» » Главы 551-584


Главы 551-584


Главы 551-584
+24
Глава 551

Яо Сиюэ нахмурилась. Ей казалось, что она уже была достаточно откровенна и сказала все, что должна была сказать. К тому же предложенная награда была весьма солидной. Сейчас Яо Сисюэ пыталась не дать волю своему характеру. Все, чтобы получить содействие этого человека.

Однако Ван Линь продолжал увиливать, и Яо Сисюэ начала терять терпение.

Если ей так и не удастся уговорить Ван Линя помочь, то ей придется ждать, пока она достигнет уровня Веньдин, чтобы уничтожить ограничение. У нее вполне хватает на это Небесного нефрита, однако ее понимание Небесного дао, необходимое для достижения Веньдин, еще недостаточно продвинулось. И неизвестно, сколько времени понадобится, чтобы решить этот вопрос.

Кроме того, о своей проблеме нельзя рассказывать местным жителям, иначе быть большой беде.

Яо Сисюэ долго думала, и решила, что Ван Линь – наиболее подходящая кандидатура. Вступивший на путь демона Ван Линь сразился с демоническим генералом, и этот поединок позволил Яо Сисюэ собственными глазами увидеть подлинную мощь Ван Линя, и она убедилась еще больше, что с его помощью она сможет избавиться от печатей ограничений.

Яо Сисюэ посмотрела на Ван Линя и задумалась над словами, сказанными им ранее. И она отчасти поняла, что Ван Линь имел ввиду. Он решил подождать эти четыре месяца, чтобы получить с нее еще больше награды.

В глазах Яо Сисюэ промелькнуло презрение. И она произнесла ледяным тоном: «Что ты еще хочешь? Больше Небесного нефрита? Артефактов? Умений?»

Ван Линь же, словно не замечая сменившийся тон его собеседницы, спокойно произнес: «Артефактов и умений у меня самого выше крыши. А вот еще больше Небесного нефрита будет весьма кстати».

Презрение, испытываемое Яо Сисюэ к Ван Линю, усилилось. Она сказала: «В обители моих предков очень много Небесного нефрита. Я дам тебе табличку с кровавой руной, и когда ты покинешь земли демонического духа, сходи туда сам и возьми нефрит!»

Ван Линь кивнул: «Отлично. Но дело это весьма опасное и результаты непредсказуемые. Мне нужно еще подумать».

Гримаса застыла на лице Яо Сисюэ. Она произнесла ледяным тоном: «Сколько времени тебе нужно на раздумья?»

«Три месяца!» - спокойно ответил Ван Линь.

«Ты!» - рассвирепела Яо Сисюэ. Он взмахнула рукавами, и двери терема распахнулись. Яо Сисюэ стремительно развернулась и вошла в здание.

«Можешь меня не провожать!» - непринужденно воскликнул Ван Линь.

Яо Сисюэ вновь показалась из терема. Она глубоко вдохнула-выдохнула несколько раз, затем, скрежетнув зубами, хлопнула по сумке, и в руке ее в тот же миг появилась восковая капсула.

Повернувшись к Ван Линю, Яо Сисюэ холодно произнесла: «Я отдам ее тебе. Через три дня я тебя покину. Если за это время не согласишься мне помочь, то забудем об этом».

Взгляд Ван Линя заострился. Он посмотрел на вещь в руке Яо Сисюэ. Восковая капсула выглядела вполне себе обычно на первый взгляд, в ней не было ничего необычного. Но затем Ван Линь разглядел тонкие линии магических символов, покрывавших поверхность капсулы.

И эти руны мерцали удивительным светом, и частота этого мерцания совпадала в точности с дыханием и сердцебиением Яо Сисюэ!

«Что это за вещь?» - напряженно спросил Ван Линь.

Яо Сисюэ теперь даже не пыталась скрыть презрение в своем голосе: «Ты даже не знаешь, что это. Но неудивительно, ты ведь только-только стал учеником Тянь Юньцзы. Это уникальная вещь, созданная моим отцом Сюэ Цзу, называется она пилюля крови и души (Сюэхуньдань)!»

«Пилюля крови и души?» - переспросил Ван Линь. Он никогда раньше не слышал о таком. Лицо его сохранило прежнее выражение.

И он, однако, не знал, что все другие ученики Тянь Юньцзы пришли бы в неописуемый восторг, услышав это название.

«Эта пилюля называется пилюлей крови и души. Глотать ее не надо. На нее нужно поставить отпечаток своего Изначального духа и своего физического тела. Таким образом, даже если твой Изначальный дух будет уничтожен, ты сможешь вернуться к жизни! По сути, пилюля эта является заменителем смерти!» - холодно произнесла Яо Сисюэ.

Ван Линь переменился в лице. Он взмахнул правой рукой, и пилюля вылетела из рук Яо Сисюэ и опустилась к нему в ладонь.

Яо Сисюэ знала, что ее собеседник захочет посмотреть на пилюлю вблизи, потому и не препятствовала. Посмотрев, как Ван Линь изменился в лице, она холодно усмехнулась. Пилюля эта, хоть и была пилюлей крови и души, однако была испорченной.

Отец Яо Сисюэ во избежание попадания пилюли крови и души в чужие руки создал эту вещь. Внутри нее точно также есть голубая кровь, однако в этой крови много химикатов и отравы. Кроме отца и дочери никто не сможет определить на самом деле, подлинная ли эта вещь или подделка.

И теперь можно не волноваться, что ее украдут!

Если вы понадеялись на поддельную пилюлю, то можно сказать вы потеряли половину своей жизни!

Ван Линь, схвативший пилюлю, ощутил нарисованные на ней руны. Их пульсация вдруг изменила свой темп, и забилась в ритм с сердцем Ван Линя. Держа эту вещь, Ван Линь почувствовал, будто он измеряет свой собственный пульс. Пилюля словно стала одним с ним целым, и чувство это продолжало усиливаться.

Ван Линь сделал глубокий вдох, а затем поднял голову и произнес: «Дай мне еще Небесного нефрита!»

Яо Сисюэ бросила ему целую сумку со словами: «Вот здесь достаточно, чтобы ты достиг поздней Инбянь. Оставшееся я отдам тебе, когда вернусь. Через три дня найди меня на горе Гушань (鼓山)!»

Ван Линь ненадолго задумался, а затем произнес: «Хорошо!»

Яо Сисюэ улыбнулась и, развернувшись, ушла. Она не беспокоилась, что Ван Линь, взяв вещи, обманет ее. На Небесный нефрит ей было плевать, на пилюлю еще больше.

Взгляд Ван Линя сверлил ее спину еще долго. До тех пор, пока она не скрылась из вида. Когда она скрылась совсем, Ван Линь задумался.

«Эта женщина ведет себя очень беспечно, совсем не беспокоится, что я могу передумать и обмануть ее. И наверняка у этой беспечности есть основания. Она ни в грош не ставит Небесный нефрит, она была так легко готова расстаться с целой его грудой, так что наверняка в обители ее отца его немало. А вот пилюля крови и души вызывает определенные подозрения. Если пилюля действительно обладает теми свойствами, о которых сказала она, то таких пилюль просто не может быть много, и они наверняка очень ценные! В своих свойства они напоминают настоящие техники Бессмертных. Если бы я ее был на месте этой женщины, то если бы и отдал такую вещь, обязательно оставил бы какой-нибудь подвох, попытался бы обмануть», - Ван Линь мрачно улыбнулся, размышляя над этим.

Затем он вновь пробормотал: «Яо Сисюэ, если бы ты не выглядела так беззаботно, то я бы немного посомневался и перестал. Сейчас же я с уверенностью говорю, что с этой пилюлей не все в порядке!»

Ван Линь сверкнул глазами и хлопнул по сумке левой рукой, вытаскивая простой Флаг душ. Взмахнув им, он закричал: «Цао Идоу!» В тот же момент из Флага хлынул черный туман. Взбурлив, черный туман превратился в человека.

И этим человеком был Цао Идоу, советник, которого для себя Ван Линь нашел на Чжу Цюэ.

Появившись, Цао Идоу тут же пал ниц и воскликнул: «Приветствую тебя, хозяин!»

Ван Линь не стал разводить с ним беседы, а напрямую спросил: «Ты знаешь, кто такой Сюэ Цзу?»

Услышав это имя, Цао Идоу тут же изменился в лице. Прошло довольно долго времени, прежде чем он вернулся к своему привычному состоянию и заговорил: «Знаю! Среди монахов планеты Судьбы нет никого, кто бы его не знал! Говорят, он семь раз бросал вызов Тянь Юньцзы. Хоть он все разы и проиграл, но с каждым разом его уровень культивации становится все выше! Говорят, что на планете Судьбы он третий по силе монах после Тянь Юньцзы и Лин Тяньхоу. Это, конечно, слухи, но ясно, что у него очень высокий уровень культивации».

Ван Линь ненадолго задумался, а затем вновь спросил: «Ты слышал о пилюле крови и души?»

«Пилюля крови и души!!!» - Цао Идоу тут же пришел в возбуждение. Ван Линь первый раз увидел его в таком состоянии. Даже тогда, когда он пообещал Цао Идоу дать ему тело монаха уровня Инбянь, тот и то взволновался меньше.

«Хозяин, пилюля крови и души, согласно рейтингу, третий по ценности артефакт, который может встретиться на планете Судьбы. Эта пилюля обладает эффектом противостояния небесам, она по своей природе нарушает законы вселенной. Она может воскресить умершего монаха; это уникальная вещь, созданная Сюэ Цзу. Но никто не знает, как он смог ее создать!» - Цао Идоу был чрезвычайно взволнован, и потому тараторил очень быстро.

Ван Линь протянул к нему правую руку и показал лежащую на ладони восковую капсулу с мерцающими на ней рунами: «Знаешь ли ты, что это?»

Цао Идоу на миг остолбенел, а затем принялся внимательно разглядывать восковую капсулу. Довольно скоро он переменился в лице и забормотал: «Вся белая, из звериного воска, 3614 рун на поверхности. Мерцание совпадает с частотой пульса. Если ее задеть, чувствуется сокрытое родство духа и плоти. Хозяин, я говорю верно?»

Ван Линь кивнул, не меняя выражения лица.

Цао Идоу уже самому стало невмоготу от своего волнения. Он произнес: «Хозяин, капните своей кровью на ее поверхность!»

Немного поколебавшись, Ван Линь прокусил свой палец и выдавил из него каплю крови прямо на поверхность восковой капсулы. Как только капля опустилась на капсулу, та засветилась голубым светом. Свет горел три секунды, а затем исчез.

«Белый воск, сияющие руны, голубой свет! Совершенно точно, это пилюля крови и души!» - прокричал Цао Идоу оцепенело смотря на артефакт. В глазах его явственно светилась алчность.

Ван Линь ненадолго задумался. Взглянув на восковую капсулу, он медленно произнес: «Цао Идоу, скажи, с твоим уровнем культивации ты наверняка занимал высокое положение в своем клане на планете Судьбы?»

Цао Идоу же продолжал пожирать глазами восковую капсулу, будто бы не слыша вопрос Ван Линя. Эта пилюля была сверхценной вещью для него. Он смутно припоминал какие-то слухи о том, что если душа проглотит пилюлю крови и души, то сможет обрести новое тело!

Видя, в какой состояние пришел Цао Идоу, Ван Линь нахмурился и недовольно окликнул душу. Цао Идао тут же очнулся, словно его окатили ледяной водой. Вспомнив о вопросе Ван Линя, он покачал головой и произнес с самоиронией: «Нет, не очень высокое положение. Иначе секта трупа Инь не смогла бы отправить меня на планету Чжу Цюэ!»

Ван Лишь же вновь спросил: «Если так, то откуда ты знаешь так много о пилюле крови и души? И то, как определить настоящая ли она или нет, ты показал так легко и не задумываясь!»

Цао Идао снова замер, а затем печально улыбнулся: «Хозяин, это все знает почти каждый монах на планете Судьбы, это вовсе не секрет!»

Ван Линь кивнул и, взмахнув посохом, втянул в него душу Цао Идао. Затем Ван Линь вновь посмотрел на пилюлю души и крови, и лицо его стало еще озабоченнее.

«Раз уж эта вещь такая ценная и редкая, то почему так много людей знает о том, как проверить ее подлинность? Выглядит она действительно настоящей. Однако боюсь, что все это-то хитрый замысел какого-то заинтересованного человека. Сюэ Цзу не даром занимает должность почетного старейшины с большим стажем культивации. Одним мановением руки наверняка он наверняка обезопасил себя от потери такой ценной вещи. Если бы я был на его месте, я бы поступил точно так же!»

Ван Линь сжал пальцами восковую капсулу, и глаза его просветлели.



Глава 552
Глава 552 – Кристалл Бессмертных.

Мысль о статусе Цао Идао, при котором он знает способ распознования пилюли крови и души, сама по себе казалась уже довольно странной. Не говоря уже о том, что о таком способе известно практически всем культиваторам.

Поэтому Ван Линь еще более утвердился в том, что все это – какая-то хитрая уловка Кровавого основателя.

«Связывая беспечное поведение Яо Сисюэ с ответом Цао Идао, я могу констатировать, что на свете существует настоящая и поддельная пилюли. Однако метод их различия, наверное, знают только Кровавые основатели - отец и дочь, третьему знать не дано!» - мудро сверкнул взор Ван Линя.

«Эта пилюля – подделка! Настоящая воскрешает жизнь человека, подделка же убивает его! Яо Сисюэ, поскольку ты так бессердечна, то и я буду беспощаден!» - он бросил взгляд на восковую капсулу, зажатую в руке, и готов уже был раздавить ее, как что-то шевельнулось в его сердце, и он просто закинул ее в сумку.

Культивация Ван Линя длилась вот уже порядка несколько сотен лет, и то, что он оставался жив до сих пор и обладал не слабыми Божественными способностями, напрямую связано с его каждодневными мыслями и побуждениями. В эпоху, когда он был на стадии ДжиДан, Демон лорд шести желаний когда-то сказал такие слова: жестокость в думах и действиях, отчаянная храбрость, решительность в поступках, бессердечие и бездушность. А также сверхъестественная храбрость, обстоятельность в мышлении, твердая воля и хитрость лисицы.

Эти его слова глубоко врезались в память Ван Линя.

Уже только посредством манеры поведения Яо Сисюэ и обычной речи Цао Идао можно было провести анализ и получить подобный ответ. Пусть даже монахи с тысячелетним стажем культивирования, и те бы не догадались до него. Исключением являются монахи, культивирующие на протяжении десяти тысяч лет и почти ставшие Бессмертными, лишь они могут словно на поверхности разглядеть все людские тайные причуды.

Тогда на планете Сузаку благодаря различию характеров двух учениц Ван Линю удалось разгадать мнимость и реальность иллюзорного и беспощадного пути Лю Мэй.

И хотя Небеса вещают о том, что это не подарило Ван Линю никаких умений, полезных для культиватора, однако спустя годы тренировок и путем множественных превратностей судьбы он приобрел житейскую мудрость. У всего есть свои причинно-следственные связи, и во всем заключен равновесный и устойчивый Путь Сердца.

Взмахом правого рукава Ван Линь сделал знак призыва, и оставленная Яо Сисюэ сумка полетела к нему в руки. Просканировав ее Божественным сознанием, Ван Линь убедился, что количество Небесных нефритов в ней как раз хватит, чтобы их поглотить и подняться до стадии поздней Иньбянь.

«Три дня» - Ван Линь глубоко вдохнул и, не сказав больше ни слова, надавил на землю – сверкнули блики черного света, и он полностью погрузился под землю, будто провалился.

Там под землей он сел и поджал ноги, зажмурил глаза, и кругом него рассыпались Небесные нефриты из сумки Яо Сисюэ. Он начал с жадностью поглощать их, превратившихся в нефритовую пыль.

Для достижения стадии поздней Иньбянь требуется громадное число Небесных нефритов, поэтому Ван Линь стал без передышки всасывать силу Бессмертных, сосредоточив свое Божественное сознание. У него не было времени интегрировать все те потоки сил Бессмертных, вошедших в его тело, и он просто-напросто начал непрерывно их копить по принципу конструкции Демонического кристалла.

В течение долгих дней он занимался изучением Демонического кристалла, пока жил в поселении племени Очищения души. Теперь он знал его устройство как свои пять пальцев: так как Демоническую силу можно кристаллизовать, то то же , естественно, можно сотворить и с силой Бессмертных.

Ранее он не осмеливался тратить Небесные нефриты на подобную попытку, теперь же в виду их достаточного объема он попытался, и Небесные нефриты, накопившись до определенной степени, начали резко меняться. Постоянно сгущаясь, в теле Ван Линя сконденсировался излучающий силу Бессмертных кристалл Бессмертных, как капля воды схожий с Демоническим кристаллом.

Сила Бессмертных, заключенная в том кристалле Бессмертных, была эквивалентна одной десятой Небесных нефритов из сумки Яо Сьсюэ. И Ван Линь продолжал всасывать.

Через три дня, когда на горизонте опять показалось свечение Фиолетового демона, за тысячу ли от военного лагеря на пике горы Гушань вдруг появилась Яо Сисюэ. В небосводе в лунном свете загорелись потоки фиолетового свечения, которые упали на землю, создав ощущение невероятного и сверхъестественного.

Время от времени ее взор устремлялся вдаль, а в глазах ее мельком просвечивало беспокойство.

«Время скоро настанет, неужели этот человек передумал!» - лоб Яо Сисюэ резко покрылся складками.

Как раз в этот миг далеко на горизонте молниеносно взлетела длинная дуга – взгляд Яо Сисюэ вспыхнул – мгновение, и та дуга с невозможной скоростью прибыла в здешнее место, чуть задержавшись, она прямо опустилась на горную вершину и преобразовалась в Ван Линя. Ван Линь как и Яо Сисюэ был одет в белое одеяние, его волосы весьма элегантно плыли по воздуху.

«Ты явился, можно считать, вовремя. Сейчас я активирую Формацию, чтобы скрыть это место от посторонних глаз!» - с этими словами Яо Сисюэ хлопнула по сумке и извлекла оттуда несколько кроваво-красных статуэток.

Размерами эти статуэтки были небольшими, всего три дюйма. На их поверхности были выгравированы изображения доселе невиданных Ван Линем хищных зверей, от коих исходила кровавая энергия.

Двумя руками Яо Сисюэ создала печать и произнесла заклинание, затем прокусила себе язык, кровью которого и начертала в воздухе руну. Она хлопнула по руне, и та начала расти, пока не увеличилась до размера в сто чжан и печатью легла на поверхность горы Гушань.

В это время те несколько статуэток задвигались сами по себе и по отдельности заняли семь точек вкруг, после чего в сиянии кровавого света погрузились в землю.

В момент их погружения под землю в воздух над всей горой взмыла удивительная сила. Ван Линь внимательно присмотрелся, оказывается, руна только играла роль чего-то наподобие тяги или привлечения, но основным значением обладали семь статуэток.

Та сила не имела формы, и если бы Ван Линь находился вне радиуса в сто чжан, то он бы не смог ее заметить.

Ван Линь распространил свое Божественное сознание и тотчас с удивлением обнаружил, что не видит в нем себя самого! Такое явление за всю его жизнь культивации встретилось ему впервые. Он по-прежнему был способен контролировать и управлять своим Божественным сознанием, но как бы не старался, не был в силах отыскать собственную тень на горе Гушань.

Эта сцена напоминала зеркало обычного человека, в котором отражалось все кроме собственного силуэта.

«Не надо стараться, данную формацию помимо обладателя культивацией демонического мастера невозможно обнаружить», - прохладным тоном сообщила Яо Сисюэ.

Тогда Ван Линь отозвал свое Божественное сознание, и, в сердце своем дивясь и преклоняясь перед Формацией, произнес: «Эта Формацию создал твой отец Кровавый основатель?»

«Верно!» - Яо Сисюэ коснулась сумки, и в руке у нее тут же очутился кровавого цвета компас. С помощью него она определила местоположение и, положив компас на землю, обернулась к Ван Линю и сказала: «Запомни наш уговор! Вскоре когда сияние Фиолетового демона станет особенно плотным, на этом компасе запылает кровавый свет, и тогда спустя один вздох ты должен будешь неотступно последовать за мной!»

Ван Линь кивнул головой, не промолвив ни слова.

Немного поразмыслив, Яо Сисюэ вновь произнесла: « По возвращении я отдам тебе оставшиеся Небесные нефриты и табличку с заклинаниями Кровавого дома! А также раскрою тебе метод применения пилюли крови и души!»

Как и говорила Яо Сисюэ, фиолетовые лучи света в демонической луне сгустились, как будто в мире смертных небесный пес сожрал всю луну, и вмиг расползлись повсюду. В это время словно вся земля полностью укрылась фиолетовым свечением.

И небо и земля были укутаны этим фиолетовым светом!

Наряду с тем лежащий на земле компас расцвел кровавым светом, и в пелене фиолетового свечения его кровавый свет напоминал острый меч, пронзивший пурпурный слой. И хотя он был сравнительно крохотным, но в то же время очень прочным и твердым.

«Пойдем!» - крикнула Яо Сисюэ и побежала, прямо слившись с тем алым светом. Взгляд Ван Линя сверкнул, в нем показался холодный блеск, его тело стрелой понеслось вслед за Яо Сисюэ и также скрылось в том красном свете.

Как только фигуры двоих людей вошли в кровавый свет, то тот незамедлительно пропал, а лежащий на земле компас также бесследно исчез.

Осветившие землю фиолетовые лучи постепенно начали отступать, в конце концов полностью скрывшись в демонической луне.

Каждые полгода возникает свечение Фиолетового демона и каждый раз оно очерчивает небосвод.

Формация перемещения – Ван Линь пользовался ими уже много раз, а касательно недомоганий, появляющихся при перемещении, то он смог приспособиться и выработать иммунитет. В момент его входа в кровавый свет он сию же секунду почувствовал, что то была ориентированная на определенное место Формация.

Другими словами сказанное Яо Сисюэ местоположение представляет собой предварительно размещенную человеком точку перемещения. Таким образом, необходимо только ее активировать и можно из любого места попасть в нее.

Но одно было точно ясно, успех перемещения был возможен только в пределах земли Демонического духа.

По прошествии кратковременного недомогания, вызванного перемещением, Ван Линь увидал у себя под ногами следы крови, будто стремительную циркуляцию свежей крови, которые сформировали Формацию. Время восстановления Яо Сисюэ после перемещения затянулось на лишние полвздоха по сравнению с Ван Линем. При ее полном восстановлении кровавые следы уже исчезли.

«Очертания данной Формации имеют нечто общее с Формацией статуэток, и очевидно, что они обе сотворены рукой одного и того же человека, Кровавого основателя, действительно неординарного человека, способного разметить в этом месте Формацию перемещения! Но если и мне дать капельку времени, то и я смогу это сделать!» - думал Ван Линь, невозмутимо осматриваясь по сторонам.

Это место было сродни звездному небу, земляной полосы нигде не виднелось, повсюду мерцающий свет звезд, и благодаря их ослепляющему и озаряющему свету местность вокруг легко просматривалась, куда бы ни упал взгляд.

Маленькая приблизительно в десять чжан шириной извилистая тропа убегала вдаль. Здесь не было земли, и эта тропа парила в звездной бездне. Она не была как-то закреплена и неподвижна, а будто согласно определенной закономерности раскачивалась влево и вправо.

Место, где стоял Ван Линь, представляло собой площадку в сто чжан, на которой была скрыто запечатлена Формация.

По мнению Ван Линя Яо Сисюэ приходила сюда много раз. Она села на площадку, скрестив ноги, и обратилась к Ван Линю: « Начни сосредоточенно медитировать, прочувствуй свое настроение и поле мыслей, обрети Метку квалификации, тогда только ты сможешь ступить на тропу Великого зверя!» - она не была многословна, закрыла глаза и стала практиковать дыхательную медитацию.

Ван Линь оценил окружающую местность и пошел вперед, остановился и начал внимательно вглядываться в видневшуюся вдалеке извивающуюся в пространстве тропу.

При взгляде на нее зрачки Ван Линя тут же сузились, какая уж там небольшая тропа, она скорее походила на зверя с телом водяного дракона необъятных размеров, и, воскрешая в памяти слова ЯоСисюэ о звере, он понял, что это точно был огромный зверь.

«Никаких сведений об этом великом звере в памяти Древнего бога Ту Сы нет, и если тот ничего не знает про зверя, значит, зверь появился уже после него. Все-таки что это за место, в котором вдруг появился такого вида зверь, он же не мог возникнуть из воздуха. Должно быть, его поместил сюда человек при помощи техники Божественных способностей, и кто он этот человек, обладающий такого класса способностями и сумевший превратить тело данного зверя в дорогу!»

Ван Линь сделал глубокий вздох, сверкнув глазами, он повернулся и посмотрел в очи Яо Сисюэ , подумав про себя: « Нужно придумать способ, чтобы выведать все об этом у Яо Сисюэ!»

Помолчав пару секунд, он пождал ноги и уселся на площадке, успокоил свой разум и уже приготовился погрузиться в свой круговорот мыслей, как внезапно в его голове словно молнией промелькнула некая мысль.





Глава 553
Противостояние святого. Глава 553. Золотая руна из шести черт.

«Все слухи о землях Демонического духа исходят как раз из пещеры Бессмертного Императора. Кто знает, может быть все здесь было устроено именно Бессмертным Императором?» Ван Линь немного помолчал, огляделся по сторонам, и больше не стал думать об этом, а только успокоил свое сердце и погрузился в понимание домена в своем теле.

Круговорот жизни и смерти, еще когда Ван Линь только вошел в земли Демонического духа, уже достигли уровня слияния домена с телом. Сейчас его душа погрузилась в домен настолько, что его левая рука словно была вместилищем жизни, а правая – смерти, тогда как посередине текла та самая веками неизменная река времени.

Однако, несмотря на слияние с доменом, Ван Линь все же ни на миг не терял бдительность. Внутри его души, его тело постоянно окружала мысль – если Яо Си Сюэ совершит какое-то движение, он сразу же это почувствует.

В глубине своей души Ван Линь мог сохранять бдительность, и Яо Си Сюэ конечно тоже знала об этом, поэтому сейчас у нее не было возможности, чтобы нанести удар.

Во время медитации на понимание, иллюзия свитка с картиной круговорота жизни и смерти постепенно проявилась внутри тела Ван Линя. Следуя за своим пониманием, Ван Линь медленно вошел в непостижимое, и все вокруг предельно ясно проявилось внутри его души.

В одно мгновение он ощутил как волна таинственной силы, спускаясь с небес, собирается на этой площадке.

Эта сила бесшумно концентрировалась вокруг Яо Си Сюэ, вращаясь вокруг ее тела.

Ван Линь вздрогнул в душе и тут же переключил все свое внимание на эту таинственную силу. Он увидел, что эта сила скрутилась в спираль и вдруг быстро начала собираться в области между бровями Яо Си Сюэ.

В этот миг между ее бровями сверкнул луч золотого света, который рассеялся только через три вдоха, и Яо Си Сюэ открыла глаза.

Только в зрачках ее глаз осталась сиять золотая руна, эта руна состояла из трех черт, которые были сложными, но все еще можно было разглядеть траекторию их написания.

В глазах Яо Си Сюэ теперь светились золотые руны, и когда она столкнулась взглядом с Ван Линем, его сердце тут же дрогнуло, словно его душу пронзила молния и в голове прозвучал весенний гром. Его накрыло волной точно таких же чувств, которые он ощутил, когда в прошлый раз встретил Та Сэна. Казалось, что сейчас Яо Си Сюэ больше не была тем культиватором на последней стадии Трансформации Души, она в одно мгновение превратилась в Бессмертного Мастера высшего уровня!

Это чувство было таким сильным, что огромной волной ворвалось в душу Ван Линя, и ведь даже Тянь Юньцзы не мог заставить сердце Ван Линя так задрожать.

Его душа содрогнулась, но Путь Сердца был стойким, и он тут же заметил отличие – эта волна мощи исходила вовсе не от Яо Си Сюэ, а от этой самой золотой руны в ее глазах!

Ван Линь глубоко вдохнул и насилу подавил эту дрожь в своем сердце. Он больше не обращал на нее внимания, а только молча продолжил погружаться в понимание Небесного Дао. Он ясно помнил, что раньше в глазах Яо Си Сюэ не было никаких рун, и очевидно, что все это напрямую было связано с той таинственной бесшумной силой, появившейся только что.

Глаза Яо Си Сюэ в этот миг снова закрылись, она молча продолжила медитативные дыхательные практики.

Ван Линь погрузился в Небесное Дао круговорота жизни и смерти, и прошлое промелькнуло перед его глазами. Понимание жизни и смерти, осознание смысла жизни и смысла смерти, раскрытие свитка круговорота жизни и смерти, и затем, наконец, формирование домена в теле, все это вновь прошло через сердце Ван Линя.

Неизвестно, сколько прошло времени, когда на площадке вновь появилась эта таинственная сила!

Яо Си Сюэ хищно распахнула веки, золотой свет ее глаз резал глаза. Она сосредоточенно вгляделась в пустоту, дух ее был спокоен.

Но волна таинственной силы, как только появилась, сразу окружила Ван Линя со всех сторон, непрерывно вращаясь.

В этот миг дух Ван Линя погрузился в странное состояние, похожее на сон. Он почувствовал, что оказался внутри иллюзорного мира, вокруг него перед глазами мелькали только чьи-то силуэты.

Он ничего не мог разглядеть, но в то же время словно видел все предельно ясно.

От этого противоречивого ощущения он почувствовал себя немного неуютно.

Кроме того, где-то рядом с ним послышалось тихое бормотание, непонятно мужское или женское, но оно не умолкало, словно хотело что-то ему сказать. Только когда он смог расслышать его четко, заметил, что ничего услышать не может.

Это ощущение продолжалось очень долго, так долго, что Ван Линь даже уже забыл о существовании времени.

Звук около него постепенно стал громче, а силуэты перед глазами постепенно стали более различимыми.

И когда все это вот-вот должно было проясниться, все что он видел и слышал снова стало размытым как луна в воде, и беззвучно исчезло. И когда все это почти рассеялось, Ван Линь воспользовался своим шансом – в тот миг, когда все уже прояснилось, но еще не исчезло, его взгляд сверкнул и последняя оставшаяся между его бровями убийственная метка жизни немедленно сконцентрировалась на его слухе.

«Мое имя Цин Линь…» Он четко расслышал только этот голос, он звучал только лишь секунду, а затем, также как и все что он видел, исчез словно дым.

Ван Линь не упустил этот шанс, но если бы он раньше воспользовался меткой жизни, он бы точно не смог расслышать этот голос. Только в тот момент, когда все уже практически прояснилось, и вот-вот должно было исчезнуть, он смог это сделать с помощью метки жизни!

Он не стал делать выбор в пользу зрения, вместо этого он выбрал слух, ведь звук, в отличие от зрения, мог передать более достоверную информацию, а зрение зачастую было наполовину занято субъективным восприятием!

Когда все это исчезло, Ван Линь словно проснулся от долгого сна, он открыл глаза и в его зрачках загорелся яркий золотой свет.

Прошло шесть вдохов, когда этот свет, наконец, исчез. Одновременно с этим в его глазах появились золотые руны, эти руны состояли из шести черт, с виду они выглядели чрезвычайно сложными.

Выражение лица Яо Си Сюэ было недовольным, она не ожидала, что в своем понимании Ван Линь получит метку золотой руны из шести черт, и теперь в душе недовольно фыркнула.

В тот миг, когда Ван Линь открыл глаза, он сразу же почувствовал, глядя в глаза Яо Си Сюэ, что хотя в ее зрачках все еще сверкали золотые руны, но той прежней неотразимой мощи больше не было, и он даже почему-то почувствовал, что в душе смотрит на нее немного свысока.

Такой взгляд Ван Линя заставил Яо Си Сюэ чувствовать себя в высшей степени неуютно, и она невольно отвела взгляд, затем холодно сказала: «Став обладателем золотой руны, можно вступить на тропу Великого Дракона, идем!» договорив, она пошла первой, и, едва ступив на тропу, быстро ушла вперед.

И даже она сама не заметила, как золотая руна в ее глазах, при встрече взглядом с Ван Линем, немного потускнела, как светлячок при свете яркой луны. И хотя обе руны светились, при сравнении одна из них все же не была такой яркой.

Ван Линь поднес руку к глазам и на его ладони, когда на нее упал взгляд, ясно отразились очертания руны.

«Эта золотая руна… что она все-таки такое…» Ван Линь замолчал, затем шагнул вперед, вступил на тропу Великого Дракона и медленно пошел по ней.

Под этой самой тропой раскинулась бесконечная звездная бездна, и хотя неизвестно, останешься жив или умрешь, если упасть вниз, но уже одно это ощущение падения в душе заставляло сердце содрогнуться.

Тропа Великого Дракона медленно виляла то влево, то вправо, и если бы на ней стоял простой смертный, он был бы напуган до смерти, но для культиваторов такое раскачивание совершенно не вызывало никаких затруднений.

Они быстро шли вперед, двое – один за другим, куда-то вдаль по небольшой тропе.

Эта тропа, казалось, была бесконечной. Прошло три дня, но им даже не удалось передохнуть, а тропа впереди все еще не заканчивалась.

Яо Си Сюэ была абсолютно спокойной, она приходила сюда много раз, и конечно знала, что тот путь, который они прошли, был только одной третью всего пути.

Через несколько дней впереди на тропе Великого Дракона снова появилась огромная площадка, и на ней что-то возвышалось!

Это что-то было огромной каменной статуей, высотой в три джана, которая высилась в центре площадки. Эта статуя изображала человека, но только невероятно огромного.

На тропе Великого Дракона Яо Си Сюэ остановилась, обернулась, посмотрела на Ван Линя неподалеку от нее и сказала: «Это место – Печать первого уровня! Мы с тобой должны пробиться всего через два уровня печатей. Первый уровень предоставь мне, а второй уровень должен пробить ты сам!»

«Хорошо!», безразлично сказал Ван Линь, его выражение было спокойным.

Яо Си Сюэ без лишних слов сразу поднялась наверх и словно молния бросилась к площадке. В тот миг, когда ее силуэт мелькнул в воздухе, из ее глаз сверкнул луч золотого света, в котором загорелась золотая руна. Вместе со взглядом Яо Си Сюэ эта руна отразилась на каменной статуе.

Вся статуя целиком вздрогнула и вокруг нее поднялась белая аура. Затем ее глаза вдруг раскрылись и сверкнули лучом безжалостного света, статуя подняла ногу и сделала шаг вперед. Раздался грохот, вся площадка начала дрожать, и тут же, вместе с шагами статуи, вокруг распространилась волна плотной ауры убийства.

Яо Си Сюэ застыла в воздухе, она противостояла этой статуе уже много раз, для нее это была проторенная дорога. Она легко хлопнула рукой по сумке, и в ее ладони появился нефритовая руна, которая резко отличалась от обычных нефритовых рун тем, что была кровавого цвета.

«Печать!»

Яо Си Сюэ выкрикнула это слово и тут же выбросила руну из рук. С легким треском руна в воздухе рассыпалась, превратившись в луч плотного кровавого света, который сразу же накрыл статую своим сиянием.

В кровавом свете казалось, что статуя накинула на плечи кровавые одежды, которые крепко задержали ее на одном месте, и как бы она ни сопротивлялась, никак не могла пробиться сквозь печать этих кровавых одежд.

Яо Си Сюэ изящно приземлилась на площадку, обернулась и посмотрела на Ван Линя, затем пошла к другому краю площадки, туда, где еще один такой же Великий Дракон превращался в тропу.

Зрачки Ван Линя сузились, мощь этой статуи была никак не ниже культиватора на стадии начальной Трансформации души, и хотя ей не хватало подвижности, мощь одного ее шага была огромной, и если бы статуя применила божественную способность или же сражалась с ними в полную силу, они бы не смогли так просто пройти мимо нее.

Но сейчас статуя была с легкостью запечатана техникой Яо Си Сюэ, и произошедшее заставило Ван Линя полностью пересмотреть свое мнение насчет этой женщины. «Эта кровавая руна, очевидно, была создана ее отцом, Кровавым основателем, поэтому она обладает такой божественной способностью!» Ван Линь подумал это про себя, но его мысли никак не отразились на его лице, и он шагнул на площадку. Когда он проходил мимо статуи, запечатанной кровавыми одеждами, он смутно разглядел, как внутри статуи сверкнуло и сразу исчезло золотое сияние.

Ван Линь ничем не выказал своего интереса, и даже не замедлил шаг, только когда он был уже на другой стороне площадки и снова вступил на тропу Великого Дракона, он как бы невзначай посмотрел назад, и когда он обернулся, метка жизни на его лбу сконцентрировалась на зрении. Один взгляд, и сквозь кровавые одежды он смог рассмотреть сверкающую золотую руну на статуе!

Эта руна состояла всего из одной черты и была очень отчетливой!



Глава 554
Глава 554

Три руны сливаются воедино.

Разглядев руны, Ван Линь повернул голову, метка жизни уже растворилась, по выражению его лица, как всегда, нельзя было ничего понять.



Тело Яо Си Сюэ уже ушел далеко вперед. Ван Линь не торопясь пошел вслед за ним.

В его голове постоянно всплывали те руны, что он только что увидел. Очертания этих рун были такими же, как и три руны в глазах Яо Си Сюэ. Более того, они были как две капли воды похожи на золотую руну в его глазах.

В то время, как Ван Линь шел, он поднял правую руку, и взор его остановился на ладони. В центре ладони снова проявились шесть рун.

«Эти руны тоже очень интересны. Эта одна руна словно основание. На мой взгляд, и в трех рунах Ян Си Сюэ и в этих шести рунах есть одинаковая черта!»

Он посмотрел немного, правая рука произвольно взмахнула и в ожидании он нарисовал ту руну. Его пальцы содержали в себе силу Бессмертия. Но когда он нарисовал эту руну, сила Бессмертия, находящаяся в его теле, никак не отреагировала.

Ван Линь немного задумался, сразу запомнил эту руну, и не стал больше обдумывать ее. Но в его глазах появился странный луч, и он посмотрел в сторону далеко идущей Яо Си Сюэ.

«Эта женщина имеет пилюлю крови души. Допустим, я внезапно нападу, она может возродиться. Необходимо убить эту женщину, но есть трудности.»

Через 7 дней, перед аллеей Цзунь Лун, снова появилась одна платформа. По размерам эта платформа была такая же, как и предыдущие две. Посреди платформы также стояла каменная статуя.

Кроме того, эта статуя выглядела практически, как и предыдущие. Единственное отличие было в том, что между бровями был полусвободный третий глаз.

Остановившись в тупике, Яо Си Сюэ повернула голову и посмотрела в направлении Ван Линя. Хотя она и не говорила, но мысль ее все же выражалась через движения.

Ван Линь не из людей, которые тянут резину, но он знал, что сейчас не удобный случай для того, чтобы покончить с ней. По крайней мере необходимо подождать, пока все станет ясно.

Его тело двинулось вперед, прошло мимо Яо Си Сюэ и взошло на платформу. В тот момент, как он ступил на платформу, он остановил глаза статуи. В то же время метка жизни сразу появилась над глазами. Сформировавшаяся метка запечатала глаза.

Закончив это, его тело встало на платформу. Запечатать оба глаза меткой жизни, это был эксперимент Ван Линя, он хотел посмотреть, можно ли пробиться сквозь эту золотую руну.

Золотая руна вовсе не пробилась. Но в момент, когда Ван Линь встал на платформу, вся каменная статуя задрожала, открыла глаза, из глаз появились свирепые лучи, рыча пошла вперед.

Метка жизни сразу рассыпалась из глаз, покрывая все тело. И в то же время Ван Линь сделал несколько шагов назад, тело словно летающий дракон, кружилось и двигалось во все стороны.

Та каменная статуя, рыча, топая ногами, вырывалась, и гналась за Ван Линем.

Лицо Ван Линь не изменилось, правая рука свободно и рисовала, порывисто сверкая, вырисовывала запрет на приведение. Расхаживая, он бросил назад появившийся у него в руке запрет. Запрет увеличился в размерах, стал размером с джан, и точно попал в цель, встав перед гнавшейся статуей.

Тело статуи ни на минуты не останавливалось, налетело на запрет, и, едва увидев его, как разбивается в дребезги обычное зеркало, сразу же разбилось на тысячу мелких кусочков и рассыпалось во все стороны.

Ван Линь немного задумался, в глазах отразился интерес, его предыдущие запреты были только экспериментами, но этот запрет он сделал ненамеренно. Не иначе как встречался с этим запретом, иначе невозможно было бы наблюдать только что свершившееся разбиение в клочья.

«Эта каменная статуя, определенно полностью с ног до головы покрылась запретом. Жестоко разбить – не правильный метод!» Обе руки Ван Линя, как заклятые, по чертам нарисовали запрет, который превратился в зеленый и, будто это обычное дело, стремительно из его руки появился, быстро приблизились к той статуи.

Каменная статуя прорычала, тело махом двинулось вперед, правый кулак вдруг выбил, под кулаком, бесчисленные запреты разбивались вдребезги. В то же время прилив энергии образом направился к Ван Линю.

Ван Линь правой рукой коснулся сумки, Флаг ограничений тотчас оказался у него в руках, встряхнув, распространил энергию в небытие. Она тотчас утонула во Флаге ограничений и исчезла из поля зрения.

Флаг ограничений Ван Линя с давних пор в течении нескольких сотен лет непрерывно набавлялся, и достиг девятьсот девяносто девяти звеньев. Но то, что вызывало у него удивление, это то, что Божественное возмездие все же постоянно в будущем достигается.

Этот девятьсот девяносто девяти звеньевой Флаг ограничений, это просто наступательный запрет. При размахах его мощь крайне сильна.

Кроме следующим за корректирующими действиями Ван Линя непрерывным ростом, этот предмет явно имел некоторые недостатки. Ван Линь тоже размышлял, хотел мощь этого Флага ограничений еще повысить на одну ступень, сделать так, чтобы он достиг девятьсот девяносто девяти звеньев.

Только подъем почти в десятикратном размере, необходимо слишком много запретов. По опыту Ван Линя, все же невозможно освоить так много запретов.

Остановившись, он подумал, сколько запретов он знает, эти запреты непрерывно комбинировались в его голове, непрерывно дробились. Скорость его тела становилась быстрей, что у той статуи не было возможности приблизиться.

Каждый раз, как только та каменная статуя приближалась, Ван Линь взмахивал находящимся у него в руках Флагом ограничений. Большое количество запретов завывало и выходило. Сформированная стена из запретов преграждала статуе путь.

Несколько раз каменной статуе был прегражден путь, она сразу же рычала, рев этот был оглушителен, лучше бы она не гналась, а оставалась на прежнем месте, топала большими ногами, и от такого громкого грохота дрожала вся платформа. В то же время, когда Ван Линь расхаживал, каменный терн, по одному, словно острые мечи, каких никто не видел, вырывался из-под земли.

Ван Линь сразу вслепую защищался от волшебства противника, двумя руками рисовал заклинание, и тело вмиг уворачивалось от острых шипов. Но эти острые шипы, словно молодой бамбук после дождя, непрерывно в мгновение ока были над всей платформой. По очереди яростно вырывались, в то же время над поверхностью платформы они распространились везде, кроме центра.

Тело Ван Линя стремительно устремилось ввысь, и оказавшись в воздухе, из обоих глаз развернулись запреты, еще быстрее переливаясь, его взор все время был устремлен на каменную статую, следуя за его мыслями, в глазах появился свет, и в эту секунду… эта каменная статуя в его глазах очень изменила форму!

В его глазах, где была эта статуя, ясно стало, что запреты накладывались друг на друга, и сформировали одну запретную вещь, на всем теле этой статуи места не было запретам!

Как только Ван Линь рассмотрел как следует основу этой каменной статуи, острые шипы над платформой сразу под большие ноги каменной статуи полностью разорвали, вырастая, будто бескорневой терновник, снова словно пролился дождь из каменного терна, замерший в воздухе Ван Линь, словно залп из тысячи колючек смыло.

С помощью корректирующего действия Ван Линя, словно используя магическое оружие, разбило эту каменную статую, определенно не надо было тратить так много времени, но цель Ван Линя была не принудительно разбить, а до конца все понять.

Перед глазами те из удара вышедшие острые шипы, в глазах Ван Линя и были черты запреты, главное надо было запрет. Он даже немного не испугался, можно сказать, Ван Линь с самого начала исследовал запрет, хотел его понять. Кроме этих очень странных непринужденных людей, никто не смог бы сравниться!

С обычным лицом, он взмахнул Флагом ограничений, тотчас бессметное количество запретов вышло со свистом. Эти запреты в соответствии с мыслями Ван Линя странным образом скомбинировались и свернувшись, и сразу слились с появившимися с земли огромным количеством каменных колючек и безжалостно разбили их, изменив часть запрета.

Флаг ограничений поглотил этот запрет, сильно увеличив свое могущество.

Блеск застыл в глазах Ван Линя, тело стало опускаться, правая рука была немного впереди, тотчас запреты из Флага ограничений, словно вихрь… обвили ту каменную статую.

Тело Ван Линя все еще спускалось, превратилось в дым, с противоположной стороны запрета, тотчас обмотанная каменная статуя перемещалась, обе его руки непрерывно махали, и возникали новые запреты.

Посмотрев в даль, над платформой каменная статуя была окружена несметным количеством запретов. Она рычала, борясь из последних сил. Эти запреты будто лезли во все дырки, непрерывно ударяли ее тело, через трещины проникали внутрь.

«Бах! Бах! Бах! Бах!» Ван Линь расхаживал, его тело вконец остановилось, продолжительно распространялись громкие звуки.

Эти громкие звуки все издавались от бесчисленного множества запретов, вертевшихся возле статуи. Они набросились одновременно, и можно было видеть, как тело статуи рассыпалось на глазах.

Каменная статуя была образованная из запретов. Эти запреты уже разваливались, непрерывно осыпались и разбивались. Тело каменной статуи сразу… слой за слоем уменьшалось.

В самый критический момент каменная статуя издала сильный рев, третий глаз, находившийся между бровями открылся, и излучил из себя сверкающий золотой луч.

Кругом Ван Линя развернулось очень много запретов, они рождались и тотчас уходили, таяли в больших объемах!

В глазах Ван Линя показался луч изумления, в тот же момент он увидел … в третьем глазе каменной статуи одну золотую руну!

Эта руна, также имела две основы!

«Запрет!» Послышался тихий рев из уст Ван Линя, находившиеся перед ним запреты впитались в его кровь. И снова пошли вперёд, непрестанно тая от золотого света луча.

После двух вздохов, третий глаз этой каменной статуи растаял. И в этот миг каменная статуя покрылась миллионом запретов. Тело его дрожало, в его глазах пропала безжалостность и превратилась в скорбную серость.

Тут же вслед за этим, его тело статуи вдруг разрушилось, и в момент разрушения запреты вырвались из его тела, изменившись в черную ЦИ. Эта Ци бешено устремилась во все стороны, целая платформа превратилась в мир черного ЦИ.

Среди этого черного ЦИ была одна золотая руна, искрилась и выделялась, и в миг должна была исчезнуть в небытие, в этот миг, Ван Линю внезапно посчастливилось, его правая рука приподнялась, указательный палец нарисовал одну руну. Эта руна была первый слой запечатанного в каменной статуе предмета.

Закончив эту руну Ван Линь не остановился, прямо на этой руне нарисовал еще одну, две руны переплелись, и сформировали только что увиденную Ван Линем в третьем глазе каменной статуи золотую метку!

В миг обнаружения этой метки, из каменной статуи вылетевшая руна сразу поменяла направление в сторону Ван Линя с молниеносной скоростью, сразу впечаталась в нарисованную Ван Линем руну и смешалась с ней, что нельзя было различить, где что.



Глава 555
555 (555-557). Коренные перемены.

И все это произошло очень быстро. Руна из трех черт сформировалась, пока Яо Сисюэ стояла, вытаращив глаза в растерянности.

Как только руна появилась, сила Бессмертных в теле Ван Линя сама по себе пришла в движение. Она потекла по его пальцу, впитываясь прямо в руну!

Если смотреть на эту руну из трех черт абстрагировано, то в ней нет ничего необычного. Но как только все ее линии оказались прорисованными, у Ван Линя возникло ощущение чего-то прекрасного и совершенного. Ван Линю показалось, что руна несет в себе какую-то печать небесного дао.

Руна засветилась золотым светом, который осветил собой пространство на 10 000 чжанов вокруг. На арене клубились потоки черной ци, однако, освещенные золотым сиянием, они начали постепенно исчезать.

Яо Сисюэ была очень напугана. На лице ее отразилась целая гамма чувств. Хоть она раньше и приходила сюда неоднократно, однако каждый раз она экономила время и не хотела, чтобы эти каменные статуи путались у нее под ногами и задерживали ее. С помощью подаренного ей отцом печати кровавого нефрита и довольно хитрой техники, она пробиралась мимо них.

Хоть она и обращала внимание на золотые руны и некогда сама их рисовала, однако из-за того, что она еще не разрушила все каменные статуи, она не могла подобно Ван Линю в эту минуту поглотить руны каменных статуй.

Энергия Бессмертных вошла внутрь руны, и указательный палец Ван Линь внезапно замер в воздухе. Ван Линь хоть и сумел сохранить привычное выражение лица, однако весьма отчетливо ощутил, что если он не сможет нарисовать четвертую черту совершенство руны будет разрушено, и она даже распадется.

Ван Линь не мог нарисовать четвертую линию просто так от балды. Сверкнув глазами, он указал пальцем на руну, а затем резко развернулся и щелкнул пальцами. И руна стремительно полетела на Яо Сисюэ.

Та изменилась в лице и принялась отступать. Одновременно с этим она, не колеблясь, вытащила из сумки еще несколько кровавых табличек и тут же раскрошила их перед собой.

Появился бурлящий поток кровавого света, который тут же в несколько слоев накрыл собой подлетающую руну. Все это происходило очень быстро: кровавый свет опустился на руну и тут же исчез, однако заставил потускнеть золотой свет, который из нее исходил.

Яо Сисюэ продолжала, не останавливаясь, отступать. На лбу ее обильно выступил пот. Кровавые таблички молниями вылетали из ее рук, а следом за этим кровавый свет накрывал руну. Наконец ее золотой свет полностью потух.

Выражение лица Яо Сисюэ было в высшей степени озабоченным. Она только что выбросила из своей сумки приблизительно десятую часть кровавого нефрита, которого хватило бы ей на год. Когда золотой свет от руны приблизился к ней слишком близко, она испытала чувство, будто она сражается против кого-то из сверстников своего отца.

«Ван Линь!» - вскричала Яо Сисюэ, кроша кровавый нефрит. Ее тело молнией бросилось на крышу прямо на Ван Линя.

Ван Линь же ничуть не взволновался. Когда Яо Сисюэ подобралась ближе, Ван Линь холодно сверкнул глазами и, хлопнув правой рукой по сумке, вытащил меч Бессмертных. Ван Линь взмахнул клинком перед собой и ровным голосом произнес: «Сестричка Яо, золотая руна появилась слишком неожиданно, и я не смог совладать с ней. Если ты сейчас желаешь сразиться со мной, то я к твоим услугам!»

Яо Сисюэ смерила Ван Линя взглядом, и в ее глазах засветилась решимость убивать. Она подумала про себя: «Если он пришел сюда, значит он сумел уничтожить все печати, иначе в нем не осталось бы никакой жизненной силы. Если я сейчас начну с ним сражаться. То попусту потрачу время!»

Яо Сисюэ холодно произнесла: «Чтобы больше такого не повторялось!» Она продолжила свой путь вперед и, миновав Ван Линя, опустилась на другой конец крыши. Опустившись, она вступила на аллею Королевского дракона.

Ван Линь убрал меч Бессмертных, а затем не спеша, но и не медля оправился вслед за ней. Смотря в спину Яо Сисюэ, Ван Линь испытывал большое беспокойство.

«Оказывается, у руны из трех черт есть такая мощь! Яо Сисюэ говорила, что это место состоит из шестнадцати уровней, и на каждом уровне есть по одной руне. Получается, рун тоже шестнадцать. Если же нарисовать руну из 16 черт, то какова же будет ее мощь? Что же такое эти руны? Неужели это техника Бессмертных?» - Ван Линь глубоко вдохнул и взмахнул правой рукой в воздухе. В следующий момент появилась руна из трех черт. На этот раз сила Бессмертных в теле Ван Линя вела себя как обычно. Появившись, руна исчезла. На этот раз она оказалась не такой мощной, как до этого.

Ван Линь задумался, нахмурив брови.

Через несколько дней показалась третья арена (платформа). На этот раз Яо Сисюэ стремительно бросилась к ней.

На арене, как и прежде находилась каменная статуя. У этой статуи был не только третий глаз, но и длинный меч в руках.

Яо Сисюэ до этого изменила печать и сейчас, не колеблясь, применила свои Божественные способности и вступила со статуей в бой.

Ван Линь, стоя за пределами арены, с любопытством глядел на происходящее на арене. В основе большинства Божественных способностей Яо Сисюэ лежала кровь. Вот и сейчас ее руки окрасились красным.

Вступив в бой с каменной статуей, Яо Сисюэ ничуть не обеспокоилась. С ее уровнем культивации она закончила дела довольно быстро. Однако статуя хоть и разрушилась, однако никакой золотой руны не появилось. Яо Сисюэ глубоко задумалась. Она в гневе топнула ногой и взмахнула правой рукой. Теперь обломки статуи и вовсе превратились к каменную крошку и развеялись на ветру.

Взгляд Ван Линя заострился, и у него возник вопрос, который он задал сам себе: «Неужели руна может появиться, только если разрушить Ограничение?»

Яо Сисюэ, не удостаивая Ван Линя взглядом, выпрыгнула из арены и продолжила свой путь вперед.

Время бежало довольно быстро, и вот прошел целый месяц. Большую часть этого времени Ван Линь занимался ничего неделанием. Яо Сисюэ не давала ему возможности что-то сделать. Сама она еще два раза подряд пыталась получить золотую руну, но все было безрезультатно. И она пришла к выводу, что ее метод не годится. Тогда Яо Сисюэ принялась вспоминать, каким же образом Ван Линю удалось получить золотую руну, и тогда к ней пришло некоторое понимание.

Яо Сисюэ с большой осторожностью подходила к золотым рунам. Чтобы не позволить Ван Линю вновь овладеть ими, Яо Сисюэ делал все от и до сама. Теперь она однако не разбивала статуи, а лишь накладывала на них печати с помощью кровавого Нефрита. До этого с помощью этого способа она три раза приходила в сюда.

Теперь на пути дракона она уже запечатал 11 статуй. Яо Сисюэ посмотрела на лежащую впереди запечатанную 12-юу арену, и выражение ее лица стало резко серьезным. Посмотрев на Ван Линя, она произнесла: «Единоверец Ван, 12-ая печать очень сильно отличается от предыдущих. Нам нужно действовать вместе, только так ее возможно разрушить. Именно для этого я и привела тебя сюда!»

Ван Линь кивнул. Лежащая впереди арена действительно разительно отличалась от других. Размерами она была вдвое меньше, чем они. На ней не было никакой каменной статуи, вместо нее на арене высились гигантские каменные врата! Кроме того, вокруг арена была только аллея Королевского дракона, на которой стояли Ван Линь и Яо Сисюэ.

На поверхности врат были нарисованы тонкие серые узоры, которые переплетались друг с другом в форме человеческого лица.

Ван Линь и Яосисюэ опустились на арену, и в это время створки врат неожиданно начали медленно открываться. Из-за врат вырвался порыв холодного ветра. Тело Яо Сисюэ тут же стало кроваво-красного цвета. Ван Линь же отступил на несколько шагов и вытащил из сумки Флаг Ограничений, а затем завернулся в него всем телом. Вслед за новым порывом ветра из Флага Ограничений донеслись щелкающие и трескающие звуки. На Флаге начал появляться лед, слой за слоем. Буквально в одно мгновение вокруг Ван Линя образовалась толстенная корка льда.

Точно такая же ледяная форма образовалась и вокруг Яо Сисюэ, однако изнутри лед был подсвечен красным.

После порывов ледяного ветра из врат заструился поток белого тумана, который затем сразу перед вратами принял человеческий облик. Появившийся человек был примерно 30 лет, одет он был в белое одеяние, на лице его застыло холодное выражение. Стоял он спокойно и непринужденно, в некотором роде походя на какого-то Бессмертного.

Появившись, он холодно взглянул на ледяные статуи, в которые превратились Ван Линь и Яо Сисюэ и, не открывая рта, произнес: «Если нет таблички с заклинанием, то нельзя пройти в обитель моего хозяина!»

Красное свечение, исходившее от Яо Сисюэ, стало еще ярче. Словно тепловая волна он охватил лед, и тот начал таять. Вверх от тающего льда потянулись струйки белого дыма. Лед продолжал исчезать, и Яо Сисюэ наконец смогла из него выбраться.

«Ты уже приходила сюда много раз. И Божественные способности, что ты используешь, принадлежат к кровавому искусству, думается, тебя научил этому один человек. Три раза я останавливался и позволял тебе уйти живой, но ты, видимо, этого не ценишь! Лучше катись отсюда прямо сейчас, иначе потом у тебя не будет этой возможности!» - тон мужчины был ровный, но все равно это прозвучало чрезвычайно грозно.

К этому времени лед, сковывающий Ван Линя, тоже растаял. Ван Линь непринужденно выбрался из ледяного плена и взглянул на происходящее.

Мужчина же совершенно не обращал внимания на Ван Линя. Взор его неотрывно был направлен на Яо Сисюэ.

Яо Сисюэ же почтительно поклонилась и произнесла: «Вы знаете моего предка! Почему бы Вам тогда не пойти мне навстречу? Эта обитель находится в запустении уже много лет. Ведь плохо, что она стоит неиспользуемая. Уж лучше пустить нас!»

Мужчина произнес ровным тоном, отводя взгляд: «Вы докажете свое право войти, если выдержите три удара моим мечом! Вы можете сделать это вместе или каждый в отдельности!»

Яо Сисюэ, сверкнув глазами, ответила: «Каждый из нас получит по одному удару, а последний третий удар мы постараемся выдержать вместе!»

Услышав ее слова, страж врат, сохранявший все это время невозмутимость, не стал тратить понапрасну время. Он вытянул вперед правую руку, и на кончиках его пальцев зажегся золотой свет!

«Первый, выходи вперед. Выдержишь – выживешь, не выдержишь – умрешь!» - произнес мужчина.

«Единоверец Ван!» - Яо Сисюэ посмотрела на Ван Линя.

Ван Линь едва заметно улыбнулся, отступил на два шага назад и покачал головой: «Сестричка Яо, ты была со мной не до конца откровенна. Мне нужно подумать».

Яо Сисюэ, не отводя взгляда от Ван Линя, спросила: «В чем же я была с тобой не откровенна?»

«В этом месте не может быть 18 уровней печатей! Если мы говорим о настоящих печатях, то тут может быть всего 12 уровней. А за этими вратами как раз скрывается обитель!» - ответил Ван Линь.

Яо Сисюэ холодно улыбнулась. Она давно подозревала, что Ван Линь может передумать. Неторопливо она ответила: «Единоверец Ван, я забыла сообщить тебе одну вещь. Надеюсь, ты не будешь сердиться, сейчас еще не поздно тебе сказать. Войдя в эти земли, овладев золотой руной, то теперь даже если ты получишь разрешение войти в обитель и принять участие в испытании, у тебя два пути – успешно завершить его или же умереть! Я тебе это сказала, верить мне или нет, дело твое!»

На лице Ван Линя появилось неопределенно выражение. Затем он посмотрел на Яо Сисюэ, и теперь на его лице появилось выражение безысходности. Он мрачно улыбнулся: «У тебя же есть пилюля крови и души, тебе нечего бояться! Как предусмотрительно!»

Все это время мужчина неотрывно наблюдал за разговором Ван Линя и Яю Сисюэ, и совершенно не проявлял никаких признаков нетерпения.

«Если же ты поможешь мне войти в обитель, то тебе нечего бояться. Я выполню все, что обещала тебе до этого!» - произнесла Яо Сисюэ.

Ван Линь ненадолго задумался, а затем сказал: «Если дело обстоит так, то я возьмусь за него. Но мне хочется знать, что же это за место?»

Яо Сисюэ улыбнулась и произнесла: «Эту обитель создал какой-то Бессмертный. О нем мой отец случайно узнал от демонического императора. Оно уже много лет пребывает в запустении и лишилось множества своих волшебных свойств. Остался вот лишь дух обители. Три удара меча полностью может выдержать лишь монах, достигший уровня Веньдин. Ладно, все, что нужно было сказать, я уже сказала. Единоверец Ван, приступай!»

«Может выдержать лишь монах уровня Веньдин, - повторил Ван Линь. – Я же лишь достиг средней степени Инбянь. Сестричка Яо, ты переоцениваешь меня!»

Лицо Яо Сисюэ вновь приобрело холодное выражение, и она произнесла: «Ван Линь, если нам не удастся войти в обитель, я смогу вновь переродиться с помощью пилюли крови и души. Ты же умрешь!»

И тут молчавший до этого времени страж врат внезапно произнес: «Верно, если вы не войдете в обитель, вы оба сегодня умрете! Если хотите жить, то должны успешно войти внутрь!»

Ван Линь долго думал, но наконец шагнул вперед со словами: «Господин, давайте, действуйте!» Одновременно с этим он вскинул вверх правую руку, указывая ей на небо, и дал волю демоническим помыслам, которые находились в подавленном состоянии внутри него. Теперь они свободно хлынули по всему его телу. Одновременно с этим от Ван Линя повалил густой черный туман. Через несколько мгновений все его тело оказалось окружено этим черным туманом.

И этот туман, как показалось Яо Сисюэ, был демоническим туманом!

«Он самого начала применил божественное умение, которое использовал в поединке с демоническим генералом. Очевидно, он действительно очень старается, что мне как раз и нужно!» - подумала про себя Яо Сисюэ. Она уже давно рассчитала, что уровень культивации Ван Линя хоть и был всего лишь средней Инбянь, но даже при том, что она дала ему большое количество Небесного нефрита, он не сможет повысить свой уровень до поздней стадии за три дня.

Таким образом, монах со средним уровнем Инбянь даже если и выдержит один удар меча, то все равно может получить серьезные раны. Помимо этого, никаких других угроз и опасностей нет.

Яо Сисюэ же при помощи способа, которому ее научил отец, сможет выдержать два удара. И таким образом, они вдвоем успешно выполнят требования для вхождения в обитель!

До этого она приходила сюда несколько раз, и каждый раз выдерживала два удара, а третий оказывался смертельным!

Дух врат обители в виде мужчины средних лет посмотрел на окутанного черным туманом Ван Линя, ничего не сказал и просто щелкнул пальцами правой руки. В следующее мгновение луч золотого света молнией понесся на Ван Линя.

Ван Линь низко зарычал, и демоническая ци, взбурлив, начала концентрироваться на кончике пальца его правой руки. Почти в мгновение ока вся демоническая ци вокруг тела Ван Линя оказалась у него на пальце.

Ван Линь взмахнул рукой, и палец, со свистом рассекая воздух, встретился с потоком золотого света.

Золотой луч начал проходить сквозь демоническую ци словно раскаленный нож сквозь масло. Демоническая ци пыталась проникнуть внутрь потока света, и одновременно с этим она понемногу таяла и исчезала.

Золотой луч выглядел довольно-таки обычным лучом света, однако на деле оказался очень мощным. Разметав демоническую ци в клочки, он по пальцу Ван Линя прошел внутрь его тела.

У Ван Линя кровь хлынула из горла. Тело под воздействием колоссальной силы было отброшено назад. Одновременно с этим из его тела начали доноситься щелкающие и стучащие звуки.

Данная арена была небольшая по своей площади, и Ван Линь, выкинутый за ее пределы, понесся вниз, в черную пустоту.

Мужчина средних лет опустил голову и посмотрел вниз, в направлении, где исчез Ван Линь. А затем подняв голову, медленно произнес: «Первый удар, будем считать, вы выдержали. Теперь второй удар!» С этими словами он вновь вскинул вверх правую руку, на кончиках пальцев которой вновь зажегся золотой свет.

Раны, полученные Ван Линем, не были ни в коей мере серьезнее, чем предполагала Яо Сисюэ. Ей было безразлично, выживет ли он или нет. Ее волновало одно – сможет ли она войти в обитель, или нет. Слова же отца о том, что лучше не враждовать с Ван Линем, она выкинула из головы.

На самом же деле в душе она считала, что статус Ван Линя и его уровень культивации недостаточно для того, что она пыталась подружиться с ним, пусть даже у Ван Линя и есть некоторые особенности.

Яо Сисюэ активировала Божественно сознание, но так и не смогла увидеть, где находится сейчас Ван Линь. Сомнение, бывшее в ее душе, теперь рассеялось словно дым.

Сейчас же нужно выдержать второй удар. Яо Сисюэ хлопнула по сумке, вытаскивая из нее руну из кровавого нефрита. В это время золотой поток света ударил с руки стража врат и со свистом понесся, похожий на золотого дракона.

Яо Сисюэ разломила руну кровавого нефрита, и из нее вырвался мощный, яркий поток кроваво-красного света. Он охватил и объял собою подлетавший золотой луч, однако тот легко разорвал эти оковы. Сияние золотого луча слегка померкло, однако все равно он с огромной силой опустился на грудь Яо Сисюэ.

Лицо ее странно покраснело. Приложив большие усилия, Яо Сисюэ не позволила крови пойти у нее изо рта. Она отступила на несколько шагов и посмотрела на мужчину.

Она уже в четвертый раз приходила к этим каменным вратам и хорошо знала, что руну из кровавого нефрита можно было использовать всего один раз. Во второй раз руна просто не окажет никакого эффекта на луч света.

Когда Яо Сисюэ пришла сюда в первый раз, она с невероятной легкостью прошла одиннадцать арен с помощью кровавого нефрита. И она была уверена, что кровавая руна поможет ей выдержать и удары стража, однако на втором ударе кровавая руна потеряла свою силу.

«Второй удар, будем считать, вы выдержали. Сейчас будет третий!» - произнес мужчина, и золотой свет вновь зажегся на его пальцах. Не давая никакого времени на подготовку, мужчина ударил.

Теперь и без того алое лицо Яо Сисюэ стало еще краснее, она была весьма взволнована. В прошлый разы, когда она доходила до третьего удара, она была уже вся искалечена с небольшим остатком силы Бессмертных и не могла уже защищаться.

Но сейчас из-за того, что Ван Линь успешно принял первый удар на себя, в Яо Сисюэ оставалось достаточно энергии Бессмертных. Незначительные ее раны теперь не могли помешать ей применить божественные способности.

Теперь она была в абсолютной уверенности, что выдержит третий удар!

«Обитель будет моя!» - глубоко вдохнула Яо Сисюэ. Она выкинула обе руки вперед, совершая магический пасс, и выплюнула большую порцию крови, когда золотой поток света совсем приблизился к ней. Кровь опустилась прямо на луч света, и Яо Сисюэ забормотала заклинание и замахала с большой скоростью руками.

Обагренный кровью, золотой луч начал издавать трескающие звуки. Кровь будто бы кипела. Взбурлив, она превратилась в множество кровавых символов, и эти символы глубоко вошли внутрь золотого потока.

Сияние золотого луча начало гаснуть, он замер, однако кровавые символы все таяли и исчезали. Освободившись от них, луч с новой скоростью понесся на Яо Сисюэ.

Яо Сисюэ сделала глубокий вдох, и обе руки ее, замерев в воздухе, вдруг приняли призрачную форму. Следом за этим в пространстве между вытянутыми руками образовалась круглой формы кровавая Формация.

В следующий момент золотой свет приблизился и налетел прямо на кровавую формацию между рук Яо Сисюэ.

Раздался грохот, и звуковая волна накрыла окружающее пространство. Формация тут же была уничтожена, а золотой поток света распался на множество лучей, которые впились в тело Яо Сисюэ.

Яо Сисюэ теперь уже потеряла над собой контроль. Кровь хлынула у нее изо рта, а тело резко дернулось, и потоки энергии Бессмертных бешено заструились внутри него, сражаясь с пришедшим извне золотым светом.

Золотой свет, если он проник в тело, обладает огромной поражающей силой и представляет огромную опасность, как для физического тела, так и для духовных каналов. Уничтожить его может только энергия Бессмертных. Вот и сейчас две силы вступили в противоборство, уничтожая друг друга.

«Ты и сопровождавший тебя человек, если он еще жив, получаете право войти в обитель!» - внезапно раздался бесцветный словно вода голос стража врат.

Яо Сисюэ, услышав это, тут же бросилась на землю и погрузилась в медитацию. Управляя энергией Бессмертных, она продолжила уничтожать золотой свет. Она была так погружена в это занятие, что не заметила, как чей-то холодный взор опустился ей на спину.

И в самый ключевой момент противостояния силы Бессмертных с золотым светом, откуда-то из-под арены молнией или метеором вылетел человеческий силуэт.

На голове у него была соломенная шляпа. В одно мгновение появившийся человек оказался на поверхности арены. Затем, не останавливаясь, человек взмахнул левой рукой, хватая сумку Яо Сисюэ. Правую же руку он быстро положил женщине на лоб.

Яо Сисюэ бешено распахнула глаза, и в них плескался страх. Она хотела попытаться убежать, но было уже поздно. С широко раскрытыми глазами она смотрела, как ее противник опускает свой палец ей прямо на лоб.

Поток разрушительной силы потек по пальцу человека и через лоб Яо Сисюэ вошел в ее тело. Поток силы без каких-либо усилий прошел по духовным каналам женщины и легко их сломал.

Одновременно с этим, небольшая часть оставшейся энергии Бессмертных начала бороться с новой угрозой. Однако не до конца уничтоженный золотой свет пошел в атаку с новой силой. Изо рта Яо Сисюэ вновь хлынула кровь. Тело ее резко дернулось и было отброшено на три чжана. Яо Сисюэ приземлилась на землю, на лбу вспыхнула серая ци, а затем, превратившись в отметку жизненной силы, она покрыла собой все ее тело.

«Ван Линь!» - громко закричала она. Кровь из ее рта теперь шла, не переставая.

«Думала, я умер? Нет, так просто меня не убить!» - воскликнул появившийся человек, а затем снял соломенную шляпу, и это оказался, конечно же, Ван Линь!

Страх в глазах Яо Сисюэ теперь превратился в ужас. Она никак не ожидала, что тот сможет вернуться. Она думала, что даже если он и не умер, то наверняка получил тяжелые раны и не может прямо сейчас вновь прийти сюда. Ведь она уже осматривала пространство Божественным сознанием и отчетливо видела, что здесь нет никакого человека!

Ван Линь же был совершенно спокоен, смотря на Яо Сисюэ. Все произошло так, как он рассчитывал. Или можно сказать, у него появилась такая мысль, когда он узнал, что дошел уже до конца этого места.

Он пошел на риск, снова выпустив демоническую ци, чтобы Яо Сисюэ полностью потеряла свою бдительность, чтобы она подумала, что Ван Линь уже проявил всю свою силу. А затем, после того как ци меча вошло в его тело, Ван Линь, не мешкая, расколол кристалл Бессмертных, который был в нем.

До этого он в подземелье военного лагеря в течении трех дней превратил треть своего небесного нефрита в кристалл Бессмертных, чтобы у него появилась возможность сыграть неожиданно.

С разрушением кристалла Бессмертных хлынул огромный, мощный поток силы Бессмертных. В обычных условия, если бы Ван Линь исторг такой поток энергии из себя, ему пришлось тут же сесть на землю и погрузиться в медитацию. Кроме того, если ты сделаешь что-то неправильно, то такой поток энергии Бессмертных с легкостью уничтожит твои собственные духовные каналы.

Ци меча проникло в тело Ван Линя, и мощный потоки энергии Бессмертных пришелся очень кстати. Он полностью унял разрушительную силу ци, а затем и ликвидировал ее саму.

После этого Ван Линь, как и планировал, надел свою соломенную шляпу, полученную от Юнь Цюэцзы. На шляпу были наложены мощные Ограничения. Юнь Цюэцзы же достиг средней степени Веньдин, и потому Ограничения эти были по-настоящему сильными. Шляпа могла скрыть от Божественного сознания, и ранее Ван Линь много раз прибегал к умениям шляпы, и результат всегда был превосходен!

И если только противник не достиг уровня Веньдин, он не сможет увидеть Ван Линя! И как это все могла знать Яо Сисюэ?!

«Сестричка Яо, вот мы снова увиделись», - равнодушно сказал Ван Линь, держа в руках сумку Яо Сисюэ.

Хоть Ван Линь и говорил это Яо Сисюэ, но взор его был направлен на стоящего подле врат мужчину.

Взгляд стража был по-прежнему равнодушен, будто бы все происходящее у нега на глазах происходит не по-настоящему.

«Ты такой подлый!» - с силой сжала зубы Яо Сисюэ.

Ван Линь слегка улыбнулся: проклинающих его людей много, много тех, кто выиграет от его поражения. Правила мира культивации Ван Линь давным-давно уже усвоил. Он улыбнулся: «Ты дала мне испорченную пилюлю, ты скрыла от меня опасность вхождения сюда. Я всего лишь хочу немножко отплатить тебе. Не нужно так выражаться!»

«Если мой отец Сюэ Цзу узнает об этом, то ты труп! Кроме того, перед тем, как прийти сюда, я активировала пилюлю крови и души!» - лицо Яо Сисюэ сейчас было белее снега.

«Зачем мне нужно тебя убивать? Ты уже запустила пилюлю и сможешь возродиться. Но пилюля активируется только, если ты умрешь. Я же с помощью божественных способностей наложи печати на все твое тело. Сейчас в твоем теле нет ни капли энергии Бессмертных, посмотрим, как ты сможешь умереть!» - улыбнулся Ван Линь, и улыбка эта была мрачноватой.

Яо Сисюэ побледнела еще больше. Сейчас она была ослаблена, в ней не было ни капли силы, как и сказал Ван Линь. Каналы ее были разрушены. И по правде говоря, в таком состоянии ей было бы лучше испустить дух. Но отметка жизненной силы на ее лбу испускала жизненную силу, которая охватывала все ее тело. И потому Яо Сисюэ сейчас находилась между жизнью и смертью.

И она застряла в таком положении!

«Мне всего лишь надо запечатать тебя здесь. Пусть ты тьмы веков проведешь в одиночестве, между жизнью и смертью. Даже если ты захочешь покончить с собой и откусить язык, отметка не позволит тебе. Ты не сможешь умереть! Таким образом, ты не сможешь возродиться даже с помощью твоей пилюли!» - Ван Линь говорил все это скучающим тоном, но речь его заставила Яо Сисюэ измениться в лице.

Пока Ван Линь это говорил, он невольно вспомнил планету Чжу Цюэ. Тогда, когда старейшина из клана Демонов-великанов и монах из Снежного царства уничтожили его уровень культивации и превратили его в инвалида, ему пришлось отправиться в горы и засесть в подземные темницы. Там он обнаружил запечатанный высохший труп женщины, пролежавший там неизвестно сколько лет.

«Все в этом мире живет по законам сансары!» - подумал про себя Ван Линь.

Ван Линь сделал вперед несколько шагов, подходя в Яо Сисюэ, и положил правую руку прямо на ее пышную грудь. Яо Сисюэ прикусила губу. Теперь к ее желанию убивать во взгляде примешивался стыд.

Ван Линь же не обратил на этот взгляд никакого внимания. Теперь его правая рука проникла Яо Сисюэ под одежду, и Ван Линь тут же ощутил холод ее кожи.

Нельзя не напомнить, что Яо Сисюэ была чрезвычайно красивой женщиной. Кроме того, ее статус был весьма высок. Дочь самого Сюэ Цзу привыкла всегда быть на высоте, и вот она опустилась до такого положения.

Не было понятно, улыбается Ван Линь или нет. Рука его продолжала рыскать по груди Яо Сисюэ. Когда наконец он вытащил свою руку, она держала целых три сумки, которые он нашел там!

Стыд и унижение в глазах Яо Сисюэ стали ее пронзительнее. Она неотрывно смотрела на Ван Линя, и можно было услышать скрежет ее зубов. Она уже множество лет шла по пути культивации, и все это время так и оставалась девственницей. У нее никогда не было близких контактов с мужчиной!

«Сестричка Яо, как насчет обмена?» - спросил Ван Линь, убирая сумки.

Яо Сисюэ продолжала молча смотреть на него.

«Я думаю запечатать тебя здесь, пока ты не умрешь от старости. Однако в землях демонического духа временной лимит для нас – 500 лет. Ответь мне на один вопрос, и я сокращу твой срок пребывания на 50 лет. Идет?» - улыбнулся Ван Линь.

Яо Сисюэ глубоко вдохнула. Через некоторое время она холодно произнесла: «Откуда мне знать, что ты не врешь?»

Ван Линь усмехнулся: «Ты можешь не соглашаться!»

Яо Сисюэ окинула его ледяным взглядом и произнесла: «Спрашивай!»

«Если ты соврешь, я, скорее всего, не смогу этого понять сейчас. Но если я узнаю об этом позже, то не удивляйся, что я не приду снять с тебя печать! Первый вопрос: для чего ты так спешила пройти в обитель?» - спросил Ван Линь. Действовал он довольно умело, вопрос был очень широкий и общий.

Яо Сисюэ повернула голову и посмотрела на врата. Страж все так же безучастно стоял под ними.

«Я просто хотела войти туда. Просто так, без причины!» - был ответ.

«Ты сама напросилась» - похолодел взгляд Ван Линя. Он взмахнул обеими руками, сотворяя Ограничения. Ограничения начали опускаться на землю, образуя кольцо. Постепенно сотворенных Ван Линем Ограничений становилось все больше. Круг Ограничений начал испускать черный свет.

Проделав все это, Ван Линь схватил Яо Сисюэ и втолкнул в этот круг. Затем он взмахнул руками и произнес: «Печать!»

И круг этот после слов Ван Линя начал сжиматься. Окружив Яо Сисюэ со всех сторон, круг превратился в сферу Ограничений!

Закончив с этим, Ван Линь повернулся к стражу ворот и спросил: «Могу я или нет пройти в обитель?»

Равнодушный страж медленно отвечал: «Вы вдвоем выдержали три удара. Конечно, ты можешь войти. Но все внутри обители хозяин запечатал перед своим уходом, и если ты не откроешь его печать, то не сможешь воспользоваться всем!»

«Что это за обитель?» - спросил Ван Линь. Он вовсе не торопился войти. Он предпочел получше расспросить о дороге.

«Обитель моего хозяина!» - был ответ

«И кто же твой хозяин?» - новый вопрос.

«Хозяин есть хозяин. Кто он и откуда, неважно!»

Ван Линь некоторое время размышлял, смотря на стража. Заем вновь спросил: «А что это были за руны в предыдущих 11 аренах?»

«Божественные способности для защиты обители. Жаль, что после ухода хозяина, руны перестали работать, потеряли свои свойства, ими нельзя управлять. Если бы это было не так, вы вдвоем не смогли бы сюда прийти!» все так же медленно отвечал страж.

«А если еще кто-нибудь кроме меня выдержит три твоих удары, ты тоже его впустишь в обитель?» - спросил Ван Линь, сверкнув глазами.

«Если ты сможешь сломать печать в обители, то получишь власть на обителью. Если ты это сделаешь, обитель закроется сама по себе. Никто не сможет в нее больше зайти, если ты, конечно, не умрешь», - был ответ.

«Обитель существует уже множество лет. Входил ли в нее кто-либо до меня?» - продолжал спрашивать Ван Линь.

«Входили, но они все умерли!»

«Как я смогу уйти отсюда?»

«Сломай печать, и сможешь уйти!»

Ван Линь задумался. Страж врат не будет рассказывать слишком подробно. Наконец Ван Линь решил больше не тратить время на разговоры и вошел во врата!

То, что открылось ему за вратами, выглядело как дворцовый комплекс, какие бывают у императоров простых людей. И Ван Линь стоял за вратами во дворе императорского дворца. В пространстве витали слабые, неявные потоки силы Бессмертных.

Ван Линь сделал глубокий вдох, и как-то сразу посвежел всем телом. Он шагнул вперед. Внезапно лицо его переменилось, и он уставился вниз.

Чрезвычайно ровный пол был вымощен синеватым камнем. Ван Линь опустился на корточки и пощупал его. На лице Ван Линя появилось странное выражение.

«Небесный нефрит…» - произнес он.

Ван Линь активировал Божественное сознание, и следующее мгновение понял, что здесь практически на все наложены печати Ограничений. Он тут же отозвал Божественное сознание назад.

«Здесь все строения из Небесного нефрита!» - произнес Ван Линь. Он был весьма чувствителен к Небесному нефриту. Теперь куда бы он ни посмотрел, везде был Небесный нефрит. Ван Линь невольно начал глубоко дышать.

«Жаль, что здесь везде наложены печати. Иначе я бы тут же все забрал бы себе!» - Ван Линь посмотрел на вымощенную нефритом дорогу, и на лице его проступило сожаление.

За сотню чжанов от Ван Линя располагалась огромная алхимическая печь, в крышке которой было отверстие размером в руку. Из отверстия тянулся ввысь белый дым.

Еще через несколько сотен от печь стоял трехэтажный терем.

Ван Линь зашагал вперед и остановился возле печи. Через отверстие он заглянул внутрь.

Внутри печи была лишь только воды, из которой и шел белый дым.

«Я точно не первый, кто входит сюда. В этой печи наверняка раньше был волшебный эликсир, который забрал кто-то до меня», - взгляд Ван Линя заострился и опустился на стенку печи. На нее была наложена печать Ограничения. Но она была повреждена. Очевидно, ее сломал предыдущий посетитель.

Внимательно осмотревшись кругом, Ван Линь продолжил путь вперед. Он остановился возле терема и смерил его взглядом. Ко входу вела лестница, состоящая из трех ступенек, и даже на нее была наложена печать!

«Здесь просто на все наложены печати. Наложенное Ограничение сразу же становится множеством Ограничений. Все вместе они делают дворцовый комплекс единым целым. Подобная техника хоть и древняя, но очень редко встречаемая. Судя по тому, что я читал в древних рукописях, эта магия – магия мира Бессмертных. И Ограничения эти называются Ограничениями Бессмертных!»

Ван Линь огляделся по сторонам и пробормотал: «И здесь везде эти Ограничения Бессмертных! Неужели это действительно обитель настоящего Бессмертного?»

Подумав об этом, Ван Линь насторожился еще больше. Хотя печати Ограничений, наложенные на дворец, были уже давно кем-то разбиты, Ван Линь лишь после осторожного осмотра пошел вперед.

Ван Линь потратил довольно много времени на проверку трехэтажного терема, прежде чем решился пойти дальше. Ван Линь очень внимательно и досконально изучил Ограничения, наложенные на здание.

В тереме было пусто. Не было совершенно никакой мебели. Однако раньше она стояла, о чем красноречиво говорили следы, оставленные ей на полу. Если бы их не было, Ван Линь и подумать бы не смог, что кто-то, сломав печати, вынес всю мебель.

«Мебель в обители Бессмертного тоже, наверное, должна быть необычной. Не просто так же ее похитили!» - пробормотал Ван Линь.

В тереме было пусто, и Ван Линь не смог ничего отыскать. Все печати Ограничений в этом доме были уже сломаны. Однако по следам Ван Линь смог обнаружить, что печати сломал не один и тот же человек. Тут печати были сломаны, как минимум, тремя разными способами.

Один из способов был по-настоящему изысканным. Взломанные им печати принимали форму цветов сливы. Ван Линь читал о подобном. Называется такой способ Цветы сливы 18-ти Ограничений.

И внутри терема этим способом было взломано большая часть печати. Очевидно, это поработал один человек.

Подобная техника широко применялась в древности, однако овладеть ей могли только ученики определенных школ. Посторонним было запрещено ее изучать. И даже сами ученики могли изучать ее до определенного предела. Например, изучить ее до 18-го уровня мог только глава секты!

Ван Линь уже собирался уходить, но взгляд его вдруг заострился. Он посмотрел на то место, где раньше стояла мебель, и резко изменился в лице!





Глава 556
Противостояние Святого. Глава 556. Зал Павильона.

На полу терема, там где раньше стояла мебель, было несколько следов, эти следы очевидно остались от того, что мебель стояла здесь слишком долго, и плюс ко всему окружающая ее печать была сломана, и мебель потеряла свою небольшую божественную способность удаления грязи и пыли.

Ван Линь внимательно осмотрел все что было в тереме, и это принесло ему не мало сведений.

Во-первых, скорее всего тех, кто входил в этот терем до него, было трое! И конечно он не исключал, что кое-кто из них также как и Ван Линь, оказавшись здесь, увидели только разруху, которую оставили после себя предшественники.

Среди этих троих тот, кто владел Цветами сливы 18-ти ограничений, появился раньше всех, и наверняка это был очень честолюбивый и надменный человек, обыкновенные вещи не прельщали его. Судя по расследованию Ван Линя, во всех местах в этом тереме, где предположительно стояли драгоценные вещи, печать была взломана способом 18-ти ограничений.

После этого человека приходили еще двое, и их способы взлома печатей были уже более дилетантскими, всю мебель унес, очевидно, один из этих людей.

Такой вердикт вынес Ван Линь, посмотрев на следы на полу.

На этих пыльных следах, при внимательном рассмотрении, виднелись древесные опилки, но если не смотреть так внимательно, их можно было и не заметить.

Ван Линь наклонился, провел указательным пальцем по опилкам и посмотрел на руку.

«Печать была взломана грубой силой, так что даже мебель оказалась повреждена…» Ван Линь стряхнул опилки с руки, повернулся и пошел ко внутренней двери этого терема.

Внутри терема обнаружилась длинная галерея, которая со всех сторон была окружена оградой из нефрита Бессмертных, а за этой оградой виднелся высохший пруд.

Здесь также повсюду были следы взломанных печатей, и на дне пруда Ван Линь снова заметил след от Цветов сливы 18-ти ограничений.

Ван Линь очень осторожно пошел по галерее, он внимательно оглядывался по сторонам, и повсюду, особенно на оградке галереи, он видел следы разрушения печатей.

И чем дальше он шел вперед, тем меньше видел сломанных печатей. Когда он прошел примерно десять ли, показался конец галереи, и здесь она разветвлялась на три разных направления.

На распутье Ван Линь остановился и внимательно посмотрел на три тропы. Он должен был найти ту, по которой в прошлый раз пошел человек с Цветами сливы 18-ти ограничений, искусство ограничений этого человека было слишком сильным, и если он пойдет по его стопам, то не найдет никаких драгоценностей.

Этот человек был как искусный вор, он специально выбирал только лучшие сокровища, а те двое, что пришли следом, были как грабители, они забирали практически все, что видели. Но их сила была ограниченной, и возможно, что кое-какие драгоценности после них все же остались.

Внимательно все осмотрев, Ван Линь попробовал пройти несколько джанов вперед по каждому из трех направлений, затем вернуться назад. Его взгляд сверкнул, и он все-таки пошел по правой тропе.

Ван Линь прошел сто джанов, и на пути ему бросалось в глаза то, что хотя вокруг по-прежнему повсюду виднелись взломанные печати, но на его взгляд они были сломаны очень грубо, и в некоторых местах печати Ограничений были сломаны наполовину и заброшены.

Каждый раз, встречая такую печать, Ван Линь останавливался и внимательно ее осматривал, он не торопился сам ее ломать, а только внимательно осмотрев, продолжал идти вперед.

На протяжении всего этого правого коридора галереи, хотя по краям все еще тянулась ограда, за оградой больше не было пруда, зато рос бамбуковый лес.

Ван Линь осторожно шел вперед, но вдруг его шаги остановились, и поднятая правая нога медленно вернулась назад. Он не двигался, но в глазах его засияли руны Ограничений.

Впереди, в десяти джанах от него, расположился зал павильона, и внутри этого зала, рядом с круглым столом стояло четыре каменных скамьи, а на круглом столе стоял кувшин для вина и несколько кубков.

В глазах Ван Линя мелькнуло сомнение, затем настороженность. Он с опаской огляделся по сторонам, но на протяжении всех десяти джанов перед этим залом печати Ограничений были целыми, не было ни единого следа взлома.

«Этот кувшин на каменном столе внутри зала, наверняка, приманка.

Я прошел по следам сломанных печатей, оставленным моим предшественником, но именно здесь тот человек, который грубой силой ломал эти печати Ограничений, остановился!»

Ван Линь ненадолго задумался, отошел на несколько шагов назад, руны Ограничений в его глазах сверкнули, и он начал внимательно исследовать все, что было впереди. Постепенно его лицо становилось все более серьезным.

«Вот оно что, печати Ограничения внутри этого павильона обладают десятками тысяч вариаций и изменений, и если не распознать их все, и подойти к ним на десять джанов, это запустит мощь все печатей Ограничений, и даже если использовать грубую силу для их взлома, со всеми этими вариациями и изменениями будет очень сложно уйти отсюда уцелевшим, только если твоя культивация не будет невероятно высокой.

Другой важной деталью было то, что где-то внутри этого павильона находился один центральный рычаг, который запускал все печати Ограничений внутри этого участка, поэтому, сколько бы людей не приходили сюда до этого, все они избрали бегство!»

«Эти печати Ограничений сильны, но если бы сюда пришел тот человек с Цветами сливы 18-ти ограничений, потратив изрядное количество времени, он все же смог бы разбить их. Так что можно точно сказать, что я выбрал верное направление, и туда еще никто не заходил!»

Ван Линь глубоко вздохнул, в его глазах блеснул возбуждение. Когда он вошел в эту пещеру, все, что он видел вокруг, было остатками былого величия, которое уничтожили другие люди. Это было все равно что войти в сокровищницу и увидеть, что она уже давно обчищена кем-то другим.

Но теперь, этот зал впереди и был для него сокровищницей!

Подавив возбуждение в своем сердце, Ван Линь успокоил свой дух и снова внимательно изучил все вокруг. Затем он подогнул колени, сел на пол в медитации и начал размышлять.

Печати Ограничений за пределами этого зала павильона сплетались в плотную паутину, обычный человек не смог бы ее заметить, но для того, кто в совершенстве владел Ограничениями, ощущения уже были другими, и все увиденное отличалось в разы.

Если он хотел пробиться через эти печати Ограничений, первым шагом было наблюдение.

Ван Линь просидел так три дня, и в течение трех дней в его глазах постепенно появились тонкие линии кровяных сосудов, а на лице отразился след усталости.

«Я могу увидеть только три тысячи изменений, но до победы еще далеко! Есть еще множество ограничений и формаций, которые находятся в покое, и они не покажутся просто так…» Ван Линь замолчал, затем вдруг поднял правую руку и взмахнул ею вперед. Тут же из его руки вырвался поток силы Бессмертных, которая направилась прямо внутри зала павильона.

Совершив это движение, он без промедления и с самой высокой скоростью, на которую был способен, отступил назад. Так быстро, что стал похож на призрачную тень.

Но когда поток силы Бессмертных перешел грань в десяти джанах от зала павильона, словно наткнувшись на что-то, он растворился, рассеялся осколками хрустального света. Одновременно с этим от границы в десять джанов бешено закрутилась волна взрывной энергии, словно на раскаленную сковороду с маслом попала капля воды.

В одно мгновение поднялась тысяча волн, и эта бешеная энергия, полная жестокой силы, закрутилась, развернулась и разъяренной полной протянулась дальше за пределы десяти ярдов.

Если бы Ван Линь заранее не подготовился, то скорее всего эта волна гнева накрыла бы его с головой, потому что она тоже была очень быстрой.

Ван Линь остановился только когда отступил на целую сотню джанов, но даже пока он отступал, его глаза неотрывно следили за ограничениями внутри зала павильона, и сейчас они засияли еще ярче.

«Только что изменений и вариаций ограничений было не меньше десятка тысяч!» Ван Линь ненадолго задумался, сел в позу для медитации там, где стоял, и продолжил распознание.

Время текло, и в одно мгновение пролетел один месяц.

Весь этот месяц Ван Линь несколько раз пытался спровоцировать ограничения с помощью силы Бессмертных, и посредством этого рассмотреть их изменения, и каждый раз когда ему это удавалось, в его голове появлялась большая часть изменений внутри этого изолированного участка, зала павильона.

В то же время весь этот месяц он ни на минуту не прекращал процесс распознания, и его глаза были красными, словно капли крови!

За этот месяц Ван Линь забыл обо всем, он даже забыл, что находится в пещере, принадлежащей другому человеку, единственно важным делом для него остался взлом этих формаций и ограничений!

Чем больше он исследовал их, тем больше делал умозаключений, и тем больших результатов добивался. Внутри этих ограничений и формаций, во всем их многообразии, во время своего исследования он все глубже понимал различные их изменения и вариации.

Что касается всех изученных Ван Линем ограничений, то Древнейшие ограничения он изучил в землях Древних богов, после этого в подземной пещере равнины планеты Сузаку он наткнулся на множество старинных книг, и еще сотни лет после этого он непрерывно искал и согласовывал полученные знания. Что касается освоения этих ограничений, у него все было немного беспорядочно, его искусство ограничений, собранное из различных стилей, достигло определенного уровня, и по прошествии времени, когда были завершены девятьсот девяносто девять флагов ограничений, его искусство достигло своего потолка.

Обычно каждый, кто изучал искусство ограничений, должен был дойти до такого потолка в своей жизни. И если он не мог сквозь него пробиться, то его изучение останавливалось, и хотя это потолок не имел реальной формы, он складывался из разных факторов.

За этот месяц исследований кругозор Ван Линя значительно расширился, различные изменения внутри ограничений зала павильона словно открыли для него новый путь, и он, сам того не ведая, пробился через свой потолок, и перед ним разворачивалась прямая широкая дорога!

Теперь его шансы разбить эти формации были четыре из десяти. И хотя это было всего четыре десятых, нужно заметить, что даже если бы на его месте был человек, который исследовал ограничения тысячу лет, против ограничений этого зала павильона у него было всего один-два шанса из десяти.

И только те самые старые монстры, которым уже под десяток тысяч лет, кругозор и опыт которых невозможно широк и разнообразен, могли позволить себе сказать, что у них есть четыре шанса из десяти!

«Если бы на моем месте был тот человек, в совершенстве владеющий Цветами сливы 18-ти ограничений, возможно у него было бы даже больше семи шансов из десяти!» Ван Линь надолго замолчал, он не предпринимал опрометчивых шагов, а только продолжал распознание.

Прошел еще один месяц, и Ван Линь был уверен, что у него уже было пять шансов из десяти разбить эти формации, хотя он овладел еще не всеми изменениями ограничений.

В тот день он со спокойным расположением духа поднялся на ноги, и хотя его глаза были красными от крови, настроение у него было прекрасное. Он в один миг оказался в десяти джанах от зала павильона, его глаза сверкнули, он еще раз все подсчитал и сделал один шаг вперед!

Сделав этот шаг, Ван Линь ни на секунду не напрягся, он был совершенно уверен, что ничего не произойдет, и он не вызовет реакции формации ограничений!

После одного шага вокруг ничего не произошло, Ван Линь был спокоен. Он сделал еще один шаг вперед, и когда этот шаг остался позади, то сделал еще один!

Три шага, один джан. Он непрерывно прошел девять шагов, и каждый из этих шагов был словно бесчисленное множество раз отрепетирован, он шел так непринужденно, как будто прогуливался по саду в собственном доме, без какого-либо необычного выражения.

Девять шагов были пройдены, и в глазах Ван Линя сверкнули руны Ограничений, он поднял голову и посмотрел на зал павильона впереди, через семь джанов. Он пошевелил пальцами правой руки, словно высчитывая что-то, и затем сделал еще шаг.

В этот раз он прошел еще девять шагов! Теперь он преодолел уже шесть джанов!

Расстояние в шесть джанов не было таким уж длинным, но Ван Линь всей душой погрузился в каждый шаг, он смог все точно просчитать только после двух месяцев исследования. И эти шесть джанов, возможно, не смог с такой легкостью пройти ни один из тысячелетних старых монстров!



Глава 557
557 Глубокий сон

После шести метров взгляд, Ван Линя застыл и он перестал идти. Вместо этого он сделал три шага назад и остановился на девяти шагах.

После чего снова отступил на три шага и, сменив направление, пошел вперед.

Сделав небольшой круг, он, наконец, подошел на расстояние трех метров к залу павильона!

Ван Линь был спокоен, все это он просчитал заранее. Перед каждым шагом он просчитывал миллионы вариантов и только после этого выбирал направления.

Он был спокоен именно из-за своей уверенности. Он знал, если он ошибется хотя бы в одном шаге, то несомненно попадет в окружение ограничений и получит серьезный удар.

Шести метров было уже много, с его культивацией единственный шаг не туда в последних четырех метрах и мгновенное возмездие тут же настигнет его!

Однако, это не является абсолютной истиной, так как эти ограничения имели тайные островки выживания. Именно благодаря им Ван Линь мог, даже в момент серьезной опасности сохранить свою жизнь!

В этом была особенность ограничений Бессмертных!

Эти островки выживания двигались. Ограничения постоянно изменялись и островки двигались вслед за ними. И Ван Линь за эти два месяца рассчитал, как именно. Он учел и изменения ограничений и перемещение островков выживания.

Причина того, что, всего один шаг с семи метров до шести, он сделал, обойдя целый круг, заключается именно в том, что постоянно перемещающиеся островки не так легко поймать и ему приходилось все время держать себя на расстоянии одного шага от островка, чтобы в случае чего он мог легко спастись.

Сейчас он стоял на расстоянии семи метров от входа и внимательно расчитывал следующий шаг. Внезапно его взгляд вспыхнул и он сделал один шаг вперед, этим шагом он пересек сразу целый метр.

Когда Ван Линь остановился и уже собирался опустить ногу на землю, его лицо мгновенно изменилось, не раздумывая, он тут же отступил на пол шага влево. В этот момент все вокруг десяти метров вокруг зала павильона охватил черный ураганный ветер!

Ураган появился из ниоткуда, гнетущее давления мгновенно возникло в облаках. Внутри урагана то и дело сверкали черные молнии. Почти в мгновение ока все в пределах десяти метров было разрушено до основания, воздух бурлил, раскаты молний распространялись в нем! Одним словом настал хаос и Ван Линь стоял в самом его центре! Даже культиваторы стадии Вэньдин не продержались бы в нем и три вдоха, она сразу бы умерли!

Клокочущие молнии были словно расвирепевшие летающие драконы, с ревом сметающие всё со своего пути!

В десяти метрах этого урагана фигура Ван Линя продолжала ловко передвигаться между постоянно вырывающимися молниями. С каждым его шагом он наступал на островки выживания. Чуть неосторожности и молния мгновенно поразит его, а такой удар не оставит ему даже шанса на выживание, его Изначальный Дух будет полностью уничтожен!

Тот его шаг не был просчетом, просто ограничение по неведомой причине начало вращаться в другую сторону!

Спустя десять вдохов ураган мгновенно рассеялся, будто и не появлялся вовсе. Вместе с ним исчезли и черные молнии, а Ван Линь сделал шаг и вошел прямо в зал павильона. Пережив эти десять вдохов, сейчас Ван Линь имел на своем лбу огромные капли пота.

Как только он вошел в павильон, все в округе в пределах десяти метрах засверкало яркими лучами света. Это яркое сияние мгновенно озарило все вокруг десяти тысяч метров и сильно изменило все вокруг.

Позади зала павильона, будто появившись из тумана, показался искусственный сад с горками, поверхность земли там вся сплошь была усеяна зеленой травой. Кроме того появился скрытый ранее бамбуковый лес, который связывал все вокруг в одно.

Весь пейзаж сильно изменился, будто освободившись от оков, он мгновенно стал совершенно другим кусочком природы.

В тоже время равнодушный голос появился из пустоты и попал в уши Ван Линя.

"Взломав ограничение, Вы временно получаете квалификацию для этой пещеры Бессмертных, до тех пор, пока Вы не умрете, никто другой не сможет войти сюда!" - как только появился голос, кристаллический свет примчался издалека и остановился прямо перед Ван Линем.

Этот свет оказался маленькой хрустальной табличкой размером с палец. Она висела в воздухе и испускала непрерывные радужные лучи.

"Это разрешение пещеры Бессмертных, с ним можно войти внутрь пещеры!"

Ван Линь схватил хрусталь и глубоко вздохнул, его взгляд тут же пал на зал павильона, на каменный стол и скамейку, защитные ограничения на них не так легко снять.

Все же по сравнению с ограничениями снаружи, покрывающие десять метров, эти были куда слабее.

Мебель Ван Линя не волновала, его взгляд сразу упал на кувшин вина на столе.

Ограничения на кувшине хотя и были искуссные, но не могли стать помехой Ван Линю. Немного проанализировав, он вытянул правую руку в сторону кувшина. На расстоянии трех дюймов в воздухе появилась, будто водяная, рябь.

Ван Линь указал на рябь пальцем, тут же сверкающая тень ограничения вспыхнула и, оставляя после себя иллюзорные образы, столкнулась прямо с водяной рябью.

В мгновение водная рябь забурлила и в её центре закружился вихрь. Скорость его вращения с каждым мгновением усиливалась, он увеличивался, формируя в своем центре пустотную область.

Правая рука Ван Линя со скоростью молнии проникла прямо сквозь эту пустоту и, схватив кувшин с вином, вернулась назад.

Волны ряби в воздухе тут же рассеялись и все вернулось в норму.

Ван Линь был восхищен, кувшин в его руке чуть опустился, очевидно, он не был пуст! С глубоким вдохом Ван Линь открыл крышку, нежный аромат тут же ударил ему в нос. Ван Линь увидел, что на дне кувшина покоится примерно десять капель хорошего вина!

"Всего десять капель, но кувшин так опустился... Все таки это вино Бессмертных, к тому же в этом месте, оно определенно необычное!" Ван Линь уставился на кувшин, в его сердце была борьба, спустя некоторое время он стиснул зубы и, достав одну каплю, сунул себе в рот.

Как только капля вина попала ему врот, тело Ван Линя в миг покраснело и стало ярко-красным, внутри него безумная сила Бессмертных мгновенно распространилась по всему его телу.

И небольшое чувство опьянения силой Бессмертных появилось изнутри его тела.

Сила Бессмертных внутри его тела, подобно воде из рек в половодье, хлынула по мередианам и яростно собравшись из даньтяня непрерывной помчалась прямо к Божественному Духу.

Тем временем легкое чувство опьянения стало сильным. Взгляд Ван Линя больше не был ясным и замутнился.

Медленно он склонился в одну сторону, голова свалилась набок и Ван Линь крепко заснул.

Время шло. Три месяца... Шесть месяцев... Девять... Год!

Целый год Ван Линь уже крепко спал. Звуки его храпа распространялись далеко от этого места. С тех пор, как он встал на путь культивации, Ван Линь почти не спал. Этот раз за несколько сотен лет можно было назвать самым долгим!

Хотя он и крепко спал, сила Бессмертных внутри него испытала безумный рост, такой скорости даже Тянь Юньцзы был бы сильно удивлен!

Как только сила Бессмертных внутри его тела достигла определенного уровня Демонический кристалл в его даньтяне безмолвно разорвался. Растворившись, он выпустил в воздух много Демонической Силы, которая мгновенно была поглощена силой Бессмертных. Они слились и стали единым целым.

Все в радиусе десяти метров, вместе с крепко спящим Ван Линем, заполнилось густой Ци Бессмертных. На целый год, выйдя из тела Ван Линя, она сделала десять метров окружения крайне богатой ци Бессмертных.

Ван Линь крепко спал, а его правая рука все еще лежала на кувшине с вином.

Сейчас Ван Линь медленно открыл глаза, из его приоткрытого рта донеслась пьяная икота. В его глазах было замешательство, он осмотрелся вокруг и тут же все вспомнил и всё осознал.

Почти мгновенно он встал, в его глазах читалась осторожность. Внимательно оглядевшись, он слегка нахмурился и посмотрел на кувшин в своей руке. Единственное, что он помнил, так это то, что он выпил всего одну каплю вина и что сила Бессмертных в его теле начала увеличиваться, после чего он уснул!

Подумав о силе Бессмертных, Ван Линь, тут же просмотрел свое тело. Его взгляд задрожал, в нем читался шок и неверие.

"Это... Я... Как долго я спал?!!!" - обычное каменное выражение лица Ван Линя сейчас выражало сильное потрясение, такое за все года его культивации бывало крайне редко, скорее даже вообще не бывало!

"Сила Бессмертных внутри тела уже намного превысила последнюю стадию Трансформации Души, осталось только достигнуть успешного понимания Домена и я в один рывок смогу достигнуть Вэньдин!!" - Ван Линь с недоверием посмотрел на кувшин вина в руке.

"Что это за вино?!" - крайне осторожно Ван Линь поместил кувшин вина в сумку, но облегчения он не почувствовал, поэтому вытащил его и, только наложив несколько сильнейших ограничений, снова вернул в сумку.

"Это место, мне нужно еще раз всё здесь тщательно осмотреть!!" - за короткое время оживленность Ван Линя достигла пика!

С восторгом, спустя некоторое время пришел страх.

"К счастью, мой домен еще не достиг понимания Вэньдин, иначе в этот раз, когда силы Бессмертных было предостаточно, я бы попытался в глубоком сне прорваться к сфере жизни и смерти Вэньдин. И если бы мне не повезло и я принял бы поражение, то определенно бы умер. Такая смерть была бы невероятно огорчающей!" - Ван Линь молчал, затем его взгляд вспыхнул.

"Сейчас я на последней стадии Трансформации Души, в этой сфере для меня уже нет соперников. Требуется лишь получить понимание Домена, после чего найти тихое место и ударом прорвать Вэньдин. Тайное место... Это место и есть самое скрытое, после достижения домена, то прямо здесь я и ворвусь в Вэньдин!"

"Такой поворот, такая беда, она действительно стала благославлением! Ирония судьбы в том, что я вошел в это место не имея достаточно нефритов Бессмертных, а в результате мне нужно всего несколько лет. Возможно ли, что такая судьба ждала меня с самого начала..." Ван Линь был очень рад, после раздумий, ему было очень хорошо. Он осмотрелся и начал снова вскрывать ограничения, но внезапно его, как молнией ударило.

"Как же долго я все таки спал... Если я спал несколько десятков лет, или даже сотен, снаружи многое изменилось, если так, то почему моя культивация..."

Ван Линь задумался и немного прошелся по залу павильона, внезапно его взгял застыл и упал прямо на бамбуковый лес.

В этом бамбуковом лесу Ван Линь увидел что-то наподобие вырезанной из дерева ограды, хотя большая её часть и была покрыта бамбуком, но Ван Линь все же понял, что она там есть.

"До этого я не замечал её, похоже здесь имеется еще какой-то дом, но смотря на его внешний вид, это похоже на двор смертных в храме предков!"

Подумав так, Ван Линь не пошел в храм проверять, вместо это он вытащил маленькую кристаллическую дощечку и погрузил в неё сознание. Появились прерывистые лучи света и силуэт Ван Линя исчез из пещеры Бессмертных.

Пещера Бессмертных содержит в себе еще много скрытых сокровищ, нужно выйти ненадолго, после чего вернуться и медленно все обыскать.

Глава 558
Глава 558 – Жатва.

За пределами обители на арене с первоначально расположенными на ней каменными Вратами в лучах переливающегося света проявился силуэт Ван Линя. Стража Врат здесь уже не было, как и не было когда-то стоявших тут каменных Врат.

И если бы не пятна свежей крови Яо Сисюэ, пролитых ею в некоторых местах арены, то Ван Линь ,безусловно, отнесся бы скептически к тому факту, что когда-то в этом месте произошел неприятный инцидент.

В своей руке Ван Линь держал хрустальную табличку, на которой помимо заклинания входа и выхода в обитель также имелись некие краткие сообщения и сведения. Немного погодя, он трансформировался в призрачную тень и пустился в дорогу вдоль тропы Королевского дракона.

На своем пути он преодолел одиннадцать арен (платформ), и стоявшие на них каменные изваяния ничуть не изменили своего положения, по-прежнему находясь в том состоянии, в которое запечатала их Яо Сисюэ.

После повышения уровня культивации внутри обители стадия культивирования Ван Линя достигла полной завершенности поздней Иньбянь. Результатом чего стал качественный скачок в его скорости полета, теперь он был способен перемещаться в разы быстрее в сравнении со скоростью молнии. Ему потребовалось только полмесяца, чтобы уже добраться до первой платформы!

На первой платформе было совершенно пусто. Посредством продвинутого уровня культивации и беспрерывного разрушения Ограничений на протяжении двух месяцев Ван Линь тщательно осмотрел платформу и смог обнаружить оставленную Кровавым основателем Формацию перемещения!

Глядя на Формацию, он достал из-за пазухи четыре сумки – все они ранее принадлежали Яо Сисюэ. Если бы Ван Линь прежде на стадии средней Иньбянь попытался открыть их, то это далось бы ему с трудом.

Однако на настоящий момент его культивация настигла полную завершенность поздней Иньбянь и даже немного превзошла культивацию Яо Сисюэ. Взволновавшись, Ван Линь дотронулся до четырех сумок, над которыми мигом обильно заискрилось красное свечение, упрямо препятствуя вторжению Божественного сознания Ван Линя.

Ван Линь легонько хмыкнул, сила Бессмертных внутри него начала концентрироваться, в которую также влился Изначальный дух. И одного рывка рукой Ван Линя хватило, чтобы одним махом погасить кровавый свет одной из сумок!

Не останавливаясь, Ван Линь снова ухватил воздух в направлении следующей сумки, и алый свет над ней через три вздоха сопротивления также расстворился!

Третья сумка в свою очередь была затронута Ван Линем, на которую действительно тоже была наложена Метка Божественного сознания Яо Сисюэ. Но когда Ван Линь приготовился взяться за четвертую сумку, то в момент прикосновения к ней он вдруг поменялся в лице, и его правая рука внезапно остановилась в трех дюймах от нее.

Взор Ван Линя стал чрезвычайно сосредоточенным, он медленно оттянул правую руку назад и окинул сумку внимательным взглядом. До этого когда четвертая сумка только попала ему в руки, его культивации было недостаточно, и он не обратил тогда особого внимания на нее, однако в этот раз его взгляд сразу зацепился за что-то в сумке.

В кровавом свете этой последней сумки сверкнуло полосой фиолетовое свечение, которое, если не приглядываться, будет трудно заметить даже невооруженным взглядом, и лишь при помощи Божественного сознания можно рассмотреть.

«Хотя сумка эта выглядела вполне себе обычно, но при соприкосновении с Божественным сознанием, витающим над ней, сердце неожиданно начинает трепетать в предчувствии беды.. Наверное, на эту сумку наложена Метка Божественного сознания совсем не Яо Сисюэ, неужели ее отца Кровавого основателя……. Ван Линь призадумался.

«Если рассуждать здраво, Божественное сознание над сумкой в ситуации, когда незнакомец не дотронется до него, не позволит ему раскрыть сумку. Но культивация Кровавого основателя выдающаяся, его практика совершенствования длилась весьма долгое время, и, скорее всего, есть другой способ, позволяющий собственной дочери использовать вещи в этой сумке, не касаясь этого Божественного сознания над сумкой. Отсюда можно сделать вывод, что человек, в чьи руки попадет эта сумка, при неосторожности тотчас погибнет от соприкосновения с Божественным сознанием, наложенном на данную сумку. Этот Кровавый основатель и впрямь очень ловок и сноровист!» - Ван Линь потихоньку отозвал свое Божественное сознание назад, и как только оно ушло, то кровавый свет над сумкой сразу пропал.

Несмотря на то, что Ван Линь никогда лично не встречался с Кровавым основателем, но уже благодаря раскрытию способа опознания пилюли крови и души, а также основательной западне Божественного сознания над сумками он ощутил, будто воочию узрел последнего - к его восхищению основателем единовременно примешивалось чувство страха.

Вскоре он убрал четвертую сумку обратно за пазуху и уставился на остальные три сумки.

Просканировав их Божественным сознанием, Ван Линь, пускай и с его стойкостью, безотчетно разинул рот от удивления: в первой сумке хранились нефриты Бессмертных!

Количес тво содержимых нефритов не поддавалось подсчету. Поверхностно просмотрев их, Ван Линь прикинул, что их число, вероятно, в десять раз превышало число нефритов, прежде подаренных ему Яо Сисюэ!

«На стадии Вэндинь требуемое число нефритов просто несоразмерно и оно намного превышает их общую массу во время прошлой культивации. Достигнув стадии Вэндинь, на каждом ее этапе их нужное количество тем более трудно будет представить, и в случае их недостаточных запасов придется только остановиться на том, что есть. Так что эта сумка с нефритами – настоящее богатство, посланное небесами!»

Рот Ван Линя раздвинулся в легкой улыбке, эту сумку он тоже припрятал себе за пазуху. Затем сложил свое Божественное сознание во вторую сумку, но мельком глянув на нее, он тут же пришел в возбуждение.

Оказывается, во второй сумке лежало не менее тысячи кровавых нефритов!

Когда Ван Линь вошел в непосредственный контакт с Яо Сисюэ, то очень тяжело пережил на себе влияние кровавых нефритов и вместе с тем проникся страхом по отношению к ним. Стоит только кровавому нефриту расколоться, как из него вырвется кровавый свет, обладающий неимоверной силой запечатывания!

Кроме запечатывания тот кровавый свет еще выполняет функцию защиты. Согласно домыслам Ван Линя, этот предмет также способен атаковать, но лишь при условии наличия соответствующего заклинания или некоего секрета, а иначе будет невозможно воспользоваться им в целях атаки.

Глаза Ван Линя блеснули, его правая рука погладила сумку, и в ее ладони тотчас очутился кровавого цвета нефрит. Чуть поразмыслив, Ван Линь сжал руку - «бац!» – нефрит вмиг раскрошился.

Поток красного света засочился из треснувшего нефрита и начал расползаться по телу Ван Линя.

Проверив его разок Божественным сознанием и проводив его исчезновение, Ван Линь в сердцах подумал: «Для техники запечатывания у меня нет заклинания, поэтому при использовании кровавого нефрита я смогу полностью раскрыть только его эффект защиты. Но ничего, в моих руках ЯоСисюэ, и я все выведаю у нее!»

Содержимое третьей сумки представляло собой сплошную мешанину, в ней были даже вещи женского обихода, туалетная вода, что тоже составляло немалую часть. Помимо этой группы предметов лежало несколько искусно сделанных ювелирных украшений и кукол - их Ван Линь вообще не стал смотреть. Его Божественное сознание продолжало рыскать по сумке, как вдруг взгляд Ван Линя заострился – в сумке лежало более десяти восковых пилюль крови и души!

Эти пилюли были аккуратно сложены вместе в одном месте, а на их поверхности тускло виднелись руны, никакого сияния.

Но не все из этих пилюль находились вместе, одна из них одиноко лежала в пустом углу сумки, и руны на ней слабо сияли.

За исключением пилюль в боковой части сумки был еще и компас.

Целью поиска Ван Линя как раз являлся тот компас!

Ван Линь дотронулся до сумки, и в его ладони сейчас же оказались две вещи: компас и та отдельно хранимая пилюля крови и души!

«Эта Яо Сисюэ, ясное дело, не могла заранее знать, что будет подчинена мне, тем более она не могла и подумать о том, что я заберу ее сумки. Поэтому расположение вещей в сумках таит в себе некоторую информацию! Эта отдельно положенная пилюля крови и души скорее всего настоящая! Что же касается остальных, то они, надо думать, поддельные! Более того, в сумках Яо Сисюэ кроме кровавых нефритов совсем нет никакого магического оружия и артефактов, значит, они все в той сумке, защищаемой Божественным сознанием Кровавого основателя».

Ван Линь бросил несколько взглядов на пилюлю крови и души и положил ее в собственную сумку. Касательно его поддельной пилюли крови и души, то он извлек ее и сунул в сумку Яо Сисюэ.

Потом взор Ван Линя устремился на компас, тот целиком был окрашен в кровавый цвет и сделан из неведомого материала. Ван Линь взял его в руки, и струи ледяной воды хлынули в его тело.

«В прошлом Яо Сисюэ применяла сей предмет для входа в здешнее место, этот компас и Формация обладают полюсным эффектом!» - осмотрев компас с помощью Божественного сознания, Ван Линь сразу вошел внутрь компаса, где находилась Метка Божественного сознания Яо Сисюэ.

Ван Линь выдохнул, раз уж в компасе тоже имеется Метка Кровавого основателя, то ему остается только придумать метод изменить Формацию, наложенную на платформу, и таким образом покинуть данную местность.

В обители равным образом есть Формация перемещения, и Ван Линь уже знал об этом, когда брал хрустальную табличку. Единственное, она находится в Северо-Восточном углу обители, и сейчас Ван Линя и ту Формацию разделяло определенное расстояние полное Ограничениями печати, пройти которые будет очень проблематично.

Ван Линь в два счета стер Метку Божественного сознания Яо Сисюэ внутри компаса и поместил туда собственное Божественное сознание. Потом он тотчас отметил, что в компасе есть еще одна миниатюрная Формация, ежеминутно меняющаяся вслед за колебанием стрелки компаса, никогда не приходя в статичное положение.

«Так вот в чем дело, Формация в компасе и Формация перемещения на платформе должны быть вместе изменены, иначе, если только одна из них будет модифицирована, то никакого эффекта это не принесет!» - Божественное сознание Ван Линя проникло в Формацию для ее изучения, и хотя оно не смогло просмотреть все ее части, тем не менее Ван Линь нашел некоторые ключи к пониманию Формации.

Он потратил три дня на ее изменение, а затем внес кое-какие модификации в Формацию перемещения на платформе. Вследствие чего, Формация мгновенно более не была прежней.

Тогда как Формация перемещения на платформе изменилась не сильно, однако Ван Линю все же удалось поменять ее главную позицию: помимо него любой посторонний, попавший в эту Формацию, немедленно будет отправлен ею назад, и это его возвращение вызовет разрыв в пространственной перегородке.

«Но попадание в пространственную трещину не убивает, нужно добавить дополнительные изменения!» - Ван Линь немного подумал и снова начал трудиться над Формацией перемещения.

У него ушло три дня на перемены в Формации перемещения и тридцать дней на наложение бесчисленных Ограничений на нее. Надо сказать, что размещение Ограничений не только не изнурило его, а даже принесло ему удовольствие.

«Если на самом деле какой-то человек решит переместиться сюда, то его ждет сюрприз!» - взгляд Ван Линя сверкнул, его Божественное сознание проникло в компас и вмиг активировало находящуюся там Формацию. Поток кровавого света засиял и объял тело Ван Линя, и через несколько секунд и свет и Ван Линь расстворились в воздухе.

На пике горы Гушань в тысяче километров от Города Древних Демонов блеснул кровавый луч – явился Ван Линь!

Ослепляющий солнечный свет больно ударил в глаза Ван Линю, который осмотрелся по сторонам и у которого создалось ощущение, будто тот попал в другой мир. Вдали смутно прорисовывались очертания Города Древних Демонов, словно ничуть не изменившегося с момента ухода из него Ван Линя.

Ван Линь сделал продолжительный вздох, обернулся длинной дугой и помчался к военному лагерю впереди. Его скорость по сравнению с прошлой многократно увеличилась и, таким образом, он сумел добраться до лагеря очень быстро!

В это же мгновение густой поток убийственной энергии вылетел из военного лагеря и махом сковал Ван Линя.



Глава 559
559. Мощь полной завершенности Инбянь.

«Входящий, остановись!» - из лагеря воинов в черной броне донесся низкий голос. И в голосе этом отчетливо слышалась угроза и готовность убивать.

Одновременно с этим из защитной стены вокруг лагеря, которая находилась вдалеке на сто чжанов, удар поток черного света. Черный свет тут же превратился в черный туман и встал защитным барьером перед лагерем.

В центре лагеря же все десять тысяч солдат, облаченных в черные доспехи, стояли навытяжку. Перед ними стоял, заложив руки за спину, здоровяк. Одет он был, как и все солдаты, в черные латы. Холодный взор здоровяка был направлен вдаль.

Сбоку от него почтительно стоял Сыма Янь. По выражению его лица можно было сказать, что он испытывал благоговейный трепет в отношении этого здоровяка.

Помимо Сымя Яня, за спиной здоровяка стояло еще три человека, облаченных в черные доспехи. По внешнему виду их можно было сказать, что они не рядовые солдаты. На лице их было то же самое почтительное выражение, как и у Сыма Яня.

Тело Ван Линя неслось без остановок подобно метеору. Приблизившись к стене из черного дыма, Ван Линь ударил из своего тела потоком энергии Бессмертных, и часть стены дыма исчезла в тот же миг. Клочки черного тумана разлетелись во все стороны, создавая проход, через который и прошел Ван Линь.

Здоровяк, взглянув на Ван Линя, взмахнул правой рукой и промолвил: «Нарушитель границ лагеря! Убить, нельзя помиловать!»

Три командира, стоящие на его спиной, не тратя слов понапрасну, бросились вперед. Тела их превратились в лучи черного света. Сыма Янь же с первого взгляда опознал Ван Линя. Он заколебался, но затем скрепя сердце тоже бросился на него.

Теперь на Ван Линя неслись четыре командира. Трое из них достигли уровень, соответствующий начальной степени Инбянь, один же уже достиг уровень, соответствующий средней степени. Если бы Ван Линю пришлось сражаться со всеми ними до посещения обители Бессмертного, то, хоть он бы и победил, однако победа далась бы ему нелегко и времени пришлось бы потратить очень много.

Кроме того, в этих четырех людях присутствовала мощная демоническая сила. Летя на Ван Линя, они применили свои способности, и потоки демонической силы образовали позади них огромного и свирепого призрачного зверя весьма страшного на вид.

Однако сейчас уровень культивации Ван Линя уже достиг финальной завершенности поздней степени Инбянь. Теперь он был таким сильным, каким только может быть монах уровня Инбянь. Ван Линь теперь стоя под атакой четверых человек был абсолютно спокоен, как вода в глубоком колодце. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

«Отступите!» - коротко воскликнул Ван Линь, неподвижно стоя.

Ван Линь произнес это тихо, однако вложил в это слово энергию Бессмертных монаха уровня полной завершенности поздней степени Инбянь. И голос Ван Линя долетел до ушей нападавших на него людей, и для них он показался громоподобен.

Нападающие, кроме того, кто достиг уже среднюю степень Инбянь, тут же изменились в лице, пытаясь противостоять этому напору. Трое командиров из-за слишком большой разницы в уровнях культивации их и Ван Линя, побледнели и задрожали изнутри. Тела их тут же невольно сами по себе остановились.

Хоть они и достигли уровня, примерно соответствующего Инбянь, однако все равно были намного слабее Ван Линя, который дошел уже до самой последней ступени. Он был уже на вершине!

Ван Линь все с тем же спокойным выражением лица медленно зашагал вперед. Походка его, хоть и неторопливая, однако чрезвычайно твердая и уверенная. Стоящий перед ним командир, достигший средней Инбянь, тут же попятился назад, не осмеливаясь стоять у Ван Линя на пути.

Остальные трое испытывали еще больший страх. Бывший среди них и Сыма Янь был напуган больше всех. Он не осмеливался даже взглянуть на Ван Линя. Про себя он сетовал, что с ним случилось такое несчастье. Если бы он знал заранее об уровне культивации Ван Линя, то ни за что не стал бы его раньше задирать.

Сейчас же Сыма Янь дрожал от страха. Затем он вспомнил о том, что случилось с Тринадцатым и Ху Пао и пришел в еще больший ужас. Теперь он очень сильно сожалел о содеянном.

Ван Линь продолжал идти, а десять тысяч солдат один за другим начали расходиться в стороны, освобождая для него проход. Она уже давно узнали его, и картины того, что случилось тогда, вновь ожили в их памяти. Они относились к своему таинственному командиру весьма неоднозначно, но определенно с боязливым трепетом, и это чувство теперь вновь поднялось в груди каждого солдата.

Среди десять тысяч солдат черной брони были несколько новичков, которые никогда прежде не видели Ван Линя. Поначалу они пришли в недоумение, однако затем собственным глазами увидели, как их командиры убегают, не осмеливаясь встать на пути противника. И новобранцы, увидев мощь Ван Линя, тоже невольно начали расходиться по сторонам.

В несколько мгновений перед Ван Линем открылся сквозной проход, в конце которого стоял закованный в черные латы здоровяк. Он смотрел перед собой холодным, тяжелым взглядом. Сам же он был внутренне серьезен и сосредоточен.

Взгляд здоровяка был холодным, но взгляд Ван Линя был ледяным, словно вечная мерзлота. Шаг за шагом Ван Линь приближался к здоровяку.

Ван Линь продолжал идти, а стоящие за несколько чжанов по бокам от него солдаты ощутили, как какая-то сила охватила их, и они начали задыхаться. Невольно воины начали пятиться назад.

Аура вокруг здоровяка наливалась все большей силой. Низко зарычав, здоровяк сделал шаг навстречу Ван Линю. В этот же момент его аура ярко вспыхнула и начала распространяться во все стороны, и солдаты, стоявшие рядом, один за другим попятились еще дальше.

Взор Ван Линя был все так же холоден. Не останавливаясь, он продолжал свое движение.

Аура здоровяка опустилась на тело Ван Линя, но тут же исчезла, не оказав на него совершенно никакого эффекта. Ван Линь определил, что по силе здоровяк примерно соответствовал позднему уровню Инбянь, но пока еще не достиг полной его завершенности.

С каждым новым шагом в теле Ван Линя концентрировалось все больше мощи и энергии. Земля, в том месте, где он ступал, покрывалась инеем, который почти тут же исчезал.

Здоровяк же все сдувался и становился слабее. Удушающая сила теперь нахлынула и на него. Он подсознательно хотел отступить на несколько шагов назад, но сдержался, проявив волю и устоял на месте.

Он знал, что если только отступит хоть на один шаг назад, то тут же станет проигравшим. Если он отвлечется или замешкается, противник может тут же нанести удар. Однако если продолжить стоять на месте, то давление будет только усиливаться. Из тела противника исходила невидимая подавляющая энергия. По ощущениям было похоже на то, когда здоровяк проводил поединок с демоническим генералом.

Когда между Ван Линем и здоровяком осталось всего два десятка шагов, на лбу последнего проступил холодный пот. Он воскликнул: «Командир Ван, что вы хотите?!»

«Я командир этого лагеря, и ты еще спрашиваешь, чего я хочу?!» - спокойно произнес Ван Линь, продолжая, не останавливаясь, идти вперед.

Здоровяк в черных доспехах почувствовал, что давящая сила теперь охватила все его тело. Теперь ему казалось, будто бы несколько гор одновременно давят на его плечи. С трудом подавив желание отступить, он произнес: «Вы пропали больше, чем на год, и уже давно были смещены демоническим генералом со своего поста!»

«Один год… Оказывается, всего один год!» - облегченно вздохнул Ван Линь. Теперь исходящая от него сила стала еще мощнее.

«Где теперь находятся два моих сопровождающих?» - спросил Ван Линь. До того, как он вошел в военный лагерь, он осмотрел его Божественным сознанием, но так и нигде не обнаружил Тринадцатого и Ху Пао.

В это время здоровяка и Ван Линя разделяло всего лишь чуть более десяти шагов!

Огромная подавляющая сила диким зверем бросилась на здоровяка. Он все пытался сопротивляться. Ведь он занимал должность дутуна (военный губернатор). Если он не может справиться с одним лишь командиром, то явно недостоин занимать свою должность! Пусть даже и уровень культивации командира выше, чем у него!

Ван Линь безошибочно опознал, что здоровяк борется из своих последних сил, и быстро сделал еще несколько шагов. Теперь до здоровяка осталось всего 7!

Здоровяк только и мог почувствовать, как бешено возросла мощь Ван Линя, будто бы на ровно месте выросла гора в 1000 чжанов. Он был больше не в сила сопротивляться и отступил на один шаг!

С отступлением здоровяка мощь Ван Линя только увеличилась. В один момент она достигла просто невероятной величины и размаха!

«Нет!» - здоровяк изменился в лице, а Ван Линь, сохраняя холодный взгляд, быстро как молния зашагал вперед.

В эту минуту Ван Линь решил показать всю свою мощь финальной завершенности поздней степени Инбянь.

У отступавшего здоровяка сжались кулаки, и он внезапно пошел в атаку. Раздались громоподобные звуки, и от тела здоровяка начала распространяться рябь по пространству, демоническая сила потоками ударила из его тела и превратилась за его спиной в огромного, сто чжанов величиной Сюань У (чёрный воин, дух-покровитель севера, изображался в виде черепахи со змеей вместо хвоста).

На спине зверя было бесчисленное множество шипов, а длиннющий его хвост был еще гуще усеян шипами. Зверь так яростно махал хвостом, что, казалось, мог разорвать пространство. Черные волны ряби исходили от чудовища.

Ван Линь, продолжая быстро идти, вскинул большой палец, применяя технику Пальца одинокого огня. После того, как Ван Линь достиг финальной завершенности Инбянь, сила техники Пальца одинокого огня возросла в несколько раз!

Если бы прежде стоящие вокруг Ван Линя солдаты не поспешили разойтись, то палец высосал бы их демоническую силу, а также втянул в себя их плоть и кровь. Однако даже несмотря на то, что они отошли на почтительно расстояние, палец Ван Линя втянул в себя демоническую энергию нескольких солдатов.

Потоки демонической энергии, плывя по воздуху, потянулись к пальцу Ван Линя. После этого нескольких не узнавших Ван Линя солдат, которые стояли особенно близко, задрожали. Плоть и кровь их заклокотали и забурлили. А затем их эссенции были втянуты в палец Ван Линя.

Замершие рядом с ними солдаты, видя, что случилось с их сослуживцами, ринулись прочь, избегая смерти.

Сами земля и небо изменились под воздействием силы пальца Ван Линя. Военные лагерь погрузился во мрак. Ван Линь, не останавливаясь, вновь взмахнул пальцем.

В этот момент казалось, что все на сто ли вокруг тянулось к пальцу Ван Линя. Чем ближе палец был к солдатам, тем сильнее у них проявлялось обманчивое ощущение, будто они противостоят самому небу.

Здоровяк громко зарычал, и тело его слилось со стоящим сзади него Сюань У. Теперь в глазах зверя с новой силой засветилась демоническая энергия. И это был первый раз, когда Ван Линь в землях демонического духа увидел настоящую демоническую способность, примененную одним из местных жителей.

Когда здоровяк соединился со зверем, он как будто бы тут же ожил. Подняв голову, он взревел. В следующее мгновение хвост зверя взметнулся вверх и ударил, целясь в Ван Линя.

Ван Линь холодно сверкнул глазами и вытянул вперед палец, принимая на него удар. Хвост и палец встретились друг с другом, и тут хвост зверя разломился на кусочки. А затем это разрушение перекинулась и на остальное тело.

Разница между Инбянь позднего уровня и финальной завершенностью поздней Инбянь была подобна глубокой канаве, которую обычный человек не сможет перепрыгнуть. С достижением финальной завершенности умения и божественные способности Ван Линя усилились. Вот и это умение пальца теперь почти уже достигло силы, какой обладает монах уровня Веньдин!

Сюань У теперь разрушился полностью, обнажая сидящего внутри него здоровяка. Его черные латы тоже рассыпались, и изо рта шла кровь. Шаг за шагом он продолжал отступать, а затем дернулся всем телом и встал на одно колено.

«А у демонических способностей есть свои преимущества!» - подумал Ван Линь, холодно взглянув на здоровяка. Если бы он был монахом, то палец Ван Линь, пусть и не убил бы его, но снизил бы уровень его культивации, однако со здоровяком этого не произошло. Да, он выглядел довольно потрепанным, но никаких серьезных ран не было.

Ван Линь взмахнул правой рукой назад, и тело Сыма Янь тут же взлетело в воздух, зажатое в руке Ван Линя.

«Где мои спутники?» - в ушах Сыма Яня прозвучал холодный как лед голос Ван Линя.



Глава 560
Глава 560 – Спасение Тринадцатого.

Сыма Янь передернулся, звук голоса влетел ему в уши, заставив его всего покрыться мурашками.

«Прошло вот как уже полгода после твоего ухода, те двое человек также пропали неизвестно куда!»

Ван Линь холодно посмотрел в глаза Сыма Яню. Не желая больше тратить времени на пустые разговоры, он соединил вместе два пальца левой руки и приложил их себе ко лбу -搜魂术 вновь проявилась!

Тело Сыма Яня сильно затряслось, свежая кровь потекла из всех его семи отверстий, особенно выпучились оба глаза, точно они вот-вот готовы были лопнуть.

Божественное сознание Ван Линя начало свой непрестанный обзор головы Сыма Яня, и все воспоминания Сыма Яня этого года с небольшим вполовину мига предстали перед глазами Ван Линя.

В течение полугода после того, как Ван Линь ушел, между Тринадцатым и Ху Пао разразился спор: Ху Пао более не хотел продолжать дожидаться Ван Линя и собирался покинуть военный лагерь, чтобы вернуться в племя. Тринадцатый же решительно желал подождать возвращения Ван Линя.

В конечном счете Ху Пао решил уйти, однако, его уход не увенчался успехом: Сыма Янь применил силу и без труда пленил Ху Пао, в качестве основания он предъявил нарушение Ху Пао военной дисциплины, затем изъял (аннулировал) культивацию Ху Пао и бросил его в темницу. По истечении трех месяцев нахождения в темнице Ху Пао загадочным образом исчез.

Охрана темницы была особенно строгой, и теперь сам Сыма Янь не имел понятия, каким способом тот пропал без вести.

Что касается Тринадцатого, то в момент пленения Ху Пао Сыма Янем он предпринял попытки помощи Ху Пао, но не сумел устоять против натиска Сыма Яня, все его мышцы и скелет были раздавлены. Сыма Янь планировал также бросить его в темницу, но Доу Вэнь увидал и забрал находящегося при смерти Тринадцатого с собой!

Все эти картины из воспоминаний разворачивались перед блестящими холодом глазами Ван Линя, сам он смеялся от ярости, сказавший подряд три раза слово «Хорошо!»

Холодный блеск в очах Ван Линя, смотревшего в направленные в разные стороны зрачки выпученных глаз Сыма Яня, становился все гуще и гуще, заклинание техники убийства Бессмертных тотчас закружилось, и тело Сыма Яня стало на глазах дряхлеть.

Несколько вздохов, и тело с треском развалилось и кусками плоти рассыпалось по округе. В это же время струйки серой ци воспарили прямо из этих частей тела и собрались между просветами пальцев правой руки Ван Линя.

Заклинание техники убийства Бессмертных возникало непросто, в этот раз оно проявилось из тела Сыма Яня благодаря гневу Ван Линя.

Убив Сыма Яня, Ван Линь взглянул на стоявшего поодаль Цюань Ханя, одетого в черные латы. Согласно памяти Сыма Яня именно этот человек унес погибавшего Тринадцатого!

Ван Линь ступил шаг и сразу оказался подле Цюань Ханя, он холодно сказал: «Тринадцатый, где он?!»

Тогда Цюань Хань поднял голову и, уставившись на Ван Линя, недолго помолчал и ответил: «Ты имеешь в виду того человека, а точнее червяка, искалеченного рукою Сыма Яня? Если его, то ко мне обращаться нет смысла.

Много лет назад Великий Демонический генерал отдал приказ о поиске людей с достаточно сильным телом: у того червяка демоническая ци всего его тела сконцентрировалась над ним, который посредством необычного метода сумел усовершенствовать и натренировать собственное тело. Степень прочности его организма как раз соответствовала требованиям Демонического генерала. Увидев этого червяка, я залечил его раны и отдал в дар Великому Демоническому генералу!

Командир Ван, если ты обладаешь способностями и навыками, то не нужно кичиться ими здесь. Ты можешь осмелиться пойти к Великому Демоническому генералу и потребовать своего у него? Данное дело прямо связано с Демоническим генералом, а поэтому я не могу лгать!» - с холодной усмешкой проговорил Цюань Хань, глядя на Ван Линя.

«Ты спас Тринадцатого? А затем отправил его к Демоническому генералу. Что ж, твои заслуги и провинности сравнялись, и я не стану убивать тебя!» - с мрачным выражением лица Ван Линь шагнул вперед, трансформировался в зеленый туман и поплыл к горизонту, прямо устремившись к дворцовым палатам в центре Города Древних Демонов, где располагался Демонический генерал.

Посмотрев на зеленый дымок на небосклоне, в который превратился Ван Линь, Цюань Хань спустя колебание сказал: « Указ о закрытии, объявленный Демоническим генералом полгода назад, вещает о том, чтобы все Формации перемещения были запечатаны, и если ты пожелаешь войти во дворец, то придется их взять только штурмом. Я все сказал!»

Он окончил речь и ,дотрагиваясь до груди, побрел вдаль. Полученные им раны были довольно серьезными, ему было нужно вернуться в опочивальню и затвориться там, чтобы полностью излечиться.

Будучи зеленым дымом, Ван Линь по пути распространил Божественное сознание и разок просканировал окружающее пространство. В Городе Древних Демонов любая без исключения Формация перемещения, ведущая к местонахождению Демонического генерала, была в закрытом состоянии. И это их закрытие представляло собой блокировку их изнутри, что не имело ничего общего с Ограничениями Формации. Лишь только Демонический генерал мог открыть их изнутри, а иначе перемещение туда не представлялось возможным.

«Тринадцатого и Ху Пао в Город Древних Демонов привел я и я их втянул во все это», - Ван Линь горестно вздохнул про себя. Перед походом он не ожидал, что уснет глубоким сном в той обители и по неудачному стечению обстоятельств нанесет вред Тринадцатому и Ху Пао.

«Мирские дела могут иметь место случаться, а могут не иметь. Человек, стоящий на пути культивации, стремится к бессмертию, стремится к избавлению от притяжения судьбы и, собственно говоря, должен пресекать все истоки зла и бедствия, приветствуя небесное предопределение! Тринадцатый и Ху Пао - посторонние мне люди, и ради них я ворвусь во дворец, чтобы противостоять Демоническому генералу – это все равно, что пойти против этой области Небесных демонов.

Но я, Ван Линь, живу и существую в этом мирском свете и совершенно не претендую на роль неукоснительно соблюдающего правила неба проводника, а лишь хочу провести свою жизнь с чистой совестью. Я не отношусь к виду благородных мужей, но и не маленьких людей. Я не совсем честен, но и не ханжа, просто в мире есть дела, которые ради навязчивой идеи обязательно надо осуществить!

С этой точки зрения я не подхожу для становления культиватором!

Просто есть определенные задачи, требующие моего обязательного участия в их выполнении! В случае моего отказа от спасения Тринадцатого, то о какой истине может идти речь? !» - Ван Линь обратил свой взор к небу, светящийся решимостью.

Военный лагерь от палат Демонического генерала отделяет шесть врат, и если не путем Формации перемещения, то попасть туда можно будет, только прорываясь через каждое из врат.

Все шесть врат с внутренней и внешней стороны тщательно охраняются, вдобавок они покрыты формацией, так что прибегать к телепортации здесь не имело смысла.

Ван Линь показался снаружи шестых врат. Они были высотой приблизительно в десять чжан, вкруг них тянулась непрерывная внешняя стена, и мерцание света Ограничений формации постоянно сверкало над ней.

Стоило Ван Линю отбросить там свою тень, как до него донесся громкий крик караула со стороны врат.

«Прибывший, стой! Немедленно уходи! Если продвинешься сюда хоть еще на полшага, будешь казнен!»

Ван Линь приподнял голову и посмотрел полным ледяным холодом взором. Он глубоко вздохнул, коснулся сумки, и из нее стремглав вылетел Меч Бессмертных, завертевшийся перед Ван Линем. Из меча в свою очередь послышались вопли Сю Лижуо.

При виде Меча глаза страж врат вспыхнули желанием убивать, намертво уставившиеся на фигуру Ван Линя.

Один шаг Ван Линя, и все стражники разом рванулись вперед, раскрывая демоническую силу и заграждая путь Ван Линю.

Ван Линь двигался навстречу демоническим бойцам, не останавливая своей поступи. Впереди него с ураганным свистом несся Меч Бессмертных, и любому, кто пытался задержать шаг Ван Линя, сначала приходилось противостоять именно этому Мечу.

Бесчеловечные стоны эхом разносились по воздуху. Ван Линь прыгнул и приземлился на Бессмертного приятеля и прямо пошел на приступ шестых врат. Его тело не останавливалось, а свет Меча Бессмертных взвыл и превратился в световой поток с величиной в десять чжан, который потом обрушился на шестые врата.

«Бум!»

Шестые врата разломились и раздробились, их миллионы кусочков закружились и полетели на площадь, которая находилась позади шестых врат, по пути к пятым вратам. Тысячам демонических солдат, стоявших на площади, пришлось спешно отступать под натиском осколков.

В момент падения врат Ван Линь вошел.

«Мне нужно увидеть Демонического генерала!» - голос Ван Линя звучал спокойно, однако, в нем чувствовалась угроза.

«Убить!» - загудело полчище солдат на площади. Их миссия заключалась в умерщвлении всех вторгающихся во владения Демонического генерала во время действия указа о закрытии.

Перед лицом этих тысяч демонических солдат Ван Линь по-прежнему сохранял непринужденный вид, его взгляд также излучал мертвенную холодность. Он поддался телом вперед и спрыгнул с Меча Бессмертных, сделал руками заклинание и махнул ими вперед. Тотчас в воздухе поднялся странный ветер, который перерос в смерч, со свистом объявший площадь целиком и выдувший проход среди демонических солдат.

Шагом Ван Линь прямо пересек площадь и дошел до пятых ворот! Его фигура не сделала ни одной паузы. Правой рукой совершив заклинание, – ,сила Бессмертных сконцентрировалась, – он нажал ею на пятые врата.

«Бац!» пятые врата обрушились, огромная атакующая сила разнесла их обломки во все стороны словно ураганом.

За пятыми вратами десять тысяч демонических бойцов уже знали о человеке, стремившемся ворваться во дворец. Во время обвала пятых врат они хором громко закричали, одновременно с этим их демонические силы чудным образом слились воедино и образовали один поток подавляющей демонической ци.

В минуту разгрома пятых ворот эта демоническая ци бешено устремилась вперед.

В это мгновение даже со своим уровнем культивации Ван Линю все же пришлось отступить на несколько шагов назад перед столпом демонической силы, временно пряча острие Меча Бессмертных. Он хлопнул по сумке, откуда сию же секунду вырвались три Безымянных ножна планеты Сузаку, а из них вслед за этим появились три потока ци мечей будто три сердитых дракона и впились в пятые врата, схлестнувшись в бою с демонической ци.

В пространстве завибрировали звуки грохота, казалось, что земля под ногами заходила ходуном.

Ван Линь обернулся вспышкой молнии и юркнул в проход, проторенный Мечом Бессмертных и ведший в пятые врата. Тогда демонические силы десяти тысяч воинов-демонов переплелись между собой и словно образовали стену, пресекшую движение Ван Линя.

Взгляд Ван Линя сверкнул, он вынул Флаг Ограничений и тряхнул его. При этом его движении Ограничения Флага превратились в сонмище черных потоков ци и темными летающими драконами начали яростно виться вокруг его тела.

Опираясь на ци мечей из ножен, острие света Меча Бессмертных, черные потоки ци Флага Ограничений Ван Линь начал продвигаться вперед, сметая все на своем пути.

В это время тысячи демонических воинов снаружи пятых врат тоже начали наступать с задней стороны Ван Линя, создав, таким образом, кольцо окружения.

«Великий Демонический генерал, Ван Линь просит аудиенции с тобой!» - плавно поплыл звук голоса Ван Линя. Ван Линь верил, что Демонический генерал, пусть даже сквозь затворы, но может расслышать его просьбу.

Однако, время шло, а от генерала не было ни малейшего отклика.

Теперь сзади и спереди, слева и справа от Ван Линя толпились демонические солдаты. Ледяной свет в глазах Ван Линя сгустился: на всем своем пути он сам не был инициатором их массового истребления, но сейчас ему просто придется их убивать!

Стоя лицом к плотному кольцу окружения, Ван Линь вскинул большой палец – палец Нирваны, мощь и величие которого тут же активировались, в результате чего небеса изменились цветом, а стоявшие в радиусе ста чжан демонические бойцы начали стремительно иссыхать и дряхлеть телом. Вся их плоть, кровь и демоническая сила отделились и с безумной скоростью впитались в большой палец Ван Линя!

Силуэт Ван Линя молнией понесся непосредственно к четвертым вратам, на этот раз на его пути не было ни одного человека, способного преградить ему дорогу или помешать.

Через секунду его большой палец уже давил на четвертые врата!

«Трах!» четвертые врата разрушились, в тот же миг из их обломков выступила тень седовласового старца. Грандиозная по своей силе демоническая сила превратилась в огромного удава, кинувшегося с разинутой пастью на Ван Линя.

«Отступай!» - низко заскрипел старческий голос.

Большой палец Ван Линя и огромный удав столкнулись так, что тело Ван Линя откинуло на шаг назад, а удав издал стон - каждый дюйм его туловища раскрошился. После чего тень седого старика внезапно мелькнула, глухо охнув. Ее тело с топотом отбежало назад и только потом приняло устойчивое положение.

Ван Линь ступил и махом перешагнул четвертые врата: его взору помимо несметного числа демонических бойцов предстал и старик с седыми волосами!

Ван Линь не был знаком с тем стариком, но тот как раз являлся тем человеком, в сопровождении которого в военный лагерь также вошел военный помощник более года назад!

Глаза бледного лицом старика светились недоверчивостью. Больше года назад он видал Ван Линя, но тогда культивация данного человека разительно уступала его собственной. Сегодня же на момент их новой встречи культивация противника резко повысилась в уровне. Если бы он только что не заручился силой демонических воинов, а также не раскрыл всю запечатывающую внутреннюю мощь, почти что застав недруга врасплох, то тот ,скорее всего, вряд ли бы сделал шаг назад!

Ван Линь вновь вышел вперед и применил технику пальца Одинокого Огня. Старик низко зарычал, его тело резво окутала собой демоническая сила. Образ огромного удава опять сформировался, и старик полностью погрузился в него, неожиданно устремившись в сторону Ван Линя.

«Поскольку Демонический генерал не показывается, то ничего удивительного в том, что некий Ван применит технику Убийства!» - во взоре Ван Линя отразился холодный свет, струи серой ци техники Убийства слетели с кончиков его пальцев и быстро распространились по округе.

Его десницы мгновенно загорелись густым красным свечением, содержащим в себе чудовищное желание убийства. Сейчас ,без сомнения, активировалась техника Убийства Бессмертных!

Ци техники Убийства расползлась повсюду, и Ван Линь не стал сражаться с тем колоссальных размеров удавом. Он вспышкой молнии проник в толпу демонических солдат и взмахом руки применил божественную технику, умертвив их.

Группы демонических бойцов с внутренней стороны пятых и шестых ворот – всего десять тысяч человек, осаждавших Ван Линя, ожесточенно бросились вдогонку за ним, создав совместными усилиями Формацию.

Как только Формация воплотилась, то сразу же начала собирать демоническую силу всех присутствующих солдат, временами преобразуя ее то в демоническое тело, то в демоническое оружие. В громоподобном шуме и переливе красочных магических способностей она развернула беспрестанное наступление на Ван Линя.

Находясь в конфронтации с демонической армией, Ван Линь моментально и остро осознал факт того, что силой одного человека в землях демонического духа невозможно противостоять небу! Если только тот человек не культиватор с невероятными божественными способностями, в противном случае побороть это невероятное скопище дьявольских воинов, использующих Формацию с концентрацией демонических сил, будет явно трудно!

Он может убить одного, десять, сотню, тысячу, десять тысяч воинов! Но убив их, неминуемо истратит внутреннюю силу Бессмертных!

Все магическое оружие: Меч Бессмертных, Кривой меч, Флаг Ограничений, ножны контролировались Божественным сознанием Ван Линя в окружающем его пространстве, а техника Убийства Бессмертных в сравнении с ними занимала донимирующую позицию. Каждое убийство одного человека сопровождалось дополнительным выходом ее новой силы.

Глаза Ван Линя были застелены пеленой смертоубийства, все виды техник его божественных способностей волшебной метаморфозой безостановочно кружились над его ладонями.

Вот только проблема была в том, что число демонических солдат было слишком большим и скомбинированная ими техника демонической силы также являлась чудовищно мощной. Поэтому, хоть Ван Линь и достиг полной завершенности поздней Иньбянь, однако сила Бессмертных внутри него расходовалась очень быстрыми темпами.

В следующий миг Ван Линь хлопнул по сумке, из которой вылетели Небесные нефриты в большом количестве и завертелись рядом с ним. При вздохе Ван Линя они превратились в летающую пыль, чья высвободившаяся сила Бессмертных влилась в его тело и начала восполнять его истощившиеся запасы. Раз за разом и это количество Небесных нефритов закончилось.

«Палец дьявола!» Ван Линь не призвал внутреннее дьявольское понимание, а посредством культивации на стадии полной завершенности поздней Иньбянь проявил вторую технику смерти Сыту Нань. Как только произошло слияние с дьяволом, то поток дьявольской энергии резко отшвырнул демоническую силу, парившую в воздухе, и дьявольская сила заполнила собой все пространство. Указательным пальцем правой руки Ван Линь точно судья, предъявляющий претензию на жизнь, нажал в воздухе, и в окрестностях на сто чжан стали раздаваться звуки треска – это дьявольская энергия начала проникать в тела множества демонических воинов и взрываться.

Лучи кровавого света окрасили и смешались с земным светом. Ван Линь шагнул вперед, проложив кровавую дорогу среди убитых воинов, и домчался до третьих ворот!

Одно движение пальца, и свежая алая кровь обернулась кровавым лучом света и ринулась вслед за пальцем Дьявола. Старик, превратившийся в удава, было, попробовал задержать ее, но его тело при такой попытке в одну секунду с гулом разрушилось. Он умер под действием пальца Дьявола!

Кровавый дракон, подтолкнутый пальцем Дьявола, печатью лег на третьи врата, и спустя уже минуту прозвучавшего громкого шума врата пали!

При развале врат оттуда заново выскочили и начали нападение десять тысяч демонических солдат, вслед за которыми вышли пять стариков с головами, усеянными белесыми волосами, их глаза пускали молнии, и они стали блокировать движение Ван Линя.

Ван Линь тяжело вздохнул: он был уже на пределе своих сил, дойдя до третих врат, а уровень каждого из пяти стариков был не слабее стадии поздней Иньбянь. Вдобавок здесь находились и десять тысяч демонических воинов. Если он рассчитывает разбить вторые ворота, то из всех божественных способностей ему не обойтись без последней техники смерти Сыту Нана. Среди его способностей непременно убивающая насмерть атака, переданная ему Сыту Нанем, обладала самой могущественной и поразительной силой, равная по своим свойствам бесконечно приближающаяся к божественной технике нижнего класса, третья техника смерти!

«В землях Демонического духа военная власть превыше всего. И это действительно так. Даже если против меня пойдет сто тысяч демонических солдат на стадии Джидан и сам культиватор с уровнем Вэндинь, они все равно потерпят поражение! Пускай, их будет десять миллионов демонических солдат не слабее стадии Джидан, командный состав из нескольких дутунов, а также поддержка Формации, и ,не смотря даже на противостояние культиватора с уровнем поздней Вэндинь, я и то готов буду сразиться!

Аналогичным образом, если мне будет противостоять область Демонического императора с сосредоточием сотни миллионов бойцов под предводительством демонического маршала, генерала и культиватора, вступившего на грань между мнимым и реальным, скрытым и явным миром, я также не устрашусь! »

Протяжно вздыхая и стоя лицом к лицу с десятью тысячами демонических солдат и пятью стариками со стадией культивации, тождественной поздней Иньбянь, Ван Линь поднял мизинец правой руки и неспеша оглядел местность перед собой.

«Палец Мертвеца!» - Ван Линь тихо выплюнул эти два слова.

Палец Мертвеца – одна из трех техник смерти Сыту Нана! Безгранично приближающаяся к божественной технике низшего класса. При ее передаче Сыту Нань весьма сомневался!

При одном нажатии этого пальца небеса вдруг потемнели, раздался оглушительный гром, прорезавший горизонт. Одновременно с этим, весь небосвод словно рукою человека разорвался, в котором показался свиток пейзажной живописи, расстеленный вдоль горизонта.

Картина, воссозданная Пальцем Мертвеца на том свитке, изображала все идеи, мысли и божественные способности Ван Линя, откуда в бешеном ритме вышли и распространились потоки серой ци. Они с невероятной скоростью объединились и образовали один поток, превратившийся затем в еще один Палец Мертвеца!

Волосы Ван Линя зашевелились сами по себе в полном безветрии, в его глазах сгустилась ци убийства, а серая ци заструилась по всему его туловищу, засияв в тондеме с новым Пальцем Мертвеца.

Нажатие Пальца, и осаждавшие Ван Линя десять тысяч демонических воинов внезапно замерли, из их макушек поднялись струи серой ци, которые начали стремительно погружаться в образованный серой ци в воздухе Палец Мертвеца.

Вместе с тем, фигура Ван Линя воспарила в воздух и слилась с Пальцем Мертвеца. На тот момент между небом и землей существовал только этот Палец! Палец Мертвеца!

Соединившийся целиком с Пальцем Мертвеца в пространстве Ван Линь вдруг выскочил из него и бросился ко вторым вратам!

Что же касается пяти стариков, то они были потрясены развернувшейся перед их глазами сценой до глубины души, но, все же, стиснув зубы, они кинулись в атаку, преграждая путь Ван Линю. Впрочем, они недооценили мощь Пальца Мертвеца: хотя в прошлом году Ван Линь применил технику этого Пальца и проиграл битву культиватору среднего уровня Вэндинь по имени Бе Тао, однако эта техника поселила страх в сердце того. Теперь же Ван Линь достиг полной завершенности поздней стадии Иньбянь, и данная техника Пальца Мертвеца в его руках представляла достаточную опасность для культиватора Вэндинь! Это была доподлинная и настоящая техника смерти Ван Линя!

Хватило одного усилия Пальца, и те пять стариков захлебнулись собственной кровью, их тела в безотчетном порядке отступили назад, не способные более удержать и полшага Ван Линя.

Ван Линь же еще не успел добраться до вторых ворот, как атакующий напор его Пальца Мертвеца в мгновение ока успел разрушить их, где совершенно отсутствовали демонические воины, а стоял лишь один человек! Телосложением тот человек был маленький и низенький, но взор его сверкал молниями.

Во время краха ворот пока Ван Линь опускал Палец Мертвеца, тот человек, низко зарычав, подобно культиватору Вэндинь двумя руками совершил перед собой заклинание, многократно сложив их и вытолкнув вперед.

В воздухе неожиданно эхом отразился гул, точно на землю налетел шторм, и видно было только, как Палец Мертвеца Ван Линя остановился в трех дюймах от рук человека и в промежутке этого расстояния сформировал небольшой шар величиной с кулак. Шарик целиком был белого цвета, а внутри него отсвечивали и гремели мириады черных молний.

Человек продержался в таком положении буквально три вздоха, потом же его тело прочертило в заднем направлении на земле два глубоких следа – он двигался назад вовсе не по собственному желанию, а под воздействием толчка Пальца Мертвеца Ван Линя!

Ему в любом случае пришлось бы отступить, если бы он еще продолжил упорствовать, - он сам понимал, что у него, несомненно, нет шансов удержать Палец, - и через силу удержал бы, то рухнул бы на землю с навсегда искалеченным телом!

Он отступил, но отступил на целых сто чжан. Этот низенький человек в низком вопле упрямо остановил свой шаг, а Палец Мертвеца словно воронка все это время засасывал его жизненные соки.

«Командир Ван! Я есть дутун в подчинении у Великого Демонического генерала. В конце концов что ты хочешь сделать?»

«Мне нужно увидеть Демонического генерала!» только стих звук голоса Ван Линя, как тела десяти тысяч демонических воинов вновь испустили массы серой ци, потоки которых вмиг со всех сторон вошли в тело Ван Линя. То была величие и мощь Пальца Мертвеца!

С поглощением серой ци Ван Линь втайне уже понимал, что каждый их поток символизировал собой новую жизнь! В это время сила его Пальца Мертвеца достигла своего максимума! И ту максимальную силу человек маленького роста отчетливо прочувствовал, он изменился в лице и опять сделал шаг назад.

На сей раз он отступил вплоть до первых ворот, со стороны которых послышался только громкий шум, и они тоже обвалились!

Одновременно с этим низкорослый человек залился кровью изо рта, его тело было отброшено далеко-далеко, а во время его полета вдаль высокая и большая тень человека выступила из-за первых ворот, который без лишних слов махнул кулаком, приветствуя Палец Мертвеца Ван Линя!

Ван Линь почти мгновенно неимоверно четко ощутил содержащееся в кулаке намерение битвы!

Намерение кулака в десять разрушений!

Он явился подобно захлестнувшим все потопом. Одно разрушение, второе разрушение, третье …секунда, и бушующим гигантским валом пришло десятое разрушение, волна за волной! Седьмое, восьмое, девятое разрушения! Неиссякамые намерения битвы, будто земля и небо собравшиеся в одном месте, обрушивались на Палец Мертвеца, чья серая ци в тот же миг заблестела насыщенным блеском. И свет убийства, исходящий из зениц Ван Линя, тотчас поглотил десятое разрушение! Раздался оглушающий грохот, земля кругом фигуры Ван Линя и тени человека поднялась и быстро и бешено разлетелась во все стороны, внезапно образовав как на поверхности моря волну, перекинувшуюся на расстояние в десять километров.











Глава 561
Противостояние святого. Глава 561. Ладонь.

Ван Линь сразу же ощутил волну невообразимой силы, которая со свистом приближалась к нему. Палец правой руки, превратившийся в Палец Мертвеца, тут же издал трескающийся звук, и волна силы, последовав за пальцем, перекинулась на все его тело.

От соприкосновения с ней тело Ван Линя отбросило назад, и на земле от его ног остались две глубоких борозды. Его отбросило на три джана, затем Ван Линь отвел правую ногу назад и смог остановиться.

Волны силы распространились на десять ли вокруг, и тела демонических солдат за вторыми вратами, Ци которых поглотил Палец Мертвеца, один за другим обратились летящей пылью, которая рассеялась по округе вместе с волнами этой силы.

Кроме того, все постройки в пределах десяти ли тоже начали разрушаться, и пыль, которой обратились тела и обломки зданий, формировалась во взрывную волну Ци, которая распространялась далеко вокруг.

Только те несколько человек, уровень которых соответствовал стадии Трансформации Души, изо всех сил сопротивляясь, смогли чудом устоять в порывах этого ураганного ветра.

Одновременно с этим серая Ци убийства, созданная с помощью техники убийства бессмертных, налетела со всех сторон в потоке кровавой пыли. Теперь Ци Убийства Ван Линя была гораздо сильнее, она превратилась в четыре потока, и вместе с тем потоком Сыма Яня их стало пять, и словно пять серых драконов, они закружились вокруг пальцев левой руки Ван Линя.

«Отличная божественная способность для всего лишь одного пальца!» Откуда-то спереди раздался низкий голос, а когда осела пыль, взору Ван Линя предстал крепкий силуэт Демона Генерала.

Когда он сказал это, его силуэт качнулся и он рывком остановил силу, толкающую его назад. Демоническая сила в его теле бешено закружилась, и он смог устоять на ногах. Его глаза сверкнули молнией, и он шагнул вперед, за одно мгновение преодолев расстояние в три джана. Одновременно с этим он ударил ладонью по воздуху, и с этим ударом вокруг завихрились облака, а ровная поверхность земли на десяток ли вокруг словно обратилась настоящим морем.

Весь этот океан, от одного удара Демона Генерала, с бешеным свистом тут же бросился к Ван Линю.

«Только если выдержишь удар моей техники – Сто Волн Демонического Моря, получишь право говорить со мной!»

Ван Линь снова отступил назад, он практически сразу ощутил изменения демонической силы вокруг него, эта сила изначально была чем-то неосязаемым, но теперь, повинуясь божественной способности Демона Генерала, она словно стала материальной и превратилась в бесформенный океан. Один удар Демона Генерала заставил этот океан подняться и бешеными волнами броситься в то место, куда он приказал.

По сравнению с десятью разрушениями намерения кулака, эти Сто Волн Демонического Моря были еще более мощными, к тому же божественная способность, которая содержалась в них, была также намного сильнее намерения кулака!

Когда к Ван Линю приближался удар этого Демонического Моря, ставшего материальным, в его голове словно молния все озарила одна мысль!

О том море демонов на планете Сузаку когда-то ходили слухи, что много лет назад какой-то культиватор с очень сильной божественной способностью при помощи одной техники превратил настоящее, реальное море в бесформенный туман, и тогда появился такой уникальный облик этого моря демонов.

Когда Ван Линь впервые услышал эти слухи, он конечно был поражен, но в душе все же немного не мог в это поверить. Однако сегодня он своими глазами увидел, как Демон Генерал превратил бесформенную демоническую силу в настоящее Демоническое Море, и эта картина, кроме невероятного удивления, породила в нем еще больше вопросов и размышлений!

Внутри демонического моря начали вздыматься демонические волны, и в мгновение ока их стало уже целых тридцать – от их ударов Ван Линь не прекращал отступать назад!

Отступление не означало поражение, наоборот, он брал перерыв для того, чтобы придумать способ противостояния!

Тридцать волн демонического моря со свистом одна за другой гнались за Ван Линем, он отступал, но при этом обеими руками быстро творил заклинания – одно за другим он выпускал ограничения, которые непрерывно сдерживали удары демонических волн перед ним.

Но только перед натиском демонических волн все эти ограничения были словно тонкая бумага, они тут же рассыпались, превращаясь в осколки черного света, который рассеивался по воздуху.

На его глазах удары волн демонического моря становились все ожесточеннее, и Ван Линь, отступая, сверкнул глазами, и уж было собирался достать из сумки кровавые нефриты Яо Сисюэ, чтобы противостоять волнам, как вдруг в его голове смутно сверкнула золотая руна, которую он вытянул изнутри той, второй каменной статуи!

Эта руна появилась очень неожиданно, но тут же как будто отпечаталась в мозгу Ван Линя. Он, не задумываясь, сразу вынул большую часть кровавого нефрита из сумки и, отступая, раскрошил его перед собой, все вокруг заполнил яркий кровавый свет.

Этот кровавый свет накрыл Ван Линя с головой, и одновременно с этим подоспел удар тридцати волн, которые попали в этот же кровавый свет.

Раздался оглушительный грохот, словно разъяренные волны ударили в каменную скалу. Кровавый свет продержался несколько вдохов, но потом рассеялся и демонические волны вновь пошли в атаку.

С приближением демонических волн золотая руна в голове Ван Линя становилась все отчетливее, и врезалась все глубже! Его глаза сверкнули, на его уровне культивации тело уже достигало слияния с силой Бессмертных, и по логике вещей с такой глубиной понимания во время битвы в его голове не должно было возникать никаких посторонних мыслей.

Но в данный момент эта золотая руна так ярко сверкала, что даже казалось, что она хочет вырваться на свободу из головы Ван Линя.

Под влиянием этой золотой руны мысли Ван Линя стали путаться, и даже круговорот силы Бессмертных в его теле подвергся влиянию этого золотого света. Глаза Ван Линя сверкнули, ведь не бывает дыма без огня, и божественное понимание этой руны не осталось бесследным, он собрался с мыслями и раскрыл свою душу, провел правой рукой по воздуху и серая Ци, выпустив еще один поток ограничений, исчезла с его пальцев. Она собралась прямо перед ним, и затем указательный палец правой руки Ван Линя начал что-то быстро чертить в воздухе.

Один штрих, и один дракон из серой Ци изогнулся, превращаясь в руну!

Когда руна была завершена, Ван Линь сразу ясно ощутил как сто пониманий в его теле прояснились, и внутри легко поднялось чувство, которое нельзя было сдержать внутри.

Как только руна появилась, Демон Генерал за чередой волн вдруг стал серьезнее – эта руна на первый взгляд не несла в себе ни капли боевой мощи, но если в такой ключевой момент Ван Линь решил использовать эту божественную технику, она наверняка была необыкновенной!

Палец правой руки Ван Линя не останавливался, он продолжал рисовать, и вот еще один серый дракон наложился на эту руну, в мгновение ока обернувшись руной из двух штрихов!

Взгляд Демона Генерала стал еще серьезнее, как только эта руна была завершена, ему показалось, что он противостоит самой мощи Неба и Земли.

Указательный палец Ван Линя снова пошел в действие, и появилась третья черта руны! В этот момент золотая руна в голове Ван Линя растаяла, превратилась в волну силы золотого цвета, и сквозь его палец влилась внутрь этой руны из трех штрихов.

В этот момент из руны вдруг вырвалась наружу волна величественной ауры! Эта сила была такой мощной, что Демон Генерал содрогнулся в душе.

Он немедленно повысил количество волн с тридцати до шестидесяти, и нанес удар.

Раздался грохот, когда руна столкнулась с демоническими волнами, и тридцать первых волн тут же разбились брызгами. После этого удара золотая руна померкла, и когда подоспели еще тридцать волн, она смешалась с ними и превратилась в ничто.

Но в тот же миг из исчезающего золотого света вырвались три потока серой Ци, которые, пробиваясь сквозь демоническое море, направились прямо на Демона Генерала.

Во взгляде Демона Генерала мелькнуло сомнение, он закричал: «Доспех, откройся!»

После этих слов в семи чи перед ним беззвучно вырос экран из демонической силы, и когда три потока серой Ци врезались в него, экран сильно задрожал, но потоки серой Ци тут же отлетели от него назад, немного померкнув.

«Отличная божественная способность рун, Ван Линь, раньше я недооценивал тебя, но увидев эту руну я переменил свое мнение. Давай, покажи всю свою силу, дерись со мной, забудь обо всем!» Глаза Демона Генерала сверкнули, он расхохотался и выступил вперед.

Ван Линь холодно спросил: «Где Тринадцатый?»

«Поговорим об этом после боя!» Демон Генерал громко рассмеялся, его глаза горели огнем!

Взгляд Ван Линя сверкнул, он отошел на несколько шагов назад и сказал: «Когда я нанесу свой решающий удар, ты умрешь, не сомневайся!»

«О? Ну так давай проверим, и если ты действительно сможешь убить меня, я полностью признаю поражение!» Демон Генерал качнулся вперед, в воздух поднялись сорок волн, они забурлили перед ним и бросились к Ван Линю.

«Боюсь, что, убив тебя, я не смогу найти себе пристанища в этой области Небесных демонов. Лучше посмотри и подумай, сможешь ли ты выстоять против этого удара, тогда ты сам все поймешь!» Ван Линь даже не взглянул на эти сорок демонических волн, он оторвался от земли, поднялся в воздух и оказался в сотне джанов над землей, затем вдруг посмотрел вниз.

В глазах Демона Генерала мелькнуло удивление, повинуясь его мысли, сорок волн вернулись к нему и закружились вокруг. Сейчас он выглядел так, словно ему поклонялись сорок морских драконов, он был похож на бессмертного демона моря!

Ван Линь в воздухе закрыл глаза. Сила Демона Генерала далеко превзошла все его ожидания, десять разрушений намерения кулака, можно сказать, были всего лишь малой частью его божественных способностей, а эти Сто волн демонического моря как раз и были его настоящим козырным ходом, но есть ли у его противника еще более мощная убийственная техника, этого Ван Линь не мог сказать, и ему совсем не хотелось это выяснять!

И хотя уровень культивации этого человека был примерно равен последней завершенной стадии Трансформации Души, такой же, как у самого Ван Линя, но его божественные техники все же были намного сильнее, чем у него.

Ван Линь признавал, что касалось божественных способностей, здесь ему не хватало сил!

Ван Линь не мог наверняка сказать, что сможет одолеть этого человека, даже воспользовавшись магическим оружием. За все годы его культивации, впервые за сотни лет, сражаясь против человека, равного ему по уровню, он не мог гарантировать свою победу, а наоборот, даже предполагал поражение!

Но сейчас он уже находился на территории врага, он пришел, чтобы спасти Тринадцатого, и если он сам окажется ранен, вся его спасительная миссия пойдет прахом. Поэтому в этом бою, даже после того как Ван Линь понял, что не может гарантировать победу, он решил пойти на хитрость!

Он все еще висел в воздухе, его глаза были закрыты, а в мыслях он вернулся в Уничтоженное царство бессмертных, и увидел тот огромный отпечаток ладони. Тогда Ван Линь очень долгое время провел в медитации на понимание рядом с этой ладонью, и в битве с Хонг Ди он использовал технику того понимания, но та техника была лишь иллюзией, у нее не было никакой ударной силы.

И все же секрет этой техники почти никто не мог разгадать, и когда она только появлялась, видимость ее мощи достигала просто немыслимых пределов!

В памяти Ван Линя постепенно материализовалась эта огромная ладонь, а состояние духа вернулось в точно такое же понимание, которого он достиг тогда. В этот момент он яростно раскрыл глаза, в которых засиял невыразимый свет.

Он бросил взгляд вниз, на землю, и вдруг почувствовал, что взирает на все свысока, как божество, так что даже сам Демон Генерал стал похож в его глазах на крошечного муравья.

Когда Демон Генерал увидел этот взгляд, впервые за все это время он содрогнулся в душе!

«Этот… этот взгляд, только в Храме Древних Демонов, когда я впервые взглянул на изваяние Древнего Демона, меня посетило точно такое же чувство, чего не случалось даже в самой Столице Демонов!» Демон Генерал вздрогнул, и демонические волны вокруг него, потеряв контроль, начали быстро вращаться.

Ван Линь вытянул руку и нанес удар ладонью вниз. От этого движения небо потемнело, и необыкновенно разнообразная Ци начала собираться со всех сторон, прямо под Ван Линем она сформировалась в силуэт огромной ладони.

Ладонь нанесла удар!

Глава 561. Возвращение Основателя. (Часть 2)

Демон Генерал вздрогнул всем телом, демонические волны вокруг него яростно закипели и перед ним образовался бесконечный водоворот из волн. Все, что он сейчас видел перед собой, это то, как огромная ладонь закрыла собой весь мир!

Почти сразу, как она появилась, ладонь начала падать с небес!

В его сердце поднялось ощущение невозможности одержать победу, невозможности противостоять и даже невозможности избежать удара. Казалось, что эта ладонь была всем – Небом и Землей, и один ее удар мог уничтожить мир, один удар мог истребить все живое!

Это чувство захватило его сердце, и Демон Генерал задрожал, потеряв контроль. И хотя ладонь еще не опустилась, но уже предчувствие ее мощи разрушило все его боевое намерение!

Демон Генерал из последних сил взревел, и в его сердце закипело непримиримое чувство, он поднял голову и посмотрел на быстро приближающуюся ладонь, бешено разливая вокруг боевое намерение!

Даже если Небо и Земля выйдут против меня, я все равно должен сражаться! Даже если ты можешь уничтожить весь мир, я должен сражаться с тобой! Даже если ты уничтожишь все живое на свете, ты не сможешь сломить мой боевой дух!!

Он вдруг поднялся в воздух и издал непоколебимый рев, который эхом прокатился вокруг. Демонические волны вокруг Демона Генерала, следуя его зову, превратились в бесчисленных морских драконов и бросились в небо.

Под тенью приближающейся ладони боевое намерение Демона Генерала достигло своего пика, но в этот момент, словно свежий ветерок скользнул по лицу, отпечаток ладони прошел сквозь него, и не произошло никаких изменений.

Демон Генерал застыл, такое выражение почти никогда не появлялось на его лице, а за ним последовало неконтролируемый страх, который возникает, когда человек проходит по грани жизни и смерти.

«Ты был бы уже мертв!» Ван Линь, глядя на Демона Генерала, спустился с небес.

Демон Генерал смотрел на Ван Линя с необъяснимым выражением на лице. В его душе поднялись сомнения, он медленно сказал: «Что это за божественная способность!»

Лицо Ван Линя осталось спокойным, он безразлично ответил: «У этой техники нет имени!»

Демон Генерал ненадолго замолчал, демонические волны снаружи тут же исчезли внутри его тела, он посмотрел на Ван Линя и сказал: «Ты ведь не до конца овладел этой техникой!»

Выражение Ван Линя ни на миг не изменилось, он лишь ответил:

«Ты можешь попробовать еще раз!»

Лицо Демона Генерала менялось от мрачного к озаренному, он явно подозревал, что эта божественная способность была лишь иллюзией, и у нее не было реальной ударной силы, но это были лишь подозрения, и даже если бы в его душе эти подозрения были девятью из десяти, стоило ему представить тот момент между жизнью и смертью, который он только что пережил, и ему совсем не хотелось вступать в спор!

Только вспомнив эту жуткую ладонь, он все еще содрогался в душе!

«Так это и есть твой решающий удар…» сказал Демон Генерал, после долгого молчания.

Ван Линь не стал больше объяснять, он понимал, что тем больше он расскажет, тем больше будет вероятность раскрытия обмана. Это была иллюзорная техника, и любой, кто увидел бы ее, стал бы что-то подозревать. Но подозрения – это всего лишь подозрения, и никто никогда не мог бы сказать наверняка!

И потому он промолчал, и только безразлично посмотрел на противника.

Демон Генерал сдержал вздох, он все же не нашел в себе смелости поставить один шанс на правду против девяти сомнений. Ведь если эта божественная техника была настоящей, он вновь окажется на грани жизни и смерти!

«С уровнем культивации этого человека, если он развернет эту божественную способность в полную силу, то получит такую отдачу, что его собственное тело не сможет выдержать этого удара и разрушится. Поэтому это точно всего лишь иллюзорный удар…» Демон Генерал мог придумать только такое объяснение всему произошедшему.

Однако его все еще не покидали сомнения, и они давили на него слишком сильно. Ван Линь повторил снова: «Где Тринадцатый?»

«Чтобы создать необходимое мне магическое оружие, необходима сила восемнадцати человеческих тел. В этот раз я ушел в затвор именно для того, чтобы поглотить силу этих восемнадцати человек. Твой спутник, Тринадцатый, по очереди стоит последним, и я еще не поглотил его!

Ты нашел меня, чтобы заполучить этого человека. Насколько я понимаю, ты его командир, и я могу отдать его тебе. Но ты убил десять тысяч моих солдат, разрушил все на десять ли вокруг моей крепости, я не могу просто так сбросить это со счетов!», медленно сказал Демон Генерал.

Голос и выражение Ван Линя не изменились ни на секунду. Он спросил: «И чего же ты хочешь?»

Глядя на Ван Линя, Демон Генерал сказал: «Через три месяца я должен буду вернуться в столицу области Небесных Демонов, город Небесных Демонов. В это время там проводится битва между Демонами Генералами разных областей. Если ты поклянешься помочь мне, тогда я больше не буду преследовать тебя за убийство моих солдат. Ну а иначе, даже если я погибну в битве, ты не сможешь твердо обосноваться в области Небесных Демонов!»

Теперь он уже смотрел на Ван Линя как на равного себе, и даже если не брать во внимание ту иллюзорную ладонь, он все же смог разбить его десять разрушений намерения кулака и принять бой демонических волн. После всего этого положение Ван Линя в глазах Демона Генерала невероятно поднялось.

«Уровень культивации этого человека соответствует моему, и если бы не его божественная способность, он бы не смог со мной сравниться. Эта битва определенно далась ему нелегко!»

Подумав о божественных способностях, он невольно вспомнил тот удар ладони, и мысль о том, что божественные способности противника слабее, чем его собственные, тут же испарилась, растаяв как дым!

«По сравнению с этой ладонью, мои божественные способности вообще можно не считать… боюсь, что только Демон Император смог бы устоять перед этой способностью…» подумал про себя Демон Генерал.

Ван Линь немного помолчал, и затем кивнул ему!

Демон Генерал рассмеялся, и от этого смеха все то, что случилось раньше, сразу забылось. Он со смехом сказал: «Хорошо, начиная с сегодняшнего дня, ты станешь первым вице-генералом Демона Генерала левого крыла, Мо Ли Хая! И если в этот раз в Столице я войду в тройку лучших Генералов, я помогу тебе получить звание Генерала от Демона Императора!

Тогда ты получишь в распоряжение свой гарнизон, у тебя в подчинении появится десять тысяч демонических солдат, и ты точно займешь намного более выгодное положение, чем большая часть чужеземцев в наших землях!» Он договорил, затем схватил правой рукой воздух, и в пустоте перед ним появилась черная воронка.

Внутри этой воронки мерцали звезды, Генерал Мо Ли Хай произвольно указал на одну из них, и тут же одна звезда погасла, а тело Тринадцатого, появившись из ниоткуда, вылетело из воронки и приземлилось прямо перед Ван Линем.

Эти слова Генерала успокоили Ван Линя. Его привлекала возможность заполучить должность Генерала, так что он готов был приложить все усилия в помощи Демону Генералу! Вместе с этим, Генерал не стал шантажировать его с помощью Тринадцатого, это означало, что он был благородным человеком! Это означало, что он был предельно честен с Ван Линем!

Однако все это случилось поле того, как он увидел реальную силу Ван Линя, и к тому же ощутил мощь той ладони, только поэтому он поменял свое отношение!

И хотя он сомневался в силе ладони, сомнения навсегда остались лишь сомнениями, и даже если на какой-то момент он не был уверен в этом, он не решался спорить! Все-таки, чем умнее человек, тем чаще он так поступает!

Демон Генерал, раз уж смог дорасти до такого уровня культивации, с виду хоть и выглядел грубым и поверхностным, он никогда не был дураком. Можно даже сказать, что он был умен, не намного глупее самого Ван Линя.

«Через три месяца, я вернусь!» Ван Линь осмотрел Тринадцатого с помощью Божественного сознания, убедился, что тот не ранен, а только потерял сознание, сгреб его правой рукой и забрал с собой. Он сделал шаг в пустоту и через миг исчез в небесах.

Демон Генерал, с руками за спиной, немного помолчал, затем слегка покачал головой. Те несколько старейшин снаружи, уровень которых соответствовал поздней стадии Трансформации Души, постепенно подошли ближе к нему. Произошедший бой привел этих пятерых в смятение, и они никак не могли прийти в себя.

Только когда Ван Линь ушел, эти пятеро понемногу восстановили спокойствие духа.

«Генерал, я думаю, что эта ладонь скорее всего была подделкой, и если бы вы нанесли удар, то непременно убили бы этого человека!» Раздался тихий голос одного из пятерых старейшин.

«Даже если я прекрасно знал, что есть девять против десяти шансов, что этот человек блефовал, я не мог принять решение и поставить на кон свою жизнь! Если он действительно использовал иллюзорную технику, то он все же был достаточно умен, чтобы заставить меня поверить в ее реальность! Он смог это сделать, и не важно, настоящая она была или нет, иллюзорная или реальная, этого человека… нельзя недооценивать!

К тому же, год назад, когда этот человек разбил мои десять разрушений намерения кулака, седьмое разрушение было разбито с помощью таинственного искусства. Год спустя его культивация стремительно взлетела вверх, и когда он бесследно исчез вместе с командиром Яо, то вернулся один, а все произошедшее до сих пор покрыто тайной! Но это все же меня не касается!»

Демон Генерал медленно вещал все это пятерым старейшинам, но скорее говорил только сам с собой.

Пятеро молчали, вместе с Демоном Генералом они посмотрели в небо, туда, где только что исчез Ван Линь, и в их сердцах поднялась волна необъяснимых чувств.

Ван Линь летел в вышине, его Божественное сознание все еще было распахнуто, он нашел в Городе Древних Демонов темницу, силуэт его сверкнул, и вместе с Тринадцатым, который все еще был без сознания, он появился снаружи темницы.

Эта темница располагалась под землей Города Древних Демонов, и хотя это место было запечатано формацией, только в самой глубине темницы были ограничения, способные сдержать Ван Линя.

Ху Пао не обладал таким высоким положением, чтобы его держали в глубине темницы. Ван Линь просмотрел все Божественным сознанием, но не заметил ни следа Ху Пао. Про себя он мрачно вздохнул, его силуэт сверкнул еще раз и исчез.

Ван Линь летел с огромной скоростью, после того как его культивация достигла завершенной поздней стадии Трансформации Души, скорость увеличилась в несколько раз по сравнению с прежней, и даже несмотря на то, что сейчас он летел вместе с Тринадцатым, все же ему не понадобилось слишком много времени, чтобы из Города Древних Демонов вернуться в поселение Очищения Души!

В нескольких десятках ли от поселения сверкнул яркий свет, Ван Линь приземлился, и его взору предстало поселение Очищения Души!

За этот год поселение почти не расширялось, но все же его народ непрерывно повышал культивацию, и в радиусе десяти ли вокруг находилась сфера влияния поселения Очищения Души.

В небе над этой территорией парил густой черный туман, среди этого тумана время от времени сверкали потоки душ, свист их полета эхом раздавался вокруг.

Внутри самого поселения все жители уже давно привыкли к этим звукам, которые не стихали ни на минуту, ведь чем более резкими становились звуки, тем больше становилось душ!

Сейчас большая часть жителей поселения Очищения Души занимались культивацией, и перед ними в воздухе парили Флаги Души. Из флагов одна за другой вылетали души, которые тут же сливались с этим черным туманом в небе. В то же время некоторые души, напротив, возвращались с небес и исчезали внутри Флагов Душ.

Как только Ван Линь приземлился, он подался вперед и словно молния полетел в сторону поселения Очищения Души. По пути он улыбался уголками рта, за десять ли он уже почувствовал больше десяти человек, которые спрятались на разных позициях вокруг поселения для наблюдения за округой.

С большинством из них он был знаком, их обязанностью была внешняя охрана.

Ван Линь применил Божественное сознание и увидел, что в пределах сотни ли таких охранников было несколько сотен!

Очень скоро шаги Ван Линя достигли поселения, и в ста джанах от него он остановился. Сразу после этого из-за его спины поднялся бешеный ветер, пролетевший вперед!

Кажется, как только он остановился, сразу же кто-то заметил появление Ван Линя, этот человек замер на секунду, но затем его глаза озарились восторгом.

«Основатель!!» Раздался полный радости вскрик, которые привлек внимание многих жителей, и в мгновение ока все те, кто занимался культивацией, поднялись на ноги.

Оуян Хуа примчался прямо из поселения, обернувшись черным туманом. Он остановился в десяти джанах перед Ван Линем, его лицо сияло волнением, он уважительно произнес: «С возвращением, Основатель!»

Вместе с этим все жители поселения один за другим опустились на колени и в один голос произнесли: «С возвращением, Основатель!»



Глава 562
Противостояние Святого. Глава 562. Ху Пао, Старик и Доспехи.

В центре поселения Очищения Души находилась долина, которая считалась местом обитания самого Ван Линя, сейчас он сидел в самой глубине долины, подогнув колени, а перед ним на коленях к земле склонился Тринадцатый, в глазах его отражалось волнение.

С тех пор, как Ван Линь вернулся в поселение Очищения Души, прошло уже три дня, и Тринадцатый проснулся с помощью его магической техники.

После пробуждения Тринадцатого первым, кого он увидел, был Ван Линь. Все его тело тут же заполнило волнение, поднявшееся из сердца. От Тринадцатого Ван Линь вкратце узнал то, что случилось за этот год.

Когда речь зашла о Ху Пао, Ван Линь про себя тяжело вздохнул. Ху Пао бесследно исчез в темнице, и здесь обнаруживалось множество зацепок, он искал его в Городе Древних Демонов с помощью Божественного сознания, но даже со своей завершенной поздней стадией Трансформации Души не смог найти ни следа Ху Пао.

Ху Пао культивировал Искусство Очищения Души, переданное ему Ван Линем, но право управления всеми душами, созданными с помощью этого искусства, принадлежало Ван Линю. А теперь в сознании Ван Линя не было даже тени душ, которые создал Ху Пао.

«Если Ху Пао еще жив, то наверняка он находится в каком-то загадочном месте, а иначе я бы не мог не почувствовать его…» Ван Линь ненадолго задумался, но больше не стал размышлять о пропаже Ху Пао, он и так слишком много думал об этом.

Он поднял взгляд на Тринадцатого. Ведь тогда он взял с собой Ху Пао и Тринадцатого в Город Древних Демонов по нескольким важным причинам, и одной из них было… испытание.

Если бы они прошли это испытание, Ван Линь передал бы им новую божественную способность, например, Ху Пао изучил Очищение Души еще не полностью, оставалось еще Извлечение Души!

Только вот постижение искусства Извечения Души должно было пойти намного быстрее, и хотя Ван Линь уже кое-что в нем изменил, все же его нельзя было так просто передать кому-то постороннему.

Что касается Тринадцатого, то когда он передал ему замысел техники Древних Богов, несмотря на то, что он лишь промелькнул в его голове, он сразу же его отверг, ведь искусство техники Древних Богов ни в коем случае нельзя передавать посторонним!

Однако за этот год Тринадцатый прекрасно проявил себя и прошел испытание Ван Линя, и Ван Линь мог ощутить, что этот человек, как минимум в ближайшие несколько десятилетий, будет предан ему всей душой.

Когда Ван Линь, на планете Сузаку, после множественных схваток с демонами-великанами, убил их предка-основателя, и получил его сумку с артефактами, то в ней, кроме маленькой бутылочки с кровью Древних Богов и еще магического колеса этого развратного Изначального духа, были еще несколько нефритовых свитков.

И в этих свитках была записана магическая техника божественной способности, которая называлась Девять Культиваций Духа Великана. Тогда Ван Линь только пробежался по ней взглядом и не обратил внимания, но теперь, глядя на Тринадцатого, он хлопнул рукой по сумке и у него в ладони появился зеленый нефритовый свиток.

«Это именно оно!» Ван Линь взглянул на свиток Божественным сознанием. Эта техника Девяти Культиваций Духа Великана имела девять уровней культивации, которая была направлена на искусство Очищения тела. Запомнив все устные заклинания девяти уровней, Ван Линь стер последние три уровня и оставил только шесть, затем бросил свиток Тринадцатому!

Тринадцатый взволнованно взял свиток в руки, в душе он был так благодарен Ван Линю, что уже не мог выразить это словами. Он припал к земле, с силой приложился головой и слабым голосом сказал: «Основатель, Тринадцатый в своей жизни будет слушать только ваши приказания!»

«Ты должен охранять поселение Очищения Души, ступай!» Ван Линь взмахнул рукой, и волна свежего ветра, подхватив Тринадцатого, унесла его за пределы долины.

Ван Линь в одиночестве остался сидеть в долине, в небе над ним клубился черный туман, который был сотворен из Великого Флага Душ. Взращивание Душ с помощью этого артефакта приносило самые лучшие результаты.

«Когда я был в городе Древних Демонов, я мог спокойно оставить Великий Флаг Душ здесь для создания душ, но через три месяца я должен буду отправиться в столицу области Небесных Демонов, расстояние до нее слишком велико, и я не могу оставить этот флаг здесь!» Ван Линь посмотрел на черный туман в небе, закрыл глаза и погрузился в медитацию и дыхательную практику.

В это время, неизвестно за сколько ли на запад от поселения Очищения Души, даже дальше самой области Небесных Демонов, здесь, раскинулась бескрайняя пустыня.

В землях Демонического духа у этих мест была недобрая слава!

Легенды гласили, что много лет назад здесь находилось древнее поле боя земель Демонического духа, и в радиусе миллиона ли вокруг все было усыпано останками скелетов, а земля была окрашена в темно-красный цвет. С первого взгляда на эти земли душу охватывала сильнейшая давящая волна.

Снаружи древнего поля боя были установлены бесчисленные печати ограничений, которые высились до самых небес, и отделяли поле боя от внешнего мира!

В этот момент, внутри поля боя подогнув колени сидел молодой парень, а перед ним кружились больше сотни черных маленьких флагов. Они двигались без ветра, и одна за другой из них вылетали души, которые кружились вокруг. Потоки черного тумана окружали парня, этот туман был не очень густым, но его появление заставило души героев, которые уснули на этом древнем поле боя вечным сном бесчисленное множество лет назад, постепенно пробудиться.

С каждой пробужденной душой из земли вырывался ожесточенный поток черной Ци, который сливался с черным туманом, некоторое время блуждал внутри, и затем возвращался внутрь одного из флажков.

В ста джанах от этого молодого парня стоял старик, одетый в черный халат. Этот человек холодно смотрел на молодого парня, и когда прошло некоторое время, он равнодушно сказал: «Хорошо, достаточно!»

Услышав это, молодой парень взмахнул обеими руками и маленькие флаги, сверкнув черным светом, все до одного оказались в его руке. В этот миг парень открыл глаза, увидел старика в черном и тут же поднялся на ноги, уважительно проговорив: «Ху Пао приветствует благодетеля!»

Старик кивнул и сказал ему: «Очень хорошо, предположим, что если за это время ты очистишь все души этого древнего поля боя, с мощью твоей божественной способности Очищения душ ты сможешь отправиться в любую точку земель Демонического духа!»

Лицо Ху Пао озарилось радостью, он сказал: «За все это я должен благодарить вас, благодетель. Вы спасли мне жизнь, передали мне божественную способность и привели меня сюда для Очищения душ, Ху Пао никогда не забудет того, что вы сделали!»

Выражение старика все еще оставалось холодным, он сказал: «Если бы не твоя необыкновенная техника, которую я никогда в своей жизни не видел, я бы не смог спасти тебя. Кроме того, твой прежний наставник вновь появился в городе Древних Демонов, сразился с Демоном Генералом и спас Тринадцатого Здесь я все-таки опоздал на шаг!»

В глазах Ху Пао появилось неясное выражение, он сказал: «Если я смогу очистить все эти души, то первое, что я сделаю – это убью Ван Линя!»

Старик посмотрел на Ху Пао и спросил: «Он ведь передал тебе эту божественную способность Очищения Душ, откуда в тебе такое горячее желание убить его?»

Ху Пао замолчал, подумал немного, затем с холодной усмешкой сказал: «Да, он передал мне божественную способность, но он действовал со злым умыслом, иначе почему этот Сыма Янь сорвал на мне свой гнев и бросил в темницу!

Все эти долгие месяцы в темнице я ждал, что когда-нибудь Ван Линь появится, чтобы спасти меня. Но это ожидание было загублено неописуемо тяжелой жизнью в темнице. Где он был, когда меня там мучили?

Где он был, когда надо мной зверски издевались?

В конце концов, все мое ожидание превратилось в ненависть. Если бы не он, разве это случилось бы со мной… Слава Благодетелю, вы вытащили меня оттуда, и в тот миг, когда я вышел из темницы, я поклялся, что ни за что больше не стану прислужником другого человека!»

В холодных зрачках старика появилась тень легкой улыбки, он сказал: «Хорошо, недаром я обратил на тебя внимание, раз у тебя появились такие решительные мысли!» Договорив, старик повернулся, сделал шаг вперед, и исчез на месте, обернувшись черным дымом.

Ху Пао с силой сжал кулаки, посмотрел вдаль и пробормотал, обращаясь сам к себе: «Тринадцатый по характеру слишком прост, поэтому он поддался влиянию этого Ван Линя. Но сидя в темнице, я вдруг прозрел, этот Ван Линь просто использовал нас, чтобы потом бросить! Ван Линь, наступит день, когда я полностью завершу технику Флагов Души и выпущу миллиарды душ, тогда я посмотрю на тебя, как ты будешь с ними сражаться!

Благодетель передал мне технику Уничтожения Мира и Подавления Изначального духа, стоит мне только достичь в этой технике четвертого уровня, я заполучу бесконечную демоническую силу. Ван Линь, Сыма Янь, ждите!» В глазах Ху Пао сверкнуло сильнейшая жажда убийства!

В глубине этого древнего поля боя стояла высокая пагода, вся окрашенная в черный цвет. Она была высотой примерно в десять джанов, и вокруг нее расходились кольца черного света. Эти световые кольца словно поглощали весь солнечный свет вокруг, и издалека казалось, что их накрывала ужасающая сила.

Снаружи пагоды появился силуэт того старика в черном, он глубоко вздохнул, покачнулся и вошел внутрь пагоды. Оказавшись на самом верху, он преклонил колени.

Перед ним лежали доспехи! Эти доспехи были очень старинными, было непохоже, что они принадлежали к последним поколениям по времени, и если бы здесь был кто-то, кто разбирается в доспехах, он бы сразу понял, что эти доспехи имеют необычное происхождение!

Они прекрасно сохранились, полностью окрашенные в черный цвет, с бесчисленными рисунками в виде облаков.

Эти облака сейчас были полностью черными, но все же вызывали у смотрящего на них человека странное ощущение.

Доспех был собран вместе, и издалека могло показаться, что это какой-то человек сидит на коленях, одетый в эти доспехи, и от него исходит непреодолимое чувство величия. Доспехи распространяли вокруг волны необыкновенной Ци, которая и заполняла собой всю пагоду.

На шлеме этих доспехов сейчас вдруг сверкнули две вспышки, словно чей-то взгляд опустился на силуэт старика. В тот миг, когда они сверкнули, Небо и Земля за пределами пагоды вздрогнули, словно к ним спустился Бессмертный Дух.

Старик глубоко вздохнул и уважительно произнес: «Ваш покорный слуга уже выяснил, что Демон Император области Небесных Демонов, Тянь Хэ (Скорпион), еще тысячу лет назад должен был пробиться через последний шаг, но до сих пор специально задерживает этот процесс!»

Свет внутри доспехов сверкнул снова, из них словно вырвалась волна леденящей душу Ци, и сердце старика дрогнуло, он покрылся холодным потом.

Через некоторое время этот свет упал на глаза самого старика, как будто передал ему какое-то сообщение, и через несколько вдохов свет рассеялся, а доспехи вернулись к прежнему состоянию, и даже накрывавшая их странная аура исчезла.

Со старика градом лил пот, он тихо отозвался: «Слушаюсь!», затем он поднялся на ноги и с уважением покинул самый высокий этаж пагоды. На первом этаже старик снова сел, подогнув колени, и в этот раз он явно был намного спокойнее.

«Если этот мальчишка, Ху Пао, поглотит множество душ, то с помощью этого чудесного искусства Очищения Души, а также в сочетании с моими техниками и пилюлями, за короткий срок его культивация стремительно взлетит до небес. Когда это случится, я прикажу ему изучить технику, переданную Хозяином, чтобы собрать всю его эссенцию жизни и скрытый потенциал в одном взрывном моменте, и тогда он сможет стать одним из демонических стражей!

Это искусство Очищения Души очень таинственное, но мне все время кажется, что в нем есть недочеты. Жаль, что Хозяин может пробудиться только на такое короткое время, я не могу беспокоить его по таким пустякам…, если бы не это искусство Очищения Души, ни природных данных, ни положения этого мальчишки не хватило бы, чтобы я обратил на него внимание и тем более захотел сделать из него демонического стража!

Что ж, пока я подвергну его испытанию, и если он справится, то я должен буду отправиться в это поселение Очищения Души и как следует все разузнать!»



Глава 563
563 Второй вопрос к Яо Си Сюэ

В долине племени Очищения Души Ван Линь коснулся правой рукой сумки, мгновенно шар ограничений вылетел из неё и упал рядом. После формирования печатей секретной техники шар ограничений быстро увеличился и, будто бутон огромного цветка, раскрылся.

Внутри, скрестив ноги, сидела Яо Си Сюэ с бледным лицом.

На её лбу постоянно мерцала Метка Жизни. С каждой вспышкой жизненная сила распространялась от руны и проникала прямо внутрь её тела, не позволяя её умереть.

Яо Си Сюэ открыла глаза и со злостью посмотрела на Ван Линя, её ненависть к нему была бесконечна.

Взгляд Яо Си Сиэ Ван Линь полностью проигнорировал и, смотря на неё, равнодушно произнес: "Собрат культиватор Яо, Вы обдумали мое прошлое предложение?"

Яо Си Сюэ куснула губу, внутри ограничения она не могла чувствовать течение времени из-за чего чувство безнадежности и беспомощности прочно застряло в её сердце.

Хотя во внешнем мире прошло чуть больше года, ей казалось, что сменилось несколько поколений.

"Мое терпение не бесконечно, я дал тебе всего три возможности. Если в этот раз ты также не ответишь, то следующий раз будет последним и после него мы уже никогда не встретимся снова!" - тихо сказал Ван Линь и посмотрел на Яо Си Сюэ.

"Ты не боишься, что мой отец будет преследовать тебя?!" - Яо Си Сюэ сжала кулаки.

Ван Линь слегка улыбнулся и, кивнув, сказал: "Боюсь! Культивация Кровавого Основателя намного превышает мою, если он погонится за мной, то у меня не будет никакого шанса сбежать."

"Однако, ничего не поделать, Вы вынудили меня. Если бы Вы не обманули меня, то и я не стал бы делать ничего сверх оговоренного. Это карма, небесный круговорот. Если я отпущу тебя, то определенно обижу Кровавого Основателя, поэтому лучше оставить Вас под моим контролем, кто знает, может в будущем у меня появится шанс!"

"Отпусти меня, я даю клятву, что ни о чем не расскажу своему отцу и забуду все обиды между нами!" - быстро сказала Яо Си Сюэ.

Ван Линь серьезно посмотрел на Яо Си Сюэ и сказал: "Я не верю тебе!"

"Ты!!" Яо Си Сюэ глубоко вдохнула и произнесла: "Что же ты тогда хочешь?!!"

"Как я и говорил, ответь на мой вопрос и я уменьшу время печати на пятьдесят лет!" - сказал Ван Линь.

Яо Си Сюэ потупила взгляд, в её глазах читалась борьба.

Ван Линь был терпелив и спокойно ожидал ответа, смотря на неё.

Спустя пару минут Яо Си Сюэ подняла взгляд и холодно произнесла: "Даже если ты меня запечатаешь, Божественная Способность моего отца абсолютно точно сможет найти меня. Когда это произойдет, твоя плоть и кровь разлетится фонтаном прямо на моих глазах, а душа пойдет в очищение, запертая внутри пустоты. Это заставит тебя молить о смерти!"

Ван Линь слегка вздохнул и сказал: "Что же, вторая возможность была потеряна, надеюсь в следующий раз ты передумаешь." Говоря это, его взгляд вспыхнул, он сделал шаг и встал прямо перед Яо Си Сюэ, затем вытянул правую руку и надавил на подбородок девушки, Яо Си Сюэ тут же закрыла свой рот.

Её лицо было бледным, она хотела бороться, но тело ей отказывало.

Ван Линь натянуто улыбнулся и просунул два пальца ей в рот, а через мгновение вытащил небольшую красную иглу.

"Имея только эссенцию Изначального Духа, трансформировать её в иглу. Если бы я дал тебе еще немного времени, то возможно ты смогла бы блокировать руну жизненной силы и умерла бы в этом ограничении!" Говоря это, Ван Линь сжал иголку, она мгновенно разрушилась и, превратившись в красный туман, рассеялась.

Тело Яо Сю Сюэ задрожало, её взгляд, смотрящий на Ван Линя, невозможно было описать.

"Ван Линь, когда я выберусь, я обязательно, обязательно поймаю тебя и буду пытать самыми жестокими техниками!" - сказала Яо Си Сюэ, глубоко вздохнув, она смотрела на Ван Линя, а в её глазах горел чистый ясный свет.

В этот момент тело Яо Си Сюэ будто под действием невидимой силы приподнялось, будто вся накопленная ею злость как-то вызвала её.

Ван Линь слегка улыбнулся и сказал: "Тебе похоже этих ограничений недостаточно, хорошо!" Он махнул правой рукой, подул прохладный ветерок и одежду Яо Си Сюэ сдуло, будто песок со стекла. Перед Ван Линем открылось невероятно привлекательное голое тело.

Ван Линь несколько раз пробежался глазами снизу вверх. Взгляд Яо Си Сюэ всегда бывший ясным внезапно изменился и как-то ослаб.

Во взгляде Ван Линя вспыхнул свет, он потянулся правой рукой и ткнул пальцем на точки в нижней части тела Яо Си Сюэ, каждый раз он выбирал самые чувствительные места.

С каждым прикосновением кончика его пальца сила Бессмертных вливалась внутрь тела Яо Си Сюэ. Постепенно она слегка покраснела, её ясный взгляд исчез и сменился унижением и злостью.

"Ван Линь, ты подлый и бестыжий!! Наше с тобой сосуществование невозможно!!!" Злость в её взгляде достигла чудовищного уровня, сейчас она визжала на грани истерики.

Ван Линь почувствовал облегчение, в сердце он был поражен природным талантом Яо Си Сюэ. Только что, эта женщина трансформировала свою ярость в ясное понимание, без возбуждения она бы точно достигла этого, после чего с помощью печати Метки Жизни Ван Линь не смог бы сдержать эту девушку!

Поэтому Ван Линь без колебаний содрал с неё всю одежду и с помощью силы Бессмертных на кончике пальца возбудил её тело, так что истинное понимание в её глазах исчезло, а разум помутнился из-за ярости.

"Печать на твоем теле, действительно, слишком слаба!" - тихо сказал Ван Линь, затем сформировал обеими руками печати и сверкающие ограничения с его рук мгновенно опустились на тело Яо Си Сюэ.

Некоторые из них были помещены в чувствительные места. Ограничения Ван Линя были беспощадны, их форма и сила была завязана в цикл, таким образом, постоянно проникая и стимулируя тело Яо Си Сюэ, ограничения не позволяли ей снова достичь того состояния истинного понимания.

Закончив с этим, Ван Линь указал правой рукой вперед. Женское тело перед ним покрылось цветком ограничений и сформировало сферу, которую Ван Линь снова убрал в сумку.

"Эта женщина Кровавый Основатель одно беспокойство, успев найти только тайное место печати, она уже была готова вскрыть все секреты! Как жаль, что моя культивация не достигла Вэньдин, иначе я бы использовал на ней Технику Поиска Души и сразу бы все узнал! Если её использовать сейчас, то малейшия ошибка вызовет смерть девушки, а вот это уже будет огромной проблемой в будущем!"

Время шло и мгновенно прошло два месяца, до дня, о котором условили они с Демоническим Генералом, остался один день. Ван Линь вышел из долины, Оуян Хуа последовал за ним.

"Когда я уйду, отправь несколько сотен членов клана наружу к другим племенами, независимо от их размера, они должны любым способом присоединиться к нам."

"В назначеное время поразите их с помощью душ, если племя будет сопротивляться, используйте технику запутывания духа. Когда они войдут в наше поселение, обучите их технике Очищения Души, пусть больше людей практикуют её! Конкретно как, решишь сам!" - медленно сказал Ван Линь.

Оуян Хуа молча кивнул.

Немного помолчав, Ван Линь достал из сумки нефритовый свиток и, отдав его Оуян Хуа, сказал: "На самом деле техника Очищения Души состоит из двух частей. Первая это очищение души, вторая в этом свитке, это Божественная Способность извлечения души, кроме как прямым потомкам её запрещено передавать, чужим нельзя изучать её, запомни это!"

Оуян Хуа глубоко вздохнул, осторожно взял свиток, просмотрел его, после чего сразу разрушил и сказал: "Основатель, Ваши слова я вырежу у себя на сердце, эту технику я передам только прямым потомкам членов клана племени Очищения Души!"

Ван Линь кивнул и правой рукой схватил пустоту над собой. Черный туман над племенем Очищения Души мгновенно изменился в Великий Флаг Душ размером в три метра и спустился к руке Ван Линя. Тот час флаг был призван Изначальным Духом и поглощен им.

После чего Ван Линь вытащил несколько обычных флагов и кинул их за горизонт, изменившись, они снова покрыли небо черным туманом!

Закончив это, Ван Линь сделал шаг вперед и мгновенно бесследно исчез.

Издалека в уши Оуян Хуа была передана звуковая передача.

"Когда я вернусь, я хочу чтобы количество членов нашего клана было больше миллиона!"

Оуян Хуа опустился на колени и серьезным тоном произнес: "Я не разочарую основателя!" К этому моменту Ван Линь был уже слишком далеко и не мог услышать это, Оуян Хуа дал обещание самому себе.

Ван Линь летел между небом и землей, оставляя за собой радужный след. Он направлялся прямо в Древний Город Демонов.

"Столица Небесной Демонической страны, не знаю, является ли она логовом дракона, придется разок проверить. Кроме меня из секты Тянь Юнь в эти земли Демонического Духа пришло еще несколько людей, возможно я встречу их там... Еще было десять человек из секты Меча Ло, если я встречу их в столице, нужно будет схватить одного и допросить о месте запечатывания Чжоу И!" - раздумывал Ван Линя в полете. Его скорость не уменьшалась и он мгновенно исчез за горизонтом.

В Древнем Городе Демонов Демонический Генерал Мо Ли Хай в зеленых одеждах стоял на восточной стене города, позади него в линию стояло несколько командиров.

Мо Ли Хай молчаливо смотрел вдаль.

Он не говорил и люди за его спиной тоже молчали.

Спустя долгое время Мо Ли Хай обернулся и внимательно посмотрел на цветущий молодой город. Он осмотрелся и его взгляд тут же упал на десять километров разрушений в центре.

"Я ухожу и если не вернусь, то в будущем сюда придет другой Демонический Генерал, разрушения этого города больше не будут связаны со мной!" - подумал в сердце Мо Ли Хай.

"Как жаль, что этот тринадцатый ушел вместе с Ван Линем, из моих восемнадцати дьявольских тел, очищено только семнадцать... Но если Ван Линь, действительно, поможет мне, то в этот раз на Великом Соревновании Генералов, я уверен, что попаду в первую тройку! А затем и получу разрешения для культивации в Древнем Демоническом Дворце! А когда выйду, то стану маршалом!" - Мо Ли Хай глубоко вздохнул, его взгляд застыл, он посмотрел вдаль и улыбнулся.

"Если только этот человек сдержит обещание!"

"Брат Ван, этот Мо уже здесь!" - засмеявшись, сказал Мо Ли Хай.

Силуэт Ван Линя появился в небе над восточными воротами, он осмотрелся и увидел Мо Ли Хая. Генерал улыбнулся, почтительно сомкнул кулаки и произнес: "Заставил своего брата так долго ждать, следующие события очень важны для этого Мо, в будущем он полностью положиться на брата Вана!" - сказал Мо Ли Хай, затем сделал шаг и появился перед Ван Линем.

"Идет!" - сказал Ван Линь с улыбкой.

"Чтобы добраться туда нужно пройти три телепортационные формации, брат Ван, прошу!" Два радужных следа вылетели из Древнего Города Демонов и скрылись за горизонтом, оставляя за собой лишь непрерывный грохот молнии.

Глава 564
564. Знакомый.

Город Небесных демонов!

Располагается он в северной части одноименной области. Вокруг города расположено бесчисленное множество гор с ровными и гладкими склонами. Горные ряды переплетаются между собой, и если смотреть на них с высоты, то можно отчетливо разглядеть, что горная гряда, тянущаяся без промежутков, похожа на сразу 9 китайских драконов.

Головы драконов повернуты в направлении бездонного ущелья, которое называется Драконьей бездной.

И именно в этом месте располагается духовный символ области Небесных демонов – дворец Древних демонов!

Вокруг Драконьей бездны расположены большие силы демонических солдат.

Перед Драконьей бездной, в подножии драконьих голов лежит Город Небесных демонов.

Сам же город Небесных демонов, если говорить точнее, представлял из себя девять соединенных между собой городов с крепостной стеной, каждый из которых был примерно равен по размерам городу Древних демонов. Один город располагался в центре, он был столицей, а остальные восемь стояли вокруг него подобно восьми китайским триграммам (просто сравнение с китайскими гадательными символами, которые на бумаге располагаются вот так вот похоже).

Вокруг столичного города извивалась река, через которую были перекинуты восемь каменных мостов, которыми столица соединялась с остальными 8-ю городами. Столичная часть была резиденцией демонического императора. Там повсюду располагались терема и хоромы, весьма богато украшенные с резными перилами и яшмовыми ступенями. Остальные же восемь городов выглядели по-разному, детально я описывать здесь не буду.

Сейчас был рассвет, и город Небесных демонов стоял, весь подернутый легкой туманной дымкой. Туман был принесен ветром из-за драконьих хребтов. Демонический император называл его дыханием дракона. Если вдыхать его, занимаясь медитацией, то это поможет повысить уровень культивации.

Весь город Небесных демонов был похож на гигантское существо. С наступлением рассвета туман постепенно исчезал, и просыпались люди и начинали шуметь, своим гомоном пробуждая от спячки дремлющего колосса.

За пределами города располагалось 18 телепортов, возле которых круглый год несли стражу демонические солдаты. Восемь из них были гражданского назначения, и ими активно пользовались разнообразные торговцы и купцы.

Десять других телепортов могли использовать только должностные лица. Данное разделение было весьма явным.

В области Небесных демонов демонический генерал считался крупным чиновником. Он управлял крупными военными силами, а его божественные способности были действительно поразительными.

Среди демонических солдат, охраняющих телепорт под номером 14, особенно выделялся один, на латах которого был вычерчен узор не в пример остальным сложнее. Сейчас он пожал плечами и отложил свое оружие в сторону. Сняв шлем, он посмотрел на стоящих вокруг него солдат и громко прокричал: «Эр Гоу, ко мне! И сделай массаж моим плечам!»

Как только он это произнес, из толпы солдат выбежал испуганный юноша. Он встал позади человека и принялся щипать его плечи, улыбаясь: «Командир отряда, как вам такой темп, подходит?»

«М-м, неплохо. Из всей вашей группы новичков, мне больше всего нравится твой темп», - двигая плечами и улыбаясь, проговорил командир отряда.

«Командир отряда, вот мы охраняем этот телепорт. Раньше мы каждый месяц едва ли включали его хоть единожды. В последнее же время нам то и дело приходится включать его. Через него проходит множество демонических генералов, которые куда-то спешат. В чем же дело?», - спросил Эр Гоу, и этот вопрос зрел в его уме уже довольно давно.

«Ну ладно! Сегодня я в хорошем настроении и расскажу тебе!» - сказал командир, и стоящие вокруг него солдаты тут же разом скрестили на нем свои взгляды. Похоже, знать хотелось всем.

«Вы все здесь новобранцы, которые не прослужили и сотню лет. Неудивительно, что вы не знаете! Каждые триста лет среди демонических генералов происходит проверка на соответствие должности. Сам наш владыка своими лично проверяет их и награждает либо какими-то умениями, либо демоническими артефактами! Однако эта проверка особенная, не такая, как в обычное время! Два столетия назад в войне с областью Огненных демонов погибли два наших вице-маршала (легаты?). И потому в ходе этой проверки будут выбраны два новых вице-маршала!» - произнес командир, и его подчиненные вытаращили от удивления глаза.

Надо понимать, что разница в званиях генерала и вице-маршала составляет всего полступеньки, но эта половина ступеньки подобна глубокой канаве, которую невозможно перепрыгнуть! Уже на протяжении множества лет в области Небесных демонов насчитывается 8 маршалов, а вице-маршалов тоже всего 8! Что же касается генералов, то их несколько сотен!

Так называемые вице-маршалы являются помощниками маршалов и их же преемниками. Лишь только вице-маршалы могут претендовать на пост маршала и получить его!

В области Небесных демонов устроено так, что как только маршал погибает, вице-маршал тут же получает повышение и сам становится маршалом.

Получается, первый шаг на пути к становлению маршалом – становление вице-маршалом!

Командир отряда крайне довольно оглядел удивленные лица своих подчиненных. Сухо кашлянув, он продолжил: «И потому все эти высокопоставленные генералы относятся к этой проверке весьма серьезно. Даже те, кто раньше не хотели в ней участвовать, сейчас в спешке прибывают сюда! И мы охраняем с ваши четырнадцатый телепорт, а именно он предназначен для использования генералами, вот потому теперь он такой загруженный!»

Делающий командиру массаж демонический солдат негромко произнес: «Командир отряда, и кто из генералов, по Вашему мнению, может добиться успеха на этот раз?»

«Трудно сказать. Чтобы стать генералом, нужно уже обладать огромными способностями. Но даже и так среди них есть более сильные и более слабые. Я бы, пожалуй, назвал Мо Фея, командующего на границе области Огненных демонов. Он сто процентов входит в первую тройку! Кроме того, есть господин Мо Лихай из города Древних демонов. Он тоже один из лучших генералов», - сказав это, командир отряда внезапно переменился в лице и резко вскочил на ноги. Он быстро схватил прежде снятый шлем и вновь нацепил его на голову. Правой рукой он быстро подхватил отложенное в сторону оружие.

Все это он проделал в мгновение ока.

Стоявшие подле него демонические солдаты уже привыкли к его действиям. Ими уже не нужно было командовать. Они уже сами встали навытяжку и выровнялись.

В это время в телепорт вспыхнул светом, и свет этот начал кольцами расходиться в стороны. Воздух заполнили мощные потоки демонической силы, и в телепорте постепенно материализовалось два силуэта. Появившиеся люди почти одновременно пошли вперед, бок о бок друг с другом и вышли из телепорта.

Мо Лихай смотрел на лежащую впереди столицу и глубоко вдохнул, а затем улыбнулся своему спутнику: «Ван Линь, я уже тридцать лет не возвращался в столицу!»

Ван Линь взглянул на колосса, раскинувшегося впереди. Размер этого города действительно соответствовал ожиданием Ван Линя относительно столицы!

«Приветствуем генерала Мо!» - почтительно закричало множество демонических солдат, как только генерал и Ван Линь показались из телепорта.

Мо Лихай слегка кивнул и улыбнулся Ван Линю: «Ван Линь, дружище, прошу за мной!»

С этими словами он шагнул вперед и помчался в сторону западных врат столичного города. Ван Линь последовал вперед за ним, и оба вскоре скрылись вдали.

Когда они ушли, командир отряда вздохнул с облегчением. Стоявший подле него солдат негромко произнес: «Командир отряда, кто это был рядом с господином генералом? В эти дни я часто вижу, как некоторые генералы во время своего прибытия приводят сюда незнакомцев!»

Командир отделения повернул голову к демоническому солдату и так же тихо ответил: «На этот раз генерал прибыл для проверки. Люди на больших постах весьма внимательно относятся к прибывшим извне пришельцам, и таким образом заручаются их поддержкой. Этот незнакомец мог полюбиться генералу Мо. Очевидно, в нем есть что-то особенное. Вы же не тратьте время на глупые догадки!»

Командир отряда еще некоторое время глядел в направлении, в котором исчезли Ван Линь и Мо Лихай и сказал про себя: «Этот человек получил одобрение Мо Лихая, а кроме того генерал притащил его с собой и воспользовался телепортом специального назначения, а это вам не пустяки! И еще мне показалось, что Мо Лихай был очень вежливым и учтивым в обращении к этоу человеку. Видимо, у него довольно незаурядный уровень культивации!»

После того, как стражи западных врат города Небесных демонов разглядели в Мо Лихае целого генерала, они сразу преисполнились боязливого почтения и поспешили открыть врата, пропуская двоих прибывших. Поклонившись им в пояс, стража поспешила отойти подальше.

«Ван Линь, приятель, в этом городе баланс сил весьма запутанный, особенно сейчас. Все больше генералов прибывает в столицу. Внутренние дела города подконтрольны министрам. Тебе же не нужно оставаться во внешней части, а лучше будет пройти со мной во дворец. Как ты на это смотришь?» - с искренним участием произнес Мо Лихай, смотря на Ван Линя.

Около западных ворот располагается сразу два города: первый – Сюань, второй Хун.

«Восемь внешних городов делятся на два кольца. Города Тянь, Ди, Сюань, Хуан составляют внутреннее кольцо, города Юй, Чжоу, Хун и Хуан (так же звучит, но другой иероглиф) составляют внешнее. Внутренним управляют чиновники, внешним военные командиры. Есть и другие различия. Я же живу в городе Хун!» - произнес Мо Лихай.

Ван Линь задумался, а затем улыбнулся: «Сделаем так, как ты предлагаешь!»

Мо Лихай улыбнулся в ответ и слегка кивнул. Пройдя сотню чжанов, они дошли до развилки. Дальше путь делился на две широкие дороги: левая вела в город Сюань, правая в Хун.

Ван Линь зашагал по пути, указанному Мо Лихаем. В этот день в городе Хун было очень оживленно. Активно торговали лавки и магазины, встречавшиеся на каждом шагу, и потому очень много людей спешили в этот город. На дороге было многолюдно.

Дорога была довольно-таки широкая, но люди шли лишь по двум ее крайним сторонам, оставляя центральную частью свободной. На ней никого не было и можно было даже увидеть практически ее конец.

«Эта дорога предназначена для армейских нужд, простым людям запрещено по ней перемещаться!» - Мо Лихай посмотрел, как взгляд Ван Линя блуждает по открывшемуся простору, и улыбнулся.

В это время впереди раздался свист, а следом за этим вдалеке показались черные лошади, которые стремительно приближались. Ван Линь активировал Божественное сознание и насчитал с помощью него 19 строевых лошадей. Лошадьми управляли закованные в черные латы солдаты, которые по уровню культивации ничуть не уступали монахом, достигшим уровня Хуашень. Вокруг каждого из них струились потоки демонической силы, которые странным образом сплетались и соединялись друг с другом.

Всадники неслись, а в воздухе над ними парила демоническая ци, тая в себе огромную призрачную силу. Когда они поравнялись с Ван Линем и Мо Лихаем, Ван Линь взглянул на генерала и обнаружил, что тот выглядит весьма серьезно и собрано, однако уголки его рта были едва заметно приподняты в улыбке.

Всадники остановились и спешились. Опустившись на одно колено, они проговорили: «Приветствуем господина генерала!»

Мо Лихай засмеялся и взмахнул правой рукой: «Поднимитесь! Человек рядом со мной – мой друг и помощник генерала Ван. Относитесь к нему так же, как и ко мне!»

19 человек без колебаний прокричали, прямо смотря на Ван Линя: «Приветствуем командира Ван Линя!»

Крик более десяти людей и вся эта сцена привлекли внимание проходящих мимо, и они поспешили отойти подальше.

«Друг Ван, отправимся к моему старшему брату! Я уже наказал приготовить хорошего вина. Как ты смотришь на то, чтобы мы с тобой его выпили?» - сказал Мо Лихай и вскочил на одну из лошадей.

«А это точно хорошее вино?» - с улыбкой спросил Ван Линь и тоже запрыгнул на лошадь.

«Конечно!» - улыбнулся ему в ответ Мо Лихай, и оба спутника поскакали вперед, держась наравне. За ними неотрывно следовали 19 человек и 17 лошадей.

И вся эта компания быстро скакала по дороге. Внезапно откуда-то издали вновь донесся топот копыт. Мо Лихай помрачнел лицом, и лошадь под ним побежала еще быстрее.

Ван Линь сверкнул глазами, он увидел своего знакомого!



Глава 565
565 Хаос в столице, начало

Впереди на армейской дороге стучала подковами еще одна группа. Она состояла из более чем десяти лошадей и быстро приближалась. Её возглавляли двое, первый был в синих доспехах с развевающимися фиолетовыми волосами. У него было необычное лицо, выглядел он очень привлекательным, но его красота казалась какой-то демонической!

У него был шрам чуть выше правой щеки, которой портил всю его внешность!

Как только они подъехали ближе, элегантность и привлекательность мужчины исчезла, чудовищная дьявольская ци заменила её.

На лошади рядом с ним сидел худой человек, выражение его лица было слегка бледным, но в глазах ярким пламенем горел огонь, как только он увидел приближающегося Ван Линя, в его взгляде промелькнуло изумление.

Обе группы быстро сближались, они были словно два Звериных Монстрах, мчавшихся друг на друга в порыве битвы.

Взгляд дьявольски выглядящего мужчины со шрамом на щеке застыл, он уставился на Мо Ли Хая. Сейчас во всем мире для него не было никого, кроме него!

Казалось, даже земля затряслась, люди с обеих сторон все сближались и сближались.

В момент, когда они уже должны были стокнуться, Мо Ли Хай засмеялся, сжал кулак и мгновенно ударил вперед. Этот кулак с ревом ветра ударился о воздух и помчался прямо на дьявольски выглядщего человека.

Кулак остановился, но раздался резкий звук взрыва и внезапно в воздухе появилось намерение кулака!

Выражение лица дьявольски выглядящего человека не изменилось, он поднял правую руку и вытянул указательный палец, затем быстро сменил его средним пальцем. Всё это произошло на такой большой скорости, что через мгновение, все его пять пальцев уже сформировали конус и снова указали вперед.

Глухой звук послышался от этих двух людей.

Воздух вокруг них пошел рябью и распространился на три метра, но, дойдя до войск, рассеялся, не задев здания.

Две силы, удачно стокнувшись, погасили сами себя и ослабли.

Тело дьявольски выглядящего мужчины вспыхнуло, лошадь под ним испустила стон и её четыре ноги мгновенно разорвались, а все тело со взрывом превратилось в кучу плоти и крови. Мужчина тут же сделал три шага назад, с каждым шагом его тело сверкало яркой вспышкой.

"Десять намерений кулака!" - серьезным голосом произнес мужчина, глядя на Мо Ли Хая.

Тело Мо Ли Хая тоже затряслось, он соскочил с лошади и тоже отступил на несколько шагов. Взгляд Ван Линя вспыхнул, он поднял правую руку и указал на Мо Ли Хая, этим он ловко помог ему удалить избыток силы его соперника.

Мо Ли Хай глубоко вздохнул и встал прямо, конь на котором он сидел не получил никакого урона, по сравнению с его противником, он оказался в лучших условиях!

"Демонический меч шести пальцев(по размеру*)! Ничего особенного!" - сказал Мо Ли Хай с улыбкой.

Взгляд зло выглядящего юноши был холоден, он переместился с Мо Ли Хая на Ван Линя, после чего послышался серьезный голос: "Чужеземец, как твое имя?!"

Ван Линь взглянул на него, но промолчал.

Юноша нахмурился, вдруг худой человек рядом с ним нейтральным тоном произнес: "Его зовут Ван Линь!"

Взгляд Мо Ли Хая застыл, он посмотрел на Ван Линя и худого мужчину.

"О? Вы знакомы?" - спросил дьявольски выглядящий молодой человек.

"Он мой соученик из того же отделения, мой младший брат!" - медленно ответил худой мужчина, глядя на Ван Линя.

"Давно не виделись, старший брат Сунь Тай, Вы были сильно ранены, похоже Вам пришлось долго восстанавливаться!" - серьезно сказал Ван Линь, его голос был равнодушен и совершенно не содержал никаких эмоций. Как только он увидел Сунь Тая мгновение назад, он тут же увидел, что внутри его тела имелась рана и эта рана была чрезвычайно тяжела, она даже воздействовала на Изначальный Дух. Хотя Сунь Тай насильно и подавил её, все же его культивация с первоначальной средней стадии Вэньдин спустилась до завершения Трансформаци Души!

Сунь Тай внимательно посмотрел на Ван Линя, он был поражен и постепенно успокоился. Когда он первый раз увидел Ван Линя, тот был всего лишь на средней стадии Формирования Души. Сейчас же он сделал два огромных прыжка и достиг границ сферы завершенности.

"Младший брат Ван, похоже ты поймал свою удачу! Но в этом Небесном Городе Демонов ты должен быть осторожен с людьми из секты Меча Ло, моя травма это их подарок!" - медленно сказал Сунь Тай, его лицо выражало скрытую злость, но эта злость была направлена не на Ван Линя, а на секту меча Ло.

Ван Линь молчал, спустя некоторое время он хлопнул по сумке и в его руке появилось множество медицинских пилюль, хотя они и не могли принести Сунь Таю большую пользу, но подаренные Ван Линем, они были знаком хороших намерений, как только он их бросил, то без слов погнал лошадь вперед.

Мо Ли Хай глубокомысленно посмотрел на них двоих и повел сержанта вперед, пройдя через зло выглядещего человека, он догнал Ван Линя, затерявшегося в толпе.

Зло выглядящий юноша холодно глянул на Мо Ли Хая и остальных позади, затем повернулся и произнес: "Кто этот человек?"

Сунь Тай убрал медицинские пилюли и, ненадолгов задумавшись, ответил: "Если бы я не был ранен, то скорее всего убил бы его!"

"Ты не должен недооценивать его, этот Мо Ли Хай имеет три особые Божественные Способности, Десять Намерений Кулака это только первая! Вторая это Сотня Волн Демонического Моря, а третью он получил, как родственник Демонического Императора, её мощь чудовищна!" Дьявольский юноша слегка вздохнул и продолжил: "Если бы ты не получил травму, то в борьбе Демонических Генералов я был бы полностью уверен!"

Сунь Тай молчал и спустя некоторое время произнес: "Если бы здесь было достаточно материалов, я бы смог очистить здесь пилюлю Небесной Основы и за короткое время восстановить начальную стадию Вэньдин!"

Юноша кивнул и сказал: "Насчет материалов можешь быть спокоен, я уже послал собирать их!" После чего решил сменить тему и произнес: "А что насчет твоего младшего брата, какой он?"

Сунь Тай задумался, вздохнул слегка и сказал: "Силен! Очень силен! Если бы у этого человека была даже и средняя стадия Трансформации Души, то даже так с ним бы трудно было иметь дело!"

Взгляд зло выглядящего юноши застыл, он и Сунь Тай были давно знакомы, но это был первый раз, когда он давал кому-то такую оценку!

В другой стороне на армейской дороге Мо Ли Хай посмотрел на Ван Линя и с улыбкой произнес: "Спасибо за помощь, брат Ван, иначе, боюсь мой конь тоже бы превратился в лужу крови."

"Это ничего, брат Мо даже не должен упоминать об этом." - сказал Ван Линь, покачав головой.

"Этого человека зовут Ши Сяо, его Божественная Способность - Демонический Меч шести пальцев, его сила огромная и непредсказуема! Я попросил помощи старшего брата, как раз из-за таких сильных врагов!" - медленно сказал Мо Ли Хай.

Группа на армейской дороге мчалась во весь опор, спустя пару минут, она остановилась снаружи дворца. Хотя он и не был большой, но обладал своим двором и декоративным садом с водяной горкой, который был довольно красив.

Местом жительства Ван Линя стал южный павильон, пересекающийся с декоративным садом.

Мо Ли Хай отрядил Ван Линю двух сержантов, после чего покинул его и отправился в Дворец Демонического Императора для доклада. Но до ухода он договорился поговорить с Ван Линем за бокалом вина, когда вернется.

В комнате Ван Линь сидел, скрестив ноги. Путешествие в столицу, кроме борьбы Демонических Генералов Мо Ли Хая, для него имело еще одну цель. Это место является столицой Небесной Демонической страны, если он сможет показать себя перед лицом Демонического Императора, то получить позицию Демоническго Генерала станет намного легче.

"Культивация средней стадии Вэньдин Сунь Тая была неожиданно уменьшена ранением и упала до завершенности Трансформации Души, в прошлом в земли Демонического Духа вошло больше десяти человек из секты Великого Меча Ло. Чтобы ранить такого человека, как Сунь Тай, им, похоже, пришлось работать вместе."

Задумавшись надолго, Ван Линь тяжело вздохнул, недавно он передал медицинские пилюли Сунь Таю, только чтобы показать его хорошие намерения. В этом Небесном Демоническом городе он и Сунь Тай хотя и носили разные одежды, но все же были на одной стороне(кит. посл.) - против секты Меча Ло, так что с ним было лучше не ссориться.

После долгих раздумий Ван Линь, наконец, закрыл глаза и начал медитировать.

Ближе к вечеру Мо Ли Хай вернулся, в его взгляде сверкала скрытая радость. Подняв чарки, он с Ван Линем обсудил техники Божественных Способностей, Мо Ли Хай сообщил несколько различий Божественных Способностей Демонических Генералов в Небесной Демонической Стране.

Время быстро прошло и Ван Линь в резиденции Мо прожил уже четыре дня. Всё это время он культивировал, сливая и трансформируя Демоническую силу с силой Бессмертных, он закладывал прочный фундамент.

Ван Линь не спрашивал о дате сражения Демонических Генералов, он знал, когда понадобится, Мо Ли Хай его позовет. Поэтому Ван Линь не торопился, каждый день он не только культивировал, но и выходил во двор любоваться красотой сада и думать над техникой Убийства Бессмертных. После опыта убийства в Древнем Городе Демонов, знания Ван Линя, относительно понимания Секретных Техник Бессмертных, стали более глубокими.

В долине племени Очищения Души за те три месяца Ван Линь также не все время культивировал, много времени ушло и на понимание Техники Убийства Бессмертных.

И сейчас даже смена места не повлияла на его осознание.

Спокойствие и непринужденность Ван Линя заставила двух сержантов, охраняющих его, постепенно почувствовать восхищение. По их мнению культивация Ван Линя уже была на той стадии, когда он мог просто продолжать делать тоже самое и через некоторое время легко получить статус Демонического Генерала.

В эти дни Мо Ли Хай был сильно занят, почти всегда он уходил рано и поздно возвращался. Он посещал каждого Демонического Маршала и Вице-Маршала, к тому же для него общение с другими Демоническими Генералами были также основным способом получение информации и новостей.

Он чувствовал, что сейчас весь Небесный Демонический Город был объят неуловимым давлением и как только день придет, он взорвется битвой Демонических Генералов!

Ван Линь в резиденции Мо спокойно прожил эти четыре дня. Наконец, он перестал культивировать и просто сидел, скрестив ноги, во дворе. Обе его руки быстро сформировали несколько ручных печатей, каждая из печатей содержала отпечаток Техники Убийства Бессмертных.

Так Ван Линь и сидел, пока общее время не достигло семи дней!

В начале два сержанта, поставленные ответственными за ежедневные нужды Ван Линя, просто стояли недалеко и наблюдали, но после их анализа, они постепенно заметили, что в их сердцах Ци Убийства начала быстро увеличиваться и в сумасшедшем темпе крутиться, они были тут же ошарашены и будто потеряли контроль над собой. Их глаза покраснели, в них загорелось сильное намерение убийства, со стороны могло показаться, что они потеряли рассудок и это в самом деле было так.

Ци убийства достигла предела и желание двух человек должно было вырваться на свободу.В это время, Ван Линь, сидящий в медитации, открыл глаза, в них горело абсолютное понимание.

Встретившись со взглядом Ван Линя, два сержанта будто столкнулись с ледяной водой и тут же проснулись. Демоническая сила внутри тел этих двух сержантов исчезла почти полностью, они, почувствовав это, ужаснулись и быстро отступили, больше они никогда не будут наблюдать за культивацией Ван Линя.

"Техника Убийства Бессмертных превращает жизненную силу в метки, пока что количества убитых мне хватало, но почему Ци убийства была не так много, этому должна быть причина!" - Ван Линь задумался и вспомнил все свое обучение Технике Убийства Бессмертных, все свои удачные очищения этой ци.

Глава 566
566. Музыка цитры.

Воспоминания замелькали в голове Ван Линя. И процесс этот шел довольно долго и медленно. Ван Линь сидел во дворе, в глазах его читался напряженный мыслительный процесс. Ван Линь вспоминал каждый свой раз, когда он успешно призывал убийственную ци, и много раз прокручивал подобные моменты в своей голове, замедляя. Он пытался найти что-то общее и похожее.

Через довольно длинный промежуток времени Ван Линь тяжело вздохнул. Он обстоятельно поразмышлял над каждой своей успешной попыткой очищения ци техники убийства Бессмертных, и так не выявил практически никаких аналогий. Будто бы все это получилось у него случайно, без каких-либо условий и предпосылок.

«К примеру взять тот момент, когда я убил Сыма Яня. Ведь тут много странного. Я ведь тогда действовал в гневе и внезапно применил убийственную ци», - думал Ван Линь. Глаза его на миг сверкнули, но почти тут же погасли.

«Но ведь нелогично же! Я и до этого применял убийственную технику, а тогда я вовсе не был в гневе или взволнован. Кроме того, некоторые потоки убийственной ци исходят от демонических солдат. Но конкретно от каких, пока трудно понять», - продолжал размышлять Ван Линь.

Ван Линь надолго задумался, однако так и не пришел ни к чему конкретному, и потому нахмурил брови: «А ведь техника Убийства Бессмертных – один из ключевых пунктов, зачем я пришел сюда, в земли Демонического духа. Я выучил данную технику, чтобы дать отпор Та Сеню. Он очень силен, и лишь имея множество отметок жизненной силы можно будет защититься от него. Сейчас у меня есть пилюля крови и души. В моем распоряжении сейчас обе эти техники, и потому шансов выжить довольно немало. Но у пилюли есть свой предел, и потому главное для меня сейчас изучить технику Убийства Бессмертных!»

Ван Линь задумался еще сильнее. Он тренировал технику убийства Бессмертных уже несколько лет. Когда ему удалось создать первый свой поток убийственной ци, то это означало, что первый успех достигнут, он овладел техникой на начальном этапе. Однако овладеть ей в полной мере пока было слишком сложно.

«Мне все время кажется, что в убийственной ци есть какая-то загадка. Жаль, что я пока недостаточно овладел этой техникой. Проверить мне не представляется возможность», - Ван Линь поднял вверх правую руку, и в промежутках между палами у него закружилось четыре потока серой ци.

«Всего пять! Даже если посчитать еще и тот поток серой ци, что оставил в теле Яо Сисюэ, получается всего лишь шесть!» - вздохнул Ван Линь.

Он все никак не мог осознать в полной мере, как работает техника Убийства Бессмертных. Как появляется убийственная ци, Ван Линь тоже смутно себе представлял.

Ван Линь выдумал еще множество возможных причин, по которым у него получалось ранее применить убийственную ци, однако все возможные причины проявлялись лишь в одном-единственном случае, не повторяясь в других.

«Похоже, мне придется совершить очень много попыток и расчетов. Только так появится возможность разгадать тайну техники Убийства Бессмертных!» - глаза Ван Линь холодно блеснули, и намерение убийства появилось в его взгляде.

Подумав еще немного, Ван Линь активировал Божественное сознание и окинул им окружающее пространство. За пределами двора Ван Линь обнаружил двоих солдат, которые были лично ответственны за то, чтобы обеспечить ему удобство и комфорт в повседневной жизни.

Эти двое испытывали явный страх в отношении божественных способностей Ван Линя, и потому не решались подходить слишком близко. Однако тем не менее им надо было выполнять приказы своего командования, и потому они стояли за пределами двора, не пропуская никого внутрь, охраняя покой Ван Линя.

Ван Линь окинул двоих солдат Божественным сознанием и передал им мысленный приказ. Вскоре оба солдата прошли во двор и остановились за три чжана до Ван Линя.

«Приветствуем генерала Ван Линя!» - почтительно произнесли они.

«Мне нужно выйти кое-куда, вы будете показывать мне дорогу!» - равнодушно произнес Ван Линь.

Солдаты на миг растерялись, а затем воскликнули: «Так точно!»

Ван Линь двинулся вперед и прошел несколько чжанов в сторону улицы. Солдаты неотступно плелись сзади. Один из них, поколебавшись немного, почтительно спросил: «Командир Ван Линь, прикажете запрягать коней?»

«Не нужно!» - сказал Ван Линь и, обогнув сад с декоративными горками, вышел из двора.

Они втроем вышли из резиденции Мо. Впереди шел Ван Линь. Резиденция Мо находилась в восточной части города Хун. В этом уголке было достаточно тихо и спокойно. Ван Линь спокойно, не торопясь, зашагал вперед.

Ван Линь медленно шел, попутно осматривая окрестности. Вскоре он вышел из восточной части города и вышел на центральную улицу города Хун, вдоль которой текла река. Прохожих было очень много. В большом количестве здесь располагались торговые лавки и магазины. Торговля шла оживленно.

Стоял шум и гомон. По улицам расхаживали и мужчины, и женщины. Жители земель Демонического духа одевались весьма свободно. В особенности женщины. Они носили одежду ярких раскрасок, которая прикрывала меньше половины их тел. И смотря на них, ты получал эстетическое удовольствие.

Открывшееся зрелище заставила Ван Линя отложить думы, занимавшие его последние несколько дней. Ван Линь медленно брел. Теперь он был похож на обычного человека: невольно он скрыл свою силу Бессмертных. Потоки энергии Бессмертных в его теле медленно скрылись, подобно тому как пересыхает река.

Время от времени Ван Линь останавливался возле витрин магазинов и изучал их. Иногда он заходил внутрь, иногда шел дальше. Однако надолго он нигде не задерживался.

Ван Линь медленно шел по улице, подобно туристу, посетившему дальнюю страну. Ван Линь вовсе не отличался красивой внешностью, однако походка выдавала в нем человека неординарного, поднявшегося выше мирской суеты. И потому некоторые, не отличавшиеся стеснительностью женщины, время от времени обращали на Ван Линя свои взгляды, когда он проходил мимо них.

Если смотреть издалека, одетый в белое одеяние Ван Линь не выглядел накачанным или мускулистым. Больше всего он походил на кабинетного ученого. А вот солдаты, следовавшие за его спиной, в глазах прохожих, были каноничными охранниками и телохранителями.

Все это время за спиной Ван Линя следовала какая-то аура, совершенно не соответствующая данному месту, которая не позволяла ему слиться с другими прохожими. И потому силуэт Ван Линя имел легкий отпечаток декаданса.

Мимо проходили весело смеющиеся пары. На их лицах можно было видеть, в каких близких отношениях они состоят. И одинокая фигура Ван Линя на их фоне становилась еще более покинутой.

Он шел среди шумной толпы, оторванный от мира, будто бы он сейчас находился в другом времени и другом пространстве. Все окружающее его будто бы не имело с ним ничего общего.

Чувство неопределенности поднялось в душе Ван Линя. Улица была очень длинной, и он уже потерял желание идти дальше.

Вечер потихоньку приходил на смену дня. Ван Линь уже хотел было развернуться и пойти обратно, однако до его ушей донеслись звуки цитры. Звуки эти были довольно тихими, но в ни слышалось какая-та неявная трагедия и печаль. Тихая грустная музыка соответствовала настроению Ван Линя, и он замер на месте.

Ван Линь пошел на звук и дошел к берегу небольшой реки, которая текла вдоль дороги. Река опоясывала город Хун и была одной из внутренних рек города Небесных демонов.

По реке плыл красиво украшенный корабль, и именно с него доносилась музыка.

Ван Линь умиротворенно стоял на берегу и слушал звуки цитры. Ему удалось разглядеть, что на корабле стояла женщина и играла на цитре.

У нее не было видна лица, можно было разглядеть только ее силуэт. Женщина была похожа на играемую ей музыку, такая же слегка печальная и одинокая. Перед женщиной сидело несколько молодых людей. Они весело смеялись, и их смех вступал в дисгармонию с музыкой цитры. Смех был совершенно не к месту.

Ван Линь спокойно стоял, смотря на украшенный корабль, и слушал музыку. Он постепенно начал понимать эту мелодию, и к нему мало-помалу начало приходить знакомое чувство. В своих воспоминаниях он вернулся на планету Чжу Цюэ, в горную долину, где он жил вместе с Ли Мувань. В те спокойные и монотонные дни Ли Мувань тоже играла на цитре, и эти звуки Ван Линь всегда хранил в своей памяти.

В музыке Ли Мувань тоже была легкая печаль. Ван Линь слушал ее музыку, но не очень понимал. Печаль в мелодии была очень неопределенной и туманной.

После того, как ушла Ли Мувань, Ван Линь больше никогда не слышал подобной музыки. И сейчас он услышал эту печальную мелодию, и воспоминания нахлынули на него.

Когда Ли Мувань была еще с ним, Ван Линь чувствовал к ней многовековую привязанность и ответственность. Когда она его покинула, Ван Линь все чаще невольно вспоминал о ней. И каждый раз ему было больно думать о ней. Каждый раз ему казалось, что он входил в обитель печали, где прежде спящие его чувства постепенно пробуждались ото сна.

Печаль, боль и горечь поднимались в душе Ван Линя, и их невозможно было унять. Затем он вспоминал, как в первый раз он встретил Ли Мувань и ее испуганные глаза.

Ван Линь слушал музыку цитры. Он отчетливо понимал, что эта не та музыка, но все равно ощущал, как из мелодии медленно появляется Ли Мувань и идет ему навстречу, а затем он ее обнимает.

Он вспомнил, как еще в той долине они вместе сидели на рассвете и, обнявшись, смотрели на поднимающееся солнце.

И только утратив ее, Ван Линь начал по ней тосковать. Отправляясь куда-то, ему хочется всегда обернуться назад.

С течением времени Ван Линь все чаще вспоминал о Ли Мувань, и с каждым новым воспоминанием ее образ становился все реальнее. Она поселилась в глубине его души, превратилась в вечного его спутника.

Время все шло. Вместе с первыми сумерками на небе появились звезды. В здешнем небе их так много, что трудно себе представить. Откуда появились они и этот серебряный месяц – неважно, важно то, что их свет вместе с музыкой цитры воскресили забытые воспоминания в голове Ван Линя.

Свет звезд отражался в глазах Ван Линя, и вместе с музыкой, которая уплывала все дальше по реке, заставляли Ван Линя ощутить душевную пустоту и одиночество, которые и так всегда сопровождали его.

Мелодия цитра становилась все тише. Ван Линь почесал правой рукой свой лоб и будто бы дотронулся до Ли Мувань, заключенной в сфере Противостояния небесам. Он пробормотал: «Ли Мувань, я обещаю, мы обязательно еще встретимся!»

Корабль уплывал, и силуэт женщины исчезал вместе с ним.

В тот момент, когда корабль почти скрылся из виду, женщина, как будто что-то почувствовав, встала и развернулась к берегу реки. Она увидела здесь лишь темнота и ни капли света. Однако она как будто бы разглядела в этой черноте одиноко стоящую фигуру.

Женщина на корабле тихо вздохнула и быстро начала перебирать по струнам, и вновь мелодия понеслась к обоим хорошо освещенным берегам реки. Однако в глазах женщины всегда была чернота, неважно днем или ночью.

До ушей женщины то и дело доносился веселый смех, который она поспешно разбивала издаваемой цитрой мелодией.

Женщина сидела на носу корабля. Она была похожа на цветок лотоса, растущий из тины и ила, но ничуть не запачканный ими. Лотос раскрывается, но никому нет до него дела, никто не понимает его.

Мелодия цитры все раздавалась. И не было ни одного внимательного слушателя. И даже если бы он нашелся, смогла ли женщина его увидеть?



Глава 567
567. Смех сквозь слезы.

Ван Линь покинул берег реки и медленно брел в темноте вечерних сумерек. Шедшие сзади него два солдаты оба сверлили его спину, и в глазах их отчетливо виднелось недоумение.

По их мнению, Ван Линь сейчас потратил кучу времени, не считая прогулки, просто оцепенело стоя на берегу реки. Небо уже стало непроглядно-черным, а Ван Линь по-прежнему идет все так же нерасторопно.

В городе Хун с наступлением ночи включались фонари, и было почти так же светло как и днем.

Ван Линь медленно шел, и сейчас взгляд его упал на один из немногих темных участков города. В темноте стояло довольно большое строение, окутанное подавляющей аурой.

Аура была наполнена мыслями о смерти и негодованием.

«Это тюрьма Хун – одна из четырех крупнейших тюрем столицы!» - негромко произнес один из солдат, увидев, куда смотрит Ван Линь.

«Тюрьма Хун», - кивнул головой Ван Линь.

«В этой тюрьме были заключены только опасные преступники, и их охраняют весьма строго и тщательно. Если у тебя нет таблички с разрешением на вход, ты не пройдешь в тюрьму», – продолжал рассказывать солдат.

Ван Лин окинул внимательным взором тюрьму. Он и до этого чувствовал, что внутри нее витают мощные потоки демонической энергии. И этот этих потоков веяло такой дерзостью и силой, которые ничуть не уступали генералу Мо Лихаю. Ненадолго задумавшись, Ван Линь побрел в сторону резиденции Мо.

Вернувшись туда, Ван Линь решил сразу пойти к генералу. Генерал Мо Лихай сейчас сидел, погрузившись в медитацию. Когда Ван Линь распахнул двери и вошел к нему, он раскрыл глаза.

«Мне нужно пойти в тюрьму Хун. Мо, брат, можешь мне подсобить в этом?» - напрямую спросил Ван Линь.

«Подсобить?» - в растерянности произнес Мо Лихай. Он взглянул на Ван Линя и задумался. Генерал не стал спрашивать причину, а произнес: «Сделать это немного проблематично!»

Ван Линь нахмурился: «Если так, то ладно, не надо».

Мо Лихай улыбнулся в ответ: «Сколько времени ты хочешь там провести?»

«Месяц!» - ответил Ван Линь.

«Хочешь заняться культивацией?» - спросил генерал, и взгляд его заострился.

Ван Линь посмотрел на генерала в ответ и, кивнув, произнес: «Мне нужно много убивать. Если я буду делать это в городе Небесных демонов, то, боюсь, у меня возникнут проблемы».

Подумав немного, Ван Линь добавил: «Если у меня все пройдет успешно, то я стану еще более надежным помощником для тебя!»

Мо Лихай, услышав это, поднялся на ноги. Смотря на Ван Линя, он очень четко произнес: «Ты уверен?»

Вместе слов Ван Линь взмахнул правой рукой, и пять потоков серой ци закружились у него между пальцами. Со свистом они устремились к Мо Лихаю, похожие на пять китайским драконов.

Мо Лихай засмеялся и взмахнул кулаком, разбивая потоки ци. Раздались раскаты грома, а затем пять потоков серой ци потеряли свою форму. Вдруг улыбка исчезла с лица Мо Лихая. Странный блеск зажегся в его глазах, и он отступил на три шага назад.

Однако затем серая ци вновь начала двигаться, приобретая формы. Наконец, она вновь сформировалась в 5 драконов, из которых исходила густая ци убийства, которая в мгновение ока заполнила собой окружающее пространство. Стражники резиденции Мо, встревоженные происходящим, поспешили сюда.

Одновременно с этим пять потоков ци со свистов бросились к генералу. Мо Лихай вновь взмахнул кулаком, раздался грохот. Потоки серой ци со скоростью молнии промелькнули возле кулака генерала и понеслись к его груди.

В тот момент, когда убийственная ци подлетела достаточно близко, в семи дюймах от тела Мо Лихая возник заслон из демонической энергии. Потоки ци, ударив в него, отлетели назад.

Однако и заслон демонической энергии сильно зашатался.

«Если бы потоков серой ци было бы несколько тысяч, ты бы все равно отразил бы их всех с такой же легкостью», - медленно произнес Ван Линь.

Глаза Мо Лихая странно сверкнули. Он однажды уже видел подобные потоки ци, однако на этот раз они были на порядок сильнее, чем раньше. Он твердо произнес: «Один месяц – это слишком много, я не смогу пустить тебя на такой срок. А вот семь дней – не проблема. В тюрьме Хун сейчас содержится больше 10 000 опасных преступников, и недели вполне будет достаточно для тебя. Подожди пока, через три дня я сообщу наверняка».

Ван Линь кивнул и, развернувшись, вышел из комнаты.

Мо Лихай остался один в комнате. Он погрузился в раздумья и пробормотал: «А Ван Линю палец в рот не клади. Я поступил правильно, когда обменял жизнь Тринадцатого на его лояльность! Даже если не брать в расчет отпечаток ладони, сила этой серой ци необыкновенна. В его распоряжении пока только пять потоков ци, и они не могут раскрыться в полную мощь, однако они уже заставили задрожать мою демоническую энергию. Эти потоки ци были острее некоторых демонических мечей. Он применил эту технику во второй раз, и что самое важное, тут чувствуется, что с серой ци произошло какое-то изменение, которое я пока не могу понять. Она смогла воздействовать на жизненную силу в моем теле! Если Ван Линь действительно сумеет сформировать несколько тысяч потоков ци, то я не захотел бы оказаться в числе его врагов. Мне нужно установить с ним более близкие отношения!»

С этими мыслями генерал вышел из дома и отправился по исполнять просьбу Ван Линя.

Ван Линь же не стал возвращаться в дом, а вновь уселся во дворе. Тут стояла тишина, однако в голове Ван Линя эхом раздавалась музыка цитры.

Мелодия была хоть и тихая, однако весьма изящная и приятная на слух. Она еще очень долго звучала в голове Ван Линя.

В эту ночь Ван Линь не стал тренировать техники, самосовершенствоваться или заниматься дыхательной практикой. Он позабыл даже и о технике Убийства Бессмертных. Он спокойно сидел во дворе и молчаливо взирал на яркие звезд, слушая мелодию цитры у себя в голове. Ярко светила луна, и в ее свете Ван Линь отбрасывал длинную тень. И эта тень делала погруженный в тишину сад еще унылей.

Перед Ван Линем стоял кувшин с отличным вином из города Древних демонов. Время от времени Ван Линь, увлеченный музыкой, прикладывался к вину, и от этого его тоска становилась все пронзительней. Грусть Ван Линя слилась с лунным светом и осветила все вокруг.

«Я, Ван Линь, вступил на путь изучения Дао в 16 лет. И вплоть до сегодняшнего момента я тратил попусту время, я не знаю ничего конкретного», - подумал Ван Линь и, подняв кувшин, сделал большой глоток вина. Часть напитка он пролил, и вино запачкало ему одежду.

Ван Линь посмотрел на свет звезд, и в глазах его проявилось одиночество.

«Идущий по пути культивации, противостоящий небесам, по определению одинок», - сказал он.

Ван Линь все еще слушал несуществующую музыку цитры. Он вытер капли вина вокруг своего рта и пробормотал: «Лишь будучи одиноким всю жизнь, можно найти верную дорогу. Некоторым людям известен вкус такого одиночества, он подобен этому вину. Горчит, когда попадает в рот, а затем наполняет желудок теплотой».

Освещаемая светом луны, одинокая тень продолжала пить вино слушать музыку цитры.

«Я не понимаю, как те монахи, которым уже десятки тысяч лет, выдерживают такое долгое одиночество. Но я знаю одно, если у тебя в сердце не осталось чувств, и ты полагаешь самого себя целью и путем, то это не истинный путь Дао! Вселенная по своей сути бесчувственна, и если монах, идущий по пути противостояния небу, тоже будет не иметь эмоций, то как он может заявлять, что он противостоит воле неба? С давних пор покорные воле неба были любимчиками этого мира. Однако все они были ничтожествами! Мой же путь – путь противостояния небу, путь чувств и эмоций. Я ищу не только бессмертия, но более того! Я не хочу быть ничтожеством, я выбираю путь борьбы!»

Ван Линь сделал глоток, допивая остатки вина, а затем бросил опустевший кувшин в сторону. Ударившись о землю, сосуд раскололся. Ван Линь потер правой рукой свой лоб. Он лег на бок, и глаза его постепенно закрылись. Лунный свет стал таким густым, что струился сквозь пальцы.

Когда пришло время рассвета, Ван Линь открыл глаза и поспешил забыть все происшедшее ночью: вино, опьянение, музыку цитры. Все это Ван Линь, пробудившись, постарался спрятать как можно глубже в своем сердце и больше не вспоминать об этом.

Три дня прошли довольно быстро. Все это время Ван Линь не занимался самосовершенствованием. Вместо этого он каждое утро на рассвете покидал резиденцию Мо и отправлялся к берегу реки. Там он ждал, когда на воде вновь появится тот корабль, и короткое время наслаждался музыкой.

Печальная музыка цитры заполняла мысли Ван Линя. Она проходила сквозь запретные воспоминания и проникала в глубины его души.

Ван Линь так и стоял погруженный в мелодию цитры, проникая в ее звуки, попутно попивая купленное солдатами вино.

Женщина на корабле и не подозревала, что на протяжении трех дней кто-то с таким большим участием слушал ее музыку. Но каждый раз, когда лодка проплывала в этом месте, на душе женщины становилось еще печальнее.

Печаль эта наполняла собой красивые руки девушки и заставляла ее отражать свое настроение в музыке.

Эти три дня Ван Линь проел в полной безмятежности. Он отдалился от борьбы и кровавых сражений, на время забыл об опасности, грозящей ему в лице Та Сеня, забыл свой уговор с Мо Лихаем, забыл свои надежды на достижение уровня Веньдин. Его окружала лишь музыка цитра, да вино. За эти три дня Ван Линь испытал духовное очищение.

Ван Линь никогда не пытался рассмотреть лицо женщины. Было достаточно лишь ее силуэта и музыки.

Если бы Мо Лихай так и не выполнил своего обещания по поводу тюрьмы, Ван Линь так и продолжил бы сидеть и обогащаться духовно. Ван Линь и сам не знал, сколько он мог бы так просидеть. Наверное, до тех пор, пока не оборвались бы струны и не замолкла бы музыка.

Ван Линь встал, наконец отвлекшись от музыки, и бросил взгляд на удаляющийся корабль. Затем, развернувшись, пошел прочь.

Когда он развернулся, стоящая на корабле женщина тоже обернулась и посмотрела на берег реки. Перед глазами ее была темнота, однако она разглядела силуэт уходящего мужчины.

«Мин Сюань, на что ты там смотришь?» - сбоку от женщины раздался равнодушный голос.

Музыка цитры внезапно остановилась.

Женщина обернулась и наклонила голову вниз. Ее блуждающая по струнам ручка слегка задрожала. Прозвучавший голос был для нее гласом неба, она не могла ему не подчиняться.

«Твоя мелодия слишком грустная, клиент хочет, чтобы ты сыграла что-то другое!» - вновь раздался спокойный голос, которому было так трудно отказать.

Женщина на миг задумалась, а затем ее руки вновь побежали по струнам цитры, но теперь мелодия была другой. Теперь она повеселела и стала похожа на теплый весенний день.

«Очень хорошо, вот так и продолжай играть!» - вновь раздался голос.

Новая мелодия была веселой, но если вслушиваться в нее внимательно, можно было обнаружить в самой ее глубине плач.

В плаче были и трагедия, и страдание. Если описать эту музыку тремя словами, то будет: смех сквозь слезы.

Музыка продолжала литься, и смех гостей на кораблей контрастировал с ней.

Мелодия была наполнена горечью и страданием, Мин Сюань была уверена, что никто не сможет этого разгадать.

Музыка все уплывала вместе с кораблем, оставляя рябь на поверхности реки, которая медленно плыла к обоим берегам.





Глава 568
568. Техника убийства Бессмертных.

Музыка с глубоко затаенной в ней печалью дошла до ушей Ван Линя. Он замедлил свой шаг, однако не обернулся и продолжил свой путь.

Была полночь, и яркая луна висела в небесной пустоте. Мягкий лунный свет освещал землю, легкой вуалью ложась на город Небесных демонов.

Из резиденции Мо осторожно выбежало две тени, чем-то напоминавшие своим видом статуи. Превратившись в облака дыма, они двинулись по направлению к тюрьме Хун. Они передвигались по городу с большой скоростью, перепрыгивая на своем пути стены и дома. Вскоре они достигли цели.

Около тюрьмы призрачные силуэты превратились обратно в людей, и это были Мо Лихай и Ван Линь!

Как только они появились, огромные врата тюрьмы, выполненные из металлического сплава, внезапно слегка приоткрылись. Меж створками врат появилась щель, и из нее вышел угрюмый и тучный человек. Выйдя, он окинул прибывших взглядом и пошел назад, жестом позвав гостей за собой.

Взгляд Ван Линя едва уловимо заострился, когда он взглянул на мрачного толстяка. Уровень культивации этого человека был такой же, как и у генерала Мо Лихая, то есть примерно соответствовал монаху, достигшему полной завершенности поздней Инбянь.

Мо Лихай зашагал вперед, проскальзывая через приоткрытые створки. Следом за ним размеренным темпом ступал Ван Линь.

Когда они вошли, угрюмый толстяк смерил Ван Линя взглядом и спросил у генерала: «Брат Мо тогда говорил об этом человеке?»

Мо Лихай кивнул: «Именно о нем, брат Сюй».

Мужчина по имени Сюй махнул головой генералу: «Ну тогда ты можешь идти. Я проведу его».

Мо Лихай подошел поближе к Ван Линю и произнес: «Брат Ван, береги себя. Надеюсь, ты успешно завершишь здесь свои дела!» С этими словами генерал шагнул вперед, исчезая в пространстве.

«Как тебя зовут?» - спросил Сюй у Ван Линя, сверля его взглядом.

«Ван Линь!» - ответил Ван Линь. Голос его звучал весьма непринужденно.

Толстяк больше не стал ничего спрашивать. Развернувшись, он зашагал к зданию тюрьмы. Ван Линь двинулся следом за ним, стараясь вести себя максимально учтиво. Атмосфера злобы и убийства ощущалась здесь еще сильнее.

Закутанный в серую одежду угрюмый мужчина, казалось, наслаждался подобной атмосферой. Он то и дело бросал на Ван Линя косые взгляды. Увидев, что здешнее место не произвело на гостя никакого эффекта, толстяк удивился. А затем решил, что раз сам генерал Мо Лихай так напрягся ради этого гостя, то должно быть в нем что-то неординарное.

Тюрьма Хун делилась на две части. Первая ее часть была надземной и располагалась на поверхности. Под землей же лежала ее вторая часть.

Толстяк по имени Сюй не стал затягивать дело. Он сразу повел Ван Линя во вторую, нижнюю часть. Ведя его за собой, он зашагал вниз по темной лестнице.

В стенах мрачно мерцали темные огоньки, делая обстановку ее сумрачней.

В начале лестницы обстановка была тихой и спокойной, но по мере продвижения из глубины стали доноситься наполненные злобой и ненавистью крики и завывания. И мрачная атмосфера тюрьмы стала мрачней в десять раз!

Мужчина по имени Сюй специально замедлил свой ход. Он тайком посматривал на Ван Линя, зная, что ненависть, заключенная в здешней тюрьме, скоро достигнет такой концентрации, что ее буквально можно будет пощупать рукой. И, пожалуй, тут может стать не по себе и самим демоническим генералам, не уступавшим Сюю по уровню культивации. Он же сам прожил здесь не одну сотню лет, и все это время дышал этим пропитанным злобой воздухом, и уже привык.

И чем больше он смотрел на Ван Линя, тем в больший трепет он приходил. Его спутник сохранял привычное выражение лица, и, как казалось Сюю, он ничуть не притворялся. Напротив, казалось, будто бы он органично влился в окружающее его пространство.

Рассмотрев это, Сюй решил прекратить недооценивать своего гостя. Он уже понял, что раз Ван Линь пожелал войти в это место для тренировки, то наверняка он необычный человек. И если продолжить его так проверять, то не избежать эксцессов.

Лестница была довольно длинной. Прошло еще немного времени, прежде чем Ван Линь с Сюем достигли ее конца. Место, где кончалась лестница, было погружено во мрак и было похоже на огромную клетку, разделенную на тысячу независимых ячеек.

Со всех сторон здесь раздавались яростные крики и брань. И это все было очень громко. Если бы здесь оказался обычный человек, то он мог быть оглушен этим шумом.

Сюй же уже давно привык ко всему. Он мрачно крикнул: «А ну всем успокоиться!»

Как только он это произнес, затихли все крики. Возникла гнетущая, подавляющая аура.

Здесь, в конце лестницы, располагалась небольшая черная постройка. Сюй, стоя перед ней, вновь оглядел Ван Линя, и на губах его появилась легкая улыбка. И эта улыбка сделала его вид еще мрачней и угрюмей.

«Ван Линь, за эту тюремную область отвечаю я лично. И каждый сидящий здесь преступник тщательно был отобран мной. Каждого через месяц ждет казнь через обезглавливание. Здесь ты сможешь вволю потренироваться. Даже если ты убьешь их всех, то ничего страшного!» - произнес он.

Ван Линь окинул пространство Божественным сознанием и почувствовал, что здесь наложено множество охранительных печатей.

«Премного благодарен!» - поклонился Ван Линь.

Сюй улыбнулся и хрипло проговорил: «Благодарить надо не меня, а генерала Мо Лихая. Он научил меня третьему уровню умения десяти разрушений намерения битвы, чтобы я разрешил тебе войти сюда!»

Говоря это, Сюй пристально вглядывался в Ван Линя. Затем он развернулся и скрылся в глубине черной постройки.

«Третий уровень десяти разрушений намерения битвы… Похоже, генерал действительно расщедрился ради меня», - подумал Ван Линь, входя в область, где содержались заключенные.

Здесь тюремные камеры тянулись ровными рядами. Войдя сюда, Ван Линь тут же ощутил давление. Крики и вопли звуковыми волнами налетели на него, гулким эхом раздаваясь от стен.

Ван Линь же со спокойным выражением лица начал идти вдоль камер. Бесчисленное множество черных рук потянулись к нему из-за стальных прутьев решеток, будто бы норовя схватить его.

Одновременно с этим раздался издевательский смех: «К нам пожаловал новичок! Подойди ко мне, дай тебя пощупать! Я десять лет не видел такой нежной кожи!»

«Ты выглядишь точь-в-точь как та шлюха, которую я тогда убил!» - раздался еще один голос.

«Пришелец! Я больше всего люблю убивать пришельцев!»

Из-за решеток на Ван Линя уставились множество мрачных красных глаз. В них виделось так много желания, так много различных эмоций.

Ван Линь холодно осматривал заключенных. Наверняка много лет назад они не были такими больными на голову. Они, должно быть, провели здесь слишком много времени и пропитались здешней аурой ненависти. И из-за нее они стали такими неуравновешенными психически.

Кричали, однако, не все заключенные. Некоторые молча сидели по своим камерам.

«Новичок, подойди сюда!» - прокричал сбоку от Ван Линя черный как смоль заключенный, протягивая свои руки через решетки. Увидев, что Ван Линь смотрит на него, он заорал и плюнул в него.

Ван Линь шагнул назад, уворачиваясь от пущенного в него вонючего сгустка мокроты.

Плюнувший в него заключенный залился хохотом, безумно сверкая глазами.

Ван Линь ничуть не изменился в лице. Он посмотрел на заключенного и слегка улыбнулся. Он хотел было пойти дальше, но вдруг замер на месте.

Черный человек, увидев улыбку Ван Линя, вдруг затрепетал. Улыбка эта непонятно почему вселила в него чувство страха. Безумный блеск в его глазах померк, и ему на смену пришла злоба.

Ван Линь вытянул вперед правую руку так, чтобы заключенный мог до него дотронуться и произнес: «Давай!»

Заключенный в растерянности отошел назад на несколько шагов, на лицо его наползло угрюмое выражение.

«Давай!» - вновь произнес Ван Линь.

В эту минуту крики и ор стали еще громче. Черный заключенный с силой сжал зубы и, выгнув ладонь наподобие звериной лапы, выбросил руку вперед, чтобы схватить конечность Ван Линя.

Одновременно с этим Ван Линь сложил два пальца крестиком и ткнул ими в ладонь заключенного. Поток убийственной ци через пальцы Ван Линя быстро вошел в тело человека.

Заключенный затрясся всем телом и отскочил назад. Все его тело билось в конвульсиях, а из всех отверстий хлынула черная кровь. Лицо его исказилось в гримасе от чудовищной боли.

Крики остальных заключенных стали еще громче.

Однако их тут же заглушил пронзительный, словно острый меч, вопль, вырвавшийся из груди черного человека.

Все остальные тут же замолкли.

Человек же продолжал вопить. И огромный ужас чувствовался в его крике. Ван Линь же сохранил равнодушное выражение лица, смотря как раздираемый конвульсиями человек падает на тюремный пол, а тело его постепенно истончается и дряхлеет. И вот на полу лежит уже высохшая мумия!

У мумии рот так и остался открытым, а глаза стали серого цвета. Изо рта ее заструился поток серой ци и полетел к пальцу Ван Линя. Поток серой ци стал немного гуще.

«Все-таки только один поток!» - нахмурился Ван Линь.

Ван Линь наблюдал за процессом от и до, как убийственная ци вошла в тело заключенного и впитала в себя его жизненную силу, которая включала в себя и душу, плоть, кровь и всю остальную жизненную энергию зека.

«Умерщвлять людей с помощью убийственной ци можно пока только таким способом. Чтобы призвать убийственную ци отдельно, мне пока чего-то не хватает. Не хватает понимания», - задумался Ван Линь, рассматривая мумию. Уровень культивации этого человека был не очень высоким. Внутри его тела было несколько Ограничений, которые не позволяли его силе развернуться в полную мощь. И так было не только у него. Подобные Ограничения были практически в каждом здешнем заключенном.

Крик заключенного оборвался с его смертью, и на миг наступила тишина. Однако в следующую секунду воздух вновь наполнили крики. Теперь они еще острее резали по ушам.

Ван Линь прошел к следующей камере. Заключенный в ней человек кровожадно уставился на Ван Линя и, облизав губы, обратился к нему: «Малыш, ты ведь здесь тренируешься. Сделай мне одолжение, убей того, кто сидит в камере напротив! А затем и меня. Согласен?»

В камере напротив сидел здоровяк в расцвете лет. Уставившись на Ван Линя, он произнес: «Мне кажется, тебе не нравится такое предложение. Убей его, а потом и меня. Я сижу уже здесь слишком долго. Чем раньше я умру, тем скорее обрету новую жизнь!»

Ван Линь молча взмахнул правой рукой влево, а затем и вправо. Изо лбов двух заключенных захлестала кровь, и поток этот все не останавливался. А затем они почти одновременно рухнули наземь. В глазах их отчетливо виднелось облегчение.

Войдя в это тюремное пространство, Ван Линь сразу ощутил, что к атмосфере злобы и ненависти примешивается и дыхание смерти. Сначала он подумал, что это из-за того, что здесь умирают слишком много людей, однако пройдя вдоль тюремных камер, Ван Линь обнаружил, что ци смерти исходит от сидящих в камерах заключенных!

Они все жаждали смерти! Однако они были слишком малодушны, чтобы собственноручно убить себя.

Когда два тела рухнули на землю, Ван Линь принялся внимательно осматривать трупы. Он не стал применять убийственную ци, и потому на телах этих заключенных не было никаких следов увядания.

Однако на трупах на миг появилась и тут же пропала необычная аура.

Ван Линь сверкнул глазами. У него было чувство, будто бы он что-то уяснил для себя, но ощущение это было ложным.

«Техника Убийства Бессмертных закаляет жизненную силу и превращает в отметки. И это умение я тренировал вплоть до сегодняшнего дня и много раз над ним глубоко задумывался. Иногда мне кажется, что я начинаю понимать, иногда же наступает недоумение», - подумал Ван Линь и, схватив тело здоровяка, притянул к себе поближе, вплотную к решетке.

Ван Линь нагнулся сам и надавали рукой на кровавое пятно у трупа на лбу и принялся внимательно его осматривать.

Ван Линь все больше хмурил брови. Наконец он мрачно вздохнул и поднялся на ноги. Он пошел дальше, к другим камерам, и заключенные, мимо которых он проходил, падали замертво.

Ван Линь подолгу внимательно разглядывал каждый труп убитого им человека и настойчиво размышлял.

Через пять дней из более, чем тысячи заключенных в этой области человек умерло больше половины! Поднялась густая ци смерти и заполнила собою пространство, грозя долго не рассеяться.

Ван Линь рассматривал высохшие трупы, и постепенно к нему начало приходить понимание, однако понимание это было весьма туманным и неопределенным. Будто бы какая-то непрозрачная вуаль укрывала от него истину, и посмотреть сквозь нее не представлялось возможным.

«Где же, в конце концов, я ошибаюсь?» - задумался Ван Линь.

«А все потому, что ты убил слишком мало! Твой дух убийства слишком мал!» - произнес Сюй, выходя из черной постройки. Он посмотрел на Ван Линя, и теперь в его взгляде появилось что-то новое.

Ван Линь, подняв голову, взглянул на тюремщика, и ничего не сказал.

«Я хоть и не знаю конкретно, какое умение ты сейчас тренируешь, но определенно оно связано с убийством, и потому-то ты и захотел потренироваться здесь! Но ты ошибся с выбором места! Убивая здесь, ты не сможешь взрастить в себя достаточный дух убийства. В тебе нет злобы. Я вижу, что за эти пять дней ты убил довольно много людей, однако ты это делаешь в целях исследования! Ты слишком много размышляешь, а это хуже, чем если бы желание убийства овладело тобой! Если ты будешь просто убивать, то быстрее поймешь, быстрее обретешь дух убийства!» - произнес Сюй.

Взгляд Ван Линя стал более внимательным.

«Я же тренирую технику Убийства демонического пути! – Сюй посмотрел на Ван Линя и продолжил, - у тюрьмы Хун есть десять командиров. И среди них только я тренирую эту технику! Убийствами я закаляю сердце, сердце мое становится демоническим. Тебе нужно увидеть самому мой дух убийства!»

Глаза Сюя внезапно помрачнели. Ни потока убийственной ци не хлынуло из его тела, однако Ван Линь почувствовал, что его собеседник как-то разом весь изменился. Изначальный дух Ван Линя сам по себе пришел в движение. Появилось ощущение опасности и заполнило все собой.

Сумрачная аура объяла тело Сюя. Она не распространялась в пространстве, однако выглядела по-настоящему пугающе.

«Если ты действительно хочешь натренировать технику убийства, то я смогу провести тебя в одно место, где ты действительно сможешь это сделать!» - медленно проговорил Сюй.

«Твое условие!» - произнес Ван Линь, смотря на Сюя.

В глазах Сюя промелькнуло одобрение, и он произнес: «Помоги мне убить демонического генерала Ши Цзяня! И не спрашивай, почему я хочу это сделать. С моим духом убийства я смогу сделать это достаточно просто, однако мне нужно убить его по-тихому. Однако я ограничен: я не смогу никогда покинуть тюрьму Хун, он же по своей воле никогда не явится сюда. И потому ты поможешь мне убить его, а я помогу тебе попрактиковаться в убийствах! Но у меня есть еще условие: ты убьешь его тем умением, которое достигнешь результате убийств. Пусть он умрет!» И тут глаза Сюя сверкнули по-настоящему страшно.

«Если я действительно смогу завершить свою технику убийства, то я смогу принять твои условия…» - начал говорить было Ван Линь, но был перебит.

«Иди за мной!» - воскликнул Сюй с мрачной улыбкой и, развернувшись, быстро зашагал.

«Десять зданий, составляющих тюрьму Хун, - это лишь то, что доступно постороннему взгляду. Истинная функция четырех великих тюрьмем города Небесных демонов – предоставлять убийственную ци для корма демонического меча нашего Владыки! Самый нижний уровень тюрьмы – вот, куда тебе нужно войти. И только там ты сможешь понять дух убийства!» - произнес Сюй.

Ван Линь, следуя за ним, покинул тюремную область и теперь по одной из лестниц углублялся в недра тюрьмы. Казалось, у этой лестницы не было конца. Сюй проходил тюремные области одну за другой, не останавливаясь и вел за собой Ван Линя.

Чем ниже они спускались, тем явственнее бил в нос густой запах крови, и в этом запахе витал дух убийства в 10, 100 и 1000 раз гуще прежнего.

И стены здесь не были черными, как других местах. Они светились кроваво-красным светом.

«То, что я привел тебя сюда, является нарушением тюремных правил. И об этом ты не должен никому рассказывать, даже Мо Лихаю. Это место собственноручно создал демонический император, оно наполняется духом убийства круглый год и может оказывать влияние на психику людей. После того как ты войдешь сюда, не нужно сопротивляться. Просто сохраняй сознание и попытайся понять, насколько плотный и концентрированный здесь дух убийства!» спокойным тоном проговорил Сюй.

Ван Линь ненадолго погрузился в раздумья. Он посмотрел на Сюя, а затем ощутил, что внизу концентрация смерти и убийств просто зашкаливает, что весьма хорошо для убийственной ци.

Ван Линь еще не приблизился, но между пальцами его правой руки уже закрутилось несколько потоков убийственной ци. Ван Линь ощутил, что его серая ци переменилась. Она слегка дрожала, и это не было вызвано страхом. Ци Ван Линя была наполнена намерением убийства!

Ван Линь сделал шаг вперед, входя в пылающим кроваво-красным проход, и устремился вниз по лестнице. Он был хитрым малым и, конечно, не стал полностью доверять словам Сюя. Однако он пошел сюда, и главная причина, почему он это сделал – нетерпеливое дрожание убийственной ци!

«Едва я пришел сюда, как убийственная ци изменилась. Уверен, что здесь я смогу успешно завершить изучение техники Убийства Бессмертных!» - подумал Ван Линь. Он продолжал идти, не оборачиваясь, и вскоре исчез из зоны видимости Сюя.

«За все в этом мире нужно заплатить свою цену. Если ты что-то хочешь получить, готовься с чем-то расстаться. Я же очень хочу добиться своей цели!» - думал Ван Линь, продолжая спускаться по лестнице. Чем ниже он спускался, тем гуще становилось красное свечение.

В месте, где оканчивалась лестница, царил красный свет. Здешний пол был вымазан кровью, кровавые пятна наслаивались друг на друга, пугая пришедшего.

Здешнее помещение было очень просторным, и нельзя было увидеть, где оно кончается. Судя по всему, оно существует само по себе, как отдельный мир, а не располагается под городом Небесных демонов.

И в этом красном мире на земле то тут, то там располагалось множество кровавых луж, в которых сидело по несколько человек. Они сидели, наполовину погруженные в луже, и медитировали с крепко закрытыми глазами.

Тела их были покрыты чудовищными ранами, края которых удивительным образом шевелились.

Ван Линь вошел сюда, и с его пальцев слетело пять потоков убийственной ци, который закрутились вокруг его тела, издавая возбужденный свист.

Ван Линь глубоко вдохнул, кровавый воздух вошел в его легкие и превратился в намерение убийства. Глаза Ван Линя вспыхнули. Он подошел к одной из луж и, немного поколебавшись, прыгнул в нее, а затем, усевшись, предался медитации.

Когда его нижняя половина тела погрузилась в кровавый водоем, кровавая энергия мощными потоками вошла в него, и начала расходиться по телу Ван Линя, охватывая его.

С каждым новым вдохом намерение убийства в теле Ван Линя становилось все сильнее. С каждым новым выдохом все больше кровавой энергии проникало в тело Ван Линя.

Постепенно глаза Ван Линя наливались кровью. Пять потоков убийственной ци вокруг его тела теперь вращались, рассекая воздух, со свистом, которого никогда не издавали прежде.

Намерение убийства в душе Ван Линя становилось все сильнее. Поначалу Ван Линь пытался сдерживать энергию Бессмертных, но затем, поразмыслив, дал ей волю.

Ван Линь не знал, сколько времени он просидел в подобном положении. Однако внезапно по всему кровавому миру люди, сидящие в кровавых лужах, распахнули глаза, в которых засветилась невообразимая ярость.

Кровавая энергия, исходящая от людей, покрыла собой поверхность кровавого мира. Один за другим люди взлетели в воздухе. исторгая их своих глоток крики, наполненные намерениями убийства.

Следом за этим все люди без исключения бросились друг на друга!

«Убить!»

«Убить!!»

«УБИТЬ!!!» - Раздались яростные крики, и каждый человек кинулся на того, кто был ближе всего к нему.

Сидящих в кровавых лужах людей было очень много. Ван Линь окинул пространство Божественным сознанием и обнаружил, что людей здесь не меньше нескольких тысяч.

В этот момент со всех сторон хлынула кровавая энергия и заполнила собой все окружающее пространство.

Глаза Ван Линя стали кроваво-красного цвета. К этому моменту, казалось, он почти утратил свое сознание. Все его тело, будто бы само по себе, покрылось намерениями убийства.

Собравшись, Ван Линь резко вылетел из кровавой лужи и громко взревел. В воздухе закрутился поток красного ветра и полетел к сражающимся не на жизнь, а на смерть людям.

Побоище началось!

Потеряв сознание, Ван Линь вновь погрузился в процесс убийства. Одно за другим он применял свои умения: палец Одинокого огня, палец Дьявола. Волшебные артефакты без остановки сменяли друг друга.

Везде, где бы он ни проходил, он поднимал вверх руку, и люди падали замертво.

И без того красные глаза Ван Линя стали еще краснее. Теперь все, о чем он думал, было убийство!

И все тело Ван Линя окрасилось кровью. Он продолжал убивать без памяти, ничуть не уставая. Увидев врага, он тут же бросался на него, применяя свои Божественные способности во всю их мощь.

Люди, которых он убивал, не умирали по-настоящему. Благодаря созданной здесь Формации, они возвращались к жизни в кровавой бездне. По сути, их нельзя было назвать людьми, это были предметы для производства убийственной ци.

Произведенная их телами ци подхватывалась воздухом и уносилась в неизвестном направлении.

Прошло довольно много времени, прежде чем эта бойня завершилась. Мощные потоки духа убийства витали вокруг последних оставшихся в живых. Красные глаза их, казалось, полностью утратили разум. Все людей, включая Ван Линя, осталось здесь больше сотни.

Вокруг оставшихся людей витали потоки убийственной ци, создавая вокруг их тел кроваво-красный туман диаметром более трех чжанов.

Оставшиеся в живых люди больше не смотрели друг на друга. Они разлетелись в разные стороны, и каждый из них выбрал себе по кровавой луже.

Взгляд кроваво-красных глаз Ван Линя опустился на одну из луж. Как только он к ней приблизился, по ее поверхности пошли волны, и из нее вылетело 10 человек. На их перепачканных кровью лицах отчетливо виднелось выражение ужаса.

Ван Линь в одиночку занял эту большую лужу. Он закрыл глаза. Он просидел так довольно долго, прежде чем вновь распахнул свои веки, и теперь глаза его уже утратили свою красноту. Вместо нее появились ясность и безмятежность.

«Дух убийства, о котором мне говорил Сюй, как мне кажется, похож на дух истребления. И лишь обладая им, можно овладеть убийственной энергией. Если во мне будет недостаточно духа истребления, овладеть убийственной энергией будет чрезвычайно сложно. То, что раньше у меня несколько раз получалось ее применить, не более чем везение и удачное стечение обстоятельств!» - глубоко вдохнул Ван Линь, вновь закрывая глаза. Теперь все его тело до миллиметра было вымазано в крови. Все ради понимания духа истребления.

Прошло довольно много времени, прежде чем в кровавом мире людские тела вновь взмыли в воздух, и началось новое побоище.

И подобные побоища могли случаться в кровавом мире по несколько раз на дню. Каждый раз погибало множество человек с тем, чтобы кровавый туман вокруг тел оставшихся людей стал гуще.

Прошел уже целый день с тех пор, как Ван Линь вошел сюда. И за это время произошло четыре побоища, в каждом из которых Ван Линь сражался до самого конца. Кровавый туман вокруг его тела разросся до нескольких десятков чжанов, что сравнительно с другими людьми, было немало. Однако среди них был один брюнет, кровавый туман вокруг которого достигал целой сотни чжанов!

Брюнет этот парил в воздухе, важным своим видом напоминая императора.

Наконец последняя бойня подошла к концу, и напоминавший монарха молодой человек внезапно вскинул голову вверх и закричал, сотрясая воздух. От этого крика кровавый туман вокруг него взбурлил и пошел пузырями.

И в это время молния вспышкой пронзила пространство. И это оказался внезапно появившийся серебряный дракон. Холодным, ничего не выражающим взглядом он окинул землю под собой, а затем жадно втянул в себя воздух!

Кровавый туман, окружавший оставшихся людей, начал отделяться от их тел и потоками устремился ввысь, поглощаемый серебряным драконом.

Молодой брюнет, взревев, резко кинулся вверх на дракона. Он успел пролететь целую тысячу чжанов, прежде чем дракон обратил на него свое внимание. Чудовище, развернувшись, холодно взглянуло на него, и молодой человек тут же рухнул вниз обугленным куском мяса.

Серебряный дракон впитал его кровавый туман, а затем растворился в пространстве.

Когда дракон исчез, в глазах Ван Линя засветилось озарение. Ведь этот дракон как раз и был демоническим мечом Владыки! В этом месте ци убийства превращается в кровавый туман, который является пищей для меча.

Что же касается брюнета, то он хотя и погиб, но он затем возродится вновь в одной из кровавых луж. Однако его убийственная ци развеялась без остатка, и он превратился в обычного человека. Если же он захочет вновь вернуться к былым высотам, ему придется начинать сначала.

После целого дня побоищ в этом месте наконец наступило спокойствие. Ван Линь продолжал сидеть в луже, пытаясь понять дух истребления: «Когда я начинал изучать технику Убийства Бессмертных, мне было сказано, что я смогу изучить ее во многом благодаря своему Домену Жизни и Смерти. И сейчас, как мне кажется, я наконец понял, что же это значит!»

Аура намерения убийства потоками проникла из кровавой лужи в тело Ван Линя.

«Однако кое-что мне до сих пор не понятно, - продолжал раздумывать Ван Линь, - это связь между доменом Жизни и Смерти и сансарой!»

Прошла ночь, и утром вновь началась новая бойня.

Здесь все повторялось бесконечно. Погруженный с головой в процесс истребления Ван Линь утратил чувство времени. Намерения убийства вокруг его тела становились все гуще, и количество их прибывало.

Безостановочно убивая, безостановочно поглощая намерения убийства, Ван Линь постепенно становился все ближе к пониманию духа убийства.

Если вначале после бойни в воздухе осталось больше сотни людей, то сейчас их было около 50. Количество людей уменьшилось во многом благодаря Ван Линю, который безостановочно убивал, сверкая кроваво-красными глазами и кровожадно улыбаясь.

Оставшиеся пятьдесят человек прекратили самоистребление и вновь разлетелись каждый по своей отдельной луже. После нового дня убийства кровавый туман вокруг Ван Линя разросся уже до 50-ти чжанов в ширину.

Прошло еще некоторое время, прежде чем начался новый раунд побоища. Когда он закончился, осталось не более 20 человек. Туман вокруг Ван Линь увеличился до 70-ти чжанов. Примерно так же было и у остальных оставшихся людей.

В кровавом мире день шел за днем, и хотя Ван Линь время от времени приходил в себя, он все равно не мог понять, сколько же времени он здесь уже провел. И если бы пять потоком убийственной ци не были превращены им в метки жизненной энергии, который покрыли все его тело, Ван Линь мог бы здесь умереть очень много раз! Метки жизни придавали Ван Линю особую, дополнительную силу.

В этот день после последней бойни в воздухе осталось всего два человека, и один из них был Ван Линем. Теперь кровавый туман вокруг его тела разросся до нескольких сотен чжанов! Если смотреть издалека, Ван Линя можно было принять за кровавое солнце.

Перед Ван Линем в воздухе висел тот молодой брюнет, которого мы встречали раньше. Он вновь сумел выбиться на первое место. Кровавый туман вокруг его тела не только не уступал Ван Линю, но и превосходил его!

И в это время высоко вверху вновь появился серебряный дракон. Холодным взором он окинул пространство под собой, и его равнодушный взгляд опустился на Ван Линя с брюнетом, а затем дракон глубоко вдохнул!

Черноволосый молодой человек вновь гневно вскричал и бросился на дракона. В обычно равнодушный глазах чудовища появилось насмешливое выражение. Он резко выкинул гигантскую лапу, ударяя летящего на него человека.

Раздался громкий звук удара, и человек рухнул вниз, превратившись в кусок мяса. Однако за секунду до этого кровавый туман потоком отделился от него и вошел в его тело.

Брюнет умер, но тут же вновь возродился в одной из кровавых луж. Убийственная ци его полностью рассеялась. Теперь он полностью сконцентрировался на медитации и даже не смотрел наверх.

После этого взор дракона опустился на Ван Линя.

Тот, нисколько не колеблясь, начал испускать из себя кровавый туман и опускаться вниз на землю. Поглотив кровавый туман Ван Линя, дракон исчез.

Ван Линь опустился в кровавую лужу. Сейчас глаза его светились чистотой и безмятежностью, а на губах играла легкая улыбка, которая становилась все больше. Вот Ван Линь уже залился радостным хохотом. И смех его эхом разнесся по кровавому миру: «Техника Убийства Бессмертных с помощью намерения убийства забирает у человека жизнь и превращает ее в метку жизненной силы! Через смерть к новой жизни, вот почему эта техника похожа на путь сансары! Убив человека, можно создать отметку жизни! Это и в самом деле настоящая сансара! Жизнь сменяется смертью и наоборот! Точно так же действует и серебряный дракон, вдыхая убийственный туман, он множит внутри себя жизненную силу! Очевидно, Формация этого кровавого мира существует по этим же правилам! Получается, что все вот так!»

На Ван Линя снизошло озарение, и глаза его засверкали еще ярче.

И в миг осознания пять потоков серой ци вылетели из меток жизни, покрывших его тело. Потоки ци начали концентрироваться и переплетаться друг с другом, превращаясь в крутящийся серый вихрь.

И вихрь, вращаясь все быстрее, начал входить в голову Ван Линя и исчез там без остатка. И в следующий миг вся сила и энергия, которые были в Ван Лине, резко пришли в движение. Поток мощной убийственной ауры, которую никто никогда прежде не видел в этом кровавом мире, ударил из тела Ван Линя.

Вслед за этим все люди, сидящие в кровавых лужах, раскрыли глаза и обратили свои взоры на Ван Линя.

«Убийственная ци!» - раздался голос Ван Линя и эхом разнесся по кровавому миру.

Когда аура техники Убийства Бессмертных ударила из тела Ван Линя, ближайшие к нему кровавые лужи взбурлили, и тела сидящих в них людей, которые до этого бесчисленное количество раз были убиты и вновь возвращены к жизни, распались на части. И их разрушенных тел потянулись потоки серой ци, превращаясь в ци убийства.

Появившись, сотни потоков убийственной ци, закрутились вокруг Ван Линя.

Но на этом все не закончилось. Теперь все люди, сидящие в кровавых лужах, начали распадаться на части, превращаясь в потоки серой ци. Центром этой волны разрушений была лужа Ван Линя, и все остальные лужи по цепочке начали кипеть.

По всему кровавому миру прошла огромная волна разрушений! Потоки серой ци, превратившись в убийственную ци, вихрями устремлялись к Ван Линю.

Все распавшиеся на части люди больше не могли воскреснуть. На этот раз они умерли на самом деле. И в первый раз за множество лет в их глазах промелькнуло сознание. На лицах умерших отчетливо читалось облегчение.

Следом кровавый мир задрожал от раскатов грома, взбурлили облака, состоящие из серой ци. Сидящий в отдаленной кровавой луже черноволосый молодой человек поднял голову вверх. Глаза его были по-прежнему красными, а вокруг его тела витал бледный кровавый туман. Он низко зарычал и с силой сжал зубы. Он стал здесь единственным, кто не распался на части, превратившись в серый туман.

3792 потока серой ци закружились в воздухе вокруг Ван Линя. Сидевший в кровавой луже, он поднялся на ноги. Теперь во всем кровавом мире остались только он и брюнет!

Небеса кровавого мира вновь раскололись от оглушающего грома. Вновь появилась молния, которая тут же обрела облик серебряного дракона. Огромные глаза его уставились на Ван Линя и наполнились яростью.







Глава 569
569 Обида Императорского Меча

Серебряный дракон, уставившись на Ван Линя, гневно зарычал. Тут же его тело двинулось и он помчался на него с вытянутыми когтями. Его лапа, внезапно появившись, мгновенно заполнила воздух ужасающей аурой, которая, казалась, могла перевенуть весь мир.

Ван Линь посмотрел в небо, мощь серебряного дракона за несколько дней пребывания в кровавом мире он постоянно ощущал, поэтому сейчас он не двигался. Вместо этого три тысячи семьсот девяносто два потока Ци Убийства вокруг его тела распространили сильное намерение убийства. Как только это намерение заполнило воздух, внезапно появилось чувство, будто эта сила могла разорвать небо.

Три тысячи нитей серой ци взвились в воздух с жаждой убийства, они взлетели словно острый меч и, помчавшись по небесам, тут же встретились с когтями серебряного дракона.

"Бам!" Весь кровавый мир затрясся. Когти серебряного дракона после столкновения с тремя тысячами семью стами девяноста двумя потоками Ци Убийства мгновенно рассыпались и разлетелись на мелкие осколки.

Серебряный дракон издал гневный рык, две яркие вспышки его глаз загорелись жаждой убийства!

За огромное количество лет, хотя он изредка и получал ранения, но этот раз, в действительности, был первым, когда человек, подобный муравью, внезапно разрушил его атаку когтями. Пусть эта атака и не содержала полную свою силу, но она явна не была той, которую обычный человек мог так запросто отклонить!

Даже Демонический Генерал не смог бы сопротивляться этим когтям!

Сейчас гнев полностью обуял его! Как властелин меча с неприкасаемым достоинством, он предстал перед этим муравьем. В обычной день он бы ел таких по сотню или даже тысячу в день, но этот! Этот человек, эта еда заставила его захотеть стереть его в порошок и развеять по ветру!

Тело серебряного дракона вспыхнуло, он заревел и из его рта стал непрерывно вырываться Свет Меча. Как только он появился, весь кровавый мир, казалось, начал разрушаться, все вокруг, небо и земля, исчезло, покрытое этим светом.

Свет Меча с ревом летел на Ван Линя!

Ван Линь, не колеблясь, рванул. Он помчался молнией, но не в сторону серебряного дракона, он быстро крутанулся и побежал в стороны выхода из этого места.

Позади него три тысячи семьсот девяноста две нити Ци Убийства мгновенно собрались и, превратившись в печать, полетели к его лбу.

В мгновение три тысячи семьсот девяноста две Метки Жизни слились со лбом Ван Линя и, мгновенно расширившись, покрыли все его тело. Они сформировали почти четыре тысячи слоев, покрыв Ван Линя могослойной защитой.

В этот момент Свет Меча серебряного дракона уже приблизился и упал на Ван Линя. Покрывающие все его тело Метки Жизни засверкали, послышался непрерывный звук треска, но Ван Линь не остановился, он бросился ко входу и мгновенно исчез.

Как только он исчез, в кровавом мире человек с черными волосами, борясь изо всех сил, произнес: "Помоги мне один раз!"

Его голос был очень тихий.

Серебряный дракон в небе был поражен, ци меча, которая должна была убить своего врага, вопреки ожиданиям, получила отпор. Это было настоящее оскорбление!!

Гнев Серебряного Дракона тут же возрос, у него не было времени смотреть на черноволосого мужчину на земле. Его тело мгновенно понеслось вперед и бесследно исчезло.

Тем временем в центре Небесного Демонического Города в павильоне меча имперской столицы была комната, она была совершенно пуста и не имела никакой мебели. На полу в ней находилась огромная кровавая формация, а в её центр был вставлен серебряный змееподобный меч.

В этот момент от змееподобного меча распространился плач меча и он поднялся в воздух, тут же изменившись в серебряный свет, он прошел прямо сквозь крышу и, мгновенно заполнив весь Небесный Демонический Город Ци Меча, бросился в небо. Быстро вращаясь, он летел прямо в город Хун.

В Небесном Демоническом Городе все Демонические Командиры, все Демонические Генералы мгновенно заметили эту Ци Меча. Каждый из них вышел из своего дома и взглянул на ночное небо.

Дворцовый руководитель, мужчина средних лет одетый в белый халат, убрал руки за спину и посмотрел в ночное небо. В его взгляде вспыхнул свет и он пробормотал: "Кто вызвал такой сильный гнев императорского меча? Какая ожесточенная битва!"

Демонический Генерал Ши Сяо в этот момент был во дворце и тоже посмотрел в темное небо. Сунь Тай рядом с ним имел серьезное выражение лица, уставившись в небо, он смотрел на вспыхнувшее в нем серебряное свечение, в сердце он почувствовал страх.

"Императорский меч внезапно поднялся в воздух, это странно!" - Ши Сяо глубоко вздохнул, в его взгляде читалось удивление.

В городе Юй в одном из домов черноволосый мужчина поднял глаза к небу, его было не рассмотреть, был виден только его силуэт. Смотря на то, как в черном небе промелькнул серебряный свет, он тихо произнес: "Сила гнева императорского меча! Этот императорский меч, какова его сила в ваших глазах?"

Позади него стояло двое людей. Они оба были одеты в халаты культиваторов и у каждого спиной висел большой черный меч. В этот момент в их глазах появилось удивление, они посмотрели в небо и уставились на серебряное свечение, исчезающее вдали.

"Сила этого меча не ниже Вашей, учитель!" - медленно сказал один из них после недолгого молчания.

"Вот как?" - черноволосый мужчина развернулся и показал невероятно красивое лицо, но в этой красоте также чувствовалась и сила духа, и несгибаемая воля.

Это был первый человек среди Демонических Генералов. Демонический Генерал, охраняющий границы Огненной Демонической страны, Мо Фей.

Если внимательно посмотреть, то можно сказать, что он был абсолютно таким же, как и черноволосый мужчина из глубин тюрьмы Хун!!!

В резиденции Мо лицо Мо Ли Хая выражало сильное удивление, когда он увидел серебряный свет в небе, он тут же посмотрел в сторону тюрьмы Хун и его сердце пропустило такт. У него появилось ощущение, что может случиться что-то плохое.

"Меч императора! Он идет за Ван Линем?" но тут же он покачал головой и снова сказал: "Нет, не может быть. С культивацией Ван Линя, как бы он мог заставить его спуститься, я слишком много думаю."

Но несмотря на это в его сердце плохое предчувствие только росло.

В Императорском Дворце, внутри королевской башни стоял мужчина в желтом халате(одежда императора) и смотрел на ночное небо. Улыбнувшись, он произнес: "Неужели он и правда так разозлился, как же давно я не видел его настолько разгневанным, это очень интересно!"

"Владыка, что сделало Вас таким счастливым?" - спросила нежным голосом обворожительная красавица позади человека в желтом халате.

В тюрьме Хун силуэт Ван Линя молнией мчался вверх, его скорость была быстра и пока он бежал энергия крови внутри его тела постепенно успокаивалась. Только что, в момент, когда ци меча обрушилась на его тело энергия крови сильно забурлила и поднялась.

До этого он спускался по этой лестнице очень медленно, но теперь, он пересек его почти в мгновение.

Быстро он добрался к вершине лестницы, человек по фамилии Сюй уже стоял там и смотрел в небо, на его лице было причудливое выражение и он пробормотал: "Похоже игра вырвалась из под контроля."

Со вспышкой появилось тело Ван Линя. Мужчина Сюй тут же резко повернул голову и, увидев тяжело дышащего Ван Линя, быстро прошептал: "Осюда идти нельзя, быстрее, за мной!" Как только он это произнес, то тут же повернулся, прыгнул в сторону и полетел по другому пути.

Взгляд Ван Линя застыл, он сразу почувствовал, что снаружи в воздухе сильная ци меча, мощь которой было просто невозможно представить, с невероятно высокой скоростью и свистом падает вниз. Более того эта ци меча была очень похожа на того Серебряного Дракона!

Ван Линя всего передернуло и он тут же последовал прямо за человеком Сю, тут же все его тело перестало испускать ауру, исчез даже её малейший след.

Два человека, один за другим, на огромной скорости промчались через седьмой круг и, войдя в восьмой, тут же исчезли.

Как только они ушли, прибыл императорский меч. Меч императора был охвачен злобой, он прорвался прямо через главные ворота тюрьмы Хун и сразу проник вниз. Он делал круг за кругом, постоянно ища еду, которая заставила его потерять свое достоинство!

В это время в одном из домов за городом Хун стена с негромким шумом взорвалась и открылась. Ван Линь медленно вышел оттуда, но человек по фамилии Сюй за ним не последовал, а только быстро произнес: "Не забудь наше соглашение!"

После чего стена снова закрылась и мужчина Сюй быстро ушел, пробормотав: "Если бы я только знал, что этот человек вызовет гнев Меча Императора, я ьы ни за что не отправил его туда."

Аура тела Ван Линя была ограничена, ни капли не просачивалось наружу. Он опустил голову и быстро шел, даже не смея лететь, используя силу Бессмертных. В далеке он слышал звуки взрывов и разрушений, доносящихся вдалеке из тюрьмы Хун. Эти звуки были наполнены гневным криком меча.

Шаги Ван Линя были все быстрее, это место не было далеко от резиденции Мо и спустя пару минут он в спешке вошел туда. Мо Ли Хай стоял во дворе и остолбенело смотрел в направлении тюрьмы Хун, все его сердце было охвачено тревогой.

Вдруг он увидел Ван Линя и тут же заметил, что тот ограничил свою ауру. Мо Ли Хай мгновенно все понял, горько улыбнулся и сразу провел его на задний двор. Как только они дошли, он хлопнул по декоративной горке. Мгновенно в земле появился вход в пещеру.

"Это место моей закрытой культивации, ты сможешь скрыть себя там!"

Ван Линь прокатился Божественным Сознанием по пещере и тут же прыгнул вниз. Мо Ли Хай глубоко вздохнул, мгновенно закрыл декоративную горку и тут же и сел культивировать, будто ничего не произошло.

Эта ночь для Мо Ли Хай, определенно, будет бессонной, собственно, как и для всех остальных жителей столицы, Небесного Демонического Города.

Всю ночь напролет весь Небесный Демонический город был охвачен блеском серебряного света. Меч императора в тюрьме Хун не нашел никаких следов того, что его еда была ранена, от этого его гнев только больше усилился и в один миг вся тюрьма Хун была разрушена. Меч Императора после этого начал кружить в воздухе, окунувшись в сумасшедший поиск.

В тоже время Мо Ли Хай, с горечью на сердце, без устали непрерывно вращал свою Демоническую Силу, пытаясь покрыть ею ауру Ван Линя, только так он мог скрыть его от меча императора.

Императорский меч при полете над Небесным Демоническим городом замечал Мо Ли Хая, но распространяемая им Демоническая Сила была слишком огромна и, только бросив на неё один взгляд, он тут же летел дальше. Хотя следует отметить, что даже если бы он искал тщательнее, он все равно не смог бы найти Ван Линя.

Все потому, что Ван Линь в этот момент полностью ограничил свою ауру. Он вошел в Сферу, Отражающую Небеса(Тяньни), и сел рядом с Юаньин Ли Му Ван.

Ночь шла и гнев меча императора стал неимоверно сильным, всю ночь он перевернул с ног на голову весь Небесный Демонический город, но так и не почувствовал отвратительную ауру этой еды.

Его гнев постоянно рос!

Для него это было самым настоящим оскорблением!

На рассвете, борясь с сильным нежеланием, меч императора направился в тюрьму Хун и испустил сильный и свирепый Свет Меча. Этот Свет, затопив всю тюрьму, создал в своем центре огромный овраг с радиусом в тысячу метров.

Излив так свой гнев, меч императора вернулся к павильона меча и упал в формацию.

Тюрьма Хун была самой большой из четырех тюрьм Небесного Демонического города, хотя она и подверглась гневу меча императора, но с большим количеством людей и ресурсов, она легко могла быть восстановлена. Вот только меч императора весь следующий месяц гнево наблюдал за ней и каждый раз когда она была почти завершена, меч появлялся снова и снова её разрушал.

Глава 570 - Ломай меня полностью
Глава 570. Ван Линь, ломай меня полностью

«Трах-тарарах!» - вдалеке из тюрьмы Хун вновь раздался грохот. Сквозь вздымающиеся ввысь клубы дыма весьма удачно доносился звон мечей. Мечи эти, превратившись в Серебряный Свет, улетели вдаль и скрылись в небесах. Ван Линь, приподняв голову и взглянув в сторону исчезающего Императорского Меча, усмехнулся: «Да этот меч словно ребенок! Не найдя меня, пошел противостоять в тюрьму Хун. Который раз это уже происходит? Должно быть, десятый».

Мо Лихай уселся напротив Ван Линя. Он смеялся сквозь слезы (скорее, горько улыбнулся), а на душе ему было еще тяжелее. Но заслуживает уважения то, что он с осторожностью окинул взглядом Ван Линя (…в то же время душе у него прибавилось почтительности. Он внимательно окинул взглядом Ван Линя). И если бы он не видел собеседника собственными глазами, то, полагаясь лишь на демоническую силу, ощущения и знания, не ведал бы о существовании Ван Линя.

С этого дня, Небесный (не уверен, но может быть здесь просто говорится, что он находится в небе? То есть не термин, типа «Небесный», а просто Императорский меч, плывущий по небу) Императорский Меч неоднократно уходил и вновь возвращался, но ни разу не замечал Ван Линя. Это же было так очевидно!

Мо Лихай вспомнил, как Ван Линь, выбираясь из пещеры, не увидел происходящей сцены, и он оценил Ван Линя по достоинству.

Более того, Мо Лихаю показалось, что, выбравшись из тюрьмы Хун, Ван Линь изменился до неузнаваемости. Но еще больше его привели в изумление руны, время от времени мерцающие в области межбровья.

Он не стал вдаваться в подробности, ведь и так можно было догадаться о том, что этот человек в тюрьме Хун навлёк на себя гнев Императорского Меча. И если бы не его мастерство, то этот случай можно было бы считать из ряда вон выходящим.

“Какой мощи ты добился сейчас? Какова она в сравнении с временами Древнего Города Демонов?”- вопросил Мо Лихай после длительного молчания. Ему хотелось знать, в конце концов, какого положения он достигнет среди демонов (какое место он займет во время соревнования демонических генералов, вот тут грубовато уже).

На состязании Генералов Демонов есть два варианта развития событий. Если демон (все-таки демонический генерал?) потерпел поражение, то выдвинутый им помощник может заменить его в сражении! От него требуется только одно: он не должен быть местным, только чужеземец может принять участие.

Это одна из причин, по которой Генерал Демонов выбрал Ван Линя.

“Не используя эту ладонь, я всё равно смогу выиграть у тебя!” - безразлично молвил Ван Линь.

Мо Лихай долго не сводил глаз с Ван Линя, после чего, рассмеявшись, произнес: “Хорошо. Раз ты так говоришь, значит мои старания не прошли даром! Братец Ван, спустя пол месяца к ночи Духа Демона, да пусть даже ко дню соревнования Духов Демона, Демонический Император сам лично будет присутствовать там, и если ты проявишь себя, то я выдвину твою кандидатуру. И ты непременно займешь место среди Генералов Демонов!”

Ван Линь посмеялся и ничего не ответил.

“Братец Ван, этой ночью тебе нужно пораньше возвратиться. Я отведу тебя к одному влиятельному человеку!” - после недолгих колебаний молвил Мо Лихай.

Ван Линь утвердительно кивнул, приподнялся и сказал с улыбкой: “Брат Мо, ты только успокойся!”

Двое глядели друг на друга и смеялись. На душе у Мо Лихая было радостно, и он, улыбаясь, сказал: “Тогда я больше не буду мешать тебе слушать звуки музыки”.

Ван Линю показалась занятной история о наслаждении звуками музыки с изображенной лодки у реки. И изначально это не было никакой тайной, о чем Мо Лихай, конечно же, знал.

Ван Линь шагнул к лодке и исчез.

Сидел себе Ван Линь на берегу реки (Ван Линь сидел на берегу реки в умиротворении). В руке он держал кувшин с вином, которое время от времени отпивал. Лицо его выражало умиротворение. Его ничего не беспокоило.

С этой минуты Ван Линь изо дня в день садился здесь и ждал, пока не донесутся звуки музыки с лодки-картинки, которая приплывала сюда. Эта мелодия разительно отличалась от прежних форм. В музыкальном произведении о безудержной радости крылась глубокая скорбь.

Но Ван Линь не стал через силу что-либо менять. У него было душевное состояние странника, и он наблюдал за радостью и печалью всех живых существ вокруг. Он до сих пор не знал, как выглядела девушка, играющая на инструменте. Это всё его не волновало. Важно было то, что он сидел и внимательно слушал музыку. Эта мелодия оставила след в сердце Ван Линя, и им овладело небывалое безразличие. На душе у него было полное умиротворение.

Мелодия стала доноситься раньше, чем приплыла лодка. Казалось, что в радостных звуках музыки сквозили безысходность и скорбь. Пока играла музыка, лодка-картинка медленно приближалась.

На носу лодки по-прежнему сидела спиной к Ван Линю музицирующая девушка. Ручки ее плавно двигались, музыкальные всплески растворялись в пространстве. Перед этой девушкой ныне сидел лишь один человек.

На вид этому юноше было около 27-28 лет. Одет он был заурядно. Но, несмотря на его ничем не примечательную внешность, на людей он производил весьма приятное впечатление. В нем не было ничего колдовского: сидел себе с кувшином в руке, наслаждался вином и слушал музыку.

“Не нужно играть спустя рукава! Мне хочется слушать. Играй как следует!” - прошептал юноша, поставив кувшин и глядя на девушку.

Сыграв мелодию, после длительного молчания девушка легонько кивнула головой. Ее ручка начала перебирать струны, и звуки музыки постепенно стали раздаваться эхом, подобно ряби на воде от причалившей к берегу лодки, которая следуя за тобой, позже рассеивается. Эта зыбь настигла Ван Линя неподалеку от берега и исчезла, а вот музыка не прекращалась и запала ему в сердце. Девушка в лодке потихоньку сомкнула глаза и стала смаковать эту жалостливую мелодию с Ван Линем. Оба погрузились в музыку. У них было одно состояние, которое долго не покидало их. Один сидел в лодке, другой - на берегу, и, казалось бы, они испытывали разные чувства, но между ними происходило необъяснимое влечение.

Ван Линь открыл глаза и впервые сам взглянул на лодку. Его взор пал на спину девушки. Она перевела взгляд и посмотрела на юношу. Они одновременно раскрыли глаза.

Двое недолго глядели друг на друга, после чего Ван Линь взял кувшин и намекнул девушке, чтобы она сделала глоток. Девчушка в лодке заулыбалась, подняла кувшин и осушила его.

Лодка-картинка постепенно удалялась и исчезала из поля зрения Ван Линя. Только лишь звуки музыки еще смутно доносились с лодки. И теперь музицирующая девушка, обернувшись, глядела в сторону далекого берега и уже ничего не могла разглядеть.

“Там человек!” - прошептал парень с картины, опустив кувшин.

Мин Ин ничего не ответила, отвернулась и продолжила играть печальную мелодию.

“Интересная девчушка!” - улыбнувшись, сказал паренёк.

Под покровом ночи Ван Линь возвратился в штаб (снова не уверен, но может быть, в резиденцию [генерала] Мо [Лихая]), и они вместе с Мо Лихаем выбрались (отправились в путь. Стиль снова.). Двое (двое? Они вдвоем!) проходили мимо городка Хун (прошли город Хун. Они же и так в нем находятся) и вошли в западный город Сюань. И хоть он и был размером с город Хун, но всё, что было в нем, резко отличалось. Ночью он был прекрасен. Чаще всего среди прохожих можно было встретить бойцов в доспехах.

В городе Сюань Мо Лихай остановился за пределами резиденции (наверное, резиденция вице-маршала Сюаня), достал из-за пазухи свёрток и протянул ее стражу. Страж удалился и вошел в резиденцию. Ван Линь очертил взглядом двор, и взор его пал на дощечку с надписью “Двор вице-маршалов (вице-маршал Сюань, он один, как я понял. Могу ошибаться) города Сюань”.

“Восемь Генералов Демонов из области Небесных Демонов не отличаются от Генералов, находящихся вне города. А во дворе нет этой надписи! Только вице-маршалы всех городов могут так поступать. Это и есть резиденция вице-маршала города Сюань” - прошептал Мо Лихай. Недолго поколебавшись, добавил: “Вице-маршал города Сюань на короткой ноге с Демоническим Императором”.

“Да” - кивнул Ван Линь.

Мо Лихай вернулся вскоре после соревнования Генералов Демонов, когда генералу нужно было избрать двух вице-маршалов, и это было очень ответственное мероприятие.

Страж резиденции города Сюань вернулся и учтиво обратился: “Генерал Мо, Вы можете пройти”. Мо Лихай с суровым видом зашагал, Ван Линь поспешил за ним. Следуя за стражем, Мо Лихай И Ван Линь вошли во двор резиденции.

“Господин Вице-маршал, вот Генерал Мо!” - вскоре страж остановился, указал на врата перед собой и удалился. Мо Лихай неторопливо отправился с Ван Линем к вратам. Войдя, они увидели, что вся земля была усеяна цветами. И как буйно они цветут, и какой источают аромат!

Человек в халате фиолетового цвета возвышался над двумя (снова стиль. Над двумя пришедшими гостями или еще как-то) и, обратив глаза к небу, стоял. Он был идеально сложен. Ван Линь посмотрел на него вскользь и тут же отвел взгляд. У этого человека был такой вид, словно он - монах, только что принявший постриг. Более того, казалось, что он в любой момент может завоевать уезд Хэнфэн, в котором он находился. Но ему до этого было еще далеко. (Вот здесь все не так. Серьезно. Во-первых, выучи, пожалуйста, названия уровней культивации. Стратификация довольно четкая и ясная, и собственно от уровня культивации и зависит уровень монаха. Все уровни культивации указаны в словаре, там справа. Надо выучить. Во-вторых, бывают опечатки. В общем, если на rswenxue попался бред, зайди на лнмтл и глянь тот же кусок. Часто помогает. Тут, конечно, ни о каком уезде не говорилось. Смысл в том, что вице-маршал был по силе примерно равен монаху начального уровня Веньдин (问鼎) , в самой высшей его точке, и вот-вот он ее преодолеет. Весь абзац нужно переписать).

Мо Лихай глубоко вдохнул и с почтением обратился: “Мо Лихай осмеливается поприветствовать (просто приветствует) Великого Вице-Маршала!”. Но тот ничего не ответил и даже не дёрнулся, а лишь продолжал стоять на прежнем месте и глядеть в небо. Над ними нависла неловкая тишина. Генерал Мо Лихай был непоколебим и не двигался. Что же до Ван Линя, то он был человеком нравственным, и даже в такой затруднительной ситуации сохранял спокойствие (Как может человек, идущий по пути самосовершенствования и противостоящий небу, потерять спокойствие под такого рода давлением?). Пусть даже перед ним встанет вопрос жизни и смерти, он всё равно никогда не станет заискивать (Собственно, опять нужно заглянуть было на лмнтл. Там обычно имена персонажей пишутся другим цветом. (天运子) Тянь Юньцзы – учитель Ван Линя. И в его присутствии Ван Линь тоже не растеряется. Вот такой смысл). Да и действия этого человека - всего лишь напускные. Всё как в истории о Чжу Цюэ и Сы Тунань, которым было очень далеко друг до друга. Невозмутимость Ван Линя и Мо Лихая сгладили это напряжение. (Опять уровень культивации здесь написан. Хоть, он и достиг Веньдин, но все равно был намного слабее, чем сын Чжу Цюэ и Сы Тунань).

Человек в фиолетовом повернулся, сверкнул глазами и посмотрел на них свысока, словно он был на порядок старше их, и очень важно произнес: “Удалось под таким давлением сохранить спокойствие! Молодцы!”

“Мо Лихай, у тебя есть несколько попыток стать вице-маршалом! (Нет! Мо Лихай, каковы твои шансы стать вице-маршалом?. На что он отвечает: 40 процентов.” - напрямую сказал человек в фиолетовом одеянии. Недолго думая, Мо Лихай тихонько сказал: “Четыре попытки!”

“Хм” - взгляд этого мужчины застыл, после чего он медленно проговорил: “Из представленных мне за эти месяцы Генералов Демонов у тебя меньше всего шансов стать им!”

“Учитывая его, у меня есть четыре попытки!” - сказал Мо Лихай, указывая на Ван Линя.

Взгляд человека в фиолетовом одеянии остановился на Ван Лине. Это был безразличный взгляд без доли эмоций, будто Ван Линь в его глазах обычная пешка.

Он ставил себя выше Ван Линя, поскольку занимал положение вице-маршала, был с Демоническим Императором на короткой ноге и, вдобавок ко всему, обладал невероятной демонической силой. Подобно той истории с монахом, который вот-вот возьмет город и который во много раз превзошел всех Генералов Демонов. Нужно лишь ждать своего часа, когда можно стать настоящим Демоном. А Ван Линь для него был всего лишь свитой Мо Лихая. Мо Лихаю он и то не смотрел в глаза, а что уж говорить о Ван Лине!

Не знай об уважении Демонического Императора к Мо Лихаю, он бы и вовсе не пришел на встречу с ними. В его глазах, Мо Лихай был недостаточно способным. Он бы с куда большим удовольствием наслаждался цветами вместо этой встречи. В Демоническом городе почти каждый знал о любви вице-маршала к чудесным цветам. Он берег их как зеницу ока. И если ему встречалась челядь, случайно наступившая на цветы, он тут же изгонял ее из города. А потоптать цветы – это было равносильно касанию его области межбровья! И хоть мужчина в фиолетовом был взволнован, он виду не подавал.

“Продемонстрируй мне свою мощь, докажи, почему Мо Лихай считает, что ты можешь победить» - сказал он безразлично, считая, что этот человек – полный ноль. Таких он никогда всерьез не воспринимал и ни во что не ставил.

«Покажи всю свою силу! И если ты удивишь вице-маршала, то можно считать, что у тебя есть способности!» - мужчина в фиолетовом одеянии обратил свой взор на небо и ни разу не взглянул на Ван Линя.

Ван Линь смотрел на этого человека с равнодушием и ничуть не изменился в лице. Правая рука его поднялась, убийственный дух поднялся вверх и осел! Несмотря на это, бесчисленные видимые частицы истребления вылетели из его руки и трансформировались в нечто. В это мгновение жестокий дух истребления, словно буря, навис над землей.

Две тысячи убийственных частиц хлынули из правой руки Ван Линя и, подобно дракону, с рёвом устремились к человеку в фиолетовом одеянии. Он поначалу пренебрежительно смотрел на Ван Линя, но всё в миг переменилось. Две тысячи убийственных частиц настигли и хлынули на него. Мужчина без колебаний отступил назад, вся его демоническая сила изверглась, частицы демонические на его теле превратились в тигра. Но стоило этому тигру появиться, как в него проник убийственный дух, и он пал на грудь человеку в фиолетовом. Мужчина сильно переменился в лице и вновь шагнул назад. Даже не задумываясь, он ступил прямо на цветы. В этот момент ему некогда было размышлять о них. Все волоски на его теле встали дыбом и все мысли были о том, как дать отпор этой сверхъестественной силе. Если бы он заранее провел подготовку, то не попал бы сейчас впросак. Но он отнёсся к этому с пренебрежением. Допустим, его застали бы врасплох после приготовлений, но он всё равно бы изменился в лице и не смог совладать со сверхъестественной силой. И сейчас у него не было ни капли раскаяния. Было лишь видно, как в семи дюймах от него хлынула волна демонической силы цзя. Однако, когда эта волна только зародилась, она вмиг была обстрелена двумя тысячами убийственных частиц и стремительно вернулась в свое прежнее состояние. В ту минуту, когда эти частицы отпрянули на 3 дюйма, человек в фиолетовом зарычал, вены на его лице запульсировали, он вновь отступил и потоптал цветы, которыми он когда-то так дорожил.

Демонические цзя не выдержали напора двух тысяч убийственных частиц и потерпели поражение (опять стилистика. Разрушились? Уничтожились?. Как-то про неодушевленные вещи говорить «потерпели поражение», странно)! Частицы истребления ворвались в его тело и, побродив по нему, последовали за зовом правой руки Ван Линя. Одна за другой вылетая, они растворились в руке Ван Линя. Человек в фиолетовом одеянии был весь бледный, Ван Линь тут же вырос в его глазах. Благодаря практической подготовке сражение за власть в сопровождении двух тысяч убийственных частиц для Ван Линя оказалось несложным.

«Неплохо. У тебя есть способности! Ступайте» - человек в фиолетовом глубоко вдохнул, через силу надел маску спокойствия и натянул улыбку, ту самую улыбку, которую старшие адресуют младшим. Мо Лихай, у которого сердце ушло в пятки, с причудливым выражением на лице поспешно потянул за собой Ван Линя и сорвался с места. Увидев удаляющиеся силуэты двоих, человек в фиолетовом одеянии не выдержал и испустил кровь изо рта. Наружу вырвался простой человек, который в смятении смотрел на мужчину.

«Я уединяюсь на три месяца и не хочу никого видеть!» - бросил человек в фиолетовом и исчез туда, откуда он появился.



Глава 571
571 Затаенное

Покинув дворец вице-маршала Сюань, взгляд Мо Ли Хая был наполнен радостью. Он несколько раз собирался что-то сказать, но каждый раз молчал. После возвращения в резиденцию Мо, Мо Ли Хай глубоко вздохнул и сомкнул руки перед Ван Линем в знак почтения. В его глазах горел свет искренности и он серьезно сказал: "Старший брат Ван, с рейтингом Демонических Генералов, я надеюсь наше соглашение в силе и Вы протянете мне руку помощи, эту благодарность, этот Мо запомнит на всю жизнь!"

Это был первый раз, когда Мо Ли Хай заговорил с Ван Линем в таком тоне, сейчас в сердце он чувствовал, что уже не может считаться одного с ним поколения, ведь Ван Линь своей Божественной Способностью смог заставить вице-маршала отступать снова и снова!

Имея такого человека в помощниках, Мо Ли Хай был бы полностью уверен в будущем сражении Демонических Генералов!

Относительно Божественной Способности Ван Линя, он многое понял и от этого был в полном шоке, всю дорогу пока они шли в голове Мо Ли Хая всплывали воспоминания о мощи этой Божественной Способности, обычная внешность могла бы легко ввести в заблуждение любого, после чего их поражение не заставило бы себя долго ждать!

Ван Линь никогда не был высокомерным и этот раз не был исключением, как всегда равнодушно, он улыбнулся и ответил: "Брат Мо, раз я уже согласился, то не откажусь, я помогу тебе!"

Мо Ли Хай засмеялся, он явно радовался и с улыбкой ответил: "Старший брат Ван, пятьсот лет назад я заготовил хорошее вино, сегодня, мы испытаем это удовольствие!"

Глаза Ван Линя загорелись и он, улыбаясь, кивнул.

В этот момент в самом центре имперской столицы Небесного Демонического города, в павильоне меча, одетый в желтый халат мужчина, показывая только свой силуэт, стоял и смотрел на императорский меч внутри форамации павильона меча. Он улыбнулся и произнес: "Довольно игр, не ходи больше в ту тюрьму Хун, пусть следующие несколько дней будет спокойно."

Серебряный меч в формации издал непрерывный крик меча, будто показывая свое крайнее недовольство.

"Если будешь непослушным, я тот час отправлю тебя пруд дракона." - сказал, улыбаясь, человек.

Крик императорского меча внезапно остановился, казалось, он в миг растерял все свое высокомерие и испустил несколько жалобных криков. Хотя он и успокоился, но злость вызванная провокацией этой еды только усилилась.

В тюрьме Хун из-за того, что императорский меч больше не приходил разрушать её, нижний уровень - кровавой мир постепенно восстановили. Очень быстро он был заполнен опасными преступниками и убийства в кровавом мире снова начали свой цикл.

Среди этих бесконечных кровавых басейнов сидел, скрестив ноги, черноволосый мужчина. Он сидел прямо внутри бассейна из крови. Слабый след убийства вырывался из глубин кровавого пруда и постоянным приток лился в него, делая его ауру убийства еще плотнее.

Время от времени он посматривал вверх, в эти моменты его кровавые глаза сверкали ясным пониманием.

"Я обязательно сбегу отсюда!!"

Убийства начались, все люди в глубине кровавых бассейнов один за другим поднялись в воздух и начали сумасшедшую борьбу. Среди них черноволосый мужчина был подобен Богу Убийства, в его глазах горела сильная жажда убийства, а его атаки были словны атаки Кровавого Дракона.

Бесконечные убийства закончились спустя день. В небе кровавого мира остался только один человек, это был тот черноволосый мужчина. Сейчас он с безразличием наблюдал, как в глубине кровавого бассейна на земле возрождаются люди.

Густой кровавый туман вокруг его тела распространялся на сотни метров. Мужчина глубоко вздохнул и тут же в его взгляде взорвался красный свет, его взгляд был ясен, он осознал свою цель и быстро помчался прямо к выходу.

Но не успел он сделать и несколько шагов, как небо озарила серебряная вспышка. Императорский меч серебряным драконом внезапно появился и вскинул гигантским когтем в его сторону. Черноволосый мужчина обернул вокруг себя кровавый туман и горько улыбнулся.

Тихим голосом, который мог услышать только он, он прошептал: "Взорвись!"

Как только он это произнес, все тело мужчины вместе с сотней метров кровавого тумана мгновенно взорвалось. Оно яростно забурлило и тут же встретилось с когтем серебряного дракона.

Раздался взрыв и весь кровавый мир задрожал, серебряный дракон взревел и потянул лапу назад. На его когте теперь было множество повреждений, это несомненно подольет масло в огонь и ненависть к Ван Линю снова вернется.

Что до темноволосого мужчины, он возродился на дне кровавого пруда, но сейчас он молчал, а его голова была опущена.

Серебряный дракон прорычал и осмотрелся своим чудовищным взглядом, тут же он нашел черноволосого мужчину и, уставившись на него, снова взревел. Свет Меча вспыхнул, вырвавшись у него из пасти и полетел прямо на ко дну кровавого глубокого бассейна.

В глубине кровавого бассейна прозвучал взрыв и все вокруг разорвалось в клочья. Черноволосый мужчина, попавший под взрыв, также встретил свою смерть.

Так все начилось снова, мужчина возрождался, серебряный дракон его убивал и все повторялось. Наконец, добившись своей цели, серебряный дракон отбросил тело мужчины и исчез в небе.

Это произошло, потому что Демонический Император не дал ему разрушать тюрьму Хун. Он был ограничен несколькими спокойноми днями и не мог пойти искать этот ненавистный кусок мяса, поэтому он пришел вымещать свой гнев сюда.

События связанные с тюрьмой Хун ему пришлось забыть на некоторое время.

До битвы Демонических Генералов осталась половина месяца, за это время весь Небесный Демонический город погрузился в депрессивную атмосферу. Каждый Демонический Генерал из каждой Небесной Демонической области проходил интенсивную подготовку.

Помимо подготовки, которую видели все, существовали также и секретные методы. Участникам позволялось заниматься чем угодно, а владыка Небесного Демонического города просто не обращал внимания на все эти секреты.

В землях Демонического Духа хотя и был порядок, но этот порядок в действительности был бескрайним хаосом. Это было довольно лихое и беспокойное время!

И сражение Демонических Генералов имело важное значение. Каждый Демонический Генерал так получал возможность достичь неба в один прыжок. Упущение этой возможности означала то, что скорее всего второго шанса ты не получишь и навсегда застрянешь в должности Демонического Генерала!

В результате, все Демонические Генералы придавали огромное значение своей подготовке, можно даже сказать что степень их подготовки была просто беспрецедентной!

Стать вице-маршалом означало тоже самое, что и получить в будущем возможность стать маршалом и ради этого каждый будет делать все ради победы!

Несмотря на беспокойное время, этот хаос все же был упорядочен. Но порядок заключался лишь в одном, в том, что Демоническим Генералам было запрещено сражаться на грани жизни и смерти. Неповиновение каралось исключением из сражения на квалификацию вице-маршала!

Поэтому все было сосредоточено на помощнике Демонического Генерала. Смерть помощника равнялась потере руки самого Демонического Генерала и что более важно при смерти помощника Демонический Генерал полностью терял все шансы победить в сражении!

Убийство помощника Демонического Генерала было главным способом победить!

Но также был и другой способ, можно было тайно убить Демонического Генерала. Самим генералам было запрещено сражаться на жизнь, но их помощники могли иметь такие способности и тайно убить вражеского генерала. Можно было даже попытаться нанять кого-то для убийства, правилами это запрещено не было.

Хотя такие действия и не нарушали порядок, они оскорбляли Демонического Императора. Поэтому если такое и случалось, то только когда культивация чужеземца была неимоверно высока, иначе он бы просто не смог выбраться из Небесного Демонического города и, несомненно, умер бы!

В конце концов жизнь и смерть Демонического Генерала имела важное значение для области!

Сражение по-темному, без сомнений, было связано с огромным риском!

Сражение же в открытую было чем ближе, тем интенсивнее! Мо Ли Хай редко выходил, почти весь день он закрывался внутри резиденции, постоянно поддерживая своё лучшее состояние, чтобы быть готовым к возможному тайному убийству.

В тоже время он разместил формацию и поставил вокруг себя защиту из многочисленных высокоуровневых культиваторов для обороны.

В такое смутное время только Ван Линь имел спокойствие. Его жизнь нисколько не изменилась, каждое утро он выходил и садился у реки, слушая музуку цитры и попивая вино.

Пока все были в подавленном состоянии из-за грядущей великой битвы, он был спокоен, как проплывающее по небу облако. Единственным, что занимало его голову была мелодия цитры.

Каждый раз, слушая её, сознание Ван Линя было полностью погружено в неё, он ощущал необычное чувство, будто каждый день он проходил крещение, омываясь от всего грязного.

Что касается помощи Мо Ли Хаю в защите от тайного убийцы, Ван Линь совершенно не переживал. Мо Ли Хай был необычным человеком. Его действия тщательно обдуманы и спланированы, его техники многочислены, он определенно не так слаб.

Ван Линь узнал его достаточно близко и он бы хотел посмотреть, как кто-то попытался бы прорваться через многочисленную защиту Демонического Генерала Мо Ли Хая, потому что если бы не все эти техники, он бы вероятно не дожил бы до этого дня.

Ван Линь сидел около реки и с закрытыми глазами умиротворенно прислушивался к приближающейся красивой лодке, из которой непрекращающейся мелодией лилась песня цитры. Схватив кувшин с вином, он неожиданно обнаружил, что тот уже опустел.

Ван Линь слегка вздохнул и, открыв глаза, молча посмотрел в небо.

Каждый раз, когда он слышал мелодию цитры, он чувствовал, что его разум дрожит. Это чувство было смутным намеком на будущий успешный прорыв, это было ощущения Небесного Пути. Как жаль, что оно было таким смутным.

Как только Ван Линь четко услышал мелодию цитры под своим ухом, он полностью в неё погрузился и молча оценивал. Сила Бессмертных внутри него была запечатана, в конце концов в этом Небесном Демоническом городе императорский меч все еще рыскал по округе в поиске его следов.

Внезапно Ван Линь нахмурился и потерял восприятие, его прервали.

"Ты являешься помощником генерала Мо Ли Хая?" - презрительный голос ворвался в мелодию цитры и резко сокрушил её, полностью разрушив её основную мысль.

На расстоянии ста метров от Ван Линя стоял мужчина в черном, его руки были скрещены на груди. Вокруг него кружил тонкий меч, похожий на водяную змею. Лицо мужчины выражало нетерпение.

"Готовься, когда я убью тебя, Мо Ли Хай потеряет свою правую руку!"

Ван Линь опустил кувшин, но не встал. Даже не смотря на этого человека Ван Линь поднял большой палец и указал им вперед. Палец Одинокого Огня мгновенно сконденсировался и, став черным светом, выстрелил.

Земля, над которой пролетал луч черного света, тут же покрывалась длинными черными метками. Трава вокруг них мгновенно высыхала и, превращаясь в ци со слабым запахом растений, смешивалась с черным светом Пальца Одиного Огня.

Как только черный свет приблизился к мужчине в черном, лицо последнего сильно изменилось и он быстро отступил на несколько шагов. Его летающий меч помчался прямо на приближающийся черный свет. Со вспышкой он столкнулся с ним, но тут же острие меча начало разрушаться и, быстро продвигаясь, дальше, вдоль по лезвию, сокрушительная сила полностью разломала летающий меч. Почти в мгновение весь меч превратился в мельчайшие осколки.

Мужчина в черном не верил своим глазам и снова отступил, но, к сожалению, его скорость была слишком мала! Черный свет, разорвав меч, вспыхнул и врезался прямо в грудь мужчины в черном.

Тело мужчины внезапно изогнулось и, сделав рывок, выплюнуло кровавый туман, который упал на землю перед ним. Но этот туман не рассеялся, вместо этого зависнул в воздухе.

Мужчина в черном упал на землю, теперь в его взгляде читалось раскаяние, а глаза тут же потемнели. В тоже время серая ци вырвалась из всех его отверстий и помчалась к Ван Линю, исчезнув в его правой руке.

Этот человек не был чужеземцем, он был человеком из земель Демонического духа. Ван Линь хорошо это знал. Культивация этого человека была эквивалентна культиватору последней стадии Формирования Души. Он пришел сюда из-за страха его Демонического Генерала, чтобы просто попробовать и узнать больше.

Ван Линь после этого продолжил слушать музыку цитры.

Глава 572
Противостояние Святого. Глава 572. Путь убийства!!

За тысячу джанов от Ван Линя, на втором этаже трактира на берегу реки, друг напротив друга сидели двое мужчин, их взгляды были направлены из окна трактира, прямо на Ван Линя вдали.

Эти двое оба были одеты в черное, один из них был уже в возрасте, а другой намного моложе.

Мужчина постарше угрюмо заметил: «Очень силен!»

Взгляд молодого парня сверкнул, и он медленно произнес: «Культивация этого человека, скорее всего, сейчас на стадии Трансформации Души!»

Мужчина в возрасте взял кубок с вином и сделал глоток. «Не важно, какая у него культивация, ведь если Основатель приказал схватить его, ему от нас не сбежать!»

Затем он добавил: «Отправь за ним человека, не нужно заставлять Основателя ждать».

Молодой парень улыбнулся и постучал правой рукой по столу. Вместе с этим стуком из нескольких сидящих на первом этаже трактира людей в черных одеждах поднялся один человек. Это был мужчина средних лет, под изогнутыми бровями горели яркие как звезды глаза. Он вышел из трактира, обратился радужным следом Пути Меча и направился прямо к Ван Линю.

Ван Линь сидел на берегу реки, разукрашенная джонка проплыла уже половину пути, он наслаждался звуками музыки, печальная мелодия непрерывно сливалась с его сердцем, он погрузился в себя, и на лице его отражалось спокойствие.

Издалека к нему направлялся радужный след Меча, несущий густую ауру жажды убийства. На несколько ли вокруг этого места сейчас не было ни одного прохожего, осталась только пустота.

Джонка, плывущая по реке, тоже как будто почувствовала что-то странное, и сразу же прибавила скорости.

Радужный след Меча внезапно приблизился, преодолев расстояние в тысячу джанов за один миг. Густые травы вокруг Ван Линя тут же преклонились в его сторону, словно подчиняясь волне сильного ветра.

Сильный режущий свист слился со звуками музыки, прибавив им некоторой изысканности!

Ван Линь, точно также не поворачивая головы, и даже не глядя в ту сторону, указал пальцем правой руки на то место, куда прибывал радужный след Меча, все тем же Пальцем Одинокого Огня!

По той же самой траектории сверкнула черная вспышка, очень быстро она направилась к прибывающему радужному следу Меча, и через миг две противостоящие силы столкнулись в воздухе.

От радужного следа Меча раздался смутный стон, затем радужный свет рассеялся, и из него показался силуэт мужчины. Его лицо было мертвенно-бледным, он выплюнул фонтан крови и его тут же резко отбросило назад, его силуэт отлетал все дальше, без тени сомнения, словно облако по воде.

Но только Палец Одинокого Огня был намного быстрее, ярким сиянием он нагнал беглеца и отпечатался у него на груди.

Мужчина низко зарычал, и вдруг из его тела вырвалась густая демоническая сила, ему пришлось приземлиться, он продолжал отступать прыжками, но в конце концов демоническая сила рассеялась, и он, задрожав, снова выплюнул фонтан свежей крови, и упал на землю.

Поток серой Ци, отделившись от его тела, полетел к Ван Линю.

Ван Линь ни на секунду не обратил внимания на направление движения Пальца Одинокого Огня, он только спокойно сидел и слушал звуки музыки.

В трактире за тысячу джанов от него тот молодой парень тут же поднялся на ноги и смертельным взглядом уставился на Ван Линя у берега реки. Через какое-то время он сделал глубокий вдох и снова сел на место.

Только выражение лица мужчины в возрасте осталось спокойным, без всяких изменений.

«Он сдерживает свою внутреннюю Ци, невозможно различить его истинную культивацию!»

Угрюмо произнес молодой мужчина.

«Культивация этого человека, должно быть, находится на среднем уровне Трансформации Души, только в этом случае можно было убить четвертый номер, который соответствует начальному уровню Трансформации Души! Пошли к нему третий номер!», медленно произнес мужчина в возрасте, неотрывно глядя на Ван Линя.

Молодой парень сверкнул взглядом, в котором отразилось намерение битвы, он покачал головой и спокойно сказал: «Не нужно отправлять третий номер, я сам пойду!»

Сказав это, он снова поднялся и бросил на Ван Линя вдалеке беспокойный взгляд.

«Ты?» Мужчина в возрасте нахмурился.

«Не забывай, что я второй номер!» Молодой парень спустился вниз из трактира.

«Культивация второго номера соответствует поздней стадии Трансформации Души, до завершенной поздней стадии ему недостает совсем немного. Если он пойдет, исход этой битвы будет предопределен!» Мужчина в возрасте взял кубок с вином и даже не посмотрел на реку вдалеке.

Как только молодой парень вышел из трактира, со стороны реки подул ветер, разметавший рукава его одежды. Навстречу ветру, он шаг за шагом приближался к Ван Линю.

Он проходил этот путь в тысячу джанов, словно шел по двору собственного дома, очень непринужденно, и с каждым шагов его энтузиазм все возрастал, словно каждый сделанный шаг прибавлял ему сил.

В тридцати джанах от Ван Линя он остановился. В этот миг он весь был наполнен демонической силой, но еще более удивительным было то, что среди этой демонической силы проскальзывали всполохи силы Бессмертных!

Слияние демонической силы и силы Бессмертных сформировали чрезвычайно необычную ауру, которая расходилась в стороны от его тела! Он стоял на месте, похожий на хозяина этой земли, и казалось, одним взмахом руки он способен изменить цвет Неба и Земли.

Ван Линь не смотрел на этого человека, разукрашенная джонка уплывала вдаль по реке, звуки музыки медленно доносились до его ушей, проникая в самое сердце.

Ван Линь небрежно взмахнул правой рукой в сторону человека в тридцати джанах от него, и Палец Одинокого Огня появился снова!

Он сверкнул черной вспышкой прямо перед Ван Линем и словно молния бросился на молодого парня.

Противник легко усмехнулся, но не только не отступил назад, а даже наоборот – сделал шаг вперед, его правая рука сложилась в заклинании, демоническая сила Бессмертных собралась в его руке, после чего сформированная им печать обратилась в небольшую световую сферу, размером с кулак, прямо перед ним.

Когда эта сфера появилась, черная вспышка Пальца Одинокого Огня уже приблизилась, и оба заклинания, даже не думая останавливаться, столкнулись прямо в воздухе, после чего световая сфера как будто поглотила черную вспышку и слилась с ней.

«Ты не рассчитал свои силы!», спокойно сказал тот молодой парень, но как только прозвучали эти слова, выражение его лица тут же изменилось.

Внутри световой сферы, которая изначально излучала белое сияние, вдруг появился черный туман, который почти в одно мгновение заполнил собой всю сферу, и она тоже стала совершенно черной. Одновременно с этим на ее поверхности показались линии трещин, и на глазах помрачневшего молодого парня сфера разрушилась, из нее вырвалась черная вспышка, которая опять направилась прямо к молодому парню.

Парень немедленно начал отступать назад, обе его руки сложились в заклинании, и перед ним один за другим бешено начали вылетать световые сферы. В мгновение ока сформировалось больше сотни световых сфер, которые полетели вперед, чтобы задержать черную вспышку.

Черная вспышка все время исчезала, разрушая световые сферы одну за другой, но при этом с каждой разрушенной сферой ее черное сияние тоже тускнело, и когда осталось всего восемь световых сфер, черная вспышка совсем растворилась в воздухе.

На лбу молодого парня выступил пот, он глубоко вдохнул и выдохнул глоток воздуха, неотрывно глядя на Ван Линя, который так и не удостоил его своим вниманием. Парень угрюмо проговорил: «Эта божественная способность в виде черной вспышки наверняка твоя самая сильная техника, и я признаю, что она действительно очень мощная. Не удивительно, что четвертый и пятый номер погибли от нее! Однако сейчас твоя сильнейшая божественная способность разрушена мною, и я хотел бы узнать, какие приемы у тебя еще остались!»

В этот момент джонка уплыла уже далеко, и звуки музыки были уже не слышны. Ван Линь поднялся на ноги, повернулся и посмотрел на молодого парня. Его глаза резко раскрылись, и в них мелькнула алая вспышка, волна Ци Убийства, вместе со взглядом Ван Линя, словно острый меч вырвалась наружу!

Раздался грохот, словно в опустевшей голове молодого парня прозвучал удар грома!

В небе над поверхностью реки как будто прогремел настоящий гром! Волна захлестнувшей небо жажды убийства, которая вырвалась из взгляда Ван Линя, разбила демоническую силу Бессмертных этого молодого парня вдребезги, и через его глаза клеймом коснулась его сердца. Парень тут же застыл на миг, как будто его поразило сильнейшим ударом молнии, его руки и ноги бесконтрольно задрожали.

«Это… это ведь…» Его сердце содрогнулось, кровь застыла в жилах, а в точке между бровями появилась сильная режущая боль, словно в его голову врезалось острое лезвие меча, вместе с этим из него как будто вырывался Божественный Дух.

Тук-тук, тук-тук, тук-тук, молодой парень мог ясно расслышать бешено ускорившееся биение собственного сердца, в котором даже возникло ощущение, что оно вот-вот разорвется. Его бросило в холод, словно он предстал перед врагом абсолютно голым.

Весь его энтузиазм, которого он набрался по дороге сюда, в одно мгновение был разрушен одним только взглядом!

В глазах у всех людей в черных одеждах, которые наблюдали за происходящим с первого этажа трактира, тут же отразилось удивление, и хотя они находились очень далеко от места событий, они все как будто оказались там лично, каждого из них накрыло холодным потом, так что даже одежда стала сырой.

Со своим уровнем культивации они совершенно не могли понять, почему это произошло, почем один лишь взгляд противника, к тому же за целую тысячу джанов от них, заставил их ощутить, что к ним словно приближается удар острого меча, и более того, ощутить страх приближающейся смерти. Им казалось, что тот человек за тысячу джанов от них превратился в Бога Убийства между Небом и Землей!

В глазах мужчины в возрасте на втором этаже трактира сверкнул яркий свет, он резко поднялся на ноги, а стол перед ним тут же треснул и разлетелся на мелкие обломки.

Выражение его лица, которое все это время оставалось спокойным, сейчас сильно изменилось! Демоническая сила Бессмертных внутри него, словно бешеный дракон, стремительно закружилась по всему телу.

Все это было совершенно неконтролируемой реакцией, у него возникло такое чувство, что если бы он не смог выдержать этот взгляд, то он нанес бы ему смертельные раны. В его глазах светилось недоверие, ведь Ци Убийства в этом мгновенном взгляде была практически реальной!

«Путь Убийства!! Это Путь Убийства!! Сколько же людей убил этот человек, чтобы у него появился такой взгляд, обладающий такой реальной силой!

Он… силен, очень силен!»

Его взгляд, направленный на Ван Линя вдалеке, сделался очень тяжелым, и такая тяжесть во взгляде могла появиться только если он противостоял Божественному Стражу!

«Это ужасно!! Если сравнить наши с ним уровни культивации, я точно не гожусь в противники этому человеку, быстрее, уходим!» Без тени сомнения, этот человек собрался исчезнуть, но в следующий миг его тело будто бы натолкнулось на какое-то препятствие.

Его лицо изменилось, он больше не пытался исчезнуть, вместо этого он оторвался от земли и поднялся в воздух. В тот же миг его демоническая сила Бессмертных взорвалась и разрушила второй этаж трактира, который тут же обвалился, подняв клубы пыли вокруг. Его силуэт вылетел сквозь эту пыль, чтобы немедленно сбежать из этого места, невзирая ни на что.

Как вдруг, его летящие быстрые шаги резко остановились, он застыл в воздухе, все его тело покрылось холодным потом. Прямо перед ним, на расстоянии одного джана, стоял и спокойно смотрел на него Ван Линь. «Сначала помешал моему процессу культивации, а теперь хочешь уйти?»

Мужчина в возрасте мрачно усмехнулся, его взгляд вдруг стал бешеным, и он без тени сомнения затронул печать в глубине своего тела, которой в жизни не захотел бы коснуться, и демоническая сила Бессмертных внутри него вдруг сама по себе взорвалась!

Волна разрушительной силы накрыла обломки трактира, и раздался оглушительный грохот.

После этого грохота все в радиусе ста джанов вокруг было уничтожено!

Силуэт Ван Линя показался за пределами этих ста джанов, его лицо оставалось спокойным, как обычно, но в глазах все же мелькнуло мрачное выражение. Он легко стряхнул с себя пыль и посмотрел вдаль.

На берегу реки медленно упало тело молодого парня, и потоки серой Ци, вырвавшейся из него, быстро полетели к Ван Линю…



Глава 573
Противостояние Святого. Глава 573 (две в одной). Ци меча Линг Тианхоу.

В столице, Небесном Демоническом городе, внутри невероятно изысканного дворца, раздался легкий смех.

«Этот мальчишка Мо Фей, добивается разрешения на досрочную битву с Мо Ли Хаем, и военные заслуги демонической страны огня не дают мне ответить ему отказом, этот паренек действительно очень интересный, решено!»

«Но… Владыка, такого раньше не было, и если эти двое создадут прецедент, боюсь, что другие генералы…», внутри дворца раздался другой старческий голос.

«Если у других генералов тоже будут такие военные заслуги, пусть бьются!»

«…, Слушаюсь!»

Через минуту из дворца вышел старейшина, держа в руках доклад императору. Он слегка покачал головой и медленно удалился.

Приближалась день сражения демонических генералов, и весь Небесный Демонический город погрузился в давящую атмосферу, каждый день то и дело в нем вспыхивали бои.

«Это просто игра!» Ван Линь сидел на берегу реки, он поставил перед собой кувшин с вином и посмотрел в пасмурное небо, обратившись с такими словами к самому себе.

«Игра для Демонического Императора… для него это самая лучшая игра, смотреть, как чужеземцы прикрываются сражением Демонических Генералов только ради одной цели – убивать друг друга…» Ван Линь отпил глоток вина, и его взгляд прояснился.

Он помолчал немного, затем поднялся на ноги и медленно побрел по берегу в сумерках.

Это был уже седьмой день, и до сражения Демонических Генералов оставалось только восемь дней!

В сумеречный час, возможно из-за той давящей атмосферы, царившей в последнее время внутри Небесного Демонического города, на улицах было все меньше прохожих, и только в ста джанах от штаба генерала Мо Ли Хая, мужчина, одетый в зеленое, шаг за шагом шел в сторону штаба.

За спиной этого человека был длинный меч, его шаги были спокойными, а на лице не было никакого выражения. Шаг за шагом, он шел к штабу генерала Мо Ли Хая, и с его приближением все за его спиной постепенно накрывала волна едва заметной силы Бессмертных.

Одновременно с этим давящая аура опускалась на штаб генерала Мо Ли Хая.

Внутри штаба.

Мо Ли Хай уединился в потайной комнате для культивации, перед ним стояли семнадцать кукол, каждая размером не больше кулака, их мерцающий мистический блеск окружал его со всех сторон.

От тела Мо Ли Хая распространялась демоническая Ци, которая, соединившись с этими семнадцатью куклами, формировала совершенную циркуляцию Ци.

В этот миг Мо Ли Хай резко открыл глаза, и казалось, что его взгляд, словно молния, пересек потайную комнату и обнаружил мужчину в зеленых одеждах за пределами его штаба.

Этот парень легко вздохнул, в уголках его рта мелькнула улыбка, но он не остановился ни на шаг, а когда подошел к воротам штаба Мо Ли Хая, было даже не заметно, чтобы он использовал какую-то божественную способность, но ворота беззвучно рухнули и отлетели назад, превратившись в груду обломков.

Среди летящих обломков раздался стон – двое солдат штаба Мо Ли Хая, тела которых были окружены кровавым туманом, отлетели далеко внутрь штаба.

«Двенадцатый Сын Меча из секты Меча Ло, Мо Ян, просит аудиенции с главнокомандующим Мо Ли Хаем!»

Голос этого человека был абсолютно ровным, он даже не остановился, а вошел сразу внутрь штаба Мо Ли Хая, и пошел прямо к потайной комнате, в которой уединился генерал.

Множество солдат и подчиненных Мо Ли Хая тут же преградили ему дорогу, но по мере того, как он шел вперед, тела тех людей, которые оказывались на расстоянии десяти джанов от него, тут же разрушались, беззвучно превращаясь в кровавый туман.

Пока он шел, вокруг только эхом раздавались хлопки, и никто не мог задержать этого человека. Даже некоторые декоративные постройки вокруг, также как и ворота штаба Мо Ли Хая, разрушались до мелких обломков.

В этот момент впереди появился силуэт низкорослого человека, он низко зарычал и сделал шаг вперед, от этого шага все его тело начало излучать демоническую силу. Он хотел остановить этого посланника секты Меча Ло.

Но парень только покачал головой, он и не думал останавливаться, а продолжил идти вперед. Вместе с его шагами лицо того низкорослого человека становилось бледным, его посетило чувство, что он противостоит не человеку, а мечу!

Острому, как холодный сверкающий горный пик, мечу!

Силуэт низкорослого человека невольно подался назад, он прыжками отступил на несколько джанов, и в этот момент чья-то рука легла ему на плечо. Низкорослый человек застыл на месте и глубоко вдохнул и выдохнул глоток воздуха.

За его спиной стояли трое седовласых старцев, они стояли там и холодно смотрели на человека из секты Меча Ло.

Его взгляд остановился на этих троих старцах, губы тронула легкая улыбка, и он продолжил идти.

На лицах старцев появилось серьезное выражение, и когда они уже собирались пустить в ход божественную способность, за их спинами вдруг раздался низкий голос.

«Кто тебя послал!» Этот голос был наполнен такой мощью, что трое старцев тут же уважительно расступились, и за их спинами показался высокий силуэт самого Мо Ли Хая.

Мо Ли Хай посмотрел на молодого парня из секты Меча Ло, его взгляд сверкнул. Сейчас аура той силы, которая исходила от него, была намного более мощной, чем когда он сражался с Ван Линем в городе Древних Демонов.

Парень из секты Меча Ло остановился, его взгляд сверкнул и он медленно произнес: «Демон Генерал Мо Фей!»

Мо Ли Хай нахмурился и крикнул: «Что ему нужно!»

«От имени главнокомандующего Мо Фея, я принес генералу Мо Ли Хаю карту битвы!» Голос парня был спокойным, он взмахнул правой рукой и в воздухе сверкнула золотая вспышка, которая остановился прямо перед Мо Ли Хаем.

Мо Ли Хай помрачнел, глядя на золотую карточку перед собой.

На ней было написано только одно слово – битва!

«Через три дня, снаружи зала павильона Пути Древних!»

Но как только он развернулся, чтобы уйти, его тело застыло и в стороны от него разлилась волна сильной взрывной ауры. Эта аура была во много раз сильнее, чем та, с которой он только вошел в штаб генерала Мо Ли Хая.

Его глаза зажглись огнями, и глядя на высокий силуэт в ста джанах от него, он мрачно произнес: «Седьмой ученик Фиолетового отделения, Ван Линь!»

В этот миг Мо Ли Хай тоже ощутил появление Ван Линя, и в душе облегченно выдохнул.

Ван Линь шел вперед, даже не глядя на этого человека. Его шаги были медленными, но в глазах посланника секты Меча Ло тут же сверкнул затаенный гнев.

«Я слышал, что седьмой ученик Фиолетового отделения очень высокомерен, и сегодня я лично убедился в этом!», холодно произнес посланник секты Меча Ло.

Ван Линь как будто не слышал, он просто шел к этому парню. Вся сила в теле посланника тут же нахлынула вперед, из его тела словно вырвался острый меч, который был намерен задержать Ван Линя.

Но когда эта сила в его теле достигла предела, Ван Линь просто прошел мимо, не остановившись ни на миг.

Человек из секты Меча Ло замер, но его гнев сразу же вскипел еще сильнее, он яростно развернулся, посмотрел на удаляющегося Ван Линя и прокричал: «Ван Линь, ты вообще слышал, что я сказал?»

Но шаги Ван Линя по-прежнему направлялись к его собственной комнате.

В глазах посланника секты Меча Ло сверкнула ледяная вспышка, он был одним из Дюжины Сыновей Меча секты Меча Ло, а на планете Тянь Юнь, можно сказать, их положение и репутация соответствовали блестящей славе Семерки Тянь Юнь.

Но сейчас, когда этот наглец его проигнорировал, парень холодно фыркнул, его силуэт мелькнул и появился прямо перед Ван Линем. Он холодно произнес: «Ван…»

Он запнулся, когда Ван Линь поднял голову и безразлично сказал: «И ты еще называешь себя культиватором, раз тебя так легко разозлить? Ты зря тренировался все эти годы, сплошное разочарование!»

Если бы эти слова прозвучали от кого-то из поколения Тянь Юньцзы, парень из секты Меча Ло еще смог бы это принять, скрепя сердце. Но когда это сказал ему Ван Линь, он просто не мог такого вытерпеть.

Он гневно усмехнулся, но взгляд его стал еще более ледяным. «А я бы хотел посмотреть, к какому результату привели твои тренировки!»

Ван Линь покачал головой и спокойно произнес: «Дорогу!»

Посланник секты Меча Ло расхохотался, правая рука сложилась в заклинании и из его тела тут же вырвался поток Ци меча, он разделился надвое, затем удвоился еще раз, и в мгновение ока этих потоков Ци меча было уже шестьдесят четыре, они со свистом полетели к Ван Линю.

Выражение лица Ван Линя осталось спокойным, он даже не посмотрел на эти потоки Ци меча. В один миг они были уже прямо перед ним, но тут на его теле сверкнула Метка жизни, и Ци меча, не долетая до него, полностью рассеялась.

«И это вся твоя мощь? Видимо, все твои тренировки были не просто разочарованием, они были еще и бесполезными!» Ван Линь покачал головой.

Посланник секты Меча Ло изменился в лице, в его глазах мелькнуло недоверие. Конечно, шестьдесят четыре потока Ци меча не были его самой сильной техникой, но то, что Ван Линь так легко от них отмахнулся, заставило его сердце содрогнуться.

«Что это за божественная способность!! Он даже не использовал никакого магического оружия, но когда моя Ци меча коснулась его, она тут же разрушилась, а ведь этого не смог сделать даже Лун Цзы из Дюжины Сыновей Меча!»

Ван Линь покачал головой и направился вперед.

Парень из секты Меча Ло невольно отступил назад на несколько шагов, затем глубоко вздохнул и положил правую руку на длинный меч за его спиной.

Ван Линь нахмурился, смерил его холодным взглядом и снова сказал: «Убирайся, раз уж сегодня ты просто принес карту битвы, я не стану убивать тебя!»

«Ты всего лишь на уровне последней завершенной стадии Трансформации Души, моя культивация соответствует твоей, и даже если твоя божественная способность окажется еще сильнее, чем я думаю, ты все равно никогда не сможешь отразить этот удар моего меча!», парень из секты Меча Ло оскалился, и больше не болтал попусту – он взмахнул правой рукой, и магический меч тут же вылетел из-за его спины.

Раздался грохот, небо словно прорезало раскатом грома, и над этим человеком в небе вдруг появился огромный фиолетовый меч. Этот меч излучал невероятно густую ауру меча, и одновременно с его появлением свет этого меча накрыл все вокруг. На самом мече был вырезан необычный узор.

Из этого узора тут же показался иллюзорный силуэт огромного барана фиолетового цвета, этот баран был очень крупным, и его тело наполняла брутальная энергия. Он слился в одно целое с этим мечом и сила меча сразу же возросла.

«Удар Меча Мо Яна! (в имени Мо Ян второй иероглиф – ян – переводится как «баран», прим.пер.)» Парень низко взревел, сила Бессмертных вырвалась наружу из его тела, а правая рука уже нанесла удар в сторону Ван Линя. Одновременно с этим огромный меч в небесах, повинуясь его движению, волной невообразимой силы со свистом полетел на Ван Линя.

Лицо Мо Ли Хая изменилось, он тут же прыжком отступил назад, люди рядом с ним тоже немедленно отступили, в одно мгновение они оказались на несколько сотен джанов дальше отсюда.

Огромный меч летел вниз, как гром, падающий с неба, от него раздавались грохочущие раскаты.

Лицо Ван Линя было спокойным, он слегка покачал головой. Этот огромный меч действительно обладал огромной мощью, особенно соединившись с духом барана, это было удивительно. Но только этот парень перед ним все же не мог высвободить всю мощь и силу этого духа барана.

«Ты зря потратил такой прекрасный удар!» Ван Линь произнес это, затем поднял правую руку и в тот момент, когда меч уже был совсем близко, он схватил его лезвие, от чего в глазах посланника секты Меча Ло отразился сильнейший и непреодолимый шок!

Когда Ван Линь схватил лезвие меча, в его ладони бешено сверкнула метка жизни, которая накрыла все вокруг своим светом.

Внутри меча послышалось рычание, дух барана внутри него, с глазами, горящими жаждой крови, бешено сопротивлялся, желая вырваться наружу и оторвать руку Ван Линю. Но правая рука Ван Линя, словно ладонь Древнего бога, была полна бесконечной силы, и как бы ни сопротивлялся этот огромный меч, его правая рука даже не шевельнулась!

Озлобленный рев духа барана внутри огромного меча раздавался до самых небес, его глаза сверкнули непоколебимым светом, словно древний зверь-убийца, он кинулся к Ван Линю с раскрытой пастью.

Это был дух меча, просто иллюзия, но всем людям вокруг, в тот момент, когда он бросился вперед с раскрытой пастью, на миг показалось, что в лицо ударил смрадный ветер.

«Мерзкое отродье, да как ты смеешь!» Глаза Ван Линя сузились, и в них загорелся алый огонь, намерение убийства выплеснулось из его глаз и вошло прямо внутрь иллюзорного тела этого духа барана.

Дух барана издал вопль отчаяния, и его тело тут же разрушилось под действием Ци убийства. Он превратился в мелкие осколки света, которые быстро вернулись внутрь меча, и сам меч прекратил сопротивление и просто затих.

Все действия Ван Линя абсолютно повторяли ту картину, когда он, следуя указаниям Тянь Юньцзы, уничтожил звериную душу внутри Колесницы, Убивающей Богов!

Когда все это случилось на глазах Мо Ли Хая, он невольно сделал глубокий глоток воздуха и посмотрел на Ван Линя со смешанным выражением на лице.

«Всего за три месяца его сила достигла такого уровня… даже вице-маршал ему не соперник, а сегодня он смог победить этот ужасный дух меча, да если бы три месяца назад он обладал такой божественной способностью, в тот день я бы точно проиграл ему, вне всяких сомнений!»

Мо Ян из секты Меча Ло всем телом пошатнулся, и с мертвенно-бледным лицом выплюнул фонтан свежей крови. Меч, с которым была связана его жизнь, был повержен, и это сразу же ранило его собственную душу.

Он никак не мог ожидать, что этот Ван Линь окажется настолько силен, если бы он раньше знал, он бы ни за что не пришел сюда один. Он сжал челюсти, правой рукой коснулся точки между бровей и сделал глубокий вдох. В его глазах отразилась решимость, его последняя убийственная техника – это Ци меча его Мастера, Линг Тианхоу!

Эта Ци меча разделялась на двенадцать потоков, по одному на каждого ученика, и это была божественная способность самосохранения, которую можно было использовать только в крайнем случае, а иначе в таком опасном месте как земли Демонического духа, он бы с большим трудом смог прожить хотя бы четыреста лет!

Но если сейчас не использовать ее, то он не сможет отсюда уйти!

Ван Линь взглянул на Мо Яна, его взгляд сверкнул, и он медленно сказал: «Уходи!»

Мо Ян замер.

«Я не держу зла на секту Меча Ло, и если бы ты сам сегодня не напал на меня, я бы ничего не сделал. Передай от меня своим братьям, Дюжине Сыновей Меча, что я не хочу враждовать с вами здесь, в землях Демонического духа!» Ван Линь сказал это, затем бросил меч обратно Мо Яну и прошел мимо него в сторону своих покоев.

Когда его силуэт отразился в глазах Мо Яна, этот человек совершенно оцепенел, только что он пережил битву, в ходе которой едва не использовал самую последнюю убийственную технику, чтобы спасти себя. Но когда все вот так повернулось, он даже не мог поверить в произошедшее.

Он глубоко вздохнул, принял меч и осмотрел его Божественным сознанием, убедившись, что здесь не было никакого подвоха, который мог подстроить противник. Он с недоверием посмотрел вслед удаляющемуся Ван Линю.

«Я обязательно передам то, что ты сказал!» Мо Ян поднялся прямо в воздух и быстро покинул штаб генерала Мо Ли Хая.

За тысячу джанов от штаба он снизил скорость, но Божественным сознанием все же продолжал следить за обстановкой. Однако Ван Линь так и не предпринял никакого движения в его сторону, это означало, что он действительно собирался отпустить его.

«Ван Линь, когда-нибудь я верну тебе в стократном размере свой сегодняшний позор! Твои божественные способности сильны, но в следующий раз я приведу с собой на битву своих братьев, и я не поверю, что ты сможешь также легко отделаться! Хм, если бы старейшина Тань Лан не отправился в демоническую страну огня, сегодня он бы сам с тобой сразился, и тогда ты точно был бы не жилец!» Жажда убийства сверкнула в глазах Мо Яна, он бросил на штаб Мо Ли Хая холодный взгляд, развернулся и быстро улетел.

Он летел очень быстро, и чем дальше он улетал от штаба, тем легче ему становилось на душе. Но стоило ему вспомнить произошедшую битву, и его сердце невольно охватывал страх.

«Это Ван Линь, очень силен!! Однако если бы я использовал Ци меча Мастера, этот человек не смог бы противостоять этому удару!» В углах рта Мо Яна мелькнула холодная усмешка.

Но прямо в этот момент на мече за его спиной вдруг появились потоки серой Ци, которые бесшумно показались изнутри меча, и словно волшебные змеи нацелились в голову Мо Яна.

Его в миг накрыло сильнейшим предчувствием опасности, но эти потоки серой Ци немедленно, словно молнии, вошли прямо ему в голову.

Скорость серой Ци была слишком высокой, а расстояние слишком маленьким, так что Мо Ян только успел почувствовать опасность, как тут же издал ужасный стон, и его тело начало падать вниз с небес. Пока он падал, его тело быстро ослабело и увяло, и его отчаянный крик прорезал тишину вокруг.

У его Изначального духа не было шансов на бегство, ведь когда серая Ци вошла в его тело, сначала она обратилась во множество печатей, которые нарушили связь между телом и Изначальным духом. В то же время серая Ци быстро высосала всю силу Бессмертных и эссенцию крови этого человека, с помощью которой напитала сама себя, отчего печати внутри его тела стали еще сильнее.

Когда он упал на землю, глаза Мо Яна были гневно раскрыты, а сам он уже превратился в иссушенный труп. В его голове мелькала только одна мысль – ведь я же лично проверил этот длинный меч, с помощью Божественного сознания, откуда же в нем оказалась эта серая Ци!

Пространство перед его трупом исказилось, и из него вышел Ван Линь. Правой рукой он нажал на несколько точек на трупе Мо Яна, затем схватил его, сделал шаг и исчез на месте.

Его силуэт возник из ниоткуда внутри его покоев в штабе Мо Ли Хая. Правая рука разжалась и труп Мо Яна упал на пол. Взгляд Ван Линя стал серьезным, он ударил рукой по сумке и достал Флаг Душ. Ван Линь встряхнул Флаг, и он тут же превратился в черный дым, который целиком накрыл собой комнату, и внутри этого тумана замелькали бесчисленные вспышки ограничений.

После этих манипуляций Ван Линь глубоко вздохнул и сел, подогнув колени. Какое-то время он делал дыхательные практики, затем его глаза резко раскрылись, и его взгляд, словно молния, упал на мертвое тело Мо Яна. Ван Линь внимательно осмотрел его, и задержался на точке между бровями этого человека.

Его лицо помрачнело, было непонятно, радуется он или гневается, через несколько мгновений молчания он вскинул руки и тихо произнес заклятие. На его руках отпечатался всполох сумрачного огня.

Отпечаток на его руках изменился и превратился в призрачную тень, затем он указал пальцем вперед и тихо проговорил: «Очистить!» Сумрачный огонь, подлетев к мертвому телу Мо Яна, рассеялся и накрыл его целиком. Вокруг эхом раздался треск, и тело Мо Яна начало быстро таять на глазах.

Его тело уже и так было иссушенным трупом, эссенция крови уже была без остатка выпита серой Ци, а теперь оно словно горело, волна странного запаха заполнила комнату, но Ван Линь не обращал на это внимания, он неотрывно следил за телом, которое очищалось внутри сумрачного огня.

Ведь именно то странное прикосновение Мо Яна ко лбу во время их битвы заставило Ван Линя почувствовать приближающуюся опасность!

Это ощущение не посещало его с тех самых пор, как он начал культивировать Ци убийства внутри себя, и даже культиватор на стадии Вознесения не мог сделать такого с ним, чтобы одна только аура пробилась сквозь трехтысячелетнюю метку жизни, накрывающую его тело и Изначальный дух, и вероломно проникла прямо в его сердце.

Это было ощущение, словно он оказался на грани жизни и смерти, и это заставило Ван Линя вздрогнуть в душе. Поэтому он решил отступить, разрядить обстановку, ведь он понял, что если сейчас подтолкнуть этого человека к краю, он невольно сделает выбор в пользу этой последней божественной способности.

Тело Мо Яна постепенно растаяло и исчезло, и в сумрачном пламени появился его Изначальный дух. А на самом Изначальном духе отпечатались слой за слоем потоки серой Ци, которые время от времени поблескивали мистическим сиянием.

Глаза Изначального духа Мо Яна были плотно закрыты, он не шевелился в сумрачном пламени, Ван Линь молниеносным взглядом внимательно его осмотрел, и тут же в его глазах вдруг мелькнуло сомнение. Он уставился на точку между бровями этого Изначального духа, и увидел слабо мерцающую тонкую голубую линию.

Эта линия, при ближайшем рассмотрении, принимала четкие очертания уменьшенного во много раз меча!

Увидев эту голубую линию, Ван Линь всем телом содрогнулся, и его тело заполнило чувство, что он столкнулся лицом к лицу с самим Мастером Меча Линг Тианхоу.

«Линг Тианхоу!!» Ван Линь глубоко вздохнул, его взгляд стал серьезным.

«Перед тем, как отправить учеников секты Меча Ло внутрь врат Духа Демона Восточного Моря, Линг Тианхоу даровал им Ци меча, и назвал это божественной техникой сохранения жизни своих двенадцати учеников!

Эта голубая линия и есть та самая Ци меча! Не удивительно, что она пробилась прямо сквозь мою метку жизни и заставила меня ощутить себя на грани жизни и смерти…» Взгляд Ван Линя сверкнул, в нем отразилась решимость.

«Но сейчас я нашел эту Ци меча, а значит она теперь моя!»

Он закрыл глаза и положил руки на колени, в стороны от него разлилось сияние Божественного духа. Изначальный дух покинул тело Ван Линя, он практически весь был покрыт метками жизни, которые защищали его словно прочный доспех.

Изначальный дух Ван Линя, покинув его тело, взглянул на Изначальный дух Мо Яна, мгновение он колебался, затем его взгляд сверкнул и он выплюнул изнутри пламя Изначального духа, которое слилось с тем сумрачным огнем, и он тут же стал более сильным и ярким. Пламя Изначального духа непрерывно вырывалось прямо изо рта Ван Линя.

На лице Изначального духа Мо Яна отразилась боль, он как будто начал сопротивляться, но метка жизни крепко держала его на месте.

Изначальный дух Ван Линя был крайне осторожен, он аккуратно управлял огнем очищения, так чтобы не задеть ту Ци меча, но при этом поглотить Изначальный дух Мо Яна. Шаг за шагом, он очистил весь Изначальный дух Мо Яна.

Этот процесс занял несколько дней, ему нужно было полностью сконцентрировать духовное сознание, и одновременно с этим контролировать пламя Изначального духа, даже с уровнем Ван Линя, через несколько дней его Изначальный дух слегка померк, а на его лице отразилась усталость.

Но его взгляд при этом становился все ярче.

В один из дней Изначальный дух Мо Яна, после продолжительного очищения, наконец, разрушился и превратился в светящиеся хрустальные осколки. Эти осколки света застыли в воздухе неподвижными синими искрами.

Изначальный дух Ван Линя тут же втянул воздух и поглотил эти светящиеся искры, быстро восстановив силы, потерянные за эти несколько дней. После этого Изначальный дух Ван Линя и сомнением посмотрел на голубую линию, которая по-прежнему оставалась на месте и не двигалась.

Некоторое время посомневавшись, Ван Лин сжал зубы и, больше ни секунды не колеблясь, одним махом проглотил эту голубую линию!

В это мгновение его Изначальный дух тут же сильно задрожал, связь с телом сразу же исчезла, но Ван Линь уже был к этому готов. Он находился недалеко от тела, и в тот момент, когда эта связь исчезла, он, приложив все усилия, смог вернуться обратно в тело.

Ван Линь спокойно сидел на месте, и так прошло еще три дня! На закате третьего дня Ван Линь открыл глаза, и в океане спокойствия его глаз сверкнул ослепительный свет.



Глава 574
Противостояние Святого. Глава 574. Сражение демонических генералов.

В ту секунду, когда Ван Линь распахнул глаза, в его зрачках мелькнула и тут же исчезла маленькая тень в форме меча.

Мо Ли Хай сидел, подогнув колени, снаружи покоев Ван Линя. Он сидел здесь уже три дня. Его лицо было бледным, без следа румянца, и все эти три дня он уже много раз хотел войти в покои Ван Линя, но увидев густые клубы черного тумана снаружи комнаты, а особенно мелькающие внутри тумана ограничения, он невольно останавливался.

День сражения демонических генералов был уже не за горами, и это заставляло его волноваться. Но он понимал, что Ван Линь не зря поставил снаружи своих покоев все эти ограничения, он явно не хотел, чтобы кто-то беспокоил его в процессе культивации.

Оценив все плюсы и минусы, Мо Ли Хай вздохнул, и остался спокойно ждать снаружи. Сегодня был последний день перед началом сражения демонических генералов, а завтра должна была состояться ожесточенная битва!

Беспокойство в душе Мо Ли Хая уже достигло предела, если Ван Линь сегодня не выйдет из затвора, он потеряет право участвовать в завтрашней битве.

Он колебался еще секунду, затем яростно сжал челюсти, поднялся и сделал шаг в сторону покоев Ван Линя.

«Брат Ван!», раздался голос Мо Ли Хая.

В этот момент черный туман, накрывший комнату, вдруг начал бешено вращаться, как будто где-то внутри образовалась пробоина, он быстро завертелся, превратившись в воронку, которая начала всасываться в эту брешь.

Почти в одно мгновение весь черный туман снаружи комнаты бесследно исчез.

В глазах Мо Ли Хая сверкнула радость, он остановился снаружи и посмотрел перед собой блестящими глазами.

Дверь комнаты отворилась вовнутрь, и из нее медленно вышел Ван Линь.

Когда он появился, Мо Ли Хай сделал глубокий вдох и невольно отступил на несколько шагов назад, с удивлением в глазах. Теперешний Ван Линь в его глазах снова совершенно отличался от прежнего.

Он смотрел на Ван Линя, и его посетило ощущение, что он стоит под горой Тянь Шань, и хотя силуэт Ван Линя не стал выше, в этот миг от него словно исходила энергия Мастера, которая проникала глубоко прямо в сердце.

«Ты ранен…» Ван Линь закрыл глаза, и вся аура, которая рассеивалась от его тело, в один миг вернулась обратно и осталась внутри. Когда он открыл глаза, в его теле не было никаких колебаний энергии, он выглядел как простой смертный.

Ощущения Мо Ли Хая снова изменились, если только что он чувствовал удивление, как от взгляда на гору Тянь Шань, то сейчас Ван Линь в его глазах превратился в глубокий омут, древний колодец, поверхность которого была ровной, но если погрузиться внутрь, то утонешь, и никто не найдет твоего тела.

Мо Ли Хай глубоко вздохнул и мрачно сообщил: «В битве с Мо Феем, я проиграл!»

Ван Линь кивнул и вышел из комнаты, остановился во дворе, поднял голову и посмотрел на небо. Помолчав секунду, он спросил: «Сколько дней я провел в медитации?»

«Уже завтра состоится сражение демонических генералов!», сказал Мо Ли Хай, затем, поколебавшись, добавил: «Мо Фей очень силен, он целиком отразил все десять разрушений моего намерения кулака, а Сто Волн Демонического Моря были разбиты его искусством Поворота Колеса, именно эта его техника нанесла мне поражение!»

Ван Линь посмотрел на Мо Ли Хая. «Искусство Поворота Колеса?»

«Мо Фей считается первым демоническим генералом, его божественные способности очень загадочны, с тех пор, как он стал демоническим генералом, он отправился в Храм Древних Демонов и три года провел там, повышая свою культивацию в одиночестве. С кем бы он ни сражался, никто не может одолеть его Искусство Поворота Колеса!

Искусство Поворота Колеса – это техника отражения любой божественной способности, ее мощь… крайне велика!», мрачно сказал Мо Ли Хай, в мыслях вернувшись в ту битву на несколько дней назад.

Лицо Ван Линя было спокойным, он сказал: «Я не верю, что кроме десяти разрушений намерения кулака и ста волн демонического моря у брата Мо больше нет убийственных божественных способностей для решающего удара!»

Мо Ли Хай посмотрел на Ван Линя и откровенно ответил: «Есть. Эту технику Владыка лично передал мне, когда я стал демоническим генералом. Она называется Демоническое Пламя. И эту технику я тоже использовал. Из восемнадцати уровней Поворота Колеса мне удалось пробить семнадцать, но в конце концов, я все же проиграл!»

«Брат Ван, по соглашению, которое мы с Мо Феем заключили перед битвой, проигравший отказывается от участия в сражении демонических генералов. Завтра… смогу ли я в итоге получить звание вице-маршала, полностью зависит от брата Вана!», с горечью в сердце, Мо Ли Хай отступил на два шага назад и отвесил Ван Линю глубокий поклон.

Ван Линь спокойно ответил: «Я сделаю все, что в моих силах!»

Мо Ли Хай глубоко вздохнул и, обхватив кулак одной руки другой рукой, сказал: «Благодарю за эту услугу, брат Ван, я больше не буду вас беспокоить, завтра утром мы вместе должны отправиться в Столицу!» Он еще раз поклонился, развернулся и ушел прочь.

Его силуэт выглядел немного подавленным.

Ван Линь остался спокойно стоять во дворе, закрыв глаза.

Он так и стоял там, всю ночь!

На рассвете первые лучи солнца накрыли землю, прогоняя темноту над Небесным Демоническим Городом. Солнечный свет озарил Столицу, и весь Небесный Демонический город наполнился намерением битвы, поднявшимся из восьми внешних городов.

Внутри Столицы, под вратами Небесных Демонов, на площади шириной в десять тысяч джанов установили огромный боевой барабан!

Этот барабан был полностью черным, и от него на десять тысяч ли вокруг распространялась энергия древности.

По обеим сторонам площади вышли и выстроились солдаты в черных доспехах. Из их ровного строя вдруг выбежал один человек, он двигался словно молния и ветер развевал его седые волосы, похожий на бога войны, он взлетел в воздух и обрушил удар кулака прямо на огромный барабан.

«Бом!»

Низкий барабанный бой раздался из Столицы, его эхо заполнило весь Небесный Демонический город!

Все жители Небесного Демонического города знали, что в Столице есть Барабан Небесных Демонов, и этот барабан звучал только во время жертвоприношений, начала сражений или других чрезвычайно важных дел.

Во время сражений он звучал девять раз, во врем жертвоприношений – шесть раз, а по остальным причинам только три раза!

Этот бой барабана эхом прокатился по округе, и земля всего Небесного Демонического города содрогнулась, бесчисленное множество людей пробудились от этого рассветного барабанного боя.

Демонические генералы, со своей свитой и помощниками, по одному вступали на военную тропу и шли прямо в Столицу.

Все восемь врат столицы были открыты, бесчисленные демонические солдаты стояли на страже врат, они внимательно проверяли личность каждого демонического генерала и пропускали их внутрь.

В этот раз полем битвы для сражения демонических генералов стала именно эта площадь в десять тысяч джанов перед вратами Небесных Демонов. Это место было защищено сильнейшими формациями, так что его нельзя было просто так разрушить. В восточной части площади располагался помост в форме лестницы из девяти ступеней, высотой в сто джанов, на каждой из его ступеней стояло бесчисленное множество длинных столов, все высокие чины Небесного Демонического города прошли и расселись по своим местам на этом помосте.

На самом верхнем уровне осталось только одно кресло, приготовленное для демонического Императора!

По южной и северной сторонам площади отдельно располагались помосты из восьми ступеней, высотой в восемьдесят джанов, на которых восседали сыновья и жены влиятельных людей различных городов. На самом верху этих двух помостов две ступени делились по четыре места.

И из этих шестнадцати мест восьмерка верхних была оставлена для маршалов, а восемь нижних – для вице-маршалов.

В этот момент на площади было очень шумно, и пока демонические генералы еще не прибыли, непрерывно кто-то занимал свои места, и постепенно людей становилось все больше и больше.

Кто-то из них откровенно зевал, очевидно в это время они обычно еще спали в своих постелях.

За короткое время все три помоста вокруг площади были заполнены, не хватало только Императора, маршалов и вице-маршалов. Вокруг постоянно слышались чьи-то тихие разговоры.

«В этот раз генерал Мо Фей точно займет первое место, вне всяких сомнений!»

«Не думаю, ведь культивация генерала Ши Сяо достигает более высокого уровня, и поговаривают, что он нашел еще более удивительного помощника, на этот раз у генерала Ши Сяо больше шансов занять первое место в сражении демонических генералов!»

«Нельзя недооценивать и генерала Мо Ли Хая, его культивация тоже очень сильна, он владеет удивительными божественными способностями, даже сам Владыка когда-то передал ему одну способность, и я считаю, что он способен войти в тройку лучших».

«Мо Ли Хай? Да вы, видно, не знаете, что на днях он сразился и Мо Феем, и проиграл ему, а по их соглашению проигравший сегодня не сможет выйти на поле боя!»

«О? В самом деле? Ну если это правда, то мне очень жаль генерала Мо Ли Хая».

«Пока еще рано его жалеть, Мо Ли Хай хоть и не может выйти на бой, но его помощник может, однако этот человек никому не известен, и боюсь, что у него нет шансов на победу!»

«Неужели кроме этих троих, никто больше не годится в противники Мо Фею? По слухам, Путь Убийства генерала Юй Сэна уже давно достиг своего предела, и это единственный из всех генералов, у которого нет своего гарнизона. Он постоянно культивировал Путь Убийства в стране огненных демонов, и когда он выйдет на поле боя, непременно прольется кровавый дождь!»

«Это точно, а еще этот генерал Мо Вэнь, он обладает исключительно уникальной техникой, которую он вынес из Храма Древних Демонов Лун Тань. Обычно этот человек очень скрытный, никто не знает его реальной силы, но сегодня мы посмотрим, какие у него все-таки припрятаны божественный техники!»

«Неужели вы забыли генерала, который стал четвертым в сражении триста лет назад, демонессу Се Лянь!»

«Се Лянь… единственная женщина-генерал, триста лет назад в сражении демонических генералов, я слышал, она выбыла из-за ранения и получила четвертое место. Поговаривают, что если бы ее не ранили, первое место Мо Фея оказалось бы под сомнением!»

Разговоры не стихали и эхом раздавались над площадью, все пытались предугадать, кто же все-таки станет победителем в этом сражении демонических генералов!

Прямо в этот момент, под бой Демонического барабана в центре площади, тот седой солдат в черных доспехах, после того первого удара в барабан, вновь выпрямился и закрыл глаза.

Когда он открыл глаза, его силуэт обернулся тенью, и через мгновение он снова ударил кулаком в Демонический барабан!

«Бум»

Второй удар барабана прокатился эхом над площадью, и все звуки разговоров тотчас замолкли. Барабанный бой полетел дальше, накрывая собой весь Небесный Демонический город.

Этот звук словно превратился в гром, который грохочущими раскатами прогремел вокруг, прогнав последнюю темноту на рассвете, встречая солнечный свет, разлитый на тысячи джанов вокруг!

Когда эхо барабанного боя разлетелось до самого края небес, в вышине показались восемь радужных следов, которые приближались к площади. Эта восьмерка могла не проходить через главные ворота, они спускались прямо с небес.

Такой привилегией обладали только маршалы!

Тянь, Сюань, Хуан, Юй, Чжоу, Хуанг, шестеро вице-маршалов приземлились с небес и расселись по своим местам на второй ступени помостов с южной и северной сторон площади. Среди них у вице-маршала Сюань лицо было бледным, после приземления он закрыл глаза и сразу погрузился в медитацию, не обращая внимания на происходящее вокруг.

Когда эти шестеро приземлились, в небесах сразу же раздался еще более сильный удар грома, чем грохот Демонического барабана, и в воздухе появились восемь маршалов области Небесных Демонов, среди этих восьмерых было семь мужчин и одна женщина!

Еще в воздухе они поклонились друг другу и непринужденно заняли свои места, ни слова не говоря.

Когда эта восьмерка появилась на площади, в глазах всех присутствующих появилось уважение, слава этих людей в области Небесных Демонов уступала только славе самого Демонического Императора!

И даже по всей земле Демонического Духа не было никого, кто не знал бы этих людей!

«Бум», третий удар барабана разлетелся эхом, его удар был подобен грому, в несколько раз сильнее, чем прежде, этот грохочущий звук был слышен за тысячу ли вокруг. В ушах всех присутствующих остался только этот гром.

В эту секунду их взгляды как один обратились к одному единственному месту, туда, где на самом верху восточного помоста пустовало место Императора!



Глава 575
575. Ван Линь, выйти из строя!

Отзвуки барабанной дроби эхом прокатились по площади. На помосте, располагавшемся на востоке площади, было пусто. Силуэт уважаемого всеми человека так и не появился там.

Когда смолкли звуки барабанов, из ворот дворца в конце площади вышел закованный в золотые латы человек. Мужчина медленно окинул взглядом окружающее пространство, пока наконец не остановил его на одной точке впереди, и гулко прокричал: «Всем демоническим генералам выйти из строя!»

Голос его разнесся по площади словно раскат грома. А следом за эти начали открываться врата Небесных демонов, из-за которых вышли демонические генералы.

За каждым генералом следом ступали монахи. Когда показались генералы, все присутствующие здесь люди оторвали свои взгляды от пустующего места и опустили их на появившихся полководцев.

Вице-маршал Сюань открыл глаза и особо внимательно посмотрел на одного из генералов. При этом в глазах его вспыхнул гнев, а изо рта вырвалось злобное ругательство.

Человек, на которого он так посмотрел, был Ван Линем. Ван Линь ступал рядом с генералом Мо Лихаем. Подняв голову вверх, он взглянул на вице-маршала, но затем тут же отвел свой взор.

Мо Лихай, нахмурившись, взглянул на пустой помост и пробормотал: «Странно, чего же это не пришел Владыка?»

Из-за ворот Небесных демонов вышло несколько сотен генералов, которые тут же разделились на две шеренги. От каждого так и веяло волей и решимостью сражаться.

«По приказу Владыки правила сегодняшнего состязания генералов остаются прежними! Чтобы сразиться друг с другом, нужно бросить вызов!» - раздался глухой голос воина в золотой броне.

«Проигравший в первом бою может выставить вместо себя своего помощника. Соответственно, тот, кто победил, тоже может отступить и заменить себя. Для победы необходимо два выигрыша. Если в бою будет один выигрыш и одно поражение, то оба соревнующихся будут дисквалифицированы. Итоговый победитель поединка в этом раунде больше не должен никому бросать вызов!» - медленно проговаривал мужчина в золотых латах.

Голос его вовсе не был громким, однако каждый присутствующий отчетливо слышал его.

Слушая правила, Ван Линь сконцентрировал свое внимание.

В правилах вроде бы не было ничего необычного, однако на деле они были весьма жестоки. И все благодаря предпоследнему пункту: один проигрыш и один выигрыш означают дисквалификацию!

И потому, когда начнется сражение среди генералом, они будут биться изо всех сил, чтобы одержать победу. Проигравший в первом же бою сразу теряет возможность пройти дальше, но у него остается право на месть! В следующем раунде он будет изо всех сил стараться отомстить, чтобы одержавший над ним победу генерал тоже проиграл. Таким образом, они оба будут дисквалифицированы!

«Это не соревнование, это будет побоище!» - подумал Ван Линь.

«Во время битвы генералов допускается смертельный исход, однако генералы погибнуть не могут. Умереть могут лишь их помощники. Если же будет убит генерал, то убивший его будет сам казнен!» - продолжал зачитывать правила мужчина.

Нахмурившись, Ван Линь уставился холодным взглядом на человека в золотой броне.

«Соревнование будет между генералами, монахов же ожидает бойня. И все это ради должности. Если ты хочешь получить должность в землях демонического духа, нужно сначала пройти через лезвия мясорубки!» - молча размышлял Ван Линь, отведя взгляд в сторону.

«Соревнующиеся, теперь я проведу перекличку! - произнес мужчина в золотой броне и ткнул пальцем в довольно тощего человека, - генерал Мо Юнь, выйти из строя!»

И из строя вышел указанный человек. В несколько шагов он достиг центра площади. Человек был закован в доспехи. Худощавое лицо его было слегка пожелтевшим с глубоко посаженными глазами.

Он застыл на месте, словно вековая сосна.

Со всех сторон послышались возгласы:

«Мо Юнь! Среди генералов он входит в первую тридцатку! По слухам, он сейчас тренирует ци девяти смертей и девяти жизней. А тридцать лет назад он тренировал сферу пяти смертей и пяти жизней!»

«Самый первый бой и такой сильный соперник! Будет интересно!»

«Не знаю, кто захочет с ним сразиться. Но надо понимать, что победитель первого боя привлечет к себе внимание императора. Император, хоть пока и не почтил нас своим присутствием, однако затем до его сведения обязательно донесут результаты боев!»

«Если через 10 секунд никто не вызовется на бой, я сам назначу одного из вас!» - равнодушно произнес воин в золотой броне, а затем закрыл глаза и замолк.

Худой генерал продолжал спокойно стоять на площади. Отмеренное время неуклонно уменьшалось, и вот на пятой секунде из строя вышел человек!

Глаза генерала Мо Юня ярко вспыхнули.

Когда появился претендент на бой, по площади прокатился возглас изумления.

«Ши Сяо!»

«Демонический генерал Ши Сяо, с его уровнем культивации он может быть третьим по силе генералом! Если он решает сразить, если ли кто-нибудь, кто по доброй воле согласился бы с ним сразиться?»

«А я думал, что противником Ши Сяо окажется Мо Лихай. Триста лет назад Мо Лихай оставил шрам на лице Ши Сяо, и это было самым большим унижением, которое тот испытал в своей жизни!».

Ши Сяо с чрезвычайно пугающим прошествовал к площади и остановился за три чжана до Мо Юня. Затем он обратился к своему сопернику: «Мо Юнь, ты мне не противник! Давай уже начнем!»

С этими словами он кровожадно улыбнулся, и эта мрачная улыбка, придавшая генералу некоторую схожесть с трупом, чрезвычайно подходила к его внешнему виду.

«Ши Сяо!» - воскликнул Мо Юнь и взмахнул правой рукой. Пять потоков зеленой ци возникли меж его пальцев. Густые потоки ци имели некоторое сходство с ядовитыми змеями.

«Пять потоков демонической ци жизни и смерти. Судя по твоему уровню культивации ты уже достиг седьмого уровня в умении девяти смертей и девяти жизней. Однако этого недостаточно!» - покачал головой Ши Сяо.

Мо Юнь холодно улыбнулся и вновь взмахнул рукой. Потоки ци начали резко увеличиваться и потекли в сторону Ши Сяо.

Атака Мо Юня сопровождалась раскатами грома и порывами ветра, принесшего запах тухлого мяса. Запах тухлятины мгновенно заполнил собою пространство.

Все стоящие на площади генералы дружно скрестили свои взгляды на Мо Юне, с удивлением взирая на его умение.

Ши Сяо же стоял все так же неподвижно. Лишь голова его качнулась из стороны в сторону. Он медленно согнул указательный палец, затем средний и безымянный. И вот правая ладонь его сжалась в кулаке, которым он резко ударил вперед! В воздухе перед генералом образовался светящийся ромб, который тут же устремился вперед и встретился пущенными генералом Мо Юнем зелеными потоками ци.

Раздался оглушительный хлопок, вся пыль и песок, какие были на площади, взметнулись вверх. Пять потоков ци, угодив в светящийся ромб, были перемолоты им словно в мясорубке. Вспыхнув, они осветили все вокруг зеленым светом и исчезли.

Одновременно с этим ромб, ярко вспыхнув, с невообразимой скоростью понесся в сторону Мо Юня. Подлетев к его груди, он тут же исчез, оставив после себя взрывную волну. Лицо генерала Мо Юня стремительно побледнело, он отскочил назад на несколько чжанов. Он попытался взять себя в руки, однако в глазах его плескался ужас.

«Я же говорил тебе, что этого недостаточно! Ты можешь уже выставлять своего помощника!» - произнес Ши Сяо, разжимая правый кулак.

И как только он это произнес, площадь начала сотрясаться. Из рядов генералов с монахами вышел человек, и это был настоящий великан. Весил он не меньше нескольких сотен килограммов. Лицо его было свирепо, а верхняя половина тела обнажена. Он стремительно зашагал, своей поступью сотрясая площадь.

Приблизившись к Ши Сяо, великан произнес: «Малыш, я ученик школы Великих духов, а также помощник генерала Мо Юня!»

Ван Линь обратил свой взор на этого толстяка. Школа Великих духов была одной из больших сект планеты Судьбы. Способность учеников этой школы похожа на способность послушников клана Демонов-великанов. И это была способность увеличиваться в размерах.

Великан, взревев, зашагал вперед. На кончиках волос на его теле засветилась энергия Бессмертных. Потоки энергии хлынули из его тела и сформировали вокруг него густой туман, состоящий из силы Бессмертных. Великан, набрав огромную скорость, кинулся на своего противника.

От бега его земля дрожала так, словно сейчас по ней мчался табун лошадей. На бегу великан начал читать какое-то заклинание, а следом за этим пространство вокруг на сотню чжанов накрыло удивительной силой.

Среди демонических генералов стоял еще один подобный великан. Одет он был в обычную повседневную одежду, а за спиной у него висел огромный меч. И сейчас он пробормотал себе под нос: «Сейчас этот человек выглядит весьма похоже на душу моего меча».

Ши Сяо холодно хмыкнул, все так же сохраняя неподвижность. Он будто бы врос в землю словно дерево. Однако затем он резко вскинул вверх правую руку, и пальце его сжались в щепоть.

Из тела генерала хлынули потоки демонической силы. Они поплыли по воздуху, похожие на черные тонкие нити, и покрыли собой сложенные в щепоть пальцы.

Когда великан приблизился, Ши Сяо взмахнул рукой и очень легко, без какого-либо напряжения пробил туман энергии Бессмертных, а затем его сложенная в щепоть ладонь вонзилась в лоб противнику.

И все это было проделано с невероятно скоростью.

Великан взревел, и вся его мощь, весь его импульс куда-то улетучились под воздействием сокрушающего удара. Выражение его лица переменилось, и он сделал несколько медленных шагов назад.

Земля вновь затряслась от его тяжелой поступи. Всего великан сделал три шага, преодолев несколько чжанов расстояния. Отступая, он начал источать из своего тела кровавый туман. Сделав последний шаг, он мелко задрожал, и тело его распалось на отдельные части. В одно мгновение он превратился в кучу мяса, и его плоть упала на площадь.

Пять нитевидных потоков черной ци вылетели из его тела и вернулись к Ши Сяо.

«Во время соревнования генералы не должны умирать. Вы же, пришельцы, все будете похоронены!» - воскликнул Ши Сяо, отводя руку. Он не стал смотреть на груду мяса, в которую превратился его противник. Вместо этого его взор опустился на Мо Лихая.

«Мо Лихай, осмелишься ли ты со мной сразиться?!» - прогремел над площадью голос Ши Сяо, повергнув в трепет всех присутствующих.

Мо Лихай взглянул на Ши Сяо и спокойно ответил: «Я проиграл генералу Мо Фею и не смогу принять участие на этот раз!»

Глаза Ши Сяо сверкнули. Он довольно долго сверлил Мо Лихая взглядом, а потом перевел взгляд на Ван Линя и проговорил: «Ты! В следующий раз я хочу развлечься с тобой!»

«Битва, где я не могу убить противника, мне не интересна!» - произнес Ван Линь, не смотря на Ши Сяо.

Ши Сяо холодно хмыкнул. Мужчина в золотой броне окинул Ван Линя взглядом и произнес: «Генерал Ши Сяо! Ты можешь отойти, в этом бою ты выиграл! Согласно правилам, в этом раунде соревнований тебе больше не нужно сражаться!»

Ши Сяо, не отрывая взгляда от Ван Линя, пошел прочь. Проходя мимо Ван Линя, он бросил: «Мо Лихай боится сразиться. Я убью тебя со всей своей яростью!»

Ни один мускул не дернулся на лице Ван Линя. Он не удостоил Ши Сяо и единым взглядом.

Воин в золотой броне указал на Ван Линя и скомандовал: «Ты, выйти из строя!»

Ван Линь спокойно прошествовал на центр площади.

«Если через десять секунд никто не вызовется сражаться, я сам назначу ему соперника!» - воскликнул воин и закрыл глаза.





Глава 576
Противостояние Святого. Глава 576. Сю Лижуо.

Потоки свежего ветра покружились по площади и тут же улетели прочь, задевая бесчисленные рукава одежд, которые громко затрепетали. Ван Линь был весь в белом, его волосы слегка растрепались от этого порыва ветра.

Стоя в центре площади, Ван Линь поднял голову и посмотрел в небо, его лицо было беспечным, словно все происходящее для него было как облака наверху, мимолетным и призрачным, а сам он был здесь только гостем.

Когда Ван Линь вышел вперед, на помостах вокруг площади прозвучали тихие пересуды.

«Мо Ли Хай не может сражаться, а этот его помощник вряд ли сможет завоевать для Мо Ли Хая решающую победу».

«Он самоуверенный только на словах, но ведь он так и не решился принять вызов генерала Ши Сяо, это просто смешно!»

«Если ты чужеземец, то нельзя вести себя так развязно в землях Демонического духа, а иначе смерти не миновать, видимо этот человек еще не до конца понял это правило!»

Среди этих разговоров вице-маршал Сюань на северном помосте слегка хмыкнул. Рядом с ним сидел один человек средних лет, одетый в синий доспех. Он выглядел совсем обычным, без каких-либо странностей, но от него исходила волна силы.

Услышав, как хмыкнул вице-маршал Сюань, он повернулся к нему и с улыбкой сказал: «Вице-маршал, вы знаете этого человека?»

Вице-маршал Сюань помрачнел и покачал головой. «Не знаю». Он на секунду замолчал, потом добавил: «Однако этот человек наверняка способен войти в тройку лучших, и даже стать первым, ему это будет не трудно!»

Его собеседник замер, повернулся и посмотрел на Ван Линя в центре площади, затем сказал: «По уровню культивации этот человек достиг всего лишь последней завершенной стадии Трансформации Души, боюсь что занять первое место ему будет не так-то просто!»

Вице-маршал Сюань холодно фыркнул и сказал: «Вице-маршал Хуан, а что если мы с вами заключим пари, если этот человек не займет первое место, то я подарю вам свой Флаг Небесного Предзнаменования! А если он все-таки займет первое место, то вы отдадите мне Пилюлю Сокровенного!»

Его собеседник легко усмехнулся и ответил: «По рукам! Посмотрим, что такого удивительного в этом человеке, от чего вице-маршал Сюань так уверен в его победе!»

Вице-маршал Сюань в душе холодно усмехнулся и про себя подумал: «Если бы этот человек и тебе нанес такие серьезные раны, ты бы тоже был уверен!»

Прямо в этот момент из строя демонических генералов вышел человек, одетый в доспех земляного цвета. Во время ходьбы его ноги не двигались, но только подавшись вперед он очутился за сто джанов от Ван Линя.

«Я обязан вам этой честью, мои сослуживцы, благодарю, что никто из вас не стал оспаривать мое право на этот поединок!» Смех этого человека эхом разлетелся вокруг, он был явно очень доволен собой, и в его смехе сквозила неприкрытая самоуверенность.

«Генерал Ао Ди! Я так и знал, что в этом бою он выйдет сражаться!»

«Уровень его культивации считается средним среди генералов, но как человек он часто ведет себя непристойно, от чего его считают бесстыжим. Однако сегодня ему представилась прекрасная возможность показать себя!»

«Если он сможет победить этого соперника, это будет означать, что он победил и Мо Ли Хая, ведь сам Мо Ли Хай не может сражаться, а это значит нужно победить всего лишь один раз, и он пройдет в следующий раунд, неудивительно, что Ао Ди поблагодарил всех остальных за такой шанс!»

Генерал Ао Ди поклонился всем присутствующим, затем посмотрел на Ван Линя и улыбнулся. «Если ты сейчас признаешь поражение, я сохраню тебе жизнь. В противном случае, если я начну биться, а ты сможешь сравниться со мной, не забывай, что у меня еще есть помощник!»

Как только прозвучали эти слова, на лицах многих генералов вокруг отразилась жажда зрелища, и только выражения лиц нескольких генералов были другими, в том числе и у Мо Фея.

Мо Фей спокойно стоял в стороне, он бросил на Ван Линя холодный взгляд, в его взгляде читалось безразличие.

Ван Линь отвел взгляд от неба, посмотрел на Ао Ди и покачал головой. «Ты мне не соперник!»

Ао Ди на миг застыл, и вдруг громко расхохотался, сделал шаг вперед и с усмешкой сказал: «Безумец, давай-ка посмотрим, есть ли у тебя право на такую наглость!»

Он сказал это, и на полушаге его тело исчезло на месте, без следа.

В тот момент, когда противник исчез, лицо Ван Линя не поменялось ни на секунду, без капли удивления он лишь поднял правую ногу и сделал шаг вперед!

Земля отозвалась грохотом!

От ноги Ван Линя в стороны разошлись волны бешеной Ци Бессмертных, они превратились в множество острых мечей, которые разлетелись вокруг и начали вылетать прямо из дрожащей земли.

В этот миг казалось, что земля, на которой стоял Ван Линь, превратилась в адскую лаву, от одного его шага земля потрескалась и из этих трещин начала сочиться настоящая лава, она излучала красноватое сияние, и при этом мечи все еще не переставали вылетать из земли в небо.

Примерно в пяти джанах перед ним Ао Ди вытолкнуло из под земли, он повис в воздухе с глазами, полными неверия. Его искусство исчезновения заключалось в активации с помощью демонической силы демонического зверя, с которым он был связан. И хотя противник с помощью своего заклинания начал разрушать землю, он не мог вот так просто вытолкнуть его на поверхность, ведь когда противник начал разрушать землю, он изменил траекторию своего движения и собирался атаковать по кривой линии.

Но самым главное – это площадь у Врат Небесных Демонов, она была заполнена ограничениями, и сложность заклинания разрушения земли здесь возрастала в десять раз по сравнению с внешними территориями! Даже он сам старался быть предельно осторожен во время использования искусства исчезновения, и во время боя генерала Ши Сяо очень внимательно следил за происходящим, чтобы выбрать самый лучший маршрут для атаки.

Но сейчас у него не было времени на все эти размышления. Он висел в воздухе, и когда взгляд Ван Линя, поднимая ветер с песком, словно острый меч коснулся его глаз, у него кровь застыла в жилах, а в душе поднялось сильнейшее предчувствие – дело плохо!

Ни секунды не колеблясь, он быстро отступил назад, одновременно прикрывая голову правой рукой, но в этот момент Ван Линь сделал еще шаг вперед, и, моментально преодолев несколько джанов, оказался рядом с Ао Ди. Правая рука Ван Линя сверкнула серой печатью и одним махом схватила руку противника, которой он закрывал голову.

Лицо Ао Ди изменилось, рука противника держала его словно раскаленные клещи, он рванул ее на себя, но не смог вырваться! Низко зарычав, Ао Ди прикусил кончик языка и выплюнул прямо навстречу Ван Линю кровавую стрелу!

Как только он это сделал, от стрелы в стороны рассеялась демоническая Ци, которая сформировала в воздухе иллюзорную Драконью черепаху! С ревом дракона, она бросилась на Ван Линя.

Лицо Ван Линя так и осталось безразличным, эта кровавая стрела еще даже не приблизилась к его лицу, натолкнувшись на невидимый заслон из меток жизни. Она начала таять в этом заслоне, пока на восьмисотой метке жизни не исчезла совсем. Одновременно с этим Ван Линь сжал правую руку Ао Ди и отбросил его в сторону. Его сила Бессмертных в мгновение ока вошла в тело противника и словно растущий бамбук яростно шаг за шагом разрушила все каналы внутри его тела.

«Остановить бой!!» В этот момент ответственный за проведение сражения демонических генералов воин в золотых доспехах вдруг распахнул глаза. Его взгляд горел холодным сумрачным светом.

Взгляд Ван Линя сверкнул, он не только не остановился, но и напротив – высвободил еще один поток силы Бессмертных, совершенно уничтожив энергетические каналы в теле противника, которые уже превратились в ничто. Затем он ослабил хватку и тело Ао Ди уже по инерции отбросило в сторону.

Он летел в воздухе, а в его теле раздавались лопающиеся звуки, его окружил кровавый туман, боль, резкая боль!! Это было единственное, что он сейчас чувствовал! Давление в его теле яростно протестовало против вторжения силы Бессмертных, яростные удары и дрожь внутри заставили его оказаться в самой преисподней!

Вице-маршал Сюань вдохнул глоток холодного воздуха, эта картина заставила его вспомнить то, что он пережил во время боя с Ван Линем. Глядя на Ао Ди, он словно смотрел на самого себя в тот момент.

«Наглец!!» Воин в золотых доспехах провел рукой по воздухе и сила самого солнца в небесах собралась у него в ладони золотым светом, в мгновение ока превратившись в длинное копье. Казалось, он держит в руках чистый солнечный свет! Он замахнулся и выбросил это копье прямо к Ван Линю!

Ван Линь, не глядя на несущееся к нему золотое копье, покачнулся и превратился в смутную тень, которая снова подлетела к Ао Ди в воздухе. Он снова схватил его за правую руку и резко встряхнул!

Ао Ди почувствовал только, как его по его телу прошелся удар яростной волны, и через его правую руку эта волна огромной силы вошла прямо в его тело, раздавшись глухими хлопками!

Все кости в его теле в один миг отделились от мышц и раздробились, и каждый клочок его тела пронзило еще более ужасной, чем при разрушении энергетических каналов, болью!

Ван Линь отпустил руку и Ао Ди упал на землю, подняв клубы пыли и песка. Его жизнь держалась на волоске, но он пока еще не умер.

Проделав все это, Ван Линь резко развернулся, сложил правую руку в заклятии и в его ладони тут же собрались метки жизни. В этот миг золотое копье со свистом приблизилось к нему.

Мощь этого копья была поразительной, казалось, оно было способно расколоть небо и землю, в момент броска копья Ван Линь почувствовал, как оно его сковало, а когда копье приблизилось, в его взгляде сверкнула решительность. Его глаза загорелись тем же светом, которым они горели в момент запуска ограничений, и его правая рука вдруг ударила ладонью прямо по копью!

В момент удара от копья раздался звон, одновременно с этим Ван Линь нанес еще один удар, только места его прикосновений к копью были разными. Затем его силуэт мелькнул и длинное копье просвистело мимо него.

Ван Линь опустил руку и холодным взглядом посмотрел на воина в золотой броне, затем спокойно сказал: «Ваша честь, что все это значит? Неужели вы хотите нарушить правила?» Его лицо было спокойным, но в душе он насторожился, очевидно, мощь этого золотого копья была очень велика!

Воин в золотых доспехах внимательно посмотрел на Ван Линя, его пальцы сжались в воздухе, и золотое копье, пролетевшее мимо Ван Линя, вдруг задрожало и исчезло, превратившись в солнечный свет.

В этот миг все вокруг замерло, все зрители, наблюдающие за полем боя, раскрыли рты, глядя на то, как события приняли неожиданный поворот! Сидящие на помостах очевидно не решались поверить, что воинственный демонический генерал был так повержен каким-то чужеземцем, и хотя он не умер, все каналы в его теле были разбиты и каждая кость в его теле была сломана, этот человек превратился в развалину!

У него есть шанс на спасение, только если сам Демонический Император дарует ему драгоценную Пилюлю Небесных Демонов, но чтобы ее заполучить, даже самим демоническим маршалам иногда не достает военных заслуг, куда уж этому беспутному демоническому генералу Ао Ди!

Если бы Ао Ди проиграл битву после невероятно долгого ожесточенного боя, все остальные еще могли бы это принять, но все произошло в мгновение ока, и победитель определился немедленно.

Сейчас была задета их гордость жителей земель Демонического Духа! Надо заметить, что за всю историю сражений демонических генералов, кроме нескольких крайне редких исключительных случаев, очень редко демонические генералы получали настолько серьезные ранения.

К тому же эти ранения были нанесены каким-то чужеземцем, это произошло впервые!

В одно мгновение к Ван Линь обратилось множество удивленных взглядов, наполненных жаждой убийтсва.

Со стороны строя демонических генералов раздались удивленные вздохи, их взгляды, направленные на Ван Линя, сразу же переменились.

«Этот человек, он очень силен!» один из генералов, от которого исходила сумрачная леденящая душу аура, уставился на Ван Линя, и в его глазах мелькнуло намерение битвы! Это был генерал Юй Сэн, культивирующий Путь Убийства!

«Интересно, не думал, что у Мо Ли Хая окажется такой потайной козырь… а что если против него я применю свое искусство Семи Демонов, скольких демонов он сможет одолеть…» еще один из генералов, мужчина с черными волосами, потер кольцо на своей руке, и его губы тронула легкая усмешка.

«Какая жестокость!» Вице-маршал сжал подлокотники своего сиденья и с ненавистью посмотрел на Ван Линя, в его душе поднялись волны гнева.

Взгляды восьмерых маршалов на южном и северном помосте сейчас тоже были направлены на Ван Линя. Один из них был одет в скромные интеллигентные одеяния, и он смотрел на Ван Линя с ноткой восхищения во взгляде.

«Он бился аккуратно и ловко, без лишней грязи, это парень не плох!»

Чэнь Тао стоял рядом с Ши Сяо и, замерев, смотрел на Ван Линя. Когда-то они были братьями по учителю, но с тех пор Ван Линь невероятно изменился. Теперь он стал более сильным, даже можно сказать, теперь уровень его силы стал немного пугающим!

Дело было даже не в том, как он обошелся с Ао Ди, то, что действительно привлекло внимание Чэнь Тао, это тот удар Ван Линя по золотому копью. Что это было за копье, Чэнь Тао прекрасно знал. Когда-то давно он слышал, как Тянь Юньцзы говорил, что на свете есть особые божественные техники, которые могут вбирать свет самого солнца и превращать его в чистую силу, которая ко всему становилась жидким золотом. Сам Тянь Юньцзы невероятно восхищался такими техниками.И хотя тот воин в золотых доспехах еще не достиг уровня превращения света в жидкость, которым так восхищался Тянь Юньцзы, но это копье очевидно состояло из самого настоящего солнечного света.

Чэнь Тао подумал, что он сам навряд ли смог бы дотронуться до этого копья хотя бы раз, ну а если уж сделать это так, как Ван Линь – ударить целых два раза и изменить траекторию его движения, это было бы невероятно трудно! Здесь даже вопрос не уровня культивации, а самой силы Бессмертных, а также точного расчета! Или даже дедукции!

«Если бы сейчас, с его теперешним уровнем, он снова сразился бы со мной за получение титула Семерки Тянь Юнь… Даже если бы я победил, из-за полученных ран мне пришлось бы уйти в заточение на сто лет, и даже возможно, что уровень моей культивации значительно бы упал!!» Чэнь Тао сделал глубокий вдох, его взгляд, направленный на Ван Линя, был полон различными эмоциями.

Среди всех зрителей больше всех радовался Мо Ли Хай, в уголках его рта играла улыбка, которую сложно было скрыть, и в душе он снова ощутил гордость за принятое им мудрое и гениальное решение!

«Мы с этим парнем в достаточно хороших отношениях, чтобы потом он не сделался моим врагом. И чем сильнее этот Ван Линь, тем больше становится мой шанс на победу! Только вот этот управляющий Цзинь, всегда пытается навредить самым слабым, если когда-нибудь я стану маршалом, я непременно должен буду представить Ван Линя в лучшем свете!»

Над площадью эхом вдруг пронесся возмущенный возглас, этот звук был похож на гром, прорезающий небеса, и тут же все взгляды обратились туда, откуда раздался этот возглас.

Воин в золотых доспехах указал на Ван Линя и прокричал: «Ты должен знать, что убийство демонического генерала карается смертью! В этот раз генерал Ао Ди не умер, и тебя пощадят. Помощник Ао Ди допускается к бою!»

По обеим сторонам площади повисла тишина, и через какое-то время раздался слабый возглас: «Я отказываюсь!»

Взгляд воина в золотом похолодел, он посмотрел на Ван Линя и сказал: «В этом раунде тебе присуждается победа. Встать в строй!»

Ван Линь, ни слова не говоря, вернулся в строй демонических генералов, но когда он шел, несколько генералов спереди невольно расступились перед ним, освободив ему место.

Ван Линь подошел к Мо Ли Хаю и тот, с радостью на лице, тихо сказал ему: «Не волнуйся, брат Ван, этот управляющий Цзинь всего лишь евнух, если Его Величеству понравился твой бой, управляющий Цзинь ничего не сможет сделать!»

Ван Линь слегка усмехнулся, но ничего не сказал.

В этот момент в самых дальних покоях Императорского Дворца, в оружейной, внутри своей формации, меч Императора был воткнут в землю. От него вдруг раздался звон, в тот момент, когда Ван Линь вступил в схватку, он тут же ощутил присутствие той сущности, которая заставила его взорваться от гнева.

В ярости он вылетел из земли и уже хотел, забыв обо всем, лететь и на мелкие кусочки порубить того человека, так же как он сделал это в тюрьме Хун, но как только он взлетел, что-то заставило его остановиться.

Он вспомнил слова Владыки о том, что он должен оставаться в покое несколько дней, и не появляться снаружи во время сражения демонических генералов, а иначе его отправят в Пруд Дракона.

Подумав об этом, Императорский меч издал недовольный звон, его острие вытянулось в направлении врат Небесных Демонов, он долго колебался, затем все-таки покачнулся и превратился в молодую двадцатилетнюю девушку. Эта девушка была как будто соткана из света, она была изумительно прекрасна. Приземлившись на пол, она сделала несколько неловких шагов, каждый ее шаг сверкал светом Меча.

Раздался грохот, и только разрушив большую часть оружейной, она немного усмирила свой гнев. Затем она задумалась.

«Владыка ведь запретил мечу выходить, но я ведь Дух Меча и наверное, могу выйти… должно быть, проблем не возникнет… Да, я не стану ввязываться в бой, только посмотрю на этот отвратительный корм для меня, запомню его ауру, так мне будет легче найти его в последствии, думаю, ничего страшного не случится…» Девушка поразмыслила, затем качнулась на месте и выпорхнула из оружейной, полетев прямо к вратам Небесных Демонов.

Когда она уже приближалась к площади, ее тело стало невидимым, и она осторожно взлете на крышу Дворца перед площадью. Усевшись на черепичную крышу Дворца, она посмотрела вниз.

Когда она оказалась на крыше, с площади в ее сторону как будто случайно обратились восемь взглядов.

Девушка вздрогнула и высунула язык, ведь эти взгляды принадлежали восьмерым маршалам с южного и северного помостов! Посмотрев в ее сторону, они отвели глаза и на лицах некоторых мелькнула легкая улыбка.

Ван Линь смотрел на сражение других генералов, как вдруг его сердце дрогнуло. Он был связан с духом Сю Лижуо, который находился в мече Бессмертного, ведь этот Сю Лижуо был демоном, которого он сам создал. Сейчас этот Сю Лижуо вел себя как-то неспокойно, и в душе Ван Линя послышался его хриплый и очень взволнованный голос.

«Хозяин!! Выпусти меня, моя весна настала! Быстрее, выпусти меня!!»

«Что случилось!» В душе спросил Ван Линь.

«Хозяин, ты ведь еще помнишь тот Дух Императорского Меча, с которым на днях повстречался, я сначала не обратил на него внимания, но сейчас, как я посмотрю, Дух этого Императорского Меча оказался такой искрящейся, такой прелестной, прекрасной девушкой…»

Ван Линь вздрогнул всем телом и прервал восхищенную речь Сю Лижуо: «Здесь?»

«На крыше того Дворца, Хозяин, ты не можешь ее увидеть только я могу!», гордо сказал Сю Лижуо, затем в душе он вздрогнул, вспомнив горделивый характер Ван Линя, и быстро добавил: «Но это не имеет отношения к уровню культивации, я могу ее увидеть, потому что я научился одному приему Духов Меча у Черного Лезвия, это он меня научил, он сказал, что такие как мы Духи Меча, высокого уровня, даже внутри сумки культиватора, все равно можем почувствовать подобных себе, но это возможно только в том случае, если Дух меча покинет свой меч».

«Хозяин, быстрее, сейчас она посмотрит в твою сторону! Не волнуйся, Хозяин, никто другой меня не увидит, Черное Лезвие научил меня технике, которая может спрятать ауру Духа Меча, я воспользуюсь его советом, все будет в порядке!», быстро сказал Сю Лижуо, словно догадываясь, о чем подумал Ван Линь.

Ван Линь нахмурился, ударил правой рукой по сумке и открыл небольшую щель, из которой тут же вылетел Сю Лижуо. Его появление не привлекло ничьего внимания, словно невидимый дым, он полетел прямо в сторону крыши Дворца.

«Хе-хе, красотка, твой дедушка Сю… хм, твой братец Сю уже здесь, ого, она такая молоденькая, кроме той сексапильной дамочки в те годы, после нее у меня больше не было других женщин, та красотка тяжело ранила мое сердце, но сейчас, милая девушка, я точно не упущу свой шанс!»

Сю Лижуо похабно улыбнулся и еще быстрее припустил к девушке-духу Меча на крыше Дворца.

Девушка сидела на крыше и пыталась отыскать в толпе то, что она назвала отвратительным кормом, как вдруг она замерла и остолбенело посмотрела на Сю Лижуо, который летел к ней с коварным видом. Она на мгновение оцепенела.

Увидев замешательство прекрасной девушки, Сю Лижуо возгордился еще больше, и прибавил скорости. Но глаза девушки раскрылись шире, она топнула ножкой, и к Сю Лижуо тут же полетел поток невидимой Ци меча.

Сю Лижуо хихикнул и сказал: «Я ведь тоже Дух Меча, почему ты ко мне так неприветлива!» Он рассеялся в воздухе, Ци меча пролетела сквозь него, но еще через миг он вернулся к прежней форме и словно дикий волк снова ринулся вперед.

Девушка кинула на него разгневанный взгляд, это отвлекало ее от поисков корма, так что она собралась быстро улететь, но Сю Лижуо с довольной улыбкой погнался за ней. Два Духа Меча исчезли с крыши Императорского Дворца.

«Красотка, не противься мне, со мной ты будешь жить в роскоши и наслаждаться жизнью, ты станешь свободной как ветер, не смотри что я выгляжу невзрачно, у меня даже есть младший братишка, его зовут Черный…»

Ответом ему был поток Ци меча!

«Ойей, красотка, да ты с характером, ну ничего, я как раз люблю таких дикарок, мой Хозяин говорил, что чем наглее девушка, тем тоньше у нее талия!»

Снова мимо просвистел поток Ци меча, и в этот раз вместе с ним донесся гневный вскрик: «Твой хозяин тоже тот еще негодяй, катись прочь!»

«Ай, как ты смеешь ругать моего Хозяина, Черный братик, ты это слышал? Так вот, я пущу тебя в ход не ради своих личных целей, а для того, чтобы поменять ее мнение о моем Хозяине, я просто обязан это сделать, а ну-ка помоги мне схватить ее, я должен с ней кое о чем поболтать!»

Ему вновь ответил поток Ци меча, затем еще один. Однако к свисту этих потоков примешивался только похабный смех Сю Лижуо.

Они оба были Духами Меча, и изначально Сю Лижуо конечно не было соперником этой девушке. Но ему помогал какой-то Черный брат, и таким образом они сравнялись, ни один не мог превзойти другого.

Кроме того, возбужденное состояние Сю Лижуо также придавало ему немало сил, и в таком состоянии он мог преодолеть свои пределы.

«В тот день, когда по воле рока я превратился в демона, это был просто взрыв! Хе-хе, я уже давно не испытывал ничего подобного этому чувству! Но сегодня я, наконец, нашел то же самое ощущение, красавица, остановись!»

Но в тот же миг улыбка Сю Лижуо вдруг исчезла с его лица и далеко вокруг раздался его гневный рев. «Бесстыжая!! Ты все-таки вернулась в свой меч, ну погоди, я, Сю Лижуо, обязательно приду за тобой!!»

Внутри оружейной Дворца Дух Меча, приняв форму змеи, крушила все вокруг. Несколько раз она порывалась вырваться и убить этого бессовестного наглеца, но в конце концов все же сдержалась.

«Этот бесстыжий Дух Меча еще отвратительнее, чем этот корм!!»



Глава 577
577 Провал плана мятежа Сю Лижуо!

День прошел быстро и закончился после того, как Ван Линь провел шесть сражений на площади. Победа над тремя из них была особенно быстра, так как они не имели помощника и тот час проиграли.

Сю Лижуо тоже быстро вернулся и сразу вернулся в сумку Ван Линя.

Душа Меча, молодая девушка, испугавшись преследования Сю Лижуо, после возвращения внутрь меча больше не пыталась выйти.

Первый день битвы Демонических Генералов завершился с опустившимся пологом ночи и толпа Демонических Генералов медленно ушла через Небесные Демонические ворота, каждый из них вернулся в свою резиденцию.

Первый раунд должен был закончиться в течение семи, десяти дней. За это время победителю не было нужды выходить снова, так что Ван Линь получил себе небольшое время на отдых.

Сражение Демонических Генералов сопровождалось убийством культиваторов, Ван Линь не хотел каждый день смотреть на это, ему это просто не нравилось. Поэтому каждый день он по-прежнему ходил к реке, беззаботно наслаждаясь чудесной мелодией цитры с бокалом вина.

В сравнении с Ван Линем поведение Мо Ли Хая было подобно бурному морю, каждый день он должен был отправляться в Небесную Демоническую столицу, в дворец императора и наблюдать за сражением. Возвращаясь глубокой ночью, он тут же рассказывал все об использованных Божественных Способностях, которые по его мнению могли навредить Ван Линю.

Все его надежды и мечты, все это сейчас было связано только с Ван Линем.

В эти дни Ван Линь всем телом и душой влился в звуки цитры, он пытался найти свой путь. Он слушал мелодию уже довольно долго, так что знал её начала и до конца, каждый раз он проникал в неё всеми своими чувствами.

Что до Сю Лижуо, с тех пор, как он увидел молодую девушку - Душу Меча, он, неумолкая, просил Ван Линя выпустить его, чтобы пойти и снова встретиться с этой молодой красоткой.

В этот день расписная лодка еще не прибыла, Ван Линь уже около четверти часа лежал у реки. В его руке он держал кувшин с вином, а взгляд был устремлен на белые облака в небе. Казалось, эти облака изменялись в его глазах странным образом.

"Люди часто сравнивают облака с чем-то нереальным, эти облака подобны мелодии цитры плывут высоко в небе. Их трудно понять и почти невозможно почувствовать... Они такие нереальные... Их спокойное течение, как и мелодия цитры врезается прямо в сердце."

Ван Линь отпил вина и его взгляд затуманился.

"Бесконеное стремление к Вэньдин, как же достичь домена стадии Вэньдин, как заставить Изначальный Дух почувствовать домен Формирования Души, как на Формировании Души с доменом сформировать эссенцию Трансформации Души? Трансформация Души достигается сплавлением домена и тела, но для достижения Вэньдин этого недостаточно. Мой домен уже давно вошел в тело, путь сердца также находится в полном завершении глубокого сна Ван`ер."

"Но мне все еще нужен один шаг! Этот шаг присущ домену и у каждого он абсолютно разный. У каждого свой путь осознания, нельзя просто так взять и спросить людей, как они этого достигли и повторить за ними. Даже с чужим пониманием это не будет давать тебе никаких преимуществ, пока ты ты сам, культивируя в одиночестве, не ощутишь его!"

Замешательство во взгляде Ван Линя усилилось. Внезапно, в его сознании послышался растроенный голос Си Лижуо, можно было подумать, что тот сходит с ума.

"Хозяин, выпустите меня, та молодая красивая девушка уже долго не видела меня и, наверняка, сильно скучает! Хозяин, неужели вы настолько жестоки, что разобьете наш дарованный самими небесами союз! Хозяин, выпустите меня!"

Ван Линь нахмурился, причитания Сю Лижуо лились бесконечным потоком весь день напролет, просто бесконечный ор. Несколько дней назад он закрыл себя от контакта с ним и не думал, что сможет снова услышать этот крик снова, но неожиданно Сю Лижуо сумел прорваться через блок и снова закричать.

"Ван Линь, в прошлом ты уже разлучил меня с одной красавицей, теперь ты снова хочешь разорвать мои отношения с этой маленькой красоткой, неужели твое сердце спокойно? Ты, верно, просто ревнуешь! Точно, ты завидуешь тому, что у этого Сю Лижуо появилась своя девушка!" - послышался гневный и довольной собой голос Сю Лижуо.

Взгляд Ван Линя вспыхнул холодом, хотя Сю Лижуо и был преданным, но это было только по причине того, что он был намного слабее Ван Линя. Если бы даже он и нашел нового хозяина, то он был бы обязан быть намного сильнее Ван Линя и уж точно не слабее. Вот тогда бы вся его преданность мгновенно бы испарилась.

В прошлый раз предок расы демонов-великанов был хорошим примером, но даже в тот раз Сю Лижуо не сильно изменился, сменив сторону. Вот если бы был кто-то уровня Тянь Юньцзы, Линг Тианхоу или Кровавый Основатель, вот тогда бы он немедленно начал льстить и продал бы Ван Линя с ног до головы.

Но кроме этого, этот дьявол имел еще один недостаток. Это была страсть к женщинам, как только они встречались на его пути, его личность и поведение в целом полностью менялось, а в купе с мыслью о долгом заключении, это давало просто невероятный результат.

Все же Сю Лижуо от природы был труслив и никогда не говорил, пока у него не было достаточно сил и уверенности. Похоже перед уходом с планету Сузаку Си Лижуо многое скрывал.

От этого холодный свет в глазах Ван Линя усилися еще больше.

Сю Лижуо же никак не мог ощутить состояние Ван Линя, поэтому просто продолжал свой бесконечный треп.

"Ван Линь, в тот раз, когда ты поймал ту красотку, я думал ты используешь её для более 'высоких' целей, но оказалось, что лишь я испустил стон боли. Великолепная красотка стала игрушкой в вашем со шлюхой Лю Мей спектакле!"

"Хватит!" - равнодушно сказал Ван Линь.

"Хватит? Нет, этого недостаточно, выпусти меня, я должен пойти искать мою маленькую красотку, только тогда будет достаточно!" - голос Сю Лижуо звучал слегка слабым, он чувствовал, что его слова могут стать причиной его несчастий, однако мысли о приобретенной Божественной Способности придавали ему мужества.

Только он собирался продолжить говорить, как Ван Линь хлопнул по сумке. Меч Бессмертных тут же вылетел и Сю Лижуо, громко закричав в знак согласия, немедленно отделился от него.

Плотная черная ци сформировала черный туман и приняла внешность Си Лижуо. Он пошло улыбнулся и уже собирался отправиться к дворцу императора, как вдруг Ван Линь остановил его. В его глазах холодный свет был чрезвычайно силен, правой рукой он схватил пустоту и мгновенно призвал меч Бессмертных.

Один взмах и меч, издав свист, слегка зодрожал. Сю Лижуо был поражен и тут же завопил: "Ван Линь, что ты хочешь?!" Ван Линь холодно посмотрел на Сю Лижуо, этот взгляд был словно ведром холодной воды, окатившей Сю Лижуо с головы до ног, похоть мгновенно исчезла с его лица.

Блеск в глазах Ван Линя заставил Сю Лижуо вспомнить, как в прошлом он проходил очистку и становился дьяволом, события, произошедшие несколько сотен лет назад, то и дело вспыхивали у него в сознании.

"Этот чудовищный монстр способен на все что угодно, в прошлом он убил всю семью Тен. На планете Сузаку его убийствам не было конца! Таким образом я, я..." - Сю Лижуо задрожал.

"Хо-хозяин." - лицо Сю Лижуо сразу стало заискивающим.

Ван Линь холодно смотрел на Сю Лижуо, от этого взгляда он испугался еще сильнее. В его голове то и дело вспыхивали сцены из прошлого, когда Ван Линь убивал каждого на своем пути.

"Я подарил тебе тело дьявола и позволил стать Душой Меча, более того, я дал тебе меч Бессмертных для защиты." - равнодушно произнес Ван Линь, как только эти слова услышал Сю Лижуо то тут же заплакал в душе.

"Теперь, я заберу все назад!" - Ван Линь провел левой рукой поверх меча Бессмертных, Сю Лижуо тут же испустил крик полный мучительной боли. Все его тело тут же задрожало и в мгновение его связь с летающим мечом была полностью стерта.

Сю Лижуо снова превратился в черный туман, как только Ван Линь порвал его связь с мечом он мгновенно почувствовал ледяной холод от столетней ауры убийства Ван Линя!

"Черт побери, это на самом деле аура убийства! Этот демон, действительно, хочет убить меня!" - послышался визг Сю Лижуо, после чего он моментально принялся убегать. С тех самых пор, как Ван Линя засосало в гигантскую воронку предка из клана Демонов-Великанов, Сю Лижуо не чувствовал такую кровожадную ауру убийства!

"Тигр всегда останется тигром и никогда ему не стать послышной кошкой!" - в этот момент Сю Лижуо горько улыбнулся, он вспомнил фразу из стиха из своих родных мест.

Сю Лижуо уже хотел сбежать, как взгляд Ван Линя вспыхнул холодом. По его желанию на теле Сю Лижуо мгновенно сформировалось ограничение. Он тут же закричал и все его тело в миг приняло форму меча. Внезапно плотная ци меча взревела и ограничение Ван Линя было разорвано, а сам Сю Лижуо на высокой скорости помчался вдаль.

Взгляд Ван Линя застыл, он ухмыльнулся, этот Сю Лижуо похоже скрывал очень многое, в особенности превращение в меч, такой способности на планете Сузаку у него точно не было!

Спустя небольшое время из сумки Ван Линя послышался непрекращающийся звук ударов, очевидно, какая-то вещь в сумке пришла в бешенство. Ван Линь ударил правой рукой по сумке и через силу, наложив поверх неё несколько десятков ограничений, запечатал её. Закончив это, он холодно посмотрел в сторону, в которой исчез Сю Лижуо, и серьезно произнес: "Вернись ко мне!" Как только эти слова попали в уши Сю Лижуо, ограничение оставленное Ван Линем внутри тела Сю Лижуо активировалось и взорвалось.

Издалека послышались скорбные рыдания Сю Лижуо, однако, спустя некоторое время они полностью исчезли, а холодный свет во взгляде Ван Линя стал еще более плотным.

"Похоже, это совершенно не то, чего я ожидал, если бы Сю Лижуо не был бы так уверен в полном сопротивлении моим старым ограничениям, то ни за что бы не был таким послушным!" Тут же Ван Линь сделал шаг и мгновенно пересек тысячу метров.

Сю Лижуо примерно знал, как ему удалось противостоять ограничению в его сознании, но он не знал, что ему так и не удалось разорвать связь с Ван Линем, а именно это стало причиной, почему Ван Линь может его легко поймать!

Сю Лижуо мчался вдаль на сумасшедшей скорости, его настоящее тело души было обрезано и стало Душой Меча. Это позволило увеличить ему скорость в несколько раз. Но тем не менее, сейчас в его сердце был только страх, поэтому он использовал всю свою силу и подобно летающему призраку бежал вперед, пытаясь спастись.

"Этот чудовищный демон, ради которого я сделал так много внезапно решил убить меня. Этот отец просто влюбился в маленькую красавицу, почему ему нельзя иметь маленькую служанку? Я хотел найти возможность убежать от него вместе с мечом Бессмертных и маленьким черным мечом, но все вышло наперекосяк." - Сю Лижуо вздохнул, он понимал почему это чудовище захотело убить его.

С тех пор, как он встретил маленький черный меч, две души меча ежедневно обменивались друг с другом своими знаниями. Сю Лижуо изучил множество Божественных Способностей Духа Меча. Две души меча испробовали множество способов и, наконец, нашли тот единственный, который помог Сю Лижуо ослабить ограничение Ван Линя внутри его тела.

Сю Лижуо был крайне труслив, поэтому не хотел действовать сразу, как только ограничения Ван Линя ослабло, он бы возможно даже не попытался бы убежать, если бы не действия Ван Линя сейчас.

Собственно, он был всем доволен, если бы не подозрения Ван Линя о его мыслях, он бы ни за что не увидел недостаток в своем плане.

"Эх, знал бы я заранее." - Сю Лижуо покачал головой и побежал быстрее. Он двигался очень быстро и вскоре покинул Небесный Демонический город. Как только он вышел за его границы, он повернул голову и посмотрел назад, его взгляд был печален.

"До свидания, моя любимая, если когда-нибудь я вернусь, то я обязательно найду тебя снова!" Даже сейчас Сю Люжуо успевал думать о своей маленькой красавице, но тут же, вспомнив о маленьком черном мече, его глаза стали еще печальнее. Недолго простояв, он снова повернулся и уже был готов продолжить побег, но внезапно остановился, его лицо быстро изменилось и мгновенно стало заискивающим, а через секунду послышалась лесть: "Хозяин, Вы как всегда быстры, похоже Ваша культивация снова выросла, вы действительно заслуживаете быть хозяином этого Сю Лижуо, я..."

В десяти метрах от Сю Лижуо стоял Ван Линь с холодным безразличным лицом.

"Да, ты похоже очень смел!" - медленно произнес Ван Линь.

Тело Сю Лижуо задрожало, с глухим звуком он мгновенно упал на колени и, ударив себя кулаком в грудь, с кислым выражением на лице начал причитать: "Хозяин, я совершил ошибку, совершил ошибку, я больше никогда не посмею повторить такое!"

Пока он говорил, ограничения поверх сумки Ван Линя внезапно разрушились. Тут же вспыхнул черный свет и без всякого разрешения, полетел в верх!

Черный свет вспыхнул снова и с неимоверно большой скоростью выстрелил прямо в Ван Линя.

В прошлом, когда Ван Линь был на средней стадии Трансформации Души, у него не было никакой возможности уклониться от удара на таком расстоянии, но сейчас на поздней стадии Трансформации Души изменилось немногое, хотя он и мог уйти от удара, но это все еще было очень сложно.

Тем не менее сейчас Ван Линь даже не смотрел на черный свет, сейчас он хотел полность подчинить этот серповидный меч!

Снаружи его тела замерцали сформировавшиеся Метки Жизни, как только черный свет подлетел, то тут же ударился о них. Послышался металлический лязг и черный ятаган тут же отскочил.

Двумя пальцами Ван Линь указал на черный меч, но меч только стал яростнее и, издав крик, уклонился. Затем серповидный меч прочертил дугу и снова на огромной скорости полетел на Ван Линя. Но этот удар яростный удар уже был направлен на лоб Ван Линя.

И снова металлический звон.

Черный меч также был отброшен. В этот раз даже показалось, что он разозлился. Быстро отступив, он снова начал атаковать, но в момент, когда он должен был столкнуться с Ван Линем, он внезапно развернулся и полетел к Сю Лижуо, он хотел помочь ему сбежать.

"Интересно!" - взгляд Ван Линя вспыхнул, его второе сражение с серповидным черным мечом было намного легче предыдущего, Метки Жизни оказали огромную помощь.

Когда серповидный меч полетел к Сю Лижуо, Ван Линь сделал шаг вперед. Сила Бессмертных мгновенно распространилась под его ногами и заполнила все вокруг. Ограничения внутри Сю Лижуо снова активировались и засияли, снова его остановив.

Лицо Сю Лижуо выражало уверенность, но внутри он сильно расскаивался, в его сердце он сильно ругался и непрестанно проклинал Ван Линя, как жаль что он был таким бесполезным.

Тем временем Ван Линь обеими руками сформировал печати, ограничения появились на его руке и, взлетев в воздух, сформировали незаконченную группу ограничений.

Этой группе недоставало лишь одного ограничения, того, что прямо сейчас находилось в сознании Сю Лижуо!

С помощью своих старых техник Ван Линь хотя и соединил кровь души Сю Лижуо, но по сравнению с его текущими способностями эта связь была намного слабее. В этот момент ограничения в теле Сю Лижуо мгновенно заставили его остановить полет и полететь к незаконченной группе ограничений.

Серповидный меч тут же испугался и захотел заблокировать его полет, но в этот момент Ван Линь подошел слишком близко и ятагану осталось только увернуться и продолжить беспомощно наблюдать, как незаконченная группа ограничений соединяется с ограничением внутри тела Сю Лижуо. Как только это произошло, дьявол задрожал, его лицо снова стало выражать просьбу милости и повернувшись к Ван Линь он снова начал: "Хозяин, вы же видите, что ваше ограничение все еще во мне, простите меня, я никогда не посмею противиться."

Ван Линь не стал обращать внимания на Сю Лижуо, а вместо этого сразу потянулся к серповидному мечу.

Меч уклонился. Взгляд Ван Линя вспыхнул холодом и ез его рта послышался низкий рев: "Ци Убийства!"

В мгновение из лба Ван Линя вырвалось огромное количество серой ци. Около трех тысяч нитей мгновенно вылетели и окружили серповидный меч.

Но ятаган был слишком быстр, как только его окружили, он тут же вырвался, но мгновенно был ошеломлен. Палец Ван Линя появился перед ним и, ударившись словно пулей, отскочил от него.

"Соберись!" - серьезно крикнул Ван Линь.

Более трех тысяч ци убийства быстро сжалось, сформировав сферу. Один за другим послышались звуки стокновения, но как бы серповидный меч не старался, выбраться он не мог.

Отвернувшись от черного меча, Ван Линь холодным взглядом посмотрел на рядом находящегося Сю Лижуо.

Сю Лижуо задрожал и, глупо улыбнувшись, произнес: "Хозяин хочет что-то приказать? Хозяин хочет, чтобы я уговорил маленького черного, я сделаю это и маленький черный будет послушным."

"Ты должен понимать почему я не отпустил тебя на поиски той Души Меча!" - сказал Ван Линь смотря на Сю Лижуо.

Сю Лижуо поспешно поклонился и сказал: "Знаю, я понимаю!" Хотя он это и произнес, но в тайне подумал: "Очевидно ты хотел разорвать мои отношения с маленькой красоткой, я вижу, что тебе и самому понравилась моя маленькая принцесса! Эх, если бы я был молодым и красивым, то эта маленькая с радостью бы стала моей женой!"

"В Небесном Демоническом городе есть действительно сильные эксперты, неужели ты думаешь, что они не смогли бы увидеть тебя? Как только они бы нашли тебя, то с твоей силой ты сразу бы стал предметом для очистки, ты бы потерял свой разум. Ты бы стал Душой Меча, магическим оружием! Сю Лижуо, это ты понимаешь?" - слова Ван Линя отзвуками ударов громадного колокола забились в мозгу Сю Лижуо.

Он весь задрожал и внезапно замер, после чего кивнул в знак согласия и произнес: "Это... Да, если бы меня нашли..." Внутри у него все звенело от беседы с Ван Линем, но в тоже время он подумал, что скорее всего, когда бы его схватили, охотник повел бы себя точно также, как и предок клана Демонов-Великанов в прошлый раз - просто с любопытством изучал.

"Хотя, я бы не отказался быть пойманы хозяином той молодой красавицы. Это было бы просто здорово! Так бы я смог стать еще ближе к маленькой красотке!" - подумал про себя Сю Лижуо, но сказать такое Ван Линю, он просто не смел.

Ван Линь холодно посмотрел на Сю Лижуо, он будто видел его насквозь. Робкий Сю Лижуо же не только не стал отворачиваться, он еще и широко раскрытыми глазами смотрел прямо на Ван Линя. В этот момент думал только о молодой красотке и продолжал говорить себе: "Держись, ты должен выстоять, в этот раз ты по-настоящему виновен, но ты должен выстоять!"

"Работая вместе с Душой этого черного серповидного меча, ты многому научился." - медленно произнес Ван Линь.

Сю Лижуо моргнул и без колебаний подробно рассказал о всех полученных знаниях Божественных Способностей Духа Меча. Также он рассказал о технике скрытия ауры и способе еще сильнее интегрироваться с мечом Бессмертных, что позволило бы ему сильно увеличить силу.

Пока он рассказывал, он тайно поглядывал на выражение лица Ван Линя. Сю Лижуо был сильно напуган и чувства, которые он не испытывал более нескольких сотен лет, стали вновь понемногу проявляться.

Выслушав Сю Лижуо, Ван Линь вытянул правую руку в сторону сферы из Ци Убийства и схватил пустоту. Подлетев к правой руке Ван Линя, она издала череду тихих взрывов и ци убийства, проследовав по руке, вошла внутрь его тела.

Когда осталось всего несколько сотен нитей ци убийства, острая ци меча бросила прочь, но, находясь внутри этой ци, скорость меча сильно замедлилась.

Броня Ван Линя была уже готова, он сжал ци меча двумя пальцами и мгновенно её разрушил. Эти пальцы заставили черный ятаган бороться изор всех сил. Ван Линь тут же открыл рот и выплюнул ци Изначального Духа. Как только она попала на меч, глаза Ван Линя засверкали яркими молниями. У него не было времени использовать длительное очищения, поэтому он решил воспользоваться силой и без колебаний повредил своему духовному телу, поставив отпечаток Изначального Духа поверх серповидного меча.

После этого его правая рука была отброшена в сторону и серповидный меч, вырвавшись, издал громкий крик недовольства.

Вытащив меч Бессмертных, Ван Линь кинул его в Сю Лижуо, выражение лица которого мгновенно осветилось радостью. На его сердце тут же стало спокойно и он, быстро вонзившись, погрузился внутрь меча, полностью слившись с ним.

Неподалеку в воздухе черный меч увидел, что Сю Лижуо больше ничего не угрожает и недолго колебаясь последовал следом, хотя Ван Линь ему и не нравился, но он встал рядом с Сю Лижуо.

Правильнее было бы даже сказать, что серповидный меч следовал за ним, а не рядом с ним.

Сю Лижуо внутри меча Бессмертного бросил быстрый взгляд на черный ятаган и очень довольный собой подумал:

"Хе-хе, все таки это чудовище не смогло приручить Сяо Хэя(маленький черный), а я лишь по мановению пальца могу управлять им как вздумается, похоже моя сила намного притягательнее, чем у этого демона!" Подумав так, Си Лижуо испытал очень приятное чувство.

"Ты, чудовище, можешь быть сколько угодно сильным, но страх перед тобой никогда не превысит силу этого отца. К тому же по адаптации к любой ситуации никто не сможет переплюнуть меня. Не говоря уже об искусстве ладить с другими, у меня даже есть отношения с молоденькой красоткой, никто не сравнится в этом со мной!"

"Так что мы еще посмотрим , что будет. Этот демон выше меня только культивацией, все остальные его качества даже не требуют упоминания. Такой невероятный дьявол, как я, действительно, чрезвычайно редок в этом мире и одинок..." - Сю Лижуо очень внимательно и тщательно описывал все свои достоинства. Чувство превосходства переполняло его, когда он смотрел на Ван Линя изнутри меча Бессмертного с глазами полными сочувствия и гордости.

Ван Линь хлопнул по сумке и меч Бессмертного с Сю Лижуо тут же полетел к ней. прямо за ним следовал серповидный черный меч. Как только Сю Лижуо уже был готов войти в сумку, он внезапно остановился и, посмотрев вдаль, в сторону императорского дворца, тайно вздохнул и подумал: "Маленькая красавица, твой брат Сю вернулся, он не уйдет. Я не оставлю тебя одну в этом Небесном Демоническом городе!"

В это время в имперской столице, в павильоне меча тело змееподобного меча вдруг затряслось и спустя миг он превратился в молодую девушку. Девушка сморщила носик и злобно произнесла: "Боже, не дай мне снова увидеть эту отвратительную и бестыжую Душу Меча. Если я увижу его снова, то обязательно нарушу приказ владыки и, превратившись в тело меча, лично проткну его насквозь!!!"

Убрав меч, Ван линь вернулся в город Хун. Сумерки прошедшего дня уже спустились на землю. В самом деле, прошел целый день. Так что Ван Линь сразу полетел к сторону резиденции Мо.

В полете, он нахмурился, остановился и серьезным тоном спросил: "Что нужно?!" Дальше по длинной улице вышло несколько людей. Среди них были и мужчины и женщины. Их культивация была примерно равна и находилась на стадии Трансформации Души, некоторые даже достигали последней стадии Трансформации Души.

Выражение лица Ван Линя было, как обычно спокойным. Он молчал и, осмотрев их, заметил, что никто из культиваторов не испускал ни единой капли жажды убийства, наоборот, они все были сильно подавлены и печальны.

Из толпы вышел мужчина в белых одеждах, его внешность можно было бы назвать ослепительной. Сомкнув руки в знак почтения, он произнес: "Собрат культиватор Ван, прежде прозвеневший громом в ушах на планете Тянь Юнь. Несколько дней назад на сражении Демонических Генералов мы были восхищены твоей силой." Ван Линь скользнул взглядом по толпе и понял, что верно предположил причину их прибытия. После чего тоже сомкнул руки в знак приветствия и произнес: "Вы перехваливаете!" Мужчина в белом вздохнул и произнес: "Эти ученики школы Нефритового Меча, как бы мне не хотелось, но через несколько дней будут вовлечены в сражение Демонических Генералов. Старший брат Ван был подобен отрезвляющему удару палки по голове, для этой земли Демонического Духа мы подобны муравьям. Демонических Генералов не позволено убивать, убившего генерала захоронят вместе с ним посмертно. Эти дикари из Земель Демонического Духа сделают из нас актеров увеселительной пьессы!" Ван Линь стал серьезнее, но ничего не сказал.

"Этот человек является помощником Демонического Генерала Ао Ди!" - мужчина указал на человека средних лет рядом с собой, тот был одет в робу культиваторов и, сомкнув руки в знак почтения, произнес.

"Собрат культиватор Ван, смерть Ао Ди не дает мне покоя, хотя в этих Землях Демонического Духа получить боевые заслуги и тяжело, но все же если у тебя не будет жизни, то насладиться ими ты не сможешь." Мужчина в белом вздохнул и сказал: "Находящиеся здесь демонические дикари ищут только удовольствия, это не тот путь культивации, который выбрал я и люди за мной. Сегодня мы покинем Небесный Демонический город, мы пришли к тебе только для того, чтобы сказать тебе 'Прощай!'" - сказав это, он глубоко вздохнул и прыгнул в небо, оставляя за собой радужный след, врезающийся в облака.

Культиваторы позади него также почтительно сомкнули руки в знак прощания и, превратившись в радугу, исчезли за горизонтом.

Ван Линь молча стоял на месте и наблюдал за улетающими культиваторами, его настроение опустилось еще больше.

Культиватор, это человек противостоящий воли небес, он должен быть гордым! Если опустить голову перед противодействующей силой, то твоё будущее закончиться на следовании твоей судьбе!

Это слово "Против" имеет особое значение для культиватора. Убегая, они отрицают истину и прячутся!

Настоящее противостояние не должно избегать небо и земли, судьбы или принципов Небесного Дао, оно должно идти наперокор потоку!

Когда культиваторы ушли, Ван Линь не стал улетать, а просто медленно и в тишине пошел куда-то вдаль. Его силуэт в лучах лунного света расстянулся по дороги на многие сотни метров.

"Культивация... Идти против воли небес... Найти свой собственный путь..." - медленно брел Ван Линь по бесконечной дороге.

Неизвестно, как долго он шел, но внезапно в далекой темноте перед Ван Линем забрезжил слабый свет фонаря резиденции Мо. Его нежные лучи в полной темноте казались невероятно яркими и заставили Ван Линя остановиться и смотреть на него.

Хотя свет был чрезвычайно слабым вывеска резиденции Мо было отчетлива видна.

Подул ночной ветер, фонарь задрожал, а пламя свечи замерцало, но огонь не потух и продолжил освещать темную улицу.

Ван Линь мирно стоял в темноте в его глазах мерцал свет осознания, но это понимание все же было неполным. Он чувствовал, что понял что-то, но спустя миг это снова было утеряно.

Это изумительное перерождение исчезло, но пустило глубоко внутри Ван Линя свои корни.

Когда ночь кончилась, кромешная тьма земли осветилась медленно восходящим солнцем и в глазах Ван Линя словно отразился отступающий черный, как смоль, береговой отлив.

В это мгновение в мозгу Ван Линя будто произошел удар молнии. В его ушах отзвуками распространилась мелодия цитры и подобно внезапному озарению охватила все его тело.

"Лучи солнца пронеслись над темной ночью, является ли это тоже противостонием? Это 'противостояние' определенно ключ к моему достижению Вэньдин!"(п.п. здесь и раньше Ван Линь говорит про иероглиф 逆(nì) противодействовать, не слушаться; не подчиняться (приказу); выступать против; восставать против; противиться, давать отпор (кому-л.))

В мозгу Ван Линя появилось неясное понимание, оно не было глубоким, но все же оно прочно осело, пустив в сознании Ван Линя свои корни.

В его глазах сиял свет удивления и он не стал возвращаться в резиденцию Мо, вместо этого он развернулся и пошел к реке. Будто старый монах, он сел там в медитации. Хотя звуки мелодии сейчас не раздавались над рекой, в ушах Ван Линя они все равно присутствовали призрачными отзвуками прошлых песен.

"Мелодия цитры безжалостна, но все же содержит в себе печаль. В этой печали я ясно могу чувствовать противостояние огромной силе. Но почему я ощущая это, слушая мелодию, я не знаю..."

Время подошло к полудню и теплое солнце озарило всё вокруг. Вот и настало время красочной лодки. Она показалась вдали вместе с женщиной, играющей на цитре, и юношей, сидевшим около неё. Прямо оттуда взгляд юноши сверкнул и упал на Ван Линя.

Мелодия цитры приближалась и на лодке юноша встал рядом с женщиной. Подняв руку с бокалом вина, он смотрел на Ван Линя.

Ван Линь взял в руки свой кувшин и, наполнив свою чашку, выпил её в один глоток. На что юноша покачал головой в знак отрицания, указал рукой на нос лодки и сделал вид будто подносит вино ко рту.

Ван Линь засмеялся, этот юноша выглядел обычно и казался свободным и непринужденным, но под этим явно было что-то скрыто. Немного подумав, Ван Линь сделал шаг в сторону реки и вступил прямо на лодку.

Играющая на цитре женщина совершенно не заметила его прибытия и продолжила с закрытыми глазами исполнять грустную мелодию.

Юноша улыбнулся, выпил вино в руке, после чего отбросил полы платья и сел рядом. Ван Линь также сел рядом и, отпив вина, начал наблюдать за белоснежными ручками женщины так близко играющими на цитре.

Три человека на лодке от начала и до конца не промолвили и слова. После того, как юноша пригласил Ван Линя, он просто сидел и улыбался. Ван Линь тоже не собирался ни о чем говорить, потому что для волнующих звуков цитры любой голос был бы равен шуму!

Мелодия не прекращалась, красочоная лодка следовала течению. Ван Линь так и сидел в компании с юношей и женщиной. Если бы у них кончилось вино, то изнутри лодки вышел бы слуга и принес бы еще.

Постепенно стало темнеть. По обеим сторонам реки начали загораться огни. Даже красочная лодка зажглась яркими фонарями и стала выглядеть еще более красивой.

Когда лодка сделала полный круг и вернулась к месту, где Ван Линь сел на неё. Он встал, посмотрел на юношу, сомкнул руки в знак почтения и уже собирался уходить.

Но тут его остановил спокойный голос весь день молчавшего юноши: "Уважаемый друг, прослушав мелодию цитры, что ты о ней думаешь?"

Ван Линь остановил свой шаг и сказал: "Я вспомнил старого друга..."

Юноша сделал большой глоток вина и с горечью в голосе произнес: "Неудивительно, если сердце не беспокоится, оно не будет тронуто мелодией цитры. Мы стобой одинаковы, оба являемся простыми обывателями."

Услышав разговор двух людей, женщина, играющая на цитре, вздрогнула и в мелодии также появилась дрожь.

"Дорогой друг, если у тебя нет срочных, то останься здесь до рассвета и мы подымем наши кружки с вином снова, слушая звуки цитры прелестной Мин Сюань." - произнес юноша.

Ван Линь, немного подумав, посмотрел на юношу, кивнул и ответил: "Идет!"

Юноша слабо улыбнулся, наполнил свой бокал до краев и сказал: "Дорогой друг, я много наблюдал за тобой, когда ты приходил к реке. Хотя ты понравился мне, но не как человек, а как путешественник."

Ван Линь сделал глоток вина и, покачав головой, сказал: "Обыватель, если так говорить, то это все лишь иллюзия, ты другой, бог этого судна, не знаю зачем ты сюда пришел."

Юноша внимательно посмотрел на Ван Линя и сказал: "Дома слишком много невежественных гостей, слишком много шума, поэтому бог пришел в это тихое и спокойно место."

"Оказывается, ты семейный человек." - спокойно сказал Ван Линь.

"Дорогой друг не имеет семьи?" - спросил юноша.

"Есть, но очень далеко, очень..." - в сознании Ван Линя стали всплывать картины родного горного ущелье на планете Сузаку.

"Кроме семьи, есть ли у тебя еще кто-то?" - спросил юноша.

"Нет, а у тебя?" - Ван Линь взял бокал и выпил всё одним глотком.

"Есть племянница, но она слишком непослушная и недавно подверглась нападкам злого гостя." - сказав это, юноша рассмеялся.

Двое людей немного поговорили и снова замолчали. Сидя в тишине на лодке, они омывались лунным светом и слушали мелодию цитры под аккомпанемент хорошего вина.

Ночь медленно прошла и на горизонте заблестел белый свет, начавший освещать всю землю.

Мин Сюань уже давно ушла на отдых, на носу лодки остались только двое, сидевших без движения. Хотя никакой мелодии и не звучало, но звуки цитры в их ушах не исчезли.

Ван Линь поднял кувшин с вином и, повернувшись к юноше, почтительно сомкнул руки, затем сделал шаг и мгновенно исчез в тумане ранннего утра.

В имперской столице первый раунд сражения Демонических Генералов был закончен. Из нескольких сотен Демонических Генералов осталось всего сорок восемь человек. Остальные либо отклонили бой, либо проиграли битву один на один и потеряли место.

Первый раунд длился несколько дней и среди Демонических Генералов, помимо генерало Ао Ди, никто не получил серьезных ран, зато среди культиваторов было множество убитых и серьезно раненных!

В конце концов для культиваторов это было сражение насмерть!

Особенно для нескольких человек из секты Меча Ло, столкнувшись лицом к лицу с Демоническим Генералом равной культивации, они сильно желали показать всю свою силу.

На рассвете солнце озарило яркими лучами десять тысяч метров площади императорского дворца. Со всех сторон на трибунах стало намного больше народу, они пришли сюда посмотреть на сражение лучших из лучших Демонических Генералов. Ведь сейчас кроме небольшой кучки бесполезных счастливчиков остались только самые сильные люди!

Сорок восемь демонических генералов спокойно вошли через внутренние ворота, источая непреодолимое желание сражаться. Они были подобны древнему свирепому зверю, который с ревом ворвался через ворота.

В центре площади стоял мужчина в золотых доспехах, его взгляд был холоден и равнодушен. Бросив быстрый взгляд по всем, он задержался на Ван Лине и холодно хмыкнул.

По его мнению раз обычный культиватор посмел ранить Демонического Генерала в его Землях Демонического Духа, то этим он уже заслужил, чтобы его убили десять сотен раз!

"На моей земле Демонического Духа так называемые культиваторы не что иное, как обыкновенные грабители. Они пришли сюда только, чтобы получить наследие Древнего Демона. Они должны умереть, а тот кто посмел ранить Демонического Генерала должен умереть прямо сейчас!" - мужчина в золотой броне был сильно недоволен Ван Линем, в его сердце зрела огромная жажда убийства!

Ван Линь холодно глянул на мужчину в золотой броне, он практиковал технику Убийства Бессмертных, так что был сильно восприимчив к ауре убийства, излучаемой окружающими.

Как только все Демонические Генералы прошли через ворота, ворота с грохотом закрылись. Мужчина в золотой броне тут жеуказал на огромный Демонический Барабан и холодным тоном произнес: "По приказу владыки, второй раунд изменится, сражения не будет, будет только звон боевого барабана!"

После такого заявления лица Демонических Генералов сильно изменились, но тут же в их взглядах засиял ясный свет.

Тело Мо Ли Хая задрожало и в его глазах также засиял яркий свет!

"Ударьте в Демонический Барабан! Он является священной реликвией Драконьего Пруда в моей Небесной Демонической Области. В прошлом вице-маршал был повышен до маршала, заставив этот барабан издать верный звук!"

"В сражении Демонических Генералов никогда не было изменений. Почему же сегодня... Похоже потеря двух вице-маршалов не была просто слухом!"

"Поговаривали, что в нашей области все Демонические Маршалы, вступая в свои права, ударяли в этот барабан. Однако, говорят, что этот барабан очень трудно заставить издать хотя бы какой-то звук. Только лишь господин маршал Тянь мог заставить звучать его пятнадцать раз!"

Толпа зашумела голосами обсуждений, даже когда Ван Линь ранил Ао Ди не было такого шума.

Мужчина в золотой броне хмыкнул и оглушительный раскат грома распространился по всей площади. Он тоже не понимал приказа владыки, но тем не менее, как только стало тихо, холодным тоном он снова продолжил: "Этот барабан является наследием первого поколения владыки нашей Небесной Демонической Области, по слухам, он сшит из кожи Древнего Демона, без полной самоотверженности никто не сможет ударить в этот барабан хотя бы раз. Трех звуков сможет достичь только эксперт, шести только избранный самим небом! С вашей силой вы вряд ли сможете ударить более трех раз!"

Глава 578
578. Пари.

«Правило этого раунда: удары демонических генералов и их помощников будут складываться!» - произнеся эту фразу, мужчина в золотых доспехах не дал времени публике переварить ее: указав пальцев на одного из генералов, он тут же воскликнул: «Демонический генерал Юй Сень, выйти из строя!»

От общей массы генералов отделился один человек с холодным взором. Звонко бряцая латами, он подбежал к демоническому барабану.

Вышедший генерал уставился на барабан, и глаза его ярко вспыхнули, и огромная воля к победе и сражению была в его взоре.

Он не стал сразу приступать к действию, а пока спокойно стоял около барабана, чувствуя, как демоническая энергия циркулирует по его телу. Генерал начал подстраивать свое дыхание в наиболее оптимальный темп. Что касалось стучания по демоническому барабану, Генерал Юй Сень не был в себе уверен. Сам демонический барабан представлял для генерала некое подобие святыни.

Воин в золотых доспехах прошелся взглядом по силуэту генерала и подумал про себя: «Генерал Юй Сень с его уровнем культивации сможет ударить по барабану четыре раза! Если же он, пересилив себя, стукнет по нему в пятый раз, то его ждет кровавый исход!» Подумав об этом, ведущий соревнования закрыл глаза.

К этому моменту все присутствовавшие обратили все свое пристальное внимание на испытуемого. Юй Сень же выглядел довольно спокойным. Он плотно закрыл свои глаза, чтобы отрешиться от внешнего мира, чтобы ничто не помешало ему показать лучший результат. Генерал полностью сосредоточился на своих внутренних чувствах.

Постепенно из его тела начали исходить потоки демонической ци. Нескончаемыми реками они потянулись ввысь, к небесам.

Вокруг сразу начали раздаваться возгласы и комментарии:

«Путь Истребления очень трудно натренировать. Юй Сень изучал эту технику очень много лет, и теперь он первый вышел для испытания. Боюсь, он может показать здесь всем урок!»

«Демонический барабан сделан из кожи древних демонов. Если Юй Сень действительно сможет ударить в него, то его наверняка изувечит отдачей!»

В глазах стоящих на помосте 8-ми демонических маршалов зажглись огоньки интереса. Они не стали обмениваться комментариями и мыслями друг с другом, а просто многозначительно переглянулись, почти наверняка угадывая мысли друг друга.

Вице-маршалы хоть и не обладали маршальской проницательностью, однако уровень их культивации был чрезвычайно высок, и они тоже многое могли понять. Из всех них лишь вице-маршал Сюань не смотрел на генерала Юй Сеня. Взор вице-маршала был направлен на Ван Линя.

«Не знаю, сколько раз ударить в барабан сможет он!» - подумал Сюань.

Он крепко задумался, и стоящий рядом вице-маршал Хуан с легкой улыбкой сказал ему: «Сюань, давай заключим с тобой пари! Уверен, что я не проиграю. Облюбованный тобой монах сможет только что выйти к барабану и все. Он явно опозорится!»

Вице-маршал Сюань взглянул на Хуана холодным взором и проговорил: «Смотри, не лопни от нетерпения. Этот человек вовсе не так прост, как ты думаешь».

Пока эти двое болтали, стоящий на площади генерал Юй Сень собрался с силами. Теперь он выглядел словно какой-то бог войны. Глаза его ярко сияли, словно две полные луны.

Затем раздался оглушительный, словно вырвавшийся из драконьей пасти, рев. Юй Сень сделал два шага вперед, а затем резко взлетел в воздух, словно вылетевший из ножен меч, и молнией устремился к барабану.

Находясь в воздухе, он сложив два пальца правой руки вместе, концентрируя в них всю свою духовную энергию, а затем резко ткнул пальцами в поверхность барабана.

Угольно черная поверхность барабана немного подалась назад, совсем на немного. В следующий миг она отскочила обратно.

«Бом!» - раздался низкий звук. Бой барабана отскочил эхом от самих небес и прошелся по всем императорским чертогам и охватил почти половину города Небесных демонов.

Как только раздался звук, Юй Сень тут же почувствовал чудовищную, невообразимую силу, которая исходила от барабана. Появившись, ударная волна прошла по всему телу Юй Сеня.

Юй Сень побледнел, однако в глазах его засветился гнев. Он не только не отступил назад, а напротив подался вперед и тут же, не колеблясь, вновь вскинул два пальца, нанося удар по черному барабану!

«Бом!» - снова прогремел барабан.

Юй Сень низко зарычал. Демоническая ци вокруг него вдруг превратилась во множество человеческих лиц, который тут же исказились в гримасах боли. Показав свои мучительные физиономии миру, они быстро исчезли.

Однако, как только они исчезли, тут же появились новые лица.

«Первая степень Истребления духов!» - воскликнул генерал Юй Сень, и голос его прозвучал будто бы из ада. Однако следом за этим перекошенные рожи полетели к правой руке генерала, будто бы притянутые магнитом. Рука генерала вспыхнула слепящим синим светом. Юй Сень громко закричал и шарахнул кулаком по поверхности барабана. Однако рука генерала не долетела до поверхности музыкального инструмента: кулак всколыхнул воздух, и порыв ветра ударил по барабану.

«Бом!» - раздался новый удар, и эхом разнесся по округе, заставив на этот раз перемениться в лице всех присутствующих. Ударить ветром по барабану было довольно искусной техникой, но все равно в нее была вложена изрядная доля силы.

Кулак Юй Сеня вновь взлетел в воздух и приземлился на поверхность барабана.

«Бом!» - прозвучало в четвертый раз, когда звук от третьего удара еще даже не затих. Два барабанных грома слились воедино, заставляя сотни молний появиться и вспыхнуть в пространстве.

Юй Сень отвел руку назад и поспешно отошел. Он прошагал более ста чжанов, прежде чем пришел в себя. Генерал глубоко вдохнул, лицо его залилось нездоровым румянцем. Кровь была готова хлынуть у него изо рта, но усилием воли Юй Сень ее сдержал.

Правая рука генерала дрожала и, казалось, утратила чувствительность. 80 процентов демонической энергии, что была в его теле, ушло на технику Истребления духов.

«Четыре! Помощник демонического генерала Юй Сеня, выйти из строя!» - произнес мужчина в золотой броне.

«У меня нет помощника!» - тяжело дыша, проговорил Юй Сень.

Воин в золотой броне перевел свой взгляд с Юй Сеня на стоящих в ожидании демонических генералов, чтобы выбрать, кто пойдет следующим. Взгляд его остановился на Ван Лине, и воин холодно усмехнулся, однако не стал вызывать его. Вместо этого он указал на Мо Фея и произнес: «Демонический генерал Мо Фей, выйти из строя!»

Как только он это произнес, стихли все разговоры. Все взоры скрестились только на одном человеке.

Человек этот был закован в латы, которые не мешали, впрочем, видеть его кровожадную усмешку. Черные волосы генерала развевались на ветру. Неторопливой походкой он отделился от строя и прошествовал к барабану. Сердца людей, смотрящих на него забились сильнее:

«Генерал Мо Фей, сам сильный демонический генерал за последние триста лет!»

«Он круглый год расквартирован на границе, и жители страны Огненных демонов дадут немыслимую цену за его голову!»

«Умения Мо Фея таинственные и загадочны. До сих пор он применял только технику поворота колеса. Когда он будет бить в барабан, уверен, что ударит он как минимум пять раз!»

«Мо Фей! – воскликнул маршал Ди, внимательно всматриваясь в вышедшего генерала. Затем он расплылся в легкой улыбке. - Если он вновь пройдет тренировку в Драконьем пруду, уверен, он станет третьим по силе вице-маршалом!»

Рядом с маршалом Ди сидел человек средних лет в пурпурном балахоне, которые выглядел весьма начитанным. Он с улыбкой воскликнул: «Да никак он Вам запал в душу, маршал Ди?»

Маршал Ди залился хохотом и кивнул.

«Если он ударит по барабану шесть раз, то если и проиграет в состязании, я лично за него поручусь!» - сквозь смех проговорил маршал.

Мо Фей в это время непринужденно шел к барабану. Множество глаз зорко следило за каждым его движением.

За десять чжанов до барабана генерал остановился и устремил свой спокойный и уверенный взгляд на музыкальный инструмент. Мо Фей не стал тратить времени на подготовку, а просто сразу выкинул кулак.

«Бом!» - громом раздался низкий звук.

Доспехи на теле Мо Фея с громким треском затряслись под воздействием чудовищной силы ветра. Звук барабана всколыхнул и отбросил назад волосы генерала. Однако сам Мо Фей продолжал стоять словно вбитый в землю гвоздь. Не изменилось даже и выражение его лица.

«Оказывается, не так уж и сложно», - растянул губы в легкой улыбке демонический генерал. Он сделал шаг вперед, приблизившись к барабану на еще один шаг.

«Бом!»

Мо Фей, не останавливаясь, снова шагнул вперед. Его правый кулак вновь взлетел в воздух.

«Бом!»

Три удара, нанесенные практически без перерыва друг за другом, соединились меж собой и прозвучали словно рев древнего чудовища. Эхо звучало, не переставая. Некоторые зрители, не обладавшие достаточной демонической силы, даже получили увечья.

После трех ударов Мо Фей остановился. Он ощутил мощный поток ауры, внезапно хлынувший на него из барабана. Его ступни еще сильнее вдавились в землю, и он стоял под напором нерушимой скалой.

Его доспехи развевались ветром, словно обычная одежда. Генерал выпустил часть свой демонической силы, и доспехи перестали двигаться.

Глаза Мо Фея ярко вспыхнули, показывая его уровень концентрации и усердия. Он тихо проговорил себе под нос: «Довольно интересно все это».

Он вновь сделал шаг вперед, преодолевая очередной чжан и снова выкинул правый кулак.

«Бом!»

Не останавливаясь, кулак вновь шарахнул по барабану.

«Бом!»

Мо Фей, нанося удары, походил все ближе к музыкальному инструменту, с каждым новым шагов вновь ударяя по нему.

«Бом!» - прозвучал шестой удар, и стоящие на площади люди начали радостно кричать. Даже в глазах демонических маршалов, кроме маршала Тяня, промелькнуло одобрительное выражение.

«Мо Фей!»

«Мо Фей!!»

«МО ФЕЙ!!!» - со всех сторон площади раздались радостные крики. Лишь только истинный баловень судьбы мог ударить в демонический барабан целых шесть раз.

Что всего важнее, испытуемый даже не получил никаких травм и ранений. То, с какой непринужденностью и легкостью бил в барабан, обнажило его уровень, превосходящий уровень любого другого генерала.

Даже мужчина в золотой броне одобрительно закивал.

«Шесть ударов, но разве может старина Мо на этом и остановиться?» - воскликнул Мо Фей, сверкнув глазами. В следующее мгновение он взлетел высоко в воздух и вновь нанес удар по барабану.

«Бом!» - раздался седьмой удар.

И этот седьмой удар разительно отличался от шести предыдущих. В нем чувствовался неукротимый дух убийства. Лицо же самого генерала в момент удара в первый раз изменилось. Не раздумывая, он отступил назад.

Доспехи генерала заскрипели и начали осыпаться пылью на землю. Налетевший ветер тут же развеял получившуюся пыль. Лицо Мо Фея слегка побледнело. Вот он остановился и, громко закричав, бросился вперед.

Он взмахнул обеими руками в магическом пассе, и вокруг его рук появились светящиеся точки белого света. Точки эти затем затвердили, превратившись в кристаллы с зеркальной поверхностью, и закружились вокруг тела Мо Фея.

Мо Фей вновь обрушил свою мощь на барабан, заставив того издать очередной, восьмой «Бом!»

Теперь из барабана хлынула еще большая сила. Она бешеным потоком объяла тело Мо Фея, стирая зеркальные кристаллы в порошок.

Кристаллы уничтожились, однако снизили силу потока больше, чем наполовину. Однако тело Мо Фея все равно затряслось под напором хлынувшей мощи, и демонический генерал отступил назад более, чем на 100 чжанов.

Маска, которая была на его лице, тоже была уничтожена.

Ван Линь тут же впился своим внимательным взглядом в лицо генерала, и глаза его расширились от удивления: «Мне знакомо это лицо!»

Ван Линь с первого взгляда узнал генерала. Это было лицо того черного человека из тюрьмы Хун!

Тело самого генерала сейчас мелко тряслось. Кровь пошла у него изо рта, но он проглотил ее обратно. Развернувшись, он пошел в сторону стоявших генералов.

В эту минуту вся площадь вновь разродилась радостными криками. Они были такими громкими, что все остальные звуки просто потонули в них.

«Мо Фей – первый среди демонических генералов!»

«В нашей области он смог ударить восемь раз в демонический барабан. В нашей области Небесных демонов Мо Фей, не считая маршальского состава, самый могучий человек!»

«На этот раз Мо Фей обязательно станет вице-маршалом, его военные заслуги великолепны. Когда он станет вице-маршалом, он обязательно совершит множество славных подвигов во имя области Небесных демонов!»

Одобрение явно светилось и в глазах стоявших на помосте маршалов. Впрочем, не у всех. Взгляд маршала Тяня так остался равнодушно-холодным.

Вице-маршалы тоже принялись бурно обсуждать увиденное:

«Ударив восемь раз в барабан, Мо Фей показал, что он не просто избранный судьбой, а Избранный среди избранных!»

«Весьма достойно, кроме того я увидел, что он не стал использовать всю свою силу. В ином случае, он, возможно, мог бы ударить по барабану и в девятый раз!»

«Он довольно молод, но уже достиг такого уровня! Просто удивительно!»

Вице-маршал Хуан с улыбкой шепнул вице-маршалу Сюаню: «Приятель, ты и на этот раз не захочешь признавать свое поражение?»

Вице-маршал Сюань легко вздохнул и решительно произнес: «Он силен, даже очень. В его возрасте я был слабее. И можно даже сказать, что после того, как он пройдет обряд в Драконьем пруду, его сила станет еще больше! Но в сравнении с выбранным мной человеком Мо Фей не кажется таким уж сильным!»

Вице-маршал Хуан вовсе не придавал какое-то особое значение заключенному пари, однако он много раз убеждался, что не уступающий ему по силе вице-маршал Сюань относится к этому человеку с каким-то пиететом. И, как казалось Хуану, одним уважением дело не ограничивалось. Пожалуй, можно было сказать, что Сюань находился в некоем благоговейном трепете!

И это вызывало у Хуана большое удивление!

«Хорошо, мы посмотрим, сколько раз ударит по барабану твой человек!» - улыбнулся вице-маршал Хуан.

Сюань погрузился в раздумье. Со смешанными чувствами он взглянул на Ван Линя и подумал про себя: «Генерал Мо Фей силен и только. Но вот Ван Линь по-настоящему страшен! Может ли сила сразиться с ужасом?»

Мужчина в золотой броне проводил вернувшегося в строй Мо Фея одобрительным взглядом и произнес: «Помощник демонического генерала Мо Фея, выйти из строя!»

Из шеренги выдвинулся монах в обычной повседневной одежде с огромным мечом за спиной. Выйдя из строя, он дернулся всем телом и, превратившись в синий туман, полетел к барабану.

Подлетая к музыкальному инструменту, монах взмахнул правой рукой, совершая магический пасс и одновременно с этим произнося какое-то сложное магическое заклинание. Быстрый стук по барабану, и громовой раскат разнесся по площади.

От этого звука монах смертельно побледнел, но не отступил. Вместо этого он выхватил свой волшебный меч и рубанул им воздух. С конца меча хлынул поток ци, защищая хозяина от звука барабана. После этого лезвия клинка опустилось на поверхность музыкального инструмента.

Вновь раздался звук. Монах вновь ударил мечом. Раздался третий «Бом!», и монах побледнел еще сильнее. С каждым новым ударом, отдача барабана возрастала в несколько раз. Он через боль улыбнулся и, нисколько не колеблясь, отступил.

«С моим уровнем культивации три удара нанести можно легко. Можно ударить и в четвертый раз, а если совсем надорваться, то и в пятый, однако не избежать увечий. Мо Фей же уже обеспечил себе победу, не стоит ради него больше надрываться!» - подумал монах, возвращаясь в строй.

Выходи, всего Мо Фей нанес 11 ударов!

Мо Фей вместе с помощником совместно нанесли 11 ударов. И этот результат заставил помрачнеть всех стоящих здесь демонических генералов. Чтобы победить Мо Фей, генерал и его помощник должны каждый нанести по шесть ударов. Только так можно будет вырвать победу!

Но это никак не возможно. Среди демонических генералом был лишь один такой Мо Фей.

В эту минуту побледнел даже Мо Лихай. Он с болью посмотрел на демонический барабан. Затем он перевел свой взгляд на стоящего подле него угрюмого Ван Линя и тихо произнес: «Брат Ван, забудь. Второй раунд мы проиграли».

Среди генералов был еще и один такой по имени Ши Сяо. Не отрываясь, он сверлил взглядом демонический барабан. Ши Сяо произнес: «Чень Тао, сколько раз ты сможешь ударить в барабан?»

Стоящий возле него Чень Тао задумался, а затем медленно произнес: «Если бы я находился на пике своей формы, я бы смог ударить больше десять, точнее не скажу. Но сейчас здесь нельзя принимать эликсир и пилюли, сейчас я смогу ударить по барабану от силы семь раз. С Мо Феем мне не сравниться. По меркам нашего мира он достиг уровня Веньдин. И даже если я достигну Веньдин средней степени, я не осмелюсь с ним сразиться».

В глазах Ши Сяо промелькнул гнев. Он отыскал взглядом уже усевшегося в медитацию и сидящего с закрытыми глазами Мо Фея и злобно на него уставился.

Кроме них, среди демонических генералов было еще несколько, которые напряженно раздумывали, сколько же ударов смогут нанести по барабану они.

Мужчина в золотой броне вновь обвел толпу холодным взглядом. Тут в его взоре промелькнуло насмешливое выражение. Указав левой рукой на Ван Линя, он медленно проговорил: «Ты! Выйти из строя!»

Ван Линь спокойно вышел и прошествовал к площади. Глаза его, однако, метали молнии. Устремив свой взор на ведущего состязания, он произнес: «Меня зовут не «ты», а Ван Линь!»

Глаза мужчины в золотых доспехах кровожадно засветились, и он никак не пытался скрыть это. Вместо этого он произнес: «Ван Линь, осмелишься ли ты со мной заключить пари?!»

«Твои условия?!» - воскликнул Ван Линь.

«Я ставлю на то, что ты не ударишь и пять раз! Если я проиграю, то лично упрошу нашего владыку демонического императора сделать тебя генералом! Если ты проиграешь, то тебе придется ответить за то, что посмел ранить демонического генерала! Если ты не согласен, то катись отсюда ко всем чертям! Забудь о состязании и вали из города Небесных демонов! Здесь тебе не рады!» - произнес мужчина в золотой броне, и слова его вызвали новую волну обсуждений среди присутствующих.

«А сможет ли он ударить в барабан хотя бы четыре раза? Он хоть и убил Ао Ди с большой легкостью, однако испытание барабанов очень тяжелое. Если он ударит в барабан три раза, то уже будет неплохо. Вот Ао Ди, я видел, мог нанести всего один удар!»

«Ао Ди был всего лишь середнячком среди демонических генералов. Мо Фей, Ши Сяо, Мо Лиха, Се Лянь – любой из них мог очень легко размазать его. То, что Ван Линь сумел победить Ао Ди, ничего не значит».

«А управляющий Цзинь предложил очень интересное пари. Весьма любопытно будет, если пришелец согласится!»

Стоящий на помосте вице-маршал Хуан слегка улыбнулся: «Сюань, ты поставил не на того!»

Вице-маршал Сюань, смотря на Ван Линя, произнес: «Управляющий Цзинь очень удивится!»

Ван Линь спокойно посмотрел на мужчину в золотой броне и слегка улыбнулся. Улыбка эта, когда на нее взглянул вице-маршал Сюань, заставила его инстинктивно поежиться от холода.

«Перед тем, как вступить в бой, он улыбался точно так же!» - подумал про себя вице-маршал.

«Мне вовсе не нужно, что ты упрашивал императора!» - с легкой улыбкой проговорил Ван Линь.

«Боишься?» - презрительно спросил Ван Линя ведущий.

«Если я выиграю, то хочу получить одну твою руку!» - раздался глухой, словно из ада, голос Ван Линя.

Слова Ван Линь заставили застыть в изумлении всех присутствующих. Сам же он в то же время проследовал к барабану.

Глаза мужчины в золотой броне вспыхнули еще ярче, и он заулыбался: «Хочешь мою руку? Я дам тебе ее, если ты ударишь больше пяти ударов! Если ты ударишь 10 раз, то забирай обе руки!»

«Этот Ван Линь такой безрассудный! Он слишком много о себе думает! Ударить по барабану вовсе не такая простая задача!»

«Когда он почувствует отдачу барабана, то сразу поймет, что хватил лишку!»

«Жаль только, что Мо Лихай потеряет свое лицо и репутацию на ближайшие лет триста из-за этого человека!»

Ван Линь продолжал спокойно идти к барабану. Ни один мускул ни дернулся на его лице. Непринужденно походкой он проделал еще несколько шагов и подошел к музыкальному инструменту совсем близко. Ван Линь не стал бить по барабану издалека, как делали люди до него, чтобы снизить отдачу.

Подойдя к демоническому барабану вплотную, Ван Линь взмыл в воздух. Он посмотрел сверху на иссиня-черную поверхность музыкального инструмента. Дистанция была достаточно для того, что Ван Линь мог учуять запах гнили, исходящий от демонического барабана.

Кожа на демоническом барабане была натянута идеально ровно, словно поверхность зеркала. Кожа была испещрена множеством неровностей и рытвин, как и кожа любого животного.

«Кожа древних демонов…» - произнес Ван Линь, вытягивая руку. Когда он прикоснулся к поверхность гигантского барабана, поток энергии, содержащийся в музыкальном инструменте, через ладонь вошел в тело Ван Линя.

Взгляд Ван Линя заострился. В эту минуту все тело его было покрыто множеством меток жизни. Более трех тысяч отметок жизненной силы барьерами защищали тело Ван Линя от какой бы то ни было опасности.

«Думает, что я не ударю и пяти раз», - пробормотал Ван Линь и левой рукой хлопнул по сумке, вытаскивая флягу, полную вина. Запрокинув голову кверху, Ван Линь наполовину опустошил флягу и улыбнулся: «Господин в золотых доспехах, смотри внимательно!»

В следующий миг Ван Линь сжал руку в кулаке и шарахнул по барабану.

«Бом!» - раздался звук и, прокатившись по площади, скрылся далеко за горизонтом.

Ван Линь стоял, сохраняя неподвижность. Он слегка отвел правый кулак назад, а затем ударил по барабану несколько раз подряд: один, второй, третий, четвертый!

«Бом! Бом! Бом! Бом!»

Четыре удара!

Барабан почти одновременно исторг из себя четыре звука. Все они наложились друг на друга, создав вихревой поток в воздухе. Потоки мощного ветра, к центре которых был демонический барабан, хлынули во все стороны, накрыв собой площадь и стоявших на ней людей.

По поверхность площади побежали трещины, словно внизу под землей ворочался дракон. У множества находящихся здесь зрителей пошла изо рта кровь, многие получили увечья, а некоторые и вовсе лишились чувств из-за появившегося землетрясения.

Демонические маршалы, за исключением Тяня, тут же бешено вскочили со свих сидений на ноги. На лицах их появились выражение недоверия. Воин же в золотой броне так и весь перекосился от увиденного!

Пять ударов не могли бы, конечно, повергнуть всех в такое изумление. Но Ван Линь нанес удары быстро один за другим, и все равно стоит сейчас совершенно невредимым!

«Это…Это невозможно!» - в изумлении воскликнул вице-маршал Хуан, стоящий возле вице-маршала Сюаня.



Глава 579
579. Выполнение обещания.

«Что же тут невозможного? Если за дело берется Ван Линь, то возможно все», - подумал про себя маршал Сюань и вздохнул. Если бы его прежнее высокомерие, то он, в отличие от всех собравшихся здесь, сумел бы разглядеть талант Ван Линя и был бы готов к таком повороту событий.

Семь демонических маршалов, кроме маршала Тяня, встали со свих мест и устремили свои полные изумления взоры на силуэт Ван Линя. Все они сейчас находились в полном смятении.

Вице-маршалы, стоявшие внизу, под маршалами, тоже были поражены. С разинутыми от удивления ртами и широко раскрытыми глазами они взирали на Ван Линя.

Да, сидящие здесь тоже смогли бы ударить по барабану пять раз, но Ван Линь сделал это без остановки. Отдача барабана, умноженная на пять раз, была действительно чудовищной силой, которая и в самом деле потрясла небо и всколыхнула землю.

Человек, занимающий ранг демонического генерала, не смог бы выстоять перед этой чудовищной отдачей. Даже какой-нибудь любимчик небес вроде Мо Фея смог бы выстоять только против трех безостановочных ударов. А если бы ударил и все четыре раза, то тут же бы потерпел сокрушительное поражение.

Но Ван Линь же выстоял против отдачи демонического барабана, умноженной на пять раз. Если бы он, сделав это, получил тяжелые увечья и отступил, то тогда зрители, хоть и с большим удивлением, но смогли бы это как-то воспринять.

Однако Ван Линь совершенно неподвижно парил в воздухе рядом с демоническим барабаном. Он находился в совершеннейшем спокойствии. Ван Линь будто бы ударил пять раз в самый обыкновенный барабан, и никакая ударная волна не накрывала его.

«Неужели мои глаза меня не обманывают? Он так спокойно ударил целых пять раз?!»

«Тут что-то нечисто. Наверняка этот монах использовал какой-то подлый прием!»

«Юй Сень выложился по полной, но ударил всего четыре раза. А этот Ван Линь так легко ударил пять раз. Но все равно ему ни за что не побить результат Мо Фея в восемь ударов!» - продолжались разговоры среди зрителей.

Ван Линь им всем был уже знаком. Несколько дней назад в первом туре он стал первым монахом, осмелившимся тяжело ранить демонического генерала. И тот поединок врезался в память зрителей особенно глубоко.

Однако все эти стоящие здесь ученые, министры, дети влиятельных родителей и женщины, составляющие элиту города Небесных демонов, знали о Ван Линь весьма поверхностно. В их глазах противник Ван Линя Ао Ди был обычным слабаком, и только потому Ван Линь его одолел и изувечил.

Если же Ван Линю попались бы Мо Фей или Ши Сяо, то он с треском бы им проиграл. Абсолютное большинство присутствовавших здесь людей думало именно так.

Однако сейчас этот не очень любимый всеми Ван Линь на глазах у всех зрителей очень легко, или, можно даже сказать, играючи, ударил в демонический барабан целых пять раз!

И это зрелище поразило людей до глубины души!

Некоторые люди даже засомневались, а не сломался ли барабан? Однако затем, видя, как ударная волна накрыла всех, а некоторых даже изувечила и лишила сознания, эти люди отбросили все сомнения.

Кроме того, расползавшиеся на сотни чжанов от барабана по поверхности земли трещины, вызванные отдачей, были еще одним красноречивым свидетельством, что с барабаном все в порядке.

Сила, которая вызвала такие разрушения на здешней площади, должна быть просто невероятной.

Практически каждый из стоящих здесь демонических генералов глубоко вдохнул. На лицо генерала Юй Сеня было больно смотреть. Покачав головой, он похоронил в себе мысль посостязаться с Ван Линем.

Единственная женщина среди демонических генералом Се Лянь была одета в комплект боевых доспехов. Хоть они по идее должны покрывать все тело, однако в некоторых местах тело оставалось незащищенным, что подчеркивало отдельные черты фигуры Се Лянь.

Багровые доспехи частично были открыты в области рук, обнажая белоснежные ручки Се Лянь. Открыта также была и область поясницы, что давало возможность разглядеть черный узор, который тянулся от поясницы до груди.

Нижняя половина тела Се Лянь тоже была защищена броней. Доспехи плотно закрывали упругие ягодицы, а также ноги. В общем, выглядела она довольно внушительно, но также и привлекательно.

На голове у женщины был шлем, которые практически полностью закрывал лицо. Разглядеть можно было только ее сверкающие глаза, которые в данный момент были направлены на Ван Линя.

Демонический генерал Ши Сяо с перекошенным от удивления лицом взирал на Ван Линя. Стоящий рядом с ним Чень Тао прошептал: «Я заранее знал, что этот человек очень силен».

Ши Сяо что-то промычал себе под нос и нахмурился.

Из всех демонических генералов не был поражен только Мо Фей. Он даже не стал смотреть в сторону Ван Линя. Взгляд его был направлен куда-то вдаль, за горизонт. Стоящий возле него монах с огромным мечом с плохо скрываемой злобой смотрел на Ван Линя.

Гомон на площади все не стихал. Лицо мужчины в золотой броне было перекошено в гримасе. В растерянности он глядел на демонический барабан, сжав кулаки.

Ван Линь чуть отодвинулся от барабана и повернулся лицом к ведущему состязания. В этот момент все звуки и разговоры затихли. Все взгляды как один вновь скрестились на Ван Лине.

«Ты проиграл!» - воскликнул Ван Линь, указывая рукой на мужчину в золотой броне.

Метки жизни защитили Ван Линя от чудовищной отдачи демонического барабана. Однако эта сила была так велика, что около 2000 отметок исчезли под ее напором.

Однако метки жизни множились без остановки. Даже если бы они исчезли полностью, все три тысячи без остатка, то дай Ван Линю немного времени, и он вновь их восстановит. И это умение действительно было убойным оружием Ван Линя.

«А ведь серый Тянь Юньцзы тогда не соврал, когда сказал, что на его теле есть миллиард отметок жизненной силы, и даже если сама планета Судьбы будет уничтожена, он преспокойно переживет эту катастрофу. Такая защита – невероятная редкость!» - подумал Ван Линь.

Мужчина в золотой броне, услышав слова Ван Линя, сделался еще мрачней. Он холодно произнес: «Я говорил, что ты не сможешь нанести больше пять ударов, ты, глухой идиот! Ты ударил только пять раз, как я говорил. Ты не победил!»

Услышавшие эту речь зрители, тут же решили для себя, что управляющий Цзинь повел себя совершенно неблагородно.

Ван Линь недобро взглянул на ведущего и вновь сжал руку в кулаке. Взмахнув рукой, он шарахнул по барабану.

«Бом!» - прозвучал шестой удар. И удар этот заставил сердца людей забиться быстрее, будто бы Ван Линь ударил не в музыкальный инструмент, а каждому из них по груди.

От демонического барабана мощной волной хлынула отдача. Порыв сумасшедшего ветра взлохматил Ван Линю волосы. Расколотая множеством трещин площадь вновь заходила ходуном, будто вновь под землей заворочались спящие драконы. Волны разрушения пошли по поверхности земли.

Однако Ван Линь не стал останавливаться. Окинув холодным взором ведущего в золотой броне, он вновь ударил.

«Бом!» - седьмой удар сотряс небо и землю. Отдача на этот раз была такой, что если сравнить предыдущие шесть ударов с мощной волной, то тут был уже целый водопад.

Демонический генерал Мо Фей смог выдержать без повреждений для себя целых шесть ударов, однако седьмой все же отбросил его назад и разодрал в клочья его доспехи. Такова была мощь седьмого удара!

И сейчас сами небеса поменяли свой цвет. В небе над барабаном закрутился вихрь и хлынул сразу во все стороны.

Правая рука Ван Линя же висела в неподвижности, да и он сам парил в воздухе, не двигаясь. Взгляд его был неотрывно направлен на мужчину в золотых доспехах.

От седьмого удара содрогалось все вокруг и раздавались раскаты грома. И среди всего этого шума раздался голос Ван Линя: «Семь ударов!»

Лицо мужчины в золотых доспехах скорчилось в отвратительной гримасе. Смотря на Ван Линя, он мрачно произнес: «Я порекомендую тебя владыке демоническому императору на должность генерала!»

Ван Линь мотнул головой и спокойно произнес: «Мне нужна твоя рука!»

«Смелый? – закричал управляющий, и глаза его яростно вспыхнули, - Ну-ка повтори!»

«Мне нужна твоя рука!» - вновь прозвучал голос Ван Линя. Следом за этим он ударил правой рукой по демоническому барабану, заставляя того вновь разродиться громоподобным звуком.

«Бом!» - прозвучало в восьмой раз. Звуковая волна хлынула в пространство, подхватив с собой слова Ван Линя.

«Мне нужна твоя рука!» - прозвучало над площадью, и казалось, здесь ничего не осталось, кроме этого голоса.

От восьмого удара земля вспучилась и пошла волнами. Небо, казалось, готово было обрушиться вниз. И на фоне всего этого раздался голос Ван Линя.

Это был голос самой Вселенной!

Звук барабана, небесный гром, треск разрушаемой земли сложились друг с другом, превратившись в пугающий человеческий голос, от которого у человека в золотой броне побледнело лицо. Он невольно отступил на несколько шагов. В ушах у него раздался треск.

У него появилось обманчивое ощущение, будто бы он столкнулся лицом к лицу с самой Вселенной. Демоническая сила в его теле заходила ходуном,

Присутствующие вновь изменились в лицах. Однако теперь они замолчали, боясь произнести что-либо. На площади наступила тишина.

Никто из зрителей не думал, что Ван Линь в самом деле захочет отрубить руку мужчине в золотой броне. Но теперь его волю высказало само небо. Сейчас даже Мо Фей в первый раз взглянул на Ван Линя.

Демонические маршалы, кроме маршала Тяня, изменившись в лицах, смотрели на Ван Линя.

«Надо выполнить обещанное!» - переглянулись между собой 7 маршалов.

За этим они совсем не заметили, как маршал Тянь едва приоткрыл закрытые глаза, и щель между веками засветилась мутным светом.

Вице-маршал Хуан сейчас стоял полностью пораженный. Сидящий возле него вице-маршал Сюань вздохнул про себя.

Лицо воина в золотой броне побледнело, однако затем приобрело свой прежний вид. Смотря на Ван Линя, он медленно проговорил: «Звук демонического барабана пробудил волю небес. Сейчас ты воспользовался мощью барабана. Если бы ты смог добиться этого своими собственными силами, то тогда я отдал бы тебе не только руку, но и всю свою жизнь и обе руки в придачу».



Глава 580
580. Изумление Маршала Тянь.

«Ты требуешь мою руку, но сейчас это невозможно» - прорычал человек в золотых доспехах, посмотрев на Ван Линя. И, покачав головой, произнес: «Если ты ударишь в барабан пятнадцать раз, то я клянусь перед небесными демонами, я сам отрублю свою руку для тебя!»

«Если ты не можешь этого сделать, то сразу заткни меня, не вини, что старый человек не протягивает руку, ты закончишь это дело» - холодно произнес человек в золотой броне.

Ван Линь безразлично взглянул на человека в золотой броне, уровень культивации этого человека был высок, Ван Линь и раньше встречал людей с энергией солнца. Уровень его культивации, видимо, достиг середины стадии ВеньДин. До следующей стадии культивирования оставалось совсем немного!

Допустим, уровень культивации этого человека по сравнению с маршалом Сюань Хунем различается лишь на один уровень и находится в пограничном состоянии, но разница эта, по мнению Ван Линя, все же была велика!

Во-вторых, самым важным являлось то, что натренированное мастерство этого человека было очень сильным. Ван Линь и до этого встречал человека на этой стадии культивации, поэтому сразу же смог распознать его способности. С его точки зрения, способности человека в золотой броне имели отношение к солнечному огню. Мощь этих способностей, в сочетании с уровнем культивации, при прочих равных условиях, была достаточна для того, чтобы находится в высших слоях. Даже на следующей после ВеньДин стадии, этот человек осмелиться бороться!

Кроме того, он встречал стадию ВеньДин, другими словами, у него были некоторые способности, и даже если он захочет проиграть, это будет очень сложно!

Конечно, стражаться с этим человеком в разное время суток будет по-разному! Если сражаться днем, особенно в полдень, то несомненно проиграешь! Но если в полночь, да еще и в пасмурную погоду, то сражаться с ним будет намного проще.

Оторвав взгляд от человека в золотых доспехах, Ван Линь больше не смотрел на него. Он уже ударил по демоническим барабанам восемь раз. Восьмой удар сопровождался землятресением и разрушил 3000 метки жизни.

«Пусть даже Мо Ли Хай не может сражаться, я уже сделал 8 ударов, ударив еще раз я уже войду в первую десятку, нет необходимости продолжать дальше, иначе, в случае травмы, она не будет того стоить...»

«Кроме того, когда я стучу по этому демоническому барабану, звук его будоражит душу, такое чувство я испытывал только на той реке, слушая звуки музыки цинь. Неужели звук этого демонического барабана тоже вызывает эти чувства?»

«Звук этого барабана не напоминает тот звук, но сила его эха все же содержит противостояние. Сила, с которой я ударил, и произвела отдачу, возникло противостояние!»

«Это все одно противостояние, но что-то изменилось...» В глазах Ван Линя показался луч изумления. Посмотрев на демонический барабан он тут же без колебаний ударил по нему, глубоко вздохнув при этом.

«Бом» - раздался звук девятого удара по барабану!

Отдача была словно потоп воды, с быстрой скоростью пройдя по правой руке Ван Линя, она ударила его тело изнури. Отдача, а именно сила противостояния, предалась всему телу Ван Линя, метки жизни на его теле быстро исчезали: сто, восемьсот, тысяча, две тысячи двести, три тысячи четыреста… в момент, когда три тысячи шестьсот многослойных меток жизни исчезло с его тела, отдача ослабла более, чем на половину, но по-прежнему продолжала ударять.

Три тысячи семьсот многослойных меток жизни, полностью исчезли в этот миг!

Вслед за исчезновением последней метки, сила отдачи проникла в тело Ван Линя, и, словно сметая все на своем пути, бешено проносилась по венам Ван Линя. Тело Ван Линя было словно среди урагана, волосы яростно колыхались, одежда на всем теле раздувалась от порывов ветра.

Его тело против своей воли отпрянуло назад, шаг, два, три, четыре... и так 19 шагов. Правая нога Ван Линя вновь отступила назад и он остановился.

Лицо его было необыкновенно румяным, но вскоре стало обычным.

Посмотрев на это, мужчина в золотых доспехах, успокоился и глубоко вздохнул. Холодная насмешка снова появилась на его лице. Он подумал: « Этот человек не сможет ударить пятнадцать раз, это только девятый удар, и он уже на пределе, думаю, десять ударов и есть его предел!»

Вокруг все притихло, никто в эту минуту ничего не обсуждал, девять ударов в демонический барабан - это достижение уже превзошло первого претендента на победу Мо Фея. Все, кто видел это – поняли, что с этой минуты, имя Ван Линя в области Небесных Демонов будет широко известно!

Все знали, что демонический император способным людям, не спрашивая их происхождения, присуждал на год звание небесного маршала, без культивации. Никто не переговаривался, все, не отводя глаз, смотрели на Ван Линя.

Сила отдачи демонического барабана прошла через три тысячи семьсот меток жизни, и проникла в тело! Но его сила бессмертия работала и восстанавливала все в обычное состояние. Мо Ли Хай в растерянности смотрел на Ван Линя, за эти короткие несколько месяцев Ван Линь изменился так сильно .

«Эх… мне это не под силу» - мучительно вздохнул Мо Ли Хай.

Ван Линь стоял посреди площади ВаньДжан, на него утсавилось бессчисленное множество глаз, но он не обращал на это внимания. В эту минуту выражение его лица было неопределенным и он нахмурился.

Сила отдачи демонического барабана прошла через три тысячи семьсот меток жизни, и проникла в тело! Но его сила бессмертия работала и восстанавливала все в обычное состояние.

В миг, когда сила отдачи проникла в тело Ван Линя, он сразу от этой силы почувствовал необыкновенное дыхание Ци. Внутри этого дыхания Ци был поток непоколебимого воздуха, скрываясь, он противостоял и был очень сильным!

Отдача от демонических барабанов была именно потому, что дыхание Ци непоколебимо. Все, кто осмеливался задеть его, должны дать отпор, даже если рушиться все в теле, необходимо сопротивляться и прорываться!

Это и есть идея дыхания Ци!

«Противостояние…, ...» - пробормотал про себя Ван Линь.

«Я все же ошибся до этого, что метки жизни противостоят этой силе. Это незаметно, но сопротивление в самом сердце.» - в глазах Ван Линя появилось неожиданное изумление, весь он в тот миг замер и молча посмотрел на демонический барабан.

В этот момент, сидевший на трибуне среди небесных маршалов маршал Тянь, снова немного приоткрыл глаза и посмотрел на Ван Линя.

Ван Линь сразу сделал шаг вперед. Шаг за шагом, сделав 19 шагов, он оказался перед демоническим барабаном. Но Ван Лин не ударил в бабаран. Он легонько погладил ладонью черную, как смоль, впукло-выпуклую шерховатую поверхность барабана.

Потихоньку, с уверенностью, ладонь Ван Линя медленно погружалась внутрь.

Он медленно поднял глаза вверх, и в эту минуты, все его тело, словно слилось воедино с барабаны войны, и это дыхание Ци медленно рассеивалось.

Мужчина в золотых доспехах нахмурился, и с холодной усмешкой сказал: «Ты дурачишься? Неужели это прикосновение к демоническому барабану, и есть пятнадцать ударов? Если так считать, то каждый день слуги, которые чистят эти барабаны, стучат по нему более сотни раз! Вот нелепость!»

Не только у него было такое мнение, сидевшие на южных и северных трибунах демонические маршалы тоже нахмурились.

«Что делает этот человек?» - маршал Сюань был в недоумении.

«Этот монах, неужели он может общаться с демоническим барабаном?» - послышалась насмешка среди демонических маршалов.

«Не общаться, а проникнуться. Я в том году, когда стучала в демонический барабан, тоже почувствовала его внутреннее дыхание Ци, неужели вы забыли это?» шепотом сказала маршал Юй, единственная женщина среди демонических маршалов.

После этих слов лица этих нескольких демонических маршалов стали серьезными.

Несколько гражданских чиновников на трибунах, тоже не могли сохранить спокойствие в эту минуту, один за одним шепотом они начали обсуждения.

В глазах Мо Фея, стоящего среди кандидатов в демонические маршалы появился луч удивления, он пристально смотрел на Ван Линя и тихо сказал: «Ты тоже почувствовал это дыхание Ци?». В миг, когда Ван Линь закрыл глаза, это непоколебимое дыхание Ци стало очевидным.

Это дыхание скапливалось в его теле, изначальный дух Ван Линя, тоже постепенно погружался внутрь себя. Он слился до конца с этим демоническим барабаном.

« Нельзя сопротивляться противостоянию барабанной дроби, надо взаимно поддаться, Если ясно осознать это противостояние, то сила отражающего удара не сможет навредить самой себе, наоборот, можно добиться цели!» - Ван Линь открыл глаза, и в глазах его была ясность. Он поднял правую руку и снова легко опустил.

«Бом!» - раздался десятый удар барабана, и эхо пронеслось по площади ВаньДжан.

Тело Ван Линя, тотчас же почувствовало удар невообразимой силы, она распространялась изнутри барабана, в этот момент, Ван Линь твердо отказался от использования меток жизни,дав возможность силе отдачи попасть прямо в его тело.

Сила удара в его теле безумно блуждала, капля за каплей, из тела Ван Линя, из каждого его волоска выделялись черные капли пота. В момент, когда эта грязь вышла из организма, заложилась основа, и все тело Ван Линя почувствовало себя комфортно.

Но это ощущение продолжались не долго. Сила, проникшая в тело, сразу же стала неуправляемой и хаотично блуждала, лицо Ван Линя побледнело.

“Этот человек издает звук барабана войны!” - толпа демонических маршалов тотчас изумилась.

Не только они, но и среди претендентов на демонических маршалов, все изумились, Ши Сян растолкал толпу и кинул взгляд на Ван Линя. Зсмертельная опасность сгустилась, он многократно поднимал руку, долго колебался и снова опускал.

В глазах мужчины в золотой броне застыл холодный блеск, в сердце его была холодная усмешка, он тихо сказал: «Я давно солужу демоническому императору, я слышал демонический император говорил, этот звук барабана войны можно приручить. Но твоей силы недостаточно, что бы приручить его, ты только получишь тяжелую травму!»

Маршал Тянь, сидящий среди демонических маршалов приоткрыл глаза, в них блестнул луч надежды, и они снова сомкнулись.

«Не нужно больше на него смотреть» - вздохнул про себя маршал Тянь.

Цвет лица Ван Линя был бледен, но глаза его сверкали.

«Среди силы противостояния этого демонического барабана, пряталась сознательность. Если я не закреплю это слияние, это будет соответствовать противостоянию. Но противостояние — не от Ван Линя, а от этого демонического барабана!

Я получил травму не потому, что имею недостаточно способностей, а потому что мы разные! Сейчас хорошее время суток, мои способности тоже хороши, организм тоже хороший, только противостояние… необходимо обладать своим противостоянием!

Этот прямое противостояние, но базировалось на впечатлениях определенного человека, тем не менее выделяло огромное их количество.

Я, Ван Линь, культивировался 700 лет, я обладаю собой!» Глаза Ван Линя внезапно полностью засияли! Хотя цвет его лица был бледным, но в эту минуту тем не менее он воспрял духом. Постепенно свет в его глазах рассеился, сменился тишиной и печалью.

Он поднял правую руку, и легко ударил по демоническому барабану!

«Бом» раздался одиннадцатый удар барабана!

В это мгновение, печальные мысли,следуя за звуком барабана войны,эхом распрастранились далеко-далеко над площадью, над всем Небесным Демоническим городом!

Среди звука барабана слышались нотки печали. Они сразу, словно звуки музыки, затронули сердца людей.

Сосредоточившись на скорби, думая мыслями другого человека, бил в барабан мыслью и распространял мысль через барабан.

«Звук барабана скрывал мысль… невозможно, это невозможно, как этот человек мог сделать это? Это невообразимо!» - подумал Мужчина в золотой броне, впервые цвет его лица сильно изменился, и тело его подсознательно отошло назад на несколько шагов. Остолбенев он наблюдал за Ван Линем.

Маршал Тянь в первый раз полностью открыл глаза, в первый раз он встал. Он смотрел в сторону Ван Линя!

Из всей толпы на площади только один человек заставил его измениться в лице, и этот человек — Ван Линь.

Глава 581
Противостояние Святого. Глава 581. Приближение Вознесения.

Все взгляды обратились к помосту, и каждый из них был сейчас спокойным. Эхо барабанного боя витало вокруг, и в этом звуке сквозила печаль, он таил в себе даже боль, которая проникала в сердца людей и поднимала целый круговорот воспоминаний и ностальгии, словно осенний ветер поднимал в воздух опавшие листья.

На площади в десять тысяч джанов замолчали все, даже демонические генералы.

На поверхность поднималась идея, которая сквозила в звуках этого барабана, тонкой струйкой она вливалась в сердца людей и затрагивала самые глубинные струны души.

Рука Ван Линя по прежнему оставалась на барабане, и этот звук передавал всему миру его Путь.

Картина его знакомства с Ли Му Ван…

Семьсот лет одиночества в культивации…

Иллюзия о воссоединении в секте Тянь Юнь…

Упадок настроения во время прогулки по улицам Небесного Демонического города…

В тот миг, когда он случайно услышал тот звук музыки, доносившийся с разукрашенной лодки на реке, это все остановилось!

Музыка коснулась его слуха, остановила время, очистило его душу и подняло на поверхность намерение Пути.

В этот миг звук инструмента, на котором играла та девушка, слился воедино с боем барабана. И как связующий мост, сердце Ван Линя породило резонанс. Когда он ударил своей рукой в барабан, его звук выпустил на поверхность ту спрятанную в самой глубине его сердца печаль, которая осталась после Ли Му Ван.

Звук барабана прокатился по площади, и все вокруг, в молчании, даже начали ронять слезы. Они были тронуты этими звуками, и погрузились в мир своей собственной души, туда, где на самом дне было спрятано прошлое.

У каждого человека была своя история, и эта история запрятана в его сердце. Но есть сила, которая все-таки способна вытянуть эту захороненную на дне сердца историю на свет, и эта сила была мощью этого резонанса.

В этот миг Ван Линь, через звук барабана, передал все то, что он услышал тогда в звуках музыки.

Среди демонических генералов, в глазах у Мо Ли Хая мелькали воспоминания, у не только у него, даже в глазах Ши Сяо сейчас отражалась печаль.

Кроме лишь одного человека. Это был Мо Фей, его выражение было спокойным, и это спокойствие в данный момент даже можно было назвать холодным. Казалось, что печаль в звуках барабана для него не имеет никакого резонанса.

Неизвестно, сколько времени звучал барабан, но только после очень долгого времени люди, наконец, начали один за другим просыпаться.

Кроме демонических маршалов и еще нескольких чинов высшего ранга, в момент пробуждения на лицах большинства людей показалось удивление, ведь в тот момент, когда они пришли в себя, они заметили, что их лица были в слезах.

Вице-маршал Сюань неотрывно смотрел на Ван Линя рядом с демоническим барабаном, он легко вздохнул и странное выражение в его взгляде постепенно исчезло. А на смену ему пришло восхищение!

«Передать идею с помощью звука барабана… возможно он именно тот человек, которого столько лет ждал Владыка Демонический Император… Этот звук барабана смог, наконец, высвободить мою культивацию, которая остановилась много лет назад…»

Среди демонических маршалов, кроме маршала Тянь, все направили свои взгляды на Ван Линя, и они кое в чем отличались, но их объединяло одно – невероятное потрясение!

Из всех людей вокруг они знали лучше всех, что означает передача идеи звуком барабана!

Это была граница сферы!

Взгляд маршала Тянь словно молния метнулся к Ван Линю, помутнение в его глазах уже исчезло.

«Так его… зовут Ван Линь…»

Ван Линь осторожно поднял правую руку, обернулся и посмотрел вокруг. В этот миг все взгляды были направлены к нему.

А его взгляд упал на воина в золотых доспехах.

Лицо воина в золотом больше не было мрачным, напротив, он побледнеем и, замерев, посмотрел на Ван Линя. Очень долго он не мог произнести ни слова. Сегодня этот культиватор перед ним принес ему слишком много потрясений!

В самом начале, когда барабан прозвучал пять раз, его лицо даже не изменилось, и он остался стоять на месте, как непоколебимый горный пик. Прозвучало еще три удара и он догнал Мо Фея! Но с девятым и десятым ударом, особенно когда эхо десятого удара прокатилось вокруг, Ван Линя насильно отбросило назад.

Увидев это, воин в золотом решил, что все закончилось. Но тут же заметил, что все только начинается!

Он был ошеломлен, когда прозвучал одиннадцатый удар!

И если бы этот звук был таким же, как предыдущие десять, он бы не стал так удивляться. Но этот одиннадцатый удар передавал собой намерение, идею, и воин в золотом понял, что сам не смог бы достичь этой границы!

Это почти не имело связи с уровнем культивации, это была граница сферы! Это был домен, это было подъем души на новый уровень!

То, что случилось сегодня, воин в золотом наверняка не сможет забыть всю свою жизнь, в его взгляде, наконец, появилось нежелание встречаться с Ван Линем взглядом, и это нежелание было очень сильным.

«Пятнадцать раз, и ты отсечешь себе руку, да?» Голос Ван Линя не был громким, но в ту секунду все расслышали это очень четко.

У воина в золотом кровь застыла в жилах, он хотел бы выйти вперед и сразиться с Ван Линем, и даже с радостью применил бы в битве против него неподобающе сильную божественную способность. Только чтобы не слышать сейчас этот вопрос, который прозвучал как отголосок Пути, отозвавшемся в барабанном бое.

Ван Линь не дал воину в золотом доспехе времени на ответ, он отвел взгляд. В первый раз, когда он окинул взглядом всех вокруг, когда в его глазах одно за другим отражались лица всех зрителей, ни один из них не осмелился встретиться с ним взглядом.

Среди шестерых вице-маршалов, Тянь, Хуан, Юй, Чжоу и Хуанг, по очереди избежали взгляда Ван Линя, и только один человек столкнулся с ним взглядом, и его взгляд был ясным.

Это был вице-маршал Сюань, его взгляд был ясным, и когда он смотрел на Ван Линя, в его глазах светились тяжелые переживания. Он вскинул руки и, обхватив левой рукой правую, поклонился Ван Линю.

Ван Линь кивнул в ответ и отвел взгляд. Затем он посмотрел на восьмерых маршалов, и почти все из них смогли выдержать его взгляд, каждый из них смотрел на него по-разному.

Когда маршал Тянь посмотрел на Ван Линя, он впервые заговорил с ним:

«Ван Линь, я запомнил твое имя!»

Демонические генералы один за другим ушли от взгляда Ван Линя, но только Ши Сяо с низким рыком заставил себя не отвести глаза, и их взгляды с Ван Линем столкнулись.

В его глазах отразилось намерение битвы, однако в тот момент, когда Ван Линь отвел взгляд, это намерение тот час же исчезло.

В конце концов взгляд Ван Линя остановился на Мо Фее!

От начала до конца этот человек сохранял хладнокровие, и он холодно посмотрел на Ван Линя.

Отведя взгляд и от него, Ван Линь закрыл глаза и его правая рука осторожно опустилась на барабан. Теперь удары этого барабана больше не были его целью!

Только что, пока звуки барабана передавали его Путь, случилось то, чего Ван Линь никогда раньше не чувствовал. В первый раз он ощутил призыв Вознесения! Он коснулся рубежа Вознесения!

«Я приближаюсь к Вознесению!!» Ван Линь не открывал глаз, но все его существо в тот момент словно источало волну сильнейшей уверенности!

Он прикоснулся к демоническому барабану.

«Бом…. Бом…» Его рука не двигалась, но вдруг раздалось эхо удара! Оно превратилось в раскат грома, раздавшийся с небес!

Печаль в этих звуках барабана была сильнее с каждым ударом, и с этими двумя ударами печаль передалась даже звукам самого грома.

«Не хватает еще немного…», тихо сказал Ван Линь, и в тот миг, когда прозвучали эти слова, демонический барабан издал еще один удар!

Три удара! Двенадцатый, тринадцатый и четырнадцатый удары прокатились по округе!

Эти звуки слились воедино и образовали ударную волну невиданной силы, которая от демонического барабана через руку Ван Линя вошла прямо в его тело.

В этот миг почти все вокруг услышали звук, исходящий изнутри тела Ван Линя, похожий на треск. Этот звук не был таким уж звонким, но когда он касался слуха людей, он приносил им приятное ощущение, исходящее откуда-то изнутри костей.

Из пор на теле Ван Линя начала сочиться черная жидкость.

«Омовение костного мозга!» Глаза маршала Тянь сверкнули ярким светом, и в его взгляде светилось невиданное восхищение!

«Это… это и есть настоящее омовение костного мозга, в прошлый раз это было всего лишь очищение поверхности кожи!»

Во взглядах других маршалов, направленных на Ван Линя, даже проскальзывала зависть. Кому как не им было известно, почему демонический генерал в области Небесных Демонов считался существом, уступающим по уровню только Пруду Дракона!

В Пруду Дракона обитал Дух Древних Демонов, он нес в себе традиции предков, и считался владыкой Неба и Земли!

А демонический барабан был сделан из кожи Древних Демонов, он нес в себе силу Древних Демонов, даже ходили легенды, что Демонические Императоры прошлых поколений с помощью звука этого барабана и магии передачи могли извлечь из него эту силу Древних Демонов и тем самым снискать неиссякаемую славу для области Небесных Демонов!

И только человек из императорской династии области Небесных Демонов имел право и возможность с помощью силы Древних Демонов совершить Омовение костного мозга. Чужеземцы же могли удостоиться этой чести только в случае совершения боевых подвигов.

Каждому демоническому маршалу, перед тем как вступить в должность, даровалась одна возможность ударить в демонический барабан, и настоящей наградой, которая ждала их внутри, было именно Омовение костного мозга.

Однако сможет ли демонический маршал добиться Омовения, это целиком зависело от его собственной культивации.

Три удара барабана, превратившись в яростную ударную волну, бешено метались по телу Ван Линя, еще раз очищая его тело, в котором и так почти не оставалось лишних примесей.

«Четырнадцать раз…» Лицо воина в золотом доспехе стало мертвенно бледным.

Все остальные люди на площади, кроме воина в золотом, словно забыли об этом. Они погрузились в звук, который втекал в их уши, и в ощущение резонанса волн в их теле.

Это был звук Омовения костного мозга!

В момент Омовения, из тела человека исходил особый звук, который мог погрузить слушателей в состояние резонанса с волнами, порожденными Омовением.

Ван Линь распахнул глаза, вся грязь в его теле была вычищена звуками барабана, в этот момент ему казалось, что его тело парило в небесах. Он посмотрел на демонический барабан, его взгляд был ясным.

«Я, Ван Линь, практиковал культивацию семьсот лет, завершенный домен вошел в мое тело, но по какой-то причине я все еще не достиг Вознесения. И теперь я понял. Вознесение… Мой домен вошел в тело, но Путь Сердца все еще не был завершен. Вот оно что… Все это время в глубине моего сердца оставалась частичка печали, частичка боли, запечатывающий мою силу шрам…

Когда Ли Му Ван погибла, мой домен начал подниматься и входить в тело… но Ван Эр навсегда осталась для меня навязчивой идеей…

Поэтому, когда я услышал мелодию, которую играла та девушка, я почувствовал печаль, почувствовал резонанс… если бы я слушал эту мелодию сто лет, слушал бы ее до тех пор, пока эта девушка-исполнительница не состарится, в момент ее смерти я бы осознал наконец, что печаль в глубине души может уйти вместе с этой забытой мелодией… И останется только метка, которая сольется с душой…

Но сегодня, с помощью этого барабана, за какие-то секунды я словно пережил сто лет, и когда они прошли, я смог избавиться от всей печали в моем сердце с помощью звуков барабана. Когда в сердце не стало печали, Путь Сердца завершился, и я смог прикоснуться к Вознесению…»

Ван Линь поднял правую руку и затем снова осторожно опустил, но когда он это сделал, где-то в глубине его сердца вся печаль и воспоминания о Ли Му Ван поднялись и вышли наружу, вместе с его ладонью, они опустились на демонический барабан.

«Но… если я так поступлю, это будет значить, что я выбрал забыть ее… я на самом деле забуду?…» Рука Ван Линя дрогнула.



Глава 582
Противостояние Святого. Глава 582. Противостояние!

Забыть, это означало стереть все воспоминания до конца, стереть из души этот силуэт, и даже если настанет день, когда Ли Му Ван внутри Сферы Тяньни проснется, Ван Линь ничего к ней не почувствует, только улыбнется и отправит ее на планету Сузаку.

И все вернется но круги своя…

В этот момент налетел свежий ветер, волосы Ван Линя затрепетали на ветру…

Взгляд маршала Тянь сверкнул огнем, он сделал несколько шагов вперед и остановился у края помоста. Глядя на Ван Линя, он словно в тот же миг увидел его сомнения и сам себе пробормотал: «Он… сможет ли он продолжить? Я когда то выбрал продолжение… Но он… что он выберет? Вознесение… Вознесение… Человек, который его не достиг, как он может знать, что означает Вознесение…

Вознесение – это одиночество… для тех, у кого в душе не за что ухватиться, для тех, кто никогда не любил и не тосковал, Вознесение не значит ничего, кроме очередного предела Изначального духа и прорыва домена, для все очень просто! Но именно из-за этой простоты их культивация никогда не сможет достичь слишком высокого уровня, потому что их сердца не испытывали такой агонии!

Но есть люди, в сердце которых живут чувства, живет привязанность, для таких людей прорыв домена – это настоящее испытание, и настоящая пытка…»

В глазах единственной женщины в рядах демонических генералов, Се Лянь, промелькнула язвительная усмешка, сейчас она уже давно пришла в себя от нахлынувшей печали, и эта усмешка стала еще заметнее, когда она посмотрела на силуэт Ван Линя.

Об испытании доменом, которое проходил культиватор на стадии Вознесения, она знала больше, чем многие в землях Демонического Духа, потому что ее Учитель тоже был когда-то культиватором.

«Отбросить все чувства и привязанности, способен ли ты на это?»

Ши Сяо нахмурился, посмотрел на Ван Линя и слегка хмыкнул. «Он просто морочит нам голову!»

Чэнь Тао рядом с ним тоже был хмурым, он впервые заметил, что этот демонический генерал, которому он вызвался помогать, оказался немного неприятным человеком.

Он долго молчал, затем спокойно сказал: «Ты не сможешь понять, какие муки он переживает. Также как простой смертный не сможет понять чувства бессмертного».

Ши Сяо развернулся и посмотрел на Чэнь Тао, но промолчал.

Холод во взгляде Мо Фея усилился, глядя на Ван Линя он тихо сказал: «Интересно… ты вызываешь у людей такую же зависть, какую вызывал тогда он…»

Культиватор из секты Меча Ло, стоявший за его спиной, был единственным, кто услышал эти слова, в душе он вздрогнул, но опустил голову и ничего не сказал.

Вице-маршал Сюань на помосте слегка вздохнул. Он не был культиватором, но дослужившись до своего положения он все-таки кое-что знал о стадии Вознесения. И хотя этих знаний было не так уж много, увидев, как рука Ван Линя вдруг застыла, его все-таки постигло невольное осознание.

В этот миг, далеко за пределами Столицы, разукрашенная лодочка сколзила по реке, а тот молодой парень, который всю ночь пил вино с Ван Линем, сидя на корме, поднял кубок с вином, немного отпил и тихо сказал: «Парень, какой же выбор ты сделаешь…»

Девушка, игравшая на музыкальном инструменте, тоже была здесь, но только сейчас она не играла, а просто спокойно сидела в лодке.

Рука Ван Линя застыла совсем рядом с поверхностью барабана, он неотрывно смотрел на демонический барабан перед собой.

«Чтобы завершить Путь Сердца, непременно нужно очистить сердце от печали, но если так… это правда того стоит?» Силуэт Ли Му Ван мелькнул перед его глазами, картина за картиной, словно речная вода, мимо проплыли воспоминания.

«Если это и правда цена, которую я должен заплатить, избавиться от печали, стереть силуэт Ван Эр из памяти, чтобы достичь Вознесения… разве это Путь? Разве это мой Путь… Вся жизнь Ван Эр, до самого конца, до погружения в вечный сон, если я коснусь барабана, она, сама того не зная, станет толчком для моего Вознесения…»

«Я, Ван Линь, родился мужчиной, и даже если я не стану великим воином, моя совесть должна быть чиста. На Пути Неба нет места чувствам, и если я окажусь от чувств, то я не пойду против Судьбы, а подчинюсь ей!

Если я сотру чувства в своем сердце, я ничем не буду отличаться от тех культиваторов, что покинули сражение демонических генералов. Это будет бегство. Такая культивация, это не мой Путь!»

«Мой Путь – это противостояние, противостояние Пути Неба, это и есть моя дорога! Древние культиваторы развивали стадии своей культивации по воле Неба, сейчас я понимаю, что означают эти слова – по воле Неба. Разве это воля Неба? Это очевидное бегство, и хотя это не настоящее подчинение Судьбе, в конце концов у этих путей только один конец!»

Взгляд Ван Линя стал ясным.

«Я могу избавиться от печали, но чувства в моем сердце этот Путь Неба никогда не сможет забрать!» В этот миг Ван Линь яростно вскинул голову и посмотрел далеко в небеса!

Вокруг его тело вдруг поднялась удивительная аура, и хотя для многих присутствующих она была не такой уж сильной, однако все же каждый из них, включая маршала Тянь, удивленно вздрогнули, увидев ее!

Эта аура, словно острое лезвие меча, вырвалась из тела Ван Линя и устремилась прямо в небеса. В тот же миг облака над ним разлетелись в стороны и их взору предстало чистое небо!

«Это… это же…» Даже несмотря на самоконтроль, маршал Тянь все же невольно изменился в лице, и в его взгляде, направленном на Ван Линя, сверкнуло изумление!

«Его выбор так похож на тот, что когда-то сделал сам Император!» Маршал Тянь внимательно посмотрел на Ван Линя.

Лицо воина в золотом доспехе побледнело еще больше. Когда рука Ван Линя остановилась, ему показалось, что он счастливо отделался, но теперь, когда из тела Ван Линя вырвалась такая взрывная энергия, ему показалось, что над ним нависла большая опасность.

Он смотрел на силуэт Ван Линя, и в его глазах возрастало желание убийства.

«Пока барабан не прозвучал пятнадцать раз, если я убью его, пусть даже Император осудит меня, я все же не подвергнусь слишком строгому наказанию из-за этого человека. Все же он всего лишь какой-то культиватор, а я не просто рожден в землях Демонического Духа, я также имею множество боевых заслуг перед областью Небесных Демонов!»

Аура из тела Ван Линя, как только вырвалась наверх, сразу же исчезла.

«Настоящий путь культиватора – это противостояние Небу, и я не верю, что если оставить воспоминания в сердце, и избавиться только лишь от печали, невозможно достичь Вознесения. Границы Вознесения не предопределяются Небом, культиватор сам определяет их для себя. Небо, ты не сможешь противостоять мне, ведь мне противостоит только собственное сердце!

Если сердце пойдет на компромисс, у него не останется намерения к противостоянию, а значит, оно подчинится воле Неба. Но если сердце останется непреклонным, то я бы хотел посмотреть, как Небо сможет помешать мне достичь Вознесения, и как оно сможет остановить мое Противостояние судьбе!»

Глаза Ван Линя ярко сверкнули, он сделал глубокий вдох и без тени раздумий собрал всю печаль, оставшуюся после Ли Му Ван, в своей правой руке. В этот миг небеса поменяли цвет, раздался звук грома, и наверху засияли молнии, в небесах словно заплясали в бешеном танце серебряные змеи.

Случившееся в небе над Столицей тут же поразило внимание всех жителей Небесного Демонического Города. В этот миг каждый из них поднял голову и посмотрел в небо над Столицей.

То же самое творилось и на площади в Столице, взгляды всех людей вокруг были направлены на невысокий силуэт Ван Линя!

И даже молодой парень в той разукрашенной лодочке тоже поставил кубок с вином, поднялся на ноги и посмотрел в сторону Столицы, в ожидании.

В то же время, в сотнях тысяч ли от Небесного Демонического Города, на древнем поле боя, где Ху Пао поглощал темную энергию душ, на самом последнем этаже черной пагоды.

В области шлема черного как смоль доспеха вдруг загорелся сумрачный огонь, и в тот же миг в небе над пагодой начали появляться устрашающие завихрения.

В момент этой вспышки внутри пагоды эхом прокатился бесплотный голос.

«Культивация Противостояния… очень хорошо…»

На площади в Столице, вся боль и печаль Ван Линя собралась в его правой руке. В следующий миг эта рука, наполненная бесконечной печалью, вдруг коснулась демонического барабана!

В тот же момент в глазах воина в золотом загорелось сильнейшее желание убийства, он одним движением перенес всю свою силу в ноги и с невообразимой скоростью бросился к Ван Линю.

«Умри!», вскричал воин в золотом, он появился прямо за спиной Ван Линя, и в тот миг его ладонь загорелась ярким солнечным светом, как будто он держал само солнце в своей руке!!

Жажда убийства в его глазах словно стала материальной. «Я не могу позволить ему сделать пятнадцатый удар! Не верю, что после его убийства Император станет наказывать меня!»

Когда солнечная вспышка в его ладони приблизилась, земля вокруг начала гореть, словно все на сто джанов вокруг превратилось в адское пламя!

Тем временем на площади маршал Тянь подался вперед, его глаза сверкнули холодным огнем, и он прыгнул вниз прямо со своего помоста с криком: «Цзинь Усуй! Что ты делаешь!»

В этот миг Ван Линь обернулся и посмотрел на воина в золотом. Его неожиданное появление совершенно не удивило Ван Линя, он сразу понял, что этот человек не сможет так просто признать поражение. Он заранее приготовился к этому, более трех тысяч меток жизни уже покрывали все его тело. Кроме того, с помощью пятнадцатого удара барабана, Ван Линь был уверен, он сможет отразить этот удар!

В углах рта воина в золотом доспехе мелькнула холодная усмешка, в правой руке он словно держал солнце, и он, без тени сомнения, направил этот удар на Ван Линя. Он выбрал очень подходящий момент, ведь если сейчас Ван Линь уклонится, он не сможет завершить пятнадцатый удар барабана, и к тому же в случае бегства он сразу же сможет нагнать его и убить. Если же он не отступит, воин в золотом не сомневался, что именно в момент, когда зазвучит барабан, он убьет его одним ударом!

Воин в золотом совершенно не обратил внимания на возглас маршала Тянь, его глаза сверкнули безжалостным светом злобы, и когда маршал Тянь был уже близко, он нанес удар назад левой рукой. Он собирался убить Ван Линя, и не мог никому позволить этому помешать!

Маршал Тянь сложил руку в заклинании, которое обернулось солнечным лучом и столкнулось с левой рукой воина в золотом.

В этот миг лицо молодого парня на лодке внутри Небесного Демонического Города помрачнело, а в глазах сверкнул гнев. Он тихо вскрикнул: «Наглец! Цзинь Усуй!! Ты умрешь!»

В этот момент воин в золотом на площади вдруг содрогнулся всем телом, все желание убийства в его взгляде потухло, словно его окатили ледяной водой. Огонь вокруг него тоже потускнел, и он вдруг услышал прокатившийся эхом отзвук, от которого его лицо стало мертвенно бледным, и он растерянно сказал: «Этот голос…»

Одновременно с этим на древнем поле боя за сотни тысяч ли от Небесного Демонического Города, в высокой пагоде, тот сумрачный свет черного доспеха на миг сверкнул и от него вокруг раздался эхом холодный вздох возмущения!

Когда воин в золотом произнес фразу «этот голос», в тот же миг все его тело накрыла волна ледяного холода, и одновременно с этим адское пламя в ста джанах от него погасло!

Холодный вздох возмущения, появившись из ниоткуда, был слышен одному только воину в золотом доспехе.

Его тело задрожало, а золотой доспех вдруг стал разваливаться на части, превращаясь в мелкие обломки. В этот момент он вдруг выплюнул фонтан свежей крови, а солнце в его правой руке… погасло!



Глава 583
583 Простейшее Божественное Возмездие? Нет!

В этот момент с неба, со скоростью во много раз превышающую скорость любой Божественной Способности какого-либо культиватора, полился красный свет!

Его скорость была настолько быстра, что никто не успел бы и слова сказать, как этот свет уже спустился!

Скорость его прорыва была феноменальной, эту быстроту было трудно описать словами. Как только это произошло, желтое небо и черная земля будто стали единым целым, они мгновенно соединилсь!

Красный свет, упавший с огромной высоты, казалось, прибыл прямо из далекого космоса и по какой-то причине ударил именно сюда.

Как только бескрайнее красное сияние спустилось, бесчисленное количество живых людей, вздрогнув, ощутило его ауру.

На планете Тянь Юнь, Тянь Юньцзы сидел в медитации и готовился к осуществлению своего плана через двести лет. В этот момент он резко открыл глаза, в них горел свет удивления. Он посмотрел далеко вдаль и выражение его лица слегка изменилось, он вытянул правую руку и сформировал печать. После недолгих раздумий он нахмурился и пробормотал: "Божественное Возмездие настигло вмешавшегося в Мощь Небес, невозможно точно определить кто это был, но похоже, что это Божественное Возмездие упало на Земли Демонического Духа и у меня предчувствие, что оно связано с моей планетой тянь Юнь!"

Планета Великого Ло, секта Меча Ло. Мастер Меча Линг Тианхоу стоял рядом с огромной печью очищения пилюль, внезапно его взгляд вспыхнул ясным светом.

"Эта Небесная Печь сильно повышает удачу, но несколько тестов все еще требуется для создания пилюль!" - в этот момент выражение его лица изменилось, он сделал шаг и, мгновенно исчезнув, появился уже высоко в звездном небе, недалеко от планеты Великого Ло. Он посмотрел на красный свет вдалеке и в его глазах отразилось удивление.

"Божественное Возмездие!!!" - он нахмурился и на лице появилась задумчивость. Долгое время он смотрел вдаль, пока красный свет не исчез, а потом сказал себе: "Местом, куда прибыло Божественное Возмездие, точно были Земли Демонического Духа в Восточном Море, это нехорошо! Неужто Тань Лан не справился?!" - Линг Тианхоу нахмурился еще сильнее.

В тоже время на некотором расстоянии от планеты Тянь Юнь находилась еще одна и она полностью была красная, это была Кровавая Планета!

На ней в кровавом павильоне сидел, скрестив ноги, человек с красными волосами и бровями. Он был одет в красный халат и выглядел очень красивым, на вид ему было около сорока лет. Внезапно он прервал культивацию, его глаза открылись и испустили кровавое свечение.

Он не поднял головы, а просто доверился ощущениям вокруг себя. Через некоторое время он снова закрыл глаза.

"Божественное Возмездие прибыло в Земли Демонического Духа, как же ты там Сю Сюэ?!"

Но не только эти трое заметили вспышку Божественного Возмездия, повсюду в звездном небе большое количество старых монстров также увиделиеё.

Куда бы ни прибыло Божественное Возмездие, ничто не могло препятствовать продвижению его красного света. Хотя Восточное Море Земель Демонического духа сейчас было закрыто, красный свет проник прямо сквозь его границы и нисколько не замедлился.

Небесная Демоническая Область. Небесный Демонический город - имперская столица. На площади в десять тысяч квадратных метров после звучания пятнадцатого удара в барабан стояла тишина. Ван Линь стоял перед демоническим барабаном и, не отрываясь, смотрел на него. Его домен со скоростью невозможной для представления быстро претерпевал изменения.

Вэньдин требует полного насыщения силой Бессмертных и полного понимания пути Дао Сердца, достигнув этого можно начать слияния, это слияние и есть Вэньдин!

Именно это и есть понимание высшего Дао!

Это слияние столкнувшихся Дао Сердца и силы Бессмертных, это сплавление Души и Человеческого тела, это и есть эволюция в Бессмертного! Вэньдин - это сражение со смертью, если удар будет успешным, то ты достигнешь Вэньдин, если же тебе не повезет, то твоя участь - смерть!

Это понимание Высшего Дао через смерть1

Если твой путь был разрознен и содержал многие, то тебе никогда не достичь бессмертия!

Ты на всю жизнь останешься на последней стадии Трансформации Души и не сможешь сделать последний шаг!

Дао Сердца Ван Линя после звучания пятнадцатого удара в барабан было полностью очищено и, достигнув истинного завершения, начало быстро изменяться.

В десяти тысячах квадратным метров все люди вокруг него сохраняли молчание, за короткое время он помог им осознать невероятное. Его силуэт навеки отпечатался в сердце у каждого!

Внезапно небо над имперской столицей разразилось громом, змеи-молнии разбежались по нему и быстор исчезли. Все вокруг мгновенно зажглось будто красным огнем.

Отовсюду, насколько хватало взгляда, с неба лились необъятные красные лучи, казалось, они покрыли всё небо.

В раскрашенной лодке, плывущей по реке Небесного Демонического города, сидел юноша, он горько улыбнулся и произнес: "Как же я мог забыть это, это дитя ведь культиватор, он отличается от меня. В прошлом я просто ушел в Пруд Дракона к поклонению Древнему Демону на несколько лет, закрывшись там, я никак бы не смог вызвать Божественное Возмездие!"

"Это же дитя воспротивилось Дао и вызвало Божественное Возмездие, повезло что он был только на границе сферы Вэньдин и не потревожил Небесное Дао слишком сильно, нам повезло, что его Божественное Возмездие не слишком сильное."

Необычные сцены в небе все продолжались и каждый на площади Небесного Демонического города следил за ними с глупым выражением на лице.

Красное свечение в небе с чрезвычайно большой скоростью сконцентрировалось, мгновенно собравшись в громадное красное облако, заслоняющее горизонт. Центром облака была имперская столица.

Ван линь, стоящий около демонического барабана, поднял глаза к небу и тяжело вдохнул.

"небесное Дао не мржет помешать моему Дао Сердца, но может спуститься для наказания и полностью стереть мое существование, все таки это Божественное Возмездие. В прошлый раз в городе Цилинь Моря Дьяволов я уже видел его, но в этот раз его мощь возросла во множество раз!"

В миг, в который собрался красный свет, внутри облака сформировалась огромная красная Молния Возмездия, но грома не последовало, даже никакой ауры не распространилось. Молния просто застыла в небе, уходя одним концом высоко вверх, зрелище снизу было просто неописуемое!

Юноша на раскрашенной лодке посмотрел на луч молнии, выходящий из красного облака и теряющийся за горизонтом, и спокойно произнес: "По форме это Божественного наказания я могу сказать, что из двух типов Божественного Возмездия из легенд, это определенно второй, я на девяносто процентов уверен, что это второе Божественное Возмездие самое легкое, удача и впрямь на стороне этого ребенка Ван Линя!"

Ван Линь смотрел в небо, в этот момент все люди вокруг для него просто не существовали, перед ним было только красное небо и огромный луч молнии.

"Я прожил семьсот лет, я вызывал Божественное Сознаниев Море Дьяволов очищением флага ограничений, я почти вызвал Божественное Возмездие, спасая душу Ли Му Ван, я шел против Посланника Небесного Дао, я удержался и смог противостоять небесам в своей культивации и сейчас через это Божественное Возмездие я также прорвусь."

Красное облако в небе забурлило, с невероятной скоростью всё небо снова начало сгущаться и превратилось будто в красное море, бесконечные волны красного света понеслись прямо в всего действа. В мгновение в центре красного облака, где находилась яркая красная молния, все засверкало и лучи света осветили все вокруг!

В тоже мгновение будто древний рев раздался в воздухе, красный рубин неба взревел, мгновенно наполнив всю землю яркой вспышкой, неожиданно появившейся красной молнии!

Метеором рев внезапно упал с небес и направился прямо к Ван Линю. Воздух наполнимлся безумием, это был холод жажды убийства Небес!

Намерение убийства самого Неба!

Теплая весная Небесного Демонического города мгновенно изменилась, с неба медленно посыпался снег не самых обычных снежинок. Каждая из них была пропитана намерением убийства!

Снег шел повсюду и вместе с ними взревел и красный гром.

Вся земля в миг была охвачена грохотом разъяренного неба!

Все окрасилось в темно-красный, стало кроваво-красным Возмездием Грома!

Все было заполнено намерением убийства, все люди, абсолютно все люди, попавшие во влияние этой жажды, испытали сильное и жгучее желание!

Это было желание убивать!

Ван Линь быстро моргнул, его взгляд засиял ясным светом, все его тело немедленно покрылось тремя тысячами семью стами Метками Жизни, яростно сконденсировавшихся на нем. В тоже время он хлопнул по сумке и взмахнул появившимся флагом ограничений, вокруг него появился плотный черный туман, внутри которого сверкали демоническим светом бесчисленные ограничения.

"Небо, даже если ты снова разгневалось, ты не сможешь стереть моё существование!" - Ван Линь рассмеялся и внезапно вытянул правую руку в сторону грохочущего неба!

В этот момент облик Ван Линябыл подобен спустившемуся с небес богу, его волосы развевались на ветру, полы одежды колыхались, а глаза горели непоколебимом светом силы, способной противостоять кому угодно!

Бесчисленное количество ограничений, черным светом обернувшим его тело, яростно выстрелило вверх. В мгновение оно сфомировало огромный черный торнадо и понеслось навстречу Божественному Сознанию!

Красная молния рухнула и ударилась прямо в черный торнадо, произошедший взрыв был наполнен невероятной силой и непрерывными отзвуками послышался по всему небу, в ушах всего бесчисленного количества людей в Небесном Демоническом городе. У большинства из них пошла кровь из ушей и они тут же рухнули в обморок.

На большой площади со всеми смотрящими произошло тоже самое, в телах Демонических Генералов хотя все еще и оставалась Демоническая сила, но её поток уже не был им подконтролен, только что послышавшиеся Возмездие Грома будто полностью разрушило его течение.

Только лица Демонических Маршалов не изменились, они продолжали смотреть на Божественное Возмездие в небе.

Огромное черное торнадо, созданное из всех ограничений флага ограничений, не боясь, ударилось прямо в молнию Возмездия и через секунду тут же было сломлено, со стороны казалось, будто его сдавило огромная рука!

Красный луч прошел насквозь, словно острый меч, и разделил ураган на две половинки. Вихря мгновенно снова принял вид огромного числа ограничений и растворился в воздухе.

"Если небо хочет избавиться от человека, то я развею это небо!" - все тело Ван Линя испустило изумительную ауру, в момент, когда красная молния Божественного Возмездия пронзила черный ураган, он поднял правую руку и приготовился использовать Палец Одинокого Огня.

Но это не был всего один палец, сейчас их было даже не десяток, их было сотни!

Ван Линь хлопнул по сумке и массивные нефриты Бессмертных сформировали на земле около него целый холм!

Ван Линь сделал шаг и встал прямо на этот холм, позади него остался демонический барабан. Ван Линь посмотрел в небо и мощнейший поток силы Бессмертных через ноги начала быстро проникать внутрь его тела.

Сотни Пальцев Одиного Огня сплошной волной, все вместе, сформировав трехметровый черный поток света, ринулись от руки Ван Линя и понеслись навстречу красной падающей молнии!

"Я посмел пойти против Воли небес, я буду упорствовать, сегодня, небо, даже если ты уничтожишь мое тело своим Божественным Возмездием, моё Дао Сердца тебе не сломить!" - яркий свет из глаз Ван Линя проник прямо через красную молнию и вошел в красное облако.

Будто в ответ ему с неба тут же послышался громовой хлопок.

Глава 584
584 Мощь Небес!

Сотни Пальцев Одинокого Огня, превратившись в затухающий свет, в этот момент выстрелили в небеса и столкнулись с красной молнией!

Попав точно в красную молнию, черный свет Пальцев Одиного Огня быстро рассеялся и мгновенно исчез в пустоте, а цвет спускающейся красной молнии слегка побледнел!

Длинные волосы Ван Линя развевались на ветру, а взгляд был направлен на приближающуюся красную молнию. Его глаза горели светом неподчинения. Он рассеял Метки Жизни, окутавшие его тело, и превратил их обратно в три тысячи семьсот нитей Ци Убийства. После чего поднял правую руку и указал пальцем в небо, серая ци яростным потоком сорвалась с его руки и полетела вверх.

Три тысячи семьсот ци убийства создали сильнейший яростный шторм убийства, Ван Линь находился прямо в нем, а его глаза горели жаждой убийства!

"Убить!" - прозвучал низкий рев Ван Линя, Ци Убийства в его руке яростно бросилась вперед. Мгновенно все три тысячи семьсот нитей слились и превратились в черного дракона. Этот черный дракон был драконом убийства!

Глаза Ван Линя были красными, он не только погрузился в намерение убийства, все его сердце стало сердцем убийцы! Он был не первым человеком пожелавшем всем сердцем уничтожить небо, но точно первым достигшим этого уровня будучи любимцем неба! Его истинным сыном!

По характеру Ван Линь искал мести даже за малейшую провинность, Небесное Дао ты или голубое небо, если ты хочешь убить меня, то без разницы, кем ты являешься, я убью тебя!!!

Вместе с сердцем убийцы и намерением убийства черный дракон из Ци Убийства, казалось, будто имел душу, он будто был живым, этот черный дракон был сознанием Ван Линя, выступившем против Воли Небес!

"Убить!" - взревел черный дракон и, раскрыв пасть, полетел на красную молнию. Красная молния хотя и была Божественным Возмездием, но в этот момент потускнела, оказавшись внутри огромной черной пасти!

Вот только Божественное Возмездие являлось наказанием небес, намерение убийства и черный дракон убийства хотя вместе и были сильны, но перед таким их силы было явно недостаточно!

Черный дракон разрушился, но его уничтожение не прошло даром для красной молнии, она заметно потускнела и уменьшилась!

Отзвуки рева черного дракона все еще распространялись по округе, когда красная молния, прорвавшись сквозь тело дракона, бросилась прямо к Ван Линю!

В этот момент волосы на голове Ван Линя стали удивительным образом колыхаться, он поднял указательный палец вверх и тут же появился вспышка странного черного света.

"Слияние Демона!" - в глазах Ван Линя красное сияние мгновенно исчезло и на его место пришел странный демонический свет.

Внутри его тела вся сила Бессмертных, повернувшись вспять, резко трансформировалась в силу Демонов!

Холм из нефритов Бессмертных, под ногами Ван Линя, со своего первоначального молочно-белого цвета начал изменяться и стал непроглядно черным, его будто облили сверху черными чернилами.

Все произошло почти мгновенно и вся гора нефритов стала абсолютно черной!

Сила Бессмертных внутри них прошло через трансформацию и стала силой Демонов!

Палец Дьявола, еще никогда не излучавший энергию такой силы, появился в Землях Демонического Духа. Даже если бы сам Ситу Нан воспользовался им, то не смог бы показать силу намного превышающую эту!

И все из-за того, что Ван Линь изменил не только силу Бесмертных внутри себя, но и силу Бессмертных, содержащуюся внутри горы из нефритов Бессмертных. Он полностью развернул поток этой силы внутри своего тела, тем самым создав совершенную и бесконечную силу Демонов!

Черный свет на кончике его пальца содержал теперь не только силу Демонов, он также содержал и его Путь, путь его становления Святым, его путь Демона, а также его волю противостояния Небесам. Этот палец отражал суть его сердце!

Черный свет содержал его упорство, его желание сохранить в памяти силуэт Ли Му Ван, его мужество перед всесильным небом. Он содержал весь его опыт смертного, когда он множество раз избегал настоящих катастроф и бессчисленнных трудностей, это была невероятная сила, с которой он смог подняться на путь культивации и ни разу ни перед кем не преклониться!

Этот палец заставил всех присутствующих содрогнуться!

Черный свет встретил красную молнию Божественного Возмездия, в этот миг все вокруг будто вверглось в изначальный хаос, все небо покраснело, а земля стала беспросветно черной!

Этот красный свет означал Божественное Возмездие, а черный - стремление к противостоянию!

Красное и черное столкнулись, гром потряс небо и всколыхнул землю. В этот момент весь Небесный Демонический город дрожал, его дрожь распространилась на бесчисленные километры вокруг и вызвала сильное землятресение окружающих гор!

Повсюду послышался треск от дрожащей земли, будто глубоко в ней взорвался сумасшедший клубок разъяренных молний.

От неописуемого столкновения все пришло в движение, десять тысяч квадратных метров площади имперской столицы были полностью уничтожены! Трибуны зрителей со всех сторон разлетелись в щепки и несметное количество людей, охваченное ураганным ветром, было отброшено во все стороны и немедленно разлетелось.

Все Демонические Генералы начали быстро отступать, они чувствовали, что если не сделают этого, то будут втянуты в серьезные последствия.

Выражение лиц Демонических Маршалов сильно изменилось, один за другим они разлетелись. Остался только лишь маршал Тянь, когда все ушли, он слегка вздохнул, засунул руку в полы одежды и, достав сумку, вытащил из неё нефритовую бутылку. Внимательно осмотрев, он бросил её Ван Линю, после чего развернулся и тоже ущел.

В небе перед Ван Линем красный и черный свет рассеялся. Красная молния Божественного Возмездия, которая смогла пройти через флаг ограничений, через сотню Пальцев Одиного Огня и три тысячи семьсот нитей Ци Убийства, смешанных в черного дракона, наконец, была остановлена слиянием бесчисленных нефритов Бессмертных, чья сила была развернута в спять, Божественных Способностей и высшей техники Дьявольского Пальца. Красная Молния Божественного Возмездия, наконец, полностью рассеялась.

В момент её исчезновения, земля перестала дрожать и немного восстановилась, а небо над Небесным Демоническим городом заполнилось бесчисленным количеством людей и крайне подавляющей атмосферой.

В этот момент лицо Ван Линя было крайне бледным, нефритовая бутылка, которую кинул маршал Тянь, была поймана им, но медицинскую пилюлю внутри он принимать не стал, его взгляд был серьезен, он продолжал смотреть в небо.

Ван Линь не верил, что Божественное Возмездие могло лишь хотеть убивать людей!

Юноша в роскошной лодке в этот момент также был серьезен, он смотрел в небо и с каждым мгновением удивление на его лице все усиливалось.

Красное облако в небе не исчезло, не было никаких серьезных аномалий в нем, казалось, что оно было абсолютно спокойно, но под этим спокойствием скрывалось давление невидимой трансформации, покрывающей все небо и землю вокруг.

"Это..." - выражение лица юноши сильно изменилось, он больше не мог быть спокойным, он немедленно сделал шаг в пустоту и исчез.

Когда он появился, он уже был в небе над имперским дворцом, в близи к красному облаку Божественного Возмездия, сейчас он ничего не мог с собой поделать и почувствовал страх,волосы на его затылке зашевелились.

"На этот раз это что-то огромное!" - юноша криво улыбнулся и почти в момент, когда он появился, он вытянул правую руку, чтобы схватить Ван Линя, он хотел перенести этого человека подальше от императорского дворца, чтобы перенаправить удар спускающегося Возмездия. Если до этого сила Божественного Возмездия не заставила его удивиться, то теперь он явно был испуган и имел плохое предчувствие.

Только протянув руку, юноша внезапно остановился, посмотрел в небо и с горечью в голосе произнес: "Этот ребенок смог заблокировать Божественное Возмездие, отнести его подальше со своей силой я просто не смогу!"

Юноша глубоко вздохнул и без промедления развел руки в стороны, в миг его тело изменилось и на его месте оказалось уже два человека, спустя миг его стало четыре и, наконец, восемь!

Восемь совершенно одинаковых юношей быстро телепортировались в восемь внешних город Небесного Демонического города и, использовав техники высшей телепортации, мгновенно переместили абсолютно всех жителей восьми внешних городов в другое место.

Уровень этой Божественной Способности был необычайно высок, даже человек, использующий самые секретные техники, не смог бы легко достичь подобного результата!

Как только это произошло небо тут же изменилось!

Красное облако в небе быстро собралось и окутало весь Небесный Демонический город, почти мгновенно мощь неба накрыло весь город.

Юноша снаружи города стоял в воздухе и внезапно что-то осознал, его лицо изменилось еще сильнее!

"Это мощь Небес!" Без раздумий он упал на землю и с горькой улыбкой произнес: "Мощь небес прибыла к основателям секты, не знаю, может мне уведомить их?"

Ван Линь стоял на разрушенной площади и смотрел в небо, его непоколебимый взгляд нисколько не изменился!

Второе наказание Божественного Возмездия уже прибыло!

В этот раз Божественное Возмездие вызвало силу Мощи Небес. Что такое Мощь Небес? Это кара небесная, грозной силой уничтожающая все на своем пути! При каждом движение Мощь Небес разгоняет облака! Мощь Небес не даст тебе и шанса на сопротивление!

Под Мощью Небес ты обязан подчиниться!! Уступи небесам, подчинись его силе!

Это и есть Мощь небес!

Мощь Небес опускалась и вместе с ним появилось огромное давление, оно повилось над облаками и заставило даже красное облако опуститься на один дюйм!

Этот один заставил площадь под ногами Ван Линя разрушиться плностью и с треском взорваться, но воздушных волн пыли и грязи не появилось, они были мгновенно сдавлены и снова упали на землю.

Против Мощи Небес взрывная волна даже не посмела подниматься!

Ван Линь почувствовал что его тело начало тонуть, он проваливался под землю. На него будто давило сила десяти тысяч килограмм. По всему его телу распространились звуки хруста, его сжимало с двух сторон с земли и неба!

Это чувство было точно таким же, как и в прошлом, когда он потерял всю свою культивацию и, опустившись до обычного смертного, культивировал в школе Очищения Души внутри духовной артерии. В тот раз давление было точно таким же.

Мощь Небес снова сделала шаг и окрасное облако вместе со всем небом опустилось еще на дюйм! В этот раз мгновенно распространившееся бесконечное давление вызвало треск десяти тысяч метров площади и немедленно превратило землю в пыль!

Это разрушение вместе с поражающей силой небо яростно распространялось. В центре с Ван Линем оно быстро разошлось во все стороны и меньше половины имперской столицы, Императорский Дворец, начал разрушаться!

Обе ноги Ван Линя стояли неподвижно, сильное чувство непокорности вырывалось из его тела!

Он поднял голову и, посмотрев на красное облако в небе, спокойно произнес: "Я неподчинюсь!"

В небе внутри красного облака распространились лучи ярких молний, спустя миг небо снова провалилось на один дюйм, а потом еще и еще. Три дюйма в этот раз и Мощь Небес с еще большей силой покрыла все вокруг!

Земля повсюду перестала выдерживать и начала прогибаться, весь Императорский Дворец, все сооружения в мгновение оказались полностью раздавленными. Небесный Демонический город, сотни тысяч лет гордо возвышавшийся над всей Небесной Демонической Областью, был полностью превращен в пыль! Осталась только священная реликвия - демонический барабан.

Казалось небо рухнуло на землю!

Это Мощь Небес! Невозможно не подчиниться ей! Не преклонившись перед ней невозможно избежать Небесной Кары, иначе она тебя раздавит!

Это жажда убийства Небес и ты должен умереть!

В момент превращения имперской столицы в руины откуда-то снизу, с большой глубины вырвалась сумасшедшая аура, наполненная гневом!




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив