Главная » Потусторонний Злой Монарх / Злой Монарх / Otherworldly Evil Monarch - Глава 295
16:16
Потусторонний Злой Монарх / Злой Монарх / Otherworldly Evil Monarch - Глава 295

Предыдущая глава

Оглавление

Следующая глава

Глава 295. Решимость

Культивирование Суань Ци в рядах этих солдат было не очень высокое. Лучшие из них были на пике Золотого Суань, в то время как подавляющее большинство было на Серебряном Суань. Однако физическая сила каждого человека достигла ужасающего уровня.

Пятьдесят человек стояли рядом на небольшом расстоянии друг от друга. Каждый стоял в позиции лошади (1). Они стояли так у подножия стены. Рядом с каждым человеком, стоящем в таком положении, был другой, который держал в руках палку. Они скрежетали зубами от напряжения и размахивали палкой, ударяя по телу человека, стоящего у стены. Звук удара был чудовищным; он несколько напоминал звук выбивания сырой воловьей кожи. Однако ни один из мужчин, получавших удары, не показал никаких признаков боли на лице. Конечно, у некоторых лицо немного дёргалось, а другие слегка хмурились. Однако, кроме этих двух признаков, они не показывали никаких других внешних симптомов.

Они упорно оставались в своей позиции.

Их били сотни раз. Люди сильно дрожали, когда, наконец, поднимались из этой позиции. Затем они растягивали шею, запястья и лодыжки. Это вызывало жуткий хлопок суставов. Шум был похож на взрыв петарды. Затем они брали деревянные палки. А мужчины, которые раньше били их, становились в позицию «лошади». Их мышцы были такими же тугими, как у молодого дракона.

Острые свистящие звуки возобновились. Только на этот раз — те, кого избивали, и те, кто избивал, поменялись местами.

После того, как они закончили, была дана другая команда. Тогда эта сотня мужчин шла на тренировочное поле двумя упорядоченными группами. Обе группы вставали на поле, где предыдущие группы заканчивали сражаться. Две группы, которые воевали, шли к подножию стены. Потом они избивали своего напарника... а потом они менялись местами…

Ещё один приказ – и сотня людей, только что вышедших на поле, начинали свою страшную битву. Каждый удар кулака или ноги бил в жизненно важные точки: желудок, горло, виски, затылок, пах, за колено... каждый неустойчивый сустав...

Сцену была трудно себе представить. Но что требуется, чтобы выдержать такое ужасное избиение снова и снова? Однако мужчины привыкли к этому. Они могли противостоять каждому удару. Они старались подловить все возможные слабинки в обороне соперника. И если они попадали в ловушку – они старались сохранять равнодушие…

Один человек ударил своего оппонента по носу. Кровь из сломанного носа полилась рекой, но выражения их лиц не изменились, они оставались непоколебимыми... Как будто человек, которого он ударил, был не его товарищем, а кровным врагом.

Послышался свисток, и люди вышли из пруда, оделись и выстроились возле него. Между тем люди на поле остановились, построились и пошли в бассейн.

Люди, только что вышедшие из бассейна, начинали ещё более жёсткую подготовку. На этот раз они не сражались один на один. Этот раунд был бы хаотичным избиением, когда две группы идут «стенка на стенку». Иногда это были и бои один на один... или, может быть, в другой раз это было бы много людей, сражающихся с одним человеком.

Человек мог быть окружён многими воинами в один момент, и он может быть частью большой группы, которая окружила одного человека в следующий. Бардак сцены был зрелищным и неописуемым. Много раз можно было увидеть одного человека, лежащего на земле, которого яростно топтала целая толпа. Затем, в следующий момент, можно было увидеть, как вся эта толпа разлеталась в стороны со скоростью автомобиля: каждый человек боролся с силой дракона и свирепостью тигра в этой сумасшедшей битве...

За всё это время, кроме властных боевых команд, никто не открывал рот, чтобы хоть что-нибудь сказать. Они говорили с помощью жестов и движений. Говорили кулаками, ногами, локтями и даже плечами...

Три группы людей были задействованы таким образом. Эти люди якобы играли роль партнеров по обучению своих товарищей. Однако это было только дневное расписание тренировок. Они проходили обучение по Суань Ци вечером. Эта тренировка сопровождалась чем-то ещё более жестоким, чем то, что они выносили в дневное время... бои с оружием!

Каждый человек скрежетал зубами и вкладывал свою душу и сознание в обучение. У них была только одна цель: «Я должен соответствовать стандартам молодого мастера!» Это произошло потому, что молодой мастер сказал им, что их окончательная оценка целиком ложится на их плечи. Они были бы исключены из состава, если бы они не смогли пройти оценку. Тогда эти так называемые «середнячки» явно преуспеют в уборщиках и помощниках по кухне!

...После дегустации сладости устойчивого и быстрого прогресса... после того, как они увидели явную надежду стать мощными и сильными экспертами... никто из них не хотел вернуться к своей прежней расслабленной жизни. Это было бы для них большим стыдом!

Эти отряды были похожи на фениксов, которые достигали нирваны после смертельного испытания, и теперь ждали, чтобы снова воскреснуть…

Глаза Цзюнь Мосе были непоколебимы и безжалостны, наблюдая за суровой тренировкой на поле. Его поза была спокойной и размеренной.

Он не собирался останавливаться на этом. Он будет использовать свои уникальные лекарства на этих солдатах, как только они достигнут самых высоких пределов своих сил. Лекарство будет показывать свои лучшие результаты, и их эффективность будет становиться только больше!

Цзюнь Мосе поручил этим войскам конкретную задачу «бойни» в будущем. Просто бойня! Непрерывная бойня! Непрекращающаяся бойня!

Дедуля Цзюнь и Цзюнь Вуй стояли бок о бок на вершине высокой башни Цзюнь резиденции Цзюнь. Их брови дёрнулись на мгновение, когда они увидели жестокость тренировки, которая проходила ниже.

- Вуй, ты видишь, как он обучает их... как ты думаешь, что он планирует с ними делать? Зачем ему тренировать их вот так? – дедушка Цзюнь спросил тяжёлым голосом.

- Такая подготовка сделает этих солдат хозяевами жизни вражеских солдат! Эти солдаты смогут или не смогут победить врага самостоятельно, но я думаю, что Мосе тренирует их с единственной целью – устраивать бойню! – Цзюнь Вуй ответил с жадным выражением на лице. Вполне естественно, что любой генерал захотел бы такие сильные войска после того, как он увидел бы их. На самом деле, было бы крайне абсурдно, если бы Цзюнь Вуй не завидовал способностям этого отряда.

Такой отряд был частью армии мечты любого генерала. Даже эти, казалось бы, несущественные триста солдат смогут сделать армию генерала непобедимой. Эта армия была бы непобедима и непревзойденна: ничто не смогло бы остановить такую армию!

Они бы стали вражеским кошмаром!

- Бойня!… – Цзюнь Чжан Тиан выглядел встревоженным. - Даже если они будут обучены бойне... важный вопрос — для кого они будут устраивать бойню, и по какой причине? Этот вопрос очень важен, когда ты держишь других людей этой страны в поле зрения…

- Этот ребенок хочет отличаться от своего отца, этот ребёнок считает, что, несмотря ни на что, эти войска должны сражаться только за одного человека! - Цзюнь Вуй опустил глаза. - Эти триста человек будут сражаться только за Цзюнь Мосе: за Мосе и семью Цзюнь! Будущее нашей семьи Цзюнь лежит на плечах Мосе...

- Такая сила... – дедушка Цзюнь, кажется, даже на чуть-чуть не уменьшил своего волнения. – Она привлечет много ревности и подозрений, как только это станет известно людям!

- Ревность и подозрения? Почему? – глаза Цзюнь Вуя сузились. В них блеснул острый и холодный луч света:

- Разве семья Цзюнь когда-либо участвовала в проступках? И разве семья Цзюнь не поддерживала людей?

Старик вздохнул. «Действительно ли я принял правильные решения в те дни? Талант нашей семьи Цзюнь иссяк... должен ли я взять на себя некоторые обязанности?»

- А с Цзюнь Мосе... наша семья Цзюнь будет быстро расти! Никакая сила не сможет удержать нас! Я уверен в этом факте, – Цзюнь Вуй повернул шею, чтобы посмотреть на драку, происходящую на тренировочном поле. Затем, он медленно продолжил:

- Однако, нам нужно время и силы для достижения этой цели. Нам нужна абсолютная сила! И теперь у нас уже есть прототип этой силы, – он сжал кулаки. Его суставы довольно громко щелкнули.

