» » Том 1 Глава 1


Том 1 Глава 1


Том 1 Глава 1
+33
Глава 1
— Я не могу с этим смириться.

— Может хватит об этом?..

Это произошло ранним утром в день вступительной церемонии, а именно за два часа до её начала.

Сердца новичков уже трепетали в предвкушении будущей школьной жизни. Но лишь немногие первогодки и их счастливые родители предпочли прийти пораньше.

Перед конференц-залом, где вскоре должна пройти вступительная церемония, громко спорили юноша и девушка. Они оба первогодки, но их новенькая школьная форма заметно различалась. И речь не о брюках и юбках. На форме ученицы вышит цветок с восемью лепестками - эмблема Первой старшей школы. На пиджаке ученика ее не было.

— Онии-сама,[1] почему ты в резерве, на втором потоке? Ты же лучше всех сдал вступительные экзамены! И представителем поступающих должен быть ты, а не я!

— Забудем о том, где ты узнала результаты вступительных экзаменов... Но в школе магии выше ценятся практические навыки, чем результаты бумажного теста, верно? Ты ведь знаешь мой уровень, Миюки. Я не ожидал, что пробьюсь даже в резерв.

Ученик пытался успокоить праведный гнев ученицы. А раз девушка назвала его «Онии-сама», можно предположить, что они родственники.

Если это брат и сестра, то удивительно, насколько они не похожи.

Несомненно, любой, кто взглянет на младшую сестру, будет пленен ею: десять из десяти или даже сто из ста людей согласятся, что она очаровательная, восхитительная девушка.

А кроме прямой осанки и пронзительного взгляда, ничего в заурядной внешности старшего брата не бросалось в глаза.

— Почему ты настолько не уверен в себе?! Тебе нет равных в учебе и тайдзюцу! По правде говоря, даже в магии... — младшая сестра отчитала брата за слабость, но...

— Миюки! — стоило ему повысить голос, как Миюки тут же утихомирилась. — Ты же знаешь. Что бы ты ни говорила, ничего не изменится.

— ...Прости.

— Миюки...

Он положил ладонь на её поникшую голову и нежно погладил по идеально прямым блестящим черным волосам. «Как мне поднять ей настроение?» — с несчастным лицом размышлял старший брат.

— Я счастлив, что ты переживаешь за меня. Мне всегда легче, когда ты злишься ради меня.

— Лжец.

— Я не лгу.

— Лжец. Онии-сама, ты всегда ругаешь меня...

— Я же сказал, что не лгу. Я испытываю к тебе те же чувства, что и ты ко мне.

— Онии-сама... Ты сказал: «испытываю к тебе те же чувства»...

«...Хм?»

Девушка почему-то покраснела.

Юноша почувствовал возникшее недопонимание, которое не стоило бы игнорировать, однако сейчас он пытался решить более важную проблему и поэтому отбросил лишние мысли.

— Даже если ты не станешь произносить речь, меня уж точно не выберут в качестве замены. И если ты откажешься сейчас, то навредишь своей репутации. Ты же это понимаешь? Миюки, ты ведь умная девушка.


— Но...

— Кроме того, Миюки, я с нетерпением жду твое выступление. Покажи своему никчемному старшему брату миг славы милой младшей сестры.

— Онии-сама не никчемный!.. Но я все понимаю. Пожалуйста, прости за то, что была такой упрямой.

— Тебе незачем извиняться, я никогда не считал тебя упрямой.

— Ну тогда я пойду... Пожалуйста, наблюдай за мной, Онии-сама.

— Конечно, желаю удачи. Я буду с нетерпением ждать твою речь.

— Обязательно увидимся позже.

Поклонившись, девушка скрылась в конференц-зале. Молодой человек вздохнул с облегчением.

«Так... чем теперь заняться?»

К началу репетиции юноша проводил младшую сестру до школы, (девушка, хоть и неохотно, но стала представителем учеников первого года). Теперь он не знал, как провести два лишних часа до начала церемонии.

◊ ◊ ◊
Школьный комплекс включал в себя главный корпус, корпус для практических занятий и лаборатории, последние были оборудованы раздевалкой, душем, комнатой для хранения оборудования и клубными помещениями. Внутренняя планировка аудиторий и спортзалов изменялась с помощью трансформационных машин.

Также на школьной территории находилась библиотека с тремя надземными и двумя подземными этажами, два небольших спортзала. Буфет, кафетерий и отдел снабжения располагались в другом здании. Помимо всего этого всевозможные пристройки придавали кампусу вид скорее загородного университета нежели школы.

Юноша шел по вымощенной брусчаткой дорожке и оглядывался в поисках места для отдыха. Идентификационная карточка, дающая доступ к школьным помещениям, будет выдана только после вступительной церемонии. Летнее кафе, которое должно обслуживать гостей школы, сегодня закрыто во избежание сутолоки.

После пяти минут ходьбы вокруг, сверившись с картой территории школы в своем мобильном терминале, он увидел ряд деревьев, расположенных так, что их трудно было не заметить. За деревьями был небольшой дворик со скамейкой.

«Хорошо, что дождя нет», — думая о подобных пустяках, он сел на трехместную скамейку, достал мобильный терминал и открыл любимый книжный портал.

Похоже, через этот двор можно было быстро пройти от лабораторий до конференц-зала.

Неподалеку появилась группа учеников, судя по всему старшеклассников, помогающих организовывать церемонию. Они прошли на небольшом расстоянии от него. У всех на форме были эмблемы с восемью лепестками.

Когда они проходили мимо, до молодого человека донеслись бесхитростные и бессердечные слова.

— Этот парень из «Сорняков»?

— Рановато пришел... Из запаса, зато с каким энтузиазмом.

— В конце концов, он всего лишь запасной.

Разговоры, которые Тацуя совершенно не хотел слышать, всё же достигли его ушей.

Слово «Сорняки» обозначало учеников второго потока.

Учеников, у которых есть эмблемы с восемью лепестками на форме, называют «Цветками». Учеников же второго потока, не имеющих эмблем, сравнивают с сорняками, которые никогда не расцветут, так их и называют — «Сорняками».

Каждый год в эту школу могут поступить двести учеников.

Из них половина поступает на второй поток.

В соответствии с национальной политикой, Первая старшая школа, как отделение Государственного университета магии, была создана для обучения операторов магии.

В обмен на предоставленный страной бюджет она обязана была достичь определенных результатов.

Каждый год школа выпускает более сотни учеников, которые поступят в Университет магии или в Технический институт магии высшей специализированной подготовки.

Как ни печально это признавать, но магическое образование сейчас основывается на методе проб и ошибок. Не считая обычных травм, несчастные случаи довольно часто происходят на практических занятиях и во время экспериментов. Даже зная об опасности, ученики рассчитывают на собственный магический талант и возможность пробить путь к вершинам магии.

Когда подобным талантом обладает лишь небольшое количество людей, и этот талант высоко ценит общество, мало кто может его отбросить. Особенно это касается подростков, которые ещё не успели повзрослеть и не видят ничего, кроме дороги в «светлое будущее». С другой стороны, многим детям с рождения прививают образ жизни, основанный на простой вере в успех, и, когда что-либо не получается, чересчур самоуверенные личности часто получают травмы.

Благодаря многолетнему опыту, большинство несчастных случаев, приводящих к смерти или инвалидности, теперь можно избежать. Однако на магические способности сильно влияет психологический фактор. Каждый год отчисляется немалое количество учеников, неспособных пользоваться магией в результате шока от несчастных случаев. Те, кто восполняют этот пробел, и есть «второй поток».

После поступления в школу им позволяется практиковаться в классах, использовать оборудование и просматривать школьные материалы, но в их учебе отсутствует самый важный компонент — они не могут получать персональные инструкции во время практических занятий.

Они могут обучаться самостоятельно и показывать результаты только благодаря собственным усилиям. Если результаты неудовлетворительные, то их отправляют заканчивать учебу в обычные старшие школы. Не окончив старшую школу магии, невозможно продолжить обучение в университете магии.

Учитывая, что людей, способных обучать магии, было недостаточно, приоритет неизбежно отдавался наиболее талантливым ученикам. Так что второй поток с самого начала принимался на условии, что его никто не будет обучать.

Запрещалось публично называть учеников второго потока «Сорняками». Однако этот унизительный термин прочно «прирос» ко второму потоку. Даже сами ученики второго потока признавали, что они не более чем запасной состав.

То же относилось и к этому молодому человеку.

Вот почему у прошедших мимо «Цветков» не было никакой необходимости говорить нарочито громко, чтобы он мог это понять. Он поступил в школу, полностью осознавая последствия.

«Что за ненужное внимание», — подумал молодой человек и переключился на книжный портал, уже загрузившийся в его терминал.

◊ ◊ ◊
На экране открытого компьютерного терминала отображались часы. Сознание юноши, погружённое в чтение, вернулось к реальности. До начала вступительной церемонии осталось ещё полчаса.

— Ты новичок? Церемония скоро начнётся.

Голос сверху раздался как раз в тот миг, когда молодой человек закрыл книжный портал, выключил компьютерный терминал и собирался встать.

Первое, что бросилось ему в глаза — это женская форма. После — широкий браслет на левой руке. Более широкий и тонкий, чем нормальный браслет — новейшая модель CAD, скорее модная, нежели практичная.

CAD (Casting Assistant Device) — Устройство поддержки заклинаний.

В этой стране его также называют «исполнителем магии (Magic Operator)».

Нечто, что заменяет такие инструменты, как произношение заклинаний, талисманы, печати, магические круги, гримуары и остальные традиционные методы вызова магии; этот инструмент необходим любому современному волшебнику.

В наши дни уже не изучается магия, вызываемая отдельными словами или фразами. При использовании талисманов, магических кругов и прочих приспособлений самый короткий вызов магии займет около десяти секунд, а более длинные вызовы могут занимать больше минуты (это зависит от типа магии). Вместо этого проще всего использовать CAD, который может сократить время вызова магии до секунды.

Магию можно вызвать и без CAD, но количество волшебников, не использующих его и способных быстро вызвать магию, стремится к нулю. Те, кто посвятил себя специализации на одном определенном навыке, в результате чего в них осталась лишь одна сверхъестественная сила, стали называться «Пользователями сверхъестественных сил». Те же, кто стремится к скорости и стабильности, которую обеспечивает система активации, повсеместно распространили использование CAD.

Но это не означает, что любой, у кого есть CAD, может использовать магию. CAD всего лишь выдает результат активации, а способность пробудить магию принадлежит самому Волшебнику. Другими словами, CAD бесполезен для тех, кто не может использовать магию. Его обычно носят люди, так или иначе связанные с магией.

Насколько Тацуя помнил, только членам дисциплинарного комитета и членам школьного совета разрешалось носить CAD.

— Спасибо, тогда я пойду.

На форме девушки, конечно же, была эмблема с восемью лепестками. На выпуклость груди, которая приподнимала форменный пиджак, юноша совершенно не обратил внимания.

Он не скрыл отсутствие эмблемы на своём пиджаке. Не стал поступать так трусливо. Однако это не значит, что ему было всё равно. Тацуя не представлял себя активно беседующим с отличницей, которая к тому же оказалась членом школьного совета.

— Я впечатлена, экранный тип?

Тем не менее, девушка, казалось, думала иначе. Глядя на экран мобильного терминала, который молодой человек сложил в три раза, она усмехнулась, будто была в восторге от чего-то.

В эту секунду Тацуя наконец посмотрел на неё. Лицо девушки находилось на двадцать сантиметров ниже лица юноши, который встал со скамьи. Рост Тацуи был сто семьдесят пять сантиметров, так что девушка была сравнительно невысокой и как раз нужного роста, чтобы напрямую убедиться в его принадлежности ко второму потоку.

Но в её взгляде не было ни малейшего намёка на презрение. Вместо этого он был полон чистого, искреннего удивления.

— Наша школа запрещает пользоваться виртуальными дисплеями. Но всё же, как это ни прискорбно, многие ученики по-прежнему их используют. Однако ты начал пользоваться экранным дисплеем еще до поступления.

— Виртуальный дисплей не предназначен для чтения.

Было сразу заметно, что у Тацуи профессиональный терминал, так что девушка не стала уточнять детали.

Молодой человек тщательно подбирал ответ, ведь если бы он сказал что-нибудь не то, это доставило бы неудобства его младшей сестре, а не ему: он был уверен, что представителем учеников первого года его младшую сестру выбрал именно школьный совет.

Подобный ответ впечатлил старшеклассницу ещё сильнее.

— Вместо просмотра анимации ты читаешь? Это ещё большая редкость. Я тоже предпочитаю анимации текстовую информацию, так что, пожалуй, я счастлива встретить единомышленника.

В наш век виртуальное представление информации предпочтительнее, чем текстовое. Хотя любители книг не такая уж редкость.

Девушка оказалась на редкость общительной. Её голос и речь были дружелюбны.

— Ах, извини. Я — Президент школьного совета Первой старшей школы, Саэгуса Маюми. Пишется как «семь трав», читается как Саэгуса. Приятно познакомиться.

Хотя она подмигнула в конце, в её голосе не было ни намёка на удивление. Имея симпатичную внешность и пропорциональную, несмотря на небольшой рост, фигуру, она излучала такое обаяние... Новенький ученик, тем более парень, с лёгкостью мог неверно истолковать её намерения.

Однако услышав, как она представилась, молодой человек невольно нахмурился.

«Числа... и, к тому же, Саэгуса (Семь Трав)».

Способности волшебников во многом определялись наследственностью. Другими словами, талант волшебников сильно зависел от родословной. В этой стране Дома (семьи), обладающие мощной родовой магией, по традиции имели числа в своих фамилиях.

Среди пронумерованных родов, с сильнейшей наследственностью, семья Саэгуса сейчас была одним из двух самых влиятельных домов в стране. А эта молодая девушка, Президент школьного совета, вероятно, была из главной ветви этой семьи. Другими словами, она элита из элит. Можно даже сказать, что она полная противоположность самому Тацуе.

Сдерживая неприятные эмоции, молодой человек с трудом выдавил вежливую улыбку и представился:

— Я... нет, меня зовут Шиба Тацуя.

— Шиба Тацуя-кун... Понятно, ты тот самый Шиба-кун, хм...

Глаза Президента расширились от удивления, после чего она выразительно кивнула.

Ну, во всяком случае, он был старшим братом представителя учеников первого года, превосходной ученицы — Шибы Миюки, и при этом он — посредственность, неспособная использовать любую магию. Под «тем самым» она, вероятно, подразумевала именно это.

Думая об этом, Тацуя любезно промолчал.

— Учителя активно тебя обсуждали, — сказала Маюми с радостной улыбкой, не обращая внимания на молчание нового знакомого.

«Вероятно из-за того, что редко встречаются близкие родственники, чьи способности так сильно отличаются», — подумал Тацуя.

Однако от Президента не веяло недоверием или враждой, в улыбке девушки он не ощутил ни намёка на ехидство.

Улыбка Маюми была дружелюбной и позитивной.

— Твой средний балл на вступительных экзаменах был 96 из 100. Особенно выдающиеся результаты у тебя по теоретической магии и магической инженерии. Даже несмотря на то, что средний балл тех, кто прошёл, был не более семидесяти, ты без труда получил максимальную оценку за оба теста, в которых требовалось написать эссе. Это неслыханно высокий результат.

«Похвала мне не послышалась, — подумал Тацуя, — но на самом деле...»

— Это всего лишь результаты бумажных тестов и данные в информационной системе.

При зачислении в старшую школу магии больше внимания уделяется практическим результатам, а не результатам теста.

В это время на лице Тацуи появилась ожесточенная улыбка, он указал на левую часть своего пиджака.

Президент школьного совета должна понять.

Однако Маюми улыбаясь покачала головой.

Не вертикально, а слева направо.

— Ты знаешь, я бы не смогла получить такую потрясающую оценку. Хоть по мне и не скажешь, но я действительно сильна в теоретических предметах. Если бы на моих вступительных экзаменах были такие же вопросы, я определенно не смогла бы получить такую высокую оценку, как у тебя, Шиба-кун.

— Уже почти время... прошу меня извинить, — юноша поклонился Маюми.

Девушка, похоже, хотела ещё что-то сказать, но Тацуя, не дожидаясь ответа, повернулся к ней спиной.

Где-то глубоко в душе он боялся её улыбки, и того, что могло случиться, если бы он продолжил с ней разговаривать.

Пусть он и не осознавал, чего боялся.

◊ ◊ ◊
В результате задержки, вызванной разговором с Президентом школьного совета, к тому времени, как Тацуя вошёл в конференц-зал, было занято уже больше половины мест.

Так как места не распределялись заранее, он мог свободно выбрать для себя любое из них.

Даже сейчас некоторые школы следовали традиционному стилю организации мест по классам, который объявлялся перед началом церемонии поступления. Однако в этой школе учащиеся узнавали свой класс только при получении идентификационной карты, поэтому места и не распределялись заранее.

Тем не менее в расположении первогодок можно было заметить довольно четкую систему.

Впереди, в первой половине зала, разместились «цветки» — ученики, носящие на форме эмблему с восемью лепестками. Первогодки, которые могут получить все преимущества учебной программы школы.

Позади, во второй половине зала — «сорняки», то есть ученики, у которых нет никаких украшений на левой стороне груди. Первогодки, которым разрешили поступить в школу только в качестве резерва.

Даже будучи в равной степени новичками, ставшими учениками в один и тот же день, они были чётко разделены на группы: с эмблемой и без неё.

И это разделение было абсолютно добровольным.

«Люди, осознающие дискриминацию, сами приняли её, хм...»

Это был своего рода здравый смысл.

Не намереваясь открыто идти против течения, Тацуя выбрал свободное место недалеко от центра последней трети рядов и сел.

Он взглянул на настенные часы.

Ещё двадцать минут.

В этом зале он не мог получить доступ ни к одному сайту, так как электронная связь была ограничена. А данные, сохранённые в его терминале, уже не представляли новизны. Но ещё важнее то, что в этом месте было вообще запрещено открывать терминалы.

Тацуя попытался подумать о своей сестре, которая сейчас должна репетировать в последний раз... и покачал головой.

Его младшая сестрёнка не начнёт волноваться в самую последнюю секунду.

В конце концов не найдя себе дел, Тацуя поудобнее устроился в жёстком кресле и прикрыл глаза. Едва он собрался вздремнуть...

— Эм, здесь свободно? — прозвучал вопрос.

Открыв глаза, молодой человек убедился, что вопрос был адресован ему.

По голосу было понятно, что говорила девушка.

— Располагайтесь.

Юноша удивился, что она выбрала место рядом с незнакомым учеником, ведь в зале было полно свободных стульев. К тому же вокруг было достаточно куда более комфортных мест. С другой стороны, она была молодой стройной девушкой, и её соседство не должно было вызвать у Тацуи никакого чувства дискомфорта. Наоборот, её присутствие поблизости было существенно лучше соседства с какой-нибудь грязной горой мышц.

Размышляя над этим, Тацуя вежливо кивнул.

Молодая девушка поблагодарила его, кивнула в ответ и заняла своё место.

Ещё три девушки сели рядом с ней.

Для Тацуи всё стало понятным.

Похоже, они искали место, где могут сесть все вместе.

«Скорее всего, они подруги. Невероятно, что они вчетвером смогли поступить в такую престижную школу как эта, да ещё и все дружно оказались на втором потоке, — думал Тацуя. — Не будет ничего удивительного, даже если одна из них окажется отличницей». Но всё это его совершенно не касалось.

— Эмм... — та же ученица снова обратилась к Тацуе, но тот уже успел потерять интерес к случайно встреченной первогодке и отвернуться.

«Что ещё ей нужно? Она мне не подруга, я не наступал ей на ногу и не задевал локоть...» — Тацуя считал, что сидит правильно и никому не мешает.

Он не сделал ничего, на что она могла бы пожаловаться, но...

— Я Шибата Мизуки. Приятно познакомиться, — неожиданно она представилась Тацуе робким тоном. Он склонил голову. Было сложно судить по внешнему виду, но, похоже, она была не из тех, кто привык производить сильное впечатление на окружающих.

«Скорее всего, ей пришлось пересилить себя, чтобы заговорить со мной, — подумал Тацуя. — Наверное, она считает, что ученики второго потока должны помогать друг другу».

— Я Шиба Тацуя. Приятно познакомиться.

После обмена короткими приветствиями, как он и думал, глаза по ту сторону линз стали смотреть спокойнее.

В наше время девушки редко носят очки.

С середины двадцать первого столетия после широкого распространения процедуры коррекции зрения, болезнь, известная как близорукость, для этой страны навсегда осталась в прошлом.

Некоторые люди рождались с наследственной формой аномального зрения, которое невозможно вылечить нормальными инструментами коррекции зрения, но даже в этом случае по достижению десятилетнего возраста дети начинали носить безвредные для глаз контактные линзы.

Если она всё равно носит очки, это может быть её хобби, модный аксессуар, или может быть...

«У нее сверхчувствительность к излучению духовных частиц, хм...»

Юноше хватило быстрого взгляда, чтобы понять, что в линзах нет диоптрий. По крайней мере, теперь он знал, что очки нужны не для коррекции зрения. Также Мизуки не производила впечатления девушки, которая стала бы носить их для красоты.

«Сверхчувствительность к излучению духовных частиц» — состояние тела, когда без сознательных усилий можно увидеть излучение духовных частиц, и невозможно сознательными усилиями перестать их видеть. Другими словами, тип расстройства, при котором невозможно достичь полного контроля над вниманием. Таким образом, это и впрямь не является ни болезнью, ни недостатком.

При подобном отклонении чувствительность человека повышается в разы.

Пушионы (духовные частицы) и Псионы (частицы мыслей). Они наблюдаются в «парапсихических феноменах» (включая магию), и состоят из нефизических сущностей. Они не соответствуют ни фермионам, частицам, из которых состоит всё вещество, ни бозонам, которые вызывают взаимодействие между материей. Псионы — частицы проявления намерений или мыслей, в то время как Пушионы могут рассматриваться как частицы проявления эмоций, вызванные намерениями или мыслями (к сожалению, пока это всего лишь гипотеза).

Обычно в магии используются Псионы. В технологиях систем современной магии их контролю уделяется особое внимание. Волшебники в первую очередь изучают как управлять Псионами.

Люди, страдающие от «Сверхчувствительности к излучению духовных частиц», получили это заболевание по наследству. Излучение духовных частиц — это не физический свет, а свет, генерируемый активностью Пушионов.

Выбросы духовных частиц могут повлиять на эмоциональное состояние людей, способных их видеть. Следовательно, Пушионы предположительно являются частицами, которые образуются от эмоций. Из этого следует, что люди, страдающие от «сверхчувствительности к излучению духовных частиц», как правило, легко теряют душевное равновесие.

Чтобы это предотвратить, требовался контроль над чувствительностью к Пушионам. Тем, кто не может её контролировать, требуется технологическая помощь. Очки, сделанные из особого вида линз, известные как «линзы, скрывающие ауру», были одним из видов такой помощи.

У волшебников не так уж и редко встречалась «сверхчувствительность к излучению духовных частиц». Чувствительность волшебника к Пушионам и чувствительность к Псионам напрямую зависят друг от друга. Многие волшебники, сознательно управляющие Псионами, страдали от чувствительности к излучению духовных частиц. Но все знали, что с этим ничего нельзя поделать.

Тем не менее люди со столь высокой чувствительностью, что им требуется постоянно носить очки, встречались редко. Не страшно, если из-за чувствительности Мизуки сложнее выделять нужные ей частицы, и, соответственно, управлять ими. Но если её трудности в том, что она видит частицы слишком четко и детально... это может стать проблемой для Тацуи. (Хотя для самой Мизуки, вероятно, всё совсем наоборот).

У Шибы Тацуи был секрет.

То, что он скрывает, нельзя было заметить обычными глазами, но обладательница «особых глаз», способная видеть Пушионы и Псионы, вполне могла случайно раскрыть его.

«Рядом с ней стоит вести себя осторожнее и всегда быть начеку».

— Я Тиба Эрика. Приятно с тобой познакомиться, Шиба-кун.

— Мне тоже.

Голос молодой девушки, сидевшей возле Мизуки, перебил мысли Тацуи.

Но он был этому рад.

Тацуя бессознательно уставился на Мизуки. Под пристальным взглядом та едва не начала краснеть, но молодой человек ничего не заметил.

— Это интересное совпадение, не правда ли?

Похоже, в отличие от своей подруги, Эрика была общительной и несдержанной.

Её короткие светлые волосы и черты лица довершали образ жизнерадостной девушки.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, наши фамилии: Шиба, Шибата и Тиба — они очень похожи, правда? Пусть и не совсем одинаковые.

— ...Ясно.

Он понял, что она имела в виду.

«Но все-таки, Тиба, хм... Ещё одна из номеров?.[2] Не помню, чтобы в семье Тиба была девушка по имени "Эрика". Правда, возможно, она из побочной ветви...».

Посчитав это весьма занятным, молодой человек издал несколько неуместных смешков, но не так громко, чтобы обратить на себя холодные взгляды окружающих.

После того, как представились две оставшиеся ученицы, сидевшие по другую сторону от Эрики, Тацуя решил удовлетворить праздное любопытство:

— Вы все из одной средней школы?

Ответ Эрики был неожиданным:

— Нет, все мы только что встретились, — вероятно, Эрике показался странным удивленный взгляд Тацуи. Она хихикнула и продолжила пояснения: — Я не знала где это место и изучала информационное табло, когда меня окликнула Мизуки.

— ...Информационное табло?

«Странно, — подумал Тацуя. — Информация о месте проведения вступительной церемонии есть в данных, которые были отправлены всем учащимся с помощью LPS (системы локального позиционирования) — стандартной возможности мобильного терминала. Даже если новый ученик не посмотрит на информационное табло или забудет какую-то информацию, он не потеряется».

— Трое из нас не взяли терминалы.

— Ну, модели с виртуальными экранами запрещены, а мое вступительное руководство хранится в нём.

— В конце концов, нам улыбнулась удача поступить в эту школу, неохота получить замечание прямо перед церемонией поступления.

— На самом деле я тоже свой забыла.

— Так вот в чём дело, хм...

Он совершенно не понимал этого. «Если у тебя церемония поступления, в конце концов уточни место её проведения, прежде чем идти!» — подумал он про себя, но вслух не произнес ни слова.

«Не стоит создавать себе лишних проблем», — подумав так, Тацуя сдержался.

◊ ◊ ◊
Как и ожидалось, речь Миюки была выдающейся.

Тацуя не допускал и мысли, что она может не справиться с чем-то подобным.

На волне энтузиазма она использовала такие опасные выражения как: «мы все похожи», «как единое целое», «не только магия» или «в комплексе» — но смогла произнести свою речь так, чтобы они не прозвучали слишком дерзко.

Её открытость, невинность и скромность, в сочетании с очарованием и красивой внешностью, затронули сердца не только новичков, но и старшеклассников.

Вероятно, с завтрашнего дня она будет окружена учениками.

И в этом не будет ничего необычного.

Ориентируясь на стандарты современного общества, отношение Тацуи к Миюки можно назвать «сестринским комплексом». Он хотел бы поздравить её как можно скорее, но сразу после вступительной церемонии последовала выдача идентификационных карт.

Поскольку ID-карты не были подготовлены заранее, все ученики должны были пройти в специально отведенное помещение и лично записать на них свои данные, чтобы в дальнейшем пользоваться всеми доступными им возможностями школьных помещений. Эту процедуру можно было выполнить у любой стойки.

Тацуя на секунду задумался о сестре и ощутил тяжесть на сердце.

Миюки, скорее всего, пропустила этот шаг. Как представитель новичков, она, наверное, уже получила свою карточку.

Находясь в толпе учеников и посетителей школы, он услышал:

— Шиба-кун, в каком ты классе? — Эрика с волнением спросила юношу, стоявшего в конце очереди (другими словами, он придерживался правила «леди вперед»).

— Класс Е.

— Ура! Мы в одном классе, — услышав его ответ, Эрика запрыгала от радости. Казалось, она переборщила с эмоциями, но:

— Я тоже, — хотя Мизуки и не прыгала, её лицо выражало такую же радость, как и у Эрики. Видимо, такая реакция была естественна для новичков.

— Я в классе F.

— Я в классе G.

Оставшиеся две девушки были так воодушевлены самим поступлением в старшую школу, что совершенно не расстроились, даже узнав, что оказались в других классах.

В этой школе было восемь классов каждого года обучения, по двадцать пять человек в каждом.

В этом отношении ученики были равны.

Но «сорняки», которым «цвести не дано», попадают в классы E, F, G и H, а «цветки», которые должны оправдать ожидания и стать прекрасными соцветиями, ни за что не должны с ними смешиваться.

Каждая из двух девушек, распределённых в разные классы, естественно, пошла своей дорогой. Похоже, они пошли в сторону своих классных комнат. Как и ожидалось, классы A-D и классы E-H располагались на разных этажах, но это открытие никак не повлияло на энтузиазм учеников.

Не все ученики второго потока объединялись в одну группу, чтобы чувствовать себя увереннее. Было некоторое количество одиночек, которым было достаточно просто знать, что их приняли в престижную школу, чтобы ходить расправив плечи и с гордо поднятой головой.

Ведь эта школа была одной из первых в стране не только в магических дисциплинах.

Ушедшие девушки, наверное, отправились искать новых друзей среди тех, с кем им предстоит провести весь учебный год.

— Что мы будем делать? Пойдем, посмотрим на наш класс? — спросила Эрика, посмотрев на Тацую. И, хотя Мизуки ничего не спросила, она тоже выжидающе смотрела на него.

Сохранилось всего несколько школ, следующих старым традициям. В большинстве современных школ уже не используют систему классных руководителей.

Административные округа не нуждаются в прямом контроле, и вместе с тем у них нет дополнительного бюджета для того, чтобы тратить его на персонал. Поэтому была разработана система терминалов, соединяющая все школы. Система, в которой на каждого человека приходится по одному терминалу, существует уже несколько десятилетий. Все уроки, не считая индивидуальных и практических занятий, проводятся с помощью этих терминалов.

Если всё-таки требуется более ощутимая помощь, то школой назначаются кураторы, имеющие опыт во множестве дисциплин.

Когда практические занятия подходят к концу, и нет времени на дополнительные объяснения — нужно место, где могли бы остаться ученики, не уложившиеся в срок. Классные комнаты очень удобны для проведения дополнительных тренировок и экспериментов. (Тем не менее ученики часто задерживались в комнатах практических занятий).

Кроме того, система персональных терминалов делает некоторые вещи очень удобными.

Время, совместно проведенное в классных комнатах, стирало социальные различия и сближало учеников.

Благодаря отказу от системы классных руководителей, отношения между одноклассниками стали улучшаться.

Как бы то ни было, классные комнаты были лучшим местом для заведения друзей. Однако на предложение Эрики Тацуя лишь покачал головой:

— Извини. Я должен встретиться со своей младшей сестрой.

Уроков у них сегодня не было, а все мероприятия уже закончились.

Тацуя договорился с Миюки встретиться сразу после того, как все дела будут сделаны.

— Хеехх... Правда ведь, что если это младшая сестра Шибы-куна, она должна быть очень милой? — задумчиво пробормотала Эрика.

Тацуя не знал, что ответить.

«Если у меня есть младшая сестра, то она должна быть милой. Что это значит?» — подумал юноша. Он чувствовал, что не может уловить нить причинно-следственной связи.

К счастью, ему не было нужно заставлять себя отвечать на этот вопрос.

— Неужели твоя младшая сестра... представитель новичков, Шиба Миюки-сан? — Мизуки задала более конкретный вопрос.

На этот раз у Тацуи не было причин колебаться. Для ответа было достаточно кивка головой.

— Хм? Правда? Тогда вы близнецы?

Вопрос Эрики был ожидаемым. Тацуя слышал его с детства.

— Меня много раз об этом спрашивали, но мы не близнецы. Я родился в апреле, тогда как она родилась в марте. Если бы я родился на месяц раньше, или она на месяц позже, мы бы не попали на один год обучения.[3]

— Хмм... Это всё усложняет, да?

Если твоя младшая сестра — отличница того же года обучения — это непросто по многим причинам, но Эрика не имела ввиду ничего дурного. Тацуя улыбнулся и незаметно изменил направление разговора:

— Удивительно, что вы это заметили. Шиба вообще-то не такая уж и редкая фамилия.

Услышав встречный вопрос, две молодые девушки слегка улыбнулись.

— Нет-нет, она довольно редкая.

В контрасте с ироничной улыбкой Эрики, её тон вызывал совершенно другие чувства...

— Ваши черты лица похожи, — сдержанная улыбка Мизуки показывала её неуверенность в себе.

— Разве мы похожи друг на друга? — Тацуя не повернул голову, обращаясь к Мизуки. Так же, как и у Эрики, его тон слегка изменился. Слова Мизуки показались ему слишком странными.

Скорее всего, он не мог им поверить.

Даже не акцентируя внимания на достоинствах Миюки, нельзя не заметить её удивительную красоту. Если отбросить все её невероятные таланты, она всё равно будет притягивать внимание просто за счет своей внешности. Она прирожденная модель, даже не так — звезда.

Глядя на свою младшую сестру, он понимал, что поговорка «бог не дает сразу два подарка» — не что иное, как грязная ложь.

Себя же он, напротив, оценивал лишь чуть выше среднего. Тацуя старался быть объективным.

В средней школе, наблюдая за младшей сестрой, он видел, что Миюки буквально заваливали любовными письмами (Тацуе они казались письмами поклонников). Сам он за всё время ни разу не получил ничего подобного.

Хотя бы частично, они должны были наследовать одни и те же гены. Но эти двое настолько отличались друг от друга, что Тацуя не раз и не два задумывался: «А кровные ли мы родственники?».

— Как тебе сказать... У вас схожие черты лица. Шиба-кун такой же красавчик. По-моему, вы даже слишком похожи!

Как только Эрика замолчала, Мизуки согласно кивнула.

— Скажешь тоже, «красавчик»... Что за архаизм... Так мы похожи только лицом? — Возможно, Эрика хотела сказать, что сходство не только внешнее, но не смогла четко выразить свои мысли. Интерпретировав её слова буквально, Тацуя ответил довольно резко.

— Это не так, хмм, как бы это сказать...

Казалось, Эрика никак не может сформулировать ответ.

Вероятно, она бы еще долго подбирала нужные слова, если бы не своевременная подсказка Мизуки:

— Ауры, у вас похожие ауры. Как и должно быть у родственников.

— Точно! Ауры, именно ауры! — Хлопая себя по коленке, Эрика размашисто кивнула.

На этот раз настала очередь Тацуи криво улыбнуться.

— Тиба-сан... ты легко увлекаешься, да?

— Увлекаюсь? Грубиян!.. — начала было протестовать Эрика, но Тацуя уже сменил тему. Да и по её тону было понятно, что девушка не жаждет раздувать ссору.

— Шибата-сан, удивительно, что ты можешь делать такие выводы по нашим аурам... Похоже, у тебя по-настоящему хорошее зрение.

Эрика ухватилась за его слова, не заметив подтекста:

— Эм? Мизуки носит очки, ты знаешь?

— Я не это имел в виду. К тому же очки Шибаты-сан не имеют диоптрий, верно?

«Хм?» — Эрика с озадаченным видом глянула на очки Мизуки.

За линзами, глаза Мизуки расширились и замерли.

Она удивилась или огорчилась тому, что её секрет раскрыли? Как бы то ни было, Тацуе показалось, что для неё это не имеет особого значения.

Что же касается её выражения лица, у него не было возможности спросить об этом — подошло назначенное время встречи. И, возможно, это было к лучшему.

◊ ◊ ◊
— Онии-сама, извини за ожидание.

Из-за спин ребят их компании, болтавших в углу недалеко от выхода из конференц-зала, раздался голос, которого так ждал Тацуя.

Миюки выскользнула из окружающей её толпы.

Тацуя подумал было, что она рановато, но, вспомнив её характер, решил, что она, наверное, как раз вовремя.

Хотя она и не сторонилась людей, её безумно раздражал поток комплиментов и лести. Можно было сказать, что она ведет себя как ребенок, но на то была причина. С детства её много хвалили, однако за похвалой часто проглядывала смесь из ревности и зависти.

Неудивительно, что она стала подозрительно относиться к славословию в свой адрес. Можно сказать, что сегодня она еще неплохо держится.

— Ты быстро?.. — обернувшись, сказал юноша. Хотя он произнес именно то, что собирался, фраза неожиданно приобрела вопросительную интонацию.

Её сопровождала та, кого он не ожидал увидеть.

— Привет, Шиба-кун. Мы снова встретились.

В ответ на любезные слова и обезоруживающую улыбку, Тацуя кивнул головой, ничего не сказав.

Несмотря на столь скромную реакцию, улыбка Президента школьного совета Саэгусы Маюми ничуть не потускнела. Возможно, это был коронный прием или даже врожденный талант этой молодой леди, которая выглядела старше своего возраста. Тацуя только недавно познакомился с ней и не мог сказать точно.

Сестру же больше волновало не странное приветствие старшего брата, а две девушки возле него.

— Онии-сама, кто они...

Прежде чем объяснить, почему она сама была не одна, Миюки хотела услышать объяснения, почему Тацуя был с девушками. Хотя он был немного озадачен её резкостью, ему нечего было скрывать. Тацуя ответил мгновенно:

— Это Шибата Мизуки-сан и Тиба Эрика-сан. Мы все в одном классе.

— Понятно... не слишком ли рано ты начал флиртовать с одноклассницами?

Она наклонила прелестную головку и улыбнулась, как бы говоря: «Ничего не имею против». Но в её взгляде не было ни намёка на улыбку.

«Боже, боже...» — подумал Тацуя.

Похоже, сразу после церемонии её со всех сторон засыпали лестью, и сейчас она была уже на грани из-за накопившегося стресса.

— О чем ты, Миюки? Мы просто разговаривали, пока ждали тебя. А ты сейчас, между прочим, грубишь им.

Надутое лицо сестры казалось ему милым, но то, что она не представилась, услышав имена остальных присутствующих, могло плохо сказаться на её репутации перед учениками того же года и старшеклассниками. Миюки заметила слегка укоризненный взгляд Тацуи, отчего у неё на лице промелькнула покорность, а улыбка стала еще любезнее.

— Добрый день, Шибата-сан, Тиба-сан. Меня зовут Шиба Миюки. Я первогодка, как и Онии-сама, так что позаботьтесь обо мне.



— Я Шибата Мизуки. Рада знакомству, прошу присматривать и за мной.

— Приятно познакомиться. Ты можешь звать меня просто Эрика. Могу ли я звать тебя Миюки?

— Да, конечно. Если звать и меня, и брата по фамилии, будет не просто понять, к кому именно обращаются.

Три молодые девушки снова представились друг другу.

Обмен приветствиями между Миюки и Мизуки был уместным для людей, которые впервые встретились. Но что касается Эрики, она с самого начала (если можно так сказать) была удивительно дружелюбной. Однако её манерой речи был озадачен только Тацуя. Не похоже, что Миюки как-то смутило чрезмерно фамильярное приветствие Эрики.

— А-ха-ха, Миюки, я не ожидала, что с тобой можно так легко поладить.

— Ты очень открытый человек, это сразу заметно. Приятно с тобой познакомиться, Эрика.

После всей этой раздражающей лести и подхалимажа, неудивительно, что прямая манера общения Эрики была приятна и близка Миюки. Девушки невольно обменялись улыбками — кажется, они понимали друг друга.

Тацуя чувствовал себя лишним. Вместе с тем им действительно не стоило тут задерживаться: за его младшей сестрой следовала Президент школьного совета, а её, в свою очередь, окружала довольно приличная группа учеников. Они были в одной толпе, и пока они никому не мешали, но если все так и продолжится — вскоре они окажутся на пути множества людей, которые хотят выйти.

— Миюки, ты закончила все дела со школьным советом? Если ты занята, то я могу ещё погулять...

— Всё в порядке, — но ему ответила Маюми. — Сегодня я здесь только для того, чтобы поприветствовать вас. Миюки-сан... могу я так тебя называть?

— Ах, да, — Миюки кивнула, её открытая улыбка сменилась серьезным выражением лица.

— Ну, тогда, Миюки-сан, мы ещё увидимся, — Маюми попрощалась, слегка улыбнулась и хотела выйти из зала. Но один из сопровождающих её учеников попросил Маюми остановиться. На его пиджаке, разумеется, гордо цвела эмблема с восемью лепестками.

— Но Президент, что насчет нашего расписания...

— Мы не договаривались с ней заранее. Если у неё уже есть другие дела, мы не будем ей мешать, верно? — после того как ученик, который всё ещё упорствовал, был остановлен её взглядом, Маюми выразительно улыбнулась Миюки и Тацуе. — Ну, тогда, Миюки-сан, я вас покину. Шиба-кун, я хотела бы встретиться с тобой в другой раз.

Попрощавшись с ними ещё раз, Маюми ушла. Последовавший за ней ученик повернулся и гневно посмотрел на Тацую: казалось, можно было услышать скрежет его зубов.

◊ ◊ ◊
— ...Ну что, пойдем домой?

Каким-то образом, едва поступив в школу, он успел вызвать недовольство не только старшеклассников, но и членов школьного совета. Конечно, он не ждал спокойной размеренной школьной жизни. Несмотря на неполные шестнадцать лет, Тацуя уже многое пережил и не строил напрасных иллюзий, но такого развития событий он не предполагал.

— Прошу прощения, Онии-сама. Из-за меня у них сложилось о тебе неправильное впечатление...

— Здесь нет причин для извинений, — не дав огорчённой Миюки закончить фразу, Тацуя поднял руку и погладил сестру по голове. Когда он касался её волос, лицо Миюки светилось от восторга. Со стороны могло показаться, что эти брат и сестра приблизились к запретной черте, но Мизуки и Эрика промолчали, решив не делать поспешных выводов о своих новых знакомых.

— Ну, раз уж мы здесь, почему бы нам не сходить выпить чая?

— Звучит заманчиво! Здесь недалеко есть неплохое кафе.

Проще говоря, это было приглашение на чай.

После того как все согласились, было бы глупо спрашивать, не ждут ли их уже дома. То же относилось и к Тацуе с Миюки. Вообще-то, Тацуя хотел спросить кое о чём другом. Пустяк, не дававший ему покоя:

— Ты не проверила, где проводится вступительная церемония, и всё же знаешь, где здесь кафе?

Этот вопрос можно было принять за небольшую издевку.

— Конечно! Это ведь очень важно, правда? — Эрика кивнула уверенно, без малейшего колебания.

— «Конечно», хех...

Его замечание прозвучало как упрёк. Молодой человек подумал, что, будь у Эрики другой характер, его слова могли бы серьезно задеть её.

— Онии-сама, что ты думаешь?

Похоже, опрометчивое замечание Эрики шокировало лишь Тацую.

Даже Миюки не обратила внимания на явный недостаток здравого смысла в расстановке приоритетов, при которой кондитерская оказывается существенно важнее вступительной церемонии. Впрочем, она не была в курсе всей истории.

— Что ж, звучит неплохо. Мы только что познакомились, и будет здорово, если мы сможем подружиться. Не так просто быстро завести друзей в новом окружении.

Хотя он и сказал это, на самом же деле он думал совсем о другом. Дома их никто не ждал. Тацуя с самого начала подумывал, что им нужно сходить куда-нибудь перед возвращением домой, чтобы отпраздновать поступление младшей сестры.

Так как он не слишком хорошо продумал свою реплику, то не смог скрыть своих истинных чувств.

Видимо, Эрика и Мизуки поняли настоящую подоплёку его вопроса и ответили именно на то, что он подразумевал:

— Шиба-кун, по-моему, ты слишком переживаешь за Миюки...

— Ты действительно заботишься о своей сестре...

Было ли это комплиментом или просто искренним удивлением, под пристальными взглядами девушек Тацуя мог лишь молчать, сохраняя непроницаемый вид.

◊ ◊ ◊
«Кондитерской», куда Эрика их привела, оказалось «Французское кафе с вкусными десертами». Они взяли свои угощения и провели некоторое время, весело болтая (три девушки болтали, а Тацуя только слушал). Когда брат с сестрой пришли домой, уже почти наступил вечер.

Никто их не встречал.

В доме, который был чуть крупнее соседних, судя по всему, жили лишь Тацуя и Миюки.

Зайдя в свою комнату, юноша первым делом снял форму.

Он не думал, что такая школьная одежда может сильно повлиять на него, но, сняв пиджак, на котором так выделялись участки, зарезервированные под школьную эмблему, он почувствовал себя немного легче. Юноша щелкнул языком, пытаясь разобраться в своих чувствах, и быстро закончил переодеваться.

Перебравшись в гостиную, он дождался, когда Миюки закончит переодеваться и тоже спустится из своей комнаты.

Несмотря на прогресс в изготовлении материалов, дизайн одежды за последние сто лет почти не изменился.

Девушка была одета в юбку стиля самого начала века, которая подчеркивала её красивые стройные ноги. Миюки подошла к брату.

Младшая сестра почему-то позволяла себе одеваться дома весьма откровенно. Хоть Тацуя более или менее привык к этому, со временем она становилась всё более женственной, и зачастую юноша просто не знал, куда деть свой взгляд.

— Онии-сама, не хочешь чего-нибудь выпить?

— Хорошая мысль, я бы не отказался от кофе.

— Конечно.

Когда она пошла на кухню, завязанные в хвост волосы свободно качались за стройной спиной. Такая прическа была необходима, чтобы волосы не мешали готовить, но в движении она мимолетно открывала взгляду нежную кожу шеи, обычно скрытую за длинными волосами и закрытой одеждой. Это было невыразимо очаровательно.

В развитой стране широко распространилось использование Домашних Автоматизированных Роботов (Home Automation Robots, или, если кратко, HAR), и женщины (как и мужчины), очень редко готовили собственноручно. Никто уже не занимался готовкой самостоятельно, даже если речь шла о жареном хлебе или молотом кофе (за исключением особых любителей кулинарного дела).

Миюки относилась к этим любителям.

Это не из-за того, что она не умела обращаться с машинами.

Если приходили друзья, она, как правило, предоставляла готовку HAR.

Но когда они оставались с Тацуей наедине, она непременно готовила сама.

Треск кофейных зерен и бульканье вскипающей воды едва-едва достигали ушей Тацуи.

Она даже приноровилась использовать простейший бумажный фильтр вместо старой кофейной машины.

Однажды молодой человек поинтересовался, зачем ей это нужно. Она ответила, что просто хочет сделать всё сама. Он решил, что для Миюки это что-то вроде хобби, но когда спросил об этом сестру — она посмотрела на него, недовольно надувшись.

В любом случае, кофе, приготовленный Миюки, нравился Тацуе больше.

— Онии-сама, держи, — она поставила чашку на столик, обошла его с другой стороны и села рядом с Тацуей.

Кофе, поставленный на стол, был чёрным, в то время как тот, который она держала сама, был с молоком.

— Вкусно.

И больше ничего не надо было говорить.

Миюки счастливо улыбнулась лишь от одного этого комплимента.

Дальше, вглядываясь в лицо довольного старшего брата своими сияющими глазами, она расслабилась и поднесла чашку ко рту — это было обычным поведением Миюки.

Теперь двое наслаждались своим кофе.

Никому из них не нужно было больше говорить.

Они не чувствовали себя неуютно в присутствии друг друга.

Время, когда долгое молчание вызывало неловкость, давно прошло.

Тем для разговора было достаточно. Сегодня была вступительная церемония. Они завели новых друзей и по какой-то причине столкнулись с беспокойными старшеклассниками. Миюки, как и ожидалось, была приглашена в школьный совет. Много о чём можно было вспомнить и обсудить; даже слишком много для одной ночи.

Но брат и сестра просто пили кофе в тишине у себя дома.

— Пришло время готовить ужин.

Держа пустую чашку, Миюки встала. Передавая свою чашку из-под кофе в протянутую руку, Тацуя тоже встал.

Спокойный вечер перешёл в спокойную ночь.


___________
Примечания
1. Онии-сама: Уважительное обращение к старшему брату. В японской речи присутствует множество суффиксов, добавляемых к имени или фамилии персонажа. И они зачастую очень влияют на понимание разговора. Мы будем оставлять все суффиксы как в оригинале и не будем расшифровывать значение каждого. Для их полного понимания — обратитесь на информационные блоги или Вики.
2. Тиба: число в слове Тиба(千葉) является Сен(千), что означает одна тысяча.
3. Год Обучения: Тацуя на одиннадцать месяцев старше Миюки. В Японии другая система образования. Там школьный год делится не на четыре четверти, а на три семестра, которые начинаются в апреле и заканчиваются в марте следующего года.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив