» » Том 1 Глава 2


Том 1 Глава 2


Том 1 Глава 2
+22
Глава 2
Он проснулся. Вот уже второй день он — старшеклассник, и совершенно ничего не изменилось.

Он просто начал посещать старшую школу, и, конечно, Земля от этого вращаться не перестала.

Он слегка умылся, — поскольку должным образом мыться он будет позже, — и надел свою обычную одежду.

Затем он спустился в столовую и увидел, что Миюки начала готовить завтрак.

— Доброе утро, Миюки. Рановато ты сегодня встала.

Начинался рассвет, и лучи весеннего солнца ещё не показались из-за горизонта.

Идти в школу было ещё слишком рано. Первый урок начинается точно в 8 утра, а дорога до школы, как правило, занимала около получаса, так что было бы идеально выйти из дома в 7:30. Приготовить и съесть завтрак, убрать за собой... Если учесть время для всего этого, то нужно добавить ещё час.

— Доброе утро, Онии-сама... Пожалуйста, угощайся.

— Спасибо.

Она протянула ему стакан свежевыжатого сока.

После искренних слов благодарности юноша залпом опустошил стакан, а затем вернул его в протянутую руку Миюки. Все привычки Тацуи девушка знала просто великолепно.

Когда он уже собрался сказать: «Я ухожу» своей младшей сестре, стоявшей за кухонным столом, руки Миюки остановились, и она обернулась.

— Онии-сама, на самом деле, я планирую сегодня пойти с тобой...

Сказав это, она подняла корзину с бутербродами. Похоже, было правильнее сказать, что она закончила готовить завтрак, вместо начала готовить завтрак.

— Я не возражаю, но... Ты пойдешь в своей форме?

Спросив это, он посмотрел на школьную форму под её фартуком, которая резко контрастировала с его рубашкой.

— Я ещё не сообщила Сэнсэю о своём поступлении в школу... Также, я больше не могу участвовать в твоих тренировках, Онии-сама.

Таким был ответ Миюки.

Причина, по которой она переоделась в школьную форму в такую рань, — показать ему, что она выглядит как старшеклассница.

— Понял. Миюки, тебе нет необходимости участвовать в тех же утренних тренировках, что и мне. Но Мастер будет рад увидеть тебя... Хотя, я надеюсь, что он не сойдёт с ума от чрезмерной радости.

— Если это случится, тогда, Онии-сама, пожалуйста, защити меня.

Его младшая сестра кокетливо подмигнула, вызвав на лице Тацуи невольную улыбку.

◊ ◊ ◊
В прохладном и освежающем воздухе раннего утра молодая девушка на роликах скользила вверх по склону дороги, её длинные волосы и юбка развевались на ветру.

Не отталкиваясь ногами от земли, чтобы поддерживать движение, она поднималась по пологому, но длинному подъёму вопреки силам гравитации.

Скорость Миюки, вероятно, достигала шестидесяти километров в час.

Тацуя от неё не отставал.

Хотя он просто бежал — каждый его шаг достигал десяти метров в длину.

Молодой человек был очень сконцентрирован на беге, в отличие от девушки.

— Может, мне замедлиться немного?

— Не надо, мы же на тренировке.

Спрашивая, Миюки развернулась и скользила назад на одной ноге, Тацуя же ответил, не теряя при этом дыхания, несмотря на очевидную усталость.

В их обуви не было никаких устройств, приводящих их в движение. Излишне говорить, что такая скорость была магическим эффектом.

Миюки использовала магию, которая уменьшала действие силы тяжести и позволяла ей реагировать на изменение угла наклона дороги, двигаясь к месту назначения.

Тацуя использовал магию, которая усиливала ускорение и замедление, возникающие во время бега. Также он использовал магию, которая ограничивала его движение вверх, чтобы не дать ему прыгнуть слишком высоко.

Оба использовали простую комбинацию заклинаний движения и ускорения. В результате их простоты, не только Миюки, но даже Тацуя, который смог поступить лишь на второй поток, мог поддерживать постоянный вызов магии.

В данной ситуации невозможно было определить, какая магия была более сложна: та, которую использовала Миюки, обутая в ролики, или та, которую использовал Тацуя, бежавший на своих ногах.

С одной стороны, ролики упрощали движение, и казалось, что Миюки было легче. Но то, что она не использовала свои ноги, означало, что она должна была постоянно контролировать свой вектор движения с помощью магии.

С другой стороны, Тацуя мог изменять направление движения с помощью своих собственных ног.

Тацуя должен был перед каждым своим шагом активировать заклинания, а Миюки не могла ослабить контроль над своим заклинанием ни на секунду.

Каждый из них подвергал себя совершенно разным тренировкам.

◊ ◊ ◊
Место, в которое они направлялись, располагалось на вершине невысокого холма, находившегося в десяти минутах от их дома (с их текущей скоростью).

Если использовать одно слово, чтобы описать это место, то это слово будет «Храм».

Однако собравшиеся там люди не были похожи ни на «священников», ни на «монахов», ни даже на «послушников».

Возьмем на себя смелость придумать достойный эпитет для этих людей: «практикующие аскетизм», или «солдаты-монахи».

«Храм» был окутан атмосферой, жесткой по отношению к девушкам, особенно юным, которые испытывают такой страх, что даже не могут к нему приблизиться, однако Миюки проскользнула без малейшего колебания. Но спокойной и расслабленной её назвать было нельзя, напротив, в её голове много раз прозвучало — «все в порядке».

Что же до Тацуи, он вовсе не прошёл через ворота в прежнем темпе, нет — на самом деле, он наткнулся на агрессивный прием.

Когда кто-то приходит сюда, он должен пройти спарринг с одним из учеников храма, но сейчас у входа собралось около двадцати учеников среднего и низкого уровня, которые напали на Тацую одновременно, а не по очереди — это было необычно.

— Миюки-кун! Давно не виделись!

Веселый голос, что внезапно прокричал эти слова, исходил из-за спины Миюки, стоявшей во дворе главного здания храма, в то время как она озабоченно смотрела на старшего брата, зажатого в плотной массе людей.

— Сэнсэй... Пожалуйста, прекратите скрывать ваше присутствие и незаметно подкрадываться к нам, ведь мы пришли именно к вам...

Несмотря на всю бдительность, подобные вещи происходили так часто, что перестали быть для Миюки шоком, вызывая у неё лишь раздражение из-за потерянного времени.

— Миюки-кун, ваша просьба не прятаться — просто невыполнимое задание. Я «шиноби». Скрываться — мое основное занятие.

Его чёрное одеяние монаха и чисто выбритая голова очень подходили данному месту, но в тоже время невозможно было понять, сколько ему лет.

Его можно было охарактеризовать исключительно как постороннего, и, несмотря на монашеские одежды, поверить в то, что он монах, было невозможно.

— В наше время не существует профессии ниндзя. Я хочу, чтобы вы как можно скорее исправили это недоразумение.

Миюки пыталась серьезно оспорить его точку зрения, но...

— Ай-ай-ай, не ошибитесь, называя нас ниндзя, мы настоящие «шиноби». Это традиция, а не профессия.

Он ответил, грозя пальцем, что, в общем-то, было довольно грубо.

— Мы уважаем вашу профессию. Поэтому, пожалуйста, заканчивайте эту вашу «таинственность». Почему Сэнсэй такой...

Она попыталась правильно подобрать слова, но сдалась. В любом случае, это было бы бессмысленно, так как она знала этого человека достаточно долго.

Этот мнимый монах (ну, на самом деле у него была квалификация подлинного монаха) — Коконоэ Якумо — был самопровозглашённым «шиноби».

Или, говоря общепринятыми терминами, — «пользователем ниндзютсу».

По его утверждениям, он обнаружил способ развить физические способности далеко за пределы нормы, объясняя это древней магией.

В то время, когда магия стала объектом научных исследований, но всё ещё скрывалась от общественности под видом фантастики и домыслов, было выяснено, что такие искусства, как ниндзюцу, были не простыми средневековыми боевыми искусствами, а целыми формами магии.

Тем не менее, о подобных вещах правильно было бы думать как о некоем таинственном «искусстве».

Естественно, так же, как и о других магических «системах», легенды не говорили всей правды.

Рассказы о пользователях ниндзюцу описывали их скорость и техники.

Коконоэ Якумо (которого Миюки называла Сэнсэем, а Тацуя — Мастером) освоил традиционные для ниндзюцу умения.

Но, несмотря на его монашеские одежды (впрочем, просто кричавшие о лжи), его внешность и место проживания указывали, что у него просто не было чувства приличия.

— Это форма Первой старшей школы?

— Да, у нас вчера была церемония поступления.

— Ясно, ясно. Довольно милая.

— Сегодня у нас начинаются занятия, и...

— Эта разновидность новенькой зеленой формы, чистая и аккуратная, в ней есть некоторый скрытый шарм.

— ...

— Почти как бутон цветка, собирающийся раскрыться. Ах да... Моэ, это точно моэ! Мрмх?

Напряжённость Миюки сильно возросла, и она начала медленно отступать, а Якумо внезапно развернулся, подняв левую руку над головой.

Тхвак — раздался звук проносящейся руки.

— Мастер, вы напугали Миюки, не могли бы вы немного успокоиться?

— Неплохо, Тацуя-кун. Взял меня в захват, атаковав со спины.

Заблокировав правую руку Тацуи своей левой, Якумо атаковал его справа.

Прочертив рукой в воздухе подобие восьмерки, он в последний момент смог поймать кулак, почти достигший его бока.

Развернувшись лицом к противнику, Якумо с видимой легкостью сделал двойное сальто вперёд с целью ударить Тацую кулаком в затылок, но тот ловко выкрутился и увернулся.

Разрыв между ними сократился.

Зрители дружно ахнули.

В какой-то момент этих двоих окружила толпа людей.

Якумо и Тацуя обменялись новыми атаками.

Миюки же тревожно сжимала руки.

◊ ◊ ◊
С первого года обучения Тацуи в средней школе, или, если быть точнее, начиная с октября, подобное сумасшествие возникало здесь каждое утро, вслед за которым на площадке воцарялся относительный покой. Ученики возвращались к своим тренировкам, а единственными, кто оставался стоять перед главным зданием, были Тацуя и Миюки вместе с Якумо.

— Сэнсэй, держите. Онии-сама, не желаешь отведать?

— Ох, Миюки-кун, спасибо.

— Пожалуйста, подожди немного.

Якумо, всё ещё обливаясь потом, с улыбкой взял чашку и полотенце у Миюки, в то время как Тацуя, тяжело дыша и повалившись на землю, поднял руку, приняв её предложение, и попытался встать.

— Онии-сама, ты в порядке?..

Видя, как Тацуя напрягается, чтобы подняться, Миюки обеспокоенно присела около него, намереваясь вытереть его полотенцем, совершенно не заботясь о чистоте собственной одежды.

— Да, конечно, в полном.

Никто из них не заметил, как смягчилось лицо Якумо. Тацуя взял у Миюки полотенце, и, после некоторой паузы, собравшись с силами, вскочил на ноги.

— Прости, из-за меня твоя юбка испачкалась.

Конечно, куртка Тацуи тоже была заляпана грязью, но ведь юбка Миюки могла обойтись и без этого.

— Пустяки.

Улыбнувшись в ответ, девушка, вместо того, чтобы отряхнуть юбку, вытащила тонкий мобильный терминал, экран которого почти полностью охватывала панель обратной связи, в которую она начала вводить значения.

Миюки держала в руках CAD общего типа в форме мобильного терминала. Хотя наиболее популярной моделью был CAD в форме браслета (с целью защиты от падений), но такую модель можно было использовать только одной рукой, а продвинутые волшебники предпочитали не занимать обе руки.

Её левая рука, которой она держала CAD, начала источать сложный световой узор.

Инструмент современного волшебника, замещающий посохи и гримуары, устройство, созданное благодаря магической инженерии — CAD.

Это устройство, созданное из синтетических материалов, преобразует сигналы псионов в электрические сигналы, использует Псионы в последовательности магии, чтобы произвести на свет электронную магию — последовательность активации.



Последовательность активации — это «шаблон» магии. В ней содержится достаточное, или даже большее, количество информации о длинных магических формулах, сложных символах и быстро переходящих мантрах.

Волшебники вливают частицы Псионов, которые присутствуют в их телах, в выводимую CAD последовательность активации, подпитывают всё это подсознательным пониманием самой магии, что присуще каждому волшебнику, и направляют в зону расчета магии. Здесь последовательность активации расширяется, и, чтобы сконструировать последовательность магии, вводятся все необходимые данные.

Таким образом, CAD позволяет обработать все необходимые составляющие магии в один момент.

Эфемерные облака, появившиеся словно из пустоты, окутали Миюки от юбки и черных леггинсов до самых сандалей.

Также частицы возникали из воздуха и рассыпались от спины Тацуи по всему его телу.

После того, как тусклый туман рассеялся, форма и куртка оказались идеально чистыми.

— Онии-сама, не хочешь позавтракать? Сэнсэй, если есть желание, можете присоединиться?

Приподнимая корзинку, весело спросила Миюки, как ни в чём не бывало.

На самом деле Тацуя знал, что такая магия для его сестры сущий пустяк.

◊ ◊ ◊
Тацуя и Якумо, расположившись на веранде, поглощали сэндвичи.

Миюки держала сэндвич в одной руке, а другой услужливо подала Тацуе чай и тарелки.

Наблюдая за этой сценой с улыбкой, Якумо вдруг почувствовал некоторое неудобство, после того как вытер свои руки и рот полотенцем, протянутым его побитым учеником. Он сложил руки вместе, поклонился Миюки и тихо прошептал:

— Возможно, я уже не способен победить Тацую-куна в боевых искусствах...

Несомненно, это было признанием его заслуг.

Если бы другие ученики находились поблизости, вспышка зависти была бы неизбежна. И в самом деле, ученики, ожидающие Якумо, услышав эти слова, глядели на Тацую со смесью ревности и зависти.

Миюки сияла так, словно похвалили именно её.

Однако чувства Тацуи было невозможно затронуть такой простой похвалой.

— Я не могу сказать, что согласен с вашими словами, учитывая, что в тот раз вы полностью разбили меня...

Выслушав ворчание Тацуи, Якумо удивлённо засмеялся.

— Это вполне естественно, Тацуя-кун. Я, в конце концов, твой мастер, и я сражаюсь с тобой в тех областях, где я главенствую. Тебе всего лишь пятнадцать. Если я проиграю тому, кто лишь наполовину стал мужчиной, то все мои ученики от меня разбегутся.

— Онии-сама, я считаю, что тебе стоит быть более честным. Похвала сэнсэя — вещь редкая, поэтому я думаю, что тебе следует воспользоваться этой возможностью и гордо рассмеяться.

Миюки наставляла брата поучительным тоном, но её губы изогнулись в улыбке.

— Думаю, что в таком случае я буду выглядеть полным дураком...

Якумо и Миюки весело смеялись, и Тацуя, который не был настолько упрям, чтобы продолжать ворчать, присоединился к ним.

Горькая улыбка юноши сменилась ухмылкой, и вся серьёзность испарилась.

◊ ◊ ◊
Почти все поездки на работу и в школу происходили с помощью миниатюрных поездов, отправляющихся от станций по расписанию. Но концепция «переполненных вагонов» изжила себя.

Не только поезда, но и большинство форм общественного транспорта за последнее столетие претерпели существенные изменения.

Огромные машины, перевозящие массу пассажиров в специально назначенные места, более не используются, за исключением высокоскоростных дальних поездок.

Небольшое транспортное средство, называемое «Кабинетом», которое состоит из маленькой угловатой двух- или четырехместной машины, подсоединенной к центральной системе управления, сейчас используется повсеместно.

Энергоснабжение подается с токосъёмников в колее, поэтому его размер составляет примерно половину машины той же вместительности, оснащённой автономным двигателем.

Люди на платформе выстраиваются в очередь на посадку в Кабинеты, которые получают информацию о месте назначения из билета, а затем поезда отправляются в путь по колеям.

Колеи разделены по трём скоростям; существует транспортная система управления, которая руководит потоком движения и следит за перемещением машин с медленных рельсовых путей на высокоскоростные, за снижением скорости при приближении к месту назначения, за подачу машины к платформе.

Всё это очень похоже на смену полосы на шоссе и перевод стрелок. Такие высокоточные операции стали возможны благодаря прогрессу в технологии управления, так как было необходимо объединить движение массы машин с тем же количеством людей, которые раньше ездили в огромных транспортных средствах.

Такие романтические стереотипы прошлого, как случайная встреча в поезде, теперь не смогут произойти в повседневной жизни.

В обмен на невозможность такой встречи с друзьями была полностью устранена угроза нападений и сексуальных домогательств.

Внутри Кабинета нет ни камеры безопасности, ни микрофона.

Покидать своё место во время движения машины нельзя, сиденья разделены аварийными перегородками, к тому же общество отдало предпочтение уединению, нежели массовости.

Современные поезда настолько же уединенные, как и частные автомобили. Существуют одноместные Кабинеты, также можно ехать одному в двухместном (а чтобы одному или двоим занять четырехместный, требуется дополнительная плата), но, конечно, Тацуя и Миюки не ездили раздельно, вот и сегодня они отправились в школу вместе.

— Онии-сама...

Тацуя, просматривающий свежие новости с экрана терминала, услышал эти нерешительные слова и сразу посмотрел на неё.

Его сестра редко говорила в столь напряжённой манере. Должно быть, разговор предстоял неприятный.

— Вчера вечером мне позвонили эти люди...

— Эти люди? А... Отец опять чем-то разозлил тебя?

— Нет, просто... Те люди так бурно отмечали поступление их дочери в школу. И... Онии-сама, они и правда?..

— А, вот ты о чём... Всё как обычно.

Услышав ответ брата, она опустила голову, лицо как будто затуманилось, в следующий момент из-под длинных волос, скрывших выражение её лица, можно было услышать звук сильного скрежета зубов.

— Ясно... С какой стороны не посмотри, не важно, как сильно мы надеемся, они даже не считают нужным отправить тебе хотя бы письмо. Эти люди... они...

— Успокойся.

Борьбу Миюки с душившей её обидой нельзя было описать словами, Тацуя, сидевший рядом, взял её руку в свою и крепко сжал.

Температура внутри машины резко упала, включились обогреватели, которые в это время года обычно не использовались, и через кабину, погрузившуюся в молчание, подул теплый ветерок.

— Мне очень жаль. Я сильно расстроилась.

Убедившись, что неконтролируемый поток магии прекратился, Тацуя отпустил руку Миюки.

Затем он слегка хлопнул в ладоши, продолжая смотреть Миюки в глаза, и мягко улыбнулся, показывая, что ничего плохого не произошло.

— Я проигнорировал просьбу отца, перестал помогать ему с работой в Компании и поступил в старшую школу. Я и не ожидал никаких поздравлений. Ты ведь должна понимать хотя бы эту часть характера отца?

— Ребячество собственных родителей выводит меня из себя. Если бы он изначально хотел разлучить меня с Онии-сама, то сначала он бы известил об этом меня, а потом тетю, но он не набрался для этого достаточной храбрости. В любом случае, когда же они перестанут считать, что могут использовать Онии-саму как им вздумается? Разве для пятнадцатилетнего подростка поступление в старшую школу не является знаковым событием?

Упоминание о тёте и родителях отозвалось для юноши некоторым дискомфортом, но Тацуя не думал оставлять Миюки лишь по чьей-то воле; он не стал ничего об этом говорить. Лицо Тацуи непредумышленно превратилось в пустую маску, и он цинично улыбнулся.

— Старшая школа не входит в обязательное образование. И отец, и Саюри-сан уже считают меня взрослым, и я уверен, они просто пытаются пристроить меня в большой жизни. Они думают, что, заставив меня работать, смогут увидеть мои истинные способности.

— Если Онии-сама так говорит...

Миюки с большой неохотой кивнула, и Тацуя вздохнул с облегчением.

Миюки не знала всей правды об участии Тацуи в производстве оборудования для магической инженерии компании «Four Leaves Technology»,[1] в которой их отец работал начальником отдела разработок.

В свободное от работы время он делал множество вещей, и заставить её поверить в то, что у него есть работа, было весьма просто.

Если бы она узнала, что на самом деле к нему относились как к «подопытной лабораторной крысе для исследований», она могла бы парализовать всю транспортную систему.

Несмотря на его опасения, поезд продолжал ехать, переходя на колею медленного движения.

◊ ◊ ◊
То, что происходило сейчас в классе Е первого учебного года, можно было описать одним словом — хаос. Впрочем, нечто подобное имело место быть и в остальных классных комнатах.

Многие ученики, познакомившиеся только вчера, сбивались в маленькие группы и общались.

Не встретив никого из друзей, Тацуя пошел искать своё место, но обернулся, услышав своё имя.

— Доброго утречка-а!

Голос Эрики был игрив как никогда.

— Доброе утро.

По сравнению с ней, улыбка Мизуки была довольно скромной.

Эрика села рядом с Мизуки и помахала ей рукой. Было видно, что они хорошо подружились.

Казалось, что они беседовали друг с другом пока не поздоровались с ним.

Помахав в ответ, Тацуя подошёл к ним.

Странное совпадение, но скорее всего места распределялись в алфавитном порядке; у Тацуи фамилия была Шиба, а у Мизуки — Шибата, поэтому они и сидели рядом.

— Похоже, мы все сидим рядом. Позаботьтесь обо мне.

— Ага, а ты обо мне.

Мизуки ответила Тацуе с улыбкой на лице. Но в отличие от них у Эрики было недовольное выражение лица, которое, скорее всего, было притворным.

— Почему мне кажется, что я тут лишняя?

Её голос звучал очень скептически.

Однако таким уровнем остроумия невозможно достичь Тацуи.

— Игнорировать Тибу-сан — довольно сложная задача.

Он закрыл глаза и замолчал, приняв невозмутимый вид. Казалось, что он вовсе не шутил.

— Что ты имеешь в виду?

— Просто твоя общительность не знает границ.

Несмотря на внимательный взгляд Эрики, бесстрастное лицо Тацуи не дрогнуло ни на секунду. Эрика сдалась первой.

— Шиба-кун, тебе не говорили, что у тебя плохой характер?

Мизуки не сдержалась и засмеялась. Тацуя же вставил идентификационную карту в терминал и стал проверять данные.

Перед его глазами мелькали устав школы, дисциплинарные положения и правила, касающиеся допуска к определенным занятиям, сборники учебных пособий и вся учебная программа на семестр; всё это откладывалось в его голове, пока он управлял терминалом с помощью одной лишь клавиатуры. Внезапно в поле его зрения оказалось удивленное лицо ученика, сидящего перед ним.

— Мне вообще-то не мешает, что ты на меня смотришь, но...

— А? Ой, извини. Просто я увлёкся, увидев столь редкое зрелище.

— Редкое?

— Я уверен, что редкое. Я впервые в жизни вижу кого-либо, кто использует клавиатуру для работы с терминалом.

— Если у тебя есть определённые навыки — так намного быстрее. Тем более визуальные помощники и нейронная помощь дают некоторые погрешности.

— Ага. Твоя скорость — потрясающая. Это ведь не так просто, как кажется на первый взгляд?

— Да нет, если чуть потренируешься, то будет получаться так же.

— Правда? О боже, я ведь даже не представился. Меня зовут Сайдзё Леонхарт. Мой отец наполовину японец, а мать на четверть, так что у меня японская внешность, а имя — западное. Моя специализация — системная укрепляющая магия. Моя мечта — закалить своё тело и пойти работать в полицию специального назначения, либо стать горным санитаром. Можешь звать меня просто Лео.

В настоящее время для молодых людей, только что ставших учениками старшей школы, думать о своей будущей работе — очень необычное явление. Но только если ты не ученик школы магии. Школьный план индивидуально подстраивается под каждого ученика, чтобы полностью развить его врожденный талант и способности. Именно поэтому подобное представление своего будущего не показалось Тацуе странным и непонятным.

— Меня зовут Шиба Тацуя. Зови просто Тацуя.

— Хорошо, Тацуя. А в какой магии ты специализируешься?

— Мои практические навыки очень слабо развиты, поэтому я планирую стать инженером магии.

— Понятно... Неудивительно, что ты выглядишь таким умным.

«Инженеры магии» или «Магические ремесленники» — так называют всех инженерных специалистов в магическом сообществе. К ним относятся те, кто согласованно разрабатывают и производят механизмы, которые усиливают магию и помогают в колдовстве.

В обществе они занимают позицию ниже обычных магов, но их деятельность имеет гораздо большее значение. Самые лучшие инженеры магии зарабатывают значительно больше, нежели самые лучшие из волшебников.

Именно поэтому, те, кто довольно слаб в магии, намеренно идут дорогой ремесленника магии.

— Что, что, Шиба-кун? Ты намереваешься стать инженером магии?


— Тацуя, кто этот «мистер обычный парень»?

В напряжённом взгляде Эрики была некоторая доля отвращения, направленного прямо на Лео.

— Эй, что за «мистер обычный парень»? Не говоря уже о том, что показывать пальцем грубо! Очень грубо! Наверное, поэтому у тебя до сих пор нет парня?

— Что за чёрт? Единственный, кто здесь грубит, — это ты! Не воображай о себе неизвестно что со своим смазливым личиком!

— Эй, выглядеть нужно всегда эффектно! Впрочем, такая неряшливая дикарка как ты ни за что меня не поймёт. И из какого века ты таких слов понабралась? Надо следить за временем.

— Ах, ты...

Лицо Эрики исказилось в презрительной усмешке, в то время как Лео распирало от избытка слов.

— Эрика-тян, пожалуйста, прекрати! Ты слишком много говоришь.

— Лео, перестань. Ваш спор просто бессмыслен.

Мизуки и Тацуя вмешались, чтобы хоть как-нибудь разрядить обстановку.

— Ну, если уж Мизуки так говорит.

— Понял.

Они оба демонстративно отвели взгляды и разошлись.

Тацуя подумал, что их несгибаемые черты характера неплохо дополняют друг друга.

◊ ◊ ◊
Прозвенел звонок, оповещая о начале занятий, и ученики разошлись по своим местам.

Это то, что ещё не изменилось с прошлого века, хотя и появились кое-какие изменения.

Выключенные терминалы автоматически включились, а на включенных обновился экран. Перед всеми учениками появилось одно и то же сообщение:

«——вводное занятие начнётся через 5 минут, пожалуйста, всем оставаться на своих местах. Всем ученикам, кто ещё не вставил свои идентификационные карты — сделайте это как можно быстрее——»

Это сообщение было абсолютно бесполезно для Тацуи. Он уже зарегистрировался и настроил свой учебный план, поэтому не нуждался в автоматизированных визуальных помощниках. Он уже собрался пропустить это вводное занятие, чтобы получше рассмотреть своих одноклассников, но тут произошло два непредвиденных события.

Как только утих школьный звонок, открылась дверь в классную комнату.

И это был вовсе не запоздалый ученик. Вместо школьной формы на вошедшей женщине был костюм.

Все были очарованы очень красивой и, без сомнения, исключительно привлекательной особой. Она спокойно прошла к парте учителя, установила в неё свой большой мобильный терминал, который несла в руке, затем внимательно осмотрела классную комнату.

Таким появлением были удивлены все в классе, включая Тацую.

Школы повсеместно были переведены на дистанционные уроки, и необходимость присутствия учителя в классе отпала. Все уроки проводились через терминалы, поэтому не было необходимости учителям передавать знания «напрямую». Можно сказать, что они присутствовали только в исключительных обстоятельствах.

Однако ничего не указывало на то, что эта женщина на самом деле является учителем.

— Отлично, кажется, все присутствуют. Вначале я хочу поздравить вас всех с поступлением в эту школу.

Некоторые ученики в ответ на поздравление кивнули, а парень, что сидел впереди Тацуи, даже ответил: «Спасибо», но сам он лишь подозрительно склонил голову.

Во-первых, чтобы проверить посещаемость, нет необходимости приходить и визуально всех проверять. Статус идентификационных карт обновляется, как только они вставлены в терминал.

Во-вторых, нет никакой нужды приносить с собой терминал таких размеров. Всё школьное здание было напичкано визуальными консолями. Так что она просто могла развернуть виртуальную доску прямо перед всем классом.

И, в конце концов — кто она такая? Он знал, что данная школа не использует устаревшую систему классных руководителей, так что же здесь происходит?..

— Рада встречи с вами. Меня зовут Оно Харука. Я работаю консультантом в этой школе. Моя работа заключается в психологической помощи ученикам, также я могу вам помочь в подборе персонального учебного плана.

«Если подумать, я что-то об этом слышал...»

Хоть Тацуе эта помощь совершенно не требовалась, кроме него было множество учеников, которым такие консультанты необходимы. Их наличие являлось одним из достоинств данной школы.

— В школе есть шестнадцать консультантов. Мы работаем в паре мужчина-женщина и отвечаем за назначенный нам класс. За этот класс отвечаем учитель Янагисава и я.

Закончив говорить, она включила виртуальную доску, и на экран вывелось изображение мужчины лет тридцати.

— Рад познакомиться с вами. Я ваш консультант, меня зовут Янагисава. Совместно с Оно-сэнсэй[2] нам поручено присматривать за вами. Я надеюсь, что мы поладим.

Визуальная проекция Янагисавы замолчала, «Оно-сэнсэй» продолжила объяснения.

— Связаться с нами можно через терминалы, поэтому нет необходимости встречаться лично. Беседы ведутся через зашифрованные каналы связи, и все отчёты об этом сохраняются на стационарных информационных дисках, поэтому о конфиденциальности можете не волноваться.

После этих слов она подняла большой информационный диск, который Тацуя по ошибке принял за большой мобильный терминал.

— Школа сделает все возможное, чтобы каждый из вас смог полностью раскрыть свои способности за три года обучения... Так что, давайте хорошенько поработаем вме-есте!

До этого она говорила довольно серьёзным тоном, но в конце внезапно сменила его на мягкий.

Казалось, что из комнаты исчезло всё напряжение.

Она ловко управляла настроением класса, хорошо использовала язык жестов, а её эмоциональный контроль был просто неописуем.

Она была очень молода, и, казалось, только что закончила университет. Но тогда откуда у неё столько опыта работы с учениками?

При разговоре с ней один на один, ты легко расскажешь намного больше, чем сам бы того хотел.

Этот навык очень важен для консультантов, но у неё он был настолько развит, что она вполне могла бы быть шпионом.

«С ней стоит быть настороже», — подумал Тацуя.

И это чувство лишь усилилось после того, как она поклонилась изумленному коллеге на экране и выключила дистанционную связь.

Неловко кашлянув и вернув профессиональную улыбку, она продолжила, словно ничего и не произошло.

— Учебные курсы и планы, а также различные руководства должны уже были загрузиться в ваши терминалы. Вам необходимо разобраться с ними и выбрать факультативные занятия. Если вы чего-то не понимаете — используйте кнопку вызова. Те, кто знаком с учебными программами и их возможностями, могут спокойно пропустить всё это и перейти непосредственно к регистрации.

Харука быстро посмотрела в монитор на учительском столе, и на её лице появилось удивлённое выражение.

— Те, кто уже закончил регистрацию, могут быть свободны. Впрочем, уйти вы можете только сейчас, пока занятие ещё не началось. Решение за вами. И, пожалуйста, не забудьте свои идентификационные карты.

Как будто ожидая этих слов, послышался звук отодвигаемого стула.

И это был не Тацуя.

Это был стройный, немного нервный ученик. Его место находилось около окна, недалеко от Тацуи.

Он поклонился в сторону учительской парты, затем направился к заднему выходу из класса.

На своём пути он смотрел только вперед, не озираясь по сторонам, и было довольно занятно наблюдать за его гордой походкой и выражение лица. Он привлёк внимание половины класса, включая Тацую, но как только он вышел в коридор, все снова уставились в свои терминалы.

Никто больше не собирался выходить, а Тацуя не хотел покидать классную комнату под такими пристальными взглядами.

Возвращаясь к текущим задачам, Тацуя положил руки на клавиатуру и, задумавшись над тем, чем бы себя занять, внезапно ощутил на себе чей-то взгляд и решил осмотреться.

Со стороны учительского стола на него смотрела Харука.

Как только их взгляды пересеклись, она не отвернулась, а напротив, улыбнулась ему.

«Что за ерунда?»

Видя его реакцию, она улыбнулась ещё шире. Подобные обмены взглядами длились недолго, так что никто из учеников их не заметил, тем не менее, они были наполнены скрытым смыслом.

Он был уверен, что видел эту женщину впервые.

За этой фальшивой улыбкой явно что-то скрывалось, поэтому Тацуя пытался найти зацепки в своей памяти.

Благодаря этому он нашёл, чем себя занять, но...

«Не надо слишком много думать о том, что она хотела мне сказать. Или она просто хочет заставить меня волноваться? Думаю, возможность того, что она пришла в класс, в котором нет учителей, просто чтобы "приударить" за учениками, равна нулю...»

Пока он был занят этими размышлениями, молодой человек даже не заметил, что многие другие ученики уже закончили регистрацию и думают, чем бы заняться. Кое-кто даже обратился к нему дружелюбным тоном.

— Тацуя, чем собираешься заняться до обеда?

Когда он поднял голову, то понял, что голос слышался с места чуть впереди него.

Лео облокотился на спинку его стула, как и в прошлый раз, будто это его привычная поза.

У учеников средней и старшей школы больше не существовало традиции обедать в классных комнатах. Несмотря на достижения технологий по гидроизоляции и защите от пыли, информационные терминалы все ещё были дорогими машинами. Если вы случайно на них что-то прольёте — то можно ожидать любого результата, включая самый печальный.

Поэтому для подобного занятия лучше искать место получше, например кафетерий, школьный двор, крышу или клубную комнату.

Но до открытия кафетерия был ещё целый час.

— Я планировал посмотреть расположение помещений в этом здании, хотя... Ладно, я составлю тебе компанию.

Выслушав ответ Тацуи, Лео что-то промямлил, но его глаза просто горели энтузиазмом. Тацуя улыбнулся на такую легко читаемую реакцию.

— Тогда куда направимся?

Магию начинают изучать только в старших школах. Для детей со способностями, присущими магам, существуют государственные школы со специальной образовательной программой, которые являются основой всего магического обучения. Там не учат технической составляющей магии, а определяют и говорят детям и их родителям, есть ли у них талант в магии.

Даже если некоторые частные школы включают магическое образование как особый вид внеклассной деятельности, подчеркивается, что это никак не скажется на будущем развитии волшебника.

Полноценное обучение магии заложено только в учебном плане старшей школы. И, хотя среди всех магических школ в Первой старшей школе самый жёсткий отбор, многие поступившие сюда ученики пришли из обычных средних школ. Тут проходят занятия по специализированной магии, о которой некоторые ученики никогда не слышали.

Для того чтобы ученики окончательно не запутались в череде абсолютно незнакомых специализированных курсов, в течение сегодняшнего и завтрашнего дня им разрешено ходить и смотреть за ходом занятий других классов.

— Пойдём в мастерскую?

Последовал ответ Лео на вопрос Тацуи.

— А почему не на арену?

Лео ухмыльнулся.

— Я догадываюсь, какое произвожу впечатление на окружающих, впрочем, ты не ошибся.

Даже если не учитывать его оценки на вступительных экзаменах, факт остается фактом — вокруг этого парня преобладает более озорная, нежели мистическая атмосфера. Так что, скорее всего, не один только Тацуя предположил, что для Лео больше подходит боевая арена, нежели возня с разными механизмами в мастерской.

Тацуя признал свою ошибку, выслушав Лео.

— Укрепляющая магия наиболее эффективна, если умело комбинируется с оружейными навыками. Я хочу поддерживать своё оружие в самом лучшем состоянии.

Лео мечтал стать полицейским, либо присоединиться к горным войскам. И если этим мечтам суждено сбыться, то у него будет множество возможностей использовать обычное вооружение, например дубинки, щиты, мачете и другое. Всё это легко сочетается с укрепляющей магией, но результат будет различен, в зависимости от используемого при изготовлении материала.

Несмотря на свой характер, этот одноклассник очень хорошо понимал, на что способен.

— Если вы собрались в мастерскую, то почему бы нам не пойти вместе?

Пока молодые люди разговаривали, с соседних парт прозвучало внезапное предложение.

— Шибата-сан, ты тоже собираешься пойти туда?

— Да, я ведь тоже собираюсь пойти по пути инженера магии.

— Ааа, теперь понятно!

Эрика вклинивалась во всё, касающееся Мизуки. И хотя в памяти всё ещё были недавние события, лицо Лео никак не изменилось.

— Как ни посмотри, для тебя больше подходят курсы физической подготовки. Сходи лучше на арену.

— Не хочу ничего слышать от такого дикаря.

Слово за слово...

— Чего-чего? Следи за своими словами!

Скорость развития ссоры между ними на порядок превосходила скорость набора на клавиатуре Тацуи.

— Прекращайте… Вы только сегодня познакомились, верно?

«Разве их совместимость не поражает?» — именно об этом подумал Тацуя, пытаясь разрядить атмосферу глубоким вздохом, но, несмотря на это, они не собирались останавливаться так просто.

— Хех, ты, наверное, была моим заклятым противником в прошлой жизни.

— Ага, ты, наверное, был каким-нибудь медведем, опустошающим поля, а я была охотником, которого наняли, чтобы избавиться от тебя.

— Все, хватит, пойдём! Мы просто тратим время.

Мизуки, ранее не прерывавшая разговор, наконец-то вклинилась и попыталась силой сменить его тему.

— Да, если мы не поторопимся, то останемся одни в классе.

Тацуя встал одновременно с ней. Как только их спор остановили, Лео и Эрика яростно посмотрели друг на друга и одновременно повернулись друг к другу спиной.

◊ ◊ ◊
Хотя это был всего лишь второй учебный день, некоторые ученики уже начинали «показывать свою значимость».

Тацуя не знал, было ли это естественным явлением или нет.

Его не учили, что следует делать в подобных ситуациях, поэтому он не был уверен, что ему стоит предпринять.

Эрика и Лео были веселыми и оптимистичными, в то время как Мизуки выглядела немного застенчивой, но вполне беззаботной.

Тацуя думал, что ему очень повезло с его первыми друзьями в старшей школе, так как он вполне осознавал свой циничный и замкнутый характер.

Однако не все сто процентов учеников будут похожи на них.

Хотя бы десять-двадцать процентов учеников будут другими.

Как бы было замечательно, если бы они были более сговорчивы, но не всё в жизни идет так гладко. И это Тацуя тоже понимал.

— Онии-сама...

Миюки ухватилась кончиками пальцев за подол пиджака Тацуи, в то время как её лицо выражало неопределенную смесь тревоги и смущения.

— Не извиняйся, Миюки. Ты тут точно не виновата.

Тацуя ответил твёрдым тоном. Он явно хотел, чтобы сестра поменьше нервничала.

— Ясно, но... ты остановишь их?

— Это только подольёт масла в огонь.

— Ты прав. Ладно Эрика, но чтобы у Мизуки была такая черта характера — это довольно неожиданно.

— Согласен.

Тацуя и Миюки наблюдали за происходящим со стороны. Прямо перед родственниками две группы учеников первого года яростно смотрели друг на друга, нагнетая взрывоопасную обстановку. Одна из них состояла из одноклассников Миюки, а в другой были Мизуки, Эрика и Лео.

События «первого акта» происходили в кафетерии во время обеда.

Кафетерий Первой старшей школы был одним из самых больших, если сравнивать его с другими старшими школами, но поскольку первокурсники ещё много чего не понимали, то даже он был переполнен.

Однако наша четверка рано закончила специальные занятия, и поэтому занять четырёхместный стол в кафетерии им не составило большого труда.

И хотя это был четырёхместный стол, учащиеся сидели не на стульях, а на лавках, так что на одной скамейке могли спокойно разместиться три стройные девушки.

Когда они наполовину опустошили свои тарелки (а Лео уже успел закончить), прибыла Миюки в окружении группы учеников и учениц. Она очень быстро заметила Тацую и подошла к нему. Именно в тот момент и начался спор.

Миюки хотела пообедать с Тацуей. Она, конечно, хотела пообщаться с одноклассниками, просто для девушки главным партнёром всегда и во всём оставался Тацуя.

За стол поместился бы только один человек. Миюки никогда не раздумывала, когда ей нужно было выбирать между Тацуей и своими одноклассниками.

Однако у её одноклассников, особенно среди парней, была совершенно другая позиция.

Сначала они пытались быть вежливыми и говорили о том, что ей будет тесно сидеть и что вообще не стоит их беспокоить, но стоило им увидеть непоколебимую решимость в глазах Миюки, как их доводы резко изменились. Начали они с того, что ученикам первого потока ни в коем разе нельзя сидеть с учениками второго потока из-за разницы между ними, а закончили тем, что попросили Лео освободить своё место, если он уже закончил обедать.

Глядя на это эгоистичное проявление высокомерия в высшей степени, Эрика и Лео были на грани эмоционального взрыва. Тацуя побыстрее съел свой обед и, продолжая разговор с Лео, встал из-за стола. Мизуки и Эрика последовали его примеру.

Миюки беззвучно извинилась перед Тацуей и остальными, прежде чем присела на освободившееся место брата.

События «второго акта» начались сразу после обеда — во время посещения специализированных занятий.

В магической лаборатории, предназначенной для оттачивания точной магии большого радиуса поражения, более известной как «Тир», проводились практические занятия класса 3-А.

Это был класс президента школьного совета, Саэгусы Маюми.

Приём в школьный совет никоим образом не зависит от оценок ученика, но так сложилось, что в этом учебном году президентом была выбрана ученица, имеющая просто божественные способности в области прицельной дальнобойной магии и принёсшая школе множество наград и трофеев.

Это слышал каждый новичок.

Во время церемонии поступления многие также убедились в её заводном характере.

Множество учеников пришли сюда в надежде воочию увидеть её способности, но количество присутствующих, естественно, было ограничено. В результате, среди многих занявших места учеников первого и второго потоков, вклинились Тацуя и компания, причём они смогли занять места, с которых видно лучше всего.

И естественно, это привлекло слишком много внимания.

Действия «третьего акта» происходили в данный момент. Мизуки сейчас не сдерживала свои эмоции...

— Может быть, вы перестанете изображать из себя бедных неудачников? Миюки-сан прямо сказала, что хочет идти домой со своим братом. И вы не имеете права возражать.

Её оппонентом был ученик класса А. Он также был в кафетерии во время обеда.

Что касается причины спора: после уроков Тацуя ожидал Миюки, но её сопровождающие стали противиться его присутствию. Этими сопровождающими были одноклассницы Миюки. Естественно, за ними была группа её поклонников, которые сначала молчали, но впоследствии откинули в сторону все приличия и нагло стали высказывать свои требования.

— Разве Миюки не уделила вам достаточно внимания? Если бы она хотела пойти с вами — она бы так и сказала. Почему вы так хотите разлучить их?

Первой, кто не сдержалась и обрушила весь свой гнев на хамское поведение учеников, как ни странно, была Мизуки.

Сохраняя вежливый тон, она беспощадно отчитывала их.

Её аргументы абсолютно доминировали над желаниями учеников первого потока, и сдаваться она не собиралась.

И всё было бы логически верно, если бы не...

— Хоть я и понимаю, что она хотела сказать, но говорить, что они пытаются «нас разлучить»...

Пробормотал Тацуя очень тихим голосом. Он ясно понимал — что-то в этой фразе не то.

— Ми-мизуки, ты ничего не путаешь?

Слыша бормотания своего брата, Миюки почему-то быстро задала этот вопрос.

— Миюки... ты не слишком взволнована?

— Э? Нет, совсем нет.

— А почему ты смутилась?

Глядя на эти слишком хорошие и непонятные отношения брата и сестры, их друзья, полные чувства «сострадания», стали раскалять атмосферу всё сильнее.

— Мы просили её!

Это говорил один из одноклассников Миюки.

— Точно! Мы извиняемся, что задерживаем тебя, Шиба-сан, но мы хотим побыть с тобой ещё немного!

А это говорила уже одна из её одноклассниц.

Глядя на их эгоизм, Лео просто не сдержал сердечного смешка.

— Ха-ха! Вы просто хотите самоутвердиться. Найдите лучшее время для этого.

Эрика также парировала их слова с улыбкой и едким сарказмом:

— Если вы её спрашивали, то, может быть, добились её согласия с самого начала? Вы проигнорировали её намерения и ни о чём с ней не договорились. Надо следовать правилам этикета. Вы уже ученики старшей школы и до сих пор этому не научились?

Слова Эрики сильно провоцировали учеников. Как и ожидалось, кое-кто не сдержался.

— А ну заткнитесь! Вы из другого класса и, к тому же, сорняки, да как вы смеете осуждать нас, цветков!

Так как слово «сорняк» имело большой дискриминационный смысл, то оно было запрещено школьными правилами. И хотя не все это знали, но все прекрасно осознавали его значение.

Та, кто не желала отступать ни на шаг и первой отреагировала на столь прямое оскорбление, ожидаемо это было или нет (но, скорее всего, ожидаемо), была Мизуки.

— Мы все только что поступили. И даже если вы цветки, то, прямо сейчас, чем вы лучше нас?

И хотя Мизуки не кричала, но её голос был хорошо слышен во всём школьном дворе.

— Так.

«Дело принимает плохой оборот», — подумал Тацуя и тяжело вздохнул.

Его вздох потонул в гневных криках учеников первого потока, и только Миюки смогла услышать его, так как стояла рядом.

— Если ты действительно хочешь узнать различия, я покажу их тебе!

Хотя, согласно школьным правилам, обвинения Мизуки были законны, в то же время они отрицались системой школьного образования.

— Ха, интересно! Ну, давай, покажи нам!

На угрозу ученика первого потока Лео ответил так же агрессивно. Ситуация накалилась до предела, и теперь всё решал принцип «око за око».

И тем, кто открыл ящик Пандоры, была, определенно, Мизуки.

Потому что все здесь прекрасно понимали неравенство в существующей системе образования. Это было хорошо известно всем: и учениками, и учителям.

И хотя в данном случае налицо было нарушение школьных правил, мало кто обращал на это внимание. Для всех идеальным решением было простое игнорирование подобных конфликтов.

Даже если нарушались не какие-то правила, а сам закон.

— Тогда, я сделаю это!

Единственными, кто имел право носить с собой CAD в школе, были члены школьного совета и члены некоторых комитетов.

Использование магии на школьной территории было запрещено правилами.

Однако простое владение CAD на территории школы на самом деле никак не ограничивалось.

Просто не было смысла.

CAD, конечно же, являлся незаменимым инструментом для волшебника, но не являлся неотъемлемой частью использования магии. Магию можно было использовать и без CAD. Так что закон не был так строг к простому владению CAD.

Обычно ученики, у которых были CAD, оставляли их в учительской до начала уроков и потом забирали их перед возвращением домой.

Так что ученик, державший в руках CAD после окончания занятий, никого не удивлял.

— Специализированный CAD?

Но если он был направлен на обычных учеников, то это уже давало повод говорить о нестандартной ситуации.

Особенно если это был специализированный CAD, предназначенный для атаки.

CAD делятся на два вида: общие и специализированные. Общие CAD увеличивают нагрузку на волшебника, но способны нести в себе до девяносто девяти последовательностей активации, в то время как специализированные могут поддерживать только девять последовательностей активации, но существенно облегчают нагрузку на волшебника и позволяют быстрее активировать магию.

Естественно, последовательности боевых заклинаний обычно загружались в специализированные CAD.

Всем своим видом CAD «кричал» о том, что он специализированный. Он имел форму короткоствольного пистолета. И этот пистолет был направлен на Лео.

Этот ученик не разбрасывался словами.

Ловкость, с которой он достал CAD, в сочетании со скоростью прицеливания, явно говорили о том, что он был явно знаком с тем, как ведутся бои между магами.

Магия зависит от врожденного таланта.

И именно он играет жизненно важную роль.

Множество учеников поступило сюда с отличными результатами из-за родителей, семейного бизнеса, или даже реального боевого опыта.

— Онии-сама!




Не успел крик Миюки затихнуть, как Тацуя выбросил вперед свою правую руку.

Не понятно, зачем он это сделал, ведь дотянуться до него он все равно не смог бы. Возможно, это движение не имело никакого смысла и являлось чисто рефлекторным.

Что бы это ни было, ничего не успело произойти.

Так как...

— Ааа!

Раздался крик того самого ученика первого потока, доставшего CAD.

И именно этот CAD был выбит из его руки.

Прямо перед его глазами сверкнула непонятно откуда появившаяся дубинка, а следом за ней появилось улыбающееся лицо Эрики. И в этой улыбке не было ни намека на дрожь или торопливость. Глядя на неё, можно было с уверенностью сказать, что на это она и рассчитывала. Более того, можно было сказать, что если подобная ситуация повторится сотню раз, то CAD ученика первого потока улетит во всех ста случаях.

— На такой дистанции тело движется намного быстрее магии.

— Я соглашусь с тобой, но ты ведь чуть не ударила и по моей руке?

Ответ на триумфальные изречения немного расслабленной Эрики, последовал от Лео, чьи руки замерли на полпути до другого CAD.

— Хи-хи, я бы ни за что не сделала подобной вещи.

— Не смейся так странно!

Эрика поднесла руку, держащую дубинку, к своему рту и выдала неестественное «о-хо-хо-хо-хо», скрывающее её реальные намерения. Этот смех выводил Лео из себя...

— Я серьёзно, по твоей стойке я могу понять, что ты хотела сделать. Со стороны может показаться, что ты обычная дура, но твои руки говорят об обратном.

— Ты смеёшься надо мной? Скажи мне в лицо, ты смеёшься надо мной?

— Именно поэтому я и сказал «может показаться», не понимаешь что ли?

Совершенно забыв про «врага» перед ними, они настолько увязли в очередном комичном споре, что им стало наплевать на всех остальных, включая Тацую и Миюки. Однако одноклассники Миюки быстро оправились.

И тем, кто решил действовать, был вовсе не ученик, чей специализированный CAD был выбит из рук, а ученица, чьи пальцы бегали по общему CAD в форме браслета.

Встроенная система включилась и выдала последовательность активации.

Последовательность активации — это не что иное, как план магии, программа, которая направлена на создание последовательности магии.

После развертывания, расширенная последовательность активации читается областью обработки магии в подсознании, и в неё вводятся такие переменные, как координаты, место активации и продолжительность магии. В результате всего этого завершается конструирование последовательности магии.

Эта завершённая последовательность магии переносится из глубин подсознания, зоны на границе подсознания и сознания, называемой «вратами», на самый нижний уровень сознания, так называемый «корень», после чего она (последовательность магии) может переноситься во внешний мир. Проекция последовательности магии и «информация о цели» в современной магии имеет название «Эйдос». Название происходит из Греческой философии и относится к событию, при котором информация цели временно переписывается.

Информация присуща каждому событию.

И если информация изменена, то и событие изменяется.

Все естественные явления записаны в Псионах, и их изменение позволит изменять явления в реальном мире.

Так работает магическая система при использовании CAD.

Скорость, с которой Псионы обрабатывают магию, масштаб и сила вмешательства, с помощью которой производится вмешательство в Эйдос и его изменение, — вместе именуются «силой магии».

Даже сам план последовательности магии, последовательность активации, сам по себе является набором Псионов. Однако сама последовательность активации не может повлиять на реальность.

Псионы, создаваемые волшебником, находятся в хаотичном состоянии.

В общих чертах, функция CAD заключается в том, чтобы забрать Псионы, предоставленные последовательностью активации, и преобразовать их в Псионы, которые волшебник может использовать для перезаписи явления: последовательность магии.

Специализированным CAD часто придают форму оружия, потому что в их стволах сосредоточены вспомогательные системы прицеливания, и координаты точки действия магии автоматически вводятся во время запуска последовательности активации, дабы уменьшить время, необходимое на вычисление этих координат. Псионы при этом не «стреляют» из дула.

Действие происходит от волшебника к CAD и от CAD обратно к волшебнику.

Если поток Псионов прервется на каком-либо из этих отрезков, то магия, записанная в CAD, работать не будет.

К примеру, если во время расчёта или передачи в CAD группа Псионов будет подана «извне», то Псионы последовательности активации будут перемешаны, остановив при этом конструирование эффективной последовательности магии и уничтожив магию.

Прямо как сейчас.

— Стоять! Использование магии помимо личной самообороны является уголовным преступлением!

Развертывание последовательности активации ученицы было уничтожено пулей из Псионов.

Сам по себе, «выстрел» Псионами является самой простейшей формой магии, но требует экстремального контроля, если ты хочешь уничтожить последовательности активации и не нанести никакого вреда самому волшебнику. Такой выстрел явно говорил о превосходном уровне подготовки волшебника.

Осознав, чей это был голос, ученица, собиравшаяся атаковать Эрику и компанию, полностью побелела, и это явно был не результат магии. Она облокотилась на другую ученицу, но они обе не устояли на ногах и упали.

Голос, предупредивший ученицу, а также пуля Псионов принадлежали главе школьного совета, Саэгусе Маюми.

Её, насколько было видно Тацуе, вечно улыбающееся лицо даже сейчас не выражало какой-либо суровости.

Однако в глазах людей, обладающих предрасположенностью к магии, её маленькая фигура была укутана свечением ауры Псионов, недостижимой обычным магам, что придавало ей почти неприкосновенный статус.

— Вы ведь ученики классов 1-А и 1-Е? Я бы хотела узнать, что тут происходит. Следуйте за мной.

Тяжелый и более жесткий голос исходил от девушки, стоящей рядом с Маюми. На школьной церемонии зачисления представляли всех членов школьного совета; её звали Ватанабэ Мари, и она являлась главой дисциплинарного комитета.

Её CAD уже развернул и передал последовательность активации.

Не трудно было вообразить, к чему бы привело сопротивление.

Лео, Мизуки и одноклассники Миюки напряглись, не говоря ни слова.

Не показывая ни доли неповиновения, просто выйдя из общей группы одноклассников, которые не могли сдвинуться с места, не выражая ни надменности, ни гордыни, не показывая себя ни удрученным, ни робким, Тацуя вполне обычной походкой прошёл и встал перед Мари. Миюки не отставала от него ни на шаг.

Мари кинула вопросительный взгляд на этих первогодок, так неожиданно подошедших к ней.

Она подумала, что они не относятся к этому инциденту.

Тацуя не дрогнул под её взглядом и остановился перед ней на приличном расстоянии.

— Просим прощения, наша шутка зашла слишком далеко.

— Шутка?

Услышав эти неожиданные слова, Мари выгнула брови.

— Да. Способность Морисаки быстро доставать CAD хорошо известна, и я попросил её нам продемонстрировать, но всё получилось слишком реалистично, и ситуация вышла из-под контроля.

Ученик, который направлял CAD на Лео, широко раскрыл глаза от удивления.

Видя, что другие первокурсники ничего не говорят, Мари быстро посмотрела на дубинку в руке Эрики и на устройство в виде пистолета, лежащее на земле. После этого она одарила этих двух учеников, пытавшихся противозаконно использовать свои CAD, взглядом, от которого кровь вполне могла застыть в жилах, и повернулась к Тацуе с холодной улыбкой.

— Тогда почему же эта девушка из 1-А пыталась использовать атакующую магию?

— Она просто была застигнута врасплох. Инстинктивный запуск последовательности активации — достойный навык для ученика первого потока.

Выражение его лица, когда он отвечал, оставалось невозмутимым, хотя его голос звучал немного нагло.

— Твои друзья были под прицелом атакующей магии, а ты настаиваешь, что это была простая шутка?

— Даже если вы можете назвать это атакой, она собиралась выстрелить яркой вспышкой. Причём сила этой вспышки не могла вызвать ослепления или ухудшения зрения.

Все присутствующие разом вдохнули.

Холодная улыбка сменилась восхищением.

— Ого... ты что, можешь понять, какая магия активируется, в процессе ее конструирования?

Последовательность активации несёт большое количество информации для построения последовательности магии.

Волшебники интуитивно могут догадаться о результате последовательности магии.

Наблюдая за тем, как последовательность магии проецируется на Эйдос, и какие его части затрагивает, можно понять и предположить конечный результат магии.

Однако последовательность активации сама по себе является огромным блоком данных, несущим большое количество информации, и даже сам волшебник, запускающий её, может лишь подсознательно её понять.

Таким образом, чтение последовательности активации представляет собой распознание бесконечных строк визуальной информации, которую надо сложить в общую картину у себя в голове.

Обычно такое не под силу человеческому сознанию.

— Я не очень хорош в практике, но я достаточно уверен в моих аналитических способностях.

Словно это ничего не значило, Тацуя обозначил весь свой немыслимый навык одним словом — «анализ».

— Твой навык сокрытия информации тоже довольно неплох.

Её взгляд напоминал смесь восхищения и ненависти.

Миюки вышла вперёд, словно защищая своего брата от всей тяжести допроса.

— Как мой брат уже говорил, вы просто неправильно всё поняли. Мы очень сожалеем, что побеспокоили вас, сэмпай.[3]

Не показывая никакого обмана, она глубоко поклонилась. И, будто причина недовольства испарилась, Мари отвела взгляд.

— Мари, все нормально. Тацуя-кун, это действительно была демонстрация?

«И когда это она начала обращаться ко мне по имени», — подумал Тацуя, но не стал отвергать неожиданную помощь со стороны Маюми.

Он кивнул ей с тем же невозмутимым выражением, которое он использовал до сих пор. Маюми ответила ему торжествующей улыбкой.

— Ученикам не запрещено обучать друг друга, но вам нельзя показывать друг другу магию. Весь первый семестр она изучается в классных комнатах. Так что я бы посоветовала воздержаться от самообучения.

На такую вдохновляющую речь Маюми Мари ответила мрачным взглядом и решила добавить пару слов от себя.

— Ну... Если уж президент так сказала, то в этот раз я не стану вас наказывать. Но учтите, второго раза не будет.

Умерив свой пыл, все присутствующие глубоко поклонились ей. Мари развернулась и собралась уходить.

Но сделав один шаг, она остановилась и задала один единственный вопрос.

— Твоё имя?

Когда она обернулась, Тацуя отразился в её глазах.

— Класс 1-Е, Шиба Тацуя.

— Я запомню.

Сдерживая себя, чтобы внезапно не вырвалась фраза: «Без проблем», — Тацуя проглотил вздох.

◊ ◊ ◊
— Даже не думай, что я тебе чем-то обязан.

После того, как Маюми и Мари скрылись из поля зрения, первый кто начал говорить, другими словами, тот самый ученик первого потока, которого защитил Тацуя, посмотрел на него и сказал эту фразу максимально возможным колючим голосом.

Тацуя в ответ только посмотрел на него, думая: «Ну что тут можно поделать».

Все его друзья думали абсолютно так же.

С облегчением понимая, что обычно раздраженная в подобных ситуациях личность не стала устраивать драму, Тацуя посмотрел в ответ на ученика А класса, который внезапно выпрямился.

— Я так не думаю, поэтому можешь не волноваться. Тебе бы следовало благодарить не мой речистый язык, а искренность Миюки.

— Я сказала своё слово только потому, что Онии-сама имеет некоторые проблемы с убеждением людей.

— Понятно.

Его искусственная полная упрека улыбка сменилась на кривоватую.

— Меня зовут Морисаки Сюн. Как вы и поняли, я сын семьи Морисаки.

Он видел теплую атмосферу между родственниками, его ярость сама по себе испарилась, и он представился.

— Я вам говорю, что ничего бы и не произошло. Я просмотрел множество подобных примеров.

— Ах, как ты и сказал, я думаю, что уже видела нечто похожее.

— Ты же сама только что вспомнила? Как я и думал, Тацуя будет покруче тебя.

— Ах, спасибо за сравнение. Идиот, который пытался взять Хоки[4] голыми руками в процессе активации, имеет смелость говорить кто кого круче.

— Ты кого назвала идиотом, дура?

— Гм... Это действительно было опасно. Псионы, которые используются другим волшебником для создания последовательности активации, могут нанести вред твоему подсознанию...

— О, понял, что она сказала?

— Эрика-тян, ты не лучше. Тебе не следовало использовать свои руки напрямую, ты ведь получила урон от вмешательства в тысячу фольдов.[5]

— Все в порядке. У меня была защита.

Этот в какой-то мере бессмысленный разговор друзей кое-как разрядил атмосферу. Тацуя и Морисаки вновь обменялись взглядами.

— Я не собираюсь тебя признавать, Шиба Тацуя. Шиба-сан должна общаться с нами.

На этой ноте, не дожидаясь ответа Тацуи, Морисаки ушёл. Возможно, так он сказал специально, ведь на эту фразу отвечать не требовалось. Это то, что понимали все.

— И всё-таки он назвал меня полным именем...

Тацуя сказал это шёпотом, достаточным, чтобы те, кто хотел услышать, смогли бы разобрать его слова. Морисаки же, похоже, тоже услышал, так как он непроизвольно содрогнулся. Но из-за своего упрямства он не стал останавливаться. Было видно, что природа одарила его гордостью.

Но вот Миюки, услышав его шёпот, изрядно обеспокоилась. Она всегда думала, что её брату умение наживать врагов явно приносило неудобства.

Но, что было более важным, она уже терпеть не могла предрассудки Морисаки.

— Онии-сама, не пора бы и нам пойти?

— Да, ты права. Лео, Тиба-сан и Шибата-сан, пойдёмте.

Чувствуя такую же психическую усталость, они кивнули и сдвинулись с места.

Не желая, чтобы они ушли, а может быть даже желая чего-нибудь похуже, пара учениц класса А преградила им дорогу. Однако их вид явно говорил о том, что на сегодня событий им уже хватило.

Обмен взглядов с Миюки явно затянулся.

Понимая намеренья брата, Миюки уже собиралась попрощаться с ними, но внезапно одна из них заговорила.

— Меня зовут Мицуи Хонока. Я хотела бы извиниться за своё поведение.

Она глубоко поклонилась, с такой прямотой, что даже Тацуя немного смутился.

Эта девушка, раньше не таившая своё элитное положение, теперь полностью поменяла своё отношение.

— Спасибо большое, что защитили меня. Хоть Морисаки-кун и не признает этого, но только благодаря вам, Онии-сан, мы смогли избежать больших проблем.

— Не нужно благодарностей. Однако не стоит называть меня Онии-сан. Мы ведь одногодки.

— Я поняла. Тогда как мне назвать тебя?

Её глаза светились неописуемым восторгом.

«Было бы неплохо, если бы с ней у меня хлопот не прибавилось», — подумал Тацуя. Он решил ответить так, чтобы она осталась довольной.

— Можно просто — Тацуя.

— Понятно. И, эээ...

— Да, что?

Хонока кинула быстрый взгляд Миюки.

— Можно мы пойдем с вами до станции?

Нервничая, Хонока попросила разрешения пойти с ними, скрывая свое упрямство.

Эрика и Мизуки посмотрели друг на друга, удивляясь не столько словам Хоноки, сколько тому, что она решилась на это.

Так что ни эти двое, ни Лео, ни, конечно, Миюки и Тацуя, не имели ни одной причины, чтобы ей отказать. И не отказали.

◊ ◊ ◊
Атмосфера по пути к станции была особо «деликатной».

Довольно необычный состав группы: Тацуя, Мизуки, Эрика и Лео из класса Е, вместе с Миюки, Хонокой и Китаямой Шизукой, которая поймала Хоноку во время инцидента с появлением Маюми, из класса А.

Рядом с Тацуей с одной стороны шла Миюки, а с другой стороны, по какой-то непонятной причине, Хонока.

— Значит, Тацуя-сан помогает с настройкой устройств Миюки-сан?

— Да. Я совершенно не беспокоюсь, когда доверяю это Онии-саме.

Гордо ответила Миюки на вопрос Хоноки.

— Я просто делаю небольшие настройки. Миюки обладает невероятной способностью обработки данных, поэтому её CAD не требует много обслуживания.

— Тем не менее, если вы не разбираетесь в операционных системах устройства, вы не сделаете слишком многого.

Мизуки включилась в разговор, идя рядом с Миюки. Тацуя натянуто улыбнулся. Видимо, данный ответ был не совсем верен.

— Я не смогу получить доступ к главным системам CAD. Это слишком сложно.

— Тацуя-кун, может, ты посмотришь мой CAD?

Сзади шли Лео и Эрика.

Причина, по которой Эрика сменила своё обращение к Тацуе с «Шиба-кун» на «Тацуя-кун», была таковой: «Если Мицуи-сан может, то почему мне нельзя?» — заявила она, никого не спрашивая. Затем утвердила: «Ты можешь в ответ звать меня просто Эрика».

Вначале Мизуки пыталась ей возражать, но вскоре все приняли её решение.

— Невозможно. Я сомневаюсь, что способен совладать с подобным CAD.

— Ха-ха, ты просто поражаешь, Тацуя-кун.

Было трудно судить, был ли Тацуя серьёзен или просто скромничал, но Эрика явно хвалила его.

— Почему?

— Ты понял, что это был мой CAD.

На вопрос Тацуи Эрика оживленно засмеялась и принялась крутить свою дубинку на ремешке, прикреплённом к ручке.

Однако её глаза блестели так сильно, что затмевали её улыбку.

— Э? Эта дубинка — устройство?

Глаза Мизуки округлились от удивления, когда она поняла, что права, а Эрика в ответ удовлетворённо кивнула ей два раза.

— Благодарю за твою вполне нормальную реакцию, Мизуки. Если бы все это заметили, то я бы вполне могла огорчиться.

Слушая всё это, Лео решил развить тему дальше.

— А что за система там установлена? По ощущениям, разве внутри она не полая?

— Не угадал. Кроме самой ручки она полностью пустая внутри. Это увеличивает силу любой заложенной в неё магии. Ты ведь сам специализируешься в усиливающей магии?

— Тут ведь применяется техника геометрического рисунка, нанесенного чувствительным сплавом, который активируется при выбросе Псионов? Если ты будешь её использовать, то это потребует вливания большого количества Псионов. У тебя они ведь иссякнут очень быстро? Прежде всего, такие нарезные печати довольно неэффективны, поэтому я думал, что в наше время эта технология используется не так часто.

Услышав мнение Лео, Эрика немного расширила глаза от удивления и восхищения.

— Ооо, твоя точка зрения понятна. Но тут есть одно НО. Усиление необходимо только в момент манёвра и непосредственно во время удара. Если я буду вливать Псионы только в эти моменты, то я не потрачу их слишком много. Тут работает тот же принцип, как и при «расколе шлема[6]». Э-э-э, ребята, что с вами?

Смесь восхищения и шока наполнила воздух, когда Эрика задала этот вопрос.

— Эрика... Я уверена что «раскол шлема» классифицируется как секретная или таинственная техника. Она удивляет намного больше, чем простой выброс громадного количества Псионов, — ответила Миюки, выражая мнение всех присутствующих.

Но сказано это было довольно небрежно.

Судя по реакции Эрики, она была явно поражена.

— Тацуя-кун и Миюки-сан поражают, но Эрика-тян тоже от них не отстаёт. В нашей школе нормальные люди — редкость?

— Я не думаю, что в магической школе учатся нормальные люди.

На естественное замечание Мизуки до сих пор молчавшая Китаяма Шизуку отвесила неплохую цуккоми,[7] что положило конец данной теме разговора.

Примечания
1. Далее может встречаться под аббревиатурой «FLT»
2.Оставлено в оригинальном виде, так как «учитель Оно» — как-то не звучит...
3. Сэмпай — термин, обычно обозначающий того человека, у которого больше опыта в той или иной области, в данном случае, ученицу более старшего года обучения
4. ↑ Хоки — тот же CAD
5. Фольд — скорее всего, единица измерения магического вмешательства. Точно нигде не указано
6. Что за «раскол шлема» в книге автором не уточняется. Предполагаю, что это какая-то техника выброса Псионов.
7. В японской культуре популярен вид шутки, который называется «цуккоми». Если кратко: 2 человека «боке» и «цуккоми» ведут беседу, «боке» скажет что-нибудь глупое, а «цуккоми» разнесёт, разругает его, а то и надаёт по голове




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив