» » Глава 398. Happy End (часть 1)


Глава 398. Happy End (часть 1)


Глава 398. Happy End (часть 1)
+33
Прошло какое-то время. Некоторые люди об этом забыли, а некоторые всё ещё помнили. Однако каждый из них видел падающую с неба комету.

Ночное небо озарилось красным светом, и люди поняли, что вскоре всему живому наступит конец.

Это был судный день… И как только миф стал реальностью, люди осознали, что не в силах противостоять ему и должны просто принять свою судьбу. В этот день взрослые стали равны младенцам, а крестьяне перестали отличаться от мастеров меча и великих магов. Стоя перед тотальным разрушением, живые существа просто опустили глаза, боясь даже взглянуть на небо.

Аура выдающихся мечников? Магия волшебников 7-го Круга? Способности, которые талантливые люди тренировали всю свою жизнь, стали обыкновенным мусором. Люди напоминали собой кроликов, медведей и тигров, одинаково бессильных против надвигающейся лавины.

И только один маг бросился навстречу этому разрушению. Словно древний Икар, бросивший вызов самому солнцу, он взлетел в небо и делал всё, что было в его силах, чтобы предотвратить разрушение.

Он вышел за пределы планеты, сражался с защитными функциями кометы, сломал свой божественный клинок и страдал от ужасного воздействия на все пять чувств своего тела. Тем не менее он сражался до самого конца. Он в одиночку выступил против этого врага, так ничего никому и не сказав.

Волшебник продолжал стучать по поверхности стальной кометы, несмотря на то, что результаты были нулевыми. Он был похож на яйцо, пытающееся разбить камень… И вот, в конце концов, он был измучен и побежден. А затем он ожил.

Словно феникс, возродившийся из пепла, он победил разрушение.

Очень немногие знали об этом, в то время как подавляющее большинство людей могли лишь строить догадки и предположения.

Однако, так или иначе, один-единственный волшебник спас мир. Он вернул "завтра", которое не должно было наступить.

Те, кто были настроены скептически, и те, кто всё понял… Все они молча смотрели на красное небо и подрагивали от беспокойства… Однако спустя какое-то время они забыли о сегодняшнем дне. Жизнь продолжалась. Как и вчера, сегодня в этом мире кто-то умирал, а кто-то рождался.

* * *

Так со дня падения метеорита прошло шесть месяцев.

Дни продолжали течь своим чередом, словно мир никогда и не находился в шаге от полного разрушения. Борьба между Теодором и Семью Грехами привела к трансформации времён. Несмотря на то, что каждый день был похож на вчерашний, он нёс в себе что-то новое.

Не исключением была и общая ситуация на западном континенте. Из-за того, что центральное Королевство Лайрон подверглось тотальному опустошению, между соседствующими государствами началась война нервов. Поскольку его территория всё ещё кишела нежитью, непросто было занять даже её часть.

Тем не менее, после смерти Джерема земли Лайрона стали бесхозными, а потому первыми решили действовать кочевники, которым расползающаяся нежить доставила наибольшее количество проблем.

Затем к этому процессу подключились и Солдун вместе с Остином, у которых из-за многовековой засухи существовала острая проблема с сельхозугодиями. Так или иначе, одна из самых больших и плодородных территорий западного континента лишилась своего владельца, а потому любой здравомыслящий правитель не отказался бы прибрать её к своим рукам. Итак, поскольку с момента засухи прошло уже несколько лет, и Остин сумел восстановить часть своей национальной силы, его правящая верхушка безо всякого страха заявила:

– Мы имеем право как минимум на одну треть!

Между тем король Эльсид из Солдуна просто-напросто высмеял их просьбу. С его точки зрения это было абсолютно необоснованное требование.

– Не смешите меня. Именно наши элитные войска избавились от нежити, оставшейся в Лайроне. Если вы решите занять полагающуюся нам землю, я предоставлю вам возможность отправиться туда, где уже покоятся все зомби.

Подобная декларация не оставляла места для компромисса. Слова Эльсида вполне можно было расценивать как прямую угрозу, а потому Остин сильно рассердился и начал мобилизацию своей армии с целью показать величие султана.

И вот, как только над центральной частью континента начали разрастаться тёмные тучи войны, Мелтор любезно проинформировал оба государства:

– Мы убили чернокнижника, который уничтожил Королевство Лайрон. С какой стати вы, ребята, делите эту землю?

Этим абсурдным замечанием были ошеломлены все центральные королевства. Пусть они и могли меряться силами друг с другом, но нынешнее Королевство Мелтор обладало силой, в разы превосходящей их собственную. Королевство Мелтор имело в наличии двух магов 7-го Круга, Мастера Синей Башни и Мастера Белой Башни, а также мага 8-го Круга, Мастера Красной Башни, унаследовавшего гены дракона. Но прежде всего, у Мелтора был сильнейший маг современности и Старший Мастер Башен, Теодор Миллер. Сомнительно, что другие страны продержались бы даже несколько дней, если бы Мелтор захотел немедленно захватить весь западный континент.

Следовательно, война была отменена, не успев даже начаться.

Тем не менее, на восточном континенте дела обстояли несколько хуже. И это было следствием куда более глобального опустошения, вызванного Ласт. Срединная Империя находилась в окружении нескольких государств и обладала такой огромной территорией, что Лайрон с ней даже рядом не стоял. Кроме того, Мелтору было намного сложнее обеспечивать безопасность этих земель, находясь в тысячах километрах от них.

Конечно, если бы Теодор решил действовать наверняка, он смог бы уничтожить любых претендентов и восстановить Срединную Империю. Однако, если бы он это сделал, то стал бы таким же, как и любые другие диктаторы, изредка появлявшиеся в истории человечества.

– Куда лучше объединить остатки империи с ёкаями во главе с Сютэн-додзи и сформировать союз.

Он планировал создать дипломатическое государство, которое должно было стать сильным перед сильными и слабым перед слабыми. Если бы они показали, что у них есть способность подавить всех остальных, то темпы роста других стран были бы значительно уменьшены. Итак, намного эффективнее было притвориться, что не достаёт сил занять окраины, что позволило бы утолить жадность хищников и позволить остальным прогрессировать.

В конце концов, план Теодора оказался сравнительно действенным. Новое Срединное Королевство, основанное вокруг семьи Танцующих Фей Ли, заняло почти половину своей бывшей территории.

– Положение на восточном континенте всё ещё нестабильно, но…

Однако Теодор был вынужден уйти, так и не увидев конечных результатов. А причиной тому было нечто куда более серьезное, чем восстановление мира, поврежденного Семью Грехами.

Одним пространственным движением он преодолел море и переместился на другой континент. Шагая по знакомому коридору, он понимал, что не может тратить ни секунды.

Топ, топ…

И вот, спустя полминуты звук его шагов был услышан кем-то, кто находился по другую сторону пути. А затем этот кто-то посмотрел на приближающегося человека с крайне опечаленным выражением лица.

– Ты опоздал, душенька. Больше, чем на час, – поцеловав его в щёку, подметила Вероника. Она была вторым по силе человеком в Мелторе и Мастером Красной Башни. И сегодня её волосы сияли ещё ярче, чем обычно, а настроение было как никогда мягким.

– Наверное, на восточном континенте действительно много работы? В противном случае ты бы не опоздал, – прошептала девушка.

– Да… К тому же мне нужно было посетить ещё кое-какое место, – кисло улыбнувшись, ответил Тео.

– Неужели оно было настолько важным?

– Относительно. Всё хорошо, Ника, тебе не нужно волноваться.

– То же самое ты говорил и перед падением кометы. В следующий раз, когда соберешься прыгнуть навстречу чему-то смертельному, хотя бы предупреди.

– Обязательно…

Когда Теодор Миллер вошёл в Акашические записи, чтобы остановить Иру, его душа разрушилась. Проблема заключалась в том, что Вероника была связана с его душой. И как только Теодор перестал существовать, сердце Мастера Красной Башни также остановилось. Даже контракт одного из Семи Грехов был автоматически разорван, а потому душа Вероники попросту не могла не получить определенное повреждение.

Даже сейчас эти воспоминания были шокирующими. Если бы не жизнеспособность драконьих ген Вероники и быстрая реакция Теодора, она бы попросту умерла.

Глупо было бы спасти мир, но по собственной неосмотрительности лишиться одного из тех, кого он любил… Итак, температура её тела, которую он с запозданием почувствовал, теперь стала для него ещё более драгоценной.

– Я действительно опоздал? – вытряхнув из головы лишние мысли, спросил Тео.

– Ну, по моим меркам, – улыбнувшись и похлопав его по голове, ответила Вероника, – Если бы тот старик всё ещё был жив, он бы точно захотел переломать тебе все рёбра.

– … И не только он. Как там Сильвия?

– Она в порядке. Её немного лихорадит, но это нормально.

– Понятно… – с облегчением выдохнул Тео, после чего плюхнулся на стул. На его лице не было такого выражения, даже когда он имел дело с драконом, демоном и даже с Ирой.

– Эй-эй, соберись. Ты выглядишь так, как будто одержим злым духом. Другие могут неправильно понять, – поддразнила его Вероника.

– Ух-х… Знаю… Но я не могу это контролировать.

"Это" существенно отличалось от всех испытаний, с которыми Теодору довелось столкнуться.

– Мне тяжело.

Трудно было поверить, что каждый родитель пережил нечто подобное как минимум один раз, а то и несколько. Противостоять явному врагу было намного легче. Теодор даже не мог представить, насколько тяжело сидеть по ту сторону этой порочной двери и ждать. Такого ужаса он не чувствовал даже в битве с Гордыней. Пусть, сражаясь с Ирой, ему и довелось испытать неподдельное отчаяние, но даже при этом он не сдался. Итак, сегодня у него впервые возникло чувство абсолютной беспомощности.

И в этот момент…

Скр-р-р-рип.

Дверь, где лежала Сильвия, открылась.

– Акх!

Вышедший наружу маг-медик увидел двух мастеров и тут же поклонился. Однако Тео моментально взмахнул рукой, призывая его воздержаться от всех формальностей, и в отчаянии спросил:

– Сильвия! Как она? Что-то не так?

Маг-медик был немного удивлен подобным видом Теодора Миллера. Схожую отцовскую реакцию можно было увидеть повсюду, однако он думал, что у Старшего Мастера Башен будет больше спокойствия и выдержки, но… Его предсказание оказалось неправильным. Вид Теодора отличался от ожидаемого, что заставило мага-медика понимающе улыбнуться. Ну и что с того, что Теодор Миллер был самым сильным волшебником?

В первую очередь он был мужем и отцом.

– Не волнуйтесь. Она немного устала, но всё в порядке. И… Вы должны услышать это от самой госпожи Сильвии.

– Д-да… – покраснев, ответил Тео, – Спасибо за Вашу работу. Тогда… Ника?

– Я подожду немного. Вы оба должны провести какое-то время вместе.

– Спасибо, Ника…

Благодаря поддержке Вероники Теодор собрался с мужеством и вошёл в палату Сильвии. Ему нужно было сделать всего несколько шагов, но это было похоже на путь в противоположный конец Вселенной.

– Тео, ты пришел… – поприветствовала его сидевшая на широкой кровати Сильвия и держащая в руках белое одеяло.

– Сильвия.

– Да.

Его язык едва шевелился. Итак, Теодор молча сделал шаг вперёд, а затем ещё два. Словно понимая, что у него на сердце, акушерка отступила назад, а потому у кровати осталось всего двое. А затем Теодор остановился и стал ждать слов Сильвии. Её лицо было немного бледнее обычного, однако на её устах цвела прекрасная улыбка.

– Тео, – произнесла девушка, показывая ему слегка шевелящееся одеяльце, – Это наш ребенок.

– … Ах.

Объективно говоря, трудно было сказать, что ребенок был красивым. В конце концов, как и каждое новорожденное дитя, он был слегка морщинистым и раскрасневшимся. Однако всё перед глазами Теодора тут же размылось. На его глазах появились слёзы, которых не было вот уже много лет. И пусть у него не было слов, он просто обнял ребёнка своими дрожащими руками и слегка прижал к себе.

"А-а…"

Глядя на ребенка, унаследовавшего его кровь и кровь Сильвии, ему казалось, что это родился он сам. Теодор боялся этого момента. Он знал, что людей, которых он должен будет защищать, станет ещё больше, а потому и бремя на его плечах также должно было увеличиться.

Однако в этот момент Теодор позабыл обо всех своих сожалениях.

– … Простите… – прошептал Теодор, обращаясь к медику, – Заварите Сильвии чай из этого листа.

– С-Старший Мастер Башен… Но ведь…

Даже если Теодор был Старшим Мастером Башен, мед-персоналу запрещалось давать новоиспеченной матери лекарства, которые могли возыметь неизвестный эффект.

Итак, Тео лишь улыбнулся и, мысленно похвалив медика, пояснил:

– Он с Мирового Древа.

– Кхек!

– Поторопитесь. Вдали от Эльфхейма его сила быстро ослабевает.

– П-понял!

Маг-медик двинулся заваривать чай, в то время как Теодор с любовью посмотрел на своего ребенка. Его тело было настолько крошечным, что, казалось, могло попросту сломаться от первого же прикосновения. Итак, Теодор с большим трудом подавил желание обнять свою дочь настолько сильно, насколько это было возможно.

– Открой-ка ротик, – прошептал Тео, поднеся указательный палец к губам ребёнка.

Тео не опоздал бы, если бы прибыл в палату прямиком с восточного континента. Однако причина, по которой его сочли опоздавшим, заключалась в получении "этого".

А затем в ротик ребёнка упало несколько капель прозрачной жидкости. Их было совсем чуть-чуть, но даже такое количество с точки зрения эльфов было попросту огромным.

Им было весьма непросто извлечь сок из едва восстановившегося Мирового Древа, поскольку эльфы считали его своим предком.

Дитя, получившее несколько капель этого сока, должно было вырасти, будучи любимым элементалями и духами. И действительно, Теодору начало казаться, что оттенок кожи ребёнка слегка улучшился.

Тем временем наблюдавшая за этим процессом Сильвия окликнула его и протянула руки.

– Тео.

Продавив своё сожаление, Теодор отдал ребёнка матери. А затем Сильвия поцеловала лоб спящего ребенка и посмотрела на мужа своими глубокими глазами. Её взгляд был куда более любящим, чем страстным. Это определенно был взгляд "матери".

– Если ты уже думал насчёт имени, то не мог бы ты его назвать?

– Ухм…

У него действительно был один вариант. Не было преувеличением сказать, что этот человек тоже внёс свой вклад в жизнь и победу Теодора Миллера. И, если возможно, Теодор хотел бы закончить свою свадьбу, получив от него несколько увесистых ударов. Нет, возможно, этот старик просто смеялся бы и плакал…

Это был приятный старик, который всегда высмеивал свой собственный возраст. Это был человек, обладающий великолепной белой бородой и большим посохом.

Это был Бланделл Адрункус, в честь которого Тео и хотел назвать своего ребёнка.

– Аделлия.

Скрытое значение имени стало очевидно для Сильвии сразу же, как только она услышала его.

Итак, на какое-то мгновенье глаза девушки слегка расширились, а затем она ярко улыбнулась и ответила:

– Это хорошее имя.


Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив