» » 181. Несокрушимый


181. Несокрушимый


181. Несокрушимый
+33
181. Несокрушимый


Снова потратив на раздумья какое-то время, он наконец вздохнул и сказал:




— Не, даже думать об этом не стоит. Мне и тут, в секте Духовного Потока, неплохо живётся…




Подавив в сердце боль несбыточных надежд, он убрал лекарственную пилюлю в бездонную сумку. Если бы он ушёл, то начал бы слишком сильно скучать по секте Духовного Потока. Теперь, когда он достиг небесного Дао возведения основания, все, начиная с патриарха и заканчивая слугами, относились к нему так же тепло, как будто он был членом их семьи. Что более важно — так много новых учеников внешней секты ещё плохо с ним знакомы. И он не успел провести достаточное время в местах скопления людей на северном берегу. Он столько всего упустит, если сейчас покинет секту.




В последующие дни Бай Сяочунь занимался культивацией. Однако во всё остальное время он закладывал руки за спину и начинал прогуливаться по северному или южному берегу, улыбаясь, словно представитель старшего поколения. Его часто можно было заметить в местах скопления учеников внешней секты. Сначала его встречали восторженными криками, но вскоре на лицах учеников внешней секты стали появляться странные выражения. Наконец, они осознали, что теперь видят Бай Сяочуня более десяти раз на дню.




Чем бы они ни занимались, часто, поднимая взгляд, они обнаруживали рядом Бай Сяочуня, который стоял и слегка ободряюще улыбался. Вскоре они перестали обращать на это внимание, а странное выражение на их лицах стало возникать всё чаще. Не только ученикам внешней секты приходилось сталкиваться с этим. Ученики внутренней секты и даже старейшины часто начинали раздражаться, замечая, что Бай Сяочунь, вместо того чтобы заниматься важными делами, разгуливает по округе и ждёт, чтобы его называли дядей по секте Баем. Много лет назад что-то подобное уже происходило. Хорошо, что сейчас Бай Сяочунь вёл себя гораздо более сдержанно. После того, как он какое-то время понаслаждался, находясь в центре внимания, он решил засесть в пещере бессмертного на горе Даосемени за изготовлением лекарств.




«Чтобы культивировать Неумирающего Небесного Короля, мне нужна жизненная энергия. Поэтому мне нужно изготовить лекарственную пилюлю четвёртого ранга!»




Сильное стремление Бай Сяочуня стать аптекарем-мастером заставляло его постоянно прикладывать усилия в этом направлении. К тому же он хорошо помнил, что Ли Цинхоу сказал ему: после достижения возведения основания можно снова попытаться усовершенствовать Великую Магию Деактивации Ядов Молнией. В последующие дни молния и гром стали часто появляться на горе Даосемени, к большому удивлению старейшин возведения основания, которые там жили. Ученики с других гор наблюдали бесконечный поток молний, обрушивающихся на гору, и пребывали в лёгком шоке. Люди начали интересоваться происходящим, и вскоре вспомнились истории о былых подвигах Бай Сяочуня. Очень быстро об этом стали, охая и ахая, говорить повсеместно.




— Дядя по секте Бай делал что-то подобное? Я в это не верю!




— Небеса, неужели это действительно случалось?




Многие ученики, которые не знали Бай Сяочуня, с трудом верили в подобные истории. Однако частота возникновения молний ни капли не уменьшилась. На деле она даже возросла. В то же время из пещеры Бай Сяочуня начал подниматься чёрный дым, и вскоре пришло время для легендарных кислотных дождей.




Кислотный дождь ручейками стекал почти по половине горы Даосемени. Конечно, Бай Сяочунь занимался изготовлением лекарств четвёртого ранга, с которыми лекарства третьего ранга и рядом не стояли. Поэтому вскоре район выпадения кислотных дождей расширился, захватив сразу и северный, и южный берега. Наконец в зону загрязнения попали все семь гор. Кошмар вернулся. Множество учеников поражённо озирались, пока одежда на них медленно таяла.




— Бай Сяочунь снова перегоняет пилюли!




— Почему он не может дать нам пожить спокойно?!




Южный берег уже сталкивался с таким, поэтому как только они поняли, что происходит, то сразу приняли меры. Конечно, поднялось возмущение, но ничего серьёзного не произошло. Однако для северного берега такое было впервые. Вскоре начал раздаваться разъярённый вой, и население северного берега начало сходить с ума.




— Что происходит? Что творится?!




— Небеса! Не могу поверить, это же кислотный дождь! Погодите-ка, кажется, я недавно где-то слышала историю про такое?..




Крики и вой наполнили северный берег, пока ученики вовсю сходили с ума. Главы гор и старейшины тоже были в ярости и скоро выяснили, что виновник не кто иной, как Бай Сяочунь! До того, как Бай Сяочунь достиг возведения основания, ученики обоих берегов, скорее всего, собрались бы целой толпой и пошли бить его камнями. Но теперь они могли лишь обмениваться растерянными взглядами. Несмотря на всю их ярость, Бай Сяочунь теперь сильно отличался от себя прежнего. Теперь он был экспертом небесного Дао возведения основания, предназначенным для Эшелона Наследия, и старейшиной возведения основания. Обычные ученики не могли позволить себе провоцировать такого человека. Даже старейшинам оставалось только вариться в своей злобе. Главы гор знали, насколько высшие старейшины ценят Бай Сяочуня, поэтому могли только пойти к главе секты в надежде, что он послушает их.




Когда глава секты Чжэн Юаньдун выслушал их жалобы, то он криво улыбнулся. В конце концов, предназначенный для Эшелона Наследия был очень важным человеком. К сожалению, Ли Цинхоу уже уединился для медитации, иначе он мог бы повлиять на Бай Сяочуня. Чжэн Юаньдун попытался объяснить Бай Сяочуню, что в этом мире есть много всего помимо культивации и что ему пора расширить горизонты и пойти повидать мир, чтобы набраться жизненного опыта. В конце концов, даже бессмертной стали нужна закалка, чтобы стать бессмертным мечом.




Он даже объяснил, что если Бай Сяочунь не покинет континент Восточнолесья, то не столкнётся с серьёзной опасностью и сможет многое повидать. Однако Бай Сяочунь лишь покачал головой и ответил, что ему очень нравится жизнь в секте. После чего он вновь погрузился в исследования, и вся секта начала переживать ужас, что уже довелось испытать южному берегу. Однако когда ситуация накалилась до предела, Бай Сяочунь неожиданно перестал изготавливать пилюли. Он сидел в своей пещере бессмертного и вздыхал. Все его попытки перегнать лекарство четвёртого ранга провалились. Как бы он ни упорствовал, всегда возникали новые и новые проблемы.




«Может быть, мне не хватает навыков в Дао медицины. Упираться рогом здесь не поможет. Если я хочу изготовить пилюли четвёртого ранга, то мне нужно углубить свои познания в Дао медицины!»




Почувствовав озарение, он пошёл к Ли Цинхоу, но, к сожалению, тот до сих пор пытался достичь золотого ядра и не мог прервать практику в уединении. Бай Сяочунь достал руководство по лекарствам Ледяной Школы, но как бы он его ни изучал, ничего не мог разобрать. Он мог понять каждый иероглиф сам по себе, но слова и предложения, которые они формировали, были совершенно непонятными.




«Если мои навыки в Дао медицины можно назвать низкоуровневыми, то руководство по лекарствам Ледяной Школы должно быть высокого уровня. Мне явно не хватает фундаментальных познаний в Дао медицины».




Хотя Бай Сяочунь вовсю хмурился, ученики на северном и южном берегах, старейшины, главы гор и старейшины возведения основания на горе Даосемени — все вздохнули с облегчением. Но, как обычно, они недооценили Бай Сяочуня. Пока что он не мог заниматься перегонкой лекарств четвёртого ранга, но он мог культивировать Заклятие Пурпурной Ци Достигающей Небес. Более того, в какой-то момент Заклятие Пурпурной Ци Достигающей Небес в сочетании с протомагнитной силой притяжения и отталкивания дали его вдохновению сильный толчок для работы над техникой его мечты — Магией Контроля Человека.




«Какой же я дурак! Магия Контроля Человека не требует прямого управления противником! Если я смогу найти способ контролировать его одежду, то получу способ управлять движением его тела! Более того, для этого можно воспользоваться протомагнитной силой притяжения и отталкивания вместо простого контроля энергии!»




Чем больше он об этом думал, тем нетерпеливее и радостнее становился. С горящими глазами он выбежал из пещеры бессмертного. Пока он шёл, ему встретилось много людей, но никто из них не подходил для опробования теории на практике. Наконец он покинул гору Даосемени и отправился к Вершине Зелёного Пика. Вдруг он увидел знакомое лицо.




— Чень Фэй? — сказал он, сверкнув глазами.




**




Чень Фэй гордо вышагивал по дорожке на склоне Вершины Зелёного Пика, за ним шло два крепыша, которые плясали вокруг него, рассыпаясь в похвалах.




— Поздравляем с тем, что тебе удалось пройти испытание огнём и стать учеником внутренней секты, старший брат Чень! Наконец-то ты стал учеником внутренней секты!




— Ха-ха-ха! С этих пор, старший брат Чень, ты во внутренней секте Вершины Зелёного Пика! Весь мир у твоих ног! Следующий шаг — Небеса!




Чень Фэй выставил вперёд подбородок и вышагивал вперёд, раздуваясь от гордости. После всех этих лет ему наконец удалось попасть во внутреннюю секту. В то время как он напыщенно шёл, лопаясь от самодовольства, и уже хотел ответить на слова двух мужчин, он вдруг услышал, как кто-то позвал его по имени. Он недовольно поморщился, холодно хмыкнул, обернулся и произнёс:




— На Вершине Зелёного Пика все зовут меня старший брат Чень! Какой слепой идиот так неуважительно обращается ко мне полным именем?!




Никого не увидев в непосредственной близости, он неосознанно поднял взгляд в небо и увидел, как к нему летит Бай Сяочунь.




«Это Бай Сяочунь! Дядя по секте Бай!»




У Чень Фэя так закололо в затылке, что, казалось, он взорвётся. С его губ сорвался пронзительный крик, и вся напыщенность и самоуверенность слетели с него. Двое рядом с ним тоже затряслись от тревоги и страха. Эти двое были теми же, кто когда-то вместе с Чень Фэем устроил засаду Бай Сяочуню, получив при этом жестокий урок. Конечно, вместе с ростом статуса Бай Сяочуня в секте рос и их страх перед ним.




Это усугублялось ещё тем, что Цянь Дацзиня отправили за пределы секты с опасным заданием. Он так и не вернулся, и ходил слух, что он погиб на задании. Конечно, существовало предположение, что за этим стоял Бай Сяочунь, что пугало их ещё больше. В конце концов они начали считать, что Бай Сяочунь забыл о них. Потом постепенно они перестали беспокоиться, уверившись, что больше не будет никаких негативных последствий. Но сейчас Бай Сяочунь разыскал их, поэтому их сердца тут же сильно забились от ужаса. Дрожащий Чень Фэй быстро сложил руки и низко поклонился.




— Ученик Чень Фэй приветствует дядю по секте Бая. Дядя по секте Бай, вы самая могущественная личность во всей секте, культиватор, легенда о котором будет передаваться из поколения в поколение, тот, кто будет жить так же долго, как сами небеса, неуязвимый для всего мира!




Двое мужчин рядом с ним тоже начали громко подпевать, выкрикивая нечто подобное, пока не охрипли. Бай Сяочунь с удивлением обнаружил, что Чень Фэй, оказывается, одарённый оратор. С очень серьёзным видом он сказал:




— Прекращайте нести чушь! Вы действительно думаете, что Бай Сяочунь такой человек, которому нравится, когда ему так открыто льстят?!




Однако, несмотря на такие слова, в его глазах сияло одобрение и даже намёк на поощрение.



Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
©2015-2018 Copyright RanobeOnline.ru