» » Глава 43. Чрезмерная радость влечет за собой печаль.


Глава 43. Чрезмерная радость влечет за собой печаль.


Глава 43. Чрезмерная радость влечет за собой печаль.
+11
Глава 43. Чрезмерная радость влечет за собой печаль.


Барнас, Ойвин, Ханбритт и Гетенби таращились с отвисшими челюстями и округленными глазами.




Они наблюдали за битвой, которая только что случилась. Перед лицом Бейрута Эдкинс был как младенец, совершенно неспособный сопротивляться. Самой чудовищней частью всего этого было то… что Эдкинс обрушил атаку в полную силу на голову Бейрута, но Бейрут был невредим.




«Забавно. Так забавно».




Бейрут покачал головой, вздохнул и на высокой скорости полетел на север к своему металлическому замку. В действительности, Бейрут был готов к этому бою уже давно. Если бы он не был готов, он не покинул бы металлический замок, чтобы подготовиться к битве с Эдкинсом в воздухе.




«Уфф…», - Ойвин и остальные выдохнули.




К счастью, Бейрут полностью проигнорировал их, когда уходил. Иначе, все четверо вместе не смогли бы пережить и одного удара посоха Бейрута.




«Как страшно», - Ханбритт вздохнул.




Барнас уставился на два обезглавленных трупа внизу. В полном отчаянии, он закричал: «Молодой мастер!».




Барнас полетел прямо вниз. У него и Эдкинса были крайне близкие отношения. Эти двое были вместе очень долго и теперь, когда Эдкинс был мертв, Барнас также был в агонии.




Глаза Ойвина засверкали.




«Межпространственное кольцо!, - Ойвин увидел, что из двух трупов внизу, на одном из пальцев Божественного клона света было Межпространственное кольцо. – В Межпространственном кольце Эдкинса есть Божественная искра Высшего Бога».




Сердце Ойвина начало трепетать.




В своих мечтах Ойвин фантазировал о том, как станет Высшим Богом!




И теперь появилась возможность!




«Возможно, в Межпространственном кольце находится Божественная искра света!», - сказал про себя Ойвин. Он тотчас украдкой посмотрел на Гетенби и Ханбритта, но Ханбритт и Гетенби также смотрели на него и друг на друга.




Трое обменялись взглядами и заулыбались.




Каждый из них знал, о чем думал другой. Из четырех подопечных Эдкинса, скорее всего, только Барнас не был заинтересован в той Божественной искре Высшего Бога. В конце концов, она не подходила для него. У троих была одинаковая мысль.




«Ханбритт, Гетенби, вы тоже хотите эту Божественную искру Высшего Бога в Межпространственном кольце, не так ли?», - Ойвин напрямую отправил сообщение через Божественное чувство.




В глазах Ханбритта и Гетенби были оттенки веселья.




Гетенби ответил, используя свое Божественное чувство: «Однако, мы сначала должны разобраться с Барнасом. Он очень силен. Мы не сможем заполучить то Межпространственное кольцо, если не убьем его».




«Ладно. Чтобы убить Барнаса, мы втроем должны объединить свои усилия. А что касается Божественной искры, когда она попадет в наши руки, мы посмотрим какого она элемента. Искру возьмет тот, кому она подходит!», - сказал Ханбритт, Ойвин и Гетенби выразили согласие.




Трое переглянулись и полетели вниз, будто по предварительному согласию.




«Лорд Эдкинс!», - сказал Гетенби несколько страдающим образом.




«Мистер Барнас, не убивайтесь горем», - Ханбритт также прилетел.




Барнас в этот момент утонул в своих муках. Сцены, где он был вместе с Эдкинсом на протяжении всех этих лет проносились в его голове и слезы не могли не начать течь по его щекам. У него не было никакого представления о том, что Ойвин и остальные задумали.




«Давайте сделаем это!», - Ойвин крикнул остальным через свое Божественное чувство.




Оружия Ойвина, Гетенби и Ханбритта одновременно появились в их руках и в следующий миг они одновременно устремились к Барнасу, который находился рядом с ними. В глазах трех Богов появились смертоносные взгляды и они никак не сдерживались.




«Это плохо», - Барнас вдруг почувствовал эту ужасающую ауру и сразу же превратился в луч молнии, улетая и спасаясь бегством.




К несчастью, не важно, как быстр был воитель, нужно было время, чтобы ускориться. В это мгновение, его скорость не была очень высокой, в то время как скорость Ойвина, Гетенби и Ханбритта уже достигла своего предела, зажав Барнаса в клещи.




«Что вы делаете?», - при помощи своего Божественного чувства проорал Барнас.




Барнас уже повернулся и смело встретил Ойвина и остальных, продолжая отступать на высокой скорости.




«Умри!».




Вспышка зеленого меча, вспышка святого света и боевой клинок, несущий в себе разрушительную ауру. Три Бога набросились всей силой и соседние древние деревья, существовавшие на протяжении бессчетных лет, превратились в пыль, даже сама земля просела вниз.




«Ублюдки!», - Барнас был умным человеком. Он сразу же догадался о целях этой троицы.




У него сейчас не было шанса сбежать. Стиснув зубы, Барнас превратился в человекоподобный заряд молнии. Артефакт Высшего Бога в его руках, “Копье Кортеса”, напрямую устремилось в сторону Гетенби, так как Барнас надеялся прорваться в этом месте и спастись бегством.




Но, как могли Ойвин и другие позволить ему сбежать?




«Буум!».




Трое на одного!




Земля будто превратилась в волнистый пруд. В пределах тысячи метров, соседние валуны, деревья и магические звери превратились в порошок. Везде была пыль, но схватка уже закончилась. Глаза Барнаса потускнели и он пал, следуя за Эдкинсом.




«Взрыв!».




Гетенби с проделанной в груди дырой также пал.




Копье Кортеса имело не только физическую атаку: в нем также была духовная атака. Барнас принял объединенные удары трех Богов и хотя он умер, даже при смерти он утащил с собой самого сильного из троих, Гетенби.




Барнас был самым могущественным среди этих четырех Богов.




«Фух!», - Ойвин и Ханбритт дрожали. Все постепенно улеглось. Двое переглянулись, чувствуя себя везунчиками. Если бы Барнас целился в одного из них своим последним ударом, они бы также не смогли уклониться.




«Ханбритт, искру забирает тот, кто сочетается с элементом этой Божественной искры», - со смехом сказал Ойвин.




«Конечно, - Ханбритт засмеялся. – Однако, человек, которому не досталась искра, получит Копье Кортеса. Что ты скажешь?».




«Конечно, я согласен», - засмеялся Ойвин.




Прямо сейчас, на земле было четыре трупа. Два обезглавленных трупа Эдкинса, труп Гетенби и труп Барнаса. Тем временем, Ойвин и Ханбритт радостно обсуждали, как они поделят награду.




«Кто привяжет Межпространственное кольцо кровью и достанет Божественную искру?», - Ойвин посмотрел на Ханбритта.




Ханбритт произнес: «Ойвин, как я могу не доверять тебе? Ты можешь привязать это Межпространственное кольцо».




Ойвин кивнул и засмеялся, направляясь к Божественному трупу света Эдкинса. Но, когда он прошел рядом с Ханбриттом…




В глазах Ханбритта промелькнул холодный блеск. Он сказал про себя: «Приготовься умереть. И Божественная искра и артефакт Высшего Бога достанутся мне».




Ханбритт вдруг двинулся, обрушивая на Ойвина свою самую могущественную атаку.




Странным было то, что как только Ханбритт начал свое движение, тело Ойвина вдруг сверкнуло назад по прямой линии, рубя большим двуручным мечом в руке.




Удивление!




Оба слегка вздрогнули, удивляясь, что другой думал о том же, что и он.




«Артефакт Высшего Бога и искра будут моими!», - яростно взревел Ойвин.




Длинный меч, покрытый тем зеленым светом и большой меч, испускающий святой свет, одновременно пронзили друг друга. Глаза Ойвина и Ханбритта встретились на мгновение и они увидели намерение убить в глазах друг друга. Если ты не умрешь, то умру я!




Убить другого и заполучить все сокровища!




«Лязг!».




Меч с зеленым светом странным образом столкнулся с большим мечом со святым светом. Синий свет задрожал и все было так, словно пространство было разорвано.




Межпространственная трещина сверкнула в сторону Ойвина. Ойвин быстро отступил, но его тело взорвалось и в сторону отлетела лишь его голова.




«Ха-ха…», - Ойвин, оставшись лишь с головой, все еще радостно и громко смеялся.




«Буум!».




Тело Ханбритта упало на землю. Он был мертв!




Ханбритт тренировался в Законах Элемента Ветра. Он мало смыслил в Глубинных Тайнах, включающих в себя духовные атаки. Его самая могущественная атака была из Пространственной разновидности. Хотя он тяжело ранил Ойвина, тот удар меча Ойвина включал в себя духовную атаку, которая уничтожила его душу.




Из четырех могучих Богов остался лишь Ойвин!




«У меня, наконец, получилось», - Ойвин был так возбужден, что его лицо дрожало. Его голова сразу же направилась к трупу Эдкинса.




В то же время, его тело под шеей быстро регенерировало. Ойвин просто не мог ждать. Он тотчас взял под контроль каплю крови и отправил ее в Межпространственное кольцо, которое усвоило кровь, как губка. К этому времени, у Ойвина уже выросли руки.




«Искра должна быть элемента света. Должна быть элемента света!», - про себя бормотал Ойвин.




Ойвин крайне сильно нервничал. Схватив Межпространственное кольцо, он стиснул зубы и сразу же извлек хранящуюся внутри Божественную искру.




«Это…», - Ойвин с широко открытыми глазами уставился на Божественную искру перед собой. Черная Божественная искра излучала белый свет.




«Божественная искра света! Элемента света!», - Ойвин был так возбужден, что тряслось все его тело.




«Ха-ха, она элемента света, элемента света!, - Ойвин был так счастлив, что начал рыдать. – Эдкинс? Ха-ха, я так долго терпел рабство и все ради этого дня. Она и в самом деле из элемента света. Я скоро стану Высшим Богом. Я стану Высшим Богом!».




Сердце Ойвина дрожало.




«Когда я стану Высшим Богом… Кингсли, сын мой, отец обязательно отомстит за тебя. Обязательно!», - глаза Ойвина пылали. Его тело уже выросло до талии.




Ойвин немедленно посмотрел на Божественную искру Высшего Бога в своих руках. Он не мог не показать возбуждение и удовлетворение на своем лице. В Плоскости Тюрьмы он страстно ждал этого дня. После бесчисленных лет, он, наконец, заполучил Божественную искру Высшего Бога.




«Я, Ойвин, наконец стану Высшим Богом».




Когда он капнул каплю крови на Божественную искру Высшего Бога, искра немедленно слилась с его телом. Лицо Ойвина было в предвкушении будущего, но как раз в этот момент…




«А?».




Ойвин изменился в лице. Он не мог не повернуться…




Холодная пара темно-золотых глаз смотрела на него.




Дьявольский меч Фиолетовой Крови. Тяжелый адамантиновый меч, испускающий темно-синее свечение.




«Линлэй!», - Ойвин еще сильнее переменился в лице.




Он только что прошел через две битвы не на жизнь, а на смерть. Его духовная энергия была истощена на 90%, и он еще не слился с искрой Высшего Бога. Ему понадобятся десятки лет, чтобы слиться с ней. Самым худшим было то… что Линлэй был слишком близок к нему. С телом, которое еще не было полностью восстановлено, его скорость не была такой же высокой, как обычно.




Не было времени на отступление!




«Умри», - Линлэй устремился сверху вниз, одновременно нанося рубящий удар тяжелым адамантиновым мечом и мечом Фиолетовой Крови.




«Хмпф, ты просто напрашиваешься на свою смерть!», - Ойвин холодно рассмеялся.




Он не мог сбежать? Сбежать? Почему он должен был убегать?




Линлэй был лишь Полубогом.




Большой меч в руке Ойвина, сверкая тем святым светом, нес в себе духовную силу и Ойвин без колебаний взмахнул им в направлении меча Фиолетовой Крови Линлэй. Он выбрал то же, что и Анрас. С его опытом, он ясно видел, что меч Фиолетовой Крови был выдающимся оружием.




«Лязг!».




В то же мгновение, когда меч Фиолетовой Крови столкнулся с тем большим двуручным мечом, сверкающим святым светом, Ойвин полетел назад, пытаясь уклониться от атаки тяжелого адамантинового меча.




«Грохот!».




Из тяжелого адамантинового меча вылетел едва заметный, желтый, иллюзорный меч, похожий на заряд молний, и вошел в тело Ойвина. Это была атака, для которой Линлэй наращивал свои силы. Его самая могущественная атака….




Самая могущественная атака, разработанная посредством слияния Пульсирующего Ритма Мира и Сущности Земли…




Меч Волны Небытия!




«Нет…».




Глаза Ойвина тотчас округлились. У него не было возможности почувствовать сожаление или горе. Он сразу же пал на землю. У Ойвина была возможность стать Высшим Богом и затем жить жизнью, какую он захочет. Даже в Царстве проклятых он считался бы умелым воителем. Но, к сожалению…




«По духовным атакам, ты не ровня даже тому Богу, который попытался убить меня на Горе Медного Гонга», - Линлэй смотрел на труп Ойвина.




«Боролись за искру Высшего Бога?», - Линлэй посмотрел на соседние трупы Богов, а затем начал собирать Божественные артефакты - Божественные искры и Межпространственные кольца.




Глаза Ойвина остались открытыми и округленными. В то мгновение, когда он умер, его глаза были полны неверия и отчаяния! Он только что был так возбужден, что дрожал, представляя насколько красивым будет его будущее. Но все это было уничтожено!




Он, Ойвин, умер с открытыми и непонимающими глазами!



Комментарии 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
©2015-2018 Copyright RanobeOnline.ru