» » Том 3 Глава 1


Том 3 Глава 1


Том 3 Глава 1
+22
Глава 1
2095 год, середина июля.

В Первой старшей школе при Национальном университете магии закончилась последняя неделя занятий, теперь ученики могли посвятить всю свою энергию подготовке к летнему Турниру девяти школ. Однако он, Тацуя Шиба, совсем выпал из этой школьной атмосферы. Частично потому, что его логическая натура преобладала над эмоциями. Но, с другой стороны, сегодня он пришел в школу главным образом из-за того, что преподаватели вызвали его на встречу по поводу его экзаменационных оценок.

— Тацуя.

— Лео... Почему все здесь?

Сбежав, наконец, из учительской, Тацуя обнаружил, что его ждут одноклассники — Сайдзё Леонхарт, Тиба Эрика и Шибата Мизуки.

Миюки, младшая сестра Тацуи, входила в школьный совет, члены которого сейчас находились в разгаре подготовки к Турниру девяти школ в комнате школьного совета, так что её здесь не было.

Зато, словно чтобы заменить Миюки, присутствовали её одноклассницы Мицуи Хонока и Китаяма Шизуку. На их лицах было написано волнение.

Учительская располагалась на административном этаже, отделенном от тех, где ученики обычно посещали занятия.

Однако это не означало, что ученики не могли ходить здесь.

Все прохожие, и неважно, были это ученики того же года или даже старшеклассники, останавливали взгляд на пятерке, окружившей Тацую.

Что было совершенно естественно.

Они выделялись. Сильно.

Не по какой-либо причине только сегодня, такое происходило постоянно.

Тацую приняли в дисциплинарный комитет даже несмотря на то, что он был учеником второго потока. На неделе вербовки своими многочисленными достижениями он доказал, что выбрали его не случайно, в итоге его слава распространилась по всей школе. Хотя то, что он в одиночку уничтожил террористическую организацию, не было предано огласке, его выдающихся успехов на неделе вербовки оказалось достаточно, чтобы привлечь довольно много внимания одноклассников и даже девушек из старших классов.

Эрика была общепризнанной красавицей.

Мизуки постоянно находилась возле Миюки и Эрики, поэтому в сравнении с ними казалась немного бледноватой. Тем не менее старшеклассники высоко оценивали её элегантную, утонченную красоту.

Лео обладал германской внешностью и качествами превосходного атлета, поэтому, даже несмотря на постоянные насмешки Эрики (или лучше сказать «постоянные с ней споры»), девушки считали его «человеком, достойным упоминания» (самому Лео нравились девушки «чисто японского стиля» — черноволосые и черноглазые).

Хонока и Шизуку, в свою очередь, могли похвастаться исключительными результатами даже среди первогодок первого потока. К тому же обе девушки выглядели очень привлекательно.

Если судить только по внешности, самым заурядным в этой компании выглядел Тацуя.

Хотели они этого или нет, но группа, которая преодолела в общении границы между первым и вторым потоками, конечно, привлекала особое внимание.

Однако, скорее всего потому, что среди этих первогодок не было члена школьного совета и знаменитой красавицы, Миюки, взглядов было значительно меньше, чем обычно.

Впрочем, как бы сильно они ни привлекали внимание, их это не волновало.

Например, этого человека:

— Это мы должны спросить, почему ты здесь?! Зачем тебя вызывали в учительскую?

Услышав вопрос Лео, Тацуя сразу же всё понял.

Похоже, друзья просто беспокоились за него. На секунду у Тацуи мелькнула мысль о том, чтобы отвлечь их внимание вымышленной причиной, но он передумал — они заслужили честность.

— Учителя допросили меня о практической части экзамена.

Услышав это, Лео недовольно прищурился:

— ...«Допросили»? Звучит немного подозрительно. Так о чем они спрашивали?

— Если коротко — они хотели знать, умышленно ли я завалил практический тест.

Первой возмутилась Эрика:

— Какого черта? Тацуя-кун, ведь тебе это совершенно невыгодно! Только идиоты будут спрашивать о таком.

Эрика не ошиблась, сказав это, так что Тацуя мог лишь криво улыбнуться в ответ. Если бы кто-то обманным путем увеличил баллы, была бы совсем другая история, но нет никакого смысла умышленно получать низкую оценку. Это подозрение выглядело смешно, как и заметила Эрика.

— Впрочем, я могу понять, почему учителя так подумали.

— Как?

Тихие слова Шизуку озадачили Мизуки.

— Оценки Тацуи-куна слишком поразительны.

Тацуя не загордился из-за ответа Хоноки, но чрезмерная скромность тоже могла вызвать негативную реакцию. Не в состоянии решить, что сказать, Тацуя мог лишь снова криво улыбнуться.

В Первой школе заключительные магические экзамены состояли из теории, проверяемой тестом, и практики.

Но вот языки, математику, естественные науки, социологию и другие немагические предметы, напротив, оценивали через ежедневные домашние задания. Учебное заведение стремилось к высокому качеству обучения волшебников, так что с точки зрения школы иметь учеников, которые уделяют слишком много внимания немагическим предметам, было излишне (Тацуя и компания проводили грань между волшебниками и ремесленниками магии лишь потому, что обучение естественно разделялось на два направления; как правило, общество относило ремесленников магии к той же категории, что и волшебников, но не называло «ремесленниками магии» исследователей магии, которые не могли пользоваться магией).

Что касается теории магии, к обязательным предметам относились основы обучения магии и теория магии на тесте; два дополнительных предмета можно было выбрать из магической геометрии, магических языков, магической ботаники и магической архитектуры; также один нужно было выбрать из истории магии или теории магических систем, — в общей сложности пять предметов.

Практические магические навыки оценивались через способность вызова (скорость конструирования магии), допуск магии (масштаб последовательности магии), уровень вмешательства (силу перезаписи Эйдоса), а также через общую магическую силу через соединение этих трех умений, в итоге было четыре оценки.

Имена и рейтинги учеников с превосходными оценками публиковались на сайте школы.

Результаты первогодок уже были объявлены.

Распределение первых мест по сумме баллов за практику и теорию оказалось закономерным.

Первое место: Шиба Миюки.

Второе место: Мицуи Хонока.

Третье место: Китаяма Шизуку, отставшая лишь на несколько баллов.

Все три первых места принадлежали классу А, и только на четвертом был ученик по фамилии «Томицука» из класса B. Кроме того, на девятом месте также оказалась знакомая фамилия — Морисаки. Все первые двадцать мест были заняты учениками первого потока.

При взгляде на результаты практических тестов итог сохранялся. Хотя немного менялся порядок, первые двадцать мест по-прежнему были за учениками первого потока.

Собственно говоря, на первом месте была Миюки, на втором — Шизуку, третьем — Морисаки, на четвертом — Хонока. Общая оценка показала, что класс А доминировал в практической части экзаменов до такой степени, что это вызвало у учителей значительную головную боль (распределение оценок по классам от A до D должно было быть равномерным, и такие показатели явно свидетельствовали о том, что класс А усвоил материал первого семестра гораздо лучше остальных).

Но если смотреть только на результаты тестов по теории магии, появлялась совершенно иная, поразительная картина.

Первое место: Класс Е, Шиба Тацуя.

Второе место: Класс А, Шиба Миюки.

Третье место: Класс Е, Йошида Микихико.

Хонока была на четвертом, Шизуку на десятом, Мизуки на семнадцатом, Эрика на двадцатом, в то время как Лео и Морисаки не попали в рейтинг.

При распределении учеников на первый и второй потоки разница в практических навыках играла большую роль. Однако по общему мнению ученики с плохими практическими навыками должны были так же плохо схватывать и теорию. Потому что из-за всех сложностей теорию было трудно понять, не применяя её собственноручно на практике.

Но, несмотря на это, двое из первой тройки были со второго потока.

Это само по себе было небывалым явлением, однако достижение Тацуи было ещё невероятнее. В теоретической части экзаменов его средняя оценка (не общая) превысила второй результат на десятки баллов и оставила его единственным, бесспорным владельцем первого места.

— Даже если теория и практика — две разные вещи, всё равно должен быть предел.

— Но я не верю, что Тацуя-кун подделал оценку, — Мизуки недовольным тоном возразила Шизуку после того, как та объективно высказала своё мнение.

— Конечно, Шизуку это знает.

— Но учителя не похожи на нас, поскольку мы знаем, что за человек Тацуя-кун.

Хонока и Эрика постарались сгладить общее настроение.

— Верно, они знают нас лишь по другую сторону экрана терминала...

Как Лео и сказал, это был главный недостаток современного образования. Но даже если бы современные учителя лично пришли в класс, подобно педагогам прошлого века, не было гарантии, что они смогут полностью понять учеников.

Для решения этой проблемы школа создала ящики для выражения мнений, чтобы заменить систему консультаций прошлого века.

— ...А если спросить Харуку-тян?

Консультанты занимались проблемами недовольства учеников школой или другими происшествиями на её территории. И каким бы подходящим обращение «Харука-тян» ни было, само по себе предложение было достойным; но Тацуя резко качнул головой:

— Я говорил с Оно-сэнсэй вчера. На самом деле она предупредила меня обо всех основных вопросах, которые задавались сегодня.

— Какая беспринципная учительница.

— Не говори так. В любом случае новые консультанты мало что могут, — на этот раз настала очередь Тацуи мягко улыбнуться и успокоить раздраженную Эрику.

— ...Тацуя-кун, ты намного жестче меня, да?

Как и догадывалась Эрика, слова Тацуи были значительно более конфронтационными.

— Э? — Лео издал странный звук в ответ на реплику Эрики.

— ...Что? — спросила Эрика, покосившись на него.

— Эта девушка на самом деле может сказать что-то серьезное, — тихо пробормотал он себе под нос, широко раскрыв глаза.

— Молчать! — Эрика ударила его свернутым блокнотом.

Как ни странно, даже в эпоху, когда преобладала цифровая информация, блокноты использовались по-прежнему широко. Особенно в магических школах, ведь во время обучения магическим языкам написание текста — само по себе важное действие. Поскольку учителя на магической геометрии в основном использовали изображения и диаграммы, пользоваться блокнотами для зарисовки схем было намного проще, чем терминалами, так что ученики старших школ магии носили с собой блокноты чаще, чем ученики обычных школ. Тем не менее точная причина, по которой Эрика брала с собой блокнот и вне класса, оставалась загадкой.

— Ой... — Лео не смог увернуться от удара блокнотом и присел, схватившись от боли за голову. Не похоже, что он просто стоял в ожидании удара и не пытался сопротивляться, но сейчас скорость удара Эрики значительно превышала скорость уклонения Лео, так что, каждый раз когда он сам решал вмешаться, он сам и получал удар.

— ...Ты, поклонница насилия, моя голова не барабан! — попытался серьезно протестовать Лео, но Эрика полностью пропустила его слова мимо ушей.

Наверное потому, что последние три месяца эта сцена повторялась бесчисленное множество раз, Мизуки лишь беспомощно улыбнулась и на этом остановилась, не паникуя, как вначале. Также она улыбнулась, чтобы вернуться к первоначальной теме разговора, избегая любой возможности продолжения конфликта.

— Тацуя-кун, вы с учителями разрешили это недоразумение?

— Ну да, отчасти.

— Отчасти? — кратко спросила Мизуки, Тацуя с неохотой добавил:

— Учителя поняли, что я не намеренно занизил баллы, но всё равно посоветовали мне перевестись.

— Перевестись?

— Почему? Зачем? — одновременно воскликнули Мизуки и Хонока, у всех побледнели лица.

— Среди девяти школ именно Четвертая знаменита своей специализацией в исследовании магии, так что учителя предложили мне перевестись туда. Конечно, я отказался.

Двое вздохнули с облегчением, тогда как двое других смотрели с яростью.

Первыми двумя были Мизуки и Хонока, вторыми — Лео и Эрика.

У последней участницы разговора было нечитаемое бесстрастное лицо.

— ...То есть, если кто-то не превосходен в практике, то он должен присоединиться к школе, которая не акцентирует внимание на практических навыках, но это ведь противоречит самому принципу школы?! Я ещё могу понять, если кто-то с плохими оценками не может держаться на уровне класса, но к Тацуе это точно не относится.

— Скорее всего, он просто бельмо на глазу. Наверное, Тацуя-кун знает о магии больше, чем сами учителя.

— Расслабьтесь, вы двое, — если всё так оставить, то Лео и Эрика будут лишь подпитывать ярость друг друга, поэтому Тацуя решил умерить их пыл, — как и сказал Лео, даже едва проходящий — проходит, так что причин для перевода нет. Вполне возможно, что учителя хотели как лучше для меня. Впрочем, даже если и так, в них не было сочувствия, они лишь защищали себя.

Мягкий тон Тацуи не скрывал его кислой оценки, так что Лео и Эрика успокоились. Именно к такому эффекту он и стремился, и хотя метод можно было назвать коварным, но, увы, итог оказался не самым идеальным.

— По-моему, мнение учителей не было ошибочным, — пока все не были уверены, что сказать дальше, Шизуку заговорила в необычной манере, не поддерживая и не критикуя. Судя по тому, что её слова ослабили напряжение, вызванное насмешливыми словами Тацуи, общее воздействие, скорее, относилось к поддержке. — Четвертая школа не принижает роль практических навыков, но по сравнению с боевой магией, что используется на Турнире девяти школ, их больше интересует дальнейшее усложнение техник, разработка комплексных, лучших методов.

— Неужели? Шизуку-тян, ты довольно много об этом знаешь.

— Просто в Четвертой школе учится мой двоюродный брат.

Услышав, что Шизуку ответила на вопрос Мизуки, Хонока и остальные кивнули и сказали: «Вот оно что». Ученик Четвертой школы был надежным источником информации.

Согласившись с её словами, они также выразили своё значительное недоверие к учителю, который вызвал Тацую.

Однако они не сосредоточили внимание на незнакомце (учителе), которого сейчас не было рядом.

— Кстати, ведь уже скоро Турнир девяти школ?

Скорее всего, Лео вспомнил сказанное ранее Шизуку, на что Тацуя кивнул и ответил:

— Миюки уже жаловалась. К турниру нужно подготовить много всего, включая автомобили, инструменты и форму.

— Миюки-тян ведь еще и участвовать будет? Звучит жестоко, — Мизуки не была слишком вежливой, но она искренне беспокоилась за Миюки.

— Тем не менее Миюки должна суметь пройти через соревнования новичков, поэтому подготовка должна быть более интенсивной, — слова Эрики одновременно поддерживали и опровергали предыдущее утверждение.

— Не будь слишком самонадеянной. В Третью школу в этом году поступил потомок семьи Итидзё, — возражение Шизуку попало немного мимо цели. Официальные состязания и соревнования новичков на Турнире девяти школ были разделены по половому признаку, поэтому Миюки никак не могла оказаться соперницей молодого мастера из семьи Итидзё.

Тем не менее никто не стал возражать.

— Правда?..

— Говоришь, Итидзё? Итидзё из Десяти главных кланов?

По искреннему изумлению Эрики и Лео было видно, что они впервые узнали о своем ровеснике из Десяти главных кланов. Мизуки не выглядела слишком удивленной, наверное, она что-то знала о «потомке семьи Итидзё».

— Он может стать трудным противником. Кстати, Шизуку, ты и впрямь много знаешь.

— Шизуку яростный фанат «Кода монолита» — она каждый год смотрит Турнир девяти школ, так ведь? — Хонока, знавшая подругу так же хорошо, как и себя, ответила на вопрос Эрики.

— ...Хм, да, — слегка смущённо кивнула обычно бесстрастная Шизуку, когда услышала, как за неё ответила Хонока. Хонока была обязана Тацуе, так что вполне понятно, что она им интересовалась. Однако Шизуку была другой; она знала Тацую лишь из-за того, что лучшая подруга, Хонока, им заинтересовалась, а также из-за того, что он был старшим братом Миюки. Изначально Шизуку лишь иногда вставляла замечания со стороны, но постепенно уменьшила настороженность и стала вести себя открыто.

— Сейчас, когда вы об этом упомянули, помимо внутренних японских и международных соревнований университетов, «Код монолита» можно увидеть лишь на Турнире девяти школ.

Стоя прямо по диагонали от смущённой Шизуку, Тацуя кивнул в ответ на слова Хоноки; выражение его лица говорило, что он понял, что та хотела сказать.

Турнир девяти школ проводится между школами при магических университетах. Другими словами, это был внутренний турнир, который открыли для всеобщего обозрения. Турнир девяти школ стал одним из немногих событий, выставлявших магические соревнования в качестве развлечения.

Каждый год в общей сложности 1200 учеников зачислялись в девять школ магии.

Для сравнения, каждый год было от 1200 до 1500 молодых парней и девушек в возрасте пятнадцати лет, которые обладали достаточным магическим талантом для поступления.

Другими словами, если молодые люди с проявившимся талантом к магии захотят стать волшебниками или ремесленниками магии, почти каждый из них поступит в одну из девяти школ магии.

Так что магические соревнования на уровне старших школ, кроме кэндзюцу, боевых искусств и некоторых других, были полностью монополизированы девятью школами магии.

Турнир девяти школ стал одним из немногих крупных событий, пропагандирующих идею магических соревнований в обществе для улучшения понимания и притока инвестиций, а также дальнейшего признания магии.

— Похоже, в этом году нашим главным противником будет Третья школа, да?

— Наверное.

Зная, что Шизуку хорошо разбирается в этом, Эрика прямо спросила её. В ответ Шизуку просто радостно кивнула.

— И в этом году ты не зритель, а одна из участниц, верно?

Среди первогодок Шизуку была на втором месте по практическим навыкам, так что даже если официальный список участников ещё не опубликовали, Шизуку, как и Миюки, гарантированно попадала в него.

— Да... — тихо кивнула Шизуку, когда услышала вопрос Мизуки, её лицо засветилось от воодушевления.

◊ ◊ ◊
После завершения экзаменов Тацуя проводил в штаб-квартире дисциплинарного комитета вторую половину каждого дня.

Сразу после летних каникул будут проведены выборы Президента школьного совета.

После того, как будет выбран новый Президент, будет выбран и новый дисциплинарный комитет, вместе с соответствующим новым Главой.

По традиции... или, скорее, по вредной привычке, между главами комитета никогда не было плавного перехода. Чаще всего неорганизованные записи деятельности комитета и текущие его члены просто сбрасывались на нового Главу.

Тем не менее когда Мари заняла пост Главы во время своего первого года, с передачей полномочий следующему году не было проблем. Однако ученики второго года в её дисциплинарном комитете не имели достаточно опыта, так что Мари желала свести к минимуму беспорядок при передаче власти следующему Главе.

...Что касается всей документации, необходимой для передачи полномочий, Мари сбросила эту ответственность на Тацую.

— Я начинаю считать себя слишком добрым...

— Разве быть добрым — плохо? Я нахожу твой двойственный характер весьма интересным.

— ...

Эти слова были настолько уместны, что Тацуя не смог ничем ответить.

— Однако на этот раз я очень признательна твоей хорошей стороне, без твоей помощи мы бы лишь повторили прошлые катастрофы.

Этим Мари хотела его утешить — наверное, она чувствовала себя немного виноватой, видя, как Тацуя тихо и кропотливо работает.

Однако у Тацуи не было раздвоения личности, и он не просто помогал организовывать материал. Он был единственным, кто занимался этим.

Её слова вообще не дали никакого утешительного эффекта.

— И всё же, не слишком ли рано ты начала подготовку к передаче полномочий? — задал острый вопрос Тацуя, не отрывая рук от работы.

Все документы он подготовит за неделю.

Если дальше не понадобится вводить дополнительные данные, это создаст запас в два месяца.

К тому же нет гарантии, что за это время не произойдут крупные события или происшествия.

Это не те данные, которые следует создать как можно быстрее.

— Как только мы начнем подготовку к Турниру девяти школ, у нас не будет времени, чтобы закончить документы. Нам ещё нужно сделать горы работы, от утверждения списка участников, тренировок, настройки оборудования, сбора и анализа данных, до разработки стратегий.

Всё это не имело никакого отношения к Тацуе.

— ...Когда будет проходить Турнир девяти школ?

Было бы неловко закончить разговор на этом, поэтому Тацуя задал простой вопрос и направил всё внимание обратно на организацию данных.

— Десять дней, с третьего по двенадцатое августа.

— Довольно долго.

— Хм? Ты никогда не видел Турнир?

— Нет, на летних каникулах я всегда был занят разными поручениями.

Ответ Тацуи ошеломил Мари:

— Но Маюми говорила, что твоя младшая сестра смотрит Турнир каждый год с таким вниманием, что помнит, в каких соревнованиях мы участвовали...

Тацуя чуть не расхохотался:

— Мы не приклеены друг к другу 365 дней в году... Иногда мы двигаемся отдельно.

— Э?.. Ах да, верно. Просто когда мы видим вас обоих, нам кажется, что вы всегда вместе.

— Кстати, в школе мы обычно занимаемся своими собственными делами, — объективно указал Тацуя.

Хотя выражение лица Мари говорило, что она его не поняла, она все же согласилась с ним.

— Если это так, неудивительно, что ты совершенно потерялся, когда я заговорила о подготовке к Турниру девяти школ.

— Да, если честно, я даже не знаю, какие будут соревнования. Я знаю лишь о «Коде монолита» и «Иллюзорных звездах».

Хотя он и занимался одновременно разговором и созданием файлов данных, это лишь повышало его квалификацию. И для Мари, которая сейчас бездельничала (точнее, она ничего не хотела делать), это был хороший способ скоротать время, так что Тацуя был разговорчивей обычного.

— Просто эти два самые знаменитые... — Мари склонила голову, будто не зная с чего начать. Затем поднесла кулак ко рту, будто собиралась кашлянуть (но на самом деле не кашлянула), — Турнир девяти школ делает акцент на соревнованиях по спортивной магии, которые требуют больше магической силы.

— Это я знаю, — ответил Тацуя, не отрываясь от работы.

— В прошлом они меняли виды соревнований на каждом Турнире, но в последние годы можно наблюдать одни и те же: «Код монолита», «Иллюзорные звезды», «Разрушение ледяных столпов», «Скоростную стрельбу», «Отражение множества мячей» и «Боевой сёрфинг» — всего шесть соревнований. Кэндзюцу, китайское магическое боевое искусство и остальные соревнования, связанные с боем, а также спортивные соревнования вроде гимнастики или баскетбола проводятся на других турнирах.

— Но «Отражение множества мячей» и «Боевой сёрфинг» сильно зависят от физических способностей?

— Да. Волшебники всего лишь люди, так что нет оснований недооценивать физические возможности. Даже в дуэлях между волшебниками были случаи, когда побеждал человек с превосходящей физической силой. Я уверена, на этом нет нужды подробно останавливаться.

— Верно, — Тацуя это очень хорошо понимал, поэтому искренне согласился с Мари.

— Из шести соревнований командным является лишь «Код монолита», все остальные — индивидуальные.

— Разве в «Отражении множества мячей» участвуют не парами?

— Здесь Турнир девяти школ становится несправедливым. Чтобы подчеркнуть важность магической силы, это соревнование придерживается правила индивидуального выступления. У меня есть буклет, в нём кратко изложены правила, хочешь взглянуть?

— Конечно, посмотрю позже, — Тацуя перестал печатать текст и принял от Мари небольшой буклет. — Хм, печатная копия. Как необычно.

— Всё, что связано с Турниром, не должно удивлять. Виртуальные терминалы могут навредить ещё не сформировавшимся волшебникам. С другой стороны, реальными терминальными устройствами пользуется очень мало обычных людей, к тому же в последнее время использовать их предпочитает всё меньше волшебников.

— Понятно, вот, значит, почему на Турнире используются печатные копии вместо терминалов.

— Э? Тацуя-кун, неужели ты предпочитаешь пользоваться виртуальными терминалами?

Наверное, она услышала критический оттенок в голосе Тацуи.

С её обычными дерзкими манерами и забавной склонностью к «плохой организации» можно было легко забыть о её проницательности.

Тацуя принял это во внимание и не прекращая печатать выбрал слова более осмотрительно:

— Есть мнение, что виртуальные терминалы негативно влияют на волшебников, не достигших зрелости. Особенно на учащихся в возрасте до двадцати, которые всё ещё развивают свою силу. Я думаю, они должны избегать использования виртуальных терминалов. Но я не считаю, что найдутся причины для запрета на использование виртуальных терминалов взрослыми, чья магическая сила полностью развита.

— ...Можно посмотреть на это по-другому. Заставлять взрослых отказаться от эффективности использования виртуальных моделей просто потому, что они вредят детям, кажется немного чрезмерным.

В разговоре повисла недолгая пауза. Тацуя был занят проверкой только что напечатанной на экране информации, поэтому не мог увидеть текущее выражение лица Мари, но догадывался, что она обдумывает его слова.

Неважно, как смешно она обычно действовала, она не могла скрыть своё внутреннее чувство справедливости.

Почему-то это заставило Тацую немного улыбнуться.

— ...Мы отошли от темы, — прежде чем вернуть разговор обратно к Турниру девяти школ, Мари, похоже, пришла к своему собственному выводу. — Турнир разделен на официальный дивизион и дивизион новичков, в каждом участвуют по десять парней и девушек, в общей сложности сорок человек. В дивизионе новичков могут участвовать лишь ученики первого года, тогда как для официального дивизиона нет ограничений. Тем не менее каждый участник может выступить лишь в двух дисциплинах, поэтому в официальном дивизионе ученики первого года никогда не соревновались. Даже если этого и нет в правилах, ученики первого года просто не могут выстоять против огневой мощи учеников второго или третьего года. До прошлого года дивизион новичков не был разделен по половому признаку, но, начиная с этого года, официальный дивизион и дивизион новичков будут разделены. Также до прошлого года ученицы первого года не принимали участие в двух соревнованиях, но в этом году такое, скорее всего, будет неизбежно.

Мари беспокоилась за Миюки, вот и сказала это, что было совершенно очевидно, даже если она и не произнесла её имя.

Непрерывное участие в магических соревнованиях очень сильно напрягает женское тело. Даже если Миюки прошла жуткие по меркам обычного человека тренировки, её телосложение от природы было более слабым. Вероятно, будет лучше, если он предоставит всю помощь, какую сможет, думал Тацуя.

— Четыре из шести соревнований для обоих полов. Однако в «Коде монолита» участвуют только парни, а в «Иллюзорных звездах» только девушки... Поскольку настоящий бой гарантирован лишь в «Коде монолита», неудивительно, что он лишь для парней.

Хоть Мари и сказала это, её выражение лица ясно показывало несогласие.

По информации, которую Тацуя собрал в дисциплинарном комитете, Мари специализировалась на противопехотной магии, поэтому она, должно быть, была возмущена тем, что не может принять участие в этом соревновании.

— Наибольшее количество участников на соревнование — три с каждой школы, парни и девушки считаются раздельно. Так что, включая официальный дивизион и дивизион новичков, пять парней и девушек должны выбрать два из пяти соревнований, тогда как остальные пять будут участвовать лишь в одном. А что до того, кто где участвует: что ж, нужно решить, должны ли квалифицированные участники сосредоточиться на победе в одном соревновании, или максимизировать выгоду от участия в двух соревнованиях; затем ещё и учесть, где будут участвовать асы противников, и против кого они будут соревноваться... Основа Турнира — командная работа, поэтому все эти тонкости очень важны.

— Конечно.

— Кроме самих участников на Турнир девяти школ разрешено взять четырех тактических советников, но не все школы пользуются этим преимуществом. Наша школа каждый год берет наибольшее количество человек, но, например, Третья во время соревнований отказывается от поддержки тактиков, полагаясь в выборе тактики на самих участников.

— Однако по иронии судьбы они наши сильнейшие противники.

— Мы лишь дважды проиграли им, один раз три года назад, другой — семь лет назад. Десять лет назад Турнир перешел на летний формат. С того времени он проводился девять раз. Наша школа была победителем пять раз, Третья дважды, Вторая с Девятой по одному разу.

— Так в этом году наша цель — третья победа подряд?

— Верно. Дня нас, учеников третьего года, взятие первенства — истинная победа.

В настоящее время ученики третьего года Первой школы были известны как «сильнейшие эпохи».

Саэгуса Маюми, Дзюмондзи Катсуто, Ватанабэ Мари.

Двое из них прямо связаны с Десятью главными кланами, а третья обладает равным талантом.

Само то, что все трое оказались на одном году в одной и той же школе — невероятное совпадение. Вдобавок ко всему, в школе также было несколько учеников, которых можно отнести к Рангу А старшей школы (они не могли получить лицензии в связи с недостатком опыта, но их чистых способностей было достаточно, чтобы классифицировать их по международным стандартам).

Ещё до того, как был объявлен официальный список участников Турнира девяти школ, Первую школу уже видели основным претендентом на победу в Турнире.

Некоторые люди, нелегальные игроки, ставили на Турнир девяти школ, но никто не принимал ставки на Первую школу — столь сильна была их группа.

— Я слышал, если всё пойдет согласно плану, то победа нашей школы неизбежна?

— Наверное. Участники проблем не вызывают. Даже с учетом дивизиона новичков, пока не будет больших неудач, мы должны выиграть по очкам официального дивизиона. Если настоящие проблемы и есть, то я бы сказала, что это инженеры.

— Инженеры? Люди, ответственные за обслуживание CAD?

— Именно, хотя на Турнире девяти школ их официально называют Техниками. Используемые CAD должны лучше всего поддаваться переделке, так что разрешены лишь те модели, которые соответствуют определенным критериям. Но эти критерии ограничиваются аппаратным обеспечением, а в программном плане ограничений нет. Идеальная синхронизация CAD с участником — насколько его производительность сможет выявить максимальный потенциал участника, для победы это может стать решающим.

То, как быстро запускается последовательность активации, полностью зависит от аппаратного обеспечения CAD, но вот эффективность последовательности магии сильно зависит от конструкции программного обеспечения. Поскольку на спортивных соревнованиях одна секунда может означать разницу между победой и поражением, правильно разработанная программа жизненно необходима.

Это ни в коем случае не значит, что чем сложнее конструкция, чем больше процессов используется, тем лучше становится программа. Программа, которая потребует вычислений больше, чем сможет предоставить CAD, нанесет больше вреда, чем пользы, мешая самому аппаратному обеспечению.

Поскольку в аппаратном обеспечении установлен предел, то выбор и распределение программного обеспечения становится ещё более важным.

Тацуя знал, что при таких условиях навыки инженера могут резко изменить итоги соревнования.

— Участников-то хороших на третьем году полно, но вот талантливых инженеров нам недостает. Маюми и Дзюмондзи могут сами поддерживать свои CAD, поэтому у них не возникнет проблем, но...

— ...

Другими словами, Мари в этом не преуспела.

Тацуя правильно понял её расплывчатые слова, но именно из-за того, что понял, решил ничего не говорить.

Он позволил своему вниманию уйти от легкой беседы с Мари и снова сосредоточился на файлах данных.

◊ ◊ ◊
Улучшение централизованного контроля общественного транспорта привело к полному пересмотру системы трамвайного транспорта — в пределах города электрический транспорт, «Кабинки», стал основным общественным транспортом. Для обеспечения безопасности, легкого доступа и возможности справляться с большим потоком пассажиров, Кабинки на колеях стали полностью контролироваться центральным пунктом управления.

Но, с другой стороны, улучшение общественной транспортной системы шло не по плану. Программа по соединению всех магистралей уже была принята, но большинство обычных дорог и скоростных трасс в пределах города по-прежнему контролировались на городском, а не национальном уровне.

В сравнении с этим, ИИ, предназначенный для помощи водителю, значительно улучшился.

Без нелегальных модификаций современные автомобили не смогут стать причиной аварии, даже если попытаться (машина Катсуто смогла вторгнуться в штаб-квартиру «Бланш» лишь потому, что это была военная модель).

Такая же система ИИ устанавливалась и в экспортируемых автомобилях, что позволило малым странам тоже получить преимущества этой системы, даже не имея возможности самостоятельно разработать ее, что, в свою очередь, ещё больше снизило количество аварий. Во всем мире индивидуальные системы контроля уступили централизованным.

Несмотря на это, у новшеств была своя цена. Новые водители — говоря прямо, плохие водители — не подвергались риску аварий, но могли легко стать причиной пробок. Например, если автомобиль вдруг остановится, сзади в него никто не врежется, но все ударят по тормозам, что вполне понятно. Чтобы избежать таких случаев и требовались водительские права (по крайне мере, с виду), даже если в них и не было насущной необходимости для обеспечения безопасности.

Тацуя ждал младшую сестру у своего нового электрического мотоцикла.

Его Тацуя купил после получения прав в апреле. Хотя покупка была сделана чисто в практических целях, а не ради удовольствия от езды, за два месяца мотоцикл уже набрал значительный пробег. Но так как Тацуя каждый день его обслуживал, сейчас он был в отличном состоянии.

— Онии-сама, извини, что заставила ждать.

Услышав голос, Тацуя перевел взгляд на стройную фигуру сестры, что появилась в свете фар.

Длинные волосы Миюки были собраны в пучок, она надела костюм для езды такого же фасона, как у Тацуи. Костюм плотно облегал её формы, намекая на полноту женственного шарма.

Когда Тацуя надел шлем на голову Миюки, она плавно подняла подбородок. Казалось бы, совершенно естественное движение, но оно заставило Тацую криво улыбнуться; он всё же застегнул ей ремешок на подбородке.

Шея Миюки напряглась, будто от щекотки, на что Тацуя улыбнулся и надел свой собственный шлем перед тем, как сесть на мотоцикл. Затем натянул защитные очки и жестом попросил Миюки держаться крепче.

Тацуя убедился, что Миюки обхватила его талию и прижалась к спине, затем поправил очки и увеличил выход на устройстве непрерывного движения (эквивалент педали газа в автомобилях).

Электрический мотоцикл скрылся под ночным небом.

◊ ◊ ◊
Они ехали в храм Якумо.

Однако этой ночью тренироваться будет не Тацуя, а Миюки.

Миюки уже выбрали участницей Турнира девяти школ, так что дополнительная подготовка была необходима.

Соревнования Турнира сильно подчеркивали необходимость магического таланта, но в то же время не игнорировали и физические данные. На «Боевом сёрфинге» имели преимущество участники с быстрейшими рефлексами и лучшим чувством равновесия, а «Отражение множества мячей» требовало оптимального сочетания тактики и выносливости.

«Разрушение ледяных столпов» было словно специально создано, чтобы показать талант Миюки в магии Скорости и Замораживания. Не то что в дивизионе новичков — она, скорее всего, смогла бы выиграть даже в официальном дивизионе.

Однако с разделением индивидуальных соревнований по половому признаку их количество возросло, поэтому Миюки также будет принимать участие и в «Иллюзорных звездах», где должна будет «битой разбивать плавающие в воздухе шары света».

Миюки получила боевую подготовку у Якумо наравне с Тацуей, поэтому, несмотря на хрупкую фигуру, её физическая форма была превосходна. Однако в последнее время у неё не было возможности упражняться, поэтому эта тренировка была предосторожностью перед Турниром.

Тацуя выключил двигатель у входа, затем затолкал мотоцикл в храм. Оставив его в гараже храма, они пошли поприветствовать Якумо.

В этот час Якумо должен проводить со своими учениками ночную тренировку.

Как они и ожидали, подойдя к темному додзё, они обнаружили различные скрытые присутствия, а также услышали редкие шаги, которые не могли быть приглушены полностью, и звуки ударяющихся об пол тел.

Тацуя медленно раздвинул старинные двери, чтобы не отвлекать учеников от тренировки.

Хотя дверь открылась без единого звука, всё равно к ним прилетел кунай, который Тацуя отразил защищенным от лезвий и пуль жилетом, после чего вытащил спрятанный в костюме для езды шарик и метнул его в ответ.

Однако «шарик» Тацуи (скрытое оружие, для метания которого использовалась лишь сила пальцев, такой же системы, что и «пинбол») похоже, не попал по цели.

— Тацуя, похоже, твой навык метания шаров не слишком улучшился. Не думай, что для этого достаточно лишь магии, тебе нужно больше практиковаться. Но ты правильно сделал, что отразил кунай, а не поймал его.

Его присутствие было невозможно обнаружить, был слышен лишь голос.

Тацуя не нацелился прямо вперед, туда, откуда шел голос, но бросил второй шарик к самой правой стене.

— О-хо?

С этим возгласом удивления там, куда целился Тацуя, начала высвобождаться сила.

Тацуя быстро обхватил Миюки рукой и отскочил назад.

Через долю секунды с потолка вертикально вниз упала волна черного как смоль меча, и едва не задела Тацую, когда он прикрыл сестру.

Тацуя быстро выставил вперед одну ногу.

Совершенно черный боккен — деревянный тренировочный меч — был полностью заблокирован Тацуей.

Якумо отказался от идеи ударить во второй раз и опустил оружие.

— ...Сэнсэй, у вас интересный способ приветствовать людей.

— ...Это должен был сказать я. Разве в твоем броске не было намерения убить?

Мастер и ученик посмотрели друг на друга в темноте, затем одновременно разразились злым смехом.

Уткнувшись в грудь Тацуи, Миюки покраснела. К счастью, в окружающей темноте это было трудно разглядеть — во всяком случае, так думала Миюки — но Тацуя уже это заметил в связи с тем, что был в контакте с её замершим телом, а Якумо обнаружил через её сбившееся дыхание.

◊ ◊ ◊
Где-то во дворе храма было место, освещенное факелами с четырех углов и обычно зарезервированное для церемоний хома (храм был под юрисдикцией Хисаниямы, но Тацуя и Миюки никогда не видели, чтобы Якумо читал сутры или молился Будде). Место слабо освещалось синим светом, а в воздухе танцевали тускло светящиеся красные шары.

Поскольку это был храм, невежественный прохожий мог принять эту сцену за явление духов, но, к счастью, вокруг никого не было.

Тонкая, длинная тень прошла через синий свет, и один шар исчез.

Два шара, три шара, их исчезало всё больше и больше.

Завораживающая фигура преследовала плавающие шары в энергичном и неожиданном темпе, затем быстро рассекала их коротким прутом в руке.

После уничтожения тридцати шаров Тацуя подал Миюки знак, что ей пора сделать перерыв.

Внутри был лишь квадратный барьер с одиннадцатиметровыми сторонами, нарисованный негашеной известью — грубая сила, которая требовалось лишь на то, чтобы начертить четыре белые линии для создания барьера, поражала — Тацуя принес большую чашку чая Якумо, который как раз убрал свою магию.

Когда Якумо начинал тяжело дышать, обычно чай ему приносила Миюки, но сегодня этот долг взял на себя Тацуя.

Потому что Миюки сейчас стояла по другую сторону белых линий и хотела пить так же, как и Якумо.

— Сэнсэй, спасибо. Не только за предоставление места, но также и за тренировку моей сестры.

Передав чай Якумо, Тацуя глубоко поклонился в знак признательности, на что Якумо великодушно кивнул:

— Есть колоссальная разница между атакой иллюзий и поражением настоящих целей. К тому же Миюки одна из моих прекрасных учениц, поэтому я просто не мог отказаться.

Пожалуй, он слишком сильно выделил слово «прекрасная», но Тацуя решил не обращать на это внимания до окончания Турнира девяти школ.

Магия иллюзий была той областью, где «ниндзюцу» превосходно до такой степени, что скорость, точность и движения иллюзий превзошли те, которые можно создать современной магией. У современной магии преимущество в скорости активации или количестве доступных заклинаний, но в рамках специфических параметров есть много областей, в которых современная магия не может сравниться с древней.

Тацуе были доступны лишь несколько заклинаний, он не мог использовать иллюзию Якумо «Блуждающие огоньки», чтобы заменить проекторы.

— Миюки, может, остановимся на этом? — задал вопрос Тацуя, протянув напиток сестре, которая всё ещё тяжело дышала, но Миюки покачала головой и сделала глоток, чтобы промочить горло.

— Если сэнсэй в порядке, я хочу продолжить.

— Не возражаю, хотя, Тацуя, может, тоже попробуешь «Блуждающие огоньки»?

— Нет, я... пас.

Он примерно догадывался о причине ухмылки Якумо.

Тацую немного позабавила мысль о том, чтобы испортить веселое настроение Якумо, но он решил воздержаться, поскольку тренировка Миюки была важней.

— Вот как, эх, ладно, — Якумо по-настоящему опечалился, но недостаточно, чтобы скрыть свою озорную ухмылку.

Видя это, Тацуя убедился, что правильно сделал, отказав ему.

Якумо сменил дьявольскую усмешку на любезную, простую улыбку и повернулся к Миюки.

— Тогда давай начнем.

— Да, сэнсэй, — Миюки поклонилась, показывая, что готова продолжить.

Они уже давно передали свои чашки Тацуе.

Как только Миюки встала в центр квадрата, освещенного факелами, и Якумо почти начал вызывать иллюзии...

— Кто здесь?

На сцене появилось присутствие другого человека.

Выкрикнувшим оказался Тацуя.

Нет, на самом деле это был приказ показать себя.

Чтобы дополнить тренировку, Тацуя связал сенсорную способность с информационным измерением, что позволило ему быстро поймать в области ветер чужеродного элемента. И когда Тацуя крикнул в направлении тихого участка темноты, присутствие другого человека внезапно стало явным.

— А, Харука, — Якумо равнодушно поприветствовал это присутствие.

Это имя было знакомо Тацуе и Миюки.

Фигура, вошедшая в мерцающий свет, обладала значительно более взрослой аурой, чем Миюки.

Это была консультант Первой старшей школы при университете магии — Оно Харука.

Вероятно благодаря тому, что на ней был такой же черный костюм, как и на Миюки, изгибы её грудей и талии казались подчеркнутыми больше, чем обычно.

Когда Миюки проследила взгляд Тацуи, на её лице мелькнул след беспокойства. Но она так и не толкнула его локтем и быстро успокоилась, заметив холодную сталь у него во взгляде.

Чтобы определить физические способности Харуки, Тацуя тщательно изучал её тело.

— Тацуя, не нужно быть таким настороженным, Харука тоже одна из моих учениц.

— Но вы и близко не были столь любезны в моих тренировках по сравнению с Шибой-куном, — Харука говорила с легкой насмешкой, что раздражало в сочетании с её опасной внешностью, из-за которой она легко могла исчезнуть в темноте. — Я, конечно, знаю, что сэнсэй — совсем другая история, но, подумать только, меня обнаружил Шиба-кун, неужели моя техника настолько ухудшилась?

— Харука, лгать себе — плохая привычка. Если будешь слишком много лгать — потеряешь след своих собственных мыслей.

— Шиба-кун сказал мне то же самое.

— О, значит, я сказал что-то ненужное. Впрочем, давай забудем об этом. Харука, твоя маскировка почти идеальна, так что не нужно волноваться по этому поводу. Если и впрямь думаешь, что твои навыки ухудшились, тогда так и есть.

Харука показала небрежную модельную улыбку и приняла слова Якумо.

Она не должна так легко сдаваться, да и планировать сдаваться она тоже не должна.

По ухмылке Якумо было видно, что, вероятно, они всегда так ведут себя друг с другом.

— Тацуя обнаружил твое присутствие не обычным способом. У него есть пара особых «глаз», которые отличаются от наших, так что если захочешь его обмануть, тебе нужно будет полностью стереть присутствие, а не пытаться его скрыть.

— Понятно... Приму к сведению.

— Теперь ваша очередь ответить на мой вопрос.

Они отыгрывали разговор между мастером и учеником, используя Тацую в качестве предмета обсуждения. Не в силах обуздать своё раздражение, Тацуя намеренно прервал их недовольным тоном.

— Хм... Несправедливо давать информацию лишь тебе, Харука. Ты ведь не против, да?

Якумо намеренно хмыкнул, чтобы обозначить вступление, но по отношению было очевидно, что он просчитывал, когда Тацуя прервет их. В ответ на то, что Якумо перевел разговор на нее, Харука сразу же пожала плечами и ответила:

— Даже если я откажусь, вы, ребята, скорее всего, будете меня обсуждать, когда я уйду, верно?

По сути, Харука уже не пыталась что-либо скрывать.

— Раз Харука дала согласие, тогда продолжу... Она — следователь Общественной Безопасности, — объяснил очень просто Якумо, будто лишь одного этого было достаточно.

Тем не менее Тацуя надеялся, что он продолжит.

— Хм? Ты не слишком-то удивился.

Но Якумо задал свой вопрос.

Похоже, он ожидал, что это поразит Тацую и Миюки.

Не только Тацуя, даже Миюки, и глазом не моргнув, приняла реальную личность Харуки, что значительно удивило Якумо, или точнее будет сказать, значительно разочаровало.

— У меня есть собственная информационная сеть, так что я уже знаю, что Оно-сэнсэй не из военных. Поэтому единственными возможными вариантами оставались, что она из Общественной Безопасности (Полицейского Департамента Общественной Безопасности), из Внутренних Дел (Правительственного Агентства по Надзору за Данными), или иностранный шпион.

Ответ Тацуи заставил Якумо нахмурить брови:

— «Информационная сеть», говоришь, а не «он» ли дал тебе информацию? Это точно нормально?.. Учитывая его положение, его могут с позором уволить за утечку конфиденциальной информации ученику старшей школы.

Тем не менее совершенно спокойное выражение лица Якумо ясно показывало, что он этим не слишком обеспокоен.

— В плане положения, сэнсэй, вы почти такой же... Так Оно-сэнсэй — агент Общественной Безопасности под прикрытием консультанта, направленная для расследования антиправительственной деятельности «Бланш» на территории Первой школы, я правильно понял?

— Нет.

Этим вопросом Тацуя хотел подтвердить свою гипотезу о Харуке.

Но Харука дала четкий отрицательный ответ.

— Я и вправду агент Общественной Безопасности под прикрытием, но я не маскируюсь под консультанта. В хронологическом порядке мой текущий начальник подошел ко мне, когда я уже думала о карьере консультанта, и я стала специальным следователем Общественной Безопасности после того, как пришла в Первую школу. Два года назад я потратила один год на тренировки у Якумо-сэнсэя, так что, Тацуя-кун, на самом деле ты мой сэмпай.

— Даже если вы учились лишь год, ваша способность маскировки весьма хороша.

— Это моя магическая специальность, даже если я не могу использовать любую другую магию. По этой же причине мой начальник высоко меня ценит.

— ...Понятно, значит вы волшебница с врожденным талантом?

— Я не люблю этот термин, — Харука надулась и отвернулась, будто молодая школьница в истерике, заставив Тацую рассмеяться.

Волшебники с врожденными талантами были также известны как пользователи врожденных способностей или специалисты врожденной магии. Их так называли, потому что они превосходно владеют особыми способностями, но из-за этой чрезвычайной специализации они не могут использовать магические техники на уровне остальных волшебников.

Как можно увидеть из ехидного ярлыка «сто один трюк пользователей врожденных способностей», у волшебников с врожденными способностями социальный статус ниже, чем у обычных волшебников, но обычным волшебникам практически невозможно сымитировать их уникальные навыки. Даже если кому-то это удастся, он будет не в состоянии воспроизвести тот же уровень качества, на который способны пользователи с врожденными способностями. При правильно подобранной специальности они зачастую превосходят обычных «универсальных» волшебников.

— Лучше быть мастером одной способности, чем средним во всех. Впрочем, это уже ваше дело, Харука-сэнсэй, — сказав это, Тацуя осознал, что позиции ученика и консультанта поменялись местами. Но поскольку сейчас они были вне школы, и, конечно, в этот час не было занятий, это не должно стать проблемой.

Вероятно, заметив то же самое, Харука прекратила жаловаться, но по-прежнему была недовольна своим положением.

— Шиба-кун, сейчас особые обстоятельства, но моя личность тайного следователя остается строго засекреченной, поэтому, пожалуйста, никому об этом не говори.

Тацуя сразу же подумал, что в этом мало смысла.

Если она лишь агент Общественной Безопасности под прикрытием, Десять главных кланов в любом случае об этом знают.

Эрика, семья которой тесно связана с полицией, скорее всего уже знает.

Кроме того, Тацуя уже давно догадался, что Харука какой-то агент, просто не был уверен, к какой организации она принадлежит.

Вполне возможно, что лишь она одна верит, что её личность остается в тайне, но Тацуя ей этого не сказал.

Он просто ответил на просьбу таким образом:

— Понял, буду держать это в секрете. Хотя с моей стороны может показаться дерзким что-то просить взамен, но если будет не за горами подобное тому, что было в апреле, не могли бы вы сообщить мне подробности заранее?

— ...Замечательно. Давай закончим на этих взаимовыгодных отношениях.

Они пожали друг другу руки, каждый со своими собственными мыслями.

◊ ◊ ◊
Само собой разумеется, что старшие школы магии, кроме, собственно, магии, по-прежнему предоставляли полный курс обучения. Он включал уроки физкультуры, на которых проводили соревнования, чтобы разжечь пламя юношеского пыла до смешного уровня, это представление все еще не изменилось.

Сегодня классным мероприятием был футбол.

Энциклопедия сообщала: этот спорт произошел от традиционного футбола, с аналогичными правилами, в нем игроки играли на поле, окружённом большими стенами с многочисленными крошечными отверстиями. Единственная заметная разница была в том, что игроки носили головные протекторы, и была запрещена игра головой или руками (Кроме того, после 2080 года в спорте определился формат, где команды «соревновались в прозрачном зале»).

Иногда игра проходила с участием магии, но обычно магия была запрещена, и сегодняшний день не был исключением.

В футбол играли легким, высокоэластичным мячом, который отскакивал от стен и потолка. Мяч отскакивал влево и вправо с невероятной скоростью, больше похожей на скорость мяча для настольного тенниса, так как игроки гнались за ним, чтобы забить в противоположные ворота. Этот спорт требовал невероятной ловкости и значительной силы. К тому же весьма активный спорт был популярным «развлечением».

Ученицы-первогодки из классов Е и F сейчас отдыхали и, закрыв глаза на собственное расписание, поддерживали парней.

— Двигайся, двигайся, с дороги!

Лео бежал к никем не прикрытому мячу.

Футбольный мяч был высокоподвижным, так что его было чрезвычайно трудно вести, поэтому и вели его редко. Как правило, пять игроков команды использовали стены и потолок для пасов, поэтому победу и поражение нередко определяло то, как быстро игроки возвращали себе мяч.

— Тацуя! — пройдя всё поле, Лео дал сильный пас в центр поля Тацуе.

Попытайся он поймать мяч грудью или животом, его сбило бы на пол, так что Тацуя отбил мяч ногой прямо вверх, позволяя ему отскочить от потолка и частично потерять силу, а затем упасть прямо ему под ноги.

Приняв пас с эффективностью машины, Тацуя послал мяч прямиком к стене, чтобы использовать рикошет для паса.

Прямо под осью рикошета стоял другой стройный парень. Хотя нет, не стройный, просто хорошо сложенный. Он легко, одним движением, принял высокоскоростной пас Тацуи.

И сразу же забил гол во вражеские ворота.

Под крики поддержки наблюдающих учениц электрический звон просигнализировал о забитом голе.

— Тот парень неплох, — Лео прямо похвалил юношу, стоя возле Тацуи.

— Да, он точно предсказал траекторию мяча, его внешность противоречит его ловкости.

Тацуя был едва удивлен физическими способностями парня, который превзошел его ожидания. Они уже три месяца были в одном классе, поэтому сегодня они не первый раз были вместе на уроках физкультуры. Прежде Тацуя думал, что на определенном уровне знает его способности, и соответствующим образом скорректировал предыдущий пас, но действия этого парня, Йошиды Микихико, показали, что он таит в себе больше, чем может показаться на первый взгляд.

В классе было всего 25 учеников, так что вполне понятно, что все знали имена одноклассников.

К тому же Тацуя знал больше, чем просто имя.

Йошида Микихико был из престижной семьи, известной своей древней магией — он был прямым наследником семьи Йошида.

Семья Йошида владела Внешней системной древней магией под названием «магия Духов», и ещё ходили слухи, что они использовали свои традиционные методы тренировки. Так как они были традиционными, то, скорее всего, делали упор на тяжелый труд. Если это так, то вполне понятно, что члены семьи обладают отличными физическими данными.

Тацую удивило то, что внешность Микихико никак на это не намекала.

Специалисты, преуспевшие в сокрытии своей силы, всегда всплывают в самых неожиданных местах...

Думая об этом, Тацуя послал отпасованный мяч по спирали прямо к воротам врага.

С доминированием Тацуи и компании их команда легко одержала сокрушительную победу.

Тацуя вернулся на трибуны и сел вместе с Лео недалеко от Йошиды Микихико.

— Отличная работа.

Когда Тацуя заговорил, его дыхание уже стало идеально ровным.

— Вы, ребята, тоже хороши.

Дыхание Йошиды Микихико было ровным, как и у Тацуи.

Тацуя не формировал социальные связи с каждым одноклассником, вероятно, потому что у него был такой характер, так что он обычно не обращал внимания на остальных. Поэтому часть сверстников видели в нем холодного человека. Таким образом, лишь половина класса Е первого года была готова с ним говорить. Однако Микихико впал в еще большую крайность в своей отчужденности, и, включая себя, Тацуя никогда не видел, чтобы он говорил с одноклассниками. В день поступления он первым покинул классную комнату. Даже Лео, который налаживал общение значительно свободнее Тацуи, к этому времени лишь кивал Микихико, проходя мимо.

— Йошида, ты довольно хорош. Не пойми меня неправильно, просто я весьма удивлен.

Действия Микихико, похоже, напомнили Лео о чем-то, так что он попросил Тацую о том, чтобы сесть возле Микихико (Тацуя поприветствовал его первым, но Лео был тем, кто это предложил).

Тон приветствия Лео мог заставить некоторых людей думать, что он слишком фамильярен.

— Просто Микихико, — тем не менее, похоже, что Микихико приветствовал прямое отношение Лео, — я не люблю, когда люди обращаются ко мне по фамилии, так что зови меня по имени.

До этого он никогда не отвечал так дружелюбно.

— Хорошо, тогда зови меня Лео.

Хотя число мероприятий, в которых участвовал весь класс, снизилось по сравнению с прошлым поколением, но всё же странно знакомиться друг с другом аж после трех месяцев учебы.

В своей школьной жизни Микихико возвел высокую стену между собой и остальной частью класса.

Может быть, он просто возбудился после физических нагрузок, из-за которых был в более приподнятом настроении, но это определенно была отличная возможность.

— Могу я тоже звать тебя Микихико? Ты, конечно, можешь звать меня Тацуя.

— Хорошо, Тацуя, — Микихико ответил спокойно, но слегка смущённо, — на самом деле я уже давно хотел с тобой поговорить.

Впечатление — любопытная штука. Иногда первое впечатление не меняется, что бы ты ни делал, но в других случаях одного предложения достаточно, чтобы впечатление, которое было до этого, кардинально изменилось.

Впечатление Тацуи о Микихико сменилось с «антисоциальный» на «застенчивый».

— Какое совпадение, и я с тобой тоже.

Их приняли в школу на второй поток — замену, но они взяли первое и третье место по теории среди своих одногодок с обоих потоков. Даже если школа делала упор на практические навыки, они никак не могли не интересоваться друг другом.

— ...Почему-то я чувствую себя лишним.

Лео не думал, что Тацуя заинтересуется одноклассником лишь из-за его оценок, даже не считая того, что Микихико их не очень хорошо знал. Скорее всего, Лео заметил между ними что-то странное, поэтому и почувствовал себя лишним.

Однако следующим предложением Микихико развеял это впечатление:

— Лео, ты слишком много беспокоишься, с тобой я тоже хотел поговорить. — И не о чем-то серьезном, просто Микихико в душе был добрым человеком, что было видно по его утешительным словам. — Неважно как это выглядит, но любой, у кого хватает терпения иметь дело с Эрикой, и впрямь особенный, — теперь настала очередь Микихико выразить свои эмоции.

— ...Я с трудом могу в это поверить.

Лицо Лео вытягивалось всё больше и больше, когда он слышал, как Микихико говорит о Эрике, будто они пара, что заставило его собседников засмеяться. Однако у Тацуи было несколько уточнений по поводу слов Микихико, и он вспомнил о причине, по которой Микихико привлек его внимание.

— Так ты, Микихико, раньше знал Эрику?

В этом вопросе не было никакого скрытого мотива. Поэтому когда Тацуя увидел на лице Микихико выражение «О ой!», то решил быстро сменить тему.

— Отчасти, думаю, мы друзья детства?

— Эрика, а почему ты спрашиваешь?

Учитывая, что появился человек, о котором они говорили, беспокойство Тацуи быстро исчезло.

— Мы встретились, когда нам было десять, так что технически мы не друзья детства. К тому же, он не только избегает меня в классе, вне школы мы тоже не виделись последние шесть месяцев.

Ответ Эрики на вопрос Мизуки внезапно втиснул её в середину разговора Тацуи и компании.

— Эй, Тацуя-кун, что думаешь? — затем Эрика внезапно спросила мнение Тацуи в своей обычной, как-будет-угодно, манере. — Нас ведь можно назвать друзьями детства, да?

— В какой-то степени, — без колебаний ответил Тацуя, так что его тоже можно было обвинить в бесцеремонности.

Однако Лео и Микихико не вымолвили и слова, и не потому, что потеряли дар речи от того, что Эрика вмешалась в разговор, проигнорировав остальных. О чем ясно говорили их широко раскрытые глаза.

В 2095 году мода и правила приличия запрещали показывать в общественных местах неприкрытую кожу. И поскольку школа считалась общественным местом, даже летом девушки по-прежнему должны были носить жакеты и непрозрачные колготки телесного цвета или длинные чулки под юбкой.

Тем не менее это правило не применялось к спортивной форме, так что спортивные клубы не страдали от наказаний или критики из-за формы, которая оставляла открытыми руки или ноги; уроки физкультуры тоже не были связаны этим правилом. К примеру, на Тацуе и остальных парнях в данную минуту были шорты длиной выше колена, тогда как Мизуки надела достаточно длинные бриджи, которые были стандартной формой на уроках физкультуры.

Зато Эрика...

Её ноги были совершенно открыты.

Все ниже бедер было открыто душному летнему воздуху. Шорты вообще не имели длины. К тому же, футболка едва прикрывала их, создавая впечатление, что на девушке лишь нижнее белье.

На крепких бёдрах не было никаких признаков грубых мышц, а красноватый загар лишь приукрасил и подчеркнул их изначальный белый цвет.

— Эрика, почему ты так одета! — Микихико, наконец, собрался с мыслями, его голос был резким, хотя неизбежно покрасневшее лицо не имело ничего общего с ультрафиолетом в солнечных лучах. Вне школы было много возможностей увидеть открытые ноги, так что не то чтобы Микихико был слишком скромным, но «кокетливой» ауры, исходящей от ног Эрики, было достаточно, чтобы любой из её одноклассников потерял самообладание.

— Что? Это традиционная женская спортивная форма.

С первого взгляда было понятно, в каком душевном состоянии сейчас Микихико, хотя Эрика никак это не отметила, она лишь склонила голову набок и ответила с удивлением на лице. Было ясно, что она так оделась не для того, чтобы дразнить своего друга детства.

— Традиционная? — Но Микихико, напротив, думал, что всё это лишь для того, чтобы его подразнить, по цвету его лица было видно, что он разозлился ещё больше.


— Разве? Я думал, это тренировочные брюки с уникальным дизайном, — Тацуя вмешался, чтобы смягчить атмосферу и не дать Эрике подлить ещё больше масла в огонь.

— Это не тренировочные брюки.

Но лишь сменил жертву с Микихико на себя; однако одного взгляда на спокойное лицо Тацуи было достаточно, чтобы сказать: в самообладании и терпении он далеко превзошел Микихико. Нет, более уместно будет сказать, что Тацуя не был достаточно чувствителен, чтобы поддаться на провокацию Эрики.

— Но это ведь и не теннисная форма, да?

— Даже я не буду носить теннисную форму без юбки. Это называется женскими спортивными шортами.

— Спортивные... э-э метлы? Неужели их надевают, когда делают уборку?

— Не будь тупым! Я ведь только что говорила: это женская спортивная форма!

Трудно сказать, намеренно ли Тацуя изображал невежду, но это поставило Эрику в неловкое положение.

— Говоря о женских спортивных шортах, разве это они? — Лео, наконец, пришел в себя. — В аморальные времена, когда ученицы старших школ получали деньги от мужчин средних лет, чтобы...

Лео пришел в себя, несомненно, в плохое время, и неважно, для себя плохое или для Эрики.

— Идиот, заткнись! — Совершенно красная Эрика взорвалась в гневе. Вместе с этим она подняла ногу и яростно ударила Лео по голени. Лео склонился и схватился за больное место, а Эрика запрыгала на одной ноге. Этот словесный и физический обмен, похоже, закончился взаимным поражением.

По сравнению с предыдущим матчем (Тацуи и компании), этот был долгим.

Обе стороны неоднократно перехватывали первенство.

По силе две команды были равны, хотя и ограничены уровнем учеников старшей школы.

За ними наблюдали лишь несколько учениц, ведь у них были собственные уроки, и если они будут так долго здесь находиться, то лишь навредят себе. Ко всему прочему, уроки физкультуры отличались от практических занятий магии в том, что на физкультуре присутствовал инструктор (здесь явно была видна чистая разница в количестве преподавателей обычных и магических предметов).

— Я тебе не верю. Неужели твой мозг заполнен такой ерундой?

Сейчас лишь Эрика и Мизуки смотрели соревнование парней.

— Заткнись, так говорится в книгах.

Под презрительным взглядом Эрики, Лео осознал своё довольно мрачное положение, поэтому ответил довольно непочтительно и не смел смотреть ей в глаза.

Не бить лежачего — одно из достоинств Эрики.

— Не имею понятия, какие книги ты читаешь... кстати, и Мики на меня так смотрит. Неужели у меня и впрямь столь вызывающий вид?

Просто, наверное, её было легко отвлечь.

— Эрика... Думаю, будет лучше, если ты тоже наденешь бриджи, — с большой неохотой сказала Мизуки; видимо, она принадлежала к категории тех, кто может подумать, но не сказать.

— Ты права... Эти шорты не такие эластичные, как я себе представляла, и к тому же немного жмут.

При этом два ученика быстро отвернулись, но к счастью Эрика этого не заметила.

— Хм~. Когда я переодевалась в раздевалке, я думала, что ни у кого не будет таких, и всё будет просто идеально, но, полагаю, я приму твоё предложение, Мизуки, и вернусь назад к бриджам.

— Да, думаю, так будет лучше, — это было не совсем то, к чему стремилась Мизуки, но всё равно она выразительно кивнула. — Хм? — Мизуки наполовину поздно сообразила, но с определенной точки зрения это ей идеально подходило, — кстати, Эрика, кто такой «Мики»?

Плечи все еще глядящего в другую сторону Микихико напряглись, но Эрика этого не заметила и неторопливо указала на его спину (даже если б заметила, стала бы она действовать по-другому? Это осталось глубокой тайной).

— Он ведь Микихико, значит, Мики.

Микихико развернулся почти сразу после того, как Эрика сказала эти слова.

— Что ты имеешь в виду «значит»?

Похоже, Микихико не мог закрыть глаза на это «прозвище».

— Ты ещё спрашиваешь? Мики — сокращение от Микихико.

— Я уже много раз говорил! Не называй меня таким женским именем!

К сожалению, Эрика, похоже, привыкла к таким выговорам, учитывая то, как она парировала:

— Э? Так ты предпочитаешь Хико-кун? — округлыми глазами Эрика посмотрела на Микихико, будто спрашивая: «Почему раньше этого не сказал?».

— Ну почему всегда так! Не сокращай самостоятельно имена других людей!

— Так ты хочешь, чтобы я звала тебя Микихико? Эх... Микихико-Микихико-Микихико-Микихико... Слишком долго, я не хочу так тебя называть.

Нелепым посчитал это не только Микихико.

— Разве тебя это не смущает?

— Э, смущает?

Эрика внезапно наклонилась:

— Микихико... — и приблизила лицо прямо к сидевшему Микихико, мелодичным голосом тихо промурлыкав его имя.

После того как его ярость принудительно заменилась другими эмоциями, Микихико потерял дар речи.

— Кто это?

Не только Микихико, но даже Лео вздрогнул. Весьма впечатляющая разрушительная сила.

— Ну что? Разве это не смущает?

Похоже, у Эрики волосы росли с невероятной скоростью; она поступила в школу, когда они были короткими, но после трех коротких месяцев они уже доставали до плеч. Она поправила волосы за ухом и радостно улыбнулась.

Неважно, каким упрямым был Микихико, но даже он не смог подавить трепет сердца:

— В... в таком случае...

— Ах, он запнулся... — тихо прошептала Мизуки. Вероятно, она была более беспощадной.

К счастью, Микихико был не в том состоянии, чтобы услышать её слова.

— Просто обращайся ко мне по фамилии!

— Э? Я думала, что Мики ненавидит, когда другие люди его так называют?

Эти слова были слишком опрометчивы.

Лицо Микихико напряглось.

Его красное паникующее лицо и поза не изменились.

Кроме того, под гневом скрывался глубокий стыд.

Впрочем, Тацуя почувствовал, как Микихико только что скрыл темные эмоции, граничащие с ненавистью.

— Эрика, разве тебе не пора идти? — рискуя, что его сочтут человеком, лезущим в чужие дела, Тацуя вмешался в их разговор и направил внимание Эрики на себя. Тацуя незаметно указал назад, где тренер (учитель физкультуры) смотрел на них.

— Черт! Тацуя-кун, увидимся!

— Э? Эрика, подожди меня!

Эрика поспешно скрылась, Мизуки быстро последовала за ней.

Тацуя с кривой улыбкой помахал им вслед.

После этого наступила неловкая пауза...

— Извини, что вовлек тебя в это, — тихим голосом проговорил Микихико, его голова была опущена. Похоже, у него были глубоко укоренившиеся проблемы с семьей, и, хотя он осознавал их существование, он всё ещё иногда терял самоконтроль.

— Возможно, моего вмешательства не требовалось, — сказал Тацуя, и не только из вежливости, он говорил от чистого сердца. По только что произошедшему было очевидно, что такое случается не впервые; видимо, своими действиями Эрика намеренно пыталась спровоцировать Микихико. Позволить похороненному разочарованию и подавляемым эмоциям выйти наружу — это, наверное, лучший способ не дать появиться эмоциональным шрамам.

— Нет, это далеко не так, тем более мы до сих пор на уроке.

Однако Микихико заговорил именно о той причине, по которой и вмешался Тацуя. Для любых действий есть соответствующее время и место, особенно с учетом того, что Тацуя не хотел увязнуть в Микихико... Или, может, в текущей проблеме Эрики и Микихико.

— Кстати, Тацуя, ты очень спокойный человек, — резко сменил тему Микихико — наверное, он проницательно заметил «незаинтересованное» настроение Тацуи.

— Почему ты так считаешь?

Учитывая предыдущий разговор, Тацуя понял, что Микихико в классе мог изображать определенное отношение, но на самом деле был очень чувствителен к настроению и эмоциям других. Это изменение было просто слишком резким, до такой степени, что потерялось всё чувство логичности происходящего.

— «Почему»... — перед тем, как заговорить, Микихико неправильно сформулировал свои мысли, поэтому не смог нормально донести то, что хотел. — Ну... ты ведь видел, как оделась Эрика, но и глазом не моргнул.

Однако выбранный пример оказался то ли слишком расплывчатым, то ли слишком натянутым.

— Меня несколько удивила её одежда, но она ведь была недостаточно открытой, чтобы так бурно реагировать? По-моему, даже сдержанней купальника или тренировочного костюма.

На самом деле Тацуя больше думал так: «парень, о чем, черт возьми, ты говоришь?», — но сегодня они впервые официально представились друг другу, и учитывая конфликтность этих слов, Тацуя решил ответить нейтральнее. Любой, кто услышал бы этот разговор, определенно посчитал бы, что Тацуя уходит от темы.

— Ты не волновался, потому что это было менее провокационным по сравнению с купальником или спортивным костюмом? Почему-то это тоже кажется мне неправильным.

С точки зрения молодого парня, критика Лео была верной. Хотя первым поднял этот вопрос Микихико, даже Лео предложил своё резкое мнение.

— Тацуя, ты слишком вял. Ты больше не обладаешь отличительной чертой молодых парней.

Наверное, потому что они оба пострадали от насмешек Эрики, они дружно решили выбрать Тацую своей следующей целью.

— Тацуя не вялый, просто у него уж слишком планка высоко установлена. С такой прекрасной сестренкой большинство нормальных девушек не будут привлекать его внимание.

— Хм... Возможно ты прав, мы ведь говорим о Миюки-сан? Когда я впервые её увидел во время церемонии поступления, я не просто тупо уставился, я был искренне потрясён. Я не мог поверить, что в мире на самом деле существует столь прекрасная девушка.

— Хо? Тацуя, он положил глаз на твою милую сестренку. Как её брат, что ты скажешь на это?

Спросив Тацую, Лео озорно улыбнулся, но ответил ему не осаждаемый Тацуя, а Микихико, которого только что предал товарищ.

— Не говори так, ты преувеличиваешь. Я просто о ней вспомнил, но не планировал делать следующий шаг, лишь мысль об этом заставляет мои ноги трястись. Если бы я искал себе девушку, я, надеюсь, смог бы найти более расслабляющую и спокойную партнершу.

Слова Микихико привели к тому, что Лео глубоко кивнул в знак согласия — так глубоко, что это показалось намеренно преувеличенным.

— Ты прав. Мало того, что хардкорный комплекс брата достаточно сложен, но пойти против непобедимого комплекса сестры старшего брата... Эта планка слишком высока.

— Лео... Кажется, нам надо поговорить по душам.

— Хе, не. Слишком страшно. Не хочу рисковать жизнью из-за чего-то такого.

Тяжелый взгляд Тацуи заставил Лео преувеличенно затрястись.

Любой сказал бы, что Лео притворяется, но в его дрожи было что-то искреннее, до такой степени, что это вызвало интерес Микихико, и он присмотрелся к ним.

Лео был выше Тацуи.

Руки и ноги у него тоже были толще и сильнее.

Действия во время командного соревнования показали, что их ловкость должна быть примерно равной.

Ходили слухи, что Тацую обучал знаменитый учитель ниндзюцу, но на самом ли деле он настолько способен в бою?

Достаточно, чтобы преодолеть дефицит магической силы?

Микихико не знал, почему привлек интерес Тацуи, но знал с самого начала, почему сам интересовался Тацуей.

Микихико интересовала причина мастерства Тацуи. Он был новичком, только поступившим на второй поток, но мог идти нога в ногу с учениками первого потока и побеждать. Микихико хотел знать, как Тацуя получил такую силу.

Микихико искренне хотел найти способ преодолеть разрыв в магической силе.

Замену той «силе», которую потерял год назад.

Год назад Микихико считался чудом, будущей звездой, на которую семья Йошида возлагала мечты и надежды.

Среди различных заклинаний семьи Йошида, которые передавались из поколения в поколение, одна из основных техник полагалась на «магию Призыва». Этим навыком Микихико овладел настолько хорошо, что даже превзошел старшего брата, который унаследовал мантию семьи.

С самого детства и до того происшествия Микихико всегда считал себя одним из сильнейших и поэтому не мог принять своего падения.

Он знал, что беспокоится из-за этого слишком сильно, и также осознавал, что просто опустил руки. Это чувство бессилия забирало у него всю энергию, загоняя всё глубже и глубже в угол.

Весь прошедший год он ожесточенно искал тайные магические знания.

И практиковал боевые искусства, к которым до этого был равнодушен.

Тем не менее он не мог восполнить это чувство потери.

Поэтому, узнав, что Тацуя, такой же ученик с плохими практическими навыками и несовершенными магическими способностями, сумел победить старшеклассника, который хвастался большой магической силой, Микихико просто не мог оставить Тацую без внимания.

Техники ближнего боя могут преодолеть дефицит магической силы?

Микихико хотел позволить Тацуе и Лео состязаться друг с другом, чтобы увидеть это своими собственными глазами.

Подсознательно он тоже хотел однажды бросить Тацуе вызов.

— Микихико?

— Э?

В этом, наверное, и была причина.

Неожиданно услышав своё имя, Микихико принял боевую стойку.

Видя его реакцию, Тацуя и Лео выдавили из себя улыбки.

— Эй-эй, разве здесь необходима такая убийственная реакция?

— Что это? Я собирался спросить, почему ты внезапно затих, но ты вдруг стал в такую позицию?

— Ах, нет... Мне очень жаль, не обращайте внимания, — Микихико мог лишь смущённо извиниться. Он никогда не был искусен в общении.

На редкость дружелюбная атмосфера испортилась, и как ни пытались Тацуя и Лео поднять настроение, первоначальный веселый дух так и не вернулся даже после окончания урока.

◊ ◊ ◊
Для старших школ магии при университете магии летний Турнир девяти школ и осенний Конкурс Диссертаций были главными мероприятиями. Расточительность Турнира девяти школ в значительной степени затмевала Конкурс Диссертаций, делая его самым крупным мероприятием в календаре.

Турнир девяти школ был внутренним турниром, основанным на спортивных магических соревнованиях (кроме магических состязаний существовали соревнования по разгадыванию загадок, настольные игры, ограниченные по времени лабиринты и даже поиск сокровищ). В Первой школе были клубы для каждого случая, но поскольку на Турнире девяти школ была ожесточенная конкуренция, участников выбирали не только из клубов — выбирали любого, способного победить.

Из-за этого подготовка к Турниру перешла от группы управления клубами к школьному совету.

— Но мы всё равно не можем закрыть глаза на официальных кандидатов в участники от клубов. Решение о том, кто попадет в окончательный список, станет большой головной болью...

Даже Маюми, которая обычно завораживала всех своей лучезарной улыбкой, сегодня казалась немного поникшей.

Пальцы, которыми она держала палочки, видимо, тоже ослабли.

В последнее время была очень занята и Миюки, но Президент должна была справляться не только со своими прямыми обязанностями, но и с другими утомительными задачами, из-за чего она не была в своем обычном веселом настроении.

— К счастью, благодаря сильной поддержке Дзюмондзи, мы, наконец, составили список.

Во время обеда Маюми бесконечно жаловалась, но занавес, похоже, наконец-то опустился.

Живот Тацуи не был достаточно слабым, чтобы расстроиться из-за таких мелочей, но постоянные обеды с такой «фоновой музыкой» плохо влияют на нервы, так что Тацуя вздохнул с облегчением, когда Маюми прекратила ворчать...

— Но трудность с инженерами значительно превышает трудность с участниками...

...Или не прекратила.

— Мы всё ещё не собрали нужное количество инженеров?

Маюми бессильно покачала головой на вопрос Мари.

— Почти все наши ученики стремятся стать волшебниками, такие талантливые люди обычно пытаются достичь мастерства в практических навыках... Наши ученики третьего года особенно встревожены, количество ремесленников магии достигло опасного минимума. Во втором году у нас есть способные люди — А-тян и Исори-кун, но их всё равно недостаточно...

— Исори, эх... Этот парень знаток геометрии, поэтому силен в теории, а не в обслуживании, так ведь?

— Уже давно прошло то время, когда можно было беспокоиться о такой ерунде.

Очень редко можно увидеть вздыхающих вместе Маюми и Мари, это говорило многое о том, насколько всё было серьезно — хотя оценивать серьезность положения таким способом немного неправильно.

— Даже если Дзюмондзи и я поможем, у нас тоже есть предел...

— Разве вы двое не наши главные участники? Если вы будете заняты беспокойством о CAD других, это скажется на ваших собственных соревнованиях, с этим шутить нелья.

— ...Если бы Мари могла обслуживать свой собственный CAD, то это намного уменьшило бы нагрузку.

— ...Да, мы влипли.

Может, от истощения, или по какой-то другой причине, но Мари уклонилась от серьезного взгляда Маюми и посмотрела в другую сторону.

Атмосфера в комнате школьного совета приблизилась к опасной границе умственного благополучия.

Чтобы вернуться в класс и так сбежать из комнаты, Тацуя взглядом дал знак Миюки, затем начал искать подходящий предлог.

— Рин-тян, ты можешь помочь в качестве инженера?

Даже в хаосе вокруг подготовки к Турниру девяти школ Сузуне по-прежнему присутствовала на обеде в комнате школьного совета и была той, кого Маюми всегда пыталась пригласить...

— Это невозможно. Мои навыки лишь навредят Накадзо и остальным.

Но каждый раз получала холодный отпор.

С извинениями перед приунывшей Маюми, как раз настала прекрасная возможность отступить.

Тацуя выразительно посмотрел на Миюки, затем поднялся...

— Тогда... как насчет того, чтобы попросить Шибу-куна?

И как только он поднялся, его план побега был безжалостно сорван неожиданной атакой Азусы.

— Вхоа? — Маюми, которая сначала опустила голову на стол, внезапно подняла лицо и издала непонятный звук.

Азуса, которая до этого времени срывала своё раздражение на терминале с большим экраном перед собой (наверное, была в середине работы над домашним заданием), тихо вздохнула, нажала кнопку питания на терминале и подняла голову:

— Я слышала, что Шиба-кун обслуживает CAD Миюки-тян. Я видела его прежде, и он может соперничать с первоклассными корпоративными техниками.

Маюми вскочила со своего кресла.

Её лицо ожило, словно предыдущей удрученной сцены никогда не было.

— Как я могла забыть!..

Взгляд, которым Маюми смотрела на Тацую, напоминал о ястребе, нашедшем новую жертву.

Одного этого для Тацуи было достаточно, чтобы сдаться на полпути.

— Ты права... Не могу поверить, что о нём не подумала, как небрежно.

Сейчас, когда к бою присоединилась Мари, он оказался в незавидном положении.

— Кстати, он также настроил запасные CAD комитета... Но поскольку только он их использует, я никогда об этом не думала.

Сопротивление бесполезно. К этому времени Тацуя почти на девяносто процентов был готов согласиться, но сдаваться без боя — против его принципов, поэтому Тацуя оказал крошечное — скорее всего, бесплодное — сопротивление:

— Ранее я слышал, что Шеф говорила о важности техников CAD, но ещё не было прецедента, чтобы ученик первого года становился техником, так ведь?

— Всё должно с чего-то начинаться.

— Традиции созданы, чтобы их отменяли.

Маюми и Мари тотчас же яростно ударили в ответ.

— Вы двое, наверное, «думаете наперед», а другие участники? Ведь я первогодка со второго потока, многие будут этим недовольны, — он немного принизил себя, но это не означало, что он соврал, — для обслуживания CAD чрезвычайно необходимо взаимное доверие между волшебником и ремесленником магии. Наибольшая производительность CAD зависит от уровня умственного состояния пользователя. Использование такого человека, как я, для обслуживания CAD может привести к серьезному возмущению участников, поэтому я не считаю себя хорошим кандидатом...

У аргументов Тацуи тоже были свои достоинства, вследствие чего Маюми и Мари обменялись взглядами.

Однако как бы Тацуя ни сопротивлялся, они уже видели дыры в его обороне.

Чтобы нанести окончательный удар ленивому младшекласснику, который не хочет обжечь руки, и заставить его присоединится, Маюми и Мари визуально подтвердили порядок атаки (словесного убеждения).

И получили неожиданное подкрепление.

— Я надеялась, что Онии-сама будет работать с моим CAD, когда я буду выступать на Турнире девяти школ... Можно?

Тацуя застыл из-за неожиданного предательства Миюки.

В шекспировской драме настроение Тацуи, несомненно, было бы отражением Цезаря, когда тот был убит: «Et tu, Brutus — И ты, Миюки!..»

— Замечательно! Участникам необходимо иметь рядом надежного и компетентного техника. Хорошо сказано, Миюки-тян! — Маюми сразу же последовала в атаку.

— Да, если Онии-сама присоединится к команде техников, не только я, но и Мицуи-сан с Китаямой-сан будут чувствовать себя непринужденно.

Тацуя впервые узнал, что эти двое станут участницами дивизиона новичков, но посчитал их ожидаемыми кандидатами.

...Это тоже было его попыткой уйти от реальности.

Очевидно, исход битвы был решен.

На заседании по подготовке к Турниру, которое будет проводиться после занятий в Центре Управления Клубами, будет решено, присоединится ли Тацуя к официальному списку.

Здесь мог бы быть крошечный лучик надежды, но Тацуя уже давно сдался.

Как только Миюки согласилась, у Тацуи не осталось путей к бегству. Но его кандидатура может и не пройти. Тацуя уже подумал об этом и всё рассчитал — ему придется постараться.

Так или иначе, положение было крайне гнетущим.

Как правило, в такие времена люди вспоминают о том, в каких областях преуспели.

Даже если у него был ничтожный шанс, что его выберут, он всё равно некоторое время подумал о том, что ему следует делать, в каких областях он преуспел, и пересмотрел чувство собственного достоинства, чтобы правильно восстановить внутренний баланс и компенсировать свои недостатки.

Наверное, из-за накопившегося значительного стресса, это был редкий случай, когда Тацуя попал в такую своего рода ловушку «самокомпенсации».

Уже прошло две трети обеда. Миюки была поглощена работой с кучами документов и домашним заданием. Тацуя, который сейчас бездельничал, пока её ждал, достал из наплечной кобуры серебряный CAD и начал проверять модули в картридже, кнопки смены последовательностей активации и остальные подвижные части.

— Ах, ты и сегодня принес Silver Horn.

До этого времени Азуса была полностью сосредоточена на домашнем задании, но её острые глаза поймали движения Тацуи, и она поднялась.

Тацуя медленно перевел взгляд, не на Маюми или Мари, но на Сузуне.

Сузуне точно истолковала безмолвный вопрос Тацуи и беспомощно пожала плечами. Другими словами, сейчас Азуса полностью потеряла интерес к домашнему заданию.

«Азуса, ты ведь недавно из-за домашнего задания срывала злость на терминал, но теперь вдруг стала счастлива? Это ли значит быть непостоянной?», — Тацуя подумал об этих в чем-то объективных, но также очень грубых словах, затем снова посмотрел на Азусу и вежливо ответил:

— Да, я приобрел новую кобуру, поэтому хочу как можно скорее к ней привыкнуть.

Когда Азуса подошла к нему, её глаза ярко засияли. Похоже, что она интересовалась не только самим CAD, но и дополнительным оборудованием.

— Эм, не против, если я взгляну?

Честно говоря, Азуса, как правило, избегала Тацую, или, лучше сказать, боялась его. Именно поэтому Тацуе хотелось криво улыбнуться... Но Азуса прыгала как маленькое животное и не могла успокоиться; наверное, не следует вести себя с ней слишком плохо.

«Может, это одна из форм популярности», — подумал Тацуя и снял жакет (конечно же, со встроенной системой охлаждения), который носил даже жарким летом, затем снял наплечную кобуру и передал Азусе.

— Вот это да! Оригинальная модель серии Silver. Из-за такой невероятной отделки можно легко выхватить CAD и сразу начать стрелять. Она не только соответствует высоким навыкам, её дизайн также учитывает умения пользователя. Ах, я поклоняюсь вашему гению, Сильвер-сама...

Взяв в руки кобуру, Азуса оказалась настолько счастливой, что почти потерлась об неё лицом.

Тацуя едва смог удержать бесстрастное лицо.

Тщательно изучив каждый сантиметр кобуры (или, наверное, удовлетворившись), Азуса вернула её Тацуе, на лице у неё показалась довольная улыбка.

— Шиба-кун, ты тоже фанат серии Silver? По цене и функциям «Скоростной Стрелок Максимилиан», «Русс Тип-F» или даже серия «Стрелец», разработанная FLT (компанией Four Leaves Technology) будут лучше, но индивидуальная настройка серии Silver настолько хороша, что цена никого не волнует!

Тацуя вспомнил, что однажды Мари назвала Азусу «Аппаратным Отаку».

Тогда он был достаточно тактичен, чтобы считать это преувеличением, но, наблюдая за её сегодняшним поведением, он убедился, что она, видимо, полностью подтверждала такое прозвище.

Тацуя считал, что если соотношение цена-производительность — другими словами, эффективность — будет слишком низким, тогда упадет и удовлетворенность. К тому же, настоящая производительность могла отличаться от официальной документации. Проще говоря, «качество», которое невозможно измерить цифрами, также очень важно. Если кто-то будет доволен без такого анализа, то Тацуя посчитает его не более чем лояльным к бренду.

Тем не менее это вопрос личных ценностей, так что если она сказала, что удовлетворена, у него нет причин навязывать ей своё мнение.

— Нет, просто у меня есть некоторые связи, поэтому я могу купить CAD серии Silver со скидкой благодаря работе бета-тестером.

В то мгновение, когда Тацуя это сказал, плечи Миюки немного вздрогнули, но поскольку она смотрела в другую сторону — в сторону терминала — никто этого не заметил.

— Э~! Правда? — слово «зависть» было большими буквами написано на лице Азусы.

В этот раз даже Тацуя немного вздрогнул.

— ...В следующий раз, когда буду тестировать новую модель, если хочешь, я могу и тебе одну прихватить.

— Э? Правда? Правда, правда? Спасибо!

Он не смог и слова вставить в ответ.

После того, как Тацуя, наконец, кивнул в знак согласия, Азуса схватила обеими руками его свободную левую руку и потрясла её вверх и вниз.

— ...А-тян, сделай передышку, — Маюми больше не могла на это смотреть: она временно прекратила работать над кучей документов и заговорила с Азусой.

Азуса внезапно остановилась.

И с беспокойством посмотрела на свои руки.

Ими она крепко держала руку Тацуи. Азуса ощутила это не только с помощью осязания, но и подтвердила визуально.

Она медленно подняла голову к Тацуе, затем быстро уклонилась от его ничего не выражающего взгляда и снова посмотрела на руки.

Азуса отскочила назад, будто её руки коснулись огня.

— Извини, извини, извини!..

Чтобы правильно описать текущее состояние Азусы, «красного лица» будет недостаточно, так как она покраснела до кончиков ушей. Она несколько раз с извинениями поклонилась Тацуе.

Тацуя даже забеспокоился, что Азуса будет кланяться до тех пор, пока у неё не закружится голова, и взглянул на Маюми. прося о помощи.

— А-тян, можешь уже остановиться. Тацуя-кун уже немножко ошеломлен.

Наверное, мысли Маюми совпадали с мыслями Тацуи, поэтому она не добавила хаоса (не без причины) и сосредоточилась на утешении Азусы.

Азуса сделала глубокий вдох и, наконец, смогла успокоиться.

Маюми беспомощно вздохнула и вернулась обратно к своей работе.

Азуса смущённо улыбнулась Тацуе и быстро стала серьезной.

— Тогда, Шиба-кун, может, ты лично знаешь Тауруса Сильвера? — спросила она его. Само собой, она просто хотела скрыть своё смущение.

К сожалению, на этот вопрос Тацуе было очень трудно ответить.

— Нет, не совсем уверен.

Возле стены раздался электрический шум.

На рабочей станции, которую использовала Миюки, случайно активировался аварийный сигнал.

Все изредка ошибаются, но чтобы Миюки ошибочно включила аварийный сигнал... такое случалось крайне редко.

Маюми и Сузуне с любопытством посмотрели на Миюки, которая сидела лицом к стене, но та продолжала работать, будто ничего не случилось, поэтому они ничего не спросили и вернулись к своим обязанностям.

— Миюки-тян совершила ошибку, как странно.

— Иногда, да, — преувеличенно громко ответил Тацуя, но Азуса не обратила на это внимания и вернулась к первоначальному, последнему разговору:

— Как бы сильно он себя не скрывал, люди из той же лаборатории должны что-то знать, да? Если только он сам всё не изобретает?

— ...Нет, я уверен, такое невозможно.

— Я тоже так думаю. Ах да, Шиба-кун, можешь ли ты с помощью своих связей в лаборатории получить больше информации?

— Нет, связи, о которых я говорил, не из этой категории... К тому же FLT держит под замком большинство своих корпоративных секретов, поэтому я думаю, что маловероятно что-либо узнать от лабораторных техников.

— Ох, верно...

— Я уверен, сэмпай уже это знает, но использование магии Манипулирования Информацией внешнего системного типа для раскрытия секретов — уголовное преступление.

— Э? Нет... Никоим образом, почему я должна думать... о таком...

Тацуя полуприкрытыми глазами посмотрел на Азусу, из-за чего и так маленькое тело Азусы сжалось ещё сильнее.

— Всё хорошо, пока сэмпай это осознает, я просто хотел напомнить об этом.

— Не... не волнуйся по этому поводу, конечно, я знаю об этом, Ах-ха-ха-ха...

Увидев, что Азуса не поняла метафору и на самом деле покрылась холодным потом, Тацуя сбавил обороты.

— Кстати, Накадзо-сэмпай, почему тебя так интересует настоящая личность Тауруса Сильвера?

«Азуса тоже пользуется CAD бренда компании FLT. Но, очевидно, не серии Silver, тогда почему же её так сильно интересует личность разработчика?»

Для Тацуи это был совершенно естественный вопрос.

— Э? — По выражению Азусы было видно, что её совершенно ошеломило то, что Тацуя задал такой вопрос. — Конечно, меня интересует, Тацуя-кун, а тебя нет? Это Таурус Сильвер. Первый в мире человек, разработавший систему «Циклического вызова заклинаний», которая увеличила скорость последовательности активации специализированных CAD на двадцать процентов, также он уменьшил неустойчивость беспроводных моделей с трех процентов до менее чем одного. Таурус Сильвер столь невероятен. И вместо того, чтобы охранять свои секреты для личной выгоды, он открыто публикует итоги исследований на благо всего магического общества, что делает его ещё невероятнее. Его называют гениальным инженером, продвинувшим технологию программного обеспечения CAD на десять лет всего за один короткий год, поэтому я думаю, что все, кто стремятся стать ремесленниками магии, будут им интересоваться.

Это подавляющее давление, почти взрыв, заставило Тацую отшатнуться. Его совершенно застигло врасплох то, насколько мир восхваляет «Тауруса Сильвера».

— Прости моё невежество. Как пользователь, я вполне доволен серией Silver, я просто не знал, что о нем так восторженно отзываются...

— Хм... В этом есть смысл, Шиба-кун, ты тестер, поэтому для тебя серия Silver не такая уж и редкость... Вот почему твоя точка зрения отличается от моей.

Азуса поняла его слова не полностью, но позволила себя убедить.



— Эй, эй, Шиба-кун, позволь спросить, как ты думаешь, кем является Таурус Сильвер?

Прямой любопытный взгляд.

Желая сменить тему, Тацуя ответил, пытаясь тянуть время:

— Ну... Интересно, настолько все были бы потрясены, если бы он оказался японским подростком вроде нас.

Недалеко от стены снова раздался электрический звук.

Миюки сидела с совершенно ровной спиной и продолжала работать.

...Но она никому не позволила увидеть своё текущее выражение лица.

— Кстати, А-тян.

— Да, Президент, что такое?

В конце концов, Маюми протянула руку помощи Тацуе, который еле справлялся с Азусой. Это может показаться немного предвзятым, но сейчас Тацуя впервые почувствовал, что на Маюми можно положиться. В любом случае Маюми своим видом показывала, что хочет, чтобы Азуса как можно скорее вернулась к своей работе в школьном совете.

— Разве ты не должна закончить свою домашнюю работу прежде до конца обеда?

Впрочем, даже если она протянула руку Тацуе, это был, несомненно, предвестник гибели для Азусы... Это описание может быть преувеличенным, но выражение на лице Азусы было именно таким. Она, погрузившись в беседу о Таурусе Сильвере, хотела убежать от реальности.

— Президент~.

Судя по тому, как Азуса со слезами на глазах умоляла Маюми о помощи, похоже, она была обречена.

— Не издавай такие смущающие звуки, — Маюми криво улыбнулась и перевела взгляд с завершенной инвентаризации счетов к Азусе, — я могу немного помочь, какое у тебя задание?

Взгляд, который Мари словно говорила «ты слишком сильно её балуешь», обратился к Маюми, которая тут же его проигнорировала — или скорее притворилась, что не увидела — и улыбнулась Азусе.

— Прости... Это доклад о «Трех больших загадках системной магии Веса»...

Сузуне, Мари и Тацуя сразу же посмотрели на мрачную Азусу.

— Ч-что? — Застыв от ужаса как олень в свете фар, Азуса сжалась в комок. Её полные слез глаза и испуганные движения создавали впечатление, что все запугивают её, так что Тацуя отвел глаза, да и Сузуне повторила его мысли и действия.

Смотреть на Азусу продолжала только Мари.

— Хо-хо... — Мари глядела на неё с глубоким интересом, хотя больше сосредоточилась на плоском экране терминала в её руках. — Мне было интересно, что сбило с толку пятую в рейтинге лучших учеников года, и вот чем это оказалось.

— Это ведь та тема, которую задают каждый год, да? — Маюми с непонимающим выражением последовала за Мари. — А-тян, а какая задача в этом году?

Поскольку задачи были обычными, их уже было достаточно так много, что школа уже не могла придумать что-то новое. Это было не просто домашним заданием, но также одной из основных тем эссе для вступительных экзаменов в университеты магии. Беглый поиск показывал, что на этот вопрос можно ответить множеством способов.

— В домашнем задании есть вопрос — как решить узкие места «Трех Больших Загадок». Первые две я поняла, но я не могу объяснить причину, почему Общая магия Полётного типа не была успешно создана...

Услышав это, Сузуне кивнула с понимающим выражением на лице:

— Другими словами, Азуса-кун, ты не можешь принять предлагаемые сейчас идеи.

— Именно!

Из-за того, что Сузуне смогла выразить её мысли, Азуса энергично кивнула.

— Основы магии, которая может бросить вызов гравитации и позволить физическому телу парить в воздухе, уже изложены в Четырех Великих Системах и Восьми Главных Типах современной магии и уже вошли в практическую фазу.

— Да, хотя травмы, вызванные свободным падением, остаются одной из главных опасностей для волшебников.

Азуса перевела взгляд на Маюми, которая поддержала её довод.

— Волшебники, которые хорошо владеют магией Скорости и Веса, уже способны прыгать на десятки метров за один раз, один волшебник даже поставил мировой рекорд, прыгнув с одной попытки выше, чем на сто метров. Рекорд успешного приземления ещё более внушительный — успешный прыжок с высоты двух тысяч метров без какого-либо снаряжения.

— Если это так, тогда почему магия Полётного типа... Свободное движение в небе всё ещё недостижимо?..

— Точнее, всё ещё не удается создать магию Полёта для общего использования. Однако есть горстка пользователей древней магии, которые могут свободно летать в небе, — Сузуне добавила несколько мелочей к объяснению Маюми.

Услышав это, Азуса покачала головой, хотя, скорее всего, сделала это непроизвольно:

— Этот тип магии приближается к уникальным способностям волшебников с врожденными талантами. А если магию невозможно повсеместно использовать, то её и впрямь нельзя назвать техникой. Теоретически возможно использовать системную магию Скорости и Веса, чтобы свести на нет эффект гравитации и подняться в воздух. Ведь в реальности же магия длинных прыжков и парения уже создана, тогда почему мы не можем летать...

— Неужели ответа нет в книгах более высокого уровня? — Маюми спросила Азусу, почему та не может согласиться с ответом из книг.

— В последовательности магии должна быть конечная точка, так же как и эффект перезаписи реальности должен поддерживаться до окончания условия. Пока цель под эффектом магии, если на ней нужно применить другой тип магии, то нужно применить магию с превосходящей силой вмешательства. При использовании магии Полёта нужно постоянно корректировать скорость или высоту, невозможно просто переписать оригинальную магию новой, нужно ещё применить более сильное вмешательство. Один волшебник способен разделить явления перезаписи на десять сегментов, поэтому он может продлить состояние полета лишь десять раз, прежде чем исчерпает свой лимит... Это публично признанное препятствие, из-за которого до сих пор нет никакого практического решения для магии Полёта, верно?

Чуть поразмыслив, Маюми кивнула в знак согласия с длинным объяснением Азусы.

— А-тян, ты уже закончила своё исследование и организовала все доводы, тогда в чем проблема?

— При таком ходе мыслей, проблема заключается в том, что новой магии нужно постоянно перезаписывать текущую активированную магию, верно? Раз в этом дело, разве не будет легче отменить текущую магию и затем активировать новую?

К этому времени Азуса уже полностью стряхнула с лица предыдущее слезливое выражение и теперь мчалась вперед в лихорадочном темпе. Сузуне спокойно задала Азусе следующий вопрос:

— Теория звучит разумно, но как ты отменишь активированную магию на практике?

— Почему бы не вставить условие завершения магии во время проектирования последовательности магии? Другими словами, предварительно включить небольшую последовательность магии в активную последовательность, что может стать конечным условием для магии.

Азуса была поглощена своей теорией, тогда как Сузуне наоборот спокойно заявила встречный довод:

— К сожалению, последовательность магии не может влиять на другие последовательности магии. С её помощью можно воздействовать лишь на информационное тело, даже если два типа магии попытаются оказать влияние на одно и то же информационное тело, на самом деле лишь одна с большей силой вмешательства будет успешной, так как сильные последовательности магии не дружат со слабыми. Контрмагия, способная растворить последовательности магии, и впрямь существует, но это высокоуровневая магия, которая прямо влияет на информационное тело. Это приемлемо на экспериментальном уровне, но сейчас нет волшебников, способных на практике свободно использовать такую контрмагию.

— Неужели...

Ко времени, когда ученики второго года обучения перейдут на второй семестр, курс основ магии перейдет к Применению магии. Курс начнется с понятий «контрмагии» — магии, которая сводит на нет магию противника, что Сузуне и объяснила только что. Обычно этому обучают на первом семестре третьего года, поэтому этот предмет был незнаком Азусе. Тем не менее услышать термин «контрмагия» и не растеряться — знания у Азусы и впрямь широкие.

— Впрочем, это всё же стоящая теория.

Эмоции Азусы колебались между восторгом и унынием. Сузуне нежно утешающе улыбнулась подруге.

— Отменить магию тотчас же, как проявятся эффекты, я считаю этот подход верным.

— Точно. Поскольку необходимо перезаписывать активированную магию, сила необходимого вмешательства будет постоянно возрастать.

Вслед за Сузуне, Маюми также поддержала теорию Азусы.

— Никто ещё этого не предложил, но если новая магия будет активирована как раз тогда, когда работающая магия прекратит влиять на явление, тогда не нужно будет использовать большую силу вмешательства... Учитывая, что цель летит в воздухе, задержка между заклинаниями должна быть сведена к нулю, поэтому при использовании специализированного CAD, в теории следующая магия должна быть активирована прежде, чем цель начнет падать...

Маюми, казалось, пробормотала это сама себе, затем внезапно сказала «Э?» и повернула голову.

— Но если нужно лишь удалить эффекты магии, разве давным-давно кто-то уже не попытался это сделать? В конце концов, по существу это как работать с «Зоной подавления магии».

Услышав вопрос Маюми, Сузуне активировала функцию поиска на общественной рабочей станции, расположенной в комнате школьного совета.

— Подожди... В прошлом году Англия проводила колоссальный эксперимент, основанный на той же теории, о которой ты говоришь, Президент. Они хотели использовать «Послесобытийную Зону подавления магии» для создания практической магии Полёта.

Сузуне быстро обнаружила новостные статьи о магии с необходимой ей информацией.

— И, какой результат? — громче, чем обычно, спросила Маюми; вероятно, она сильно волновалась — явное доказательство, что она всё ещё ученица старшей школы.

— Полный провал. Согласно отчету, по сравнению с обычным повторным использованием магии, этот метод привел лишь к увеличению силы вмешательства в геометрической прогрессии.

— Неужели... — Когда ответ Сузуне растоптал её надежды, Маюми показала явное разочарование. — Там говорится о причине?

— Нет, статья не настолько подробна. Президент, как ты думаешь, почему это случилось?

Маюми призадумалась, положила указательный палец на подбородок и сказала «Хм!».

— Предыдущая магия должна была прекратить функционировать, тогда... Тацуя-кун, что ты об этом думаешь? — Маюми спросила Тацую — ей требовалось время, чтобы организовать свои мысли.

Она не ждала, что он и вправду ответит.

— Английский эксперимент, который нашла Итихара-сэмпай, содержал концептуальную ошибку.

Поэтому решительный ответ Тацуи поймал Маюми врасплох.

— Ошибку? — потрясенная, Маюми едва смогла задать вопрос.

Без хвастовства и гордыни Тацуя спокойно начал объяснять:

— Последовательности магии, которые ещё не выполнили требования завершения, со временем естественным образом исчезают, но остаются в информационном теле цели. Когда новая магия сводит на нет эффекты предыдущей магии, предыдущая магия выглядит отмененной, но на самом деле её просто перезаписали.

Маюми, Сузуне, Азуса, и даже Мари уставились на Тацую, но он оставался равнодушным к давлению их взглядов, спокойным, его тон вообще не изменился.

— Давайте назовем предыдущую магию последовательностью магии А, а последовательность магии Б будет использована для её аннулирования. С активацией Б, А потеряет способность изменять явление. Но даже если она перестанет изменять явление, она всё ещё останется в информационном теле цели. Обе последовательности будут действовать в информационном теле цели, просто эффекты последовательности Б будут единственными видимыми. Как и сказала Итихара-сэмпай, последовательности магии могут влиять лишь на информационное тело, но не могут влиять друг на друга. Что верно даже в пределах Зоны подавления магии. Если только первоначальная последовательность магии сама собой не исчезнет, использование Контр магии принесет тот же эффект.

— Так в английском эксперименте была использована ненужная магия, которая не относится к магии Полёта?

Тацуя согласно кивнул в ответ на вопрос Маюми, затем продолжил объяснение:

— Другими словами, каждый раз, когда нужно скорректировать полет, нужно снова перезаписывать последовательность магии. Для поддержания полета нужно использовать кучу дополнительных перезаписей, поэтому, конечно же, будет быстро достигнут верхний предел в способности вмешательства. Английские ученые, разработавшие этот эксперимент, должно быть, ошиблись в природе контрмагии.

Портативный терминал, который находился в нагрудном кармане Тацуи, выбрал как раз это время, чтобы завибрировать, предупреждая об окончании обеда.

— Миюки, давай вернемся в наши классы.

— Да, Онии-сама.

Миюки, которая всё это время сидела к ним спиной, встала сразу же, как только к ней обратились.

Её голос, выражение и движения были такими же нежными и грациозными, как и всегда.

Поэтому Маюми, Сузуне, Мари и Азуса не заметили.

Не могли заметить.

Когда Миюки сидела перед рабочей станцией, она выпрямила спину от гордости, и её пальцы в удовольствии танцевали на клавиатуре.

◊ ◊ ◊
Подготовительная встреча для Турнира девяти школ, проводимая в Штаб-квартире Управления Клубами, с самого начала проходила в тревоге.

Ученики, которые превосходно выступят на соревнованиях, получат дополнительные баллы для учебы. Даже всего лишь за то, что ученик станет официальным участником, он получит лишные выходные, гарантированный высший балл и не получит домашнего задания.

И это относилось не только к самим участникам, но и к ученикам, выбранным в команду техников.

Благодаря тому, что школа уделяла так много внимания Турниру девяти школ, ученики, выбранные представителями на Турнир, получали такие невероятные награды. Поэтому неудивительно, что конкуренция за последние несколько мест в официальном списке была особенно ожесточенной.

Если бы Тацуя был просто сторонним наблюдателем, он бы, вероятно, с состраданием смотрел на сдавшихся учеников, у которых были смешанные чувства. Однако он был кандидатом с гигантской мишенью на спине, поэтому мог лишь уныло сдерживать себя, чтобы вслух не вздохнуть и поскорей закончить этот спектакль.

Не то чтобы его совершенно не интересовал Турнир девяти школ.

Желание сравнить собственные силы с другими волшебниками (новичками) того же возраста явно отличалось от того «голода», который он испытывал, оставаясь в лаборатории отца, и при последующем желании добиться практического обновления CAD, так много до сих пор в нем осталось.

Тацуя был «сконструирован», чтобы иметь меньше эмоций, чем обычный человек, но он всё ещё был в упрямом возрасте, поэтому как бы сверстники его ни оценивали, он был недостаточно стар, чтобы это его не волновало.

Тем не менее на этой встрече ему пришлось иметь дело с гордостью, завистью, тщеславием, отвращением и другими похожими эмоциями. Это и впрямь вгоняло в тоску.

Независимо от его мыслей (конечно) конференц-зал постепенно заполнялся. Когда было занято последнее место, Маюми вышла на подиум председателя.

— Давайте начнем встречу отбора участников для официального списка Турнира девяти школ.

Встреча для старшеклассников, лидеров различных участвующих клубов, членов школьного совета (Миюки осталась в комнате школьного совета) и членов группы управления клубами, получивших внутреннее уведомление, что они стали кандидатами в участники или инженеры, официально началась.

Тацуя сел с различными кандидатами в секции посетителей...

Но в любой организации, превысившей определенный размер, понятно, будут фанатики, которые увидят в Тацуе постороннего.

Как и ожидалось, вскоре после начала встречи кто-то спросил, что здесь делает ученик первого года и, к тому же, со второго потока.

Это, конечно, не означало, что никто не смотрел на Тацую доброжелательно.

На самом деле было удивительное количество благоприятных мнений.

Старшеклассники отличались от учеников первого года, они знали: Тацуя — особый ученик второго потока и к тому же грозный член дисциплинарного комитета.

Но, несмотря на это, возражений было больше, чем поддержки, и чаще в форме негативных эмоций, а не объективных аргументов, из-за чего встреча зашла в тупик, и было впустую потрачено ценное время.

— В итоге... — внезапно на весь зал раздался серьезный голос. Он не был особо громким, однако все споры быстро затихли и все сосредоточились на говорящем. Молчавший всё это время Дзюмондзи Катсуто бросил взгляд через весь зал и начал говорить: — Я думаю, что проблема лежит в том, что никто не знаком с уровнем навыков Тацуи. Поэтому самым эффективным решением будет подтверждение живым тестом.

В просторной комнате настала мертвая тишина.

Это привело бы к простому и эффективному результату, на который никто не жаловался бы, но из-за риска никто не осмеливался предложить этот вариант действий.

— Неплохое предположение, но как мы это сделаем?

— Просто дадим ему возможность прямо сейчас выполнить техническое обслуживание, этого будет достаточно.

Мари нарушила тишину своим вопросом, на что Катсуто просто ответил.

— Позвольте мне стать подопытным кроликом.

CAD, которые сейчас находились в продаже, должны быть сложно синхронизированы с владельцем во время технического обслуживания.

Даже если десять волшебников будут использовать одну и ту же модель, будет десять разных способов регулировки их CAD.

Последовательность активации, предоставленная CAD, должна прямо всасываться подсознательной областью волшебника.

Другими словами, психика волшебника совершенно не защищена от его собственного CAD.

Последние модели оборудованы функцией, улучшающей обработку последовательности активации, но вместе с этим им стало проще влиять на психическое состояние пользователя.

Если во время обслуживания возникнет ошибка, не только снизится эффективность магии, но и другие побочные эффекты могут вызвать дискомфорт, головную боль, головокружение, рвоту, или даже серьезный ущерб, вроде галлюцинаций или душевных травм. Поэтому чем выше возможности CAD, тем более сложное обслуживание нужно проводить.

Для волшебников очень рискованно добровольно сдавать CAD на обслуживание неизвестному инженеру.

Даже если Катсуто сам принял это решение, он показал значительное мужество, предложив себя испытуемым.

— Нет, я его советовала, поэтому я и должна взять на себя эту роль, — Маюми тотчас же захотела взять на себя ответственность, вероятно из чувства долга, но, с другой стороны, это подразумевало, что она не совсем доверяет Тацуе, что, к своему дискомфорту, Тацуя прочел между строк.

— Стойте, позвольте мне это сделать.

Но вот что свою кандидатуру выдвинет Кирихара... это сильно потрясло Тацую. Такая храбрость, безусловно, утешала.

Кабинет обслуживания CAD, открытый для преподавателей и учеников, находился в здании практической подготовки.

Однако в этот раз они не использовали запрограммированные устройства обслуживания, которые находились в здании практической подготовки, но принесли для теста в конференц-зал мобильные устройства обслуживания, которые будут использоваться на Турните девяти школ.

CAD, который Тацуе нужно было откорректировать, также был одним из CAD для Турнира девяти школ.

Поскольку подготовка по материалам и процедурам для Турнира шла гладко, большая задержка в вопросе выбора участников была вопиющей проблемой.

Тацуя сел напротив Кирихары возле устройства обслуживания, но они друг друга не видели. Вокруг Кирихары столпились члены школьного совета и лидеры различных клубов.

Первый шаг включал активацию школьного устройства, процесс, где много злобных взглядов сосредоточилось на движениях рук Тацуи; но Тацуя давно привык работать с более сложными устройствами, чем школьное оборудование, поэтому эту процедуру мог закончить безупречно даже во сне. Он искусно закончил подготовку и сделал бесстрастное лицо, чтобы отразить ненавидящие взгляды.

— Моя задача — копирование схемы CAD Кирихары-сэмпая в CAD для соревнований, внося необходимые корректировки и не изменяя последовательность активации, я правильно понял? — Тацуя ещё раз уточнил задачу теста.

— Да, извини за беспокойство.

Тацуя, увидев кивок Маюми, слегка покачал головой. Не кивнул, но покачал головой.

— Что такое?

— Я бы не советовал прямо копировать схему на другую модель CAD... Но ничего не поделаешь, поэтому лучше поставить безопасность высшим приоритетом.

— ?

Поражена была не только Маюми. «Копирование схемы CAD» было простой задачей, которая делается, когда пользователь меняет используемый CAD, поэтому многих учеников интересовало, почему же Тацуя видит в этом трудность.

Однако члены Команды Техников, стоявшие вокруг Азусы, точно знали, почему Тацуя поднял этот вопрос. Они либо кивнули, либо усмехнулись, затем приготовились насладиться исполнением Тацуи.

Больше ничего не сказав, Тацуя погрузился в обслуживание.

Сперва он подключил CAD Кирихары к обслуживающему оборудованию.

Процесс копирования схемы был полуавтоматическим, поэтому здесь нельзя было оценить разницу в мастерстве.

Однако Тацуя не просто свалил копирование схемы прямо на CAD Турнира, но сохранил её в области обработки устройства обслуживания, на что несколько человек удивленно подняли брови.

Затем измерил характер псионовых колебаний Кирихары.

Следуя инструкциям Тацуи, Кирихара надел наушники на голову, затем положил обе руки на стол экспертизы.

Обычная процедура; если бы это было автоматическое устройство обслуживания, то шаги, включающие подключение CAD и чтение псионовых волн, завершились бы автоматически.

Ученики, которые используют школьные устройства для личного обслуживания, обычно выполняют эту точную процедуру.

С другой стороны, инженер показывает свою истинную силу лишь тогда, когда не полагается на автоматическое обслуживание и вручную делает незначительные коррективы в операционной системе CAD.

— Спасибо сэмпай, можешь уже их снять.

Тацуя увидел, что измерения завершены, и Кирихара снял наушники.

Обычно следующим шагом нужно подключить CAD, который необходимо модифицировать, затем выполнить регулировки согласно автоматическим рекомендациям. Это требовало подсоединения заранее подготовленного CAD, с последующим копированием на него всех данных.

Почти все в зале подумали, что Тацуя перепутал порядок действий.

Словно подтверждая это, Тацуя, не шевелясь, смотрел на монитор.

Однако он не был похож на человека, который безнадежно потерялся из-за ошибки.

Он сосредоточился до ужасающей степени, не давая ни намека на неуверенность.

Не в силах сдержать любопытство, Азуса выглянула из-за Тацуи, чтобы посмотреть на монитор.

— Э? — она издала странный звук, который совершенно не вязался с её молодым образом.

Но Тацуя и бровью не повел.

Маюми и Мари не осмелились спросить, в чем дело, поэтому подошли к Азусе, чтобы посмотреть на монитор — и едва сдержали вздохи.

На мониторе не было видно ожидаемых итогов измерения и графиков, но он был заполнен строками символов, которые прокручивались на невероятной скорости.

Маюми и Мари могли лишь изредка уловить несколько чисел — их глаза были совершенно не в силах справиться с такой скоростью прокрутки.

Числа неожиданно остановились.

Прошло примерно несколько десятков секунд, и менее пяти минут от того, как Тацуя начал смотреть на экран.

После того, как строки символов остановились, Тацуя сразу же подключил турнирный CAD и быстро начал стучать по клавиатуре.

Начали открываться и закрываться множество окон.

Лишь Азуса заметила, что в одном из открытых окон был исходный документ с записями итогов измерения, а другое окно содержало скопированную на устройство обслуживания схему CAD.

Лишь немногие осознали, насколько невероятная процедура разворачивается перед их глазами, поэтому большинство зрителей заворожила неслыханная скорость, с которой Тацуя печатал на клавиатуре. Однако Азуса считала, что и впрямь удивительной была техника, которую Тацуя показал, прочитав напрямую из исходного документа характер псионовых колебаний.

С этим методом инженер может идеально распределить ресурсы в пределах параметров CAD, чтобы лучше всего соответствовать итогам измерения, отображенным на устройстве обслуживания. Это был полностью ручной процесс, совершенно независимый от автоматических процессов, предоставляемых системой.

Перед глазами Азусы настройки, временно сохраненные в рабочей зоне, быстро переписывались.

Исходный документ оставался на главном экране, но Азуса едва могла уловить измененные настройки.

Это определенно попадало под границы безопасности. Он и впрямь придерживался условия — «безопасность превыше всего».

Этим он снизил риск для пользователя, который возникает при автоматическом обслуживании, и обеспечил последовательности активации большую эффективность.

Не было совершенно никакой необходимости в практическом тесте.

Навыки этого ученика первого года значительно превзошли любого из команды техников.

Азуса решила во что бы то ни стало затащить Тацую в команду, все возражения будут отклонены.

Под условием «не менять последовательность активации» обслуживание быстро подошло к концу.

Он был настолько быстр, что зрители даже не успели всё подробно рассмотреть.

Следующей частью был живой тест.

Незаметно для остальных, на лице Кирихары появились легкое волнение и напряжение, но в пределах ожидаемых границ.

Но на самом деле не произошло никаких происшествий, не произошло ничего, что можно было бы даже отдаленно назвать происшествием.

CAD, который Тацуя модифицировал, был «совершенно таким же» как и собственный CAD Кирихары.

— Кирихара, как ты себя чувствуешь?

— Нет проблем, будто я использую свой собственный CAD, нет вообще никакого дискомфорта, — Кирихара сразу же ответил на вопрос Катсуто.

Всем было ясно, что это не завышенная оценка по дружбе. Ученики знали прошлое Кирихары и Тацуи (Тацуя силой подавил Кирихару во время «выступления» клуба кэндзюцу на неделе вербовки в апреле), поэтому были уверены, что Кирихара никогда не станет защищать Тацую. Впрочем, даже без этого «недопонимания» все, кто видел вызов магии, знали, что CAD работает идеально.

Тем не менее «возможность плавного вызова магии» — не слишком значительный критерий, а какие-либо ещё результаты было трудно увидеть.

— ...Похоже, он знает основы, но этого недостаточно, чтобы он стал одним из представителей школы.

— По времени — довольно средний результат, ничего особенного.

— Он не следовал надлежащей процедуре, но для этого должна быть причина...

Неудивительно, что участники второго года были первыми, кто негативно отреагировал на этот, казалось бы, нормальный результат.

Такая реакция была не только из-за беспрецедентного выдвижения Тацуи, но также потому, что его специально выбрала Президент, и все подсознательно ожидали, что он покажет некую нестандартную технику, поэтому завышенные ожидания естественно привели к большому разочарованию.

— Я полностью поддерживаю принятие Шибы-куна в команду! — оставив своё обычное пугливое выражение лица, Азуса яростно возразила. — Он показал перед нашими глазами технику, намного превосходящую наши самые смелые мечты, как учеников старшей школы. Просто сам факт, что ему не нужно использовать автоматическое обслуживание и что он способен всё сделать полностью вручную, уже подвиг, который я не могу повторить.

— Даже если его техника удивительна, но какой в этом смысл, если после этого такой обычный результат?..

— Результат лишь выглядит обычным, но суть совершенно другая! Полностью соблюсти пределы безопасных параметров и не потерять в эффективности — это невероятное достижение!

— Накадзо, расслабься немного... вместо того чтобы остаться в пределах безопасных параметров, разве не лучше сделать несколько изменений для увеличения производительности?

— Это... потому что они внезапно захотели сделать тест...

Споры не входили в число ее сильных сторон, поэтому у неё быстро иссякли силы.

Как только Азуса начала тонуть, один ученик поднял руку, чтобы тем самым быстро привлечь к себе всеобщее внимание:

— Личная модель Кирихары обладает намного большей производительностью, чем модель для Турнира, но даже с таким отличием пользователь не заметил никакой разницы, поэтому я считаю, что эта техника заслуживает самой высокой оценки.

— Э?.. Хаттори-кун?

Внезапно на помощь пришел Хаттори.

— Президент, я тоже желаю, чтобы Шиба присоединился к Команде Техников.

— Ханзо-кун? — Маюми была совершенно не в состоянии скрыть своё удивление.

Даже столкнувшись с несколько негативной реакцией обожаемого Президента и исключая свои личные мысли, Хаттори продолжал бесстрашно (с виду) и любезно высказывать своё мнение:

— Турнир девяти школ очень сильно повлияет на репутацию нашей школы, поэтому мы должны послать лучших и сильнейших кандидатов, не уделяя много внимания тому, кто они. Инженер должен поддерживать участников для того, чтобы они могли сосредоточиться исключительно на самом соревновании. Как и сказала Накадзо, чтобы Кирихара произнес «нет никакого дискомфорта», нужно признать — он прекрасно сделал свою работу. Нам сейчас отчаянно не хватает инженеров, сейчас не время жаловаться, что «он ученик первого года» или «это беспрецедентно».

Речь Хаттори была насыщена колючими словами, но он упорно защищал свою искреннюю позицию.

Впрочем, даже одного того, что Хаттори перешел на сторону Тацуи, было более чем достаточно, чтобы взорвать встречу.

— Я тоже думаю, что Хаттори прав. Таланта, который показал Шиба, более чем достаточно, чтобы назначить его представителем школы. Я также поддерживаю присоединение Шибы к Команде Техников.

С ошеломленно молчащей оппозицией и публично заявленной поддержкой Катсуто, Тацуя был принят в команду техников.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив