» » Глава 974. Восстановление власти


Глава 974. Восстановление власти


Глава 974. Восстановление власти
00
Глава 974. Восстановление власти

- Вы, шесть крупных семей, до ужаса позорите своё лицо. Какое бесчестие, когда вы всем скопом убили Цзян Чэня. Сегодня вы все приговариваете младшего к публичной казни? Какие вы все толстокожие! - завопил Лан Синтянь.

Они не были знакомы с Хань Янем, и они впервые увидели его лично. Тем не менее поступок Хань Яня, заставил их восхищаться им. И это было очень трогательно, когда Хань Янь готов был пожертвовать своей жизнью, чтобы отомстить за своего названого брата, превратив по ходу весь мир в своего врага. Сколько людей в этом мире смогут пойти на такое? Более того, Хань Янь обладал Кровной Линией Древнего Божественного Дьявола, которая была сильнее любого среднего телосложения. Он являлся истинным гением с превосходным талантом. В тот момент, когда его кровная линия полностью пробудится, он станет несравненным великим дьяволом с непостижимой силой.

Вот на что обратили внимание шесть основных семей. Хотя он был всего лишь Великим Святым Четвертого Ранга, ни один Великий Святой Пятого Ранга не мог сравниться с ним. Он мог даже сражаться с обычными Великими Святыми Шестого Ранга. Даже если он проиграет бой, ему будет нетрудно убежать, но когда все Великие Святые мастера Шестого Ранга из шести главных семей окружили его, бегство больше не представлялось для него возможным, даже если у него имелась невиданная способность и ему бы дали дополнительную пару крыльев. В конце концов, он не обладал Пространственным Сдвигом и Пылающими Крыльями Цзян Чэня.

- Лан Синтянь, да пошёл ты нах**. У тебя хребет не ноет, пока ты тут стоишь и разговариваешь? Боюсь, если бы вы потеряли столько же старейшин и гениев, сколько мы, то ты не стоял бы здесь и не ехидствовал, - Нажан Чантянь ругался на Лан Синтяня.

- Гу Сюаньтянь, Лан Синтянь, да что не так с вами двумя? Цзян Чэнь уже мёртв. Какой смысл пытаться защитить его народ? Даже если ты вложишь всю свою душу, Цзян Чэнь не вернется и не вознаградит тебя.

- Вот-вот. Цзян Чэнь, несомненно, является выдающимся дарованием, даже этот маленький дьявольский король перед нами также является редким гением. Однако Дьявольский Король - это просто король, любой вправе наказать их. Парочка дьявольских королей выступила против нас, и ждёт их лишь один конец - смерть! Наше достоинство шести основных семей неоднократно подвергалось сомнению. Если его не казнить сегодня, как мы будем отстаивать наше достоинство? – добавили Даньян Тянь и Ши Хаотянь.

То, что они сказали, имело смысл. Любой, кто понесёт такие огромные потери, наверняка придёт в бешенство.

С момента их столкновения с Цзян Чэнем в Трёхсторонней Полой Сфере шесть основных семей лишились мира. Вернувшись на древнее поле битвы, Цзян Чэнь принёс им ещё большие потери. Они не ожидали, что другой дикий дьявол объявится всего через месяц после смерти Цзян Чэня. Случившееся привело к хаосу в шести крупнейших семьях. Как же им не злиться из-за этого?

- Хватит нести вздор. Уже почти полдень. В это время мы отрежем плоть этого мерзкого дьявола. Наше присутствие сделает его спасение Семьёй Гу и Расой Демонов невозможным, - лицо Опустошителя Юньтяня потемнело и стало выглядеть беспощадным, когда он предрешил судьбу Хань Яня.

Сегодня он находился здесь лишь по одной причине - помешать Семье Гу и Расе Демонов прервать казнь. Другими словами, они присутствовали здесь, чтобы подавить любое сопротивление.

- Дядя, уже почти полдень. Если маленький Чэнь не придёт, Хань Янь окажется в настоящей опасности, - Ву Ниньзху чувствовала сильную тревогу и больше не могла ждать.

Если что-то случится с Хань Янем, это нанесёт серьёзный удар по Цзян Чэню.

- Брат Гу, даже если Цзян Чэнь прибудет вовремя, учитывая его уровень совершенствования, я боюсь, что он не только не сможет спасти Хань Яня, но и сам попадёт в пасть тигра, - обеспокоенно сказал Лан Синтянь.

- Не сомневайтесь, Брат Лан. Дворец Гу ответил на моё сообщение, сказав, что нынешний Цзян Чэнь отличается от прежнего Цзян Чэня. Теперь никто в Чистой Земле ему не противник, - сказал Гу Сюаньтянь.

Это сообщение было лично отправлено Эмпиреем Гу. Сомнений не было.

- Цзян Чэнь действительно ужасен. Прошёл всего месяц с тех пор, как он отправился во Дворец Святого Происхождения. Для Великого Святого одного месяца недостаточно, практически невозможно добиться какого-либо значительного прогресса в течение месяца. Я боюсь, что только такие чудовищные таланты, как Цзян Чэнь, способны на это, - удивился Лан Синтянь.

Он всегда уважал Цзян Чэня, но, услышав эту новость, он понял, что снова недооценил Цзян Чэня.

- Малыш Чэнь, вернись скорее! - Ву Ниньзху почти потеряла терпение, чувствуя, что медленно подступало время.

Шесть главных семей никогда не отпустят Хань Яня. Учитывая нынешнюю ситуацию, даже если Семья Гу и Раса Демонов вмешаются, они не смогут спасти Хань Яня.

- Не беспокойся, Нин Эр. Если он действительно опоздает, дядя задержит их, чтобы выиграть время, - из глаз Гу Сюаньтяня вырвалось два луча яркого света.

Невзирая на то, сможет ли он спасти сегодня Хань Яня или нет, он должен сделать всё, что в его силах. Есть огромная разница между ожиданием и действием без ожиданий на успех. Он не будет чувствовать себя виноватым перед Цзян Чэнем, если Хань Янь в итоге действительно погибнет, потому что он сделал всё, что мог. Если бы он просто наблюдал, как Хань Яня пытают до смерти, ничего не делая, Цзян Чэнь никогда бы не простил их, и они чувствовали бы себя виноватыми до конца своих дней.

- Эн, - кивнула Ву Ниньзху.

Сейчас в беспокойстве не было смысла, к тому же Гу Сюаньтянь пообещал выиграть для Цзян Чэня немного времени, что успокоило её встревоженное сердце. В любом случае, Цзян Чэнь должен был прийти и разобраться с этой ситуацией.

Истекали минуты и секунды. Толпа была очень молчалива, а атмосфера угнетала. Лицо, связанного цепью Хань Яня, не выражало ни малейшего страха.

- Патриарх, время вышло, - кто-то сказал.

- Эн, пусть начнётся казнь Лин Чи, - без эмоций сказал Опустошитель Юньтянь.

Рядом с Хань Янем стоял Великий Святой Шестого Ранга с лицом, полным безжалостности. В его руках появился длинный меч. Затем этот невероятно острый меч медленно двинулся в сторону Хань Яня.

- Негодяй, ты должен заплатить за то, что натворил. Как ты думаешь, мне разрезать твою плоть на тысячу или десять тысяч кусочков? - с издёвкой спросил Великий Святой Шестого Ранга.

- Боюсь, даже десять тысяч обрезаний меня не убьют. Я предлагаю тебе убить меня непосредственно, иначе ты до смерти устанешь вместо того, чтобы убить меня. Безусловно, ты упадёшь лицом в грязь, - Хань Янь усмехнулся Великому Святому Шестого Ранга.

Казалось, что для него казнь Лин Чи была не достаточно мучительной, а чем-то, что лишь щекотало его кожу.

- Конечно, у мёртвой утки всегда жёсткий рот, даже когда она на грани смерти. Будь уверен, я не дам тебе умереть так легко. Я медленно порежу тебя своим мечом, разрезав на куски всю твою плоть, а затем твою душу, позволив тебе погибнуть в бесконечной боли и страданиях, - Великий Святой Шестого Ранга стиснул зубы.

Он так ненавидел Хань Яня, что хотел заколоть его на месте. Его внук, которым он так гордился, был убит этим дьяволом.

- Довольно этих глупостей, старик. Давай, прикончи меня. Восемнадцать лет спустя я снова стану хорошим человеком, - Хань Янь насмехался над стариком.

Такова уж человеческая натура - никогда не сдаваться врагам.

- Надеюсь, ты не будешь кричать, - сказал Великий Святой Шестого Ранга, стиснув зубы.

Он тут же поднял меч. Раздался резкий жужжащий звук, и свет вырвался из корпуса меча, когда он ударил в направлении Хань Яня.

* Продолжительный Гонг*

В этот момент в пустоте внезапно раздался грохот. Все обернулись и увидели фигуру, выходящую из пустоты и в мгновение ока достигшую неба над ними. На вид пришедшему было лет двадцать. На нём была белоснежная одежда, его чёрные волосы развевались на ветру, его глаза сверкали, как звезды, и были бездонны, как пропасть. Он стоял там, как большая гора, оказывая на каждого невидимую волну давления.

Когда все увидели юношу, они не могли не воскликнуть. Толпа немедленно пришла в движение, как будто внезапно взорвалась бомба.

- Цзян Чэнь? Что происходит? Разве он не умер? Почему он снова появился?

- Нет, это невозможно. В тот день мы уничтожили его нашей совместной атакой. Почему он до сих пор жив? Как такое могло случиться?

- Да вы издеваетесь? Мертвец вернулся к жизни? Как этот парень сбежал? В тот день мы окружили его и поймали в ловушку. У него не было даже шанса на спасение.

****

Мастера шести основных семей были шокированы, особенно те, кто в тот день объединился против Цзян Чэня. Увидеть снова Цзян Чэня было наподобие встречи с призраком. Они не могли принять эту реальность.

- Боже мой! Цзян Чэнь не умер. Мы все думали, что он погиб. Этому парню невероятно повезло?

- Это чудо, что он смог выжить от такой атаки и заставить всех поверить, что он мёртв. Вы все заметили, что после более чем месячного исчезновения он стал сильнее, намного сильнее, чем тогда, на древнем поле битвы?

- Ха-ха, Цзян Чэнь всё ещё жив. Усилия шести основных семей оказались напрасны.

****

Люди Семьи Гу и Дворца Демонов взбодрились, когда они снова увидели Цзян Чэня, особенно те люди, которым Цзян Чэня оказал милость и те, кого он спас. Они были задумчивыми и грустными с тех пор, как Цзян Чэнь умёр. Они не ожидали увидеть Цзян Чэня в целости и невредимости, и в здравии, как раньше. Естественно, печаль сменилась радостью.

Ву Ниньзху улыбнулась. В момент появления Цзян Чэнь, она поняла, что Хань Янь в безопасности никто не сможет убить Хань Яня на глазах у Цзян Чэня.

- Маленький Чэнь, сукин сын, ты ещё не умер! - видя внезапное прибытие Цзян Чэня, Хань Янь не чувствовал ни слез, ни смеха.

После того как он покинул древнее поле боя, его сердце сжалось до самых глубин, когда он услышал о трагической смерти Цзян Чэня. Он провёл эти дни в темноте и превратился в смертоносного дьявола. Теперь, когда Цзян Чэнь появился перед ним, вся темнота и мрак мгновенно исчезли.

- Ты дурак. Разве ты не знаешь, на что я способен? Они, в самом деле, могут меня убить? - Цзян Чэнь отругал Хань Яня.

Хотя он, казалось, бранил его, все чувствовали братство, которое чувствовалось в их разговоре.

Цзян Чэнь немедленно обратил свой взор на старейшину, который держал меч и сурово сказал:

- Если ты посмеешь прикоснуться к нему, я сделаю так, что ты умрешь вместе со всей своей семейкой.


Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив