» » Том 12. Глава 1. Архидемон Ялдабаоф


Том 12. Глава 1. Архидемон Ялдабаоф


Том 12. Глава 1. Архидемон Ялдабаоф
+1214
Часть 1.
Святое Королевство Робл это страна, территория которой раскинулась на полуострове к юго-западу от Королевства Ре-Эстиз.

Её правительница – Святая Королева, владеющая божественной магией и тесно связанная с церковью.

Хоть эта страна и была очень религиозной, но далеко не так сильно, как Теократия Слэйн.

Помимо этого, у Святого Королевства есть ещё и две географические особенности.

Во-первых, земли полуострова разделены морем на северную и южную половины. Однако, половины не совсем изолированы друг от друга: их разделяет гигантский залив, длиной в сорок километров и шириной в двести, из-за которого полуостров напоминает повёрнутую набок подкову. Иногда части полуострова называют Северным и Южным Святым Королевством.

И вторая особенность. На перешейке полуострова возвышалась Великая Стена, длиной более ста километров. Эту стену возвели для защиты от набегов племён полулюдей. Подобные племена во множестве населяли холмы, лежащие к востоку от Святого Королевства, между ним и Теократией Слэйн. Эта грандиозная стена, на постройку которой ушло огромное количество времени и ресурсов, одним своим видом демонстрировала, насколько неприятными соседями были эти полулюди.

Если судить по силе, то разница между расами полулюдей и людьми просто огромна.

Конечно, некоторые полулюди, например, гоблины, слабее людей. Это факт.

Они уступают людям во всём, будь то: рост, физическая сила, знания или способности к магии.

Тем не менее, даже у гоблинов есть преимущества: они обладают способностью видеть в темноте, а их низкий рост помогает им в скрытности, поэтому если они устроят ночную засаду в лесу, то всё равно станут людям грозным противником.

Не говоря уж о том, что у большинства полулюдей тело в разы сильнее человеческого, а также многие из рас от природы наделены магическими способностями. Если полулюди смогут беспрепятственно вторгаться, когда только пожелают, то каждый раз, чтобы отбиться, людям придётся платить большой кровью.

Именно поэтому Святое Королевство решило укрепить оборону.

Они решили, что не позволят нелюдям ступить на их землю.

Они решили, что мир должен знать: здесь не место полулюдям.

Они решили, что полулюди должны осознать: любая попытка вторжения встретит неистовое возмездие.

* * *
Тем не менее, у стены, построенной для этой цели, было несколько существенных недостатков.

Для поддержания её защитных функций необходимо постоянно прикладывать огромное количество рабочей силы. Однажды правительство Святого Королевства подсчитало, сколько военных сил потребуется, чтобы предотвратить вторжение полулюдей. Ответ состоял в том, что страна скорее уж загнётся от нехватки ресурсов, чем полулюди вообще на них нападут.

Они не могли позволить себе роскошь нанять лишние войска, которые большую часть времени прозябали бы на стене, поэтому нужно было разместить разумное количество военных сил.

В период истории Священного Королевства после строительства стены самое крупномасштабное вторжение в их земли произошло во времена Затяжного Дождя.

В тот раз их атаковали ночью. Это было дело рук расы, известной под названием «Шруш». Они обладали руками-присосками, их липкие языки были пропитаны паралитическим ядом и могли значительно растягиваться в длину, а особо развитые особи обладали способностью изменять цвет своей кожи, подобно действию заклинания [Камуфляж].

Шруш взобрались на стену и направились на запад. Многие деревни были уничтожены, а масштабы развернувшейся трагедии были таковы, что по сей день ходят слухи о том, что Шруш всё ещё обитают в пределах Священного Королевства.

Королевство хотело укрепить стену и наполнить её солдатами, чтобы не позволить такому случиться снова. Однако разместить солдат по всей длине стены было невозможно, это могло сильно истощить страну. Решением стал компромисс, заключавшийся в том, чтобы возвести вдоль стены форпосты, которые будут находится на равных интервалах. А эти опорные пункты должны быть под постоянным надзором нескольких огромных крепостей. На каждом форпосте разместили небольшое число войск, задачей которых было тянуть бой и сражаться до последней капли крови. В случае обнаружения противника, они должны запустить сигнальные ракеты, чтобы запросить подкрепление из крепости. Кроме того, существовали отряды солдат, которые должны обслуживать и патрулировать крепости, а в случае чрезвычайной ситуации выступить в качестве резервных войск и направиться в нужную точку в зависимости от ситуации. Как только эти меры были претворены в жизнь, полулюдям больше не удавалось снова проникнуть за стену.

Несмотря на всё это, озабоченность лидеров Священного Королевства превратилась в настоящую одержимость. Даже такая тщательно спланированная оборонительная линия крепостей не могла их успокоить. Действительно, это была невероятно массивная стена - для людей. Тем не менее, она не казалась серьёзным препятствием для представителей других рас, которые были в несколько раз выше людей или были способны летать. Именно поэтому даже такие прочные укрепления не гарантировали полной безопасности в случае, если речь заходила о многочисленных особых способностях полулюдей.

В те времена Святым Королём был рассудительный человек, и он даже разработал план действий на случай разрушения стены. Его план состоял в том, чтобы мобилизовать всю нацию. По этой причине граждан Святого Королевства призывали на так называемую «всенародную службу». Все взрослые жители, и мужчины, и женщины, должны были провести некоторое время на военной подготовке, после чего их могли назначить на стену для прохождения караульной службы. Смысл сего был в том, чтобы они могли стать существенной военной силой для защиты своей земли, если вдруг полулюди пересекут стену.

Все более-менее крупные населенные пункты также были укреплены. Это дало местным жителям достаточно боевой мощи, чтобы продержаться до прибытия регулярной армии, и позволило этим деревням служить военными аванпостами. В конце концов, деревни Святого Королевства были защищены куда лучше, чем деревни других стран, и могли выполнять функции военных баз.

* * *
Оборонительный рубеж Святого Королевства состоял из трёх крепостей, соединённых стеной. Каждая из крепостей защищала одни укрепленные ворота, которых тоже было только трое на все сто с лишним километров стены. Кроме того, они использовались как гарнизоны для отправки военных в ближайшие опорные пункты. В случае нападение полулюдей и приказе на всеобщую мобилизацию, эти места станут площадками для сбора войск и дальнейшей атаки на врага.

Дело было на одной из крепостей, а именно на центральной. Солнце медленно скатывалось за горизонт, и окрашенная в красное земля медленно впитывала цвета ночи.

Внушительного вида мужчина, упираясь одной ногой в зубец на стене, смотрел в даль западных предгорий. Затем он опустил ногу. У него была толстая шея, а грудные мышцы выпирали настолько, что их можно было почувствовать даже через толстую броню. Из закатанных рукавов были видны могучие руки. Куда ни глянь, нельзя описать его лучше, чем «чертовски крепкий мужик». Его суровое лицо напоминало камень, прошедший через суровые испытания, а его толстые брови и неопрятные усы говорили о грубом, диком характере. Его могучее тело и грозный вид вполне стоили друг друга, но его глаза разрушали все впечатление. Они были маленькими и круглыми, похожими на бусинки, как у мелких животных, и смотрелись до смешного неуместно. Именно такой человек сейчас вглядывался в небо.

Ветер с невероятной скоростью нёс тонкие облака, и пусть временами сквозь небесную завесу и проглядывали звезды, их тусклый свет едва ли достигал земли. Ноздри мужчины расширились, впуская глубокий вдох, впитывая запах дыхания ночи и ранней осени, с малой толикой зимнего мороза. Пурпурное ночное небо жадно впитывало слабый свет заката над горизонтом, да так быстро, что видно было и невооруженным взглядом. Мужчина отвернулся к холмам спиной и посмотрел на окружавших его людей. Они все были свирепыми воинами, которые ему доверяли и были готовы идти за ним. Ту мимолетную слабость он мог позволить себе как раз потому, что был окружен такими воинами. В конце концов, рабочий день был закончен, и никто не мог порицать его за это.

— Эй, кто-нибудь узнавал у предсказателя погоду на вечер?

Вопрос был задан могучим голосом, подобающим сильному телу. Солдаты переглянулись, и один из них заговорил от имени группы:

— Мои глубочайшие извинения! Капрал Кампарно, сэр, к сожалению, нам нечего вам ответить.

Этот человек - Олранд Кампарно - имел довольно низкое звание в рамках военной иерархии Святого королевства.

От низшего к высшему военные звания звучат так: рекрут, рядовой, рядовой первого класса, капрал, сержант, старший сержант и так далее. Конечно, в разных подразделениях использовались и другие ранги, эти же были для регулярной пехоты. Проще говоря, к простому капралу вовсе не обязательно обращаться как «сэр».

Как бы там ни было, тот человек обращался к Олранду «сэр» без какой-либо насмешки. В его голосе и тоне чувствовалось неприкрытое уважение. И не только у него, каждый из присутствующих солдат, представлявших собой опытных ветеранов многих сражений, обращались к Олранду подобным образом.

— В самом деле?

Олранд медленно поглаживал небритые щёки.

— Сэр, если время позволяет, разрешите немедленно сходить и спросить?

— Что? А, да не стоит. Мы свою работу закончили. Что будет дальше, уже не наша забота.

* * *
Олранд Кампарно.

Он был таким человеком, который только за одни свои боевые навыки уже заслужил чести быть названным одним из Девяти Цветов Святого Королевства. Таковым назвал его предыдущий Святой Король. Причина, почему такой человек прозябал на этом неприметном посту заключалась в двух проблемах, преследовавших Олранда. Во-первых, он был крайне свободолюбив: он ненавидел, когда ему приказывали. Во-вторых, он был помешан на боевых навыках. Когда две эти черты пересекались, они непременно приводили к такому жизненному принципу, как "для начала выбей из меня всё дерьмо, раз уж хочешь что-то приказать мне". Если он встречал достойного противника, он говорил: "Ты выглядишь довольно сильным. Как насчёт сразиться?" – и после этого они дрались бы, пока один не упадёт без сознания. Такая особенность его характера стала причиной многих жестоких инцидентов, затрагивающих дворян и его начальство, за что его и понизили уже с десяток раз.

В армии никому не нужны люди, неспособные выполнять приказы, таких вообще нигде недолюбливали. В обычной ситуации никто бы не удивился, если бы его посадили в тюрьму или полностью разжаловали. Тем не менее, он не встретил такую судьбу просто-напросто из-за своей силы. К тому же находились и такие люди, которые восхищались такими персонажами, как он. В армии хватало таких, кто считал силу важнее положения в обществе, и подчиняться ничего из себя не представляющим дворянам им было поперёк глотки. Таким образом, стиль жизни Олранда был воплощением их мечты.

Его подразделение было отрядом сплошь из таких же дебоширов - нет, скорее даже бандой. Их было довольно много, поэтому неуместно было бы назвать их просто компанией. К тому же, хоть они и не могли сравнятся по силе с Олрандом, но все были умелыми бойцами, что и привело его к должности командира, пусть и неофициально. Это не нравилось его начальству, однако же оно все равно ничего не могло с этим поделать.

* * *
Олранд оглянулся. Всмотревшись, он узнал приближающегося к нему человека, и его лицо растянулось в улыбке, будто плотоядное животное, готовое прыгнуть на свою добычу. По сравнению с мощной фигурой Олранда мужчина казался тощим. Впрочем, то была не худоба хрупкой ветки, скорее уж он напоминал тонкий стальной трос. Если бы кто-то задался целью перековать человека, попутно избавившись от всего лишнего, то результат получился бы схожий.

Взгляд его узких глаз был таким острым, словно он был готов напасть в любую секунду. Крошечные зрачки явно не принадлежали тому, кто занимался честными делами. Выражаясь деликатно, этот взгляд можно было бы назвать взглядом профессионального убийцы. Чуть менее деликатно – взглядом серийного убийцы.

— Лёгок на помине. Я удивлён встретить вас здесь, господин Ночной Стражник. Рад тебя видеть.

Человек, которому были адресованы эти слова, молча приближался бесшумными шагами. Его экипировка разительно отличалась от Олранда. Олранд и его люди носили тяжёлые кожаные доспехи, изготовленные из шкур магических зверей, называющихся Скот Ланса. Их вооружение представляло стандартную экипировку тяжёлой пехоты Святого Королевства и состояло из небольших круглых щитов и мечей с односторонним лезвием. Следует отметить, что Олранд был единственным человеком, кто носил на поясе восемь таких мечей. Новоприбывший же был одет в комплект зачарованных лёгких доспехов из кожи. Справа на груди была изображена сова, а слева эмблема Святого Королевства.

— ...Олранд, не слышу отчёта по смене. И что это за обращение к старшему по званию? Сколько можно напоминать тебе о субординации?

— Простите-простите, господин старший сержант.

Олранд небрежно отсалютовал. Его подчинённые тоже отдали часть, их приветствие было чётким, таким, которого никогда бы не удостоился дворянин или простой офицер. В их движениях чувствовалось неподдельное уважение.

Человек тяжело вздохнул. Вздохнуть так мог только человек, знавший, что такое поведение абсолютно неприемлемо, но также понимающего всю бессмысленность выговоров и замечаний.

— Простите, босс. Привычка есть привычка, вы же понимаете.

Причина, по которой Олранд отдал честь, пусть и неохотно, было в том, что однажды этот человек одержал над ним верх.

— Я хотел хотя бы победить вас разок, перед тем как уйду отсюда. На ваших условиях. Что вы на это скажете, а, старший сержант Павел Бараха?

Этот человек – Павел Бараха – носил прозвище «Ночной Страж». Он тоже один из Девяти цветов, как и Олранд. Массивный изящный лук на его спине лучился тусклым магическим светом, как и колчан на поясе. Он, как явно демонстрировало снаряжение, был лучником, известный своей безупречной меткостью.

— Я часто об этом задумывался, но ведь до чего тяжело работать по ночам. Полулюди прекрасно видят в темноте, а мы даже следов их не можем найти, что уж говорить про драку с ними.

— Для этого мы и здесь. Только тренировками можно обрести магические способности и таланты, сравнимые со способностями полулюдей – не говоря о зрении, впрочем. И мы проходим через такие тренировки.

— Да, да. Как и ваша дочь, которой вы так гордитесь, верно?

Лицо Павла дёрнулось, и Олранд тут же пожалел о своих словах. Выражение лица этого человека оставалось бесстрастным даже во время грандиозных попоек. Лишь упоминание его жены и дочери могло вызывать в нём эмоции. И здесь таилась смертельная западня.

— О да. Она чудесная девочка.

— О нет. Начинается…

Павел продолжал говорить, не обращая внимания на уколки Олранда.

— Кстати говоря, ума не приложу, почему она хочет стать паладином? Она такая нежная, хрупкая девочка, совсем не из тех, кто считает, что грубая сила важнее всего. В детстве она даже гусениц боялась до слёз – и хотя я и часто говорю, что сила важнее всего, моя жена с этим не согласна... Хотя на самом деле это и к моей жене в какой-то степени относится. А моя доченька такая милая, вся в меня, нет, то есть, очень жаль, что она пошла в меня, а не в мою жену, но что по-настоящему жаль, так это, что она совершенно не наделена талантом к бою на мечах. Но при этом она мастерски стреляет из лука. Если бы только она развивала этот свой талант, но вот втемяшилось же ей стать паладином и точка...

Слова влетали Олранду в одно ухо и вылетали из другого, а он просто вставлял в нужные места утвердительные звуки, но, кажется, его всё-таки раскусили.

— Эй, ты вообще слушаешь?

Ожидаемый вопрос.

"Нет, не слушаю. Я перестал слушать после третьего, кажется, раза."

Кому угодно другому Олранд, прослушав один и тот же монолог уже раз пять или шесть, ответил бы: "Нет, нахрен.". Но отвечать так Павлу было бы ужасной ошибкой. Потому что Олранд знал, каков будет ответ: "Тогда я повторю ещё раз."

Тут возможен лишь один верный ответ.

— Ну конечно. Она просто чудо!

Лицо Павла резко переменилось. Это неприятная, дьявольская гримаса заставила Олранда напрячься, но он понимал: Павел просто смущён. Если не воспользоваться моментом, пока Павел купается в радости от того, что его дочь похвалили, тем единственным моментом, пока желание дальше хвастаться дочерью немного ослабло, этот ад продолжится.

— А ещё...

Лишь одно может отвлечь Павла от разговоров о дочери. Разговоры о работе.

— Ночные смены не нарушают тебе ритм жизни? Хорошо себя чувствуешь?

Взгляд кровожадного маньяка сменился обычным для Павла взглядом убийцы.

— ...Который уже раз ты об этом спрашиваешь? Ответ всё тот же, можешь не беспокоиться. Но почему ты так этим интересуешься? Что ты задумал?

Олранд знал причину, но всё же резкая перемена в тоне поразила его. "Куда делся тот ты, что только что болтал о дочери", — хотел он сказать, но промолчал, не желая снова подвергаться этому испытанию.

— ...Хах. В смысле, что я на самом деле хочу сказать? Ну, неожиданный вопрос.... Я просто думал, что будет очень жаль, если вдруг тот, кто одолел меня, испортит своё здоровье и будет вынужден уйти в отставку из-за такого пустяка. Но, конечно, после того, как я одолею вас, такие пустяки перестанут иметь значение.

В прошлом, когда Олранда только назначили в эту крепость, он был самоуверен до крайности. Теперь он вспоминал те дни со стыдом. Тогда восхищенные ветераны собирались вокруг него и возносили его самомнение на всё новые и новые высоты, пока наконец он не вызвал Павла на тренировочный поединок. Олранд предпочитал сражаться на мечах, то есть в ближнем бою. Напротив, у Павла излюбленным оружием был лук, иначе говоря, он был хорош в дальнем бою. Таким образом, важным для поединка вопросом было: на какой же дистанции им сражаться? Но Павел заявил, что ничуть не против начать с ближнего боя. А потом Олранд проиграл. И поэтому он уважал Павла. В то же время, мечтал победить его в следующий схватке. Кроме того, он хотел одолеть Павла на его собственном поле, в дальнем бою.

— Вот оно что. Хочешь сразиться со мной, значит? Пока я на пике формы, без поддавков и по-честному?

Слова Павла, произнесённые с бесовской ухмылкой, несказанно обрадовали Олранда.

"Ну конечно. Разве не очевидно? Я хочу сразиться с вами. Я хочу рискнуть жизнью ради этой победы. Но это ведь невозможно, правда? А я хотел бы сразиться в настоящей схватке, с риском для жизни нас обоих. Вот как я хочу сразиться с вами."

Но он промолчал. Инстинкты подсказывали ему, что от этого чудовища перед ним можно ожидать чего угодно. И следующие слова Павла подтвердили эти опасения.

— И всё же, я должен извиниться. Ты тоже должен понимать, почему. Тех, кто способен одолеть тебя в рукопашной, можно пересчитать по пальцам одной руки. И я не один из них.

"Тогда давайте решим дело перестрелкой" – хотел сказать Олранд, но сдержался. Он понимал, что это предложение лишь оскорбит достойного соперника.

Он вспомнил навыки Павла. И он не был уверен, что сможет, уклоняясь от его атак, сблизится с ним.

— Пожалуй, не сегодня.

— Ну, если на этом всё, перейдем к твоему докладу.

— Не спеши, босс. Еще не настало время смены караулы, верно? Прислушайся, звонка еще не было.

Действительно, колокол, сигнализировавший о начале следующей смены, еще не прозвучал.

— Ты еще должен подготовиться к передаче смены, не так ли? Перед тем, как раздастся звон, нужно еще кое-что сделать. Всё должно быть готово, чтобы мы могли сменится, к моменту, когда прозвучит колокол.

— Время еще не пришло, верно, босс? Поговорим немного.

— Тогда, можно я доложу старшему сержанту взвода?

Человек, сказавший это, был одним из его людей.

— О, это отличная идея. Великолепно. Как насчет этого, босс?

— Хм... Ты сегодня очень собранный. Тебе, видимо, есть что сообщить, да? Если так, если есть что рассказать, давай, вперёд.

Как будто он может об этом рассказать. И хотя он уважал собеседника достаточно, чтобы поделиться с ним, Олранд не был тем, с кем можно заговорить лишь потому, что уважаешь его. Он хотел, чтобы в нем видели, человека, который и сам что-то может.

— Ну, поэтому ты и босс. Ты ведь понимаешь?

— Тааак. И о чем это ты? Тебе не отделаться легко, если это какая-то банальная глупость.

— Ну, насчет этого, - Олранд снял шлем и почесал голову. Он почувствовал приятную прохладу воздуха на запотевшей коже головы.

— По правде говоря, я хотел бы отправиться в странствие воина. Могу я покинуть это место?

Он услышал, как люди вокруг удивились. Однако выражение лица у стройного человека перед ним осталось равнодушным.

— Зачем ты говоришь это мне?

— Потому, что ты человек, которому я доверяю больше всех, в этой стране, босс. Если даже ты не станешь останавливать меня, тогда у меня больше не будет сомнений.

— ... Разве ты не штатский? Если ты прошел военную подготовку, я не могу задерживать тебя.

В Святом Королевство практиковали военный призыв. Иногда тех, кто выбрал карьеру солдата, называют штатскими, дабы отличать их от призванных солдат. Павел и его люди были штатскими, в то время как у Олранда в подчинении было несколько штатских и призывников.

— В таком случае, вы не возражаете, если я уйду?

Это был первый случай, когда Павел изменился в лице, не считая того случая, когда разговор зашел о его жене и дочери. Лишь отточенная за годы военной службы наблюдательность позволила Олранду заметить перемену в выражении лица собеседника. Больше этого не заметил никто.

Он был тем, кого Олранд считал человеком из стали, но он был действительно обеспокоен вопросом ухода. В его сердце смешались радость и печаль.

— ...Ну, строго говоря, я должен признать, что не могу остановить тебя... Тем не менее, нам будет не хватать такого человека, как ты. Тебе стоило бы уйти в своё путешествие раньше, разве нет? Почему именно сейчас? Это потому, что полулюди перестали нападать?

Примерно полгода назад полулюди прекратили набеги на крепость. Раньше они нападали несколькими дюжинами раз или два в месяц. Хотя их численность не превышала несколько десятков, они оставались полулюдьми, физические способности которых превосходили человеческие, кроме того, многие из них обладали особыми способностями. Этого количества вполне хватило бы, чтобы полностью вырезать всю заставу. Олранд и Павел оба сталкивались с ситуациями, где они должны были отправить своих лучших солдат на подкрепление.

— Ты ведь знаешь, что мне не нравится убивать полулюдей? Мне нравится сражаться с сильными и самому становиться сильнее.

— Тогда как насчет Великого Короля?

— Аааа, этот парень...

— К тому же, есть еще Коготь Дьявола, Царь Зверей, Пепельный Король, Горящая ледяная молния и Циклонное Копье.

Павел упомянул имена еще нескольких известных полулюдей, но лишь первый упомянутый смог произвести эффект на Олранда. Великий Король Баззаа. Он был королем некоего племени полулюдей, и был известен как Лорд Разрушения. Свое прозвище он получил за навыки в боевых искусствах, способность в буквальном смысле разрушать оружие противника, и за боевой стиль, сосредоточенный на разрывающих техниках. Он был смертельным врагом Святого Королевства, победившим многих славных воинов, а однажды сражался и с Олрандом. В том бою он сломал двуручный меч Олранда, его запасной меч и топор, и даже садовый нож, которым тот обычно срезал ветки для костра. Хотя ему удалось сломать все оружие Олранда, Великий Король отступил, увидев вышедшие из крепости подкрепления. В каком-то смысле, то, что Олранд продержался до прибытия помощи, за что многие его восхваляли, можно было считать победой. Для него же это означало, что Великий Король не видел в нем достойного противника, поэтому все, что он чувствовал, так это пустоту от поражения.

— Я хочу вновь сразится с ним, но… не думаю, что сейчас я смогу его победить. Для этого, пожалуй, понадобится один из тех, кого люди зовут героем, иначе придется очень нелегко. Поэтому... ах да, ты же тоже слышал об этом, босс? О том, что Газеф Стронофф пал в битве?

— Да, слышал. В конце концов, верхушки постоянно обсуждают, как это повлияет на соседние страны.

Смерть Газефа Строноффа, известного как сильнейшего война Королевства Ре-Эстиз, вызвала большой интерес у солдат Священного Королевства, особенно у самых опытных.

— А знаешь какие-нибудь подробности?

— Немного. По-видимому, он вызвал на дуэль заклинателя, известного как Король-Заклинатель, и был побежден. Честно говоря, сложно поверить, что он действительно бросил вызов заклинателю.

Олранд кивнул в знак согласия. Тем не менее, термин «заклинатель» весьма обширен. Божественный заклинатель мог при помощи заклинаний, усиливающих физические возможности, стать сильнее, чем посредственный воин. К тому же, паладины, гордость этой нации, тоже могут использовать магию, так что в каком-то смысле их можно назвать заклинателями. В этом случае, он мог понять причины, стоявшие за поединком.

— .... К тому же, некоторые говорят, что Король-Заклинатель уничтожил целую армию. Кажется, он призвал гигантских коз или, скорее, овец.

— Ну, это что-то новое. Все же, гигантские козы? Странный заклинатель.

Упоминание о козах вызвало у Олранда не лучшие воспоминания о поражении. И пусть по слухам он и призвал коз, они явно были чем угодно, но не обычными козами.

— Что ж, и это тоже из-за того странного заклинателя. Вот почему я должен уйти.

— Вот почему? Я не могу уловить связи.

— Ничего не изменилось с тех пор, как я проиграл тебе, но я всегда был тем, кто недолюбливал предметы, которые даруют полет, заклинания и тому подобное. Я всегда считал, что все, что тебе нужно для победы – это твой меч. Но всё же, после того как Воина-капитан Королевства, а он явно сильнее меня, одолели с их помощью, я начинаю задумываться, что может не стоит ими так пренебрегать.

— Что означает?

— Что означает - я должен отправиться в паломничество война.

— .... Ты же не хочешь сказать, что собираешься бросить вызов тем, кого ты не в силах победить?

— Я не стану.

Олранда был не в состоянии одолеть некоторых из Девяти Цветов.

Вице-капитан морпехов, Энрике Беллсе, «Голубой».

Лидер ордена паладинов, Ремедиос Кастодио, известная как «Белая».

Павел Бараха, известный как «Черный».

Ран Цзи Ан Рин, один из русалов, живущих в море, известный как «Зеленый».

И затем, помимо Девяти Цветов, самый могущественный священник в нации, Келарт Кастодио.

Другими словами, они были одними из самых высокопоставленных людей в стране, и попытка бросить им вызов, несомненно, грозила бы серьёзными последствиями. Если тренировочный бой еще можно было стерпеть и спустить на тормозах, то в случае боя на смерть с другим членом Девяти Цветов, подобный поединок никогда не получил бы одобрения.

Настоящее столкновение клинков разительно отличалось от имитации сражения. Иногда победитель и проигравший могут поменяться местами. Многие люди становятся намного сильнее (или слабее) при переходе от тренировки на настоящее поле боя. Естественно, сильные были признаны таковыми, потому что они проявили свою силу в реальном бою. Поэтому нельзя было сравнивать странствие воина с настоящей битвой.

— Хорошо ... и где ты планируешь тренироваться?

— Я всерьёз задумывался о посещении Колдовского Королевства, о котором вы говорили ранее. Кажется, там можно встретить сильную нежить.

Колдовское Королевство Айнза Оал Гоуна.

Мало кто был настолько переполнен самомнением, чтобы назвать страну в честь себя самого, но всё же находились и такие. Куда важнее то, что конкретно у этой личности были на то все основания.

— В самом деле, я слышал об этом от торговцев, которые путешествуют между Королевством и Святым Королевством.

Учения церквей глубоко укоренились в их сердцах, поэтому людей Святого Королевства объединяет ненависть и отвращение к нежити. Даже Павел не стал исключением. "Нет", - подумал Олранд. Павел ненавидел их не потому, что они были врагами Святого Королевства, а потому, что они были врагами его жены. Как бы там ни было, он не мог такого допустить. Даже если не о жене или своей дочери, он все равно болтал слишком много.

— Позиция Святого Королевства заключается в том, чтобы молчаливо признать существование Колдовского Королевства, так ведь? Говорят, что люди из Святого Королевства могут беспрепятственно попасть туда ... верно?

Не существовало способа скрыть факт, что Колдовское Королевство со своими легионами нежити было непримиримым противником для Святого Королевства. Многие люди призывали послать войска, когда размышляли о том, как, должно быть, страдают люди в Э-Рантеле, столице Колдовского Королевства. Но в текущий момент Святое Королевство было занято своими проблемами, а именно угрозой со стороны полулюдей, и не могло позволить себе проводить военные операции в других странах, предварительно не разобравшись с проблемой умиротворения в районе холмов. Несмотря на чувства подданных, руководство страны могло только выразить свое глубокое неодобрение Колдовскому Королевству.

— Колдовское Королевство, значит... Думаю, если попросишь у начальства, то наверняка сможешь отправиться туда в составе армии. Колдовское Королевство рассчитывается как угроза, идущая следом за полулюдьми. Похоже на то, что грядёт союз с Теократией против него.

— Вот как? Кажется, при таком раскладе будет много проблем из-за религиозных различий.

— Это уж точно. Что ж, если твоя преданность останется непоколебимой, ты сможешь получить необходимую поддержку от государства и пропустить эти утомительные иммиграционные проверки... Мне так кажется. Если перетерпишь всё это, станешь настоящей находкой для людей, которые хотят побольше узнать о Колдовском Королевстве.

— Что ж, это было бы неплохо. Тем не менее, даже если всё получится, я не смогу просто ходить и вызывать каждого встречного на дуэль.

— Ты... аж плохо становится от твоих формулировок.

— Полагаю, тебе пришлось бы не сладко, если бы я вдруг раздул международный скандал, хах.

Между говорящими пробежал холодок. Павел на мгновение замолчал, выражение его лица не изменилось. Но вскоре он опять начал недовольно ворчать (как обычно).

— Буду скучать по твоей уродливой роже.

Олранд злобно улыбнулся. Это была дикая, звериная ухмылка, но вёл он себя необычно робко. Павел не сказал ему "не ходи", но в то же время он и не сказал "иди". Он решил, что стоит удостоверится, что ему будет куда возвращаться.

— Уж прости, что так внезапно. Но я вернусь, как стану сильнее. Хочешь, после этого потренирую и тебя?

— Забавные вещи говоришь.

Вместе с Олрандом улыбнулся и Павел. Их гримасы были настолько дикими, что напоминали зверей, скалящихся друг на друга. И в этот момент прозвучал колокол. Видимо, настало время для ночной смены караула. Их разговор продлился довольно долго, но стоило обсудить ещё один вопрос, прежде чем закончить. И едва Олранд подумал об этом, как его мысли унесло колокольным звоном, который не намерен был прекращаться. Павел, примеру которого последовал и Олранд, обратил внимание на холмы. Такой звон означал: "Замечены полулюди."

Их было видно за четыреста метров, и ничего не заграждало поле зрение. Хоть раньше здесь и были леса, во времена строительства стены их все массово вырубили. Сейчас же на самых границах широких равнин, где начинались холмы и другие преграды, в темноте они увидели искры и движения среди густых теней.

— Босс...

На таком расстоянии Олранд не мог различить, какие полулюди прятались в тенях. И потому он обратился к человеку с острейшим зрением.

— Да, это полулюди... змеелюди, - ответ Павла последовал незамедлительно.

У змеелюдей были схожие с коброй головы, хвосты и гуманоидные тела, покрытые чешуей. Их рассматривали, как близких родственников ящеролюдей. У них были ядовитые железы, а их копья покрыты мощными токсинами. Любым путём следовало избегать ближнего боя с ними. Тем не менее, Олранд и его подчиненные были опытными бойцами и обладали очень высоким сопротивлением к ядам. Может чешуя и защищала их от ударов, но она не была достаточно прочной, чтобы отразить оружие из металла. Пусть они и умело обращались со своими хвостами, но их хвосты были же их видом оружия. В темное время суток они обладали преимуществом за счёт их змеиных органов чувств, но это вовсе не критично.

"Нам придется возглавить атаку? Вряд ли, пока они доберутся сюда, отряд босса уже перестреляет их всех."

Змеелюди терпеть не могли холодные предметы, поэтому не носили металлическую броню и тому подобное. Как результат, нашпиговать их стрелами было простой задачей для первоклассных лучников, таких как Павел и его люди.

— Так столько их там, Босс?

Обычно их было меньше двадцати.

— Босс..?

Олранд кратковременно озадачило отсутствие ответа. Он посмотрел на Павла, и увидел досадную гримасу на обычно невозмутимом лице.

— Что не так, Босс?

— Их больше? Неужели...дела плохи! Я заметил и другие расы! Ящерки, Огры и, это что, Мурлоки?

— Что ты сказал?

В холмах было полно разных полулюдей, но они ужасно ладили друг с другом, скорее наоборот, они часто сражались за территорию, и, не считая случаев, когда огры подчиняли гоблинов и использовали их как рабов, эти расы крайне редко сотрудничали. Случалось, даже так, что кого-то из них полностью выгоняли с обжитых территорий и они были вынуждены атаковать Святое Королевство.

В таком случае, здесь должна была быть схожая ситуация. Но раз всё выглядело совсем не так...

— Вторжение?

Он не понял, кто это сказал. Может, этот кто-то просто разговаривал сам с собой, но прозвучало достаточно четко.

— Олранд, я хочу кое о чём тебя спросить.

В голосе Павла чувствовалась напряжённость. Хотя, она была вполне уместной.

Расовая принадлежность, культура и религия. Создать сплочённую нацию из множества народностей даже из представителей одного вида уже весьма тяжелая задача. Ситуация обстоит еще сложнее, если собрать представителей разных рас. И поэтому объединение воедино племён полулюдей в горах практически непосильная задача. Если это случилось, значит настала пора битвы Святого Королевства за выживание.

Олранда бросило в дрожь, он не мог себя контролировать.

Чтобы объединенить все эти расы, нужная настоящая власть. По меркам людей проявлением власти может быть мудрость и богатство, но полулюди признают только силу. Другими словами, ...

"Значит, здесь может оказаться устращающе сильный враг, верно?"

— Что говорит твой воинский инстинкт? Как думаешь, почему они решили показаться здесь, у такого укрепленного места? Или они играют роль приманки, чтобы растянуть наши силы и ослабить нашу защиту. Или ...

— Они уверены, что прорвутся в лобовой атаке. Здесь сосредоточена пятая часть всей боевой мощи Святого Королевства, а они собираются растоптать нас, будто тараканов.

Не смотря на острый пристальный взгляд Павла, Олранд не прекращал говорить.

— После этого они собираются использовать эту крепость как плацдарм. Так они пошатнут моральный дух Святого Королевства, подняв при этом свой. Так ведь?

— Они могли бы отдать приказ на массовую мобилизацию.

— Ха-ха! Однажды Святое Королевство уже пережило похожую войну, а теперь при нас начинается еще одна! И что мы на это ответим!?

— Я должен доложить высшему командованию. Вы - за мной.

— Понял, босс! Эй, вы все! Эта вечеринка будет реально сумасшедшей! Держите запасное оружие наготове!

Если враг собирает армию, им потребуется время для формирования войск. Тем более, имея в своих рядах так много рас. С другой стороны, это же относится и к защитникам. Они тоже представляют собой армию, поэтому и им необходимо время на подготовку. Обычное дело для линии фронта. Поразительно много дел, которые надо выполнить. И нет времени на безделье.

Олранд побежал вслед за Павлом.

Часть 2.
Наблюдая, как вражеские силы медленно выстраиваются в ряды, Павел почувствовал острую боль в горле.

Чем больше враг медлит с атакой, тем больше сил они смогут собрать в крепости и тем больше времени у них будет для отдачи приказа о мобилизации. Для их командиров это был наилучший сценарий, но Павел не разделял их мнение.

Существовали полулюди, чей интеллект превосходил человеческий. Командир такой большой армией уж точно не был дураком. В таком случае он знал бы, что, дав противнику время для подготовки, он лишит себя преимущества. Вдобавок, была уже глубокая ночь, и в грядущем бою у полулюдей было бы преимущество. Даже зажжённые костры ничего бы не изменили.

Павел посмотрел на вражеский строй в четырёхстах метрах впереди. Несмотря на то, что они были собраны по видам, они, казалось, вовсе не учитывали такие вещи, как используемое оружие, подходящие тактики и различия в их расовых особенностях. По всей вероятности, полулюди выступили не под одним флагом. В противном случае они бы выстроили более плотную боевую линию. Или же это коалиция, союз полулюдей, возглавляемый советом равных?

— Не могу понять, Босс. Вы видите командира противника?

— Нет, я еще не обнаружил их лидера.

Его люди до сих пор не сообщили ни о чём подобном. Однако, там должен быть командующий. Иначе даже расстановка подразделений было бы весьма трудной задачей.

— Он не может прятаться вечно. Он обязательно появится на поле боя.

Могущественные лидеры полулюдей обычно появляются, бравируя своей силой. Это будет лучшим моментом, чтобы Павел смог действовать.

Павел схватил свой лук. Это был волшебный композитный длинный лук, зачарованный специально для того, чтобы использовать его против полулюдей. Кроме того, у него также была Мантия Тени, позволяющая смешиваться с тенями и устраивать засады, Сапоги Безмолвия, которые заглушали звуки его шагов, Жилет Сопротивления, чтобы улучшить его защиту от различных атак, Кольцо Уклонения, для защиты от оружия дальнего боя, а также множество подобных личных вещей. Всё это указывало на то, как сильно стран ценит Павла.

— Внимание всем. Будьте готовы стрелять в любой момент, - приказал он своим подчинённым, которые скрывались позади него, будто растворённые в ночи.

Люди послали бы эмиссара, чтобы зачитать заявления и требования, так ведутся войны среди благородных. Однако никто из Святого Королевства, по крайней мере из тех, кто находился в этой крепости, включая военачальников, не хотел вести переговоры с полулюдьми с холмов. В большинстве случаев диалог шел в рамках какого-либо плана или чтобы обмануть их, и, как только они замечали вражеского командира, они расстреливали его на месте.

— Вам тоже следует вернуться к своему отряду.

— Так и поступлю. Будьте осторожны, Босс.

— Эх, ты тоже.

Тревога кольнула сердце Павла, когда он наблюдал, как Олранд уходит.

Некоторые полулюди обладают особыми летальными атаками. Например, Мистические Глаза Биклопов Гигантов.

У этих полулюдей была пара непропорционально массивных глаз. Один из этих Мистических Глаз имел способность [Очаровывать] своих врагов. Его жертвы бессознательно приближались к противнику. Действительно, даже защитники на стенах должны были бы пройти как можно более коротким путем к использовавшему чары получеловеку. Обычно стражи были оснащены магическими предметами, чтобы противостоять таким способностям, но у Олранда таких не было. Если ему не повезет, то его может смести одним ударом.

Он закрыл глаза, чтобы убрать свое беспокойство, и в голове Павла появилась фигура женщины. Она была одной из Девяти Цветов, женщина, известная как Белая.

"Она тоже меня беспокоит, но совсем по другому поводу. Она невежественная и часто доставляет проблемы окружающим её людям. Поэтому Розовому так тяжело приходится... И почему моя дочь хочет к ней присоединиться? Разве мало ей будет просто встретить хорошего мужчину, влюбиться и выйти за него замуж— нет?"

Он отбросил прочь тревогу за свою дочь, появившуюся в его сердце. В это же мгновение он посмотрел на строй полулюдей, чтобы настроиться на другую волну. Он не знал, сколько полулюдей стояли у подножия, но там развевалось много флагов. Эти флаги не были предназначены для отвода глаз. Единственный маг-заклинатель третьего уровня в этой крепости уже проверил это с неба. Другими словами, там действительно собралось столько много боевых групп, что это не могло закончится простой игрой в гляделки.

У Павла был свой особый ритуал. Он достал из нагрудного кармана резную деревянную куклу и поцеловал ее. Фигурку сделала его дочь, когда ей было шесть лет. Эта причудливая кукла представляла собой шар, с выходящими из него четырьмя палочками, и должна была напоминать её отца. Он все еще отчетливо помнил тот день, когда он похвалил её, сказав: "Это действительно крутой монстр", как она расплакалась и как его жена дала ему сильную пощёчину. Кукла была потрепанной, потому что он касался её бесчисленное число раз, а резные глаза и рот было уже не разглядеть. С тех пор она стала намного старше, поэтому он хотел, чтобы она сделала другую фигурку, которая бы больше походила на него. Но, быть может, она не знала, что он чувствует в сердце, потому что она не подавала и виду, что желает переделать её.

Скорее всего, это из-за его длительных поездок на службу, ему редко выпадал шанс увидеть свою жену и дочь. Он чувствовал, что с каждым днём отдалялся от неё все дальше и дальше. Раньше она обняла бы его не раздумывая, но в какой-то момент она перестала обнимать его при встрече, когда он возвращался домой.

"Она больше не зависит от отца", - его жена улыбалась, говоря это, но для Павла это было очень важно. "Если бы только я мог взять отпуск на пару месяцев и сходить в поход всей семьей, как раньше."

Каждый раз, когда он обучал её навыкам рейнджера, дочь слушала очень увлеченно. Это было то, чего он хотел. Хотя он и подозревал, что ни к чему это не приведет.

Он положил куклу обратно в карман.

Его дочь редко бывала дома, всё из-за её желания стать паладином. Даже когда Павел возвращался домой после длительного отсутствия, она почти не бывала дома.

"Было бы замечательно, если бы она вышла замуж за того, кто живёт по соседству... нет, это было бы слишком хорошо. Хотя бы в нашем районе."

Образ жизни паладина был наименее подходящим для его дочери. Он все время наблюдал за ней, поэтому был в этом уверен. Его дочь выбрала этот путь, потому что восхищалась внешним видом матери, бывшей паладином. Однако одного желания здесь недостаточно. Только рыцарь, который силой может отстаивать справедливость, в которую он верит, может называть себя паладином.

Поэтому, хотя он не говорил это при жене - в основном потому, что знал, насколько она страшна в гневе - он считал паладинов фанатиками.

"Интересно, знает ли моя девочка об этом? Хотя, лучше бы и не знала ..."

— Да их просто не счесть.

Бормотание затаившего дыхание адъютанта заставили Павла опомниться.

— Что ж, ты прав. Тем не менее, не стоит бояться. Всё, что вам нужно делать, это слушать меня.

Кроме его адъютанта, немного расслабились и люди вокруг.

"Правильно, вот так. Напряжение - это заклятый враг стрелка."

В тот самый момент, как ничего не выражающее выражение лица Павла украсила лёгкая улыбка, хотя сам он этого и не заметил, в рядах врага началось движение.

Один получеловек не спеша вышел вперед.

Несмотря на бесчисленное количество полулюдей поблизости, он был без сопровождения. Разве он не нуждался в охране, или его переполняла гордыня и самоуверенность, или же он и вовсе был посланником, смерть которого ничего не изменит?

— Может, пристрелим его?

— Не сейчас. Но смените позицию так, чтобы вам было легче стрелять, а затем ждите моей команды.

Вскоре после того, как он раздал приказы, его люди разошлись, будто вытянутые тени.

Был ли он вражеским генералом или же просто обычным посланником? Павел внимательно рассматривал его, чтобы понять.

"Этот получеловек... к какому виду он принадлежит? Кажется, я не видел таких раньше. И что с его одеждой? Это традиционная одежда из его племени? И что у него за маска?"

Он определенно не был человеком, это было ясно по его хвосту, выглядывающему из-за пояса.

Сложность заключалась в одежде этого получеловека. Можно было подумать, что это обычный костюм для его племени, и действительно, она было похожа на нечто подобное. Однако, даже на таком расстоянии можно было разглядеть, что его одежда была превосходной, даже по меркам людей.

"От высокоразвитых полулюдей неприятностей еще больше..."

Не только Павел, но и все солдаты, ожидающие на стенах, сглотнули, наблюдая за каждым движением этого получеловека. В такой напряженной атмосфере получеловек приблизился на расстояние пятидесяти метров от Павла.

— Вы слишком близко к границе! Еще шаг - и это будет считаться вторжением на территорию Святого Королевства! Здесь не место полулюдям! Разворачивайтесь и уходите!

Голос был достаточно громким, так что даже Павел, находившийся на приличном расстоянии, всё слышал громок и отчетливо. Слова доносились от командира крепости, одного из пяти генералов в Святом Королевстве. Казалось, он всем нутром прочувствовал голос человека в потрепанной, неполированной броне.

Причина, по которой при нем находился только один штатный офицер, был скорее всего в том, что он не собирался рисковать другими, если противник всё же атакует. Значительное число войск находилось под защитой башни. Они были готовы немедленно выступить, если что-нибудь случится.

Напротив, голос получеловека был мягким и приятным для ушей. Он будто вкрадывался в душу, чтобы поселиться в сердце каждого человека. Даже на таком расстоянии он все еще доходил до ушей Павла.

— Знаю. А теперь могу я узнать, кто со мной говорит?

— Я ... я генерал-командующий этой крепости! А кто ты!?

"Не стоило говорить это противнику", - нахмурился Павел, но уже осознал, что генерал не был проницательным человеком. Поэтому все, что было в его силах, это думать об этом как о неизбежном.

— Ясно, ясно. Поскольку вы назвали мне свое имя, боюсь показаться грубым, если не отвечу тем же. Приветствую вас, дамы и господа Святого Королевства. Меня зовут Ялдабаоф.

— Быть не может!

Прокричавшим это человеком был штатный офицер, стоящий за генералом.

— Архидемон Ялдабаоф! Тот самый, который возглавил армию демонов и устроил хаос в Королевской столице!

— Ого! Для меня большая честь, что вы знаете мое имя. В самом деле, я был творцом этого великолепного праздника в Королевстве Ре-Эстиз. Однако ... титул Архидемон меня удручает... Да, не могли бы вы лучше обращаться ко мне Император демонов Ялдабаоф?

Павел проговорил эту фразу: "Император демонов Ялдабаоф".

Это был поистине надменный титул, но учитывая, что он возглавляет орды полулюдей, и если вспомнить о том, что он устроил в королевской столице, этот титул мог быть вполне оправдан.

— Будь ты проклят! После Королевства ты решил нацелиться и на нас!?

— Это не совсем верно. Я здесь потому, что в Королевстве я встретил устрашающего воина...

Ялдабаоф насмешливо пожал плечами. В этом движении было неописуемое чувство стиля, и Павел на мгновение подумал, что общается с дворянином.

— Что ж, приму это к сведению.

— Тогда что вам здесь нужно? Почему вы привели сюда этих полулюдей?

— Я пришел сюда, чтобы превратить эту страну в живое воплощение ада. Я хочу погрузить эту страну в вечный плач, мучения и крики страданий. Однако развлекаться лично с каждым из миллиона людей физически невозможно, и поэтому я привел их. Они заменят меня и по горло погрузят вас, жалких людишек, в болото отчаяния, заставят всех вас издавать крики скорби и биться в агонии.

Говоря это, Ялдабаоф светился от счастья.

Услышав это, Павел впервые осознал значение слова "зло". То, что святоши с пеной изо рта рассказывали о "злых полулюдях" было ничем иным, как простой пропагандой с целью поднять боевой дух. Сейчас это казалось просто бессмысленным бормотанием. Говоря приближенно, вторжения полулюдей были для них способом существования и попыткой заполучить необходимые ресурсы, дабы прокормить себя.

Тело Павла с одной стороны переполнял ужас, с другой стороны он почувствовал сильную решимость. Он не допустит, чтобы нога этого демона ступила на землю Святого Королевства, где в мире жили его жена и дочь. Он покрепче сжал лук в руке. Если речи Ялдабаофа были направлены на то, чтобы запугать их, он полностью провалился. Люди не были трусливыми и слабыми существами. Они дадут ему такой жаркий бой, что он должен прочувствовать, каким же глупцом он был, если посмел недооценивать человеческую расу. Люди, стоящие на этой стене, обладали железной волей и решимостью защищать Святое Королевство, и, хотя в последние несколько лет оно немного и прогнило изнутри, они все еще были отчаянно преданы своей нации.

— Ты думаешь, мы позволим тебе совершить нечто подобное!? Слушай внимательно, глупец Ялдабаоф!

Генерал прорычал. Это был настоящий дикий рёв.

— Это первая линия защиты Святого Королевства! Для тебя она станет и последней! За нашими плечами стоит мирная жизнь обитателей Святого Королевства! Ты и вправду думаешь, что мы позволим тебе попирать его, как тебе заблагорассудиться?!

Солдаты поддержали вопль генерала дружными криками. В этот момент их боевой дух взлетел до небес. Павел и сам закричал бы, если бы его роль не требовала оставаться незамеченным. Его подчинённые, судя по всему, разделяли эти чувства. Его мысли заглушили совершенно неожиданные аплодисменты. Как только рукоплескание стихло, демон вновь заговорил.

— Стража, которая охраняет колыбель мира, хм? Не могу сказать, что не одобряю вашу роль. Очень важно защищать то, во что веришь. — Да, мне это даже нравится. В таком случае я обязан оказать людям, которых я захвачу, самый лучший прием.

Сказав это, он рассмеялся. Звучало это так, будто он наслаждался собой. Ялдабаоф не повышал голос. По идее, его голос вообще не должен был доноситься до места, где стоял Павел. Несмотря на это, слова долетали до него с таинственной ясностью, как будто он слышал их изнутри.

"Не время беспокоиться об этом, это может быть магия."

Существовали различные заклинания и магические предметы, способные усилить звук, вполне вероятно, что Ялдабаоф использовал одно из них. Тем не менее, он не мог избавиться от неприятного чувства, которое, казалось, прилипло к его спине.

— У вас нет права сдаться, я просто не приму такое поведение. Поэтому сделайте все возможное, чтобы развлечь меня. А теперь - начнем.

Павел отдал приказ стрелять.

Не нужно было ждать команд генерала. Им была дана определенная степень свободы, потому что возможность застрелить командира противника выпадает довольно редко. Ожидание разрешения со стороны их начальника может привести к тому, что они просто упустят её.

Павел поднялся. Люди вокруг него последовали за ним. Потребовался лишь миг, чтобы поймать цель. Для Павла расстояние в пятьдесят метров было, по сути, всё равно, что стрелять в упор. Он натянул тетиву лука, намереваясь убить, и почувствовал, как встретился взглядом с Ялдабаофом сквозь его маску.

"Мы не дадим тебе время, чтобы сбежать или защититься. И если ты будешь винить кого-то, то вини себя и своё собственное высокомерие за то, что вышел на передовую в одиночку!"

—Огонь!

Пятьдесят одна стрела вылетела одновременно с голосом Павла.

Это были магические стрелы, выпущенные из зачарованных луков. Пылающие стрелы оставляли красные линии, висящие в воздухе, синие следы оставались за ледяными стрелами, путь электрических стрел был отмечен желтым, зеленые полосы следовали за кислотными стрелами, а собственная святая стрела Павла рисовала белую траекторию, помечая свой путь по открытому пространству. Стрелы, выпущенные из полностью натянутых луков, летели по ровным дорожкам, когда проносились по воздуху. Каждая из них вцепилась в тело Ялдабаофа, нисколько не отклоняясь от траектории.

Особенно впечатляющими были выстрелы Павла, усиления боевыми навыками и умениями, каждая из них обладала силой, сравнимой с мощным нисходящим ударом крупного топора. Если цель была поражена, то даже человека в полной броне отбросило бы назад. Однако даже попадание пятидесяти одной стрелы не сдвинуло Ялдабаофа с места. И затем случилось нечто, что заставило его усомниться в своём зрении. Стрелы, которые должны были пробить его тело, упали на землю.

"Что?! У него есть защита от снарядов?!"

Павел быстро натянул другую стрелу, думая о том, как Ялдабаоф сумел защититься от выстрелов. Некоторые монстры могли аннулировать урон благодаря своим особенностям. Например, оборотни и им подобные были неуязвимы, если против них не использовалось серебряное оружие. Поэтому он почувствовал, что у Ялдабаофа могут быть подобные способности. В таком случае, какая же атака сможет пробить его защиту?

Сейчас он использовал стрелу, сделанную из стали и зачарованную святой силой, что было особенно эффективно против злых форм. Считалось, что демоны не могут противостоять такому, но нельзя отрицать доказанную невосприимчивость Ялдабаофа. В этом случае лучше использовать другие стрелы, чтобы побольше разузнать о враге, опустить завесу этой тайны и взять курс на победу.

Тогда Павел подготовил серебряную стрелу. Она тоже была пропитана священной силой.

— А теперь, позвольте и мне сделать шаг. Это невесть какой подарок, но я буду доволен, если вы его примите. Это заклинание десятого уровня [Удар метеорита].

Павел почуял над собой что-то неминуемо приближающее. Посмотрел наверх и увидел громаду света. Это была горящая скала - нет, что-то намного большее. Свет заполонил весь его взор, и на мгновение перед ним появился образ жены и дочери среди этого сияния. Он знал, что это иллюзия. Его дочь уже достаточно взрослая, чтобы выбирать как ей жить, но перед его глазами она все ещё была маленькой, а его жена с ребенком на руках выглядела совсем молодой.

"Нет, если я не скажу, что она всё ещё молода, она точно меня прибьет..."

* * *
Падающий метеорит, разрывая воздух, ударил в стену и вспыхнул пламенем взрыва. Громовой рев эхом отозвался вокруг. Ударная волна расплющила всё, до чего дотянулась, и стёрла стену в пыль. Поднятые ударной волной в воздух песок и грязь осыпались на землю, а пыль медленно начала оседать. Пред взором открылась сцена взорванной вдребезги стены и клубней дрейфующего дыма. Глядя на разрушенные укрепления, не было сомнений в том, что случилось с находившимися там солдатами. Люди попросту не могли выжить в таких условиях.

Конечно, могли найтись те, кто способен пережить подобное, и Демиург прекрасно знал об этом. Вспомнить даже тех глупцов, решивших ступить на священную землю Великой Гробницы Назарик, созданную Высшими Существами. Однако, он провел тщательное исследование и был уверен наверняка, что здесь подобных людей не было.

— Что ж, с подготовкой покончено.

Демиург сбил руками пыль со своего костюма. Его не затронуло дождем из грязи и песка, но до него дошла пыль, поднятая взрывом, поэтому на нём остался легкий земляной след. Нет - он бы всё равно почистил костюм, даже не будь у него на то особой причины. В конце концов, это был ценный дар от его создателя, Высшего Существа. Конечно, у Демиурга было и много других комплектов одежды, но это вовсе не означало, что можно небрежно к ним относиться. Когда он подумал о своем могущественном создателе, он улыбнулся за маской, а затем посмотрел на несчастных людей. Если бы он атаковал снова, замешательство противника усилилось бы многократно, и тогда полулюди разгромили бы их в мгновение ока. Однако в этот раз он не стал использовать заклинание по другой причине. У Демиурга в запасе было не так много заклинаний, и только одно доступное ему заклинание десятого уровня. Его истинная сила заключалась в специальных навыках, и хотя сейчас он использовал только одно это заклинание, сберегая силы, сцена перед его глазами была достаточно трагичной.

Не было никаких признаков контрнаступления. Казалось, они отчаянно пытались собрать информацию и перегруппироваться.

"Похоже, их командир не умер. И в замешательстве они не потому, что о чем-то подозревают... неужели они и правда оправились?"

Демиург повернулся спиной к людям, возвращаясь к строю его рабов. Он даже не боялся возможности оказаться подвергнутым атаке в спину. Он даже мог позволить себе расслабиться, и всё благодаря той информации, которой он владел.

Демиург был очень силен. Действительно, может среди Стражей Этажей он и не был в числе лучших, но он был уверен в победе на этом поле боя. Потому что он знал: сражения начинаются только тогда, когда одна из сторон уверена в своей победе. Это означает, что одна из сторон не должна вступать в битву, если не уверена в своей победе, или пока её не вынудит противник.

Существовал лишь один индивидуум, которого Демиург не мог победить. Если точнее, был только один противник, к которому Демиург не мог подготовиться достаточно хорошо, чтобы быть уверенным в своей победе. Этот индивид обладал превосходящим его интеллектом, а его планы выступали далеко за грань воображения Демиурга, и казалось, что весь этот бесконечный мир, и даже его вершина, были для него как на ладони.

Он - верховный правитель Великой Подземной Гробницы Назарик - Айнз Оал Гоун.

Это Высшее Существо было тем, кому Демиург был безразмерно верен.

"Создать несметное число нежити — это лишь часть его плана. И как только это случится, уже никто не сможет помешать господину Айнзу. Настолько он грозен. Похоже, остальные ещё не осознают счастья от того, что ими правит такое Высшее Существо."

Раздался удар. В первый раз произошло что-то, чего не ожидал Демиург. Он развернулся, чтобы своими глазами посмотреть на источник звука. Похоже, кто-то спрыгнул со стены. Человек, на которого он смотрел, медленно поднялся на ноги.

— Б-Босс мертв. Он… Он был человеком, которого я хотел победить!

Говоря это, он достал по мечу в обе руки.

Демиург оценил человека, исходя из его внешности. И немедленно получил ответы на свои вопросы.

Уровень угрозы – 0 (жалкий червь).

Шанс ошибки – 0 (невозможна).

Важность – 0 (грязная свинья).

Проще говоря, он был никчемным мусором. И всё же, он был одним из Девяти Цветов. Хотя не все из них были выдающимися личностями, Демиург решил, что будет неплохо захватить его с собой для разных экспериментов.

— Уооооооооох! – это человек с криком побежал на него.

"Медленно. Слишком медленно. Если это предел его скорости, ему следовало бы почаще думать головой. К примеру, использовать [Тишину], чтобы бесшумно приблизиться и сократить разрыв между нами." Подобное расстояние его товарищи преодолели бы за мгновение. А этот человек -- медленно -- бежал в его сторону.

По той информации, которую собрал Демиург, способности этого человека были довольно посредственные, но также фактом было то, что он мог использовать специальную атаку, в несколько раз сильнее обычной, ценой разрушения собственного оружия. Поэтому у него было по мечу в каждой руке и ещё несколько запасных на поясе.

"Как бы мне его убить? Если я прикончу его аккуратно, тогда я смогу вернуть его и… ах, наконец-то он добрался."

Убедившись, что его не испачкает разлетевшаяся кровь, Демиург отдал команду: [Пронзи мечами свою шею.]

Раздалось хриплое бульканье. На лице человека, только что перерезавшего себе шею собственными мечами, отчетливо было видно недоумение. За то время, пока он падал на землю, его глаза успели затуманиться и остекленеть.

Со стены были слышны полные боли крики.

Демиург развернулся, подошел к упавшему человеку и, прежде чем вернуться к своим отрядам, поднял его за воротник согнутым указательным пальцем. Когда он подошел, представители разных племен - не все из которых обладали властью - собрались перед ним.

С точки зрения Демиурга, полулюдей можно было разделить на две группы.

Первые жаждали свежей крови и рассматривали людей как пищу. Такие привыкли повиноваться сильному и с радостью исполняли приказы Демиурга. Вторых же поставил на колени ужас, и они повиновались исключительно из-за страха перед ним.

Демиург выбрал группу из последних.

— Вы не торопились собираться.

Произнеся это, он схватил плечо случайного выбранного из группы получеловека, Голубого Слизня, и сорвал кожу с его плеча. Хотя Демиург был одним из слабейших Стражей Этажей, на такое он был способен. Получеловек, чья кожа - и немного плоти - были сорваны, рухнул на землю в сильной агонии, безмолвно визжа.

— Пора начинать, атакуйте. Постарайтесь не нести большие потери. Главные события еще впереди, уже после того, как мы попадем за эту стену. - Произнес Демиург вежливым тоном.

Его доброта была искренней, когда она была направлена на его товарищей из Назарика. Он был очень мягким, когда дело касалось его друзей. Однако для всех остальных его доброта была похожа на заботу о своих инструментах.

Получив приказы, полулюди разбежались к своим племенам. Упавший навзничь не стал исключением. Посыл, который они донесли, гласил, что тех, кто исполнит приказы Демиурга и добьется высоких результатов, ждет счастливая судьба. Естественно, они так же несли весть о том, что противоположный результат не принесет ничего хорошего.

Демиург мягко улыбнулся, глядя в спины удаляющимся зверолюдям.

— Теперь пора начинать следующий этап нашего плана. Демоны.

Демиург активировал один из своих навыков и призвал орду демонов, которых он собирался использовать как жертвенных пешек. Хотя эти демоны были крайне слабыми в сравнении с ним, при попытке призвать сильных их число было бы значительно меньше. Важной деталью данной операции было распространить новость о том, что армия Священного Королевства была атакована демонами, а значит их количество, в данном случае, было приоритетом.

— Слушайте внимательно. Поддерживайте полулюдей во время атаки. Кроме того, постарайтесь сдержаться и не сглупите, обязательно позвольте нескольким сбежать из крепости.

Низкоуровневые демоны кивнули и взмыли в небо все как один. Хотя призванные монстры в некоторой степени обладали знаниями своего призывателя, эта информация была очень расплывчатой и обрывчатой. Её скорее можно было характеризовать как способность различать друзей и врагов. Поэтому было очень важно отдать устную команду призванным существам.

"Итак...будет неплохо, если мяч попадет в корзину."

Проницательный ум Демиурга продумывал все возможные ситуации. Обдумав десятки вариантов исхода, он внёс поправки, необходимые для достижения его цели. В своих прогнозах он учитывал возможные небольшие отклонения. Однако, могло случиться и так, что из-за полных идиотов ситуация вышла бы за пределы его прогнозов.

"Несомненно, такой интеллект, каким обладает господин Айнз, смог бы предсказать даже действия идиотов... но мне ещё до него далеко. Кстати говоря, было бы хорошо поделиться этим с господином Айнзом."

От одной такой мысли у Демиурга непроизвольно забилось сердце. Он провел много времени на подготовку этой стадии, и если он не может даже поделиться об этом со своим хозяином, что же ему делать?

"Дамы и господа Святого Королевства, у меня есть искреннее желание. Пожалуйста, позвольте владыке Айнзу насладиться вашими страданиями. ...Хотя, как владыка Айнз скорректирует мои планы для достижения лучшего результата?"

Демиург улыбнулся, его сердце наполнилось предвкушением и волнением, он был будто ученик, который ждёт, пока уважаемый им учитель всё ему объяснит.

"Ох, учиться на делах владыки Айнза, развивая себя к лучшему и становясь еще более преданным. Как же это здорово!"

Для Демиурга, рожденного в услужение Высшим Созданиям, нет ничего более сладостного, чем преданность своему хозяину.

"Ах, как же это чудесно!"

Часть 3.
Вести о коалиции полулюдей и её обширной армии, сокрушившей центральную крепость с огромным числом солдат и далее прошедшей через врата, начали распространяться по Святому Королевству. Лидером коалиции полулюдей называли Архидемона Ялдабаофа. Тот же демон, который посеял хаос в Королевстве и, если верить слухам, использовал мощную магию, способную сложить огромную стену как листок бумаги.

Альянс полулюдей состоял из восемнадцати видов, его численность перевалила за сотню тысяч. Вся эта армия сейчас была сосредоточена на разрушении стен и укреплений, на этом их продвижение пока остановилось. Узнав об этом, лидер Священного Королевства - Святая Королева - издала приказ всей нации о всеобщей мобилизации. Так как земли Священного Королевства протягивались вокруг северного и южного края центрального залива, было понятно, что мобилизованные силы сформируют две армии: Северную и Южную Армии Священного Королевства. Обе армии двигались к собственным точкам сбора: город Калинша на севере и Дебонеи на юге. Оттуда они несколько дней наблюдали за продвижением противника.

Доклады, полученные от войск, наблюдавших за стеной, сделали ситуацию ещё более напряженной.

"Альянс полулюдей всеми своими силами двигался на запад."

"Они достигнут северного города-крепости Калинша через несколько дней."

— В самом деле? В конце концов это место станет полем битвы...

Эти слова произнесла первая дочь Святого Короля, Калка Бессарез.

Из-за её низкого положения в очередности наследования - до сих пор только мужчины могли унаследовать Священное Королевство - она никогда не должна была занять пост Святой Королевы. Но всё же у неё было два немаловажных качества, благодаря которым сейчас над её бровями сверкала корона.

Во-первых, её красота. Её лик был прекрасен как свежераспустившийся бутон, миловидный и полный достоинства, восхваляемый как «Сокровище Робла», в то же время её сияющие, яркие длинные волосы были похожи на нити плетеного золота. Она как никто другой была похожа на ангела, и многие, видевшие её мягкую улыбку, описывали её как святую.

Другим её отличительным качеством было превосходное владение божественной магией. Она была гением, и была способна использовать заклинания четвертого уровня ещё в пятнадцать лет. Кроме того, она взошла на престол с полной поддержкой прежнего Святого Короля и церкви.

В последовавшее за этим десятилетие, хотя и слышались голоса, недовольные её чрезмерной добротой, она правила, не допуская серьезных ошибок вплоть до сего дня. Однако, её правление нельзя было назвать непреложным. Скорее, вдали от взгляда тлели угли.

— Я понимаю Вашу печаль, госпожа Калка, но люди выбрали жизнь в Калинше именно потому, что были готовы к подобному дню. В прошлом тоже была, кхм… произошла битва, в которой этот город стал эпицентром сражения. Поэтому его стены тверже и выше, чем где бы то ни было.

У женщины, попытавшейся её утешить, были волосы цвета каштана. Хотя она была так же прекрасна, как и Святая Королева, на её лице выражался холодный, острый как бритва взгляд. Она была облачена в серебряный латный доспех и сюрко, традиционное одеяние Великого Мастера паладинов, свидетельство древнего магического мастерства. Но куда более важен был меч на её бедре, имя которого знало все Королевство. Он был известен как один из четырех Священных Мечей, святой меч Сафарлисия.

По легенде один из Тринадцати Героев, известный как Черный Рыцарь, владел четырьмя мечами. Среди них были: злой клинок Хумилис, демонический клинок Килинейрам, клинок разложения Крокдабал и смертельный клинок Сфеиз. Это был один из четырех мечей – их противоположностей. Остальные три были названы клинком порядка, клинком праведности и клинком жизни.

Иногда тот, кто владеет сильным мечем, упивался его силой и пренебрегал основами фехтования. Поэтому сам факт того, что сейчас она держала меч при себе, хотя обычно не носила его с собой, был явным признаком уверенности в скорой битве и твердом желании одержать в ней победу.

Её звали Ремедиос Кастодио. Она была близким другом Калки и была сильнейшим капитаном ордена паладинов в истории, это звание она получила за своё боевое мастерство. Она была «Белой» из Девяти Цветов.

— Да, да. Мы также отправили всех гражданских в укрытия, чтобы избежать потерь среди них. Кстати говоря, не думаете, что после войны нам еще долго придется разбираться с проблемой затраченных на неё расходов?

Ответом ему стало довольно грубое хихиканье стоящей вблизи женщины, похожее на "эхехехех". Хотя черты её лица слегка отличались от Ремедиос, она все равно сильно на неё походила. Однако этих небольших отличий хватало, чтобы о ней сложилось в корне другое впечатление. Она выглядела так, будто что-то задумала, или, говоря не так вежливо, словно замышляла какие-то темные делишки. Это была младшая на два года сестра Ремедиос, Келарт Кастодио. Она была Верховной жрицей церквей и лидером духовенства. Каждый знал, что она была способна на божественную магию вплоть до четвертого уровня. Однако, это была лишь часть правды, приближенные к ней знали, что она могла использовать заклинания и пятого уровня. Несмотря на это, она не была одной из Девяти Цветов. И хотя церкви находились под руководством Святой Королевы, государственная политика ограничивала присвоение титула Цвета их представителю во избежание проблем с балансом сил.

Вместе сестры были известны как гениальные Кастодио, крылья Святой Королевы. До сих пор многие дворяне неодобрительно относились к тому что Калка, женщина, заняла престол королевства. Ходили слухи, что она вступила в сговор с сёстрами или чем-то им угрожает. Поэтому за спинами всех троих часто шептались и пускали слухи. И хотя многие из них были развеяны, одна молва продолжала ходить. Все три не были замужем - у них даже не было мужчины любовника - поэтому поговаривали о их нетрадиционных отношениях. Как бы Калка не пыталась это опровергнуть, у неё ничего не получалось, и это было её главным источником разочарования.

— Одно только упоминание об этом вызывает у меня головную боль. Ещё хуже то, что даже если мы одержим победу, мы ничего от этого не выиграем.

— И все же говорят, что в этот раз полулюди гораздо лучше вооружены, почему бы не продать их снаряжение?

— Так-то оно так. Но ты же знаешь, я не могу одобрить такое, сестра. Предположим, что мы захотим продать их броню – ну и кому мы её продадим? Об этом ты не подумала, верно? Продать её мы можем только в другие страны, да и то по срезанным ценам. Кроме того, нам не стоит своими же руками помогать усилению других стран, пополняя их арсеналы, пока разрушенная стена не будет восстановлена. В первую очередь оно не должно попасть в руки Колдовского Королевства.

— Чего? Тебе не нравится Колдовское Королевство? Не припомню, чтобы слышала от тебя такое при дворе.

— Ты не найдешь ни одного священника, которому оно будет по нраву. Ты ведь и сама так считаешь, не так ли, Калка?

Калка задумалась. Конечно, как одной из духовенства и как Святой Королеве оно ей определенно не нравилось. Однако, как главе государства…

— Долг короля - любить свой народ, любить своих людей и обеспечивать им покой и процветание. Пока он следует этим правилам, всё ведь идёт в порядке вещей?

Сёстры взглянули друг на друга перед Калкой.

— Любовь? Такого не может быть. Как нежить может понимать такие чувства?

— Я согласна с сестрой. Нежить... Не думаю, что они могут любить так, как вы, Калка.

— Вы обе судите строго. Тем не менее, вы же не говорите гадости за спинами людей, которых даже не видели, верно?

На их лицах появились схожие озадаченные взгляды. Калка про себя усмехнулась, что они всё-таки близкие родственники, подавила напрашивающуюся улыбку, и её голос стал серьезным.

— Что сказали ваши адъютанты? Келарт, расскажи мне наш план относительно Ялдабаофа.

Святая Королева не принимала участия в собраниях стратегов. Вместо этого она появлялась рядом с солдатами для того, чтобы повысить их боевой дух. Хотя войска Священного Королевства и были обучены лучше, чем войска других наций, в конечном счете их большая часть была призывниками. И очень важно было их мотивировать.

— Так точно. Сейчас мы решаем, как действовать в ситуациях, если полулюди возьмут город в кольцо, или обойдут его, или продвинутся на юг, или разделяются, преследуя сразу несколько целей, и другие варианты.

В такие моменты она убеждалась, что сестры были похожи, но не одинаковы. Если бы она задала этот же вопрос старшей сестре, скорее всего полученный ответ заставил бы её схватиться за голову, дабы сдержать разочарование.

— Понимаю...тогда, какая возможность по-вашему наиболее вероятна?

— Учитывая прошлый опыт и отмеченные пути вторжения полулюдей, скорее всего они предпочтут окружить этот город. Однако, с этим есть проблема.

— Хмм, действительно.

— Что вы имеете в виду?

Ремедиос тоже не была на совете, поскольку она являлась телохранителем Калки. Однако она не сразу осознала смысл этого ответа, в отличие от Святой Королевы, совсем по другой причине.

— Сестра… Я говорю о демоне, который устроил хаос в соседнем королевстве Ре-Эстиз, Ялдабаоф. Хоть мы и не знаем, насколько он умен, обычно демоны хороши в различных уловках и обмане. Он мог разработать план, который мы вообще не предвидим.

— Вот оно что… Адъютанты, которые отвечают за стратегию и планирование, убеждены, что это дело не из лёгких.

Несмотря на то, что она очень хотела сказать руководителю ордена паладинов, Калка погасила желание сделать это.

— Какая досада. Тогда, что будет, если полулюди всё-таки окружат вышеупомянутый город? Хотя там и значительные запасы продовольствия, борьба в обороне сильно выматывает и непременно приводит к ужасному падению морального духа. Вы это учли?

— Естественно. Обычно план состоит в том, что нужно просто продержаться и дождаться подкреплений с юга, но на этот раз у нас есть сведения, якобы Ялдабаоф использовал таинственную силу, чтобы разрушить стену одним ударом. Если у него есть козырь в рукаве...

Все трое нахмурились. Любой был бы не в восторге от мысли о том, что случилось со стеной, но Калка знала, что происходит. Ремедиос просто делала вид, что расстроена как остальные. Ремедиос не любила впадать в размышления и была очень упрямым человеком. Это был её недостаток, но с другой стороны, по этой же причине она была воплощением абсолютной справедливости.

Характер правосудия таков, что его трудно обозначить однозначно. Например, представьте себе двух детей: один человек, а другой получеловек. Оба они чисты и невинны, и вот они стали друзьями. Если бы получеловеческое дитя обнаружили взрослые, его бы заперли, а человеческий ребенок умолял бы о его помиловании. С другой стороны, если позволить ему уйти, он может вырасти и стать угрозой для людей. Так что, правильно ли будет убить получеловеческого ребёнка? Этот вопрос не из тех, на который можно ответить легко и однозначно.

Калка бы пощадила его без колебаний. А Ремедиос напротив, без сомнений бы убила его. И была бы твёрдо уверена в своей правоте, не чувствуя ни капли вины. Любой поступок, направленный на защиту своей страны и народа она от всего сердца считала правильным.

Когда она взошла на престол как Святая Королева, Калка объявила двум лучшим друзьям: "Я дарую слабым счастье и сделаю страну такой, что ни одна душа в ней не заплачет". И каждый из них ответил: "Я помогу тебе в этом и поддержу праведное дело." Она была более откровенной, чем кто-либо, её сердце было наполнено решимостью, а глаза сверкали как у настоящего фанатика. Кто-то вроде нее явно был опасен, но Калка не стала отдаляться от подруги. Праведные побуждения любить других, сохранять мир, ненавидеть зло и желание помогать слабым – всё это она должна приветствовать. И именно из-за своей прямолинейной натуры она делала то, что думала. Потому что она не задумывалась о словах, они все исходили из её сердца.

Любые организации - особенно те, что существовали уже долгие годы – начинают гнить изнутри из-за лишних забот и волнений о репутации. К тому же их помыслы со временем становятся нечисты. Поскольку власть лежала в руках одного человека, было вполне естественно, что за власть будет вестись борьба. И даже если победитель уже определен, борьба против подозрений, ревности и страха будет продолжаться, пока одна из сторон в конце концов не погибнет.

Калка же была на полпути к свободе от этого проклятия. Это потому, что она достигла магической силы, которую оценивали высоко даже по сравнению с прошлыми поколениями Святых Королей. Из-за этого люди возносили её, а она могла дышать свободно. Тем самым Калка могла избавиться от ментального давления, чтобы взойти на трон в качестве Святой Королевы, но ее братья так не считали. Она могла доверять только одному из них: старшему брату Каспонду. Ей приходилась жить так всё это время, и Ремедиос была как оазис для души Калки.

— Хм. Такая невероятная сила заставляет меня задуматься о могуществе Демонов Богов из легенд.

— Сестра, даже Демоны Боги не были настолько могущественными. Ялдабаоф может быть существом, превосходящим самих Демонов Богов.

— Какой кошмар. Тогда как же мы победим его?

— Почему вы так беспокоитесь, госпожа Калка! Говорят, он был побежден авантюристами адамантового ранга Королевства Ре-Эстиз. Разве вы не думаете, что мы тоже сможем одолеть его?

— И то верно. Если авантюристы, сопоставимые с нами, на это способны... Но сейчас вопрос заключается в том, может ли Ялдабаоф многократно использовать силу, разрушившую стену.

— Учитывая, что он нанесен только один такой удар по стене, вероятно у него должны быть ограничения по использованию способности несколько раз к ряду.

— Логично. Если бы он мог применять эту способность бесконечно, то наверняка бы так и поступил. Но он не стал, потому что мог ударить лишь раз.

Калка согласилась с мнением Ремедиос. Если бы у него была возможность, не было бы причин не использовать её снова. Калка считала так же. Она лёгким движением руки прикоснулась к своей короне. Этот магический предмет служил обязательной составляющей для особого ритуального заклинания, передававшегося по наследству в королевской семье Королевства Робл, [Последняя Священная Война].

— Что ж, если нам удастся призвать авантюристов высокого рангов, тех, для кого обычное дело - сражаться с такими монстрами… Если соберем все наши силы, Ялдабаоф вряд ли окажется непобедимым противником. Однажды он уже был побежден, и это факт.

Гильдия авантюристов решительно протестовала против призыва авантюристов в армию, но Калка не освободила их от службы. Вполне ожидаемо - это вопрос национальной важности, и отказаться от их сил было бы, по крайней мере, глупо. Кроме того, Гильдия авантюристов едва ли обладала таким же влиянием, как само Святое Королевство, поэтому заставить их повиноваться было простой задачей.

— Так и есть. Хотя я считаю, это наш общий провал, что мы не разузнали все детали о действиях Ялдабаофа в Королевстве.

— Приношу свои извинения.

— Я не это имела в виду, Келарт. Это не твоя вина. Вина лежит на мне, так как я не обращала внимания на новости о других странах.

— Вовсе не так, госпожа Калка. Это, несомненно, вина Келарт.

— Сестра...

"По крайней мере этоне моя вина. Я выполнила свою работу, защищая госпожу Калку и зачищая монстров! В своём деле я не облажалась. Это и называется надлежащим использованием таланта!"

Ремедиос выпятила свою грудь с торжественным "хмпф!". Она имела на это полное право. И всё же, кое-что её беспокоило.

— Может ли быть так, что именно Ялдабаоф стоял за пропажей людей из нескольких деревень?

— Вполне вероятно...

Некоторое время назад были случаи, когда люди из нескольких деревень полностью исчезали. Им так и не удалось собрать достаточно информации, чтобы установить виновника, но вполне возможно, что ниточками дергал Ялдабаоф.

— В таком случае нам нужно разобраться с этим, прежде чем выступать против Ялдабаофа. К слову о нём, если бы Королевство довело дело до конца и прикончило его, мы бы сейчас не столкнулись с такими неприятностями... С ним сражался Газеф Стронофф?

Келарт озадаченно посмотрела на Калку. В её глазах застыл вопрос: "Ты разве не рассказывала сестре об этом?!" Калка ответила ей так, что все сомнения развеялись, а затем устало улыбнулась. В переводе на слова это означало: "Конечно, я рассказала. Я рассказала ей о том, как Ялдабаоф напал на королевскую столицу, как авантюристы победили Ялдабаофа, о появлении других демонов, как и то, что Воин-капитан победил их всех. Я рассказала ей всё... Так что тут дело в том, что ей в одно ухо влетело, из другого вылетело".

— Мне действительно жаль его заместителей.

— Хм? Почему ты внезапно о них заговорила?

Келарт не ответила на вопрос, вместо этого намотала прядь волос вокруг пальца. Поскольку Ремедиос не думала, что здесь найдётся тот, кто прикроет ей задницу. Таких, как они. Она могла понять те страдания, которые они пережили. Однако наивность Ремедиос – или глупость, если говорить прямо – для её души имела и целебный эффект, поэтому положительные и отрицательные стороны уравнивали друг друга.

— Хах. Я не знаю всех деталей, но похоже он сражался с еще одним важным демоном.

— Действительно? Ну, если бы он победил Ялдабаофа, мы бы сейчас не оказались в таком положении. Или... вы же не хотите сказать, что те авантюристы адамантового ранга сильнее его?

— Я в этом не уверена, но думаю, что это вполне может оказаться правдой.

Ремедиос нахмурилась. Вероятно, она была расстроена из-за того, что тот, чью силу она признала, был раздавлен кем-то ещё.

— Ну, он хорош только в том, как махать мечом. Если бы он владел такими же атаками против демонов, какими владеем мы, все могло сложиться иначе.

По боевой силе паладины были не так хороши, как воины. Однако, когда дело доходило до борьбы с представителями злых рас, они значительно их превосходили. Ремедиос была права, но Келарт все равно тихо вздохнула.

Вдруг Калке показалось, что она слышит звук колоколов. Ремедиос в мгновение ока приготовилась действовать. В такие моменты она реагировала первой. Она бросилась к окнам и открыла их. Ранний осенний воздух залетел внутрь, и воздух, согретый их телами, вылетел наружу. Крепкий, прохладный воздух приносил с собой звон колоколов. Это было доказательством того, что то, что она слышала раньше, не было призрачным звуком, вызванным звоном в её ушах. Конечно, было бы намного лучше, если бы ей просто послышалось. В то же время раздался звук нескольких шагов в коридоре.

— Госпожа Калка, пожалуйста, держитесь за мной.

Ремедиос быстро освободила свой святой клинок Сафарлисия из ножен и встала между Королевой и дверью. Дверь резко распахнулась.

— Ваше Святейшество!

Она узнала первого человека, вошедшего в комнату по крику на пределе голоса. Это был начальник штаба.

— Что случилось? К чему такая спешка?

В голосе Ремедиос был слышен намек на упрек, и начальник штаба ответил явно смущенным тоном.

— Не время медлить! Ваше Святейшество! Это Ялдабаоф! Ялдабаоф появился в городе! Он и его бесы начали крушить город! Кроме того, полулюди тоже зашевелились! Похоже, они двигаются в нашем направлении!

— Что ты сказал?!

— Мы обнаружили армию полулюдей в окрестностях. Мы не знаем, как они обвели наших часовых, но нас кормили ложной информацией! Бой может начаться в любую секунду!

Хотя такая внезапная информации смутила ее, заминка продолжалась всего секунду. Калка немедленно вернулась к подобающему королеве поведению и раздала приказы.

— Это очень сильно отличается от наших планов, мы немедленно вступим в бой с Ялдабаофом. Пока мы его сдерживаем, подготовьтесь отражать нападение армии полулюдей. И доставьте моё распоряжение авантюристам!

Когда она услышала слова подчиненного, сердце Калки снова заполнилось сомнениями. Неужели она настолько недооценила Ялдабаофа? Конечно, она не собиралась недооценивать демона, который смог с легкостью разрушить стену. Может сама мысль о том, что победа над ним возможна, была ошибкой? Разве не лучше было отступить и узнать своего врага получше? "Нет." Калка отмахнулась от уже было появившейся слабости в её сердце.

Если они не сразятся сейчас, то когда? Пусть и важно узнать врага получше, сейчас это был единственный шанс ударить всеми силами. Кроме того, борьба на истощение лишала бы их ресурсов, тогда стало бы ещё сложнее собрать силу равную той, которой они могут распорядиться сейчас. Вдобавок, им бы пришлось отступать до тех пор, пока они не завершили бы сбор информации, что по сути означало бросить страну на растерзание… Если бы так и произошло, то могло пострадать невообразимое число ее граждан.

— Я сделаю всё, чтоб дать простолюдинам жить в счастье и сделаю эту страну местом, где никто не будет страдать.

— Конечно, госпожа Калка!

Ремедиос улыбалась, наблюдая за бормотаниями Калки себе под нос. Те самые слова, что та произносила в далёком детстве, ещё до того, как познала настоящий мир. Но учитывая нынешнее положение дел, эта цель казалась почти недостижимой.

— Хмф! Он обнаглел, решившись прорваться за стену, подумать только, он даже не привёл с собой армию полулюдей! — Гневно фыркнула Ремедиос. Но так ли обстоят дела? Нет, так и должно быть. И всё же она не могла избавиться от гложущего её сердце отчётливого чувства, что здесь что-то не так.

— Не теряй бдительности, хорошо? Разве так полагается относиться к настолько сильному врагу?

— Конечно, госпожа Калка! Я совсем не собираюсь впадать в беспечность! Клянусь своим святым клинком, я лично снесу голову с плеч этого демона и преподнесу её вам!

"Это плохо. Теперь я не смогу её успокоить"

Такие мысли посетили Калку, но она не беспокоилась о ней. Потому что Ремедиос становилась другим человеком, стоило ей ступить на поле боя.

— Аааах… не стоит зацикливаться на его голове, но твое рвение меня радует. В таком случае, пока мы не решим, как победить Ялдабаофа…, ты сможешь выиграть нам немного времени?

— Разумеется, ваш слуга уже направил авангард для реализации плана.

В этот момент сердце Калки сжалось. Отправить её подчиненных выполнять этот приказ было равносильно тому, что направить их на верную смерть. Солдаты будут сражаться с Ялдабаофом без единого шанса на победу. Одной из обязанностей правителя было жертвовать жизнями немногих во спасение большинства. У неё не было права плакать и причитать. Солдаты собирались жертвовать ради неё жизнями, так что её долгом было убедить их, что они совершают великий подвиг. Она обязана сыграть роль величайшей королевы, Святой Королевы, уважаемой больше всех остальных.

— В таком случае, выдвигаемся!

Звонкий хлопок её рук был сигналом к старту.

Часть 4.
Ремедиос крепко сжала свой святой меч и разрубила демона напополам. Вице-капитан говорил ей название этого существа, но оно вылетело у неё из головы. Благословенный клинок был губителен для порождений зла. Она уничтожала заполонивших город демонов одного за другим. Из ран убитых врагов истекал белый дым, и они один за другим исчезали. Через несколько секунд от демонов не осталось и следа, будто их вовсе никогда не существовало.

Но раны, нанесённые ими городу, остались.

"Как такое возможно?!" — Взревела в ярости Ремедиос, увидев раненого солдата – не одного из бойцов авангарда, а местного патрульного.

Его кожаный доспех был рассечён насквозь чем-то невероятно острым, сжимающие живот руки заливала ярко-красная кровь. Она даже видела розовые внутренности. Лицо лежащего было не просто бледным, а обескровленным. Она почти не разбиралась в медицине, но здесь и ей было очевидно его состояние. Не было времени отправлять солдат в полевой госпиталь. Она должна помочь им здесь и сейчас, исцелять их магией. Эти солдаты ещё живы, но явно не благодаря счастливой случайности и не потому, что они так хороши в сражении. Так чего же пытались добиться этим демоны? Уже только поэтому можно было сказать, что она не имела ни малейшего понятия об их целях.

И всё же, Ремедиос не могла и помыслить о том, чтобы просто бросить солдата умирать. Этот человек избрал путь защитника родины и пожертвовал собой, чтобы выиграть время. Никто и никогда не может отвернуться от этого храбреца. Тем более она, паладин правосудия.

— Исцелите его!

Помимо лучших из лучших паладинов Ремедиос сопровождали и несколько жрецов. Её приказ предназначался им. В ответ вперёд вышел один из её адъютантов и тихо заговорил:

— Не разумнее ли оставить это дело медикам? Если потратить здесь ману наших жрецов, то во время битвы с Ялдабаофом она может иссякнуть, в чём, возможно, и заключается план демона...

— А-а-а, как много лишней болтовни! Это приказ! Исцелить его, чтобы он мог двигаться на своих двоих! А ещё...

Ремедиос покосилась на адъютанта:

— Я не слышу, что ты там бормочешь за забралом! Громче!

— А, нет, я просто...

— Отлично!

Под действием исцеляющих заклинаний раны солдат затягивались на глазах. Но, разумеется, она не могла мгновенно вернуть их в строй. Магия первого уровня не может так просто вылечить человека, только что стоявшего на грани смерти. Впрочем, теперь они могли хотя бы идти на своих ногах, пусть и пошатываясь. А раз им больше не грозит опасность истечь кровью, значит, в дальнейшем исцелении нет нужды. Ремедиос ещё помнила нудные поучения своей сестры насчёт необходимости мудро расходовать ограниченные ресурсы.

— Внимание, храбрецы. Мы оказали вам первую помощь, а теперь отступайте! Пусть медики в тылу осмотрят вас.

Солдатам, вероятно, было больно даже переставлять ноги, но у неё больше не было времени на них. Нужно достичь точки назначения прежде, чем явится Ялдабаоф. Солдаты тоже уловили значение решительного взгляда Ремедиос. Все как один побрели в тыл, не проронив ни слова жалобы.

— Отлично! Да встретимся мы вновь!

Ремедиос сорвалась в бег, её люди следовали за ней. Её доспехи были легче и свободнее чем могло показаться на вид, и, учитывая её физическую силу, она могла достичь цели намного раньше всех остальных. Но её сестра, Калка, и её адъютанты часто просили: "Хватит постоянно вырываться вперёд в одиночку!", так что Ремедиос сдержала порыв бежать во весь дух. Вскоре она достигла нужного места, на краю города. Перед ней расстилались пустые улицы. Всех мирных жителей давно эвакуировали.

— Капитан, если пройти по этой улице, потом повернуть направо и снова направо, то выйдем на площадь где нам нужно ждать Ялдабаофа. Прикажете разведать путь?

— Нет, подождём Калку-сама и мою сестру. И авантюристов. А пока проверьте снаряжение и поднимите флаг!

Подчинённые, повинуясь её приказу, вывесили флаг на отдаленном здании. Это должно было показать другим отрядам, что отряд Ремедиос прибыл на место. В операции принимали участие Калка с её личной охраной, Келарт вместе с отборным отрядом церковных войск, искатели приключений наивысшего ранга и избранные паладины Ремедиос. Четыре отряда разделились и направились туда, где находился Ялдабаоф.

В ордене паладинов состояло примерно четыре сотни воинов, большая часть из них считалась ровней монстрам с уровнем сложности 20, но среди них находились и те, кто мог в бою один на один одолеть монстра уровня 60. Этих лучших среди лучших паладинов насчитывалось двадцать четыре, и они составляли ядро отряда Ремедиос. Остальные три с чем-то сотни паладинов в данный момент стояли наготове, чтобы отразить наступление полулюдей.

Обычно весь орден действовал вместе, как единое целое. Но учитывая мощную атаку Ялдабаофа, способную сокрушить стену и нанести огромный урон по площади, было решено разделиться, чтобы враг не мог уничтожить их всех одним ударом. Флаг был поднят в отдалении тоже из этих соображений. Если даже Ялдабаоф решит атаковать, то место, где он поднят, хотя бы остаток отряда уцелеет.

— Исандро, как думаешь, Ялдабаоф сможет использовать свою атаку, которой разрушил стену, еще раз?

Командовать орденом ей помогали два замкомандующих. Один из них – Густав Монтанис, посредственный мечник, но выдающийся во всём остальном. Сейчас он руководил паладинами, защищающими стены города, поэтому его здесь не было. Второй стоял подле Ремедиос. Также один из Девяти Цветов, Исандро Санчез, «Розовый».

— Если бы он был способен на это, то не понимаю, что мешало ему это сделать. Разумнее предположить, что для этой атаки нужны какие-то условия, или что он сможет повторить её лишь через определённый промежуток времени.

— Звучит правдоподобно. Наверное, мы слишком перестраховались, разделив силы.

— Нет, ничего подобного. Возможно, он лишь бережёт силы, чтобы в нужный момент обрушить на нас всю свою мощь. Мы должны быть осторожны.

— Да, да, я знаю.

Ремедиос оборвала своего подчиненного. Просто размышления и планирование не её стихия, а от политических тем у неё и вовсе болела голова. Её до сих пор сбивало с толку, почему дворяне так неодобрительно относятся к тому, что на трон Святого Королевства села женщина. А ещё им почему-то не нравился титул Калки, женский вариант титула Святой Король. Они протестовали и из-за необходимости подчиняться женщине, и из-за необходимости изобретать для неё новый титул. На этом этапе, было намного проще понять, кто был более сильным или слабым.

— Госпожа Ремедиос, жрецы и авантюристы подняли свои флаги.

— Что насчет госпожи Калки?

— Ещё нет.

— Вот как... хорошо, пора начать накладывать долго действующие оборонительные заклинания. Как только госпожа Калка прибудет, мы выдвинемся прямо на Ялдабаофа и будем выполнять роль приманки, чтобы привлечь его внимание. Укрепите свою волю и остерегайтесь любых специальных атак противника.

— Никакого движения на площади.

Они удостоверились, что передовые силы были уничтожены, а если бы их цель сместилась в другое место, авантюристы, отвечающие за разведку, сказали бы им. Если от них не было никаких известий, это означает, что Ялдабаоф не уходил с той площади, где он появился.

— Не смотри на нас свысока, ты, несчастный мелкий демон. Наверное, он думает, что, если он сможет убить нас всех, он легко захватит страну.

— Нет, Капитан. Похоже на то, что он пытается тянуть время. Если он задержит нас здесь, сражаясь с нами, армия полулюдей получит шанс на победу на других фронтах.

— Понятно. Вполне возможно... Должна признать, этот Ялдабаоф довольно умен.

— Я думаю, что он хорош в интригах, все-таки он демон.

— Хммм. Этот демон много на себя берёт, посмотрим, как он запоёт, когда я изобью его как паршивого пса и заставлю плакать горькими слезами поражения.

Как только Ремедиос начала клясться богам, последний флаг поднялся, как будто он выжидал этого момента.

— Вице-капитан!

— Да, госпожа! Внимание всем, мы выдвигаемся!

— Хорошо! Следуйте за мной!

Ремедиос сорвалась с места, намереваясь воткнуть свой меч в лицо этого демона. Она повернула за угол, снова побежала, затем снова повернула за угол. Итак, она увидела подозрительную личность, стоящую посреди площади, раскрашенной в ярко-красное и усыпанной телами погибших. Из-за пояса этой личности выступал хвост. Его описание было почти идентичным, полученному от сбежавших солдат. У него не было крыльев или закрученных рожек, а единственным признаком того, что он не был человеком, был его хвост. В остальном он был больше похож на мужчину, который носил маску.

Однако—

— Ты Ялдабаоф?

— [Красный c-]… аах!

Ядовитый запах наполнил воздух, как только они вошли на площадь, это были кровь и раздавленные внутренности. Только ступив сюда, она услышала шум раздавливания мяса, но больше её это не беспокоило. Все, что она могла сейчас сделать, это вложить все силы и нанести удар мечом. Её охватил гнев, когда Ялдабаоф уклонился без особых усилий, и она ударила ещё раз. Эта атака тоже не достигла цели.

Ремедиос знала, что сколько бы времени она не уделяла учебе, она никогда не сможет преуспеть в науках. По этой причине она потратила все свое время на совершенствование своих боевых навыков, просто поняв, что она более талантлива в этой области. После этого, она стала величайшим воином этой нации. А сейчас инстинкты паладина Ремедиос Кастодио кричали в ней.

Уклонение Ялдабаофа не было случайностью. Он продолжал показывать тщеславие, потому что его сила позволяла это ему. Лишь немногие люди могли сражаться в предстоящей битве, и ей было необходимо ещё больше укрепить себя при помощи магии. Инстинкты Ремедиос никогда не подводили её в подобных моментах.

— Назад! Всем назад! Нет же, оцепите его! Этот демон очень силён!

Сказав это, она отступила вместе со своими людьми. Её подчиненные отступили дальше, чем она, но Ремедиос не могла отойти так же далеко. В лучшем случае она могла продвинуться на четыре метра назад, на дистанцию, с которой она сможет достать его одним шагом, а затем зарубить его.

Ялдабаоф размял свои плечи.

— Хааа ... эта девчонка как разъяренный бык. Что с тобой? Неужели ты так реагируешь на красный цвет?

Ремедиос проигнорировала насмешку демона, и войска во главе с Келарт и Калкой появились в ее поле зрения. Потрясенные видом Ремедиос, вступившей в сражение с Ялдабаофом, они поспешили. Ялдабаоф повернулся лицом к Калке, демонстрируя свою беззащитную спину Ремедиос. Однако ее инстинкты говорили ей, что Ялдабаоф может просто выжидать, пока она нападет на него сзади, и поэтому она стояла на месте.

— Вы двое! Он очень силён! Если вы не отзовёте своих людей, они умрут понапрасну!

Они сразу ответили на крик Ремедиос и были единственными, кто шагнул вперед. Ремедиос держалась на расстоянии от Ялдабаофа, обходя его, пока не стала напротив их двоих.

— Ремедиос, пожалуйста, не переусердствуй.

— Она права, сестра. Почему бы тебе не атаковать его вместе со всеми одновременно?

Слушая раздававшиеся за спиной их приглушенные голоса, Ремедиос неотрывно следила за Ялдабаофом. Возможно, он планировал использовать свою разрушительную способность. Если бы он сделал подозрительное движение, она бы тут же рванулась к нему, чтобы нанести удар.

Однако, Ялдабаоф не подавал ни намека на действие. Его расслабленный внешний вид раздражал её. "Я должна, я обязана сразить его!"

— Так ты и есть Ялдабаоф?

То, как он пожал плечами в ответ на вопрос Калки, лишь сильнее её разозлило. Каждая деталь в этом демоне всё сильнее выводили её из себя.

— Так и есть. ... Твоя рабыня атаковала меня без единого слова. Представь, что могло произойти, перепутай она меня с кем-то? В любом случае, меня больше заинтересовало то, что в Священном Королевстве есть неспособные к человеческой речи варвары. Ах да, просто чтобы убедиться, могу ли я спросить, не вы ли правящая Святая Королева?

— Так и есть.

— Не стоит говорить ему свое имя, госпожа Калка.

Ремедиос направила острие своего меча на Ялдабаофа.

— Вам нужно знать лишь то, что он - Ялдабаоф, а единственное, что мы должны сделать - убить его и отправить обратно в ад. Разговоры с ним лишь отравляют язык.

— А-ах, Ремедиос. Мы разговаривали...

Ремедиос наклонила набок голову, услышав растерянные слова Калки. Разве она когда-нибудь так говорила? Судя по волне жара и невероятной силы, пробежавшейся по всему её телу, скорее всего Келарт из задних рядов использовала заклинание. Её предыдущая атака не удалась, но сейчас она была уверена, что теперь сможет его достать. В эту секунду Ремедиос подумала: "вот оно", - разговоры всё таки выиграли им время.

— И все же я великодушен, поэтому желаю с вами немного поговорить. У вас есть вопросы?

Ялдабаоф прикоснулся рукой к области возле глаз на своей маске, такое движение Ремедиос часто видела в исполнении Калки, Келарт и её замкомандующего.

— И пожалуйста, подготовьтесь как следует. Ваш вид – и того, как отчаянно вы готовитесь меня одолеть – просто жалок. Вы лишитесь своих жизней силой, которая превосходит всех вас вместе взятых, и это зрелище станет еще большим отчаянием для тех свидетелей, кто увидит всё своими глазами. Какое же замечательное получится представление…

— Я не позволю этому случиться!

— Прости Ремедиос, но не могла бы ты немного помолчать?

В голосе Калки были слышны стальные нотки - и Ремедиос замолкла. Тон изменился едва заметно, но опыт подсказывал ей, что Калка была очень зла.

— Ремедиос, отойди назад.

— Н-но если я отступлю, я не смогу ничего предпринять, если он что-нибудь выкинет.

— Всё в порядке. Я не стану атаковать до тех пор, пока мы не закончим разговор или вы не нападете первыми.

— Как будто мы поверим словам демона!

— Ремедиос!!!

— Поняла.

Ремедиос отошла по команде, и её сестра прошептала ей через забрало шлема: "Госпожа Калка пытается узнать как можно больше о противнике. Не обращай внимания на слова демона что говорит этот демон и потерпи."

Ремедиос недовольно поморщилась. Её противником был демон. В таком случае следовало учитывать, что все его слова могли быть ложью. Если ринуться вперед и немедля его зарубить, можно сэкономить уйму сил и нервных клеток. С другой стороны, препятствовать её госпоже означало предать её доверие. Поэтому ей только и оставалось, что покрепче сжать кулаки и терпеть.

—Итак, Император демонов Ялдабаоф. Я хочу спросить кое-что. Зачем ты здесь? Если ты желаешь разрушить эту страну, почему не выдвинулся вместе с армией полулюдей? Или может быть ты…

— хватит, не надо больше слов. Я уже догадываюсь, к чему ты ведешь, и ты ошибаешься. Я пришел сюда один вовсе не для переговоров.

Приглушенное "ясно" послышалось от Калки, стоявшей за Ремедиос. Прозвучало это откровенно разочарованно.

— Есть две причины, по которым я прибыл сюда один. Во-первых, потому что есть две большие разницы, погибнете ли вы в хаотичной битве против полчищ полулюдей или от моей руки. Во втором случае вы впадёте в ещё больший ужас и поймёте всю безысходность ваших действий. Во-вторых, я здесь для того, чтобы избежать ошибок, совершенных мной в Королевстве. Я не ожидал встретить воина, равного мне по силам. Поэтому я и пришел сюда один: увидеть, найдутся ли здесь равные мне.

— А ведь могут и найтись, знаешь?

— Ха, в этом то я уверен - таких нет. Для этого я и дал вам столько времени. Если бы кто-то такой и существовал, он наверняка был бы в этом городе - бок о бок с самым важным человеком в этой стране. И все же, я никого не нашел. В том числе среди прячущихся здесь трусов.

— Ублюдок! Хочешь сказать, мы слабее чем тот воин?!

Ремедиос не могла сделать вид, что не слышала этих слов, они заставили её забыть о сдержанности и кричать со злостью. Слова Калки и сестры уже давно вылетели у неё из головы, но приказ не нападать едва удерживал её на месте.

— Именно это я и сказал. Или ты ещё и плохо слышишь? Это всё, что вы хотели узнать, Ваше Святейшее Величество?

— Остался последний вопрос… Ангелы, вперед!

Мощный голос Калки заполнил площадь, и ангелы, стоявшие по периметру и прятавшиеся среди священников, расправили крылья и взмыли в воздух. Пять ангелов, призванных заклинаниями третьего уровня - Архангелы Пламени. Ещё двадцать призванных магией второго уровня - Ангельские Стражи. И единственный ангел, призванный Калкой ещё до прибытия на площадь - Княжество Мира. Хотя она не помнила, какими силами обладали все ангелы, она знала, что призванный Калкой Княжество Мира мог использовать низкоуровневые божественные заклинания и способности наподобие [Защиты от зла], [Покарать зло], [Массовая тишина], потому что часто видела его призыв.

Почувствовав вокруг себя жажду убийства, Ремедиос поняла, что можно больше не сдерживаться, и рванулась в атаку. Обычно жрецы поддержали бы её атаку заклинаниями, но в этот раз этого не произошло. Возможно, они экономили ману для призыва ангелов. Ремедиос использовала один из навыков её класса - Убийца Зла. Божественная сила, исходящая из её клинка, усилилась.

В этот момент пятеро авантюристов внезапно появились позади Ялдабаофа. По всей видимости, они использовали магию невидимости, чтобы приблизиться к нему. Правда, она не знала, почему они вдруг стали видимы. Хотя она слышала о заклинании [Невидимость], ей было неведомо, как оно действовало или как оно может быть развеяно.

Ялдабаоф никак не отреагировал на неожиданно появившихся противников. Нет – не было похоже, что он их заметил. В этот момент она задумалась, не ошиблась ли насчет ауры устрашения, исходящей от Ялдабаофа. Или может здесь была всего лишь иллюзия или копия, а настоящего здесь и не было? Нет - она отбросила эту догадку. Такого не может быть. Её инстинкты - её способность чувствовать зло - кричали ей, что Ялдабаоф был здесь, прямо перед ней.

Авантюристы выглядели застигнутыми врасплох и в панике атаковали Ялдабаофа. Когда она уже было подумала, что клинки достигнут его, Ялдабаоф расправил позади себя пару странных крыльев. Ими он пронзил авантюристов, пытавшихся напасть на него сзади. Может, пенистая кровь и хлестала у него изо рта из-за того, что крыло пронзило его грудь и кровь попала в легкие, но в последнее мгновение своей жизни один из авантюристов смог нанести удар по Ялдабаофу. Ялдабаоф просто принял удар, не нанесший ему никакого вреда, и даже не пытался увернуться.

Раз они были здесь, эти авантюристы должны были быть довольно умелыми. Вполне естественно было предположить, что они владели оружием, зачарованным святым элементом во время подготовки к бою. Даже так они не смогли оставить на нем и царапины, чем доказали, что этот демон был весьма высокоранговым существом.

На перемену хода битвы ушло лишь несколько мгновений, и бегущая в атаку Ремедиос с воплем "ГРАААА" нанесла диагональный удар своим святым мечем. Ялдабаоф отскочил на один шаг и тентаклеподобное - нет, похоже это и был тентакль - крыло швырнуло мертвых авантюристов в неё. У Ремедиос не было намерений встречать их в лоб. Отпустив рукоять меча левой рукой, она отбросила их в сторону.

— [Ускорение потока!]

Активировав боевой навык, она сделала шаг вперед и оттолкнулась от земли. Но священный меч, который должке был пронзить горло Ялдабаофа, был заблокирован множеством внезапно выросших когтей. — [Святой удар]!

Она влила святую силу из меча в когти в момент соприкосновения. Эту элементарную технику паладины обычно использовали, когда пронзали вражескую плоть, но это не означало, что её нельзя использовать через прикосновение. Поскольку большая часть божественной силы просто взорвалась бы на поверхности, она бы почти не нанесла урон, но она всё равно использовала её. Она сделала так потому, что её инстинкты паладина - которые её сестра назвала животными - закричали, что она должна продолжать сопротивляться Ялдабаофу и не позволять пасть моральному духу окружающих солдат.

— Вот как...

Ангелы заняли всё пространство между Ремедиос и отступающим Ялдабаофом, а после начали атаку в полёте, примерно на уровне головы.

Ремедиос цокнула языком. Раздавшийся металлический скрежет, когда её священный меч вступил в контакт с когтями Ялдабаофа, бессовестно сообщал о твердости этих когтей. Кроме того, тот факт, что он мог легко избежать усиленного магией удара, пусть и нанесённого неряшливо, свидетельствовал о его физических способностях. Со столь могучим существом могли сразиться лишь немногие. Хотя ангелы, вызванные заклинаниями второго и третьего уровня, обычно были хороши в истреблении чудищ, в этой битве лишь мешались под ногами. В частности, латы ангелов, плавающих взад-вперёд, были бельмом на глазу.

— [Проникающая магия - Святой луч!]

Ее сестра атаковала заклинанием. Однако оно исчезло, едва достигнув лица Ялдабаофа, будто его никогда и не было.

— [Двойная проникающая магия - Святой луч!].

Калка пустила два луча света. Вероятно, она надеялась на лучшее, что хотя бы один из них сможет пронзить магический иммунитет Ялдабаофа, но к сожалению её атака оказалась столь же неэффективной, как заклинание её сестры.

Это означало, что он обладал очень высоким сопротивлением к магии. Другими словами, ...

"Я должна вложить все свои силы!"

Она взревела, чтобы воодушевить себя.

— Придумай что-нибудь, а пока отправь в атаку ангелов! В этих чарах нет смысла!

Дело обстояло так, что, хотя ангелы и имели преимущество в позиции и окружили его со всех сторон, Ялдабаоф оставался спокойным. Но это было закономерно. Даже после того, как он был окружен численно превосходящими силами, ни одна атака так и не сумела навредить Ялдабаофу.

Авантюристы подбежали к своим товарищам, упавшим к ногам Ремедиос. Хотя их неподвижные тела явно были мертвы, в них все еще тлела надежда, что они выживут.

— Как назойливо. Даже если вы не более, чем насекомые, рой таких все равно вызывает раздражение.

Слова Ялдабаофа звучали идеально гармонично.

Действительно, будучи в состоянии свести на нет заклинания, брошенные на него сзади, и идеально уклоняться от физических атак, он превосходил их во всём. Однако...

—По-твоему, нам не доводилось сражаться с такими врагами и раньше?

Как правило, вызванные монстры были слабее призывателя, если только последние не были специалистами. Поэтому были случаи, когда атаки ангелов оказывались бесполезными. Лучший способ использования ангелов против сильного врага…

Летающие ангелы бросились на Ялдабаофа, как единое целое. Они не использовали свои мечи, напротив, они хватали его, словно зажимая в тиски.

...сковать движение противника вышеописанным способом.

Довольно эффективно.

Возможно, напряжение нарастало, но Ялдабаоф перешел в наступление, и одним взмахом когтей заставил нескольких ангелов кануть в небытие. Но ангелы сзади заполнили промежуток, продолжая атаку вместо своих отсутствующих товарищей. Это и было страшно в призванных существах. Поскольку эти существа не умирали, даже когда их уничтожали, их можно было использовать и таким образом. Ангелы стекали, как свирепый водопад, без отдыха и передышек, а плавные контратаки Ялдабаофа заставили Ремедиос уставиться на все это в страхе. Однако…

"Как беспечно с твоей стороны!"

Ремедиос искусно подобралась к бреши в обороне Ялдабаофа, к фатальной ошибке, раскрывшейся в момент защиты от атак ангелов, падающих с воздуха.

— Что?!

— ГРААА!

Она активировала умение, а затем и боевой навык, и, используя свой священный меч, ударила со всей силы.

Она предпочла сберечь величайшую силу своего священного меча, так как её инстинкты твердили ей, что время той мощной способности, которую можно было использовать лишь один раз в день, ещё не настало.

Пораженный самым сильным ударом, не считая этого её козыря, Ялдабаоф взлетел, будто устремлённый за горизонт, и врезался в магазин напротив площади.

Ремедиос посмотрела вниз на свои руки, держащие клинок.

— О, чёрт.

— Сестра! У тебя получилось!

На восклицание младшей сестры пришёл сердитый окрик.

— Это ещё не всё! Как он мог отлететь так далеко?!

— Учитывая твою чудовищную силу, сестра, полагаю он вполне...

— Он полетел туда сам!

В самом деле, мало того, что он не позволил взять себя в кольцо, так она ещё и дала ему скрыться в доме. Тем фактором, благодаря которому они могли сражаться с такими врагами, как Ялдабаоф, была стратегия окружить противника и вынудить его драться с несколькими воинами сразу. Очень опасно позволить ему спрятаться в тесном доме. К тому же, могут смениться действия самого Ялдабаофа. Вероятно, он перестанет ходить вокруг да около.

— Ремедиос! Что нам делать? - прокричала Калка.

Обычно это Ремедиос спрашивает, а Калка отвечает - но сейчас роли поменялись. В бою она может принять более верные решения, чем эти двое.

— Разрушьте дом, не подходя к нему близко!

Услышав это, жрецы стали один за другим бросать заклинания. В мгновение ока они развалили дом. Однако трудно поверить в раздавленного обломками Ялдабаофа. Даже Ремедиос в её зачарованных доспехах легко может пережить такое, если только её на настигнет какая-то фатальная неудача.

Вдобавок...

Ремедиос посмотрела на свой незапятнанный клинок. Мог ли он избежать удара, просто взлетев? Использовал ли он боевой навык [Крепость] или что-то подобное? Или умение, присущее только демонам? "Тут столько разных вариантов, будет очень неприятно если я не смогу увидеть и удостовериться."

От воздействия заклинаний по площади соседние здания стали рушиться, создавая шум. Она всё никак не могла откашляться от поднятой пыли и грязи.

— Скажи, Ремедиос, почему Ялдабаоф ещё не вышел?

— Сестра, он мог уже сбежать с помощью телепортации?

"Этот демон с его самодовольными речами? Не могу представить, что такой сбежит, даже не получив урона..."

— Мы должны использовать огонь. Облейте все маслом и подожгите. Пожалуйста, можешь освятить его, госпожа Калка?

— Сестра, мы будем проводить Ритуал Священного Огня? Провести его, чтобы навредить противнику ... это действительно то, что должен делать паладин?

— Всё в порядке, если Ремедиос считает это лучшим решением, мы всё сделаем. Даже не так, мы просто должны это сделать. Раз он демон, это ему обязательно навредит.

Многие демоны устойчивы к огню, но Священный Огонь имел священный элемент, и сопротивляемость такому снижалась вполовину.

— Ну тогда, госпожа Калка, подготовка к ритуалу...

— У нас нет на это времени. Пожалуйста, проведите упрощенную версию.

Говоря это, Калка уверено смотрела перед собой и краем глаза Ремедиос увидела свою младшую сестру, ожидавшую услышать от неё "но это же…"

Упрощение ритуала Священного Огня сильно изнуряет и напрягает тело использующего. Это не то, что подчинённый Калки должен ей советовать, будучи ответственным за её здоровье. Но ещё хуже будет дать лишнее время Ялдабаофу.

— Если ты считаешь это лучшим выходом, я готова. Однако закончив в одиночку, я буду не в состоянии вас поддерживать. Прошу вас учесть это... Раз так, вы можете зажечь огонь прямо сейчас?

— Так точн...

— Ху-ху-ху. Эй, это довольно раздражает.

Неожиданно, из обломков раздался голос Ялдабаофа.

— Сестра!

— Я знаю!

Ремедиос тут же встала перед Калкой, взяв клинок на изготовку.

Всё-таки Ялдабаофа похоронило под обломками. Поэтому решение использовать Священный огонь было правильным. Они и не ожидали, что он потеряет сознание от возможного шока быть сожжённым под рухнувшим домом.

— Кажется, настало время стать серьёзным.

— Да ну? Тогда нам стоило это сделать ещё раньше. Я подожду, так почему бы тебе не показать свою силу? ...Калка, Келарт, назад.

Ремедиос прошептала им свои приказы. В то же время Ремедиос тоже отступила, позволив обречённым ангелам сформировать стену между ними и Ялдабаофом.

— О да. В таком случае, пожалуйста, отойдите. Будет очень печально, если вы погибнете от ударной волны.

Куча деревянных обломков и кирпичей приподнялась. Когда они опали на землю, что-то массивное поднялось из-под них.

— Ялдабаоф? - Ремедиос не могла, не пробормотать этого. Это было потому, что он выглядел совершенно иначе, чем раньше. Она даже подумала, что Ялдабаоф поменялся местами с другим демоном. Однако было не так много демонов, которые бы так выглядели.

Действительно, это был Ялдабаоф. Это была его истинная форма. Он взмахнул своими огненными крыльями, и кончик его хвоста воспламенился. Его пугающие мускулистые руки тоже были в огне. Его свирепое лицо выражало ярость.

— Жрецы, прикажите ангелам атаковать!

Повинуясь приказу Калки, жрецы приказали своим ангелам броситься в атаку. Ялдабаоф не контратаковал ангелов, когда они замахнулись своим оружием и ударили по нему. Несмотря на то, что он был окружен и его постоянно атаковали, это ничуть ему не вредило. Это выглядело так, будто толпа детей била палками по бронированным доспехам паладина.

— Это моя истинная форма.

Жуткий голос Ялдабаофа, казалось, пробирал до самых костей. Он сделал лишь шаг, и всех противостоящих ему ангелов отбросило назад. Игнорируя все их атаки, демон медленно сжимал огненную сферу руками, пока она не стала похожа на раскаленную вулканическую бомбу.

— Теперь вы, тупые назойливые насекомые, исчезните.

Ангелы, которые были перед Ремедиос, с треском исчезли. Ялдабаоф ударил с необычайной скоростью, и даже усиленная Ремедиос не смогла разглядеть ни одного его движения. Просто этого единственного удара оказалось достаточно, чтобы уничтожить всех ангелов, которые сформировывали стену для неё. Похоже это действительно была истинная форма Ялдабаофа.

Ремедиос сглотнула, увидев, что такая его подавляющая сила может с лёгкостью убить столько ангелов одним ударом, тогда она покрепче сжала священный меч. Пот лился с неё словно дождь, она чувствовала, как будто её кожа изменила цвет под доспехами.

"Смогу… смогу ли я победить? Нет -"

— Граааааа!

Ремедиос прокричала, чтобы прогнать свой страх. Если это необдуманное действие не возымеет эффекта прямо сейчас, то в душе она фактически признает своё поражение. Покрепче сжав свой святой меч, она устремилась вперёд. Она вложила всю мощь своего тела в стремительный нисходящий удар. Ялдабаоф не блокировал и не уклонялся. А потом - меч отскочил со смешной легкостью.


— ...Эм?

Меч, выкованный из мистического металла, что был твёрже адаманта, отскочил от кожи Ялдабаофа. Она подняла глаза и увидела, что Ялдабаоф смотрит на неё. Взгляд был похож на то, как человек безучастно смотрит на червя, извивающегося на земле.

— Сражаться с тобой без оружия это настоящая проблема... да нет же, здесь есть отличное оружие.

Ялдабаоф прошёл вперед, не обращая внимания на Ремедиос. Его массивное тело оттолкнуло ее в сторону.

— Что? Ч-чёрт возьми!

Ремедиос и только что призванные ангелы набросились на спину Ялдабаофа. Однако его металлическая блестящая кожа осталась нетронутой их лезвиями.

Они атаковали его заклинаниями. Однако, все они отскочили.

"Этот ублюдок не останавливается, на что он смотрит..."

Лицо Ремедиос побледнело, когда она посмотрела в сторону, куда направлялся Ялдабаоф. Там стояли Калка и Келарт.

— Эй вы, сделайте что-нибудь! Остановите его! Поторопитесь и остановите его!

Ремедиос прорычала приказы паладинам позади них. Она не могла представить, что они смогут сделать, но и позволить Ялдабаофу добраться до Калки и Келарт тоже не могла.

— Пусть Калка и Келарт отступят! Он идёт за ними!

Паладины и священники сомкнули ряды перед ними, образуя стену. Жалкую и слабую стену.

— Прекрати! Остановись!! СТОЙ!!!

Размахивая своим мечом вновь и вновь, взревела Ремедиос. Однако, ничего из того, что она сделала не смогло пронзить кожу Ялдабаофа. Паладины размахивали своими мечами, жрецы произносили свои заклинания, но даже так они ничуть не могли повлиять на Ялдабаофа. Он ступал небрежно, ни проронив ни слова. Люди, что касались вихрящегося вокруг него пламени, вопили и падали на землю, но Ялдабаоф не выглядел так, словно намеревался напасть.

— Вы двое, бегите! Мы не можем сдержать его!! - Кричала Ремедиос, а мысли её были в полном беспорядке.

Ялдабаоф должен был быть отбит авантюристами Королевства. По силе она была равна авантюристам адамантового ранга, возможно, даже посильнее некоторых. В таком случае, почему же она не может сделать ничего Ялдабаофу?

"Думай! Должно же быть что-то, что я могу сделать! Я должна найти что-то, что сможет навредить ему!"

Должна же быть какая-то причина непобедимости Ялдабаофа. Как, например, у некоторых монстров есть сопротивление ко всем металлам, кроме серебра, так и у него должна же быть своего рода расовая способность защищающая его тело.

"Но что это за способность???!!!!!"

Инстинкты, на которые она всегда могла положиться, сейчас молчали. До этого момента ей всегда могли помочь её вице-капитаны, или Келарт, или приказы Калки. Все что ей нужно было делать - просто выполнять их. Однако сейчас всем троим нечего было сказать. Ремедиос осознавала тщетность попыток, но в одном она была уверена. До тех пор, пока жива хотя бы одна из них, они помешают Ялдабаофу добиться своих целей.

Похоже, те двое тоже это осознали, потому сейчас они развернулись и бежали без оглядки. Это хорошо. На настоящем поле битвы над побегом некогда смеяться, как идиотам. Даже если Ремедиос умрет, то Святая Королева, глава этой страны, выживет, а будет жить она - будет и надежда. И даже в самом худшем сценарии, в котором могла бы умереть королева, пока её сестра жива - есть возможность воскресить тело и вернуть её к жизни.

Несколько жрецов, способных, по-видимому, на магию третьего ранга, выступили телохранителями Калки. Их защита должна была выиграть немного времени для побега.

— Хм... [Великая Телепортация]

Внезапно Ялдабаоф испарился, и меч в её руках рассёк лишь воздух.

— Что!?

Ремедиос запаниковала и оглянулась, а затем жалобный вопль дошел до её ушей. Сердце Ремедиос задрожало. Звук исходил с того направления, куда они убежали. Тем не менее, строй паладинов не позволил ей увидеть, что там происходило. Сила её магических предметов подавляла страх, но тревога не уходила. Если её сестру и их стражу убьют, то одна лишь Калка сможет противостоять Ялдабаофу. Она была жемчужиной Святого Королевства; пади она - и страна падет вместе с ней.

— А ну с дорогиииии! - Кричала Ремедиос, срываясь на бег.

Паладины шустро расступились, образуя проход. Она была слишком далеко от Калки. "Какая же я медленная..." Ремедиос всегда считала силу своих рук и быстроту ног вершиной человеческих возможностей, и она молча гордилась этим. Однако в этот момент она поняла, что всё это не больше, чем тщетное бахвальство.

Все, что ей требовалось - пережить один удар. Насколько бы израненной она не была, там было полно жрецов. Способ был, пока она ещё жива.

Пока Ремедиос бубнила себе это под нос, она увидела, что Ялдабаоф уже заполучил тело Калки. Ей не светила роскошь увидеть, что Келарт в безопасности. Массивная рука Ялдабаофа была сомкнута вокруг ног Калки. Его руки было объяты огнем. Она слышала звук, будто плоть шипела под раскалённой броней, её закрытое шлемом лицо выглядело обезумевшим от боли, а ровные ряды зубов были яростно стиснуты.

"Чертов ублюдок! Он взял заложника!"

Собирался ли Ялдабаоф потребовать что-то в обмен - принимая боевую стойку, Ремедиос не поверила его словам:

— Превосходное оружие.

— Ха?

Ремедиос взглянула на святой меч в своей руке. Он хотел его?

— С самого момента, как я впервые его увидел, я понял, что из него выйдет превосходное оружие.

Он поднял руку, цепляя Калку в поле своего зрения. Ялдабаоф размял руки. Выглядело это так, будто он просто сделал несколько махов на разминке. Раздался треск, и Калка изогнулась в безмолвной агонии. Неспособные выдержать силу Ялдабаофа и вес её собственного тела, суставы колена выгнулись туда, куда им выгибаться не полагается. Лишь теперь Ремедиос поняла намерения Ялдабаофа. Он собирался использовать Святую Королеву, Бессарезу Калку, в качестве оружия.

— Ты, да что ты такое...

Она не могла понять этого. Тем не менее, у неё не было выбора, кроме как принять это как данность.

— Хорошо, теперь мой ход?

Злобная улыбка появилась на этом яростном лице, и Ялдабаоф приблизился к ней.

Что ей делать?

Ремедиос отступила, и ей последовали паладины за её спиной.

"Что, что, чёрт возьми, я вообще могу сделать в такой ситуации? Что я должна сделать?"

Ремедиос оглянулась в поисках помощи и увидела позади Ялдабаофа жрецов, защищавших Калку и Келарт, а теперь распластавшихся по земле.

В то время, как жрецы лежали без движений, её сестра всё ещё слабо двигалась. Возможно, она тайно использовала заклинание.

"Келарт все еще жива! Но кого я должна спасти первым - нужно спросить Исандро."

— Исандро! Что нам делать?!

— Отступайте!

— Поняла! Все, отходим! Отступайте! Отступайте!

— Что? Решили не сражаться? И это после того, как я пошёл на все эти усилия, чтобы заполучить оружие, которым я настроился разбить вас... [Огненный шар].

Ялдабаоф протянул свободную руку и использовал атакующее заклинание третьего уровня. Огненный шар взлетел и разразился, испепеляя паладинов в зоне действия. Будучи защищенными заклинаниями огнестойкости, паладинам едва удалось избежать смертельного ранения. Однако, это спасло их только от смерти. Калка извивалась и боролась, но она не могла освободится от хватки Ялдабаофа.

— Ну что за надоедливая женщина. Сейчас ты - оружие. Веди себя соответственно.

Тело Ялдабаофа слегка согнулось, когда он поднял руку, которым держал Калку.

— ХВАТИТ!

Когда она поняла намерения Ялдабаофа, Ремедиос скорбно закричала. И затем Ялдабаоф откинулся вниз, игнорируя ее крики.

Шлёп.

Калка не могла среагировать вовремя, и ее незащищенное лицо жестоко врезалось в землю. Ялдабаоф снова медленно поднял свою руку, а Калка лишь бессильно с неё свисала, потеряв всякую волю к сопротивлению. У её шлема было открытое лицо. Для того, чтобы повысить мораль отряда своей красотой. Тем не менее, это же самое прекрасное лицо ныне превратилось в месиво свежей крови. Теперь оно было плоским, а переносица прогнулась во внутрь.

— Сукин сын!

— Урод! Остановись!

Один из её людей - паладин - не удержался и, обнажая меч, начал его заряжать. Ей хотелось остановить его, но было слишком поздно. Ялдабаоф отбросил паладина своим "оружием" с невероятной скоростью, казалось, будто в его руках и не было человеческого тела. Двое столкнулись, и паладин отлетел с громовым грохотом крушащегося металла. Его доспехи втянулись, будто от удара гиганта, показывая тем самым всю мощь столкновения с Калкой. Глаза Ремедиос сопровождали тело Калки.

Кожа людей была мягче, чем у других рас, однако сильные люди могли укрепить кожу с помощью Ки или магии, тем самым без проблем выдерживая удар клинка. Действительно, так и было. Если они были в сознании.

Возможно, её шлем сидел на ней не плотно и отлетел во время удара, потому как теперь её волосы ужасно играли на ветру. Ее перекошенное лицо было залито кровью, нос был разбит, а многих передних зубов просто не доставало, её глаза закатились, а из горла доносился едва слышный стон. Её красота, считавшаяся национальным достоянием, бесследно исчезла. Её нынешнее состояние было слишком трагичным для описания.

— Что нам теперь делать, Исандро?! Как нам спасти Калку?!

— Я, я не знаю!

— Нахрена ты тогда вообще нужен?! Не для таких ли моментов существует твой мозг?!

— Я никогда и представить не мог, что подобное вообще может случится! Мы ни на что не способны, кроме как отступить!

— Значит, ты хочешь, чтобы я бросила здесь свою сестру и Калку?

— А что ещё мы можем?!

И Ремедиос не нашлась, чем ответить.

— Боже-боже. Вид людишек, ссорящихся перед своим врагом, страшное зрелище. Ну, пора. Прелюдия закончилась.

— Что?

Ялдабаоф медленно вскинул взгляд в небо.

— Мои войска уже вот-вот подойдут к городу. Мне нужно разгромить ворота и вступить в бурю убоя и резни.

— Т…ты думаешь, что мы позволим тебе сделать это?

— Позволите? Мне не нужно ваше позволение. Всё, что от вас нужно - лишь принять. Назовём это подарок звезды.

Ялдабаоф поднял свободную руку, а дальше, будто бы искал что-то, он указал в небо.

— ОСТАНОВИСЬ!!! - Крикнула Ремедиос, так как не знала, что тот собирается сделать.

Однако, их всех будто приковало к месту, их руки были связаны. Всё потому, что они просто не могли атаковать Ялдабаофа, державшего Святую Королеву. Нет, все были напуганы тем, что если они атакуют его, то их примет на себя тело Калки. Разве могут они допустить, чтобы Калка умерла от их руки?

И совершенно не обращая внимание на застывших в забвении Ремедиос и остальных... упала звезда.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 1
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. splather
    Посетители
    7 июля 2018 23:08
    790
    0
    Спасибо, что добавили на сайт.