что через некоторое время все раны и дыры на теле Нара Юанькуна затягивались сами по себе, и он приобретал изначальный вид!

Создавалось такое ощущение, будто ток бил в воду: вода сначала расходится и идет волнами от силы разряда, однако затем снова становится тихой и спокойной!

Мо Фань просто столбенел от увиденного. Этот монах был подобен существу с быстрой регенерацией.

 – Убить его!

Нара Юанькун с виду был очень недоволен. Он направил двоих своих красноликих бесов.

Красноликие бесы отреагировали моментально: еще несколько мгновений назад они были заняты частями тела Ци Хая, а теперь стремительно неслись в сторону Мо Фаня!

Силы их были устрашающи. Мо Фань быстро метнулся за камень.

 – Ты не видишь этих двух бесов? – спросил Мо Фань Ай Цзян Ту.

Ай Цзян Ту отрицательно качнул головой. Он не видел ничего, кроме того, что все вокруг было залито кровью, а монахи были тяжело ранены…

 – И ты еще культивируешь элемент проклятия! – выругался Мо Фань.

Демон Нара Юанькун очевидно превратился в существо элемента проклятия – все его уловки так или иначе были связаны с этим типом магии. Ай Цзян Ту должен был разбираться в этом!

 – Уведи этих монахов. Хотя мне и до лампочки, живы они или нет, но мне не хотелось бы задеть их по неосторожности! – произнес Мо Фань.

Мо Фань ринулся бежать в другую сторону, чтобы отвлечь на себя бесов и дать Ай Цзян Ту возможность увести монахов.

Нара Юанькун не мог помешать Ай Цзян Ту, который использовал магию пространства. Через некоторое время порядка десяти монахов были вытащены из центра элементной системы проклятия пространственными когтями.

Мо Фань обнаружил одну закономерность: неважно шла ли речь о Нара Юанькуне или его бесах, все они передвигались только в пределах элементной системы проклятия. Мо Фаню почему-то тут же вспомнилась ситуация с Гун Тянь, которая все время требовала назвать имя.

Существо проклятия не может напрямую причинить человеку вред, так как для этого им самим придется пройти через средства магии проклятия.

Так даже проще: для того, чтобы навредить кому-то, им сначала придется навредить самим себе!

***Рычание***

Нара Юанькун уже полностью показался – его лицо теперь было похоже на демоническое. Было понятно, что ему нелегко дался путь к сегодняшней мести: он сможет вовлечь всех монахов и этого Мо Фаня в сети своего проклятия!

Глава 772. Ты меня разозлил!
 

У этих уродливых красноликих бесов было по два длинных рога, железные копыта и демонические морды. Когда они открывали рты, из них появлялись синие клыки, которые яростно разорвали монаха Ци Хая, не успевшего спастись. Глядя на эти куски мяса и кости невозможно было поверить, что раньше это был монах!

Эхо горестного крика монаха Ци Хая раздалось над горой Маньин. Его тело было в буквальном смысле размазано по земле, это выглядело еще хуже, чем древний метод казни пятерней (когда тело разрывалось на части пятеркой коней).

 – Продолжай в том же духе и дело дойдет до тебя! – яростно сказал Нара Юанькун Мо Фаню, стоя на каменном надгробии и указывая на размазанного по горе Ци Хая.

 – Сначала отпусти двоих моих друзей, и тогда я позволю умереть тебе с достоинством! – сказал бесстрашно Мо Фань.

Ай Цзян Ту спас монахов, теперь не было смысла скрывать свою силу. Увидев двух красноликих бесов, подходящих с правой и левой сторон, которые вот-вот должны были схватить его в свои когти, Мо Фань лишь усмехнулся. Эти призраки и демоны лишь запугивают своим видом, но разобравшись получше, можно сказать, что они не настолько сильны, какими кажутся.

Установив дистанцию между бесами, Мо Фань вступил в черную тень. Шесть шипов тени появились перед магом. Вслед за взмахом руки Мо Фаня, шипы тени полетели прямо на красноликих бесов. Каждому досталось по три шипа – один в глотку, второй в поясницу, а третий в правую ногу. Можно было увидеть, как шипы тени превратились в веревки, связав краснолицых бесов.

Мо Фаню не хотелось связываться с бесами, поэтому он ударил в воздухе правой и левой рукой и, вдруг, появился ярко-алый огонь!

Огромный огненный кулак ударил по каменному надгробию, веерообразная огненная волна поглотила проклятые изображения на могильной плите.

Нара Юанькун поднялся из могилы, его черная тень направилась к Мо Фаню и повисла над ним. Было непонятно, какой черной магией он может воспользоваться, было только видно, как его пальцы очень быстро рисовали что-то в воздухе, но вокруг очертаний этого рисунка смутно виднелся кровавый свет!

Как Мо Фань может позволить ему использовать черную магию?! В правой руке Мо Фаня был бушующий огонь, которым он запустил по Наре Юанькуну!

Языки огня были похожи на драконов. Свет огненного дракона, исходивший от него, был ярче и сильнее кровавого света монаха. Нара Юанькун и не думал, что Мо Фань достиг такого высокого уровня в магии! Он прекратил шептать проклятия и попытался улететь от огня.

***Свист***

Но дракон поднялся в небо, пуская огонь в Нару Юанькуна, можно было только видеть, как тело монаха было объято пламенем!

 – Контроль: фальшивые когти!

Взгляд Мо Фаня был сосредоточен, серебристый свет начал исходить от него. Нара Юанькун, который был поднят пылающим кулаком, еще не улетел слишком далеко, чтобы Мо Фань смог его как следует схватить его мысленными когтями!

Мысленные когти схватили Нару Юанькуна и потащили его вниз, со всей силы бросив его на землю.

Сила этого удара была огромной. Нара Юанькун был монстром с обычной физической подготовкой, поэтому, когда его тело шмякнулось о землю, сознание его слегка помутнело.

 – Раскаты грома: танец страсти!

Мо Фань уже очень умело пользовался магией среднего уровня. Когда Нара Юанькун был брошен на землю, за этим один за одним последовали фиолетовые молнии, которые беспрерывно били по Наре Юанькуну и земле рядом с ним. Тем двум красноликим бесам тоже пришлось не сладко от ударов молний!

 – А вот сейчас я тебя прикончу! Погребение небесным пламенем!

Мо Фань не хотел тратить время понапрасну, поэтому воспользовался этой магией.

Огонь ярко запылал в руках Мо Фаня!

В бескрайней галактике элемента огня можно было увидеть, как плотно прижавшиеся друг к другу звездочки очень быстро начали располагаться в правильном порядке. Как только каждая из них становилась на определенное место, то получалась огненная нить звезд, которая была прекрасна.

 – Твою мать!…

Сила была в руках Мо Фаня, он уже полностью погрузился в атмосферу разрушения всего живого на его пути, но кто знал, что на 256 звездочке произойдет непредвиденный случай. Прекрасное и величественное звездное облако, которое было почти завершено вдруг разом обрушилось!

Звездные системы исчезали одна за одной, пламя магии высокого уровня, вздымающееся над Мо Фанем, тоже пропало из-за этой ошибки!

Звездное облако исчезло, оставив Мо Фаня стоять там с глупым выражением лица, как будто он только что проглотил муху.

Нара Юанькун очень боялся магии высокого уровня, но все обрушилось.

 – Да как же так! Все исчезло в самый ответственный момент! – Мо Фань был очень зол.

В магии высокого уровня 343 звезды, 7 созвездий по 49 звезд образуют звездное облако. Вероятность успеха Мо Фаня была очень высока, если не торопиться и постепенно выстраивать звезду за звездой. Но если поспешить, то ничего не получится! Во всяком случае, Мо Фань еще не обладал такими навыками, которые могли бы привести к 100% успеху.

Нара Юанькун не был глупым. Увидев ошибку Мо Фаня, он отлетел чуть дальше и, приложив ладонь к губам, начал шептать что-то.

Казалось, что он перебирал буддийские четки, читая молитву. Но слова, вылетающие из его рта были проклятием. Можно было увидеть кровавый свет, исходивший из его ладоней, который был направлен на красноликих бесов.

***Грохот***

Красноликие бесы тут же поднялись на ноги и начали драть на себе кожу и мясо, до конца обезумев!

Куски мяса падали на землю, как будто бесы и правда очищали себя от кожи и плоти.

Мо Фань сначала не знал, что эти красноликие бесы делают. Но когда бесы обнажили свои знакомые физиономии, гнев разлился по телу Мо Фаня!

Эти два лица были Му Нин Сюэ и Чжао Мань Янем!

 – Я знаю, что это лишь иллюзия и эти бесы не мои друзья! Но этим гнусным поступком ты меня конкретно разозлил! Если сегодня я не уничтожу тебя, то значит я – ненастоящий маг, я – не Мо Фань!

Еще никто так просто не обманывал Мо Фаня!…

 

Следующая глава
Предыдущая глава
Оглавление

Категория: Маг на полную ставку / Quanzhi Fashi / Профессия - Магистр! | Просмотров: 160 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Онлайн всего: 23
Гостей: 23
Пользователей: 0

Рейтинг@Mail.ru