- Разве этот маленький засранец Мосе не сказал, что он будет лично контролировать эти подготовки? Так почему я даже не вижу его тени? – дедушка Цзюнь огляделся.

- Обучение этих людей не требует чьего-либо надзора, – ответил Цзюнь Вуй. Его глаза были полны восхищения:

- Эта тренировка достигла удивительного уровня! Что касается Цзюнь Мосе... я не знаю, где он и что он задумал. Однако мы не должны пытаться контролировать его. Он может позаботиться о себе сам. Мы не должны беспокоиться о нем. Отец, он – затаившийся дракон. Мы должны освободить ему руки.

- Ты думаешь, что мы не должны беспокоиться о нём? Думаешь, что всё в порядке?.. Тогда ты ведешь себя не так, как должен вести себя его дядя. Этого недостаточно. Мосе больше не так молод. Ты не беспокоишься о его браке?

- Разве ты не был свидетелем его «роста» в тот день? Так откуда мне знать, достаточно ли он взрослый, чтобы взять жену...? Кстати, как дела с его состоянием, достаточно хорошо? – Цзюнь Вуй спросил, повысив голос.

- Это действительно хорошо, на самом деле, он превзошёл ожидания этого старика... Ты, маленький пиздюк! Ты как вообще с отцом говоришь! Хочешь, чтобы я тебя отшлёпал?! – Дедушка Цзюнь внезапно пришёл в себя и поднял руку. Он хотел преподать своему сыну урок.

Третий мастер семьи Цзюнь усмехнулся:

- Почему ты злишься, папа? Разве ты не счастлив, что Mосе вырос? Просто когда речь заходит о браке... он, конечно, не торопится принимать решение. Однако если ты планируешь заставить его сделать что-то, чего он не хочет... у меня не будет возражений. Скорее, я буду даже рад увидеть, как это произойдёт!

«Стоять перед моим сыном, как перед армией...» – дедушка Цзюнь погрузился в размышления. Он понял, что, возможно, не сможет убедить своего драгоценного внука действовать вопреки его воле в самых тривиальных вопросах... не говоря уже о теме, столь важной, как брак…

- Эта маленькая девочка Дугу хорошо относится к Мосе, и я вижу, что Мосе считает её интересной. Есть ещё кто-нибудь? Я не могу выдать эту девушку за Мосе! – Цзюнь Чжан Тиан спросил, он, казалось, не желал «уходить в отставку».

В этом нет ничего достойного. Отец и сын начали создавать гарем для внука/племянника...

_________________

(1) Прим.пер.: имеется в виду поза йоги, которая называется «лошадь».

 

- Помимо этого... Мосе часто ходит в Озеро Духовного Тумана. Может, там кто-то есть... – Цзюнь Вуй подмигнул.

Цзюнь Чжан Тиан почти потерял сознание. Ему пришлось использовать свою руку, чтобы схватиться за перила, чтобы не упасть:

- А... есть кто-нибудь ещё, кроме этой?

- Я помню, что... Мосе, казалось, был очень амбициозным к Квинхан... – Цзюнь Вуй бросил эти слова и вылетел в открытое окно, как только закончил говорить эти слова. Даже его тень не отставала. Он знал, что его ждёт, если бы он остался.

- Ты, ублюдок! Убирайся отсюда! – Цзюнь Чжан Тиан подскочил от ярости. Однако он понял, что его сын уже исчез без следа. Итак, у него не было выбора, кроме как открыть глаза, и, топая ногами и ревя, как раненый тореадором в круп бык, спуститься вниз с башни. Однако он вдруг прекратил реветь, и начал задумчиво размышлять…

- Должна ли наша семья Цзюнь так долго ждать? – он вздохнул и покачал головой. – Это абсурд! Это совершенно абсурдно! – у старика не было других слов, кроме «абсурд».

Цзюнь Мосе был на обочине тренировочного поля, когда услышал слабый звук грохота дедушки. Он не мог скрыть своё недоумение:

- Почему дедуля кричит? Кто попал под его горячую руку на этот раз?

Молодой мастер Цзюнь не знал, что это он был причиной гнева своего дедушки... даже, несмотря на то, что он был совершенно невиновен в реальности.

Тело Цзюнь Мосе исчезло с поля для тренировок без следа.

Цзюнь Мосе посмотрел в небо и понял, что скоро наступит ночь. Его сердце было полно предвкушения. Он собирался решить много важных вопросов этой ночью.

Первым было дело с Городом Серебряной Метели и конкретно – с Сяо Фен Ву. Это был действительно впечатляющий пункт. Как обычное ювелирное изделие могло вызвать такой отклик у Пагоды Хунцзюнь? Молодой мастер Цзюнь не знал о происхождении этого аксессуара. Впрочем, неважно, знал он об этом или нет. Тем не менее, он разработал план и был вполне уверен, что сумеет это всё понять.

Далее — это убийство его убийцы! Цзюнь Мосе был очень заинтересован в этом вопросе.

Цзюнь Мосе не только хотел казни этого человека... он очень бы это одобрил.

Этот человек даже не оглянулся назад после того, как его удар не принёс вреда. Вместо этого он сбежал очень далеко. И он не делал неряшливой работы. Человек не оставил ни следа. Это была та же самая техника, которую убийца Цзюнь использовал в своей предыдущей жизни. Этот человек был единственным, кого Цзюнь Мосе мог считать настоящим убийцей в этом мире. Другие группы убийц, с которыми он сталкивался в этом мире, были не более чем хорошими экспертами Суань.

«Имели ли они стиль убийцы? Эти люди не заслуживали звания «убийцы»!»

Более того, убийца обладал чрезвычайно быстрой и уникальной техникой. Убийственные способности Цзюнь Мосе поднялись бы вверх, как вихрь, если бы он был в состоянии получить это мастерство. Тогда он мог даже надеяться убить эксперта Суань Духа, устроив засаду.

«Здесь должна быть какая-то тайна в его скорости».

Цзюнь Мосе скрывался в пустоте, пока не подошёл к своему маленькому двору. Его мышление остановилось, и он тупо остался в замешательстве, увидев две фигуры впереди.

У входа в его двор стояли две фигуры. Они были маленькими и хрупкими. Они стояли на коленях на земле: их спины были прямыми. Невозможно было догадаться, как долго они вот так преклоняли колени. Однако они казались упрямыми и не желающими останавливаться.

Цзюнь Мосе вздохнул, когда его демоническая и теневая фигура медленно прошла мимо них. Эти двое были среди многих детей, которых он и его дядя спасли из Хуан Хуа. Остальные дети были пристроены на хорошие места. Тем не менее, эти двое детей отказались оставить их на всю жизнь. Они хотели только научиться навыкам, которые им понадобятся, чтобы отомстить.

Их инвалидность не могла считаться очень серьёзной. Однако они оба были немыми. Их языки были разрезаны пополам. Они больше никогда не смогут говорить. Более того, у одного из них осталась только одна рука.

Дело не в том, что Цзюнь Мосе не был тронут их настойчивостью. Однако он неохотно отвергал их после осмотра. У этих детей была удивительная сила воли, и их ненависть к врагу тоже была бы полезной. Однако их способности были весьма посредственны, не говоря уже о том, что они стали инвалидами.

Цзюнь Мосе от всей души рассматривал возможность обучения двоих детей в один момент. Он решил, что может использовать свои суровые методы обучения, чтобы удовлетворить их цепкие желания. Они могли бы показать значительный прогресс после десяти лет, до тех пор, пока они были готовы выдержать жестокую подготовку и иметь старомодное «крещение огнем». На самом деле у них даже есть шанс достичь уровня Суань Земли!

Уровень Земли Суань никогда не мог считаться скудным. Обычный человек будет бороться всю свою жизнь, чтобы достичь его. Это была очень высокая цель для обычного человека. Однако эта цель не имеет смысла в глазах молодого мастера и детей.

Тем не менее, мог ли Цзюнь Мосе позволить себе обучать их? Ему придётся потратить много времени и денег на их обучение и реабилитацию. Более того, это было бы большой тратой времени, если бы их прогресс был остановлен на уровне Суань Земли. Поэтому Цзюнь Мосе долгое время рассматривал эту тему, и затем решил, что перспектива их «выращивания» не стоит усилий.

Более того, их сильное стремление к мести не помогло бы получить какие-либо краткосрочные результаты. Поэтому они не имели никакого значения.

Однако эти двое детей стояли на коленях у его двора с тех пор, как он отказался обучать их. Они не могли говорить, но их глаза умоляли Цзюнь Мосе, когда они видели его.

Уже девятый день они стояли на коленях у входа в его двор.

Их стройные тела задрожали, когда они услышали знакомый звук шагов Цзюнь Мосе. Они выпрямили спины ещё больше, хотя, они по-прежнему оставались неподвижными на коленях.

Юный мастер Цзюнь вздохнул, медленно шагая, чтобы встать перед ними.

- Взгляните на меня! – его голос был приказом, которому они не могли не подчиниться.

Их тела дрожали, когда они смотрели на Цзюнь Мосе в соответствии с его приказом.

Цзюнь Мосе был поражён. Этим двоим, должно быть, около тринадцати или четырнадцати лет. Однако их глаза перестали проявлять ту же тоску, что и в последние несколько дней. Это выражение было заменено смертельной тишиной.

Однако это было не совсем так... Не совсем пустой вид смертельной тишины. Скорее, это тот случай, когда они игнорировали жизнь и смерть: это был взгляд по-прежнему смертного человека, который всё же игнорировал смертный мир.

Эта «смертельная тишина» не была синонимом «пустоты».

Цзюнь Мосе вздохнул. «Это глаза первоклассного убийцы». Это выражение должно было появиться в их глазах только после того, как они были угнетены до крайней степени, и начали считать человеческую жизнь никчёмной. На самом деле, такие люди считали даже свою собственную жизнь никчёмной.

Если бы их естественные таланты были лучше... даже если бы они были хоть немного лучше — Цзюнь Мосе принял бы их без колебаний. Однако в тот момент он был беспомощен. Их природный талант был слишком низким…

Для этого требовался 1% понимания и 99% «пота» чтобы стать сильным. Однако 1% «понимания» было ключевым. Это было важнее, чем оставшиеся 99% «пота».

- Скажите мне свои причины! Покажите мне степень вашей решимости! – сердце Цзюнь Мосе чувствовало жалость. Эти двое детей сильно пострадали. Нормальный человек даже не представлял себе их страданий. Их сердца были наполнены ненавистью к врагу, но у них не было способности заниматься боевыми искусствами. Поэтому Цзюнь Мосе не мог не вздохнуть.

Решимость?

Дети посмотрели друг на друга. Затем, они стали кивать в унисон.

Ребенок слева медленно протянул палец оставшейся руки ко рту. Он решительно схватил палец зубами. С большим трудом он наклонил голову в сторону, пока не оторвал кусок собственной плоти. Кровь хлынула из пальца. Всё его тело дрожало от боли, и его лицо стало смертельно бледным. Однако, кроме этого, он оставался неподвижным. Затем этот ребёнок начал писать на земле собственной кровью. Он написал только половину того, что хотел, когда кровь перестала идти. Мальчик смотрел на палец неудовлетворенно, немного удивлённо и даже обиженно. Затем он снова сунул палец в рот. Он отчаянно и яростно схватил зубами края раны и вырвал ещё кусок плоти.

Мальчик немного перестарался. В кусочке мяса, который он выплюнул, виднелся белый обломок кости. Фонтан крови выстрелил вперёд. Кровь брызнула довольно далеко, и несколько капель даже попали на лицо Цзюнь Мосе.

Другой ребенок повторил за первым. Два детских тела дрожали, но они поддерживали контроль над собой, когда их кровь хлынула на землю. Затем дети нарисовали большие и прямые символы на земле.

Ребенок слева написал: «Я убью их, я сломаю их. Я не буду сожалеть, пока не умру».

Ребенок справа написал: «Тот, кто не силён, может только умереть - ничего больше».

Их слова не содержали энергии. Они дрожали от боли, но они писали каждую букву тщательно и с большим трудом.

Двое детей встали на колени перед Цзюнь Мосе после того, как они закончили писать, и склонились в глубоком поклоне.

Глаза Цзюнь Мосе внезапно покраснели. Он почувствовал странное чувство в своем сердце: его сердце начало свирепо дрожать.

Цзюнь Мосе провел себя в хладнокровной апатии в обеих своих жизнях. Он никогда не был доброжелательным и смотрел на все живое, как на скот или собак. Он был холодным внутри и ничего не думал о простых людях. Он не чувствовал себя даже немного обеспокоенным, когда он стал свидетелем ужасов Хуан Хуа в тот день. Его совсем не трясло. Однако упрямые поступки этих двух молодых людей очень глубоко тронули его.

- Хорошо! Если вы так себя чувствуете — я не буду скупо предоставлять вам такую возможность, – Цзюнь Мосе часто дышал. Цвет его глаз стал мягче, когда он продолжал утихающим голосом:

- Возможность, которую я предоставлю, может дать вам власть управлять небом и землей когда-нибудь. Однако важно помнить, что такой путь полон убийств и смерти! Я надеюсь, что вы... не разочаруете меня...

Двое детей посмотрели друг на друга. Они не могли говорить, но их глаза были полны восторга. Затем этот экстаз внезапно сменился непоколебимой решимостью. Казалось, что они приняли решение в самой глубине их души. Они посмотрели на Цзюнь Мосе и упали в поклоне. Один из них так стукнулся головой, что разбил лоб в кровь.

Цзюнь Мосе быстро взял детей на руки и влетел внутрь двора: он чуть не пробил дверь. Эти двое сильно пострадали, чтобы продемонстрировать свою решимость. Они не создали никакого шума, чтобы показать свою боль, но они были бы в большой беде, если бы им не назначили своевременное лечение. Это может обернуться очень большой проблемой.

Цзюнь Мосе уже решил им помочь. И он не собирался допустить, чтобы с ними случилось ещё одно недоразумение.

Они обладают такой большой силой воли. Они не могут иметь много способностей, но разве их огромная сила воли не позволит им сделать это? Количество людей, обладающих необходимой способностью, совпадало с количеством окуней на этой земле. Но, сколько людей имели такую силу воли?

Как можно добиться необходимого успеха, если у человека нет желания...?

Когда человек может быть настолько жестоким в борьбе с собой — как бы они поступали со своим врагом?

Две фразы были написаны кровью у входа во двор. Слова в этих фразах ярко блестели.

«Я убью их, я сломаю их. Я не буду сожалеть, пока не умру».

«Тот, кто не силён — может только умереть: ничего больше».

Занавес тьмы навесил небо.

Цзюнь Мосе нахмурился и задумался, глядя на две тонкие и слабые фигуры, которые лежали на его кровати.

Его резиденция была полна раненых. В воздухе витал запах медикаментов.

Йе Гухан лежал спокойно на гигантской кровати сбоку. Его дыхание было слабым, но он был вне опасности.

Цзюнь Мосе привёли в порядок постель. В этот момент эти двое детей «захватили» его.

Три раненых, три покалеченных человека.

Эти двое молодых людей растянули свои жизненные силы до предела. Они упали в обморок сразу после того, как Цзюнь Мосе пообещал им помочь. Однако они бесшумно упали в обморок. Они даже не издали стона.

Цзюнь Мосе видел много жестоких людей. Однако это было впервые, когда он видел кого-то с такой сильной базой с точки зрения свирепости, и ни один не относился к боевым искусствам.

«Эти маленькие дьяволы могут оказаться сильнее, чем я?

С тех пор, как я пообещал им помочь... как я могу тренировать этих бездарных людей в кратчайшие сроки?» – Цзюнь Мосе был совершенно твёрд в этом отношении.

«С Суань Ци? Нет, этот метод не сработает. Хуан Хуа не засунул бы их в те гигантские банки, если бы у них были способности к практике Суань Ци...

А если с такого угла?!»

Цзюнь Мосе внезапно встал. В его глазах был зловещий блеск. «В худшем случае, я могу научить их основному закону моей предыдущей жизни! Я буду обучать их в соответствии со стандартами, которые я практиковал в те дни. А насколько они смогут продвинуться... это будет зависеть от их удачи! И я должен быть в состоянии усовершенствовать метод очистки Дан, если я смогу подняться на четвертый уровень Искусства разблокировки Небесной удачи…»

«Я лично буду тренировать эти двоих, чтобы шокировать весь континент Суань Суань! В конце концов, они смогут убить Богов этого континента! С их силой воли, моим основным законом и лекарством Дан... эти два ужасных демона восстанут, как звезды!»

Цзюнь Мосе осторожно покинул комнату и сел на пороге. Он посмотрел на ночное небо. Полет его мысли был долгим, и много времени прошло к тому времени, когда он закончился. Упрямство этих двух молодых людей напомнило ему о его собственном прошлом.

«Разве я не был таким же, как эти двое, в прошлой жизни? Раньше я играл со своей жизнью. Я бы подтолкнул себя к своим пределам в тренировке. Сколько раз я терял сознание от боли? Сколько раз я сознательно подводил себя к грани смерти?»

Каким образом появилась непревзойденная репутация Цзюнь Се? Кто знал, сколько сил, пота и слез было вложено в его репутацию? Его товарищи-ученики старались изо всех сил, но его тренировка превышала их трудности в три раза.

Любой человек, желающий успехов и непревзойдённой славы — должен был быть очень жестоким с самим собой!

Столкновение с врагом с жестокостью не имело ничего общего — жестокость была важна с самим собой. Истинный убийца никогда бы не заботился о своей жизни или своих достижениях. Беспокойство о возможностях приносит вред. Беспокойство ума будет действовать как препятствие.

Это были слова его учителя из предыдущей жизни!

Лица проплывали перед внутренним взором Цзюнь Мосе. Это было лицо, которое было чёрным как железо, и холодным как лёд. Убийственная аура исходила из его глаз. Однако Мосе почувствовал облегчение, когда эти два глаза посмотрели на него. Тем не менее, Цзюнь Мосе чувствовал присутствие этих глаз, хотя он пытался увернуться от них.

Эти глаза были полны пустоты. Как будто они прошли через два мира и смотрели на него издалека.

Он дрожал от холода — точно так же, как в прошлом — но он чувствовал себя спокойно и мирно.

«Учитель...» – Цзюнь Мосе опустил голову и зарылся лицом в колени в печали. Дверь открылась, и луч света вырвался из этой щели. Он нарисовал силуэт Цзюнь Мосе. Было немного одиноко.

Сила... стоит ли тосковать?

Он услышал лёгкие шаги позади него, а затем почувствовал тёплое пальто, накрывшее его тело.

Цзюнь Мосе оставался таким же неподвижным, как и раньше, но спросил:

- Скажи мне, Малышка Ке... ты хочешь стать сильным человеком?

- Ах? – маленькая девочка вскрикнула от неожиданности. Она не ждала никаких слов. – Стать сильной? А какая польза будет?

- Какая польза будет? Интересный вопрос. Если бы ты стала кем-то вроде старого Одинокого Сокола – ты могла бы убить того, кого захотела бы убить. Ты можешь жить в этом мире свободно и беспрепятственно, разве ты не желаешь такой жизни? – Цзюнь Мосе спросил.

Маленькая девочка подошла к нему и спокойно села рядом с ним. Затем она наклонила голову и положила голову на руки, чтобы поддержать её. Затем девушка подняла глаза на луну и начала серьёзно размышлять. Лунный свет осветил её лицо, он принёс несколько красивый и нежный оттенок её лицу.

Прошло немного времени. Потом маленькая девочка застенчиво улыбнулась и сказала:

- Сильной... я не хочу стать таким человеком.

- О? Почему? – Цзюнь Мосе наклонил голову и посмотрел на маленькую девочку. Слова Малышки Ке были очень неожиданными для него. По словам киллера из старого мира Цзюнь — любой человек ответил бы утвердительно, если бы им была предоставлена возможность стать сильной личностью. Неважно, что бы им пришлось сделать, чтобы добиться этого.

Малышка Ке застенчиво опустила голову и начала осторожно щипать свои ногти:

- Молодой мастер, я не знаю, каково было бы быть сильным человеком. Но, я не думаю... возможно, я буду наслаждаться вниманием и похвалами. Но, я не знаю, почему... но я не хочу этого. Я всего лишь маленькая девочка, маленькая девушка молодого мастера. Всё, что я хочу... это заботиться о молодом мастере каждый день. Я с нетерпением жду того, чтобы постирать одежду молодого мастера, приготовить еду для молодого мастера, и жду, когда он вернётся домой, когда он уходит. Я просто хочу быть хорошей служанкой.

Девушка снова робко улыбнулась и сказала:

- Юный мастер, эти слова означают, что у меня нет силы духа? Но... я не хочу становиться сильной!

- Нет, то, что ты сказала... мне очень нравится. Ты очаровательная девушка, которую я очень люблю! – Цзюнь Мосе внимательно посмотрел на девушку, которая сидела рядом с ним, впервые. Лунный свет сиял на её коже. Её белые волосы были завязаны в пучок, и распущенные шелковистые пряди танцевали на ветру. Её длинные ресницы мигали, и рядом с ухом у неё торчала небольшая прядка волос.

Маленькая девочка почувствовала себя немного неловко, когда Цзюнь Мосе обратил на неё пристальное внимание. Она крутила пальцами, но делала вид, что не замечает его взгляда. Однако её сердце бешено прыгало в груди. Лицо её медленно покраснело, когда она опустила голову.

Лицо Цзюнь Мосе расплылось в интересной улыбке, и он почувствовал себя расслабленным. Его сердце чувствовало себя спокойно, имея такую приятную девушку рядом с ним. Он неожиданно почувствовал слабое, но искреннее счастье.

У каждого был свой путь жизни.

Как для маленькой девочки: её мечта была очень простой, практичной и очень тёплой…

Он нежно погладил её красивые волосы и сказал:

- Иди в свою комнату и ложись спать, – Цзюнь Мосе был удивлён, обнаружив, что его голос был очень... нежным.

- Да… – девушка ответила, опустив голову. Она медленно встала, чувствуя, что её щеки становятся теплее. Как будто всему телу не хватало сил, когда она медленно шла к себе в комнату.

Она прошла два шага, прежде чем о чём-то подумала. Повернувшись, она спросила:

- Молодой мастер... вы сегодня пойдёте спать рано... а? - она обнаружила, что молодой мастер, который сидел рядом с ней минуту назад, исчез без следа к тому времени, как она повернула голову.

«Он очень быстрый...» – маленькая девочка закусила губу и снова застенчиво улыбнулась. Затем она прикрыла рот и подняла голову, вспомнив, что произошло в то утро. Это заставило её прикрыть лицо от стыда... «Я думаю глупости…»

Цзюнь Мосе приветствовал ночной ветер. Он даже не оставил тени, так быстро он летел. Он чувствовал, как Искусство разблокировки Небесной удачи активируется в нём. Каждый цикл приносил в него всё больший всплеск грозной силы. В тот момент он чувствовал себя очень довольным.

Первой целью был Великолепный Зал Драгоценностей.

Цзюнь Мосе жёстко сдерживал собственную ауру. Некоторое время он «плавал» молча, а затем погрузился под землю. Он использовал своё духовное чувство, чтобы вначале обыскать каждый дюйм земли.

Цзюнь Мосе не забыл, как его в последний раз обнаружил Ли У Бэй. Он знал, что в Великолепном Зале Драгоценностей есть, по крайней мере, три эксперта Духа Суань. Так как он мог вести себя небрежно?

Быть осторожным и осмотрительным было главным требованием для убийцы.

Однако результат проверки сильно встревожил его.

Когда в Великолепном Зале Драгоценностей было столько специалистов?

Это была ужасная сила!

Цзюнь Мосе ещё раз внимательно обыскал все уголки Великолепного Зала Драгоценностей. Там было несколько сильных людей. Некоторые из них были на уровне Суань Духа, в то время как другие были, по крайней мере, на вершине Суань Неба. Он мог почувствовать семь могущественных личностей! Были и два слабых человека. Это, должно быть, Сяо Хан и Му Сю Тонг.

«Откуда свалилось столько могущественных специалистов?

Возможно, это и есть то самое подкрепление из Города Серебряной Метели?»

И ещё дух Цзюнь Мосе обнаружил очень грозную ауру в центре. «Должно быть, это эксперт Духа Суань». Среди них был один, который, хотя и не был так силен, как Одинокий Сокол... но не был очень слаб в сравнении с ним. На самом деле, он был почти таким же сильным, как Великий Мастер!

Один, два, три... четыре... пять... и ещё один! Там присутствовали шесть других экспертов Суань Духа! Цзюнь Мосе почувствовал, что он заливается потом...

Предыдущая глава

Оглавление

Следующая глава

Категория: Потусторонний Злой Монарх / Злой Монарх | Просмотров: 27 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar