» » 261. Ду Сюэмэй, выходи!


261. Ду Сюэмэй, выходи!


261. Ду Сюэмэй, выходи!
+33
261. Ду Сюэмэй, выходи!


У Бай Сяочуня также было предчувствие, что одной его мысли будет достаточно, чтобы кровавая ци увеличила силы всех, кто культивировал при помощи Кровавого Предка, приводя к взрывному росту боевой мощи. Только думая об этом, он ощущал, как его сердце забилось чаще. Несколько раз моргнув, он невольно представил, как по мановению его руки вся секта Кровавого Потока приходит в шок. А потом он подумал о другой картине, в которой стоило ему только поднять руку, как вся секта Кровавого Потока сходит с ума и пытается его убить… Конечно, лже-Черногроб видел всё то же, что и Бай Сяочунь, поэтому невольно задрожал и неверяще воскликнул:




— Кровавый… кровавый дьявол! Небеса! Не могу поверить, что ты стал кровавым дьяволом!




Кровавый дьявол считался легендой в секте Кровавого Потока. Все думали, что он либо приведёт секту Кровавого Потока к славе, либо полностью разрушит её. Как только в сознании Бай Сяочуня прозвучал голос лже-Черногроба, он тут же глубоко вздохнул, и его лицо стало очень серьёзным.




— Тихо! — сказал он, похлопывая по своей бездонной сумке и оглядываясь по сторонам. Его сердце одновременно наполняли радость и беспокойство.




«Изначально я просто хотел стать главным старейшиной… Потом я стал кровавым дитя, это ещё куда ни шло. Но кто мог подумать, что я превращусь в кровавого дьявола?..»




Хотя на деле ему это очень понравилось, но вместе с тем он хмурился. В конце концов, в то время как некоторые люди в секте обрадуются приходу кровавого дьявола, остальные… не позволят ему жить и сделают всё, чтобы уничтожить его!




«Я определённо не должен никому рассказывать о том, что случилось… Да. Быть выдающимся — иногда это так утомляет». Вздохнув, он выпятил подбородок и с видом одинокого героя взмахнул рукавом.




«Одним щелчком пальцев я, Бай Сяочунь, могу превратить секту Кровавого Потока в пепел…»




Он вздохнул, подумав, что в секте Кровавого Потока ему удалось добиться того, чего у него никогда не получилось бы в секте Духовного Потока. Он вспомнил обо всех своих достижениях здесь и ещё печальнее вздохнул. Потом он подумал про то, как под маской Сюэмэй скрывается Ду Линфэй, и в его глазах появился многозначительный огонёк.




«Сюэмэй… Ду Линфэй!»




Глубоко вдохнув, он сделал шаг вперёд и обратился к наследию внутри себя. Тут же перед ним появилась воронка, он вошёл в неё и исчез. Когда он снова появился, то оказался парящим в воздухе над сектой Кровавого Потока внутри кровавой ци, что образовывала образ его лица. Множество людей строили догадки о том, что же происходит. Вскоре они заметили его и начали удивлённо восклицать:




— Он вышел!




— Он оставался в теле Кровавого Предка гораздо дольше, чем все остальные кровавые дитя. Может быть, ему посчастливилось заполучить что-нибудь ещё?




— Хм. Черногроб определённо выглядит сильнее, чем прежде… — горько проворчал Сун Цюэ.




Сюй Сяошань вздохнул. Мастер Божественных Предсказаний стоял и дрожал. Множество взглядов тут же сосредоточились на Бай Сяочуне. Все были погружены в свои мысли. Однако культиваторы Средней Вершины задрожали. Давление, излучаемое Бай Сяочунем, заставило их невольно склонить головы и упасть на колени, чтобы поклониться.




Вся секта Кровавого Потока была потрясена. Бай Сяочунь парил в воздухе и наблюдал за культиваторами и их реакцией. Ему нравилось быть в центре внимания, и при любых других обстоятельствах он бы принял позу представителя старшего поколения. Но в этот момент ему было несколько не до этого. Вскоре его внимание привлекла Вершина Предков. Там он ощущал ауру Сюэмэй. Бай Сяочунь, конечно, радовался от того, что он теперь кровавое дитя или даже кровавый дьявол, но всё же не до такой степени, как мог бы. И причиной этому являлась Ду Линфэй.




— Значит, Ду Линфэй — это Сюэмэй… — прошептал он сам себе. — А Сюэмэй — единственная дочь патриарха Беспредельного, у неё очень высокое положение в секте Кровавого Потока…




Хотя Бай Сяочунь никогда раньше и подумать не мог, что Сюэмэй окажется Ду Линфэй, теперь эта мысль казалась ему вполне разумной. Ещё немного подумав, он сверкнул глазами и, превратившись в луч света, устремился к Вершине Предков. Когда он приблизился, на нём сразу сосредоточилось множество потоков божественного сознания, но никто не попытался помешать ему.




Не медля ни минуты, он добрался до горы и по ауре Сюэмэй нашёл её пещеру бессмертного. Она была окружена рощей из сливовых деревьев и наглухо закрыта. Очевидно, что Сюэмэй никого сейчас видеть не хотела. Бай Сяочунь стоял на границе рощицы и смотрел на большую дверь. Он хотел встретиться с Сюэмэй и кое-что у неё спросить! С тех пор как исчезла Ду Линфэй и до тех пор, пока глава секты Чжэн Юаньдун не назвал её шпионкой, этот вопрос не давал сердцу Бай Сяочуня покоя. Он хотел знать всё то, что случилось между ними в секте Духовного Потока, особенно те чувства, что возникли между ними, пока их преследовал клан Лочень… были ли они настоящими или нет?




— Сюэмэй, выходи, есть разговор! — сказал он громко, его голос разнёсся по рощице сливовых деревьев во все стороны. Все люди с Вершины Предков, которые наблюдали за ним, слышали его слова. Внутри Сюэмэй тоже их слышала. Однако, прождав какое-то время, Бай Сяочунь так и не получил ответа.




— Ду Сюэмэй, выходи, поговорим! — снова сказал он.




В этот раз его голос звучал ещё громче. К этому времени уже все патриархи с Вершины Предков наблюдали за развитием событий, а с ними и высшие старейшины, и даже кровавые звёзды в их помещениях для уединённой медитации. Они не знали, что случилось между Сюэмэй и Черногробом, но они легко представляли себе много всего, что вероятно могло произойти во время сражения между ней и Сун Цзюньвань, после которого Черногроб получил место кровавого дитя.




Шло время. Прошло несколько часов, а ответа из пещеры бессмертного Сюэмэй так и не последовало. Бай Сяочунь стоял у рощи сливовых деревьев, окружённый тишиной, и всё больше мрачнел. Горько покачав головой, он кинул последний взгляд на пещеру бессмертного за рощей, медленно развернулся и ушёл. Если она не желает его видеть, тогда он не желает без толку стоять рядом с её пещерой.




Прежде чем он успел покинуть Вершину Предков, к нему навстречу устремился луч света. Вскоре перед ним появилась Сун Цзюньвань. Бай Сяочунь остановился и посмотрел на неё. Когда их глаза встретились, то в её взгляде отразились смешанные эмоции. Хотя она тогда отдала ему командный медальон, а также обещала поддержать его, если он остановит Сюэмэй и станет кровавым дитя, но она не могла скрыть все те сложные чувства, что испытывала по этому поводу.




— Я… — обеспокоенно начал он. Однако прежде чем он смог что-то сказать, Сун Цзюньвань соединила руки и поклонилась.




— Сун Цзюньвань приветствует кровавое дитя. Пожалуйста, удели минутку, патриарх клана Сун желает тебя видеть!




Бай Сяочунь на какое-то время задумался, потом похоронил ситуацию с Ду Линфэй глубоко в сердце, ему больше не хотелось об этом думать. Вместо этого он начал обдумывать своё положение. Хотя он технически и стал кровавым дитя, если секта не одобрит его, то случиться может всё, что угодно.




«Моя задача здесь — заполучить реликвию вечной неразрушимости… — подумал он. — Я не могу остановить Ду Линфэй, если она решить раскрыть мою настоящую личность. Но если она этого не сделает, тогда мне нужно пройти через ещё одно испытание, а это значит нужно встретиться с патриархом клана Сун!»




Его мысли пребывали в беспорядке, но он смог собраться и кивнуть в ответ на слова Сун Цзюньвань. Потом они вместе отправились в сторону пещеры бессмертного, принадлежащей патриарху клана Сун на Вершине Предков. Сун Цзюньвань всю дорогу молчала, а Бай Сяочунь не знал, что сказать. Когда они добрались до входа в пещеру бессмертного, Сун Цзюньвань остановилась и посмотрела на него.




— Я не жалею о том, что пообещала, — сказала она. — Я уже всё объяснила патриарху. В моей душе ты — кровавое дитя. Что касается мнения патриарха по этому вопросу, то я сделала всё, чтобы убедить его согласиться со мной.




Бай Сяочунь кивнул. Потом он глубоко вздохнул и пошёл в пещеру бессмертного. Когда он проходил мимо неё, то Сун Цзюньвань, немного помедлила, но потом добавила ещё кое-что:




— Раньше уже случалось такое, что место кровавого дитя занимал чужак. Ты… можешь стоять на своём и не уступать в разговоре с ним.




После этого она развернулась и ушла. Бай Сяочунь посмотрел ей вслед и вошёл в пещеру бессмертного. Вскоре он уже был в главном зале пещеры. Он сразу же увидел патриарха, восседающего на каменном пьедестале. От патриарха исходило ощущение мудрости веков, он был окружён неуловимыми колебаниями. Как только Бай Сяочунь приблизился, то почувствовал невероятное давление, опустившееся на него.




Грохот!




Давление, испускаемое основой культивации патриарха, заставило Бай Сяочуня остановиться и задрожать. Ему казалось, что на него обрушилось несчётное количество гор, принуждая его сопротивляться, используя на полную силу основу культивации. Через мгновение давление внезапно пропало, заставляя силу основы культивации Бай Сяочуня сразу же дико подскочить внутри него. За его спиной появился образ небесного демона, а сила основы культивации среднего возведения основания вырвалась наружу.




В это мгновение патриарх клана Сун открыл глаза, его сияющий взгляд опустился на Бай Сяочуня, казалось, проникая в самые потаённые уголки его души. Хорошо, что на Бай Сяочуне была попирающая небеса маска. Несмотря на то, что он потерял контроль над своей основой культивации, маска сокрыла его настоящий уровень.




Патриарх клана Сун оглядел его с ног до головы, но так и не заметил ничего необычного. Весь процесс продлился около времени нескольких вдохов, но Бай Сяочуню он показался намного дольше. К тому времени, когда патриарх клана Сун отвёл от него свой пронзительный взгляд, по лицу Бай Сяочуня градом катился пот. В этот момент Бай Сяочунь глубоко вздохнул, соединил руки и низко поклонился, выражая почтение.




— Черногроб приветствует патриарха.



Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
©2015-2018 Copyright RanobeOnline.ru