» » Том 1 Глава 5


Том 1 Глава 5


Том 1 Глава 5
+11
Глава 5
У старших школ магии много особенностей, но по существу они не сильно отличаются от обычных школ.

Здесь, в Первой школе, тоже есть клубная деятельность.

Как и в обычных школах, чтобы стать официальным клубом, требуется минимальное количество участников и какие-то предпосылки к его созданию.

Но так как школа тесно связана с магией, здесь есть клубы, которые бывают лишь в магических школах.

Школы с Первой по Девятую часто устраивают соревнования по магическим играм. Результаты этих соревнований зачастую определяют ранг школы. Некоторые школы придают этим соревнованиям большее значение, чем самые престижные спортивные школы к турнирам. Если клуб хорошо выступит на «Турнире девяти школ», то бюджет клуба увеличат, а к его участникам будет особое отношение.

Поиск и привлечение наиболее талантливых учеников ежегодно становится приоритетной задачей, так как это влияет на положение клуба; школа всегда поддерживает эти стремления. Вот почему клубы яростно сражаются, чтобы получить как можно больше новых участников.

— И эта проблема повторяется из года в год.

Комната школьного совета.

Поедая бэнто, заботливо приготовленный Миюки, Тацуя слушал объяснения Мари.

— Противоборства между клубами настолько жёсткие, что часто влияют на учебный процесс. И с этим ничего нельзя поделать, так как всего за одну неделю они должны получить как можно больше новых участников, — объясняла Маюми, сидящая рядом с Мари.

Рядом с Тацуей как ни в чём не бывало уютно устроилась Миюки.

Сузуне и Азуса отсутствовали. Вчера они пришли в комнату школьного совета лишь потому, что их пригласила Маюми, а обычно они обедали с одноклассниками.

У Мари, как и вчера, с собой был домашний обед. Маюми слегка злилась, потому что она одна ела обед, приготовленный Модулем подачи обедов; но постепенно её настроение улучшалось. Она даже заявила, что с завтрашнего дня сама начнёт готовить себе обед.

— В это время многие клубы одновременно открывают свои палатки. Это похоже на небольшой школьный фестиваль. Есть даже тайные списки тех, кто набрал наивысшие баллы на вступительных экзаменах, и я уверена, что эти ученики станут их основными целями. Естественно, есть правила, согласно которым можно наказать клубы и их участников в случае нарушений, но всё равно драки или даже магические выстрелы случаются очень часто.

Выслушав объяснение Мари, Тацуя сделал удивлённое лицо.

— Я думал, ношение CAD на территории школы запрещено.

Можно пользоваться магией без помощи CAD, но для магических «выстрелов» большинству людей всё же требуется CAD.

Ответ Мари снова потряс Тацую.

— Школа даёт право на «демонстрации» и следит за ними, но особых требований нет. Из-за этого на целую неделю школа погружается в неконтролируемый хаос и анархию.

«Неудивительно, — подумал Тацуя. — Но почему школа позволяет такое?.. Обычно правила намного жестче».

Прежде, чем Тацуя смог сформулировать вопрос, Маюми уже ответила на него:

— Я считаю, что это в основном происходит из-за того, что школе нужно, чтобы клубы сделали всё возможное на Турнире девяти школ. Я уверена, школу не заботит нарушение нескольких правил ради того, чтобы повысить шансы завербовать новых игроков.

Десять лет назад правительство запретило вмешательство школы в клубную деятельность, так как это нарушало права учеников. Из-за этого школе не осталось ничего, кроме как позволить различным клубам вербовать столько участников, сколько им угодно.

— В общем, дела обстоят так. Начиная с сегодняшнего дня, дисциплинарный комитет работает на полную катушку. Уф, я так рада — состав комитета сформирован.

Сказав это, Мари саркастически отвела взгляд в сторону.

— Я счастлива, что ты нашла таких талантливых людей, Мари.

Маюми проигнорировала этот взгляд с улыбкой на лице, и можно было сделать вывод, что это у них обычное дело.

Доев свой обед и отложив палочки, Тацуя взял чашку с горячим чаем, появившуюся перед ним.

Сделав нескольких глотков, он попробовал немного посопротивляться.

— Ну, клубы ищут учеников с наивысшими оценками, то есть первый поток, да? Я не думаю, что от меня будет какая-то польза.

Ученики второго потока отвечают только за свой поток. Он попытался использовать вчерашние слова Мари против неё самой.

— Да кому какое до этого дело. Я рассчитываю на тебя.

Она его не слушала.

У Тацуи не было слов, чтобы ответить на подобную реплику. Он лишь вздохнул.

— Хорошо. Как я понял, мы начинаем после занятий?

— Как закончатся уроки, приходи в штаб.

— Ясно.

Тацуя спокойно согласился с Мари. Сложно сказать — повёл он себя мужественно или просто сдался.

Сидящая рядом с ним Миюки спросила:

— Президент, мы тоже присоединимся к патрулированию?

Миюки сказала «мы», подразумевая членов школьного совета. Тацуя улыбнулся, наблюдая, как его любимая сестра смогла быстро вписаться в обстановку, учитывая, что у неё всегда были трудности в общении с людьми.

— Я дам вам А-тян в качестве поддержки. Ханзо-кун и я будем ожидать в штабе, а ты и Рин-тян останетесь здесь.

— Понятно.

Миюки послушно кивнула, но Тацуя заметил, что она немного расстроена. Хоть Миюки и не боец, она очень способная. Возможно, она хотела испробовать новый тип сдерживающей магии, добавленной в её CAD.

Когда он спросил у неё об этом, она закричала: «Нет, все не так! — и тихо добавила: — Глупый Онии-сама»; если честно, это прозвучало как проклятье. Затем Тацуя поинтересовался:

— Взять Накадзо-сэмпай в качестве поддержки?

Это был тонкий намёк, что Азуса не подойдёт для этой работы.

Правда, он не сработал.

— Я в курсе, что она не выглядит подходяще, но ты же знаешь, Тацуя, внешность бывает обманчива.

— Я понимаю, но...

Тацуя намекал на её робость.

Наконец Маюми поняла, что он пытался сказать, и рассмеялась.

— Ну, порой робость МОЖЕТ быть не к месту, но не волнуйся, в этих случаях приходит на помощь магия А-тян.

Она ухмыльнулась совсем как Мари.

— Понимаешь, в случаях, подобных нашему, когда бешенство охватывает целую толпу, её магия — Азусаюми — невероятно эффективна.

Современная магия — это наука, где большая часть магии общедоступна и представлена в формулах. Конечно, существуют скрытые виды магии, неизвестные публике, но всё же большинство видов зарегистрировано в базе данных. Большую часть магии можно разделить на «типы» и «эффекты», но есть и весьма оригинальные виды магии, которым часто присуждают особые названия.

— Азусаюми? Не помню такого названия. Это несистемная магия?

Тацуя пришёл к выводу, что зарегистрированной магии под названием «Азусаюми» нет. Он спросил только о несистемной магии, потому что большая часть незарегистрированной магии была как раз несистемной.

— Вот только не говори, что ты запомнил все названия! — сказала потрясённая Мари вместо ответа на вопрос.

— У Тацуи-куна, наверно, есть постоянная связь со спутником, соединяющим его с огромной базой данных или чем-то подобным, — добавила Маюми с расширенными от удивления глазами.

Миюки чуть не взорвалась от смеха, но это был не первый раз, когда люди задавали подобный вопрос, и поэтому она смогла удержать спокойное выражение лица.

Современная магия основана на изучении сверхъестественных сил: вместо разделения магии по визуальным аспектам, таким как «если горит, то огонь, если дует — воздух», виды магии классифицируются по эффектам.

«Скорость и вес», «Движение и колебания», «Концентрация и рассеивание» и «Поглощение и распространение» — это четыре системы и восемь типов магии. Но есть исключения. Магия, не включенная в эти системы и типы, разделена на три категории. Первая — магия восприятия, известная как ESP (Extra Sensory Perception — Дополнительное сенсорное восприятие, а не Extra Special Power — Дополнительная особая сила). Вторая — это магия, которая может переписать информацию объекта, её эйдос, или даже может манипулировать самими псионами; известна, как внесистемный тип магии.

Магия Маюми, особая пуля из частиц, — типичный пример внесистемного типа магии. Магия, которую использовал Тацуя, чтобы вырубить Хаттори также больше напоминает внесистемный тип (чем тип магии вибраций), но, так как манипуляция псионами технически является частью четырёх систем и восьми типов, разница между ними несущественна.

Третья категория подразумевает манипуляцию не физическими объектами, а духами. Эти типы магии тоже относятся к внесистемному типу, так они не входят ни в одну из систем. Примеры этой категории — манипулирование духами, чтение мыслей, отделение духа от тела и даже управление разумом.

— Как уже возможно догадался Тацуя, «Азусаюми» А-тян — это несистемная магия манипуляции информацией. На любой площади она может ввести людей в состояние, похожее на транс и управлять ими как захочет.

Закончив удивляться, Маюми наконец ответила, что такое «Азусаюми». Несистемная магия манипуляции информацией — это тип магии ментального влияния, которая контролирует не только мысли, но и чувства.

— Азусаюми не отключает и не перехватывает сознание, поэтому противник не остается беспомощным. Она скорее влияет не на индивида, а на группу людей. И это прекрасное магическое средство, чтобы успокоить разбушевавшуюся толпу.

После такого объяснения Мари на лице Тацуи появилось серьёзное выражение.

— Разве этот тип магии не попадает под Ограничения Первого класса?

У несистемных типов магии есть множество особых эффектов, поэтому их применение ограничивают больше, чем типичную магию четырёх систем/восьми типов. Наиболее жёсткие ограничения получила магия ментального вмешательства. Как уже объяснялось, этот тип магии может стать устрашающей машиной для промывания мозгов. Люди в состоянии гипноза невероятно уязвимы. Если об этом типе магии станет известно диктаторским режимам, террористам, сектантам, то они непременно пойдут на всё, чтобы заполучить себе такого волшебника. Но когда Тацуя спросил об этом, Маюми, хихикнув, ответила, что волноваться не о чем.

— Ты думаешь, А-тян из тех людей, которые станут сотрудничать с диктаторами?

— Ну, её могут заставить это сделать.

— Никогда. У неё слезы на глаза наворачиваются, когда она монетку находит. Я не думаю, что она сможет сконцентрироваться на магии с таким чувством вины.

Общеизвестно, что моральное состояние влияет на магические силы. Если она насколько добросердечная, то простая мысль о массовом промывании мозгов может привести к полной потери способности использовать магию. В то же время, такая ранимая натура проще поддается контролю, но не будем сейчас об этом. Прямо сейчас есть более насущные проблемы.

— Я уверена, что законы об ограничениях магии ментального вмешательства действуют независимо от того, какой человек Накадзо-сэмпай...

После такого замечания казалось, что у Маюми не осталось слов.

— Ммм, да не волнуйся, Миюки-сан. Она же не использует магию за пределами школы.

Её ответ был абсурден. Она не входила в число людей, которые показывают свои слабости, когда их припирают к стенке, но, если бы не помощь Мари, она вырыла бы себе более глубокую могилу.

— Маюми... говорит так, что люди могут неправильно её понять. Накадзо дано разрешение на использование её внесистемной магии только на территории школы. Мы воспользовались «чёрным ходом», который часто используют исследовательские институты. То есть сделали ей исключение ради «научного исследования ограничений к использованию».

— Ясно.

— Я не знала, что так можно.

— Да, так можно.

Брат и сестра понимающе кивали, слушая Мари, а Маюми нервно рассмеялась.

◊ ◊ ◊
Когда Тацуя отправился в штаб дисциплинарного комитета, его позвал чей-то высокий голос.

Он обернулся и увидел худую девушку с короткой стрижкой.

— Ты меня удивляешь, Эрика... Ты здесь какими путями?

— Чему удивляться? Не люблю быть в компании.

Тацуя сразу припомнил пару исключений.

— В любом случае, Тацуя-кун, что у тебя с клубами? Мизуки сказала, что вступит в клуб по рисованию. Она и меня пригласила, но у меня с рисованием не очень, поэтому я в поисках чего-нибудь интересного.

— А Лео не сказал, что он выбрал?

— Клуб альпинистов. Это ему прекрасно подходит.

— Да... Подходит.

— В нашей школе клуб альпинистов практикует не столько скалолазание, сколько выживание в экстремальных условиях. Такое ощущение, что этот клуб просто создан для него.

По её голосу было ясно, что ей скучно.

— Эй, Тацуя, если ты ещё не вступил ни в какой клуб, может, поищешь со мной?

Тацуя не смог отказаться, видя на её лице такое одиночество, так как, если бы он отказался, она бы непременно обиделась.

— По правде говоря, дисциплинарный комитет, кажется, уже считает меня своей собственностью. Я, конечно, прогуляюсь с тобой, но при этом буду патрулировать. Если ты согласна, так и поступим.

— Хмммммм... ну ладно. Тогда встретимся возле нашего класса.

Эрика неохотно пожала плечами, словно раздумывая и сомневаясь, но улыбка на её лице выдавала её истинные чувства.

◊ ◊ ◊
— Ты почему здесь?!

С этого началось их воссоединение.

— Разве ты не слишком груб?

Тацуя устало вздохнул, чем вызвал ещё большее раздражение.

— Что!!!

Кажется, он собирался высказать все свои претензии, но...

— Заткнись, новенький.

Быстрый окрик Мари заставил Морисаки Сюна закрыть рот.

— Это официальный сбор членов дисциплинарного комитета, и каждый человек здесь является членом комитета. Думай хоть немного перед тем, как начинать скандал.

— Извините!

Как жалко выглядело лицо Морисаки, преисполненное напряжения и страха! Мари пригласила его сюда только два дня назад. К тому же он всё ещё чувствовал вину после того, как его отчитала президент школьного совета. Большой позор для такого важного ученика первого года, как он.

— Что ж, присаживайся.

Мари вновь стала спокойной, приказывая побледневшему первокурснику сесть. Судя по её поведению, она была не из тех, кто получает удовольствие, унижая слабых.

Морисаки сел напротив Тацуи. Такой расклад не устраивал обоих, но они ничего не могли с этим поделать, так как присоединились к комитету последними. Теперь они подчинённые и должны сидеть с краю стола, недовольно взирая друг на друга.

— Все здесь?

После того, как в комнату вошли девять человек, Мари поднялась.

— Хорошо, слушайте. Снова начинается сумасшедшая неделя. Для дисциплинарного комитета это первая большая проблема в начале года. В прошлом году некоторые присоединившиеся к нам люди устроили беспорядки, а те, кто пытался их остановить, только ухудшили обстановку. Прошу в этом году сдерживать себя. Я больше не хочу никому делать выговоры. Я повторяю, в этом году члены дисциплинарного комитета не станут зачинщиками проблем.

Большая часть присутствующих просто игнорировала эту речь. Тацуя же постоянно попадал в различные неприятности, поэтому пообещал себе быть особо осторожным.

— Хорошо, что мы успели вовремя найти замену выпускникам. Я представлю новеньких. Встаньте.

Они не замешкались и быстро поднялись со своих мест. Но у этих двоих были диаметрально противоположные выражения лица.

Морисаки не мог, или даже не старался скрыть свои переживания, но поднялся он с энтузиазмом; в противоположность ему, Тацуя вёл себя спокойно и собранно.

— Морисаки Сюн из 1-А и Шиба Тацуя из 1-Е. С этого дня эти двое также принимают участие в патрулях.

После того, как прозвучал номер класса Тацуи, в комнате зашептались. Но здесь за каждое оскорбление делали выговор, поэтому слова «сорняк» в его адрес не прозвучало.

— Кто будет с кем в паре?

Похоже, все хотели узнать именно об этом. Одним из поднявших руку был второкурсник Окада. Он относился к членам, выбранным учителями.

— Как я уже ранее объяснила, во время недели набора в клубы все будут патрулировать территорию самостоятельно. И новички не исключение.

— А от них будет польза?

Формально, имелись в виду и Тацуя, и Морисаки, но, так как Окада обоими глазами уставился на левую часть пиджака Тацуи, было понятно, о ком идёт речь.

Тацуя ожидал такой поворот событий и решил позволить Мари все уладить. Но, с другой стороны, у Мари было слишком недовольное лицо из-за надоевших ей комментариев, когда она посмотрела на Окаду.

— Не волнуйся, они пригодятся. Я уже лично убедилась в умениях Шибы. Да и Морисаки довольно неплох в обращении со своим устройством, просто ему не повезло с противником. Если тебя это всё ещё тревожит, то можешь быть в паре с Морисаки.

Мари отвечала небрежно, словно её уже всё достало, но Окада скрыл свою ухмылку и, сохраняя невозмутимость, выдал с сарказмом:

— Ладно уж.

— Кто-нибудь ещё хочет высказаться?

Тацуя был удивлен воинственным настроем Мари — она словно напрашивалась на драку со всеми. Но, кроме Тацуи и Морисаки, на это никто не обращал внимания. Остальные члены комитета вели себя так, будто это обычное дело. Похоже, в комитете существовали глубоко зарытые конфликты, и казалось, что именно лидер их и раздувает.

— На этом сбор окончен. Патрулируем согласно плану. У кого-нибудь есть возражения?

Были те, кто, похоже, хотел высказаться, но не было тех, кто открыто выступил против.

— Хорошо, тогда собираемся. Не забудьте свои записывающие устройства. Шибе и Морисаки я сама все объясню. А теперь, смирно!

Все выпрямились, ноги вместе, а правая рука бьёт по левой стороне груди. Тацуя удивился происходящему, но позже он узнал, что это традиционная церемония отдачи чести в дисциплинарном комитете. Были и другие правила, например, говорить «Доброе утро» независимо от времени суток. Остальные члены комитета начали покидать комнату по одному. Котаро и Саваки, уходя последними, сказали: «Не переусердствуйте» и «Если будут какие-то вопросы, не стесняйтесь, спрашивайте меня» (было и так понятно, кто что сказал). Так как Тацуя вёл себя вежливо (по крайней мере, старался) по отношению к ним, он заслужил раздраженный взгляд Морисаки. Мари, увидев это, сдержала вздох, чувствуя приближающуюся головную боль.

— Для начала я дам вам это.

Мари дала им две повязки на руку и две небольшие видеокамеры.

— Положите камеры в карманы на груди. Они специально устроены так, чтобы объектив был снаружи. Всё, что вам нужно, — это нажать на кнопку справа.

Когда они положили камеры в карманы так, как им было сказано, объектив и в самом деле оказался снаружи, готовый для записи.

— Всегда берите с собой камеру. Если вы увидите нарушающего правила, обязательно нажимайте на кнопку записи. Вам не нужно беспокоиться о качестве картинки, потому что показания члена дисциплинарного комитета всегда считаются достаточным доказательством. Можете считать это просто мерой предосторожности.

Дождавшись согласия, Мари велела им достать свои мобильные терминалы.

— Я отправлю вам частоты связи... Подтвердите их получение.

Парни подтвердили получение частот.

— Всегда сообщайте о своих находках по этой частоте. Инструкции также выдаются по ней. И последнее — CAD. Членам дисциплинарного комитета разрешено ношение CAD, поэтому можете не ждать разрешения на их использование. Но если обнаружится несанкционированное использование — мигом вылетите из комитета, да и накажут вас посильнее, чем обычных учеников. В прошлом году за это даже исключали из школы, так что будьте осторожны.

— Вопрос.

— Спрашивай.

— Я могу воспользоваться CAD, которые я нашёл в комнате комитета?

Похоже, она не ожидала такого вопроса, поэтому не сразу нашла ответ.

— Я не против, но почему? Это ведь довольно старые модели.

Наблюдая за Тацуей во время вчерашнего матча, Мари поняла, что он очень искусен в управлении и настройке CAD. Даже если не вспоминать, с каким энтузиазмом Азуса говорила о высокотехнологичных CAD, которые он использовал. А теперь он просит старые модели. Мари не могла скрыть своего любопытства.

— Возможно это и старые модели, но эти CAD — высококлассные устройства, в большинстве своём используемые профессионалами, - неожиданно ответил Тацуя с горькой улыбкой на лице.

— Правда?

— Да, эта серия не пользовалась большой популярностью, потому что их сложно настроить, но если это всё же удаётся, то плюсов у неё много — например, чувствительный переключатель при использовании NCT. Благодаря этому она заслужила пламенную поддержку энтузиастов, несмотря на ограниченный выпуск. Человек, купивший их, скорее всего, был фанатом серии. Время автономной работы ограничено, но их разогнали, чтобы повысить скорость обработки. Если их продать, то можно получить изрядную сумму денег от этих энтузиастов.

— А мы всё это время считали их мусором. Ясно, теперь мне понятно, почему ты настаивал на уборке этого места.

— Я уверен, что если бы Накадзо-сэмпай зашла сюда, она бы рассказала вам об этой серии...

— Накадзо боится и шаг сделать в эту комнату.

— О... Понятно.

Они нервно рассмеялись. Но вскоре Мари заметила, что Морисаки выбыл из разговора.

— Кхе. Ну, в таком случае, пользуйся в своё удовольствие. Всё равно они здесь лишь собирали пыль.

— Понял, в таком случае я беру оба.

— Оба? А ты не так-то прост!

Тацуя взял два тайно настроенные под себя CAD и прикрепил их на обе руки. Увидев это, Мари улыбнулась, а Морисаки скривил губы.

◊ ◊ ◊
— Эй!

Тацуя выходил из штаба, когда его окликнул Морисаки.

Уже по его голосу можно было определить, что намеренья у него явно не дружелюбные.

Тацуя мог бы проигнорировать его, но это только бы усугубило ситуацию, и поэтому он обернулся.

— Что?

Возмущённый голос и надменный ответ. Откуда же здесь взяться дружелюбной атмосфере?

— Хорошо блефуешь. Вот так ты подмазываешься к президенту и остальным?

— Завидуешь?

— Что...

«Если ты так неадекватно реагируешь, то тебе стоит забыть про сарказм», — подумал Тацуя.

Но в то же время он немного завидовал прямолинейности Морисаки.

— Но в этот раз ты явно зазнался. Ученики второго потока просто не могут одновременно использовать несколько CAD.

«Он не назвал меня "сорняком", значит, пытается вести себя как член дисциплинарного комитета», — цинично подумал Тацуя. Но Морисаки не заметил его скучающего взгляда и продолжил читать нотации, словно опьяненный своими словами.

— Если ты возьмёшь CAD в обе руки, то псионовые помехи сделают их непригодными. Ты даже этого не знаешь? Хочешь выглядеть круто? Ты ведь не можешь пользоваться нормальным заклинаниями, вот и пускаешься на уловки, чтобы не выглядеть глупо.

— Это совет? Кажется, ты уверен в своих словах, Морисаки.

— Ха! Я не такой, как вы. В тот раз я не был готов, но в следующий раз такой фокус со мной не пройдет. Я покажу тебе разницу в наших способностях.

Он так наивен, рассчитывая, что у него всегда будет право на «следующий раз»...

◊ ◊ ◊
У него была назначена встреча с Эрикой, но когда Тацуя подошёл к классу, её там не было.

«Ну и ладно...»

Тацуя вздохнул и включил LPS на своем мобильном терминале. Привычку вздыхать он приобрёл с началом школьных занятий.

На карте школы медленно двигалась красная точка. По крайней мере, спасибо, что не выключила свой мобильный. Похоже, она находилась не так уж далеко.

«Предполагалось, что это будет всего лишь мерой предосторожности...»

Она считает, что он найдет её где угодно. Он увеличил масштаб карты в том месте, где она находилась, и направился туда.

Палатки, разбитые повсюду, делали это место похожим на шумную ярмарку.

— Похоже на школьный фестиваль...

Эрика разговаривала сама с собой. Когда она осознала это, то начала смеяться.

У неё была привычка разговаривать с собой, но, начав ходить в старшую школу, она стала скрывать её.

«Опять я сама по себе... Похоже, ты не так уж хорошо понимаешь меня, Тацуя-кун.»

Сначала она нарушила своё обещание, а сейчас тихо разговаривала с ним.

Во время учёбы в средней школе, да и в начальной тоже, большую часть времени она проводила в одиночестве. Не то чтобы она ненавидела людей. Эрика могла поладить с кем угодно, с её-то характером. Просто она быстро охладевала к любым отношениям.

Эрика не могла проводить с кем-то все двадцать четыре часа в сутки. Хорошие друзья называли её холодной, говорили, что она ведёт себя как капризная кошка. Другие говорили, что она ведёт себя высокомерно. Было множество парней, которые хотели завязать с ней отношения, но ни один из них не выдержал. Она была свободной, не связанной какими-либо обещаниями. Это было её девизом.

«Это БЫЛО моим девизом, но с недавних пор я стала вести себя немного странно».

«Если посмотреть со стороны, может показаться, что я преследую его, — подумала Эрика про себя. — Я впервые пообещала с кем-то встретиться и погулять. За неделю это могло, как обычно, наскучить мне, но думаю, в этот раз всё будет по-другому».

— Эрика!

Прошло десять минут от назначенного времени. Рядом с выходом на школьную территорию стоял Тацуя и звал её.

«Он нашёл меня быстрее, чем я ожидала», — подумала она.

— Прости.

На секунду на его лице отразилось болезненное выражение, но он тут же опустил голову.

— Значит, извиняешься.

Эрика не ожидала подобного, и в её голове возникла путаница.

— Прости, что опоздал на десять минут. Но опоздание и отсутствие на оговоренном месте встречи — это две разные вещи.

— Эм... прости.

Странная реакция, но Эрика никак не могла ответить улыбкой на его серьёзное лицо.

— Скажи, Тацуя, а люди не жаловались на твой отвратительный характер?

— Нет, это немыслимо. Никто ещё никогда не жаловался на мой характер. Они просто говорили, что я ужасный человек.

— Это то же самое! Стоп, это даже ещё хуже!

— А, погоди, всё не так. Меня назвали не ужасным человеком, а воплощением зла.

— Ещё хуже!

— А некоторые называли меня демоном.

— Всё, с меня достаточно!

Как только Эрика начала задыхаться от переполнявших её чувств, Тацуя стал вести себя как размышляющий философ.

— Ты выглядишь усталой. Все в порядке?

— Тацуя... Тебе ведь уже говорили, что у тебя отвратительный характер?

— Ну, можно считать и так.

— Значит, ты просто проигнорируешь весь наш разговор?

Эрика устало повесила голову.

◊ ◊ ◊
Чтобы восстановить настрой Эрики до того, как окружающие люди начнут обращать на них внимание, потребовались немалые усилия, и только после этого Тацуя смог продолжить своё патрулирование.

Но через пять минут Тацуе захотелось пойти домой.

Он недооценил ситуацию. Он слышал, что ситуация порой немного «выходит из-под контроля», но считал, что это происходит в границах разумного. Но реальность абсолютно не отвечала его представлениям.

«Хм, теперь понятно, зачем им нужны люди, поддерживающие порядок, но я не думаю, что даже десятерых будет достаточно».

Массивные палатки, занимавшие все свободное место, были до отказа заполнены людьми. По ту сторону толпы пойманная Эрика издавала сдавленные крики. Даже её недюжинная ловкость не помогала ей протиснуться сквозь массу людей. Тацуе крики показались недостаточно убедительными, и он решил понаблюдать за всем со стороны.

Не стоит думать, что Тацуя более ловок, чем она. Просто эти люди выбрали своей целью её, а не его. Посредственная внешность и средний рост; с первого взгляда он мог показаться немного заурядным. К тому же он был из «сорняков», так что окружающие не обращали на него никакого внимания.

В случае с Эрикой главную роль сыграла её красота. Миюки привлекала своей хрупкой красотой, призывающей людей тянуться к ней, а убийственная красота Эрики заставляла пытаться схватить её.

Поэтому клубные сообщества нападали на неё. Даже её принадлежность ко второму потоку не помогала. Скорее всего, клубы хотели заполучить её в качестве талисмана, фигуры, которой не требуется пользоваться магией. Поэтому окружающее её пространство погрузилось в хаос.

Тацуя не мог видеть, что происходит, через стену людей (он предположил наихудший вариант — что её хватают за руку, держатся за неё или даже лапают). Атмосфера мгновенно стала убийственной, поэтому Тацуя больше не мог продолжать это игнорировать.

Тацуя не пошёл к ней, потому что посчитал, что она сможет пробиться к нему сама. Нужно пройти множество тренировок, чтобы удержать такого человека, как Эрика. Он припомнил, как быстро она смогла выбить CAD из рук Морисаки, а этот прием нельзя выучить всего лишь за год. Поэтому Тацуя был уверен в её способностях.

Теми же, кто окружил Эрику, были старшеклассницы. Похоже, парням не хватало наглости, чтобы трогать тело девушки. Тацуя заключил, что она сможет отбиться от девушек, которые были старше её всего лишь на год, но, похоже, именно это и стало помехой. Эрика не решалась пользоваться силой.

Как только Тацуя решил пойти ей на выручку, произошло нечто.

— Эй, стойте, где вы меня трогаете? Пре... прекратите немедленно!..

Он услышал мольбы о помощи от Эрики. Похоже, время игр подошло к концу.

Тацуя быстро активировал CAD на левой руке. Когда последовательность активации завершилась, он топнул, от чего земля немного задрожала. Вибрации, вызванные его толчком, были невидимы, но он использовал магию для управления колебаниями и направил её на толпу.

Конечно, этих колебаний было недостаточно, чтобы человек потерял сознание. Тацуя не владел физической силой или магическими способностями, способными вызвать такое сильное воздействие, но даже этих колебаний хватило, чтобы все потеряли равновесие.

Когда он проходил через толпу, все, кого Тацуя касался, падали. Отпихнув всех парней и девушек со своего пути, он смог достичь центра событий и дойти до старшеклассников. Тацуя схватил Эрику за руку и сказал: «Бежим!». Он потянул её за собой и начал выбираться из толпы.

Пройдя сквозь толпу словно волшебник, Тацуя побежал в тихое удалённое место между зданиями. Отпустив её руку и повернувшись, он наконец-то заметил, в каком ужасном состоянии она была. Растрепанные волосы, новая форма вся помята, блузка расстёгнута, а развязавшийся галстук она держала в руке.

Тацуя по чистой случайности увидел скрытое под одеждой нижнее бельё, пока она неистово пыталась поправить свой внешний вид.

— НЕ СМОТРИ!

Эрика смотрела вниз и видела только его ноги, но она могла догадываться, куда направлен его взгляд. Когда она накричала на него, лицо Тацуи уже было повёрнуто в другую сторону.

— Ты видел?

Ему легко представилось её покрасневшее лицо.

— ...

Тацуя не смог дать ей ответ.

Он должен сказать ей, что не видел. Так будет правильней.

Но её слегка загорелая кожа, её белоснежная грудь и стройное тело! Даже цвет её нижнего белья отпечатался в его памяти.

— Ты ВИДЕЛ?!

Похоже, она уже привела себя в порядок, так как он больше не слышал шуршания одежды. И в то же время он понял, судя по тону её голоса, что у него больше нет времени на обдумывание ответа.

«В таком случае я получу удар кулаком в лицо», — подумал он. Хоть в этом и не было его вины, но он должен был, по крайней мере, проявить какую-то искренность.

И, после кратковременного бегства от реальности, Тацуя повернулся к ней (подумав, он признал, что часть вины лежит и на нём, ведь это он оставил её посреди толпы).

К счастью, она и правда закончила поправлять одежду. Если бы этого не произошло, его положение могло стать ещё хуже. Тацуя почувствовал облегчение, увидев её полностью застегнутую блузку и крепко затянутый галстук. «Но опять же, — подумал Тацуя, — если бы она изначально не ослабила галстук и не расстегнула верхние пуговицы, всё могло закончиться лучше».

— Прости, да.

Но он не посмел так сказать. Увидев её красное лицо и влажные дорожки слез, он просто не осмелился произнести что-либо.

Эрика посмотрела на Тацую снизу вверх. Она опять начала краснеть и сжала руки в кулаки, вероятно, припомнив весь перенесённый стыд.

— Идиот!

Она не ударила его кулаком - вместо этого пнула в голень. Затем отвернулась и двинулась прочь.

Тацуя тихо проследовал за ней.

Он не видел её лица, но знал, что оно залито слезами.

Его голень была настолько натренирована, что могла выдержать мощный удар деревянным мечом.

Ей, обутой в эластичную обувь, скорее всего, было больнее, чем ему. Но если бы он попробовал сказать что-то относительно этого, она, вероятнее всего, ударила бы его опять.

Всё, что он мог сделать, это не замечать её неестественную походку.

◊ ◊ ◊
Палатки были расставлены по всей территории школы, но все они располагались на улице. А в зданиях проходили всяческие демонстрации множества клубов.

Ещё был спортзал.

Наша парочка дошла до второго спортзала, также известного как «Арена», где выступал клуб кэндо.[1]

Кстати, к этому моменту Эрика уже умерила свой пыл. Она осознала, что обвиняла его в том, чего он не совершал. Помог и тот факт, что он не извинился перед ней. Однако она вновь начала расстегивать верхние пуговицы и ослаблять галстук, потому что ей стало жарко. Похоже, она уже начала забывать, через что ей пришлось только что пройти.

Эти двое оглядели арену, где выступал клуб кэндо, с трибуны.

— О... Даже в школе магии есть клуб кэндо.

Сказала Эрика равнодушно.

— А что такого необыкновенного в клубе кэндо?

Также равнодушно спросил Тацуя. После этих слов Эрика внимательно посмотрела на него.

— Что-то не так?

— Не ожидала.

— Чего?

— Не знала, что есть вещи, о которых не знает Тацуя-кун. Каждый, занимающийся боевыми искусствами, понял бы мое удивление.

Тацуя забеспокоился, слушая её.

— Я похож на человека, который строит из себя всезнайку?

— Нет, конечно, нет. Просто у тебя такая аура, как будто ты всё знаешь.

— Аура, говоришь... Я вообще-то тоже первогодка, не забыла? Ну, и чем же отличился этот клуб кэндо?

— Ай, точно, мы же в одном классе... Немного странная постановка вопроса... Ааа, в любом случае, мы же говорим о кэндо? Если ты собираешься стать волшебником, то кэндо — это не то, чем тебе стоит заниматься в старшей школе. Обычно волшебники используют магические приемы с мечом, основанные на «кэндзюцу[2]», а не на «кэндо». Возможно, кэндо занимаются в начальных классах, чтобы подтянуть основы кэндзюцу, но со средней школы все, кто намереваются стать волшебниками, обычно переходят на кэндзюцу.

— Вот как... Я думал, кэндо и кэндзюцу — одно и то же.

— Вау, неожиданно.

Она была действительно удивлена словами Тацуи.

— Даже с твоим опытом в боевых искусствах... А, знаю!

— Что?

Тацуя был впечатлён неожиданным прозрением Эрики. Хотя... Не он один был удивлён. Но Эрика продолжала игнорировать все его просьбы объяснить, и на её лице сохранялось выражение «Мне ясно» и «Ну, теперь-то все ясно».

— Эй, Тацуя, ты считаешь, что все боевые искусства интегрированы с магией, так? И не только боевые искусства, но и борцовский дух и всё тому подобное. Ты считаешь магию средством поддержки тела во время движения?

— Разве не очевидно? Не только мускулы заставляют тело двигаться.

С точки зрения Тацуи, Эрика говорила абсолютно ясные вещи; она понимающе кивнула.

— Для Тацуи это, может быть, и элементарно. Но на обычных соревнованиях всё не так.

— Понятно.

Разговор пошёл по замкнутому кругу, но Тацуя даже предположить не мог, что его система понятий может отличаться от её.

— Почему бы нам просто не посмотреть выступление?

В этот раз был черёд Тацуи останавливать Эрику. Она проследила за его взглядом и увидела, что все смотрят на неё. Издав нервный смешок, она превратилась в молчаливого наблюдателя.

Тренировочные бои основных членов клуба были в полном разгаре. Особенно привлекло внимание окружающих выступление ученицы второго года обучения.

Она была невысокой, да и вообще не выделялась. Телосложением она напоминала Эрику, но сражалась наравне с парнем, который был в два раза больше неё.

Не только силой, но и грациозными приёмами она отражала атаки противника. Казалось, у неё появились крылья.

В её стиле боя присутствовала определённая красота. Все взгляды наблюдателей были устремлены на неё.

Кроме одного исключения. После победы над противником и театрального поклона головой, Тацуя услышал рядом с собой смешок.

— Похоже, тебе не понравилось.

— Что? А, ну да...

Она не сразу осознала, что это было обращение к ней, и замешкалась с ответом.

— Скучное зрелище. Она сражалась с противником, который гораздо слабее её, и поэтому смогла так выступить. И вместо боя мы увидели что-то вроде тренировки.

— Ну, насчёт этого ты права, но...

Тацуя непринужденно улыбнулся.

— Это показательное выступление клуба, помнишь? Мастера боевых искусств всегда делают эффектные приемы на публику, но они никогда не покажут своих настоящих умений обычным людям. Настоящие сражения в боевых искусствах обычно идут насмерть.

— Ты, как всегда, хладнокровен.

— Какой человек, такое и мнение.

С раздражением на лице Эрика отвернулась.

Но это не было тем выражением лица, которое появлялось у неё во время вспышек злости. Вероятнее всего, она больше злилась на людей, которые использовали боевые искусства для шоу, а не по истинному своему назначению, и находила таких людей обманщиками.

Даже если бы Тацуя озвучил свои мысли вслух, это скорее разозлило бы девушку.

Он сомневался, что она полезет в бой, но знал, что она может сделать что-нибудь подобное. Тацуя собирался было увести Эрику, как кое-что привлекло его внимание.

Они собирались покинуть зрительскую трибуну и выйти наружу, когда Тацуя услышал гомон. Похоже, это был чей-то спор.

Юноша огляделся по сторонам, а глаза девушки засияли от любопытства.

Схватив Тацую за рукав, первой направилась к источнику шума Эрика. И, можно сказать, затащила его в середину гомонящей толпы.

Пробившись сквозь толпу (единственная причина, по которой на них никто не разозлился, заключалась в том, что Эрика улыбалась каждому, кого она отталкивала), они увидели противоборствующих друг другу мечника и мечницу.

Мечницей была девушка, участвовавшая в демонстрационном поединке (или, по словам Эрики, просто тренировке). На её груди всё ещё был надет доспех, но шлем был снят. Красивая девушка с черными волосами средней длины. С её внешностью и способностями она превосходно подходила для рекламы своего клуба.

— Тацуя, тебе нравится такой тип девушек?

— Нет, ты гораздо красивее, Эрика.

— На меня не действует твой монотонный голос.

Хоть она и продолжала смотреть на него, её лицо слегка покраснело.

— Прости, я не привык.

— Ааааа! Ну почему ты всегда...

Эрика начала что-то бормотать, но, к счастью, быстро прекратила подкалывать Тацую, и он смог сконцентрироваться на мечнике.

Телосложением он напоминал Тацую, но его тело было более коренастым. В руке он держал синай,[3] но доспеха на нём не было. Тацуя было собрался расспросить окружающих о происходящем, но ему не пришлось этого делать.

— Выступление клуба кэндзюцу намечено через час, Кирихара! Подождать не можешь?!

— Вау, да что ты говоришь, Мибу? Я просто пытаюсь помочь вам, потому что ваши слабаки не могут сделать достойную рекламу клубу кэндо.

— Устроив с ним тренировочный поединок?! Я глазам своим не верю! Если дисциплинарному комитету станет известно, что ты использовал насилие против старшеклассника, не тебе одному не поздоровится!

— Насилие, говоришь? Эй, эй, Мибу, не преувеличивай. Я всего лишь ударил его синаем по шлему. Если этот парень член клуба кэндо, то он не должен был терять сознание от подобных вещей. Кроме того, он первый начал.

— Потому, что ты спровоцировал его!

«Бессмысленная перебранка с уже направленным друг против друга оружием, — подумал Тацуя. — Однако их разговор немного прояснил ситуацию».

— Весело, — пробормотала стоящая в стороне Эрика, однако Тацуя не понял, с кем она разговаривала — с ним или сама с собой. Но, судя по её тону, он сделал вывод, что она обрадовалась.

— Это будет гораздо интересней того тренировочного боя.

— Ты знаешь этих двоих?

— Я не знакома с ними лично.

Услышав ответ на свой вопрос, Тацуя решил, что обращалась она всё-таки к нему.

— Я только что вспомнила эту девушку. Её зовут Мибу Саяка. В прошлом году на Национальном Турнире по кэндо среди учеников средних школ она заняла второе место по стране. Средства массовой информации ещё долгое время упоминали её, как Прекрасную воительницу.

— Но она же заняла второе место?

— Ну... Внешность победительницы... Короче ты понял.

— Ясно.

Значит, средства массовой информации.

— А этого парня зовут Кирихара Такэаки. В прошлом году он занял первое место в Турнире кэндзюцу Канто среди учеников средних школ. Настоящий чемпион.

— Он не участвовал в Национальном Турнире?

— Национальный Турнир по кэндзюцу проводится только в старших школах, потому что тогда в нём сможет принять участие больше участников.

«Правильно», — подумал Тацуя и кивнул.

Кэндзюцу — это вид спорта, сочетающий техники с мечом и магию, поэтому, чтобы им заниматься, надо владеть магией. Хоть технологии и сделали большой шаг вперёд в поддержке людей, пользующихся магией, только один из тысячи учеников средней школы способен использовать её на практике. Повзрослев, только один из десяти может достичь такого уровня в магии. Даже если в школе они считаются только учениками второго потока, то за её пределами они элита.

— О, похоже, начинается.

Тацуя ощутил, что ситуация достигла переломного момента.

В качестве меры предосторожности он достал свою повязку и привязал её на левую руку. Стоящий рядом ученик удивился, так как ничего не увидел на левой стороне его пиджака. Но сейчас внимание Тацуи было приковано к тем двоим.

Девушка замешкалась с атакой противника без доспеха. Но они продолжали держать мечи направленными друг на друга, не намереваясь отступать, и единственным оставшимся выбором было принять бой.

И, похоже, Кирихара собрался напасть первым.

— Не волнуйся, Мибу, это всего лишь представление для клуба кэндо. Я не буду пользоваться магией.

— Думаешь, сможешь побить меня одной лишь техникой боя? Ты — Кирихара из клуба кэндзюцу, в котором слишком сильно полагаются на магию, а я — из клуба кэндо, в котором полагаются только на технику владения мечом.


— Это только слова, Мибу. Я покажу тебе. Навыки кэндзюцу применяются, чтобы сражаться, превосходя возможности тела!

Это стало сигналом к началу боя.

Кирихара устремился вперёд, занося синай над головой девушки.

Звук столкновения синаев разнесся по залу, и через секунду за ним последовали крики. Наблюдатели не могли осознать происходящее. Они продолжали слушать удары одного бамбукового меча о другой; в этих звуках было столько ярости, что они казались металлическими. Большинство собравшихся могли только представлять неистовость боя, проходящего перед ними.

За исключением некоторых...

— Впечатляет. У девушек, занимающихся кэндо, довольно высокий уровень. Если она заняла второе место, то насколько же сильна чемпионка?

Тацуя был впечатлён умениями Саяки.

— Нет, она невероятно изменилась с последнего раза, когда я её видела. Даже поверить не могу, она стала настолько сильнее всего лишь за два года...

Хоть Эрика и удивилась произошедшим изменениям, она скрыла своё лицо и, облизнув губы, погрузилась в боевой транс.

Двое на арене на мгновение замерли на одном месте, но быстро оттолкнули друг друга и отпрыгнули назад, создавая пространство между собой.

Некоторые сделали глубокий вдох, другие тяжело выдохнули — у наблюдателей были две различные реакции.

— Интересно, кто победит?..

Тихо спросила Эрика.

— Кажется, преимущество у Мибу-сэмпай.

Шёпотом ответил Тацуя.

— В чём?

— Кирихара-сэмпай не атакует в голову. То первое движение, что он сделал, было блефом, потому что он знал, что она сможет с легкостью принять его. Кроме того, он ограничен в использовании магии. А техникой владения меча лучше владеет Мибу-сэмпай.

— Согласна. Но вопрос в том, сможет ли Кирихара-сэмпай сдержаться до самого конца?

— Оооооооооооо!

Впервые за время сражения Кирихара закричал, устремляясь вперед, и оба противника провели свои атаки.

— Ничья?

— Нет.

Синай Кирихары едва не задел левую руку Саяки, в то время как синай Саяки ударил в его левое плечо.

— Ух.

Кирихара воспользовался своей левой рукой, чтобы оттолкнуть её синай и отскочил от неё.

— Он проиграл, потому что попытался изменить направление удара посреди атаки.

— Ясно, значит, вот почему он замешкался. Это была превосходная возможность свести всё в ничью... Но, видимо, он не смог совладать со своими чувствами.

Тацуя и остальные были не единственными, кто понял, что поединок окончен.

В первых рядах стояли члены клуба кэндо и кэндзюцу. У членов клуба кэндо вырвался вздох облегчения, в то время как у членов клуба кэндзюцу от злости заскрипели зубы.

— Если бы это было настоящим сражением, то это ранение было бы смертельным. Твоя же атака не повредила бы мои кости. Просто признай своё поражение.

Саяка объявила свою победу, принимая грациозную позу.

Но от её слов лицо Кирихары исказилось от злости. Чтобы мечник в его душе признал своё поражение, чувствуя, что всё наоборот?

— Хе... хе-хе-хе-хе.

Внезапно он засмеялся пустым смехом. Признал ли он своё поражение? Как бы не так.

Чувство опасности Тацуи забило тревогу. Единственным человеком, кто кроме него почувствовал это даже больше, чем он — стоящая перед ним Саяка.

Кирихара вернулся в стойку и направил на неё своё оружие, пристально наблюдая.

— Настоящее сражение, говоришь? Если бы это было настоящим сражением, то ты бы даже не коснулась меня. Мибу, тебе хочется сразиться по-настоящему? Тогда... я покажу тебе «настоящее сражение»!

Только Кирихара активировал свой CAD с помощью правой руки — из толпы наблюдателей сразу же раздались крики.

По залу пронёсся скрежет, словно кто-то скрёб стекло острым предметом. Некоторые даже согнулись с побледневшими лицами.

Кирихара прыгнул, занеся свой синай.

У него была та же скорость, но в этот раз он использовал гораздо меньше силы. Несмотря на это, Саяка отскочила назад.

Атака не достигла цели, лишь слегка задев девушку. Но доспех на её груди был разрезан от одного только касания синая.

То, что повысило остроту меча — боевая магия колебания ближнего боя «Звуковой меч».

— Как тебе такое, Мибу? Вот это и есть настоящий бой!

Как только тот собрался в очередной раз замахнуться в сторону Саяки, Тацуя выпрыгнул перед ним.

Перед прыжком Тацуя активировал CAD на руках (используя свои псионы в качестве «рук» для включения устройств) и перенес псионы в них. Он воспользовался этими CAD, чтобы выстрелить замысловатой паутиной псионовых волн; Тацуя использовал этот тип внесистемной магии.

К этому моменту многие из наблюдателей зажали рты из-за распространения по рядам симптома, напоминающего морскую болезнь.

Синай Кирихары и рука Тацуи встретились, но звука разрываемой плоти не последовало.

Появившийся звук был звуком падающего на пол тела.

После того, как зрители пришли в себя от этого звука и тошноты, они наконец смогли лицезреть происходящее.

И вот что они увидели: Кирихара на полу, а Тацуя удерживает его, схватив за левое запястье и прижимая коленом его плечо к земле.

◊ ◊ ◊
Тишина в спортивном зале или «Арене» была нарушена враждебным шёпотом.

— Кто это такой?

— Я никогда его раньше не видел.

— Он новичок?

— Смотри, он из «сорняков».

— Какого чёрта этот «сорняк» здесь делает?

— Но на его плече...

— Стой, я слышал, что кто-то из второго потока смог попасть в дисциплинарный комитет.

— Что? Серьёзно? «Сорняк» в дисциплинарном комитете?

Разговоры, начавшиеся в клубе кэндзюцу, разошлись по всему залу. В окружающей толпе половина смотрела на Тацую враждебно, а остальные замерли, затаив дыхание.

В этой недружелюбной атмосфере Тацуя, невозмутимо удерживая Кирихару, достал из мобильного терминала своё связное устройство. Его спокойное лицо не казалось блефом; было похоже, что он привык быть плохим парнем в большинстве ситуаций.

— Говорит Тацуя из второго спортивного зала. Я задержал одного ученика. Похоже, он ранен, так что на всякий случай принесите носилки.

Он говорил негромко, но его голос разнесся повсюду.

После осознания, во что они угодили, один из членов клуба кэндзюцу шагнул вперёд и заорал на него:

— Эй, ты что творишь?

Он, должно быть, пришёл в замешательство, раз задавал такие бессмысленные вопросы. На самом же деле, это, скорее всего, следовало понимать не как вопрос, а как угрозу.

— Я задерживаю Кирихару-сэмпая за неправомерное использование магии, — исполнительно ответил Тацуя крикуну. Ну, технически его глаза всё ещё были прикованы к лежащему Кирихаре, так что хоть ответ и был исполнительным, но уважительным не являлся. В зависимости от точки зрения, его можно было посчитать и издёвкой над противником.

Именно так это и воспринял старшеклассник из клуба кэндзюцу.

— Эй, ты! Не смей смотреть на меня свысока, чёртов «сорняк»!

Он направился вперёд, чтобы схватить Тацую за грудь.

Тацуя быстро отпустил Кирихару и отступил назад, глянул на того и увидел, что он ещё не смог собраться с мыслями после падения и сбегать никуда не собирался. Придя к такому выводу, он сконцентрировал своё внимание на подступающих к нему спереди старшеклассниках.

Остальные члены клуба кэндзюцу вышли из себя из-за поведения Тацуи, который сохранял спокойствие, словно его противники не представляли для него угрозу. Старшеклассники заскрежетали зубами так, что это можно было услышать.

— Почему только Кирихару? Мибу тоже виновата! Это она продолжила бой! — заявили зрители из толпы. Это была критика в сторону Тацуи и одновременно поддержка старшеклассников. Но Тацуя и бровью не провёл.

— Как я уже сказал, я задерживаю его за неправомерное использование магии.

И снова он отвечал всё так же невозмутимо.

«Тебе стоило проигнорировать их...» — подумала Эрика, и её озабоченность начала оправдываться.

— Кончай нести бред!

Старшеклассник, исполненный яростью, снова направился к Тацуе.

Тацуя уворачивался от его атак, словно тореадор на родео, но от этого ситуация только ухудшилась.

Теперь старшеклассник замахивался на него кулаками, но и от них Тацуя тоже продолжал уклоняться.

Несмотря на все усилия, юноша так и не смог коснуться Тацуи. И дело не в том, что он специализировался на бое без оружия, а в том, что старшеклассник делал лишние движения из-за ярости.

Тацуя делал легкие шаги, чтобы увернуться от опрометчивых ударов руками. Лишь когда он замер от того, что старшеклассник остановился из-за усталости, ещё два члена клуба кэндзюцу атаковали его со спины.

Только Эрика была готова закричать: «Сзади!», как Тацуя развернулся и столкнул их вместе. Двое членов клуба кэндзюцу врезались друг в друга и покатились по полу.

В зале опять воцарилась тишина. На арене стояло абсолютное безмолвие.

Если бы в зале в тот момент возник какой-нибудь звуковой эффект, то им бы был звук взрыва. Потому что в следующее мгновение весь клуб кэндзюцу начал атаковать Тацую.

В толпе кто-то закричал, и все, кого происходящее не касалось (включая членов клуба кэндо), начали убегать из зала, чтобы избежать драки.

Саяка была единственной из толпы, кто шагнул на помощь Тацуе.

— Мибу, подожди.

Третьекурсник из клуба кэндо схватил её за запястье.

— А, Цукаса-сэмпай.

Одно мгновение она сопротивлялась, но, увидев того, кто схватил её руку, она позволила ему вытянуть её подальше от места боя. Её лицо было преисполнено виной от побега с поединка, но она не могла отпустить руку Президента клуба кэндо с третьего года обучения.

Пока Президент оттаскивал Саяку с поля боя, Тацуя стоял посредине, готовый встретиться лицом к лицу со всем клубом кэндзюцу.

Конечно, нельзя назвать это боем «лицом к лицу», а скорее отражением атак: всё, что он делал — уворачивался и парировал направленные на него атаки «цветков».

Движения Тацуи не отличались особым изяществом — они были уверенными или даже неотвратимыми, если существует такое понятие. Словно заранее зная порядок всех атак старшеклассников, он совершал минимальные из возможных движений, не показывая при этом ни малейшего признака беспокойства. Когда противники сговорились зажать его в угол — Тацуя всего лишь сделал обманное движение и столкнул их друг с другом; когда они пошли на него стеной — он умело прошёл сквозь неё.

Хоть юношу и атаковало одновременно более десяти человек, у него даже не сбилось дыхание, и казалось, что остановить его было им не по силам.

Обозленные «цветки» поняли, что этот надменный «сорняк» не дерётся с ними не потому, что не может этого, а потому, что ему этого и не требуется.

Поэтому оставшиеся члены клуба кэндзюцу, разозлившись, активировали свои CAD. Но когда они подняли их, чтобы выстрелить в него магией, ничего не произошло.

Всякий раз, когда Тацуя смотрел в их направлении, их начинало укачивать, а блоки их псионов растворялись в воздухе.

Члены клуба кэндзюцу сыпали проклятьями, происходящее смущало их, но они продолжали атаковать Тацую кулаками.

Всё это время Саяка не замечала, что президент её клуба из любопытства следил за боем.

Примечания

  1.  Подробнее про кэндо — тут.
  2.  Подробнее про кэндзюцу —тут.
  3.  Синай — бамбуковый меч, который используется для тренировок по японскому искусству кэндо.





Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив