» » Том 2 Глава 6


Том 2 Глава 6


Том 2 Глава 6
+22
Глава 6
Штаб управления клубами.

— Данный инцидент — следствие вмешательства клуба кэндзюцу в демонстрационное выступление клуба кэндо перед новичками.

Тацуя, наблюдавший и почувствовавший всё на своей шкуре, теперь стоял перед тремя учениками и давал оценку событиям, включающим ссору Мибу Саяки и Кирихары Такэаки, и то, как Тацуя в неё вмешался и лично бросил вызов всему клубу кэндзюцу.

— Несмотря на то, что ты сражался с более чем десятью противниками — на тебе ни царапинки.

Прямо перед ним, справа, была Президент школьного совета Саэгуса Маюми.

— Если быть точным — четырнадцать человек. Чего и следовало ожидать от ученика Коконоэ-сэнсэя, — прокомментировала глава дисциплинарного комитета, Ватанабэ Мари, которая располагалась в центре и была его руководителем.

Она заинтересованно посмеялась над забавным случаем; данная реплика была сказана ею с долей иронии. И хотя выражение её лица было немного неискренним, но, скорее всего, она хвалила его.

Маюми и Мари больше всего впечатлило то, что после подавления Кирихары Тацуя только оборонялся от агрессивных членов клуба кэндзюцу, никак не атакуя их. Однако он сам не блистал какими-либо техниками, достойными похвалы.

На первый взгляд казалось, что его навыки находятся на уровне обычного старшеклассника, но на самом деле всё оказалось иначе.

Вот почему этим нападавшим повезло гораздо меньше, чем ученикам в храме Якумо — они ведь просто не знали, что он способен сражаться с четырнадцатью оппонентами и выйти из боя без царапинки — настолько он был подготовлен.

Внимание Тацуи было сосредоточено на ученике третьего года, сидевшем слева.

Скорее всего, это был Председатель группы управления клубами, Дзюмондзи Катсуто. Имея номер «10» в своей фамилии, он был старшим сыном дома Дзюмондзи.

«А выглядит он круто...»

Ростом он был около ста восьмидесяти пяти сантиметров. Но не только это вызывало чувство, будто этот человек смотрит на тебя свысока.

Просто у него была мощная грудь, широкие плечи и массивные мышцы, легко различимые даже под формой.

И дело даже не в его физических особенностях: каждый элемент тела был в нём так ярко выражен, что при личной встрече поневоле ощущалось нереально мощное давление.

«Как и ожидалось от того, кто стоит возле Маюми и Мари как член Большой Тройки Первой старшей школы», — подумал Тацуя, понимая это всё по внешнему виду и собственному первому впечатлению.

— Ты не видел обстоятельств, которые привели к инциденту?

Вопрос Мари, поменявшей выражение лица, заставил Тацую вернуться к реальности. Он ещё раз вспомнил события, о которых только что доложил, и утвердительно ответил на вопрос:

— Да это так. Но я не могу сказать с уверенностью, была ли это провокация Кирихары-сэмпая, или же клуб кэндо ранее оскорбил клуб кэндзюцу.

Всё что он сам видел — это спор Мибу и Кирихары. Вместе с Эрикой они стояли у выхода спортзала позади толпы, и всё, что они слышали, — доходящий до них шум спора, но не сам спор. К тому моменту, когда они прошли сквозь толпу и увидели сцену воочию, — Кирихара и Мибу уже стояли с мечами наготове.

— Поэтому ты не сразу отреагировал? — спросила Маюми.

Похоже, Катсуто придерживался позиции слушателя.

— Я намеревался вмешаться, только когда посчитал бы развивающиеся события опасными. Если бы они просто понаставили друг другу синяков — то это была бы их проблема.

Примерно так ответил Тацуя на вопрос Маюми.

Как она и говорила ранее, он перво-наперво являлся свидетелем, до тех пор, пока не выяснит, кто именно должен остановиться.

Конечно, можно сказать, что ему надо было остановить их обоих, но в результате он бы просто приобрел репутацию человека, подавляющего конфликты, а не разрешающего их.

Но это не было единственной причиной. В обязанности, наложенные на него дисциплинарным комитетом, входило предотвращение магического насилия. Ни Кирихара, ни Мибу на момент начала спарринга не использовали магию. Если бы Кирихара не воспользовался «Звуковым мечом», то, скорее всего, Тацуя бы просто досмотрел всё до конца.

— Ну что ж... Мы и в самом деле не должны лично вмешиваться в каждый конфликт.

Во время проведения набора новичков такие проблемы решались посредством совещаний в штабе. На что замечание Мари и опиралось, поэтому ни Маюми, ни Катсуто не возражали.

— А что ты сделал с Кирихарой?

— У него была сломана ключица, поэтому я направил его в медпункт. Подобную травму можно быстро залечить посредством магии. В медпункте он признал свою ошибку, поэтому я решил, что дальнейших действий не требуется.

На самом деле, трещина в кости, которую Кирихара получил от удара синая, переросла в перелом от удара Тацуи. Но он посчитал, что не следует докладывать такие детали.

И поскольку Мари сама не видела, в каком состоянии Кирихара, то она бы об этом и не догадалась.

— Хм... ну что же. Решение всё же остается за членом дисциплинарного комитета.

Соглашаясь со словами Тацуи, Мари посмотрела на Катсуто.

— Всё как ты и слышал, Дзюмондзи. Как Глава дисциплинарного комитета, я не собираюсь брать данный инцидент под нашу юрисдикцию.

— Я благодарен за твою снисходительность. Он использовал крайне опасную магию «Звуковой меч». И даже если никто не пострадал, мы думали, что его отстранение — уже решённое дело. Я уверен, что он уже сам понял это. Мы проведём с ним подробную беседу и убедимся, что данный урок он запомнит надолго.

— Оставляю это тебе.

Катсуто слегка склонил голову — Мари ответила так же.

— А клуб кэндо будет удовлетворён этим?

— Они также участвовали в инциденте и не станут поднимать шум.

Мари резко отклонила вопрос Маюми, и та решила не опровергать её. Данное дело было под юрисдикцией Главы дисциплинарного комитета, Председатель группы управления клубами принял это, а Президент школьного совета не возражала. Следовательно, инцидент был исчерпан.

Тацуя особо не обращал внимания на их разговор. В его работу борьба с тлеющим недовольством не входила.

— Шеф, прошу прощения, но мне надо идти, — просигнализировал Тацуя.

— Подожди минутку, я хотела бы ещё кое-что уточнить.

Мари также не имела никакого намерения задерживать Тацую (хотя на сегодня у него не было никаких обязанностей), поэтому вопрос её был краток.

— Кирихара был единственным, кто использовал магию?

— Да, это так.

Тацуя ответил просто и понятно.

Точнее, Кирихара был единственным, кто смог успешно активировать магию. И хотя он должен был сказать именно это, Тацуя не имел желания вдаваться в такие подробности.

— Понятно. Благодарю за работу.

Получив разрешение, он развернулся и покинул штаб управления клубами.

◊ ◊ ◊
Выйдя из штаба, Тацуя повернул голову в сторону комнаты школьного совета.

Солнце зашло совсем недавно.

Пусть и особенно опытной в магии, девушке неприлично быть одной в такое время; кроме того, Миюки ранее попросила Тацую возвращаться домой вместе.

Этим планам суждено было исполниться на полпути к месту его назначения.

Штаб управления клубами находился в отдельном здании, в то время как школьный совет располагался в главном корпусе.

Чтобы попасть из штаба в комнату школьного совета, требовалось ненадолго покинуть кампус (но необходимость переобуваться отсутствовала — данная традиция в настоящее время почти нигде не выполнялась) и проследовать к главному входу, но около него его уже ждали знакомые лица.

— Хорошо поработал!

— Онии-сама.

Эрика первая окликнула его, но Миюки подошла первой.

Все остальные лишь удивились её неожиданной ловкости.

— Спасибо за твою заботу. Сегодняшний день был изматывающим, верно?

— Да ничего особого. Миюки, ты тоже неплохо сегодня постаралась.

Она стояла перед ним, обеими руками удерживая спереди сумку. Тацуя, с любящим взглядом, два-три раза нежно погладил Миюки по волосам.

Немного зажмурившись от удовольствия, она посмотрела на брата, и их глаза встретились.

— Я, конечно, понимаю, что они родственники, но всё же... — подходя к этим двоим со смущённым выражением лица, тихо прошептал Лео.

— Выглядит живописно...

Сзади него была Мизуки, с полностью красным лицом смотрящая на них так, словно готова была поглотить их.

Видя это, Эрика направила свой взгляд на Лео и Мизуки.

— Эй, народ... А чего вы, собственно, от них ожидали?

Намеренно пожав плечами и неторопливо качая головой из стороны в сторону, — подобная реакция идеально подходила характеру Эрики, и со стороны эта наигранность смотрелась нормально — она продолжила свою фразу:

— Вы ведь сами сказали, что они родственники, ведь так?

Выражение её лица в сочетании со словами привели Лео и Мизуки в чувство. Паникуя, они очень показательно отреагировали на эту ситуацию.

— Н-н-н-н-не говори то, что и так очевидно! Я, я совершенно ничего такого не ожидал!

— Д-д-да, точно, Эрика-тян! Н-не говори странных вещей.

— Да, да, оставлю всё как есть.

Скорее всего, если бы Эрика не превратила всё в цуккоми, то и Лео и Мизуки сами бы не знали, как преодолеть их собственное заблуждение.

Не замечая борьбы Эрики, Тацуя наконец-то убрал руку с головы сестры и развернулся к ним.

Миюки неохотно последовала за братом.

Видя её, можно было спокойно ошибиться.

Однако на лице Тацуи не было и намёка на смущение, так что он совершенно искренне позвал своих друзей и извинился перед ними.

— Простите, что заставил ждать.

Напряжённая атмосфера испарилась, и Лео, ярко улыбаясь, покачал головой.

— Не будь таким отстранённым, Тацуя. Тебе не за что извиняться.

— Я сама только что пришла с собрания клуба. И совсем тебя не ждала.

Мизуки, слегка улыбаясь, так же настаивала на ненадобности извинений.

— Она действительно только что пришла из своего клуба. Так что не беспокойся.

Эрика, как обычно, озорно посмеялась, вставляя острое словечко от себя.

Лео, Мизуки и Эрика — все они приветствовали Тацую с улыбками на лицах.

И хотя Тацуя сразу раскусил, что их слова расходились с истиной, он не хотел, чтобы их усилия пропали даром.

— Так как уже довольно поздно, то почему бы нам не поесть? Могу заплатить за всех, если это будет в пределах тысячи йен.

Курс валюты в нынешнее время был двукратный по сравнению с тем, что был сто лет назад вследствие деноминации.[1]

Для ученика старшей школы тысяча йен — нормальная сумма.

Вместо дальнейших извинений он решил пригласить их в кафе.

Все тут же поняли, что это значит, и решили не церемониться.

◊ ◊ ◊
Как на следующий день после церемонии поступления, так и сейчас пятеро друзей разговаривали о том, что случилось днём: о клубах, к которым они присоединились, о скучных домашних заданиях, о тех, кто хотел за ними «приударить», о разного рода событиях. Но, в конце концов, всё это привело к обсуждению самой интересной для них новости — драматических событий, в которые был вовлечен Тацуя.

— Этот второгодка Кирихара, он ведь использовал смертельно опасную магию B-класса? Удивительно, что тебя не ранило.

— Даже если ты говоришь, что она опасная, в конце концов, «Звуковой меч» — это магия с ограниченным применением. За исключением того, что этого меча нельзя касаться, в остальном она почти не отличается от обычного острого меча. С нею не так сложно справиться.

На вопрос сильно впечатлённого Лео, Тацуя ответил с довольно скучным видом.

— Но ты же остановил его голыми руками. Разве это не опасно?

— Будь спокойна, Мизуки. Если это Онии-сама — нет причин волноваться.

— А ты очень спокойна, верно, Миюки?

Эрика сразу обратила внимание на подобное неестественное поведение Миюки, когда та ответила мрачной Мизуки.

— Конечно, я могу только восхвалять способности Тацуи в ближнем бою с более чем десятью противниками, но оружие Кирихары-сэмпая само по себе не являлось простым мечом. Тем более, со стороны выглядело всё так, как будто он проскользнул сквозь всех тех людей. Миюки, неужели ты ни капельки не волновалась?

На подобные обвинения со стороны Эрики Миюки ответила просто:

— Нисколько. Моего Онии-саму никто не может победить.

Ответ был дан без тени сомнения.

— Ух-х-х...

Даже Эрика растерялась, услышав такое.

Она ведь видела воочию техники Тацуи в тот раз.

Своими глазами видела, что искусство меча Кирихары было безупречным. И Тацуя сам осознавал, что режущая кромка не имела никакого отношения к самому мечу. Нет, даже не так. Тацуя не напрягался: он не показывал и тени страха или сомнения даже на подсознательном уровне; пока Кирихара наносил удар синаем, он приблизился к тому, схватил оружие за гарду и, держа противника за запястье, повалил его на пол, используя приём из Айки-дзюцу.[2] Хотя, может быть, это был какой-нибудь навык рукопашного боя.

И не было бы преувеличением сказать, что его техника была на уровне эксперта. Задолго до поступления в старшую школу Тацуя изучил достаточно техник, чтобы его можно было назвать мастером или очень близким к этому титулом. Но, даже предполагая это, Эрика просто не могла пожать плечами, глядя на подобные стычки, и ни о чём не волноваться.

— Я не сомневаюсь в способностях Тацуи, но «Звуковой меч» — это нечто большее, чем обычный меч. Он ведь излучает ультразвуковые волны?

— Если подумать, я что-то подобное слышала. Кажется, чтобы заблокировать ультразвук, обычно закрывают уши берушами. Хотя для этого надо готовиться заранее.

— Всё не так. Если по-простому: Онии-сама — эксперт в тай-дзюцу.

На беспокойство Лео и Мизуки Миюки ответила, слегка улыбаясь.

— Противодействие последовательностям магии — специализация Онии-самы.

Эрика сразу отреагировала на слова Миюки.

— Противодействие последовательностям магии? Не только Укрепление данных или Зона подавления магии?

— Ага.

Глядя на Миюки, которая гордо кивала, и на Тацую, который посмеивался с видом «ничего тут не поделаешь», шокированная Эрика могла, выражая своё восхищение, лишь пробормотать:

— Это, должно быть, очень редкий навык.

— Ты права. По крайней мере, такому в школе не научат. А даже если бы и учили, то не каждый смог бы такое провернуть. Эрика, не помнишь ли ты, после того как Онии-сама выпрыгнул, была ли иллюзия того, будто земля сотрясается?

— А-а-га, для меня это была так, мелочь, а вот некоторые ученики испытали симптомы, похожие на тяжелую степень укачивания. А если вспомнить, то это было не только вначале, но и происходило не раз во время самого боя?..

— Это всё сделал Онии-сама. Онии-сама, ты ведь использовал Помехи?

Глядя на широкую улыбку Миюки, Тацуя мог лишь вздохнуть и сдаться.

— Как всегда, я не могу от тебя ничего скрыть.

— Ой, да ладно. Миюки знает абсолютно всё о Онии-саме.

— Стоп-стоп-стоп-стоп.

Лео прервал обмен смехом и улыбками между этими двумя.

— Это ведь уже не разговор между родственниками? Это уже давно соответствует уровню влюбленных.

— Ты так думаешь?

— Неужели?

Спустя секунду Лео рухнул на стол, получив такой гармоничный ответ от Миюки и Тацуи.

— Выкинуть цуккоми против этой влюблённой парочки родственников — очень сложная задача. У тебя с самого начала не было ни единого шанса, — печально сказала Эрика.

— Ах-х, похоже, я ошибался... — поднимаясь, ответил Лео с долей раскаяния.

— Я не согласен с твоими доводами, — возразил Тацуя, хотя по голосу казалось, что он не слишком-то и сопротивляется этому:

— Это не проблема. На самом деле Онии-сама и я связаны крепкими узами родственной любви, — слегка утешила Миюки собственного брата.

На этот раз и Эрика и Лео упали на стол одновременно.

— Гааахх!

Лео выражал свои чувства посредством звуков, напоминающих брызги крови.

— Всё потому, что моя любовь и уважение к Онии-саме сильнее, чем у кого-либо во всём мире.

Миюки не собиралась останавливаться на достигнутом. На виду у всех она подтолкнула собственный стул поближе к Тацуе и прижалась к нему; глядя брату в лицо, она сама немного покраснела.

— Ах-х-х... Я думаю мне-е уже пора-а домой.

Несмотря на то, что подбородок Эрики был прижат к столу, было видно, что она дуется.

— Миюки, нет нужды так увлекаться, ладно? А то некоторые люди не совсем понимают, что мы всего лишь играем.

— ...

— ...

— ...

В то время как Тацуя криво улыбнулся, упрекая Миюки, взгляды Эрики и Лео устремились к персоне, сидящей слева от них.

— Э? Э-э-э? Играете?

Мизуки, чьё лицо было краснее красного, в ответ на неожиданную тишину и всеобщее молчание начала беспокойно метать взгляды.

— Ну, от впечатлительной Мизуки вполне можно ожидать такое.

— У-у-у-у...

В ответ на сочувственный шёпот Эрики лицо Мизуки ещё больше покраснело, но уже по другой причине.

— В любом случае, что вы там говорили о Помехах?

Не в состоянии выдержать невероятно колючую атмосферу, Лео решил принудительно вернуться к прошлой теме разговора.

— Раз уж вы услышали об этом, то ладно.

Для Тацуи данная тема разговора была самой неудобной, но перевешивало то, что он тоже хотел что-нибудь сделать с этой атмосферой. Так что, особо не горя желанием, он всё же присоединился к разговору с Лео.

— Помехи — это ведь какие-то электромагнитные волны, которые препятствуют магии?

— Ну, не совсем электромагнитные.

— Я просто так выразился.

В ответ на цуккоми Лео Эрика с совершенно каменным лицом шлёпнула его, а затем перевела взгляд на Тацую, словно ничего не произошло.

Помехи также являлись последовательностью магии, но магии, которая вмешивалась в явление перезаписи Эйдоса. В широком обиходе данное явление описывалось как система отмены магии.

Также была похожая магия, которая отключала всю стороннюю магию и называлась «Зона подавления магии». Эта операция влияла на фиксированную область вместе с волшебником, находящимся в центре этой области, и не давала изменить информацию в ней. Технология такова: если сила вмешательства слабее, чем защитная последовательность магии, тогда данное вмешательство не происходило. В то же время, Помехи рассеивают громадное количество бесполезных псионовых волн и тем самым разрушают последовательности, воздействующие на Эйдос.

Зона подавления магии фактически не сдерживает магию, а предотвращает наложение магии оппонента, и всем понятно, что в этом случае сила вмешательства должна быть намного выше, чем магия противника.

С другой стороны, Помехи работают путём уменьшения скорости загрузки данных волшебника в подсознание, перегружая его громадным потоком данных, и поэтому сила вмешательства становится не так важна. На выходе мы получаем псионовый шум, который распространяется абсолютно случайно по всем восьми разновидностям четырех систематических частот и, по существу, становится антенной, которая блокирует все передачи.

— Но чтобы такое делать, разве тебе не требуется какой-то определённый камень? Анти... анти что-то...

Пока Эрика силилась вспомнить остаток нужного слова, ей на помощь поспешила Мизуки, которая и сказала вторую половинку слова.

— Это Антинит, Эрика-тян. Тацуя-сан, у тебя есть Антинит? Я думала, что это нечто очень дорогое.

Было известно, что Антинит выполняет нужные условия по испусканию псионового шума. В теории, сам волшебник мог вызвать шум, необходимый для Помех, но на практике сделать это было крайне трудно.

В отличие от Зоны подавления магии, под влиянием Помех магия самого пользователя будет также затронута, так как даже если волшебник подсознательно пытается настроить шум Помех, его подсознание будет отвергать это. (Обработка магических процессов идет в подсознании, поэтому его действия имеют приоритет над сознанием)

Из-за этого считалось, что для использования Помех совершенно необходимо использовать Антинит, который удовлетворял условиям по испусканию одного только псионового шума... Но ответ Тацуи опроверг эти обычные суждения.


— Нет, у меня его нет. В конце концов, Антинит — это военный ресурс. Не говоря о цене, это нечто такое, чем обычный гражданский просто не может обладать.

— Э? Но ты же сказал, что использовал Помехи...

То, что сказала смущённая Эрика, выражало мысли Лео и Мизуки.

— Ах, я бы хотел сохранить в секрете то, что я сейчас скажу, хорошо?

Тацуя понизил голос и приблизился к столу, на что другие трое ответили недоумёнными взглядами, но всё же сделали то же, что и он.

— Если быть точным, то это были не совсем Помехи. То, что я использовал на самом деле, является практическим применением Помех — «Особые магические помехи».

Услышав Тацую, Мизуки подавила свои эмоции и несколько раз моргнула.

— Ум-м-м... а разве такая магия существует?

— Я так не думаю, — бегло ответила Эрика на вопрос Мизуки.

— Следовательно, ты хочешь сказать, что, теоретически, это новая магия?

Возглас Эрики в этот раз был не столько восхищённым или удивлённым, сколько шокированным.

Количество волшебников, применяющих собственную магию, было не таким уж и маленьким. А многочисленные эксперты-волшебники использовали магию, разработанную ещё в детстве. Однако большинство из них для создания своей магии использовали интуицию и действовали инстинктивно, волшебников же, которые направленно разрабатывали абсолютно новую магию, на самом деле было мало.

Магия очень сильно зависит от подсознания.

Если разработать магию, которую может использовать подсознание, достаточно просто, то для создания новой магической теории, даже если это вариант уже существующей магии, необходимо глубокое понимание структуры и принципов использования данной магии.

И не будет преувеличением сказать, что разработка теоретически новой магии учеником старшей школы является чистым безумием.

— Ну, честно говоря, я не разработал её, а случайно открыл, — на столь честную реакцию Эрики Тацуя ответил с улыбкой.

— Вы ведь знаете, что когда два CAD используются одновременно, то выделяемые псионовые волны в большинстве случаев делают невозможным использование магии?

— Ага, у меня были такие случаи!

Лео кивнул в ответ на слова Тацуи.

— Ух, как надменно! — шокировано ответила Эрика.

— Чёрта с два!

— Одновременное использование двух CAD; ты правда пытался исполнить параллельный вызов магии? Я в недоумении: ты, что, реально думал, что способен использовать такие продвинутые техники?

— Заткнись. Я думал, что мог! И однажды, при подходящих обстоятельствах, я сумею это сделать!

— Да неу-у-ужто да ты шу-у-утишь прекраща-а-ай...

— Я уже понял, что ты из меня шута делаешь, так что можешь не говорить таким тоном? Он сильно раздражает!

— В-вы оба, помолчите, давайте просто дослушаем объяснения Тацуи-сана, ладно? А?

— ...

— Хм...

Эрика и Лео перестали смотреть друг на друга.

В то время как взгляд Миюки беспокойно бегал между ними, Тацуя лишь пожал плечами.

— Я думаю, что уже и так прилично рассказал... Или вы хотите продолжения? Ну что же, думаю, я могу рассказать ещё кое-что... Дело в том, что когда используешь два CAD одновременно, случайные псионовые волны, напоминающие Помехи, покрывают волшебника и уже содержат намерение перезаписи Эйдоса. Если вы запустите последовательность активации магии вмешательства в одном CAD, а в другом начнёте абсолютно противоположную последовательность, то они усилят друг друга, не переходя при этом в последовательности магии. Затем, если вы высвободите эти псионовые волны как внешнюю системную магию, созданные каждым CAD последовательности активации естественным образом укрепятся, что приведёт к формированию двух последовательностей магии, способных сообща создать имитацию помех. Даже такая стойкая магия, как, к примеру, «Звуковой меч» не может поддерживаться вечно силой лишь одной последовательности магии. Через определённое время последовательность должна быть обновлена. Так что я просто поймал нужный момент.

Тихим голосом Лео прошептал: «Да ты шутишь...». Полное отсутствие интонации вкупе с ошеломлённым взглядом явно указывало на то, что он сказал это на полном серьёзе.

Внезапно Мизуки закашлялась. Всё потому, что она продолжала пить из соломинки, пока стакан не опустел, и поперхнулась. Когда приступ кашля утих, и она сумела восстановить самообладание, по выражению её лица стало понятно, в каком она была состоянии.

Эрика морщила брови и размышляла в тишине. Судя по мрачной гримасе — мысли её совсем не радовали, но не было похоже, чтобы она вспомнила что-то плохое.

— Я без понятия, как ты это на самом деле делаешь, хоть и немного понял твою теорию. Но почему ты держишь всё в секрете? Если ты это запатентуешь, то наверняка получишь большую прибыль.

На Лео, который кое-как сумел оправиться, Тацуя посмотрел с непроницаемым выражением лица.

Горько улыбнувшись, он ответил ему, чуть наклонив голову, и было видно, что эта горечь шла из глубины души.

— Для начала — эта техника до сих пор не завершена. Она может быть использована только в процессе активации магии противника, и, более того, она невероятно сложная; к тому же, я сам могу использовать не любой тип магии. Это само по себе очень критично. Но главная проблема в том, что моя магия способна вмешиваться в магию оппонента без использования Антинита.

— А в чём, собственно, тут проблема?.. — спросил Лео без тени замешательства или недовольства, за что его тут же отругала Эрика.

— Не будь идиотом, причина очевидна. С точки зрения национальной обороны и безопасности, магия просто необходима. Если способность рассеивать магию без особой магической силы или без сверхдорогого Антинита станет широко распространена, то может треснуть фундамент общества.

— Я так же верю в то, что сказала Эрика. Во всём мире немало расистов, которые выступают против магии, а также экстремистов, которые осуждают её. Но так как производство Антинита незначительно, то они сидят в подполье и не представляют реальной угрозы. Я не намереваюсь разглашать эту подделку Помех, пока сам не найду способ противостоять своему изобретению.

Лео энергично закивал, хотя степень его убеждённости оставалась неясной. Почему-то Мизуки повторила его действия.

— Удивительно... ты продумал это настолько досконально.

Возглас восхищения слетел с его губ.

— Если бы я был на твоём месте, то, наверное, использовал этот шанс, чтобы прославиться.

В продолжение Лео лишь вздохнул, на что Миюки слегка улыбнулась и скромно посмеялась.

— Онии-сама слишком много думает обо всём этом, тебе так не кажется? Перво-наперво суметь заметить, что твой оппонент находится в процессе формирования последовательности активации, а затем спроецировать волны вмешательства CAD — это не каждый сумеет сделать. Но моему Онии-саме это, похоже, нравится.

— Ты хочешь сказать, что я бесполезный слабак?

В ответ на слова сестры на лице Тацуи появилось беспощадное выражение.

— Кто знает? Эрика, а ты как думаешь?

Выражая пренебрежительное отношение, Миюки перенаправила вопрос Эрике.

— Без понятия. Я хотела бы узнать, что об этом думает Мизуки.

Эрика, осознанно, также перекинула вопрос Мизуки.

— Э-э-эх? Я, ну, как бы...

— Итак, никто не собирается опровергать это...

Миюки, весело ухмыляясь, избегала взгляда Тацуи, в то время как Эрика спрятала лицо за меню, а Мизуки нервно смотрела то на одну, то на другую. Помощи ждать было не от кого.

◊ ◊ ◊
Прошла неделя.

Для Тацуи эта неделя набора была схожа с сезоном штормов.

Во всём дисциплинарном комитете он наверняка был самым загруженным человеком.

К тому же его обязанности немного изменились...

В первый же день своего патрулирования он вынес Кирихару Такэаки, чья боевая магия в данной школе была одной из самых многообещающих.

Некоторые считали причиной такого легкого поражения то, что Кирихара к моменту столкновения с Тацуей уже получил некоторый урон от Мибу Саяки. Но тех, кто не знал всех подробностей матча, интересовали лишь преувеличенные слухи о том, что ученик первого года обучения, более того, «сорняк» победил боевого волшебника.

И как результат...

— Тацуя, у тебя снова работа в комитете?

Как только тот собрался и был готов идти домой, Лео передал ему его сумку.

— У меня сегодня свободный день. Наконец-то можно передохнуть.

— Ты ведь сделал много трудной работы?

— Ну, меня это счастливым не делает.

Лео, стоя перед Тацуей, вздыхающим от разочарования, сделал такое лицо, что было видно — он едва сдерживает смех.

— Ты теперь реально популярный парень, Тацуя. Загадочный ученик-первогодка, который отправил в нокаут тучу волшебников, не используя никакой магии, — вот ты кто.

— Что за «загадочный»...

— По одной версии, что я слышала, Тацуя-кун — убийца, присланный людьми, отрицающими магию.

Неожиданно хлопнув себя по голове, Эрика тоже закончила приготовления, чтобы покинуть класс вместе с ними.

— Кто, черт возьми, распускает все эти глупые слухи...

— Я!

— ЭЙ!

— Конечно же, я шучу.

— Дай мне отдохнуть... и так на меня слишком много свалилось.

— Но тем не менее их содержание является правдой.

Услышав детали слухов от Эрики, Тацуя вновь глубоко вздохнул.

Приятно конечно, что ни один человек не поведётся на такой обман, но в то же время многие готовы распускать сплетни и добавлять что-то от себя.

— Что-то ты больно сильно вздыхаешь.

— Постоянно заниматься чужими проблемами... Такое чувство, что я за прошедшую неделю уже три раза умер.

— Ну, хорошего мало.

Тацуя с трудом удержался от удара кулаком по довольному лицу Лео, выражение которого тот даже не пытался скрыть, и вздохнул уже в третий раз.

Второгодка Кирихара Такэаки — будущий ас клуба кэндзюцу, чей показатель силы был на довольно высоком уровне, но всё это не спасло его от новичка-«сорняка».

Как уже говорилось ранее, эти новости сильно поразили тех, кто верил в «идеальный» метод оценки магии, и вызвали неконтролируемую волну слухов.

Многие направили свой необоснованный гнев и всеобщую враждебность на Тацую, доходя до попыток несправедливого возмездия.

И этот конфликт привёл к тому, что он стал целью их нападок.

Даже не зная всей подоплёки, легко было догадаться, что Глава дисциплинарного комитета была на стороне Тацуи, а Президент школьного совета и Председатель группы управления клубами всегда стояли за него стеной.

Что же делать...

В таких случаях есть проверенная стратегия — пусть всё выглядит как несчастный случай.

Что они и пытались сделать.

Тацуя шёл на патрулирование — они тут же устраивали беспорядки.

Он вмешивался — под видом случайных промахов в него летели магические атаки.

Стычек по такому шаблону было довольно много.

С точки зрения Тацуи, простые нарушения возникали постоянно, и они просто не могли оставаться безнаказанными.

Выполняя задачи члена дисциплинарного комитета, он просто не мог пройти мимо, не разобравшись в ситуации.

Более того, подобная магия прилетала в его направлении ежедневно. От большинства заклинаний можно было уклониться или рассеять до начала их действия, но всё же некоторые невозможно было вовремя заблокировать.

Было понятно, что в течение дня он — живая мишень, но найти точных доказательств сговора не удавалось. А получить их он смог только к концу недели.

Другими словами, иного выхода, кроме как пытаться избежать всех ловушек, не было.

Он почти поймал одного на четвертый день, но и тот в итоге сбежал.

Ну, другого от учеников престижной Первой старшей школы и не ожидалось — их трюки удавались. Конечно, лучше бы они демонстрировали всю свою силу и превосходные возможности в другом месте, в другое время и для иных целей, но...

— А если серьёзно подумать, я ведь довольно неплохо со всем этим справился?..

— С сегодняшнего дня полный запрет на все CAD снова будет в силе, так что причин для волнения станет меньше, ведь так?

— Надеюсь, что да.

На успокаивающие слова Мизуки Тацуя слегка кивнул.

◊ ◊ ◊
Даже в те дни, когда школьный совет не работает, кто-то один всегда находится на дежурстве. И дело не только в устройстве системы.

У Миюки на сегодня была работа.

Однако для этих родственников принципа «идти домой раздельно» просто не существовало.

Так что, глядя на это, уже никто особо не дразнил их «комплексом сестры» или «комплексом брата».

И, несмотря на это...

— Прости меня, Онии-сама, что заставила тебя так долго ждать...

Простое чувство вины, вызванное тем, что заставил кого-то ждать, уже реабилитирует тебя в глазах другого.

— Даже если я скажу что-то вроде: «Не волнуйся об этом», это наверняка не поможет...

Нежно улыбаясь, Тацуя легко похлопал сестру по голове.

Хотя вместо «похлопал» правильнее было сказать «погладил», подобное нежное наказание привело к тому, что Миюки, зажмурившись, просто блестела от удовольствия. Лицезреть это приходилось и другим ученикам, на пути домой проходящим по коридору.

Увидев такую сцену, гарантированно приводящую к недоразумению, многие бросали на них враждебные взгляды, пока эти двое шли к школьному совету. Однако эти взгляды явно отличались от тех, что обычно направляют на влюблённую парочку. Эта враждебность была направлена только на Тацую.

До прошлой недели подобные походы с Миюки приводили лишь к многочисленным взглядам, которые были наполнены презрением.

Но сейчас за враждебностью, если смотреть внимательно, можно было заметить и страх.

И страх не силы, а неизвестности.

Даже «сорняки», уже знавшие о его способностях, испытывали подобные чувства.

Именно поэтому они первый раз столкнулись с окликнувшим их учеником.

— Шиба-кун.

Миюки и Тацуя одновременно оглянулись.

Физически Тацуя намного превосходил сестру.

А причина одновременной реакции была проста: в то время как Миюки повернулась рефлекторно, Тацуя ещё доли секунды думал, предназначается ли данный оклик ему.

Это явно был женский голос, пусть и немного хриплый.

— Добрый день. Или мне сначала сказать, что я рада знакомству с тобой?

Её волосы средней длины были собраны в хвостик, и, в целом, она была довольно привлекательна.

Хотя прическа была другой, это лицо было Тацуе немного знакомо.

— И я рад знакомству с тобой. Мибу-сэмпай, если не ошибаюсь?

Для Тацуи она была второклассницей из клуба кэндо, из-за которой вся неделя превратилась в сплошную головную боль.

Ведь именно клуб кэндо был второй стороной, вовлечённой в тот инцидент.

Быстро и без колебаний она подошла к Тацуе.

Возможно, потому что она не была скромницей, или, возможно, ни о чём не волновалась, поскольку он был кохаем, а, может быть, она просто его недооценивала.

Но в последнее верилось с трудом, ибо было видно, что она пришла подготовленной.

Миюки, являющаяся «цветком» и стоявшая перед братом, отступила ему за спину.

Мотивы просты: не загораживать Тацуе обзор на случай, если ему надо будет сосредоточиться, а также самой всё видеть.

— Меня зовут Мибу Саяка. Класс Е, такой же, как и у Шибы-куна.

Взгляд Тацуи пал на левую сторону её груди.

На зелёный пиджак была пришита пустая эмблема.

И Тацуе стало понятно значение слова «такой же».

— Спасибо тебе. Хоть ты и спас меня, я до сих пор не поблагодарила тебя.

Большинство парней упадут от такой приветливой улыбки.

Подобные слова легко можно услышать от людей, опытных в магии, но более правильно использовать их буквально, дабы легко очаровать кого-то. Но в большинстве своём их можно увидеть лишь в любовных романах.

— Я хотела бы отблагодарить тебя должным образом, а также немного поговорить с тобой... Можешь ненадолго составить мне компанию?

Она хорошо понимала, что её улыбка пленила учеников, хотела она того или нет.

Однако на Тацую это не действовало, так как его слишком красивая сестра сильно её превосходила.

— Сейчас это невозможно.

Такой бесцеремонный отказ ошеломил её.

— Но если ты согласна встретиться через пятнадцать минут...

Последующие слова Тацуи вогнали её в ступор, и, только несколько раз моргнув, она наконец смогла собраться и дать свой ответ.

— Ну, тогда я буду ждать в кафетерии.

Хотя его ответ был совсем другим, нежели она ожидала, Саяка смогла договориться о встрече.

◊ ◊ ◊
Тацуя проводил Миюки только до входа в комнату школьного совета.

Если бы он вошёл, то, скорее всего, встретился бы с Хаттори. И раз от таких встреч счастья мало, то, естественно, Тацуя попросту не хотел заходить туда без явных причин.

— Я буду ждать тебя в библиотеке.

До сегодняшнего дня именно Миюки ждала Тацую.

А сегодня впервые всё было наоборот. Но он уже думал о таких ситуациях, ещё до поступления.

Так как у него не было сомнений, что Миюки будет приглашена в школьный совет.

Поэтому у него не было вопроса: «Где бы скоротать время».

Одна из причин его поступления в школу — громадное количество дополнительной литературы, к которой не мог получить доступ кто-то, не имеющий связей с Национальным университетом магии.

— В библиотеке?

Однако Миюки, хорошо знающая всё это, вопросительно склонила голову. Похоже, у неё всё же оставались кое-какие сомнения.

— Именно так... В чём дело?

— Да нет, я просто думала, что у тебя в кафетерии назначена встреча с Мибу-сэмпай...

Её взгляд сфокусировался в районе горла Тацуи.

— Миюки?

Даже услышав вопрос, она не подняла голову.

Казалось, что она не хотела встретиться с его взглядом.

Или даже не так — она намеренно отводила взгляд.

Тацуя не понимал, чем вызвано такое её поведение.

Голос разума говорил о том, что она дуется, но, зная характер своей сестры, он понимал, что дело не только в этом.

Он мог бы её спросить, но они стояли перед дверьми школьного совета и уже начинали привлекать внимание.

— Я не буду долго с ней разговаривать. Она, скорее всего, просто попробует зазвать меня в свой клуб.

Но было такое чувство, что он думал совершенно иначе.

И тем не менее шанс разрядить обстановку всё же появился.

— И это всё?..

— Что?

— Я думаю, действительно ли она просто хочет пригласить тебя. У меня другие предчувствия. Я сама не знаю почему. Но, я... волнуюсь. То, что у Онии-самы такая слава, меня очень радует... но если все узнают о твоей истинной силе, многие захотят заполучить её. И она не исключение. Пожалуйста, будь очень осторожен.

Над этим можно было бы посмеяться.

Если бы он не был Шибой Тацуей.

И если бы она не была Шибой Миюки.

— Нет причин для волнения. Что бы ни случилось — со мной всё будет хорошо.

— Вот почему! Именно этого я и боюсь!


Наконец-то Тацуя отдалённо начинал понимать причину волнений своей сестры.

— Проблем не возникнет... Что бы ни случилось, я тебя не разочарую.

— Обещай, Онии-сама.

— Обещаю. Кстати, Миюки, говорить, что я прославился своей активностью в комитете, как-то слишком.

— Нет, не слишком! И ничего плохого в этом нет. Я думаю, что имя Онии-самы должно быть известно всем!

Развернувшись, Миюки провела карточкой по кард-ридеру. Казалось, что её щеки, скрытые под покровом чёрных волос, слегка покраснели.

◊ ◊ ◊
Вскоре он нашёл ту, с кем у него была назначена встреча.

Причина проста — Саяка стояла в стороне от толпы.

— Я думаю, что сидя ждать намного удобнее.

— Если бы я села, то Шиба-кун не нашёл бы меня, разве нет? Я пригласила тебя, поэтому не хочу причинять тебе проблемы.

То ли это были женские принципы, то ли она была обеспокоена как сэмпай, но Тацуе казалось, что она сама себя не до конца понимает. Девушка стояла на очень значительном расстоянии от других людей.

Похоже, могли появиться другие надоедливые слухи.

«Старшеклассница меня так живо встречает?» — пронеслось в голове у Тацуи, и он мысленно вздохнул.

И всё же, даже в такой ситуации он не думал притворяться.

Встречаясь с девушкой впервые, слишком неприлично заставлять её ждать.

— В любом случае, давай присядем. Мы можем поговорить вон там.

— Ещё не слишком людно, поэтому давай сядем, как только купим напитки.

Это был не вопрос или предложение, а утверждение.

Ему отдалённо вспомнилось нечто похожее.

Однако он не возражал.

Тацуя взял кофе, а Саяка сок. Затем они сели за свободный столик друг напротив друга.

Попивая кофе, Тацуя сидел с чашкой в руке и всматривался в собеседницу.

Саяка отстранённо пила через соломинку ярко-красный сок.

Выпив две трети своих напитков, они наконец-то посмотрели друг на друга.

Их взгляды встретились.

Её лицо ничего не выражало, но её щеки покраснели.

Складывалось чувство, что именно сок перекрасил её лицо.

— Тебе он так понравился?

Тацуя задал простой вопрос.

— У-у... И что плохого в любви к сладкому? Можешь думать, что я ребенок, который пьёт сколько захочет!

Внезапно она рассердилась... даже не так — надулась.

«Если ты так смущаешься, то незачем было заказывать», — думал Тацуя.

Он постарался помочь ей, чтобы сгладить её смущение.

Но выбор слов оказался немного ошибочен.

— Мне тоже нравится сладкое. Пусть не в школе, но дома я часто пью сок.

— В самом деле?

— Ага.

— Ясно...

Хотя Саяка, смотрящая себе на грудь, была старше него, в данный момент она так не выглядела и сильно отличалась от той, кем была на прошлой неделе.

— М-м-м, я повторюсь... Большое спасибо за то, что произошло на прошлой неделе. Только благодаря тебе я избежала серьёзных ран.

Выпрямившись, она положила руки на колени и поклонилась.

«Милая школьница», что была раньше, теперь заметно изменилась и стала той, кого следует называть «мечница».

— Не стоит меня благодарить. Я просто делал свою работу.

Тацуя почти сразу дал вежливый ответ, особо не думая над содержанием.

— Нет-нет, это не только за то, что остановил Кирихару-куна.

Столь простой и формальный ответ не устраивал Саяку.

— Между нами была столь буйная дуэль, и после всего этого избежали наказания не только я и Кирихара-кун, но и клубы кэндо и кэндзюцу в целом. Разве это всё не связано с твоим влиянием, Шиба-кун?

— Правда в том, что не стоит так раздувать это дело. Пострадавших, кроме Мибу-сэмпая и Кирихары-сэмпая, не было. Последующая драка — вина клуба кэндзюцу, так что клуб кэндо тут вообще не причём.

— Большой беды мы избежали только благодаря тебе. Никто другой не смог бы предотвратить ранения случайных наблюдателей. Возможно, их бы и подавили, не причиняя серьёзного вреда, но даже сейчас я не могу поверить в то, что ты сделал это в одиночку. Я думаю, что клуб кэндзюцу очень благодарен тебе, что ты с ними так легко обошёлся. Всё же, я ранила Кирихару-куна, но... я частенько слышу одно и то же оправдание, да и ты, Шиба-кун, наверное его знаешь — «ты всего лишь девчонка»... и если бы я не знала боевые искусства так досконально, то наверное тоже так и думала. Но твой внешний вид никак не говорит о твоей силе, и только ты сам решаешь, как себя показать другим. Шиба-кун, ты понимаешь меня?

— Верно. Я знаю, что ты имеешь в виду.

Но это была ложь...

Или, как минимум, наполовину ложь.

Он ничего не знал о практикуемых боевых искусствах.

То, чему он обучался, — принципы боя. У него было желание что-то делать и чему-то учиться, дабы выполнить поставленные цели, но он не испытывал желания демонстрировать свою силу другим, чтобы покрасоваться.

— Правда?

Однако Саяка, которая сегодня впервые с ним заговорила, ещё этого не знала.

— Раздувать большой скандал тоже не стоит. Но в любом случае, если бы тогда многие получили ранения в ближнем бою, то сейчас было бы множество проблем, а в итоге единственным, кто получил травму, был один Кирихара-кун. И он и я были готовы к возможным последствиям, так что это никого не должно сильно волновать.

«А вот это неправильно», — думал Тацуя. Проблема была в том, что Кирихара нарушил правила и использовал очень опасную магию. Правила на время набора в клубы позволяют ученикам решать свои проблемы. Если бы Саяка и Кирихара просто размахивали синаями, то Тацуя не стал бы вмешиваться, да и, скорее всего, Мари также не стала бы влезать.

Но свои мысли он не озвучил.

— Даже сейчас этот инцидент волнует многих учеников, и они продолжают обсуждать его снова и снова. Дисциплинарный комитет что ли пытается получить на этом дополнительные очки?

— Вообще-то, я тоже состою в этом комитете... так что извини.

— Ах, п-прости! Я не это имела в виду, честно!

Смотря вниз на склонившегося Тацую, покрасневшая Саяка в панике бросилась извиняться.

— Всё, что я хочу сказать, Шиба-кун, — ты отличаешься от других людей, потому что ты спас меня и, хм, не то, чтобы я хотела очернить дисциплинарный комитет, но я на самом деле не люблю их, и... э, эм?

Тацуя невыразительно смотрел на отчаянно жестикулирующую Саяку.

Но его глаза были наполнены смехом.

Бессвязный набор слов постепенно затих, и Саяка молча открывала и закрывала рот, пока наконец-то не заметила улыбку Тацуи. Смущение стало брать над ней вверх.

— Эй, Шиба-кун, ты на самом деле хулиган?..

Эти слова ему были знакомы.

— Я не обладаю такой чертой характера.

Капля лжи. И обратно к теме разговора.

— В любом случае, что на самом деле ты хотела обсудить со мной?

— Скажу прямо...

Её губы издавали отдельные звуки, но постепенно она смогла взять себя в руки и вспомнила свою основную цель.

— Шиба-кун, не хочешь вступить в клуб кэндо?

Саяка разом выложила все карты на стол.

Его ожидания оправдались, и хотя столь долгое вступление начало ему уже надоедать, но в любом случае его ответ уже был готов. Если бы она сразу же начала с этого, они бы быстро с этим разобрались. Так что в ответе Тацуи звенели нотки раздражения.

— Я отказываюсь.

— Могу ли я узнать причину?..

Саяка не могла скрыть шок от столь быстрого ответа.

— Позволь мне для начала спросить: зачем вы меня приглашаете? Мои способности отличаются от тех, которые нужны в кэндо. И очень опытная в этом деле Мибу-сэмпай должна это понимать, верно?

В его голосе не было намёка на грубость или провокацию, но в то же время было понятно, что он не простит любой лжи в ответ.

Саяка отвела взгляд.

Было видно, что она отчаянно ищет слова.

Ведь он был абсолютно прав.

Наконец она выдохнула, восстановила взгляд и открыла рот.

— В академии магии самым главным признается производительность магии... С самого начала я знала это, даже когда поступала сюда, но, в конце концов, неужели тебе не кажется, что всё должно быть не так?

— Продолжай.

— То, что идёт дискриминация среди классов, — общепризнанный факт. Всё просто потому, что у нас нет нужных способностей. Но школьная жизнь не должна состоять из этого. Магия, даже для клубов, является приоритетом — и это в корне неправильно.

Из того, что Тацуя видел на этой неделе, он мог понять, что к клубам, не вовлечённым в использование магии, относятся несправедливо. Другие же клубы на деле всячески поощряются школой.

Однако такая пропаганда направлена на повышение значимости Академии и неукоснительно выполняется руководством школы.

Думая об этом, разгорячённая девушка не видела различий между «особым поощрением» и «унижением».

Но подобные выводы слишком поспешны.

— Только из-за того, что я плохо использую магию, они смеют потешаться над моим искусством меча. Я не могу просто стоять и ничего не делать. Меня не должны отталкивать из-за одной магии.

Не задумываясь, она повысила свой голос.

Среди этих слов просматривались какие-то убеждения, граничащие с одержимостью. И Тацуя уловил их.

Ей стало неудобно смотреть ему прямо в глаза, но она успокоила своё горло и продолжила.

— Такие люди, как мы, ищем себя в клубах, которые не практикуют магию. В клубе кэндо многие думают так же, как я. В этом году мы хотим создать организацию и донести до руководства свои идеи. Магия не должна быть единственным критерием. И ради этого, Шиба-кун, не поделишься ли ты с нами своей силой?

— Понятно...

Вначале он считал её звездой, идолом, а она на самом деле была рыцарем.

Тацуя рассмеялся над своей слепотой.

— Ты смеёшься надо мной?..

Похоже, она неправильно его поняла.

Если бы он сейчас развернулся и ушёл, то в будущем это спасло бы его от многих проблем, но Тацуя сказал кое-что лишнее.

— Совсем нет. Я лишь смеюсь над своим неведением. Я думал, что сэмпай всего-навсего красивая мечница и только...

Последние слова он сказал про себя.


С момента поступления он встречал одну красотку за другой, и с ними было сложно совладать, поэтому он ожидал, что хотя бы эта будет обычной, вот и смеялся над собой.

— Красивая...

Так как его мысли бежали впереди слов, Тацуя не успел заметить, что Саяка подозрительно покраснела и стала мямлить.

— Мибу-сэмпай.

— Чт-что?

Подавив желание рассмеяться безо всякой причины, Тацуя поменял выражение лица.

Ответ Саяки был довольно громким, но Тацуя это проигнорировал.

И, наконец, он сказал последнее лишнее предложение.

— После того, как вы донесёте до школы свои доводы, что вы собираетесь делать?

— Э?..

Примечания

  1.  Подробнее про Деноминацию — тут.
  2.  Подробнее про Айки-дзюцу — тут.





Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив