Главная » Маг, поедающий книги / The Book Eating Magician - Глава 219-221
16:52
Маг, поедающий книги / The Book Eating Magician - Глава 219-221

Читать онлайн  Ранобэ(Лайт-Новелла) Маг, поедающий книги / The Book Eating Magician

Следующая глава
Предыдущая глава

Оглавление

Глава 219-221

Глава 219. Тотальная война (часть 3)
 

"Самый быстрый способ положить конец гражданской войне – убить герцога Корнуолла".

В то время, как центром королевской стороны был принц Эльсид, центром дворянской фракции являлся Герцог Корнуолл. Также именно он был ответственным за договоренность с Лайроном и тем, у кого были союзные отношения с Ферганой.

Другими словами, если Герцог Корнуолл умрёт – всё закончится.

Кроме того, не было другого такого дворянина, который смог бы претендовать на королевское место, так как его попросту бы разорвали на части многочисленные конкуренты.

Проблема заключалась в том, насколько убийство Корнуолла было возможным.

– Это будет непросто, – прищелкнув языком, пробормотал Теодор.

Около ста рыцарей и тридцати магов 4-го Круга составляли конвой одного пожилого человека, который, по всей видимости, и был герцогом. Кроме того, рядом с ним стоял человек в серебряной броне. Судя по всему, это и был тот самый крестоносец, о котором ходили слухи.

Чтобы разобраться с таким количеством противников, ему понадобится магическое заклинание, подобное Абраксасу. Тем не менее, процесс его активации не сможет остаться незамеченным из-за огромного количества генерируемой магической силы.

Ну и прежде всего, не был известен уровень силы самого крестоносца.

В результате наблюдения через глаза Хьюгина, Теодор узнал, что крестоносца зовут Рубеном. На его поясе висел длинный меч, а за спиной покоился внушительный щит.

После достижения мастерского уровня найти подходящее оружие было весьма и весьма непросто. А связано это было с тем, что мечи попросту не выдерживали разрушительной силы мастера, если только не были "легендарными".

Кроме того, мастера меча должны были наносить молниеносные удары, успевая избегать вражеских контратак, а для этого им требовалось двигаться быстро и гибко, что было куда тяжелее сделать, находясь в тяжелой броне и со щитом в руках. Вот почему в Андрасе уже давно перестали существовать низкорейтинговые щиты.

"Может быть, в этом и состоит разница между крестоносцем и мастером меча…?"

Разница между представителями двух боевых профессий – мастерами меча, которые использовали только свою ауру и её способности, и крестоносцами, которые оперировали божественной силой, могла быть больше, чем он предполагал. Теодор не знал, правильна ли его догадка, а потому решил продолжить наблюдение за Рубеном.

Он впервые за всё время увидел крестоносца, и его присутствие кардинально отличалось от ярости ауры и величия магии. Возможно, это явление следовало назвать чем-то вроде "святости"?

Крестоносец, казалось, был одновременно и открыт, и полностью защищен; он был как близко, так и далеко. В каком-то смысле именно это и следовало назвать "божественной сущностью".

Теодор почувствовал тоску Дмитры и Айолоса, частицы которых находились внутри него, и тихо пробормотал:

– Крестоносец…

– Крестоносец!? Какой крестоносец? – внезапно воскликнуло пробудившаяся Глаттони, – Невозможно, чтобы после краха Пантеона родилась новая божественная сила! Крестоносцы попросту не могут существовать!

– Пантеон? Что это?

– Колыбель богов. Это неприкасаемый храм, созданный для богов, которые стали слишком близки к людям. Я слышал, что он был разрушен в конце Эпохи Мифов… – проговорил взбудораженный гримуар.

Существование "крестоносца" было неожиданным во многих отношениях, и благодаря своей связи с сознанием Глаттони, Теодор это почувствовал. Однако замешательство мага длилось недолго, и причина этому вскоре стала известна.

– … Что… Пользователь, ты хочешь сказать, что вон тот наполовину-отброс – крестоносец?

Если бы объект обсуждения это услышал, то наверняка бы пришёл в ярость.

– Наполовину-отброс?

– Нет-нет, кажется, я перехвалил его, – добавил успокоившийся гримуар, – Этот получеловек – просто отброс. Если бы он увидел "настоящего" крестоносца, то покончил бы жизнь самоубийством.

– Подожди-ка, значит, этот человек по имени Рубен – фальшивый крестоносец?

– Конечно. Настоящий крестоносец – посланник бога, сверхчеловек. Полубог, если так понятнее.

На этот раз пришло время Теодору затаить дыхание. Полубогом можно было назвать кого-то вроде Парацельса, который даже в Эпоху Мифов прослыл великим мастером. Полубоги были трансцендентными существами, которые могли одним ударом разрушить гору, высушить море и перевернуть кверху ногами небо и землю.

Если Глаттони говорила правду, то не только Рубен, но и все прочие крестоносцы были фальшивыми. Если бы крестоносцы и вправду обладали той силой, о которой шла речь, весь континент давно был бы уже покорён Королевством Лайрон.

Впрочем, подумав об этом, Теодор кое-что понял:

"Нет, подлинность этого крестоносца прямо сейчас не имеет никакого значения".

Как их не назови, но эти крестоносцы всё равно ничем не уступали в силе мастерам меча. Таким образом, сейчас Теодору нужно было подумать о том, как ему изменить ситуацию на этом поле боя в пользу королевской фракции.

– Может, дождаться начала сражения, после чего нанести удар с тыла?

Это была вполне неплохая идея. Один маг 7-го Круга мог уничтожить всю армию. Излишне было говорить, что все эти солдаты никогда не имели дела с магами-мастерами. Однако Теодор лишь покачал головой. Опыт Альфреда Беллонтеса, остававшийся в его голове, подсказывал, что это не самый удачный план.

– Для меня одного их всё равно слишком много. К тому же, даже в тылу герцог наверняка будет находиться под защитой… Это не сработает.

Кроме того, чувства Теодора предупреждали, что помимо крестоносца существует ещё одна угроза. Теодор ещё не понял, в чем именно она заключается, но его инстинкты бессознательно отфильтровали её среди всех прочих присутствующих в округе. Итак, Тео погрузился в раздумья о том, каким образом ему победить как можно больше людей, сведя к минимуму риск и потери со своей собственной стороны.

Но спустя несколько мгновений…

– … Э-э?

Из уст Теодора, смотревшего в сторону двух противоборствующих сил, возник короткий вопросительный звук. Со стены поместья Атрона спрыгнул один знакомый ему человек, в то время как со стороны позиций Герцога Корнуолла вышел закованный в доспехи крестоносец.

– Битва один на один?

Бэк Чонмюн и Рубен. Мастер меча и крестоносец…

Мастера двух враждующих сил стали друг напротив друга аккурат посреди поля боя. Поначалу Теодор не понимал, чем продиктовано такое решение, но затем он смог догадаться о ходе мыслей двух командиров.

– Принцу не хватает сил, поэтому он не хочет тратить свои войска. Между тем, герцог не хочет терять время.

Если выиграет крестоносец, Герцогу Корнуоллу больше не придётся сражаться, и он выиграет войну. Более того, нельзя было забывать и о разнице в количестве мастеров. Даже если крестоносец проиграет, у Герцога Корнуолла останется Маркиз Фергана, а потому война на этом не закончится.

– Что ж, это может стать хорошим шансом для меня.

Два мастера сошлись в бою, и когда их противостояние достигло точки кипения, Теодор покинул своё место. Ему нужно было изменить свою позицию, чтобы реализовать один заготовленный метод.

… Разве он мог позволить умереть отцу своего ученика?

* * *

Бэк Чонмюн, теперь уже маркиз поместья Атрон, выглядел немного иначе, чем раньше. Он был экипирован в доспехи из мифрилового сплава, а также носил все виды артефактов, усиливающих его тело. Бэк Чонмюну это было не по душе, однако он знал, что сейчас далеко не то время и место, чтобы сражаться "голыми руками".

Итак, Бек Чонмюн обнажил свой клинок и слегка вздохнул.
 

– Мне не нравится сражаться в таких обстоятельствах, но… Я должен следовать воле своего правителя, – пробормотал Чонмюн, после чего поприветствовал своего оппонента, – Приятно познакомиться с Вами, иностранным религиозным хранителем. В моем родном городе есть такие же люди, как и Вы, оберегающие божественные доктрины.

– Что? – переспросил Рубен.

Приветствие было сказано без малейшей злобы, но оно нанесло ощутимый удар по фанатизму верного слуги Лайрона. В этом королевстве не признавалось существование иного бога, кроме Лайрона. Тех, кто отказывались подчиняться воле Лайрона, неизбежно постигала кара. Таким образом, тот факт, что еретик из восточной страны дикарей, о которой не упоминалось в их религии, осмелился произнести всуе слово "бог", являло собой богохульство чистой воды.

Взгляд Рубена стал жестче.

– Еретик из земли дикарей… Да как ты смеешь упоминать о существовании Бога своим грязным ртом? Неверный смеет говорить такие слова мне, Рубену? Да я разорву тебя на части!

Вшу-вшу-вшу!

Ярость Рубена породила силу, заклубившуюся над его телом, словно пар. Эта белая энергия отличалась от ауры и магической силы. Это была сила бога, давно исчезнувшего из материального мира. Спустя мгновенье данная сила превратилась в золотистую дымку, изменившую цвет как серебряной брони Рубена, так и его меча со щитом. Это было фантастическое зрелище.

– Но первым делом я вырву твой грязный язык! – с налитыми кровью глазами прокричал Рубен.

– … Хм, да он не в себе, – поцокал языком Бэк Чонмюн, наблюдая за спятившим Рубеном. Он не понимал, что именно сказал не так, но состояние Рубена явно было ненормальным. Оно напоминало собой демоническое безумие, которое иногда появлялось в восточных боевых искусствах.

Фьу-у-у.

Бэк Чонмюн активировал свой Мягкий Меч.

– Попрощайся со своей жизнью, еретик! – взревел Рубен и прыгнул вперед.

Фу-дух!

Потоки воздуха прямо-таки взорвались, что вызвало ударную волну, расколовшую землю.

Принцип, стоящий за этим, был неизвестен, но Рубен тут же использовал своё божественное ускорение и шагнул вперед. Его скорость была выше, чем у летящей стрелы, и была ближе к молнии, что делало золотую броню похожей на комету.

В его атаке содержалось достаточно разрушительной силы, чтобы сокрушить врата замка! В ответ Бэк Чонмюн остановился и указал кончиком своего меча на Рубена, словно соглашаясь на это лобовое столкновение. А затем он закрыл глаза и пробормотал:

– Стиль Пронзания Луны.

Аура серебристого цвета, напоминающая собой лунный свет, собралась в одну точку, а секундой спустя…

Фдзы-н-н-н-нь!

Раздался металлический звук.

– Укх!

– Кху.

Два воина практически одновременно выдохнули. Рубен, совершивший безумное ускорение, также получил соответствующий шок от удара мечом Бэк Чонмюна. Вероятно, волей случая, их две мощнейшие атаки пришлись друг на друга.

И… Им не удалось пробиться друг сквозь друга.

Рубен был человеком, который одним взмахом своего меча уничтожал крепостные стены, в то время как Бэк Чонмюн одним ударом отправлял на тот свет любого своего противника. Они были полностью уверены в своей силе, а потому пребывали в шоке от того, что их атаки оказались заблокированными.

Бэк Чонмюну довелось в своих родных краях сражаться с несколькими мастерами, а потому он первым оправился от шока.

"Если он заблокировал мой первый удар, то как насчет этого?"

А затем в сторону его врага полился настоящий дождь из энергии, производимой его клинком. Меч полностью размылся, и между двумя мастерами проскочило несколько серебряных вспышек.

Фду-фду-фду-фду!

Тридцать шесть ударов, оставляющих в воздухе горизонтальные и вертикальные полосы, наносились с точностью укола иголкой. Сейчас Чонмюн использовал нечто куда более мощное, чем во время своего поединка с Теодором Миллером. Как только он активировал свою способность ауры, эти колющие удары стали практически неотразимыми.

Его атаки сыпались быстрее и резче, чем раньше. Данная ужасающая техника содержала в себе саму сущность семьи Бэков, от которой Рубен должен был превратиться в улей. Однако, вместо торжественной улыбки, на лице Бэк Чонмюна висело крайне мрачное выражение.

"…Почему?"

Несмотря на неустанные атаки, ему пришлось отступить.

Глядя прямо на этот смертельный ливень, Рубен шагнул вперед, и Бэк Чонмюн был вынужден сделать несколько шагов назад. Из-за природы его Мягкого Меча, Чонмюну необходимо было поддерживать определенное расстояние до своей цели.

Бу-дух!

И вновь удар Бэк Чонмюна был заблокирован золотым щитом Рубена. Это был удар, который содержал всю силу мастера, но не смог пробить металл.

Брови Бэк Чонмюна дрогнули, и мастер с востока вынужден был перейти в защиту.

"Этот щит – проблема!" – это было единственным, что он мог сказать, глядя на вооружение своего противника.

Мастер меча с одного взгляда понял, что экипировка Рубена далека от обычной. Казалось, что она была частью тела крестоносца. В противном случае, он не смог бы защититься от способности ауры.

– …!

Возможно, это было совпадение или ловушка… Но огромный щит, прикрывавший всё тело крестоносца, отклонился в сторону на несколько сантиметров. Брешь была всего несколько пальцев в ширину, и на самом деле её нельзя было называть брешью как таковой, но это была хорошая возможность для Бэк Чонмюна.

На мгновение мастер меча всерьез обеспокоился: следует ли ему воспользоваться этой брешью, ведь она почти наверняка приведет его либо к победе, либо к поражению?

"Я могу это сделать".

Тем не менее, его инстинкты, отточенные за десятилетия боевой практики, вселяли в него уверенность в себе. В итоге Бэк Чонмюн сделал свой выбор. Он глубоко вдохнул и собрал максимум силы для нанесения смертельного удара.

Фшу-у-у-у-у!

Воздух пронзил резкий звук. На скорости, невидимой даже глазу мастера, одна-единственная серебряная нить вонзилась в брешь между золотым щитом Рубена и его длинным мечом. Это был удар, который он отшлифовывал уже более чем полвека.

Предвкушая свою победу, Бэк Чонмюн невольно улыбнулся, ведь атака была исполнено идеально с точностью до миллисекунды.

А затем, сопровождаемый золотистой вспышкой, на него обрушился меч Рубена.

Фу-дух!

 

Глава 220. Тотальная война (часть 4)

Столкновение серебристой вспышки и золотого сияния вызвало взрыв. 

Тем не менее, произведенный звук был слишком сложным для человеческого понимания. Аура мастера меча и божественная сила крестоносца выплеснулись наружу, всколыхнув само пространство.

Выражение "Пронзание Луны" было весьма точным в отношении техники меча Бэк Чонмюна.

Между тем, божественная сила Рубена была известна в религиозном государстве как "Молот Бога".

И эти две атаки были направлены друг на друга.

– -----------!

Раздался громкий звук, похожий на удар молота о наковальню. Доспехи были смяты, а из образовавшихся щелей брызнула кровь.

И это было весьма естественно. Как ранее уже упоминалось, сила атаки мастера намного превосходила его защиту. Таким образом, даже мастер мог получить серьезную травму, столкнувшись с другим мастером.

– Кхек!

Средневозрастного Бэк Чонмюна отбросило назад, и он схватился за своё кровоточащее левое плечо.

Это была травма, которую он изначально не должен был получать.

"Скорость" была абсолютной силой, когда дело доходило до битвы между мастерами, поскольку именно она решала исход поединка. И Бэк Чонмюну явно её хватило, чтобы успеть нанести удар.

"Неужели он нарочно проигнорировал свою защиту, чтобы контратаковать…" – подумал Чонмюн, недоумевающе глядя на крестоносца.

Так всё действительно и было. Крестоносец Лайрона, Рубен, оставил беззащитной верхнюю часть своего корпуса и пропустил удар.

Конечно, Рубену удалось разбить левое плечо Бэк Чонмюна, но, безусловно, сам крестоносец получил куда более серьезную травму. Бэк Чонмюн всё ещё был способен продолжать борьбу даже несмотря на то, что его левая рука была нейтрализована, в то время как у его оппонента явно были проколоты ребра и лёгкое.

"Бессмысленно воспринимать его как мечника. Его оружие – меч, но он использует его скорее как молот или топор", – глядя на свою умеренно кровоточащую рану, продолжил размышлять Чонмюн.

Рубен нанёс дробящий удар, а не колющий, а потому его фехтование больше напоминало собой бомбардировку, нежели искусную технику владения мечом. Это было метеорное фехтование, которое обладало огромным количеством мощи, способным повредить само пространство, в котором находилась его цель.

Подобный стиль нельзя было назвать превосходным, но он был абсолютно эффективным с точки зрения убийства противников. В конце концов, даже несмотря на всю неаккуратность своей техники, крестоносцу удалось проломить плечо Бэк Чонмюна.

– … Кажется, поединок закончился.

Однако Бэк Чонмюн был уверен в своей победе. Каким бы не был живучим мастер, он всё ещё оставался человеком. Повреждение такого жизненно важного органа, как легкие, было смертельным. Если рану тотчас же не обработать, то смерть будет неизбежной.

– Не думаю, что Вы ответите, но Вы сможете спасти свою жизнь, если сложите оружие.

Подобная идея принадлежала не самому мастеру меча, а принцу Эльсиду. Королевство Лайрон поддерживало дворянскую фракцию, но эти отношения должны были моментально прекратиться в случае провала Герцога Корнуолла. Однако, если будет убит крестоносец, то ситуация может измениться и в другую сторону. Королевство Лайрон сможет использовать его смерть в качестве предлога для противостояния с победителем гражданской войны. Таким образом, если это было возможно, принц Эльсид хотел, чтобы всё прошло по наиболее оптимальному сценарию.

– Ха-ха, – внезапно вырвалось изо рта Рубена, – Ха-ха-ха.

И это явно был не стон. Человек с пробитым легким попросту не смог бы издать столь чистый и понятный звук.

– Ха-ха-ха-ха!

Это был самый настоящий смех. Рубен расхохотался, словно окончательно обезумел.

Ощутив всей кожей какое-то зловещее предчувствие, Бэк Чонмюн невольно отступил. Вряд ли тяжелораненый человек был способен на подобный блеф.

– Говоришь, поединок закончился? Сдаться? Еретик! У вас, дикарей, похоже, настоящий талант к юмору! – с искривленным от ярости лицом прокричал крестоносец.

А затем вновь появилась золотистая энергия, обернувшись вокруг Рубена сияющим ореолом. Это была сила, которую никак нельзя было упрекнуть в недостатке мощи.

"Опасно", – тут же понял Бэк Чонмюн. Он не знал «почему», но Рубен выглядел превосходно. Не было никаких признаков того, что крестоносец лишился большей части своей выносливости. На самом деле Рубен казался ещё более грозным, чем раньше.

– Я – Рубен, на которого снизошла благодать Лайрона! Такой бездарный дикарь, как ты… Неужели ты думал, что сможешь победить меня?

Рубен стал целостной массой света и поднял свой меч, от чего длинное лезвие превратилось в 10-метровый столп света. Крестоносец был полностью поглощен своим собственным фанатизмом.

– Я не оставлю на твоём нечестивом теле ни одного живого места!

* * *

– Победа, – с довольным лицом заявил Герцог Корнуолл.

И подобная уверенность была вполне обоснованной. Крестоносец и вправду доминировал над мастером меча с востока. Герцогу стало слегка не по себе, когда он увидел брызнувшую кровь Рубена, однако ещё несколько дней назад он прекрасно осознал, что представляет собой сила крестоносца.

И вот, несмотря на полученную травму, Рубен продолжал атаковать.

– Кажется, это правда, что крестоносец Лайрона будет жить до тех пор, пока не лишится своей головы.

В отличие от магии, которая структурно изменяла человеческое тело, божественная сила значительно усиливала присущую ему жизненную энергию. Обычные люди не смогли бы пережить даже нескольких ударов мечом, но обладатель божественной силы был наполовину бессмертным.

Если его не убить сразу, то бой почти наверняка сильно затянется, особенно если противниками являются два мастера. Если бы Чонмюн знал об этом, то не стал бы использовать одноточечные колющие атаки. И вот, для него данное противостояние превратилось в настоящую катастрофу, вызванную отсутствием необходимых знаний на его континенте. На востоке попросту не существовало божественной силы и крестоносцев.

В результате, Бэк Чонмюн допустил стратегическую ошибку, которую трудно было обернуть вспять, и теперь с каждой секундой ему приходилось всё тяжелее и тяжелее. Если всё так и будет продолжаться, то он не продержится и часа.

– Остальные его войска не велики… Кажется, уже сегодня с принцем будет покончено. Какой же он всё-таки глупец, раз согласился на этот бой, – с сияющим от радости лицом пробормотал Герцог Корнуолл.

Он поставил своему противнику шах и мат. Если силы, захватившие три поместья, захотят прийти на помощь Эльсиду, то их заблокирует Маркиз Фергана. А как только принц будет захвачен, подкрепления из Мелтора и вовсе останутся не у дел.

Герцог Корнуолл заранее подготовил анти-телепортационные артефакты, чтобы принц Эльсид гарантированно не смог сбежать.

– Сегодняшний день – лучший в моей жизни. Прохладный ветерок, тенёк… Минутку, тень?

Внезапно Герцог Корнуолл запнулся и с недоумением посмотрел на небо. С самого утра на небе не было ни облачка, а все деревья в округе были вырублены для использования при постройке траншей. Но если так, откуда взялась эта тень?

Герцог и прочие дворяне с любопытством заозирались по сторонам. Однако в следующий момент они об этом сильно пожалели.

– В-великан? – раздался чей-то перепуганный голос.

Однако Герцог Корнуолл не мог винить этих людей. Подобная реакция была вполне естественной, поскольку прямо перед ними стоял земляной великан высотой более чем в пятьдесят метров. Подобный монстр напугал бы кого угодно, а потому вся армия тут же начала роптать:

– К-капитан, как мы с этим справимся?

– Приказать лучникам открыть огонь?

– Глупцы! Что, если ваши атаки вынудят великана напасть на нас? Всем оставаться на своих местах и не двигаться!

– Н-но мы ничего не сможем сделать, если…

Тем не менее, решение подождать было ошибочным. Как только великан подошел ещё ближе, организованная линия обороны превратилась в хаос, а солдаты бросились врассыпную, в результате чего их идеальное построение рухнуло.

А тем временем свысока за этим хаосом наблюдала маленькая черная точка. Естественно, это был ворон Теодора Миллера, Хьюгин.

– Что ж, первый этап сработал даже лучше, чем надо.

Великан представлял собой улучшенную версию Земляного Червя, которого он когда-то создал, путешествуя вместе с Сильвией. В то время от использования такой тяжелой магии у него сильно разболелась голова, но теперь всё было иначе.

Также поспособствовало этому повышение Митры до элементаля высшего ранга. Теперь она могла контролировать даже огромного великана высотой в 50 метров. Движущаяся гора земли, вес которой исчислялся тысячами тонн, уже сама по себе была оружием массового уничтожения.

– Впрочем, я не планирую атаковать этих парней, – закрыв глаза, пробормотал Теодор. Он не хотел, чтобы Митра запачкалась человеческой кровью, а потому придумал более эффективный метод.

"Митра, ты меня слышишь?"

Как только он позвал её, в ответ раздался знакомый голосок:

– Да! Слова Дeo слышно!

"Хорошо, умничка. Готова перейти к следующему шагу?"

После расцветания бутона, у Митры появилась ещё одна сила. Это было доказательством того, что она сбросила с себя оковы божественности земли и приобрела нечто новое, как и объяснял Парацельс. И вот, Теодор приказал использовать "технику", которую заранее проговорил вместе с Митрой.

"Давай, Митра! Рассеивай семена!"

– Хонь! – ответила девочка и отказалась от земляного великана.

Фру-ду-ду-дух!

Великан моментально рухнул на землю, рассеивая во всех направлениях сотни тысяч семян.

– Ч-что это за семена?

– Капитан! Этого невозможно избежать!

– Они не кажутся ядовитыми…

– Удерживать позиции! Все дезертиры будут наказаны!

Солдаты были сбиты с толку, а рыцари попробовали разрубать семена мечами, но в конце концов сдались. Любопытные волшебники тут же занялись их анализом, а над полем боя зазвенели голоса командиров, которые пытались удержать ситуацию под своим контролем. Тем не менее, было уже слишком поздно…

Когда семена упали на землю, кое-что произошло.

Фру-ру-ру-ру. Фру-ру-ру-ру-ру…

Первым делом земля начала как-то странно дрожать. Солдаты почувствовали исходящую из-под земли вибрацию и недоуменно уставились себе под ноги. Командиры тоже понятия не имели, что происходит. Вибрации охватили настолько огромный участок окружающего пространства, что ни о каком побеге даже речи быть не могло.

И вот, прежде чем кто-либо успел осознать происходящее, "это" началось.

Бру-ду-ду-ду!

На поле боя начали расти красивые деревья. Крошечные семена моментально пускали корни, производящие на свет диковинные деревья, которые можно было увидеть разве что в джунглях. Дзельквы, дубы, камелии, ивы, гинкго и многие другие… Огромное количество хвойных и лиственных деревьев выросло из-под земли, перемешавшись друг с другом самым случайным образом.

Одно дерево, десять, сто…

Равнины, занятые армией Герцога Корнуолла, в мгновение ока покрылись тысячами деревьев.

Они росли повсюду, подхватывая солдат, переламывая им кости и унося их в небо. Кто-то пытался бороться против этого ужасного явления, но вскоре весь район погрузился в сущий хаос.

– Ах, Митра. Я должен попросить тебя ещё об одной услуге, – спокойно наблюдая за происходящим, произнес Теодор.

– Хинь!

В воздух взлетела новая порция семян и спустя какое-то время добралась до места предназначения. Их целью был участок поля боя, где шла битва между Рубеном и Бэк Чонмюном.

Бру-ду-ду-ду!

– Что!?

– Это ещё что?

Деревья выросли так, словно их задачей было разделение двух людей. Рубен тотчас же принялся размахивать своим мечом, срубая деревья, однако им не было ни конца ни края.

В отличие от Рубена, который лишился благоприятной возможности покончить со своим противником, Бэк Чонмюн понял, что это его шанс. Он не стал рубить деревья, как это делал крестоносец. Вместо этого он быстро отступил к поместью. Для всей королевской фракции было крайне важно, чтобы он уцелел.

– Ах ты, мерзавец! Ты напрочь лишен чести! Вернись!

Глядя на всё это, Тео не мог не улыбнуться. Он не знал, что крестоносцы ведут себя так неприглядно. И это было очередным доказательством того, что Королевство Лайрон давно сгнило, как и говорил Маркиз Пирис.

Однако вскоре развеселенное лицо Теодора моментально затвердело. Он добился всего, что хотел, но почувствовал кое-что совершенно нерадостное.

– Это присутствие… Мастер меча!

Тео понял, что отфильтрованная им угроза была не чем иным, как самым настоящим мастером меча.

Сейчас Теодор был в несколько раз сильнее, чем во время своего противостояния с Хайдом, но он попросту не мог не переживать относительно стычки с другим мастером. Более того, этот человек приближался к нему со страшной скоростью и явно был далеко не слабым противником.

– Это очень неприятная ситуация…

В этой области были установлены анти-телепортационные артефакты, поэтому вся пространственная магия была заблокирована. Чтобы скрыться, ему пришлось бы использовать молнию, которая негативно влияла на его тело.

Однако, глядя на приближающегося мастера меча, Теодор решил оставить вариант с побегом в качестве крайней меры.

И вот, вскоре этот незваный гость в доспехах упал прямо перед Теодором.

Бу-дух.

Несмотря на тяжелую броню, скорость, с которой он опустился на землю, была вполне сопоставима со скоростью выпущенной из лука стрелы. Это служило доказательством того, что он полностью контролировал инерцию и свой центр тяжести.

Рыцарь был полностью закован в доспехи и, судя по всему, явно не намеревался раскрывать свою личность.

– … Мастер меча Империи Андрас. И кто же ты из оставшихся пяти? – проворачивая свои семь кругов, пробормотал Теодор.
 

Глава 221. Тотальная война (часть 5)

Семь Мечей Империи были единственными мастерами меча, которые могли здесь объявиться.

Мечи, представлявшие империю, Семь Мечей Андраса… Хайд и Ллойд Поллан погибли, а потому в Империи появилось два вакантных места. Впрочем, учитывая её размеры, заполнить их труда не составляло.

Кроме того, оставалось ещё целых пять мастеров меча, а потому отрядить одного из них на помощь своему союзнику Империя Андрас вполне могла себе позволить.

Раздумывая об этом, Теодор порядком напрягся.

"Предположим, что этот человек и вправду один из Семи Мечей Империи. Но тогда… Кто же?"

Этот вопрос мог показаться тривиальным, но на самом деле он представлял собой серьезную проблему. По словам старших магов, Семь Мечей обладали силой, эквивалентной их порядковому рангу. И, если придерживаться этой логики, 7-ой Меч Ллойд Поллан и 6-ой Меч Хайд являлись самыми слабыми из них.

Таким образом, Теодор решил пойти от противного.

"Это не номер четыре".

Пан Эллионес был настолько впечатляющим, что Теодор никогда бы не смог спутать его присутствие с кем-нибудь ещё. Однако, даже по сравнению с Паном Эллионесом, 1-ый и 2-ой Мечи были намного величественнее.

В таком случае, этим мастером меча мог быть кто угодно за исключением 4-го, 6-го и 7-го.

Затем Теодор вспомнил слова Вероники, сказанные о Мечах Империи:

– Ах, малыш. Не имеет значения, что собой представляют 1-ый Меч или 2-ой. Возможно, они оба и являются сильнейшими в Андрасе, но тебе нечего их опасаться.

– Почему? – спросил её Теодор.

– Ни один из них не выходит за пределы Белфорта, столицы Андраса. Даже в последней войне они ни разу не пересекли границы без прямого указа императора.

– Это было в прошлом, так что сейчас они вполне могут начать действовать…

– Лучше, чтобы всё так и оставалось. Потому что если это произойдет, у тебя будут большие неприятности. Ты не переживешь встречу с ними.

Совет Вероники был безжалостным и решительным.

"Раз она так холодно это сказала, значит наверняка в этом и вправду есть смысл".

Он определенно проиграет противнику, который находится на одном уровне с ней или с Бланделлом. Теодор совсем недавно пробудил свои чары, а потому ещё был далёк от того, чтобы тягаться с подобными оппонентами.

Когда дело доходило до битвы, они были настоящими монстрами.

Таким образом, лучшие мечники Андраса были слишком сильны для настоящего Теодора.

В связи с этим оставались лишь №3 и №5.

В любом случае искусственно завышенные чувства Теодора могли зафиксировать даже колебания пыли. Он атакует, если мастер меча сделает ещё хоть один шаг вперед. Всё тело мага окутывала мощная подрагивающая энергия.

Но вот, когда его напряжение достигло своего пика, неопознанный мастер меча совершил нечто совершенно неожиданное.

– Э-э?

Он положил руки на мечи, свисающие с его пояса, и…

Бдун-н-нь!

А затем он без колебаний отстегнул ножны, которые с тяжелым металлическим звуком упали на землю.

Его намерения были неизвестны, но он явно разоружился.

Даже если это был какой-то трюк, поднятие с земли брошенных мечей предполагало совершенно ненужные движения. Такой маг с исключительной мобильностью, как Теодор, мог бы нанести несколько ударов, прежде чем мастер меча успеет подобрать своё оружие.

Вот почему лицо Теодора выглядело крайне ошеломленным.

"Что же он задумал?"

Тем не менее, на этом странные действия мечника не закончились. Рыцарь в черной броне поднял руку к железной маске, прикрывавшей его лицо. К своему собственному удивлению, Теодор не чувствовал никакой враждебности, а потому просто наблюдал, сохраняя определенное расстояние.

Щёлк!

Наконец, маска была снята.

– Кха! – тут же поперхнулся Теодор, увидев лицо мастера меча.

У рыцаря появилась борода, но его лицо определенно было знакомым.

– Рэндольф?

– Давно не виделись, молодой господин, – с улыбкой пожал плечами Рэндольф, – Я много хочу тебе рассказать, но, к сожалению, не могу себе этого позволить. Тем не менее, если ты не против, я должен тебе кое-что объяснить.

– … Пожалуйста, будь как можно более подробен.

Теодор не сомневался в искренности Рэндольфа и отпустил свою магическую силу. Его чрезвычайно обостренные чувства говорили ему, что Рэндольф настроен мирно. Кроме того, они долго путешествовали вместе, а потому Тео мог сказать, когда Рэндольф лгал, а когда нет.

– Что ж, с чего бы начать…

Рэндольф присел рядом с деревом и нахмурился, подбирая слова. Затем он глубоко вздохнул и принялся рассказывать:

– Пожалуй, я начну с того дня, когда мы распрощались в пустоши.

Вскоре после расставания с Теодором в Пустоши Сипото, Рэндольф пересек границу с Андрасом. Уровень приграничных стражей внушал уважение, но простым солдатам всё равно было не под силу обнаружить мастера меча.

Таким образом, он успешно прибыл в Андрас и добрался до столицы, Белфорта, где столкнулся с препятствием – 4-ым Мечом Империи, Паном Эллионесом.

– Я должен был тайно выкрасть свою сестру… Но этот старый хрыч слишком чувствителен. Как его ученица, она всегда была рядом с ним, и без боя забрать её было попросту невозможно.

Рэндольф был вынужден выбирать. Либо вызвать суматоху и попытаться вытащить свою сестру, либо же дожидаться подходящей возможности, которая могла представиться лишь в долгосрочной перспективе. Всё это время он тайно скрывался на крыше рыцарского квартала и, в конце концов, вынужден был принять решение.

– Я видел 2-го Меча Империи, Зеста Шпейтема…

При упоминании этого имени, голос Рэндольфа невольно дрогнул. Он видел Зеста лишь издалека. Однако, прежде чем Рэндольф даже успел моргнуть, меч Зеста уже был приставлен к его шее.

Если бы рядом не было Ребекки, которая подтвердила его личность, этот день стал бы для Рэндольфа последним. Между их навыками была настоящая бездна. Они находились в центре мегаполиса, но он бы умер несмотря ни на что.

– Итак, я решил подождать. Я стал рыцарем Андраса и ждал возможности убежать вместе с Ребеккой. Это был единственный вариант, доступный мне в сложившейся ситуации.

– … Несладко тебе пришлось.

– Что ж, я и не думал, что эта возможность представится мне так скоро!

Услышав, как подавленный голос наёмника внезапно стал веселым, Теодор порядком смутился.

– А-а? Возможность?

– Я снова встретил молодого господина! Я хотел этого, но даже не думал, что мы действительно встретимся, – произнёс Рэндольф, а затем, прежде чем Теодор успел что-либо сказать, продолжил говорить, – Послушай меня, я не единственный, кого послали из Андраса. Меня сопровождает Пан Эллионес, который проверяет насколько я преданный. Также его сопровождает Ребекка.

– Серьезно? Это из-за того, что она его ученица?

– Полагаю, что так. Одному мне это не под силу. Но всё будет иначе, если мы будем действовать сообща.

Полученный ими приказ был простым: вмешаться в гражданскую войну Солдуна и не допустить вмешательства Мелтора. Крайне пассивное отношение Рэндольфа как раз и было связано с этим приказом.

Однако, что, если появится переменная, которая заставит Пана Эллионеса активизироваться? Крестоносца и Рэндольфа должно быть достаточно для помощи Герцогу Корнуоллу, но что, если ситуация окажется хуже, чем предполагалось?

"Тогда Эллионесу придётся лично вмешаться в конфликт".

Приказы императора несли в себе наивысший приоритет, а потому Пан Эллионес будет вынужден поставить вмешательство в гражданскую войну Солдуна выше наблюдения за Ребеккой. Тем временем Рэндольф воспользуется этим шансом и освободит свою сестру из лап империи.

Теодор прокрутил в голове предложенный план этой нехитрой операции и кивнул.

– Возможно, это сработает. У тебя есть какие-нибудь средства сообщения?

– Нет…

– Возьми это.

Теодор бросил Рэндольфу серьгу, зачарованную коммуникационным заклинанием.

– Надевать её не обязательно. Можно просто держать в ладони.

– О, правда? Это не может не радовать… Что ж, надеюсь, в следующий раз мы поговорим более обстоятельно.

С этими словами Рэндольф попрощался и снова надел свою маску. Он поднял мечи и вновь стал выглядеть как настоящий рыцарь. А затем Рэндольф побежал в противоположном направлении. Черные доспехи мгновенно скрылись из виду, и Теодор глубоко вздохнул.

Всё произошло так быстро, что он даже не успел отдышаться после испытанного напряжения.

– Ох, что-то я сегодня устал.

Однако это был ещё не конец. Теперь Теодору предстояло прибыть в поместье Атрона и переговорить с принцем. Ещё раз тяжело вздохнув, Тео полетел по направлению к усадьбе.

Это был сложный и весьма утомительный день.

* * *

– О, господин Тед! В смысле, господин Теодор!

– Эти деревья – Ваших рук дело? От имени королевской семьи выношу Вам свою благодарность.

Прибывший в поместье Атрона Теодор был тепло встречен Бэк Чонмюном и принцем Эльсидом. Впрочем, они не удивились его приходу, поскольку с ними уже успел связаться Маркиз Пирис. Казалось, их больше интересовали внезапно выросшие деревья, чем появление Теодора Миллера.

Тем не менее, отношение принца Эльсида сильно отличалось от предыдущего. Возможно, это было связано с тем, что теперь личность Теодора была всем понятной. В отличие от того времени, когда его воспринимали как незваного гостя, теперь все нарочито демонстрировали дружеское отношение.

– Господин Теодор, я бы хотел задать Вам один вопрос, однако он может показаться слегка невежливым.

– Говорите.

– Существует множество стратегий, которые можно разработать при наличии созданного Вами леса. Но каков предел этой силы?

– Тяжело сказать точно, но… – пробормотал Теодор, после чего задумался и дал наполовину-правильный ответ, – За исключением деревьев, которые соответствуют экосистеме здешних земель, все остальные скоро исчезнут. Сегодня мой элементаль потребил слишком много энергии, а потому некоторое время я не смогу использовать этот же метод.

В принципе, сказанное им не было ложью как таковой. Какой бы ни была высокой божественность Митры, у неё были свои пределы по управлению жизненной силой. Лес, выросший посреди поля боя, был всего лишь временной мерой и, вероятно, сможет простоять не больше нескольких дней. Кроме того, Митра уснула, да и магическая сила Теодора была довольно истощена. Учитывая возможное противостояние с одним из Семи Мечей Империи, было слишком рискованно использовать этот трюк снова.

– Эх-х, это очень плохо, – грустно ответил Эльсид, услышав решительный ответ Тео.

– Мне жаль, что я не могу оправдать Ваших ожиданий, Ваше Высочество. К слову, как Ваша травма, Маркиз Бэк?

Бэк Чонмюн мрачно посмотрел на свою перевязанную левую руку и вздохнул.

– Это… Разве здесь нужно что-нибудь говорить?

– Я понимаю, простите.

Теодор быстро понял смысл тяжелого тона Бэк Чонмюна. Кроме того, не стоило говорить об этом на пороге поместья, перед войсками. Мастер меча представлял собой силу, которая контролировала боевой дух всей армии. И если такой человек был серьезно ранен, мораль войска моментально опускалась на самое дно.

Впрочем, рана, скрытая под повязкой, и вправду была ужасной.

"… Всё серьезно".

Было переломано несколько костей, а также порваны связки и мышцы, в то время как нервные окончания были на пороге некроза. Эта рана, казалось, была вызвана молотом огра, а не мечом человека. Надлежащее лечение с задействованием опытного мага должно было занять не меньше месяца, и всё равно остались бы разнообразные последствия.

Конечно, Бэк Чонмюн всё ещё мог сражаться, но вот против Рубена в таком состоянии он не продержался бы и десяти минут. Понимая это, Тео с застывшим лицом смотрел на руку мастера меча. Тем временем Бэк Чонмюн вздохнул и произнес:

– Это моя вина, Ваше Высочество. Я знал, что мой оппонент является экспертом в фехтовании, но…

– Не вините себя, маркиз. Это было моё решение послать Вас туда, а потому и бремя лежит на мне.

– Ваше Высочество…!

Два человека выглядели крайне мелодраматично, но Теодору подобная ситуация была вовсе не по душе, а потому он украдкой взглянул на ладонь своей собственной левой руки. Он видел, что принц и маркиз не обращают на него внимания, а потому кое-что сделал.

"Оценка".

+16 Новое улучшенное восстанавливающее зелье.

Это новый образец зелья, созданный руками алхимика Парацельса. Обладает свойствами соединять разорванные ткани и оживлять нервную систему, прошедшую через некроз.

Зелье восстанавливает все типы травм, за исключением повреждений головного мозга и центральной нервной системы.

В настоящее время не существует способов его воспроизводства.

* Класс предмета: сокровище.

* При употреблении, Ваш организм оправится от практически любого тяжелого повреждения.

* При применении на травмированном участке, ткани быстро заживут.

* Чтобы создать такое зелье, требуется владение навыком Алхимии (лучший) и "Исследовательской лабораторией Парацельса".

Данное зелье создал сам Парацельс. Оно было весьма распространенным в Эпоху Мифов, но определить его ценность в современные времена было попросту невозможно. Впрочем, зелье оценивалось как "сокровище", а потому его вполне можно было поставить в один ряд с эликсирами.

Тем не менее, Теодор без малейших колебаний вручил его Бэк Чонмюну.

– Половину выпейте, а второй половиной обработайте рану. Уже через минуту должен быть эффект.

– … Это явно не обычное зелье!

Как мастер меча, Бэк Чонмюн сразу же определил ценность жидкости, предоставленной Теодором Миллером, и задал вполне обоснованный вопрос – имеет ли он право её выпить? Однако у Теодора в инвентаре оставался ещё кое-какой запас подобных зелий, а потому он просто замахал руками, будто это были сущие пустяки.

Прямо сейчас наличие здорового мастера меча было куда важнее, чем обладание зельем.

– Вы сможете отблагодарить меня позднее, а сейчас нам всем необходима Ваша сила, мастер Бэк.

– Что ж, мне будет неудобно продолжать отказываться. Благодарю Вас, господин Теодор.

Бэк Чонмюн отпил половину флакона, после чего начал обрабатывать свою левую руку, в то время как принц Эльсид и Теодор продолжали обсуждать ход войны. Прежде чем покинуть Пирис, Теодор узнал о дальнейших планах Орты. Цель Тео состояла в том, чтобы передать эту информацию в поместье Атрона и защитить принца Эльсида.

– После захвата трех ключевых поместий Мастер Белой Башни планирует действовать дальше, что нанесёт ощутимый урон войскам Герцога Корнуолла. До этих пор Атрону просто нужно продержаться, – поведал им Теодор.

– Думаете, силы герцога отступятся от своего плана по захвату поместья? – спросил скептически настроенный Эльсид. Он лучше всех понимал свою собственную ценность. Будучи королем в этой шахматной партии, его пленение положит конец всей гражданской войне. Итак, герцог ни за что не откажется от возможности разобраться с ним прямо здесь, даже если в этом процессе его войска понесут тяжелые потери. В противном случае у него больше не было причин стягивать столь большое войско к Атрону.

В обычной ситуации Теодор тоже пришел бы к точно такому же выводу, но на этот раз всё было иначе.

– Его войска непременно отступят.

– Почему Вы так уверены? Мне даже стало любопытно.

– Подождите ещё несколько дней и сами всё увидите. Так или иначе, пока деревья не исчезнут, армия герцога не сможет приблизиться к поместью.

Теодор понимал сомнения Эльсида, но продолжал говорить с уверенностью в своей правоте, потому что кое-что понял. После пробуждения своих чар Теодор осознал, что остальные недооценивают возможности Мастера Белой Башни, Орты, как минимум в два раза.

* * *

На седьмой день прогноз Теодора полностью оправдался. Когда лес исчез, силы Герцога Корнуолла получили возможность подойти к поместью. Однако вместо этого они внезапно отступили. В Атроне с облегчением вздохнули, ведь Герцог Корнуолл упустил великолепный шанс и понёс огромные потери. Причем касалось это не личного состава его армии, а колоссальных расходов, связанных с логистикой такой большой армии.

Корнуолл рассчитывал, что одним ходом поставит и шах, и мат, но получился только шах.

Прошло ровно шесть дней. За это время одиннадцать поместий, расположенных вокруг трех первых, были взяты. Орта и его магические войска нанесли точные удары в уязвимые места каждого отдельно взятого гарнизона, уничтожив всех присутствующих там рыцарей.

Используя свою великолепную мобильность, Орта атаковал следующую цель прежде, чем вести о захвате предыдущей успевали доходить до командного штаба противника. Затем он оставлял позади часть войска, чтобы создать оборонительный рубеж, и продолжал двигаться дальше, повторяя всё снова и снова.

Таков был уникальный военный стиль Орты.

В конце концов, разъяренный герцог был вынужден отступить в поместье Маркиза Ферганы. Перед жирным котом, коим являлись дворяне, появились две прыткие мыши, одна из которых воровала еду прямиком из его миски.

После этих событий в двух противоборствующих лагерях воцарилось некое подобие спокойствия. После нескольких сюрпризов от королевской фракции, первая полномасштабная битва за Королевство Солдун сменилась коротким затишьем.

Следующая глава
Предыдущая глава

Оглавление

Категория: Маг, поедающий книги / The Book Eating Magician | Просмотров: 320 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar