» » Книга 6 Главы 961-980


Книга 6 Главы 961-980


Книга 6 Главы 961-980
+11

Глава 961: Гробница

Из открытых врат бессмертия над Девятым Морем хлынул слепящий бессмертный свет, полностью скрыв Фань Дун'эр. Следом из врат в её тело бурным потоком потекли огромные объемы бессмертного ци.
С открытием врат бессмертия открывались и бессмертные меридианы. Каждый человек был по-своему уникален, поэтому количество открывающихся бессмертных меридианов зависело от множества факторов. К примеру, Дух Пилюли. Обретение им истинного бессмертия прошло без демонстрации бессмертных меридианов, всё потому, что он был первым истинным бессмертным этой эпохи. Он получил одобрение Девяти Гор и Морей, а его имя навеки останется в бессмертном свитке. Те, кто для становления бессмертным используют лозу бессмертного наития тоже получают одобрение Девяти Гор и Морей и их имя тоже вносится в бессмертный свиток, однако, по мнению многих, таким людям немного недоставало судьбы Неба и Земли, которая была у Духа Пилюли. Тем не менее культивация на самом фундаментальном уровне всегда представляла собой непокорность Небесам и борьбу за контроль над собственной судьбой. Путь к бессмертию всегда требовал продираться через тенета Небес. Что до Мэн Хао, если он успешно станет истинным бессмертным без лозы бессмертного наития и без одобрения судьбы бессмертия, тогда, став истинным бессмертным, он не будет знать себе равных! Он станет могущественным истинным бессмертным, с которым будут считаться все, хотят они того или нет!
Над Девятым Морем бурлил бессмертный ци. Все, затаив дыхание, наблюдали, как тело Фань Дун'эр испускает искрящийся свет и могучую ауру. 10 меридианов, 20 меридианов, 30 меридианов... Когда свет стал еще ярче, вокруг девушки закружились образы, похожие на драконов и фениксов! 40 меридианов, 60 меридианов, 80 меридианов... Поднявшийся рокот во время достижения ей 90 меридианов заставил сердца зрителей затрепетать! Взгляды огромного числа людей были прикованы к этой девушки, и всё же она не закончила! 91 меридианов, 93 меридианов... в конечном итоге она открыла 96 меридианов! Жители Девятого Моря были потрясены.
После исчезновения врат бессмертия в небе осталась парить Фань Дун'эр, её 96 бессмертных меридианов испускали силу бессмертного. Произошедшее полностью её изменило, теперь она стала намного сильнее, чем раньше. Она посмотрела в звездное небо, в направление планеты Восточный Триумф.
"Мэн Хао... теперь я стала истинным бессмертным, а с помощью заклинания Бессмертие Девятого Моря могу удвоить мою силу. Наша схватка еще не окончена, надеюсь, ты не отстанешь от нынешнего поколения практиков".
В тот самый момент, как Фань Дун'эр открыла 96 меридианов, в туманных землях предков Мэн Хао торжественно поднял бронзовую лампу над головой и ступил в открытую дверь гробницы. Он стал первым человеком, чья нога ступила в это место с тех пор, как патриарх первого поколения умер во время медитации!
Внутри он поднял глаза и увидел поле мерцающих звезд, огромную гору, окруженную четырьмя планетами. Пейзаж в звездном небе явно был Девятой Горой и Морем с четырьмя планетами. Так выглядел потолок огромного зала, в котором он оказался. Звездный свет ниспадал на мужчину средних лет, сидящим на молитвенном коврике. От его лица веяло спокойствием, вот только внешне не имелось ни намека на то, что он был мертв. И всё же его окружала аура разложения.
Мужчина был подобен статуе, неподвижно сидящей здесь уже много веков. Он был облачен в простой халат, а его голову покрывала шляпа ученого. Он сидел в позе лотоса, при этом на его губах виднелась едва заметная улыбка. В руках он держал свиток из бамбуковых дощечек, а вокруг него медленно парила сфера мерцающего звездного света. Вдобавок рядом с ним стояла алхимическая печь без крышки. Внутри скрывалась клубящаяся масса семицветного тумана, не позволяющая увидеть того, что покоилось на дне печи. Над алхимической печью нависал чудовищных размеров... дракон.
Его бронзовое тело обвивалось вокруг колонн, поддерживающих потолок. Оно было настолько длинным, что хвост исчезал где-то в неосвещенной части храма. В местах, где когти дракона вонзались в колонны, виднелись трещины. Голова бронзового существа нависала прямо над алхимической печью, куда он смотрел с нескрываемой жадностью. Его пасть была широко распахнута, словно он готовился съесть содержимое алхимической печи. Бронзовый дракон был выполнен очень детально до последней чешуйки, отчего он казался практически живым. Мэн Хао заметил на теле дракона немало мест с поврежденной чешуей, словно это были шрамы сотен пережитых им битв.
При виде всего этого Мэн Хао тяжело задышал. Он не мог поверить, что перед ним простая статуя, отлитая из бронзы, ему этот дракон казался живым, из плоти и крови. Это ощущение подкреплял его бессмертный меридиан. Тот сильно пульсировал, словно ему жутко хотелось полностью поглотить этого дракона!
В подобных ситуациях Мэн Хао обычно никогда не позволял себе действовать безрассудно. Он осмотрел огромный храмовый зал, а потом решил обойти алхимическую печь и подойти к сидящему на молитвенном коврике мужчине. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что он выглядел точь-в-точь как статуя снаружи.
— Патриарх первого поколения... — пробормотал Мэн Хао.
Глядя на мужчину, кровь в его жилах запела, словно между ними установился своего рода резонанс. После длинной паузы Мэн Хао опустился на колени и склонил голову перед мужчиной.
— Фан Хао из младшего поколения выражает почтение патриарху, — искренне сказал он.
Даже будучи не в ладах с кланом Фан, он безмерно уважал патриарха первого поколения, основавшего клан. После земного поклона Мэн Хао поднялся на ноги и посмотрел на сферу звездного света, вращающуюся вокруг патриарха первого поколения. Глубоко внутри этого света ему с трудом удалось разглядеть астероид размером с ноготь. Когда звездный свет ударил в глаза Мэн Хао, его дыхание слегка участилось. Насколько он мог судить, этот предмет... скорее всего, являлся воплощением Одной Мысли Звездная Трансформация. Он попытался достать его из звездного света, но все его попытки коснуться его с треском провалились. Сфера, не обращая внимания на Мэн Хао, продолжала неспешно вращаться вокруг патриарха.
Немного подумав, Мэн Хао на секунду решил оставить сферу в покое. Всё-таки она кружила вокруг патриарха первого поколения, поэтому дальнейшие попытки с большой вероятностью могли закончиться тем, что он коснется тела погибшего патриарха — такое вопиющее неуважение к покойному он не мог себе позволить.
Он отошел на несколько шагов назад и поднялся в воздух, чтобы посмотреть поближе на места, где бронзовый дракон вонзил свои когти в колонны. Спустя пару мгновение от удивления он сдавленно охнул. С бешено стучащим сердцем он приземлился на землю и начал настороженно оглядываться.
Только что он выяснил, что трещины в колоннах не были вырезаны какими-то неизвестными зодчими, они появились естественным путем... словно в далеком прошлом своими когтями в колонны впился настоящий дракон. Пока он смотрел на бронзового дракона, перед его глазами возникло видение.
Мир и покой зала внезапно нарушил дракон. Он вломился внутри и обвил свои телом колонны. Его когти вонзились в колонны, а сам зверь с жадным блеском в глазах наклонил голову в попытке сожрать алхимическую печь. В этот момент возникла могущественная сила, убившая дракона на месте и превратив его в бронзовую статую.
Это видение шокировало Мэн Хао.
"Эта гробница полна странностей", — моргнув, подумал он. Он посмотрел на патриарха первого поколения, как вдруг его охватил непреодолимый импульс. Мэн Хао сел напротив патриарха, оказавшись к нему спиной. У него всё внутри похолодело от увиденного из этой позиции. Он видел подбородок дракона и нижнюю часть его тела. К тому же создавалось впечатление... что с необходимым уровнем силы он мог одним движением пальца заставить этого бронзового дракона взорваться.
Он поднял руку и указал на нужное место, после чего поднялся и проследил за направлением, куда указывал палец. При ближайшем рассмотрении подбородка дракона выяснилось нечто такое, отчего у него голова пошла кругом. У него чуть ноги не затряслись, когда по месту на драконе, куда указывал палец, пошла рябь, словно от какого-то колдовства. Похоже, в этом месте еще находились остаточное эхо какой-то магической техники. На основании этого он заключил, что именно удар в это место превратил дракона в бронзовую статую!
Мэн Хао медленно повернулся к патриарху первого поколения. Облизав внезапно пересохшие губы, он натянуто улыбнулся и сложил руки в поклоне.
— Патриарх, — осторожно обратился он, — я член клана Фан и единственный потоком прямой ветви. Я единственный наследник. Понимаете, что это значит, почтенный?! Моя смерть оборвет прямую ветвь навеки! Почтенный, вы благородный и великодушный человек... эм... я здесь не для того, чтобы тревожить ваш покой, а чтобы обрести наследие, которое поможет мне и дальше верой и правдой служить клану!
Ответом на речь Мэн Хао была тишина. Немного помявшись, он попятился назад и с сомнением посмотрел на алхимическую печь.
"Внутри, должно быть, хранится какое-то ценное сокровище, иначе никак не объяснить такую всепоглощающую жадность дракона... Кто знает, как ему вообще удалось попасть сюда, однако это показывает, что при жизни дракон был очень силен. Скорее всего, он забрался сюда еще до создания туманной тверди небес и смерти патриарха первого поколения. Тот факт, что патриарх первого поколения оставил этого дракона в гробнице, говорит о невероятной силе этого существа. А вот предмет его вожделения..."
Стук сердца с гулом отдавался в ушах Мэн Хао, он не знал, что делать. Наконец он еще раз сложил ладони перед патриархом первого поколения.
— Патриарх, мой луч линии крови достиг высоты в 30000 метров, сделав меня человеком номер один всей линии крови Фан. Это говорит... он нашей тесной связи, дедушка. — Он моргнул. — Учитывая наше близкое родство, если бы вы были еще живы, я бы вам очень понравился. У меня приятный и уравновешенный характер. Я очень послушный и всегда слушаюсь указаний. Меня практически все любят.
Описывая себя, Мэн Хао с гордостью похлопал себя по груди.
— Патриарх, вы член старшего поколения, поэтому спустя много веков встреча с членом младшего поколения, особенно таким выдающимся как я, должна была бы вас несказанно обрадовать. Вы бы точно захотели щедро вознаградить такого члена младшего поколения. Что до меня, мне ничего не нужно, кроме содержимого этой алхимической печи. Почему бы вам не отдать его мне, ладно? О, и Одну Мысль Звездная Трансформация? Я бы хотел продолжить развивать эту технику. Чуть не забыл про этого дракона, я почищу его для вас, что скажете?!
Мэн Хао, храбрясь и одновременно скрежеща зубами, медленно подкрался к алхимической печи и заглянул внутрь. А потом он осторожно подул на семицветный туман. От его дыхания туман слегка разошелся, позволив Мэн Хао увидеть внутри яшмовое блюдо, на котором покоилась капля семицветной жидкости. При виде этой жидкости у Мэн Хао волосы встали дыбом. Будучи грандмастером Дао алхимии, не имело значения, что он никогда не видел подобной жидкости, его интуиция сразу же подсказала ему: эту субстанцию не могут поглощать практики. В ней содержалась удивительная и в то же время волатильная аура, способная с легкостью убить любого принявшего её практика.
Из его бездонной сумки послышался странный гул. Сначала раскололась нефритовая шкатулка, а потом фрукты нирваны, которые вручил ему главный старейшина, те самые, что принадлежали патриарху первого поколения, внезапно вылетели из сумки по собственной воле. Пытаясь обогнать друг друга, они рванули к семицветной жидкости внутри алхимической печи. Словно первый коснувшийся её фрукт будет полностью восстановлен!

Глава 962: Человек с величайшей судьбой бессмертия

Всё произошло слишком внезапно. Мэн Хао во все глаза уставился на два фруктах нирваны, бросившихся к алхимической печи. Впереди летел фрукт, который после истраченной прорвы духовных камней находился практически на грани завершения.
У Мэн Хао загудела голова, когда он осознал, что эта семицветная жидкость, должно быть, обладала схожими с Духовным Эликсиром свойствами. Он не предназначался для приема, а для восстановления фруктов нирваны. От это жидкости веяло аурой Инь и смерти, что символизировало отсутствие жизни и разрушение. Фрукты нирваны многие века были высохшими и, по сути, мертвыми. Как будто в момент соприкосновения с семицветной жидкостью аура смерти и Инь достигнет своей кульминации, в которой и зародится жизненная сила! Такая жизненная сила символизировала восстановление фруктов нирваны. Могучая волна энергии из семицветной жидкости восстановит фрукты нирваны и приведет к стремительному росту жизненной силы.
Разум Мэн Хао дрогнул. Первой мыслью в его голове было любой ценой не позволить фрукту нирваны, над которым он столько работал и потратил огромное количество духовных камней, коснуться этой жидкости. Если это произойдет, то все его усилия, по сути, пойдут прахом.
Он вложил в руку всю свою силу, чтобы схватить фрукт нирваны, находящийся в считанных миллиметрах семицветной жидкости. Другой фрукт нирваны, на который он не потратил ни капли Духовного Эликсира, коснулся жидкости. В этот момент из печи ударил слепящий семицветный свет, а потом её полностью затопил семицветный туман.
Фрукт нирваны в руках Мэн Хао, похоже, успокоился и перестал вырываться. Мэн Хао быстро забросил его обратно в бездонную сумку, а потом с тревогой отошел на пару шагов назад. Он перевел взгляд с патриарха первого поколения на семицветный туман в алхимической печи.
— Никто еще не бывал в этой гробнице, — неуверенно пробормотал он, — поэтому никому не известно, что Духовный Экстракт в этой алхимической печи способен вызвать такую реакцию у фруктов нирваны... Это гробница патриарха первого поколения, да и фрукты нирваны принадлежат ему. Интересно, можно ли будет их вобрать после завершения слияния?
Мэн Хао на секунду заколебался. Сейчас он не мог увидеть, что творилось внутри алхимической печи.
— Если я смогу вобрать его, тогда эту вылазку можно считать успешной! Если его нельзя будет вобрать, тогда, хоть и без особой охоты, я стерплю потерю одного фрукта нирваны.
Мэн Хао мерно задышал в попытке успокоиться, а потом он посмотрел на бронзового дракона. В этот раз он почему-то выглядел слегка иначе. Жадное выражение на его морде сменилось страхом, а раскрытая пасть, готовая сожрать алхимическую печь, теперь выглядела так, словно некая невидимая сила разомкнула зубы с целью сконденсировать эссенцию его жизненной силы. Эта эссенция, казалось, была рождена из непередаваемого ужаса, который дракон испытывал перед самой смертью. А после его гибели сила смерти и Инь сплелась вместе... став каплей жидкости беспредельного Инь, смерти и жестокости. Именно эта капля упала на яшмовое блюдо в алхимической печи.
Мэн Хао не был уверен в точности сделанных им выводов, но, когда фрукт нирваны коснулся жидкости и алхимическую печь заполнил плотный туман, был нейтрализован какой-то естественный закон, отчего выражение на морде бронзового дракона опять изменилось. В этот раз мышцы на морде существа расслабились, как если бы он избавился от какого-то тяжкого груза.
Как вдруг по бронзовому телу дракона побежали трещины. Всё существо очень быстро трескалось, пока не начало таять прямо у Мэн Хао на глазах! Он с шумом втянул в легкие воздух и попятился назад. Прямо на его глазах бронзовый дракон начал рассеиваться и превращаться в тонкие струйки тумана. Они переплелись вместе и приняли очертание дракона, только уже сотканного из тумана.
Когда туманный дракон приблизился к Мэн Хао, он задумчиво на него посмотрел. В конце концов он с признательностью кивнул своей массивной головой, а потом протаранил грудь Мэн Хао! Дракон превратился в бессмертный ци и устремился в его бессмертный меридиан.
Разум и бессмертный меридиан Мэн Хао задрожали. Меридиан даже принял форму дракона и начал с безумной скоростью поглощать бессмертный ци туманного дракона. С треском его бессмертный меридиан сгустился еще сильнее, отчего усилилась и аура истинного бессмертного. Глаза Мэн Хао сияли загадочным светом. Его дыхание сделалось прерывистым, когда он ощутил царство истинного Бессмертия как никогда близко. Ранее до полного сгущения бессмертного меридиана ему требовалось около ста дней, но произошедшее значительно сократило этот срок.
Когда догорела благовонная палочка, тело Мэн Хао заполонил гул, а его бессмертный меридиан наконец полностью сформировался. Из его тела полился бессмертный свет, в то время как бессмертный ци начал стремительно множиться. Этот ци, циркулируя по его телу, полностью преобразил его культивацию.
Как же долго он ждал этого момента. Его путь начался в землях Южных Небес в момент, когда он стал свидетелем достижения бессмертия его наставником Духом Пилюли. Именно увиденное тогда разожгло в его сердце пламя желания.
С этого момента он перестал быть смертным, став бессмертным.
Во время испытания трех даосских сообществ Мэн Хао видел проблеск надежды. По прибытии на планету Восточный Триумф пламя желания усилилось. Изначально он думал, что на это уйдет немного больше времени, но в гробнице земли предков ему досталось благословение небес, позволившее завершить последний шаг на пути к истинному бессмертию.
Если бы Мэн Хао не находился сейчас в гробнице — части Руин Бессмертия, тогда над ним бы уже начало собираться Бессмертное Треволнение и появились врата бессмертия. Только силой распахнув эти врата, он сможет сделать финальный рывок и открыть оставшиеся бессмертные меридианы. Вот только сейчас врата бессмертия не могли почувствовать ауру Мэн Хао и не могли осознать, что он находился на грани перехода на царство Бессмертия. Вот почему они так и не появились.
Благодаря этому... культивация Мэн Хао достигла совершенно неописуемого уровня. Такие удачные прорывы были довольно редким явлением. Для достижения истинного бессмертия таким способом требовалось соблюсти три критерия: обрести бессмертие без использования лозы бессмертного наития; находиться внутри гробницы и фрагмента Руин Бессмертия; в этом месте должно быть достаточно бессмертного ци. Три таких оговорки могли показаться не такими уж и сложными, но на самом деле выполнить их было очень сложно. Проще найти перо феникса или рог цилиня, чем выполнить первое условие, не говоря уже о втором. С другой стороны, с их невероятной сложностью нельзя было сказать, что выполнить их было совершенно невозможно, однако ситуация, где бы были соблюдены все условия, была крайне маловероятной. На всей Девятой Горе и Море Мэн Хао был единственным человеком, кому в силу удачного стечения обстоятельств удалось этого добиться!
Возможно, за историю восьми Гор и Морей были люди, попытавшиеся совершить подобное, но никто из них не смог бы сравниться с Мэн Хао. Всё потому, что краеугольным камнем фундамента его бессмертия выступал бессмертный меридиан, дарованный ему бронзовой лампой! Этот подлинный бессмертный меридиан превосходил любые другие, делая Мэн Хао... величайшим истинным бессмертным среди всех истинных бессмертных!
На самом деле Мэн Хао стал первым человеком на всех Девяти Горах и Морях, кому настолько повезло! Однако после прохождения им Бессмертного Треволнения спящие сейчас в нем бессмертные меридианы не заменят обретенные им дополнительные меридианы! Нет, они увеличат их число!
Все души обладают тремя духовными и семью физическими аспектами — по десять меридиан на каждый из десяти сосудов. Бессмертные с 100 меридианов обладают тремя духовными аспектами души, семью физическими аспектами души и десятью сосудами души. Люди, количество меридианов которых превышает 100, встречаются невероятно редко на всех Девяти Горах и Морях. Про них можно услышать только в байках и легендах. Каждый дополнительный меридиан, превышающий 100, давал дополнительный сосуд души!
По завершении бессмертного меридиана тело Мэн Хао затопил рокот. Благодаря туманному дракону внутри него начал обретать очертания второй бессмертный меридиан. Сразу после своего появления он начал стремительно сгущаться.
Хорошая подготовка — залог успеха. Другие избранные подготовились до пределов возможностей, поэтому их переход к истинному бессмертию станет настоящим событием. Мэн Хао считал, что и он хорошо подготовился, однако этот счастливый случай позволил ему увеличить свой потенциал. Если бы снаружи узнали о масштабах его подготовки, то эта новость потрясла бы всю Девятую Гору и Море.
Пока Мэн Хао сидел в позе лотоса и поглощал бессмертный ци для создания второго бессмертного меридиана, в звездном небе снаружи планеты Восточный Триумф начали собираться тучи. Сперва они, скорее, напоминали туман, но довольно быстро они превратились в тучи Треволнения и внушительные врата бессмертия. Совсем недавно врата бессмертия парили над Девятым Морем, а теперь они появились над Восточным Триумфом и начали медленно снижаться к планете.
При виде врат поднялась суматоха. Члены клана Фан были очень рады их появлению, особенно старейшины.
— Истинное Бессмертное Треволнение! — выдохнул главный старейшина, при этом его глаза заблестели.
Нисхождение врат бессмертия произошло не из-за Мэн Хао, а из-за Фан Вэя!
Под родовым особняком Фан Сюшань вздрогнул и пробудился из медитации. Он обрадованно посмотрел на каменную стену рядом с ним. Внезапно эта каменная стена отошла в сторону, явив высокий силуэт Фан Вэя. Его левый глаз был черным как тьма, в которой поджидала сама смерть. Его правый глаз был белым, словно скрывал в себе энергию жизни солнечного дня. Выражение его лица было предельно серьезным, при этом от него буквально волнами расходилась аура истинного бессмертия, реинкарнации и холода желтых источников.
— Вэй'эр, — взволнованно сказал Фан Сюшань, — ты...
— Отец, я сумел, — прозвучал ответ.
Фан Вэй пробил дыру в потолке палаты и вылетел наружу. Фан Сюшань запрокинул голову и расхохотался. Появление Фан Вэя наполнило его сердце непередаваемой радостью, теперь все его прегрешения перед кланом перестали иметь значение, все его преступления можно будет легко замять. Когда Фан Вэй умчался в небо, главный старейшина внимательно посмотрел на Фан Сюшаня, однако он ничего не сказал.
Сейчас в воздухе находился только Фан Вэй. С земли вслед за ним устремились старейшины его ветви, чтобы выступить в качестве защитников дхармы. В то же время великая магическая формация клана Фан была приведена в действие, отчего Фан Вэй оказался в центре внимания всей планеты Восточный Триумф.
В каменной пещере под родовым особняком шестеро патриархов зашевелились и тоже начали наблюдать за происходящим. Они не стали появляться лично, а просто накрыли божественным сознанием всю планету. Взгляды всех людей сейчас были направлены на Фан Вэя!
Фан Си в толпе в ярости сжимал кулаки. "Фан Хао должен был достичь истинного бессмертия! Фан Хао, братишка, я надеюсь ты в порядке, я надеюсь ты знаешь... что Фан Вэй завершил подготовку к обретению бессмертия и сейчас собирается атаковать вратами бессмертия и открывать бессмертные меридианы!"
Рокот затопил Небеса, когда вниз начали опускаться врата бессмертия. Все кланы и секты Девятой Горы и Моря использовали особые техники, чтобы своими глазами увидеть происходящее на планете Восточный Триумф. Если не считать Духа Пилюли, Фан Вэй стал вторым человеком после Фань Дун'эр... кто стал истинным бессмертным!
"Фань Дун'эр открыла 96 меридианов. Интересно, сколько удастся открыть Фан Вэю?!" Над этим вопросом ломали голову люди по всей Девятой Горе и Морю, кто наблюдал за появлением нового бессмертного.
Фан Вэй, словно метеор, мчался по небу навстречу рокочущему Бессмертному Треволнению. Вокруг него разбивались молнии, но он, проигнорировав Бессмертное Треволнение, с решимостью в глазах летел к единственной своей цели — вратам бессмертия среди облаков.
— Моя цель 98 меридианов! — прошептал он. — Как только я открою свои бессмертные меридианы, Фан Хао, то смогу раздавить тебя как букашку. Твои фрукты нирваны сделают меня, Фан Вэя, сильнейшим человеком в моем поколении! И всё же я собираюсь убить тебя, это избавит меня от демона в моем сердце!
Глаза Фан Вэя сияли гордостью и высокомерием, пока он размышлял о том... как вернет себе звание принца клана Фан, утерянное после восхода солнца на востоке!

Глава 963: Фан Хао, выходи и сразись со мной!

Медитируя в гробнице, Мэн Хао завершил работу над первым меридианом и перешёл ко второму. Тем временем на планету Восточный Триумф опустились врата бессмертия и снизошло Бессмертное Треволнение. Фан Вэй летел навстречу треволнению, сейчас он находился в центре внимания не только планеты Восточный Триумф, но и всех сект и кланов, которые с помощью особых техник наблюдали за его становлением истинным бессмертным.
Фань Дун’эр открыла 96 меридианов, чем удивила немало людей. Теперь, когда бессмертие обретал Фан Вэй, многие задавались вопросом, сколько меридианов ему удастся открыть. Его бессмертие было шансом для клана Фан получить всемогущего эксперта. С грохотом Бессмертное Треволнение обрушилось на Фан Вэя. Молнии градом били вниз, но он не стал с ними сражаться. Вокруг него кружила аура реинкарнации, а также сильная воля жёлтых источников. Вдобавок из его глаз ударил причудливый свет. Из левого глаза лился чёрный свет, из правого — белый. Такое свечение означало успешную культивацию магии Один Вдох Жёлтых Источников. Окутывающая его аура реинкарнации принадлежала заклинанию Одна Мысль Реинкарнации. Оба заклинания являлись ключевыми божественными способностями клана Фан, и ему удалось постичь оба!
Под аккомпанемент раскатистого грома Фан Вэй ударил во врата бессмертия, сумев с первого удара создать между створ небольшую щель. Когда оттуда брызнул бессмертный свет, Бессмертное Треволнение стало ещё сильнее, накрыв собой всё небо.
Вскоре прошло три дня. За это время Фан Вэй сумел потрясти всех. Бессмертное Треволнение оказалось не способным заставить его отступить от врат. Он не только не обращал на него внимания, но и, похоже, черпал в нём новые силы. Небеса разрезали вспышки молний, и в центре всего этого находился Фан Вэй.
— Фан Вэй — лучший избранный клана Фан! Принц Вэй клана Фан!
— Бессмертное Треволнение скоро развеется! Он практически открыл врата бессмертия!
— Фан Вэй! Фан Вэй!
Обрадованные члены клана Фан начали скандировать его имя, их голоса, словно морские волны, звучали во всех уголках клана.
Несколько мгновений спустя Фан Вэй с грохотом открыл врата бессмертия. Бессмертный свет затопил небо своим слепящим сиянием и мгновенно рассеял Бессмертное Треволнение. Как только бессмертный свет омыл Фан Вэя, он запрокинул голову и что есть мочи закричал. Его волосы развевались на ветру, его статный силуэт стал ещё изящней, словно он сбрасывал с себя последние оковы смертного. Он вступал на царство истинного Бессмертия.
Тем временем бессмертный свет послал в тело Фан Вэя поток безграничного бессмертного ци. Когда зрители это увидели, среди них начался настоящий переполох. Глаза главного старейшины ярко сияли. Лица отца и дедушки Фан Вэя неподалёку светились неподдельной радостью.
20 меридианов, 40, 60, 80! За несколько вдохов, которые бессмертный свет омывал Фан Вэя, он открыл 80 меридианов, что породило в нём мощнейшее давление. Внутри него послышался рёв, бессмертные меридианы, извиваясь, словно свирепые драконы, начали испускать силу истинного бессмертия. 83 меридиана, 87, 90!
В клане Фан царила суматоха, все зрители на планете Восточный Триумф дрожали. Члены других кланов и сект совершенно иначе посмотрели на Фан Вэя, когда тот открыл 90 меридианов! Но это был ещё не конец. Из тела Фан Вэя раздался ещё более удивительный рёв. 91, 92, 93... С появлением 96 меридиана практически не осталось людей, кто бы мог спокойно взирать на происходящее!
— Фань Дун’эр открыла 96 меридианов, и теперь Фан Вэй повторил её рекорд!
— Он по праву носит титул избранного!
— Посмотрите, похоже, в нём осталось ещё немного энергии. Сколько ресурсов Фан Вэй истратил на подготовку к сегодняшнему дню?! Просто невероятно!
С оглушительным рёвом Фан Вэй открыл 97 меридиан! Фан Сюшань дрожал от едва сдерживаемого восторга. Глядя в небо, он от души расхохотался. Дед Фан Вэя рядом с ним выглядел крайне довольным. Даже главный старейшина улыбался. Во всём клане Фан воцарились радостные настроения. Однако Фан Вэй всё ещё не закончил. Он по-прежнему парил перед вратами бессмертия. Купаясь в бессмертном свете, его культивация продолжала расти вверх. Как вдруг он громко закричал:
— 98 меридиан, откройся!!!
После этого крика раздался чудовищный грохот. В мгновение ока его аура сделала очередной скачок и теперь начала испускать мощь 98 меридианов! В пустоте вокруг него возникло девяносто восемь рогатых драконов. При виде изящно извивающихся драконов многие тяжело задышали.
В момент открытия 98 меридиана десять тысяч иллюзорных фигур окружило врата бессмертия. Все были закованы в броню и в руках держали бессмертное оружие. Они обступили Фан Вэя, а потом пали перед ним ниц. Ставшие свидетелями этого люди на планете Восточный Триумф ошеломлённо выдохнули, а практики из других сект и кланов застыли словно громом поражённые.
— Сын клана Фан настоящий мудрый цилинь![1]
— 98 меридианов! Не каждые десять тысяч лет появляются такие люди как он! Во время открытия больше 95 меридианов всегда появляются странные знамения, к примеру, драконы и фениксы у Фань Дун’эр. Но Фан Вэй... заставил появиться десять тысяч древних бессмертных воинов!
— Его коснулась длань судьбы Гор и Морей! На нём её отпечаток!
Пока клан Фан возбуждённо гудел, остальная часть Девятой Горы и Моря пыталась справиться с шоком. Даже клан Цзи не оставили произошедшее без внимания. Сейчас Фан Вэй стал сильнейшим представителем своего поколения!
Пока врата бессмертия медленно таяли, Фан Вэй парил в воздухе. Его полы его белоснежного как снег халата трепал ветер, как и его длинные волосы. Он и до этого был хорош собой, но сейчас он стал ещё привлекательней и более утончённым. Фан Вэй горделиво окинул взглядом Небо и Землю. Сейчас он даже не пытался скрыть свою культивацию. Он позволил ей ярко засиять, под давлением бессмертной мощи небо и земля внизу задрожали.
— Фан Хао, выходи и сразись со мной! — его слова прозвучали словно раскат грома. Никто не ожидал, что первые его слова после обретения бессмертия будут именно такими. — Фан Хао, хватит прятаться! Выходи и сразись со мной! — прозвучал очередной громоподобный крик.
В этот момент многие вспомнили, что после восхода солнца на востоке главным избранным клана Фан стал не Фан Вэй, а Мэн Хао!
В клане воцарилась тишина, никто не проронил ни звука. В действительности мало кто знал, что Мэн Хао сейчас находился в землях предков. Большинство членов клана, включая Фан Вэя, не подозревали, что Мэн Хао находился за пределами клана.
Когда слова второго вызова растаяли в воздухе, в клане все стихли в ожидании появления Мэн Хао. Фан Си в толпе от злости стиснул зубы. Наконец он набрал в лёгкие воздуха и закричал, вложив в голос всю силу своей культивации:
— Мой братишка Фан Хао сейчас в землях предков! Можешь не искать его. Как только он вернётся, то сам тебя найдёт!
Выражение лица Фан Вэя никак не изменилось. Однако в его глазах вспыхнул холодный свет, когда он посмотрел на Фан Си.
— Что ж, тогда я просто подожду его возвращения!
Он приземлился у входа в главный храм и сел в позу лотоса. Как он и сказал, он будет ждать возвращения Мэн Хао, чтобы сразиться и убить его! Даже если Мэн Хао не будет находиться на царстве Бессмертия, Фан Вэй всё равно планировал его убить. Всё-таки, если Мэн Хао не обретёт истинного бессмертия, это будет означать, он лишился права быть соперником Фан Вэя. Убийство такого человека разгонит туман, подёрнувший его разум.
"Не разочаруй меня", — подумал он, с кровожадным блеском в глазах глядя на храм впереди.
Новость о предстоящей решающей битве между Мэн Хао и Фан Вэем взбудоражило весь клан. До этого многие прониклись к Мэн Хао симпатией, но сейчас, собственными глазами увидев, как Фан Вэй стал истинным бессмертным, в их сердцах зародилась нерешительность.
— Фан Хао проиграет?..
— Как вообще можно сражаться против такого избранного?..
Представители прямой ветви выглядели слегка подавленно, только Фан Си безоговорочно верил в Мэн Хао. Хоть его руки и были стиснуты в кулаки, он был абсолютно уверен в победе Мэн Хао!
Тем временем Мэн Хао сидел в позе лотоса в гробнице земли предков. Сейчас его окружали вихрящиеся струйки тумана. Голова туманного дракона полностью растворилась внутри него, тело пока ещё оставалось в гробнице. Всё это время выражение лица Мэн Хао не менялось. Он стоял совершенно неподвижно, пока в его сердце, казалось, бушевал шквал молний. В то время, как второй бессмертный меридиан сгущался с поразительной скоростью, внутри него разразилась настоящая буря.
Десять процентов, двадцать, тридцать... Невозможно было подсчитать количество бессмертного ци в теле бронзового дракона. Одно ясно: этого ци было очень много, если только голова дракона смогла завершить второй бессмертный меридиан Мэн Хао на сорок процентов. Следовало сказать, что эти бессмертные меридианы отличались от меридианов остальных. Ни меридианы Фань Дун’эр, ни Фан Вэя не могли сравниться с его меридианами.
Такие бессмертные меридианы делали его лучшим истинным бессмертным среди всех истинных бессмертных! Каждый из них был подобен настоящему дракону! Для их создания требовались просто фантастические объёмы бессмертного ци.
"Чем больше я здесь подготовлюсь, тем стремительней будет мой рост!"
Мэн Хао выполнил двойной магический пасс и начал вращать культивацию, чтобы ещё быстрее поглощать туманного дракона. По мере того, как дракон складывался в кольцо, второй бессмертный меридиан Мэн Хао достиг сначала пятидесяти процентов готовности, следом семидесяти, а потом и восьмидесяти процентов! При виде этого у любого другого человека отвисла бы челюсть.
Несмотря на дрожь, Мэн Хао продолжал вбирать в себя бессмертный ци. Его второй бессмертный меридиан достиг девяноста процентов... а потом ста процентов!
Из его тела послышался хруст, когда второй бессмертный меридиан наконец полностью сгустился. Теперь у него стало два бессмертных меридиана. Такой подготовки к бессмертию ещё никогда не видели на Девятой Горе и Море.
"Я могу продолжать!" — подумал Мэн Хао, тяжело дыша.
Его сердце громко стучало в груди. Он давно понял, что встреченное здесь благословение как нельзя лучше могло помочь ему в достижении истинного бессмертия. Его глаза засияли загадочным светом. Глубоко в его зрачках разгорелось пламя... желания стать могущественным экспертом!
"Я стану... ещё сильнее!"
Он размеренно дышал, пока туманный дракон с рокотом продолжал вливаться в его тело. По мере поглощения тумана в нём начал формироваться третий меридиан!
"До открытия этого места осталось ещё полмесяца... Когда я покину земли предков, моё имя... зазвучит во всех уголках Девятой Горы и Моря! Пап, мам, я собираюсь удивить весь клан Фан. Я прикую к себе внимание всей Девятой Горы и Моря. Хоть вы и не можете покинуть планету Южные Небеса... вы всё равно будете гордиться мной!"
Глаза Мэн Хао сияли верностью и одержимостью, словно обнажённый клинок. Наконец он вновь закрыл глаза.
[1] Так говорят о выдающихся или гениальных людях. — Прим. пер.

Глава 964: Мы ждём

Дух Пилюли открыл новую эпоху, положив начало грандиозной прелюдии к новой и так ожидаемой эре длиной в десять тысяч лет. Эта эра полна бескрайних возможностей. Никто не мог предсказать, насколько смогут развиться избранные — сияющие звёзды различных сект и кланов. Возможно, с ними и появятся тёмные лошадки, такие как Ван Тэнфэй, которые смогут их обойти!
После пролога Духа Пилюли Фань Дун’эр подняла занавес, позволив всем остальным увидеть ждущую впереди новую эпоху. Что до Фан Вэя, он был похож не небесное светило, чей стремительный подъём стал главным гвоздём первого акта. Именно он заставил всех остальных по-настоящему понять, что наступила эпоха истинных бессмертных.
Обретение Фань Дун’эр истинного бессмертия сотрясло половину Девятого Моря, сразу сделав её знаменитой. А вот достижение Фан Вэем истинного бессмертия послало волны по всей планете Восточный Триумф, вдобавок появление десяти тысяч бессмертных воинов, почтенно опустившихся перед ним на колени, изумило немало людей. Однако никто не мог предсказать, что следующим за Фань Дун’эр и Фан Вэем человеком, который спровоцирует Бессмертное Треволнение, окажется не какой-то известный избранный, а простой член клана Ван... находящийся на астероиде среди звёздного неба!
Врата бессмертия вновь снизошли вниз, наполнив звёздное небо бессмертным ци. Секты и кланы явно не ожидали такого, и всё же они не могли оставить происходящее в стороне.
Ван Тэнфэй! После множества перипетий в жизни он повзрослел. Он пережил немало опасностей и однажды оказался на краю гибели, но смерть обошла его стороной. В Ван Тэнфэе не осталось ничего от того идеального юноши, коим он был на планете Южные Небеса. Жизнь сделала из него неразговорчивого человека, растерявшего былое высокомерие. Пережитое позволило ему по-новому взглянуть на жизнь.
Сейчас он с негромким смехом посмотрел на Бессмертное Треволнение и врата бессмертия. При этом его глаза горели одержимостью. Перед его глазами стояла картина уничтожения родного клана на планете Южные Небеса, его падения. Когда-то он был избранным, но та трагедия отняла у него всё. В конечном итоге он решил помочь патриарху выполнить его цель. Во всех этих сценах его неотступно преследовала тень Мэн Хао. От неё невозможно было избавиться, да и она сама никак не хотела исчезать. Она неотступно преследовала его ещё с секты Покровителя...
"Мэн Хао…"
Ван Тэнфэй запрокинул голову и расхохотался, а потом полетел навстречу Бессмертному Треволнению. Раздался рокот, и задрожали звёзды. Все секты и кланы сейчас наблюдали за Ван Тэнфэем. Особенно... клан Ван!
До этого момента они не принимали Ван Тэнфэя в расчёт. Он был родом из побочной ветви клана с захолустной планеты Южные Небеса. Но сейчас при взгляде на него сердца старейшин клана затрепетали. Ван Тэнфэй, словно сияющее солнце, мчался вверх сквозь Бессмертное Треволнение. Врата бессмертия были открыты, и оттуда ударил бессмертный свет. В итоге ему удалось открыть 95 меридианов! С таким количеством меридианов он уступил Фань Дун’эр и Фан Вэю, однако же произошедшее всё равно потрясло многие кланы и секты.
Особенно выделялась странность, произошедшая после открытия всех 95 меридианов. Сторонние наблюдатели не заметили ничего странного, но у старейшин клана Ван чуть сердце не выпрыгнуло из груди. На теле Ван Тэнфэя появился странный образ, похожий на какое-то небесное светило. Этот образ не был гигантских размеров, а совсем крошечным, и появился он... у него на лбу! Он вращался там, испуская невероятную ауру, отчего тело Ван Тэнфэя казалось совершенно иным и не таким, как раньше.
— Это... метка линии крови Древнего Бога!
— Это дитя сумело разбудить самую могущественную линию крови всего нашего клана Ван — линию крови Древнего Бога!
Весь клан Ван пришёл в движение, немало людей направилось к астероиду, чтобы выступить в качестве защитников дхармы.
В бамбуковом лесу запретной части клана Ван сидел старик, который в прошлом отчитывал Ван Му. Он сидел на корточках на длинном стебле бамбука. Его костлявое тело обтягивала пергаментная кожа, а лицо несло на себе отпечаток бесконечной древности. Обычно он казался довольно неприятным человеком, но сейчас он резко посерьёзнел, при этом в его глазах вспыхнул устрашающий свет. Он поднял голову и внимательно посмотрел на звёзды.
— Наконец-то... появился наследник достойный линии крови этого нечестивца... Он явно превзойдёт по силе остальных появившихся недавно ублюдков.
По истечении чуть меньше двух недель врата бессмертия снизошли во множестве регионов Девятой Горы и Моря. Если бы не Фан Вэй, то Чжао Ифань с 97 открытыми меридианами стал бы главной новостью всего региона. Из-за него три великих даосских сообществ вновь оказались под пристальным вниманием всех кланов и сект.
Следом за ним бессмертие обрёл Сун Лодань. Потом к ним присоединился Тайян Цзы. Следующим был Сунь Хай, чей переход на царство Бессмертия открыл ему 90 меридианов. На фоне других это число не так впечатляло, но в действительности он не сильно от них отстал и мог считаться достойным представителем новой эры. Ли Лин’эр тоже открыла врата бессмертия и прошла Бессмертное Треволнение. Искупавшись в бессмертном свете, она открыла 96 меридианов. Это показывало, насколько богатыми и могущественными были четырёх великих клана Девятой Горы и Моря!
После перехода к истинному бессмертию все избранные повели себя одинаково: их взгляд устремлялся к планете Восточный Триумф, словно они ожидали чьего-то появления!
Фань Дун’эр, Фан Вэй и все остальные избранные находились под пристальным фокусом мира практиков, поэтому секты и кланы постепенно поняли причину такого их странного поведения. Даже вольные практики начали кое-что замечать. Вскоре по Девятой Горе и Морю поползли слухи.
— Избранные ждут появления практика по имени Мэн Хао. Он также известен под именем Фан Хао из клана Фан!
— На планете Южные Небеса он заставил всех избранных покориться ему. А потом во время восхода солнца на востоке планеты Восточный Триумф он превзошёл всех и даже десять вдохов смотрел прямо на солнце!
— Он стал первым человеком, с кем Фан Вэй захотел сразиться после обретения истинного бессмертия!
— А вы знали, что как-то Фань Дун’эр оскорбила его, и он навязал ей Карму. С тех пор её преследует труп какой-то женщины!
— Болтают, что Ли Лин’эр его будущая избранница!
— Я слышал, что Тайян Цзы, Сун Лодань и Ван Му проиграли ему в схватке!
— По слухам, Чжао Ифань как-то признался, что по силе уступает Мэн Хао!
— А я вот слышал, что ему как-то удалось взять в плен Цзи Инь из клана Цзи!
— Не слышали историю про его стопку долговых расписок и про то, что другие избранные должны ему огромную кучу денег?!
— Все они ждут... обретения Мэн Хао бессмертия!
Имя Мэн Хао звучало по всей Девятой Горе и Морю и даже добралось до планеты Южные Небеса. Фан Сюфэн и Мэн Ли стояли на вершине Башни Тан и смотрели на звёзды, глубоко в душе молясь за своего сына.
Всё это время Мэн Хао провёл в гробнице земли предков. Он умудрился создать не три, не четыре, а целых пять меридианов! Сейчас он работал над шестым. От туманного дракона осталась меньше половины туловища. Гробницу тоже больше не заполнял туман.
Мэн Хао всё ещё не закончил заниматься культивацией. Он хотел достичь чего-то совершенно неслыханного. Ему мало было просто подготовиться, он хотел настоящего прорыва в момент перехода к истинному бессмертию. Он либо не станет ничего делать, либо изумит всех людей в совершенно невиданной манере.
Когда шестой меридиан сгустился на пятьдесят процентов, его тело затопил гул. Он продолжал и вскоре добился шестидесяти процентов, следом семидесяти... а потом и восьмидесяти! Мэн Хао не знал, сколько уже находился в гробнице, но он не хотел терять время, поэтому продолжал усиленно работать над культивацией. В итоге он достиг девяноста процентов, а потоми сотни. В этот момент внутри него расцвела безграничная энергия. Разгорелся величественный свет, отчего его тело стало полупрозрачным, словно кристалл. В следующий миг он выглядел практически как духовный камень. Что интересно, если бы Мэн Хао сейчас увидел себя, то он... мог бы влюбиться.
Шестью меридианами дело не ограничилось. Мэн Хао без тени сомнений сфокусировал силу культивации и начал поглощать ещё больше силы туманного дракона, создавая тем самым седьмой бессмертный меридиан! Мэн Хао в полной мере осознавал, что в стародавние времена этот бронзовый дракон был устрашающим существом. Иначе спустя столько веков в нём бы не сохранилось такое количество бессмертного ци. Вскоре седьмой бессмертный меридиан был завершён.
Фан Линьхэ и Фан Даохун ожидали на границе туманной тверди небес. Они не знали, что сейчас творилось внутри. Оба только видели, как Мэн Хао вошёл в туманную твердь небес, а потом земли предков превратились в море тумана. Седьмой патриарх в воздухе внимательно следил за изменениями в туманной тверди небес и в конечном итоге пришёл к выводу, что Мэн Хао там настигла радикальная трансформация, которая позволила ему развиваться семимильными шагами.
Шло время. До открытия земли предков осталось всего три дня. Мэн Хао в гробнице закончил седьмой бессмертный меридиан. Его полупрозрачное тело лучилось ярким светом, озаряя всю гробницу.
Открывшиеся глазах Мэн Хао сияли невиданным доселе светом. Было в нём что-то проникновенное, похожее на лунный свет, отражающийся от текущей воды. От туманного дракона остался только хвост. Хранящийся в нём бессмертный ци был такой же плотный, как и всегда, вот только осталось его не очень много.
"Я могу открыть... ещё один меридиан!"
С безумным блеском в глазах он глубоко вдохнул и начал вращать культивацию, высвободив силу семи бессмертных меридианов. С гулом он начал поглощать хвост туманного дракона. С начало создания восьмого меридиана его тело выглядело так, словно могло в любой момент взорваться. Аура внутри него стала усиливаться, даже Мэн Хао терялся в догадках, к какому царству она принадлежала. Хотя это не имело особого значения.
В голове Мэн Хао сейчас была всего одна мысль: сконцентрировать силу до предела и создать восьмой бессмертный меридиан!
"Если с этим меридианом всё удастся, тогда теоретически я смогу открыть не 101 бессмертный меридиан, а 108... Но это всего лишь теория. В действительности возможно даже... превысить и это число! Неважно, что произойдёт, я потом и кровью готовился к переходу на царство истинного Бессмертия. Я пережил столько, что другим и не снилось. Мои бессмертные меридианы... точно превзойдут все остальные! Но моей целью является не просто превзойти других людей, моей цель... всегда было... превзойти себя самого! Постоянно превосходить себя, постоянно пробиваться через воздвигнутые мной барьеры! Я до самого конца буду следовать собственным путём! Посему Дао Мэн Хао — это направление, свобода, независимость! Совершенно свободный, ничем не связанный! Чего бы я ни пожелал, лучше бы Небесам это иметь! Всё, что мне не по нраву, не должно существовать на Небесах! Властный, свободный. Таково... Дао Мэн Хао!"
С гулом в тело Мэн Хао устремился бессмертный ци, который принялся строить восьмой меридиан. Десять процентов, тридцать, пятьдесят...
Прошло два дня. До открытия земли предков остались всего сутки. Восьмой меридиан Мэн Хао... был завершён на сто процентов! Восьмой бессмертный меридиан!

Глава 965: Открытие земли предков

Восьмой бессмертный меридиан вызвал в Мэн Хао новый всплеск силы. По его жилам тёк бессмертный ци, а сам он испускал могучее давление. Его глаза сияли бессмертным светом, подобно двум горящим лампам, которые смогли разжечь пламя жизни в этой гробнице. Теперь весь мир вокруг него выглядел по-другому, яснее. Он мог разглядеть крошечные пылинки и даже увидеть их структуру.
— Потрясающее... чувство, — прошептал он.
Восьмой меридиан был его пределом. В округе не осталось бессмертного ци для дальнейшего прогресса культивации — весь туманный дракон растворился внутри Мэн Хао. На гробницу опустилась тишина. Когда он медленно поднялся, из его тела послышался хруст — результат невероятной силы, циркулирующей внутри него.
"Как только я покину землю предков, нагрянет моё Бессмертное Треволнение!"
С ярким блеском в глазах он вызвал яркую вспышку силы, чтобы проверить, насколько велико было обретённое им благословение. Вскоре Мэн Хао поднял голову и огляделся. Из алхимической печи исчез весь туман, на яшмовом блюде внутри лежал сияющий и прозрачный словно хрусталь фрукт нирваны! В аромате этого невероятно красивого фрукта чувствовалось великое Дао. Похоже, этот фрукт нирваны был полностью восстановлен.
Мэн Хао подошёл к алхимической печи и с блеском в глазах взглянул на фрукт нирваны. Спустя пару секунд в них разгорелась решимость. Он ловко достал его и поднёс поближе.
"Фрукт нирваны... патриарха первого поколения, — Разглядывая фрукт нирваны, он осознал, что у него было два варианта. — Мне пришлось столько ждать, и всё ради этого фрукта нирваны. Что ж, не вижу причин для сомнений!"
Мэн Хао рассмеялся про себя. Наконец он повернулся к трупу патриарха первого поколения, сложила ладони и низко поклонился. Время для сомнений закончилось. Тот факт, что фрукт нирваны полностью восстановился, вобрав в себя семицветную жидкость, не беспокоил Мэн Хао. Он осторожно поднёс фрукт ко лбу и приложил к коже. Пришла пора рискнуть! Фрукты нирваны нельзя есть как обычные фрукты. Они напрямую вбирались в тело.
Как только он коснулся лба Мэн Хао, его тело загудело, словно его вот-вот должно было разорвать на части. Фрукт стремительно растворился во лбу, бесследно исчезнув внутри его тела. Внезапно Мэн Хао затрясло. В нём вспыхнула чудовищная сила, которая быстро затопила каждый уголок его тела, а потом начала циркулировать по жилам в бесконечном цикле. Эта сила быстро нашла множество запечатанных областей внутри тела Мэн Хао, областей, о которых он и не подозревал, а потом с силой прорвала их!
Из глаз, ушей, носа и рта Мэн Хао потекла кровь. Все его поры раскрылись и начали расширяться. Его руки и ноги пронзила невероятная боль, однако же его глаза по-прежнему ярко сияли. Он не чувствовал в происходящем опасности для себя. По его ощущениям эта новая сила, циркулирующая в его теле, делала его сильнее!
Позади него вырос идол дхармы, а следом за ним появился второй! Он отличался от изначального идола дхармы Мэн Хао, хотя определённое сходство всё же было. Второй идол дхармы... принадлежал патриарху первого поколения! В Мэн Хао поднялась ещё более могучая сила, отчего он весь взмок от пота. Однако его глаза всё ещё сияли.
"Так вот... каково это использовать фрукт нирваны! Я могу сотворить второго идола дхармы, а моя культивация может вспыхнуть с ещё большей силой! И всё же... помимо дополнительного идола дхармы у фрукта нирваны есть куда более важная функция... Он может резко усилить мощь моих бессмертных меридианов! Сейчас у меня 8 таких. После поглощения фрукта нирваны я буду обладать силой 16 меридиан! Вот истинное назначение фрукта нирваны!"
На лбу и шее Мэн Хао взбугрились вены. Обладая 8 бессмертными меридианами, под его контролем становилось в два раза больше силы!
"Фан Вэй не использовал эту силу, потому что это возможно только по достижении царства Бессмертия! Если я открою 100 меридианов и использую фрукт нирваны, то получу силу 200 бессмертных меридианов! У других сект и кланов предположительно есть похожие секретные техники и заклинания. Но если взять в расчёт редкость фруктов нирваны, то вполне логичным является вывод, что такие секретные техники далеко уступают фруктам! В противном случае клан Фан не смог бы сохранить статус одного из четырёх великих кланов, особенно во времена, когда её члены не порождали фрукты нирваны!"
С нарастанием силы Мэн Хао дрожал всё сильнее. Вот только он чувствовал, что не сможет оставаться в состоянии слияния слишком долго. Он с большим усилием поднял голову и протянул руку к сфере, вращающейся вокруг тела патриарха первого поколения. В этот раз ему достаточно было просто схватить сферу, чтобы она начала вибрировать. С гулом из сферы брызнул яркий свет. После секундной паузы, как будто сфера принимала решение, она внезапно превратилась в луч света. Он ударил в ладонь Мэн Хао, превратившись там в звёздный камень. Он спокойно лежал на его раскрытой ладони, сияя невероятно красивым звёздным светом.
Мэн Хао какое-то время просто любовался звёздным камнем, а потом сомкнул на нём пальцы и сильно сдавил. В этот момент из камня пошли волны, они проникли в разум Мэн Хао, где превратились в мнемотехнику, состоящую из нескольких строф. Мнемотехника заклинания Одна Мысль Звёздная Трансформация!
"Теперь понятно, почему никому так и не удалось получить Одну Мысль Звёздная Трансформация! Она связана с гробницей и самое важное... получить просветление о ней может только один человек! После передачи наследия, никто больше не может выучить его, пока не умрёт этот человек! Причина кроется в том, что Одна Мысль Звёздная Трансформация — это и даосская магия, и одновременно не даосская магия! Это магический предмет... и в то же время не магический предмет! После слияния такой магический предмет временно может вспыхнуть волей неуязвимости!"
Обретя просветление, он вновь сжал звёздный камень, расплавив его до состояния чёрной жидкости. Она сначала покрыла его руку, а потом расползлась по всему телу, впитываясь в кожу. В следующий миг в его левом глазу появились вкрапления звёздного света. Эти мерцающие вкрапления выглядели очень странно, словно весь левый глаз Мэн Хао обратился в звёздное небо. Когда он поднял глаза, появились внушающие ужас волны. Ни один человек не смог бы сохранить присутствие духа, посмотри он сейчас ему в глаза.
Вобрав в себя звёздный камень, Мэн Хао задрожал, а его глаза резко расширились. На его лбу проступило ещё больше вен, да и его тело ощущалось так, будто оно находится на волосок от взрыва. С гулом из его лба показался недавно поглощённый фрукт нирваны. Похоже, он не мог больше оставаться внутри него.
В этот момент Мэн Хао отчётливо ощутил в этом фрукте нирваны следы Дао. Это Дао хранило в себе бескрайнее звёздное небо, бесчисленное множество магических техник и божественных способностей. Там даже были мысли, не принадлежащие ему. Как будто... это были воспоминания другого человека, отголоски кого-то, жившего в далёком прошлом! Древность, огромные перемены.
Перед мысленным взором Мэн Хао появился мужчина с длинными белоснежными волосами. Вокруг него вращались четыре фрукта нирваны, находящиеся в постоянной трансформации. От каждого из них исходила такая аура, что даже Мэн Хао стало страшно. Любой такой фрукт обладал достаточной мощью, чтобы расколоть пополам Небо и Землю и обрушить небесные светила. Этим человеком был патриарх первого поколения! В его глазах горел огонёк одержимости. В окружении звёздного света, он прокладывал себе путь к недостижимой вышине.
Вопреки воле Мэн Хао видение внезапно оборвалось. Его лицо побелело, когда изо лба самовольно вылетел фрукт нирваны и приземлился ему на ладонь. Утерев кровь в уголках губ, Мэн Хао сел в позу лотоса для медитации. Ему хватило пары мгновений, чтобы восстановиться и привести себя на пик формы. Мэн Хао глубоко вздохнул и успокоился, после чего произвёл мысленные расчёты.
"Тридцать вдохов! Поскольку фрукт нирваны патриарха первого поколения мне не принадлежит, с моей нынешней культивацией я могу соединиться с ним на тридцать вдохов времени! Если бы это были мои фрукты нирваны, тогда наше с ними соединение было бы... вечным!"
В глазах Мэн Хао вспыхнул странный огонёк.
"Интересно, куда в видении направлялся патриарх первого поколения? Должно быть, я пережил его воспоминание. Воспоминание, скрытое во фрукте нирваны. Возможно... у фруктов нирваны есть ещё какие-то неизвестные мне свойства!"
Когда он вспомнил о четырёх фруктах нирваны, кружащих вокруг патриарха первого поколения, и исходящей от них ауры, способной расколоть Небеса, у него в голове возникло имя: "Фан Вэй..."
Мэн Хао поднял глаза вверх, при этом сияли они недобрым светом. Наконец он повернулся и отдал низкий поклон патриарху первого поколения, после чего взмахом руки распахнул врата храма и вышел наружу.
"Пришла пора возвращаться!"
В туманной тверди небес Мэн Хао вновь достал бронзовую лампу. Окружающий его туман заколыхался и начал редеть, вновь открыв ему проход. Назад он вернулся значительно быстрее: через несколько часов он вылетел с территории туманной тверди небес. Снаружи он не обнаружил следов ни Фан Линьхэ, ни Фан Даохуна. Он также почувствовал огромную воронку в удалённой части земли предков.
"Путь назад открыт!" — подумал он.
Он посмотрел вдаль, не зная, сколько ещё будет открыт выход. Фан Даохун и остальные явно уже вернулись в клан. Остались только Мэн Хао и терракотовый солдат. С появлением хозяина глаза статуи ярко засветились. Во взгляде Мэн Хао читалось явное нежелание расставаться с терракотовым солдатом. Во время путешествия по землям предков он по разрозненным намёкам постепенно пришёл к определённым выводам. А с возросшей культивацией он теперь видел всё ещё более чётко.
За все те века, что терракотовый солдат ожидал Мэн Хао, он претерпел определённые трансформации. Он настолько ассимилировался с землёй предков, что может существовать здесь вечно и находиться при этом на пике своей силы. Но стоит ему провести в мире снаружи слишком много времени, как он начнёт ветшать и очень быстро постареет на десятки тысяч лет.
"Единственный способ забрать тебя с собой, найти где-то фрагмент Руин Бессмертия. Только так терракотовый солдат может надолго покинуть это место".
Мэн Хао вновь расположился на статуе, после чего она вернулась к своей гигантской форме и на огромной скорости полетела к выходу. Чем ближе они были к выходу, тем сильнее становилась аура распада. Это подтвердило предположение Мэн Хао. Он тяжело вздохнул, его нежелание расставаться с ним уступило желанию сберечь его. Мэн Хао решил оставить терракотового солдата рядом с обрушенными горами, в месте, где он его нашёл.
— Ступай обратно и вновь обратись в статую, — мягко сказал он. —Обещаю, однажды я вернусь и заберу тебя с собой. Одно жаль: с закрытием земли предков наша с тобой связь оборвётся.
После этих слов глаза статуи блеснули. Она резко вскинула двуручный меч и рубанула по воздуху, оставив в небе огромную прореху. Мэн Хао сразу оживился.
— Ты можешь выбраться отсюда, когда захочешь? — спросил Мэн Хао. — Другими словами, ты можешь отправиться куда захочешь?
Терракотовый солдат утвердительно кивнул, а потом покачал головой. Наконец он внимательно посмотрел на Мэн Хао, а потом впервые заговорил:
— Клан Фан... земля предков... пятьсот километров... смогу защитить тебя, — прозвучал его приглушённый и хриплый голос.
От звуков этого голоса сердце Мэн Хао сжалось. Этот голос он не забудет до самой смерти: голос Кэ Юньхая.
— Названный отец...
Только сейчас Мэн Хао понял, что для создания терракотового солдата Кэ Юньхай использовал не только жизненную силу из лампы в форме дракона с фитилём в виде феникса, а ещё и прядь своей души.
Спустя очень много времени Мэн Хао одарил терракотового солдата прощальным взглядом и полетел к выходу. Задвинув нахлынувшие было воспоминания в потаённый уголок своего сердца, он засиял новой аурой: жестокой и кровожадной. Он был подобен обнажённому клинку, чьё лезвие холодно блестело в свете луны!
"Фан Вэй, пришла пора с тобой покончить!"

Глава 966: Буря собирается

В главном храмовом зале клана Фан планеты Восточный Триумф было не протолкнуться. Весь родовой особняк буквально кишел людьми, некоторым даже не хватило места, поэтому они были вынуждены остаться снаружи. Все алхимики подразделения Дао Алхимии и подмастерья ждали. Помимо клана Фан другие могучие фракции и практики планеты Восточный Триумф, немного узнав о Мэн Хао, тоже выжидали. Что интересно, практически во всех сектах и кланах Девятой Горы и Моря люди с нетерпением ждали появления человека, который сумел привлечь внимание всех известных избранных, недавно ставших истинными бессмертными. Мэн Хао пока не появился, но его имя уже звучало в каждом уголке Девятой Горы и Моря.
Люди наблюдали за Фан Вэем, сидящим в позе лотоса перед главным храмом. Наконец он медленно поднял голову и с холодным блеском в глазах посмотрел в сторону храмового зала. Именно в этот момент после долгой тишины главный старейшина уверенно взмахнул рукавом. С рокотом в воздухе разверзлась воронка. Вращаясь, она начала вылетела из главного храмового зала, пока не оказалась в небе, где бы её все могли видеть.
— Земли предков открыты! Фан Хао скоро появится!
— Какой смысл ему возвращаться? Принц Вэй хочет убить его, ему точно конец!
— Жаль. Его линия крови сильнее, чем у Фан Вэя, да и их скрытые таланты находятся примерно на одном уровне, только в своевременности достижения бессмертия он немного отстал... Не зря же говорят, стоит отстать один раз, и потом уже не угонишься. Это особенно будет актуально при переходе с истинного бессмертия к царству Древности в будущем.
В оживлённо гудящей толпе стоял Фан Си, его кулаки были стиснуты настолько сильно, что даже костяшки пальцев побелели. Но он продолжал верить в способность Мэн Хао совершить чудо!
"Фан Хао, братишка, ты обязан победить!"
Внешне Фан Вэй сохранял спокойствие, но его глаза сияли жаждой убийства и всё возрастающим желанием сразиться с Мэн Хао. Остальные видели, как он взглядом буравил воронку в воздухе. Он долго ждал этого дня, и наконец он наступил. Фан Вэй хотел, чтобы весь клан Фан, все секты и кланы Девятой Горы и Моря знали, что именно он являлся лучшим избранным этого поколения! Он, Фан Вэй, был будущей опорой всего клана Фан!
Нанесённое ему оскорбление во время восхода солнца и испытанное тогда унижение сегодня будет отомщено!
"Фан Хао, ты лишь ступенька на моём пути к величию! Твоя единственная роль — стать отправной точкой, с которой я начну восхождение вверх!"
Его лицо буквально светилось высокомерием, его сердце переполнял холод. С каждым вдохом его жажда убийства росла, отчего он всё больше напоминал острейший клинок!
В этот момент время, казалось, застыло и весь мир погрузился в тишину. Неисчислимое множество пар глаз сейчас наблюдало за выходом из земли предков!
Внезапно воронка в воздухе засияла слепящим светом, а потом её поверхность подёрнулась рябью, словно водная гладь, и оттуда показался силуэт. С появлением этого силуэта у одних глаза расширились от удивления, а другие затаили дыхание. Жажда крови Фан Вэя достигла абсолюта, вызвав в небе громовые раскаты. Некоторым даже показалась, что внезапно повеяло холодом!
Вскоре предвкушение этих людей сменилось изумлением. Вышедшим из воронки человеком... оказался старик с длинными седыми волосами. Оказавшись по другую сторону воронки, на его лице расцвела настолько радостная улыбка, словно ему чудом удалось избежать гибели. После пережитых ужасов в землях предков его до сих пор била крупная дрожь. Внешне он напоминал человека, который только в клане наконец смог с бросить с плеч терзающие его тревоги. К тому же по его напряжённой позе можно было подумать, что сейчас ему было страшно за собственное безрадостное будущее.
— Это не Фан Хао, это же...
— Старейшина Фан Шуйюнь!
— Почему он вышел из земли предков?!
Клан Фан был ошеломлён появлением старика. Фан Сюшань застыл словно громом поражённый, а потом слегка поменялся в лице. Главный старейшина нахмурил брови. Выбравшийся из воронки старик явно не ожидал увидеть чудовищных размеров толпу членов клана. При виде сидящего в позе лотоса Фан Вэя он сразу ощутил от него эманации истинного бессмертия.
"Он достиг истинного бессмертия. Ага, Фан Сюшань... теперь я всё понял!"
Старик покрасневшими глазами свирепо посмотрел на Фан Сюшаня и прорычал:
— Фан Сюшань, между нами ещё ничего не кончено! Я не успокоюсь, пока не сведу тебя в могилу!
От этих слов по толпе прокатился коллективный вздох. Никто не понял, что имел ввиду Фан Шуйюнь. Не успели зрители начать обсуждать услышанное, как воронка позади старика опять подёрнулась рябью. В слепящем свете показалось три силуэта. Никто из них не был Мэн Хао!
Появление ещё трёх практиков лишь усилило градус изумления многих членов клана. Все трое тоже являлись старейшинами клана! Всеобщее недоумение быстро сменилось задумчивостью, люди начали гадать, почему все эти старейшины оказались в землях предков. Большинство полагало, что из воронки выйдет один Мэн Хао.
Трое новоприбывших сначала посмотрели на Фан Вэя, который явно находился на царстве Бессмертия, а потом гневно смерили взглядом Фан Сюшаня. В их голосе отчётливо слышался леденящий холод и непередаваемый гнев. Как и первый старик, ненависть к этому человеку пронизывала их до самых костей.
— Фан Сюшань! Ты заслуживаешь самой страшной смерти!
— Тебе лучше предоставить достойное объяснение, иначе тебе конец!
— Фан Сюшань, как ты мог нас так подставить?! Нашей вражде уже ничто не сможет положить конец!
Дело было не в том, что они не могли держать язык за зубами. Просто произошедшее в землях предков полностью выбило их из колеи. С их культивацией и мудростью они прекрасно понимали, что, если будут раздувать скандал, их ждут неприятные последствия. И всё же... с открытием земли предков они планировали использовать особый метод, подготовленный для них Фан Сюшанем, для скрытого побега оттуда. С помощью этого метода они смогли бы выбраться наружу не через главный выход. Их ярость была вполне объяснима, ведь особый метод Фан Сюшаня... не сработал!
Они сразу пришли к выводу: Фан Сюшань изначально планировал от них избавиться. Удастся им убить Мэн Хао или нет, по возвращении в клан через главную воронку они не смогут объяснить, что делали в землях предков. Посещение земли предков без особого разрешения клана каралось смертью. По их мнению, у Фан Сюшань явно имелось несколько планов, как уйти от ответственности за содеянное. Сперва они не сразу сообразили, как именно он собирался это сделать, но, собравшись с мыслями, они почувствовали в Фан Вэе ауру царства Бессмертия и поняли его замысел. Поскольку Фан Вэй стал истинным бессмертным, Фан Сюшань, как его отец, сможет избежать наказания. Вот почему они ни с того ни с сего начали обвинять Фан Сюшаня. Вот почему после выхода из воронки они сначала посмотрели на Фан Вэя, а потом гневно начинали кричать на Фан Сюшаня.
Маска на лице Фан Сюшаня дала трещину. Он лично нанял этих людей убить Мэн Хао. По его изначальному плану с открытием земли предков они должны были воспользоваться его особым методом и выйти оттуда незамеченными, минуя главный выход. Вот только, похоже, что-то пошло не по плану, да и ситуация стремительно выходила из-под контроля. После гневных слов старейшин лицо Фан Сюшаня потемнело, а в глазах появился холодный блеск. Конец всему положил главный старейшина взмахом своего широкого рукава.
— Довольно! Клан позже во всём разберётся. А пока поумерьте пыл!
Старейшины, выбравшиеся из воронки, гневно буравили Фан Сюшаня взглядом, однако из страха перед главным старейшиной они замолчали и не стали ничего предпринимать. Когда четверо старейшин отошли в сторону, из воронки опять брызнул яркий свет, приковав к себе всеобщее внимание. Фан Вэй тоже хмуро поднял глаза на воронку. Однако... из неё выбралось два силуэта. И вновь это был не Мэн Хао, а Фан Линьхэ и Фан Даохун. Они изначально планировали подождать Мэн Хао в землях предков, но с открытием выхода их подхватил странный ветер и, прежде чем они успели среагировать, унёс прочь от туманной тверди небес. Загадочный ветер доставил их прямиком к выходу наружу. Как только они оказались на другой стороне, то сразу привлекли к себе всеобщее внимание.
— Не могу поверить, это опять не Фан Хао!
— Становиться всё интересней и интересней. В земли предков каким-то образом попало шестеро старейшин клана. Как им это удалось? И что им надо было внутри?!
— В землях предков находился Фан Хао. Может ли такое быть... что эти старейшины отправились туда с целью ему навредить?
Разумеется, многие члены клана были людьми сообразительными, поэтому они быстро проанализировали всю ситуацию и пришли к довольно очевидному выводу. Быстрее всех обо всём догадались члены прямой ветви, отчего они сразу же пришли в ярость. Многие их старейшины вышли вперёд, включая девятнадцатого дядюшку. Они были настолько взбешены, что в их глазах появилась невиданная доселе жажда убийства, направленная на членов их же клана.
Фан Сюшань холодно улыбался, как будто его не заботило происходящее. Если бы Фан Вэй не стал истинным бессмертным, тогда этот инцидент навлёк бы на него страшное наказание, но раз этого не произошло, то ему было не о чем волноваться.
"Я под покровительством шестого патриарха, это ничтожество Фан Хао ничего мне не сделает!" — эта мысль уняло тревоги в сердце Фан Сюшаня. Рядом с ним стоял дедушка Фан Вэя, он нахмурил брови, но ничего не сказал.
Фан Линьхэ и Фан Даохун скользнули взглядом по толпе. Они не стали поносить Фан Сюшаня, вместо этого они, не обращая ни на кого внимания, сели в позе лотоса рядом с воронкой. Эта сцена потрясла многих зрителей. Глаза главного старейшины расширились от удивления, даже он почувствовал, что происходит нечто странное.
Когда догорела благовонная палочка воронка вновь начала быстро вращаться. Только в этот раз с громоподобным рокотом из воронки начал медленно выходить высокая и стройная фигура.
Прежде чем она успела выйти, в небе над планетой Восточный Триумф разразилась гроза с громом и молниями. Тучи накладывались друг на друга слой за слоем, при этом оттуда постоянно доносились мощнейшие громовые раскаты. Огромные тучи треволнения появились в считанные мгновения. Эти тучи выглядели совершенно невероятно. Люди внизу не могли поверить своим глазам. Всё потому, что эти тучи треволнения были титанических размеров! Они накрыли всю планету Восточный Триумф!
Со стороны звёздного неба планета Восточный Триумф теперь напоминала огромную сферу клубящихся облаков. Вся Девятая Гора и Море изумлённо наблюдала... как область туч треволнения продолжает расти! Фань Дун’эр, Фан Вэй, остальные избранные, ступившие на истинное бессмертие, не смогли вызвать такие тучи треволнения, способные устрашить небо и сотрясти землю!
По сравнению с клубящейся и рокочущей чернотой в небе вызванные ими тучи были даже недостойны упоминания!
"Ч-ч-чт-что это за Треволнение такое?!"
Этот вопрос сейчас прозвучал в головах всех наблюдающих за небом практиков.

Глава 967: Бессмертное Треволнение Парагона

Практики планеты Восточный Триумф, члены клана Фан, люди из различных сект и кланов Девятой Горы и Моря — все были поражены! Их глаза расширились от удивления, и у них зазвенело в ушах при виде ширящихся туч треволнения, накрывших планету Восточный Триумф.
— Что... это за Треволнение?
— Разве бывает такое Бессмертное Треволнение?!
— Это просто не могут быть тучи треволнения! Может, грядёт какая-то чудовищная катастрофа?
— Такого Треволнения просто не может быть!
Планета Восточный Триумф захлестнула волна смятения, как и всю Девятую Гору и Море. В глазах всех этих людей застыло непередаваемое изумление. Больше всех были удивлены избранные различных сект и кланов, одни начисто лишились дара речи, у других закружилась голова. Фан Вэй окаменел. При виде этих туч Треволнения у него внутри всё задрожало. Его маска спокойствие рассыпалась на части.
"Невозможно!" — раз за разом повторял он у себя в голове.
В мире Бога Девяти Морей Фань Дун’эр стояла перед огромным кристаллом, который показывал происходящее на планете Восточный Триумф. Щёки девушки приобрели нездоровую бледность, а в глазах, неотрывно следящих за проекцией в кристалле, застыло полнейшее неверие. На самом деле ей не требовалось смотреть в кристалл. С её божественным сознанием она чувствовала появившиеся над Девятым Морем флуктуации, причиной тому были невероятные события, происходящих на планете Восточный Триумф.
"Это он?.. — задумалась она. — Даже если это и он, во время обретения истинного бессмертия нельзя вызвать такие тучи треволнения. Никогда ни о чём подобном не слышала. Насколько... тщательно он подготовился, чтобы совершить такой прорыв?!"
Чжао Ифань в гроте Высочайшей Песни Меча онемело смотрел в небо. Его новообретённая слава только начала залечивать его сердце Дао, но тут оно опять... стало рассыпаться на части.
— Как такое возможно?.. — пробормотал он, дрожа. — Его истинное бессмертие... отличается от моего?
Ван Тэнфэй находился в клане Ван. Костяшки на его пальцах побелели, а на шее взбугрились вены. Он просто не мог оставаться спокойным!
"Так это его истинное бессмертие?.."
Сунь Хай, Сун Лодань, Ван Му, Тайян Цзы и остальные практики, недавно достигшие истинного бессмертия, почувствовали, как всё их естество затопил чудовищный гул. Ли Лин’эр наблюдала за Небесами. Её с Мэн Хао связывали непростые отношения, и сейчас в её разуме царил хаос. Она ожидала его восхождения к бессмертию, но сейчас у неё просто в голове не укладывалось, как его тучи треволнения могли быть настолько гигантскими. Чу Юйянь и Дух Пилюли тоже почувствовали мощнейшие трансформации энергии Неба и Земли. На планете Южные Небеса за происходящим наблюдали родители Мэн Хао. Взгляды всех людей сейчас были направлены на планету Восточный Триумф.
Члены клана Фан недоверчиво посмотрели на фигуру, выходящую из воронки земли предков.
"Это всё из-за него?"
Сердца всех в клане Фан переполняло изумление. Фан Сюшань и дедушка Фан Вэя тяжело дышали. Даже главный старейшина выглядел так, будто у него выбили землю из-под ног.
В этот момент Мэн Хао медленно сделал шаг из воронки. Когда его нога пересекла границу воронки, Небо и Землю зарокотали с такой силой, будто сам воздух сейчас расколется. Поднялась сила, способная уничтожить всё живое. Как если бы в этих облаках скрывался бессмертный бог, чьи оглушительные крики сейчас слышали люди внизу. С рокотом тучи внезапно покраснели, будто их охватило пламя. Всё вокруг окрасилось в алый. То же произошло и со звёздным небом. Словно эти тучи хотели засвидетельствовать возвращение Мэн Хао и появление самого невиданного бессмертного Девятой Горы и Моря.
К этому моменту патриархи различных сект и кланов начали пробуждаться и покидать места для уединённой медитации. Даже патриархи трёх великих даосских сообществ отреагировали на невероятные события, затронувшие Девятую Гору и Море.
В родовом особняке клана Фан все патриархи, включая недавно вернувшегося седьмого патриарха и человека, которого он называл старшим братом, были изумлены увиденным. Если проследить родословную земного патриарх, то становилось понятно, что его с Мэн Хао предком был один и тот же всемогущий эксперт царства Дао.
— Он серьёзно подготовился, — растерянно прошептал он, — отсюда и такое яркое Бессмертное Треволнение. Но как так получается, что я не могу увидеть истинную глубину культивации этого паренька?.. Его подготовка поистине внушает ужас! Такого на моей памяти ещё не случалось! Во всех прочтённых мной древних хрониках я ни разу не видел упоминаний таких туч треволнения во время перехода к истинному бессмертию!
Взгляды патриархов других сект и кланов были направлены в сторону планеты Восточный Триумф. Каждый из них думал о своём. Рядом с Фань Дун’эр в мире Бога Девяти Морей стояла её наставница — старуха с культивацией царства Дао. Сейчас она хмурила брови.
"Какие глубочайшие приготовления для кого-то на царстве Духа! — подивилась она. — Только культивация с 90 или более меридианов способна вызвать такие тучи треволнения. Вот только... происходит что-то странное. Почему эти тучи треволнения таких гигантских размеров?!"
Патриархи многих сект и кланов сейчас тоже хмурились, придя к такому же выводу, как и старуха.
"В этих тучах треволнения есть что-то странное!"
"Даже если бы этот парень был ещё более ярким солнцем, чем он уже есть, даже будь его подготовка ещё лучше, маловероятно, что это бы вызвало такие тучи треволнения! Они больше походят не на тучи треволнения, а на странное знамение!"
"Может, он использует какую-то секретную магию?"
Постепенно патриархи выявили достаточно намёков, чтобы начать строить теории. Пока они наблюдали за планетой Восточный Триумф, Мэн Хао полностью вышел из воронки. В этот же миг тучи треволнения забурлили, и их озарили вспышки молний. Множество алых всполохов танцевало среди туч, излучая при этом устрашающую ауру.
Всё это время тучи треволнения продолжали расширяться в звёздное небо. Словно атакующая армия, они всё наступали и наступали. Издали это скопление туч напоминало какую-то причудливую демоническое знамение.
Всё вокруг дрожало! Даже клан Цзи Девятой Горы и Моря содрогнулся. С Девятой Горы на планету Восточный Триумф опустился древний взор. В этом взгляде, направленном на Мэн Хао, ощущалось чудовищное давление.
Мэн Хао сохранял спокойствие. Высокий, с развевающимися на ветру волосами и широким халатом. Его глаза сияли загадочным светом, хранящим в себе бесконечность звёздного неба. Его левый глаз искрился звёздным светом, который, казалось, был способен вобрать в себя души. Пока он стоял снаружи воронки, его аура ощущалась совершенно нормально, вот только небо полностью затянули клубящиеся и рокочущие алые тучи треволнения. На фоне этого Мэн Хао был похож на какого-то бессмертного бога!
Даже беглого осмотра хватило, чтобы понять: энергия Фан Вэя даже рядом не стояла с его энергией. Аура Мэн Хао как будто говорила... он станет бессмертным, согласны на это Небеса или нет! Такая властность и мощь словно говорила: "Если вы одобряете, ладно. Если же нет? Плевать!"
Все члены клана Фан не сводили глаз с Мэн Хао. Многие в страхе перед ужасающими тучами треволнения с трудом ловили ртом воздух.
— Фан Хао...
— Он вызвал эту энергию и накликал тучи треволнения, всё это он сделал, просто покинув земли предков! Фан Хао, собирается ступить на истинное бессмертие!
— Недавнее истинное Бессмертное Треволнение бледнеет на фоне всего этого. Принц Хао... воистину удивительный человек!
Члены прямой ветви клана были вне себя от радости. Фан Си по-прежнему стискивал кулаки, с нетерпением глядя на Мэн Хао.
"Фан Хао, братишка, ты точно справишься!"
При виде энергии Мэн Хао и жутких туч треволнения Фан Вэя начала бить мелкая дрожь, каждый вдох давался с большим трудом, а от напряжения на его лбу взбугрились вены. Он резко подскочил на ноги и закричал:
— Фан Хао! Сразись со мной, если не боишься!
Его громоподобный крик буквально сочился жаждой убийства. Когда 98 меридианов вспыхнули, его энергия забурлила. Позади него вырос идол дхармы, достаточно могучий, чтобы взгромоздить на плечи безбрежные просторы. На это Мэн Хао лишь спокойно посмотрел на Фан Вэя.
— Дай только открыть врата бессмертия, — невозмутимо произнёс он. — После этого тебе уже будет незачем со мной драться. Я просто заберу всё, что принадлежит мне.
Он повернулся навстречу тучам Треволнения в небе. Его глаза горели жаждой сражаться, наконец-то наступил момент, которого он так долго ждал! Пришло время ступить на истинное бессмертие!
Под взглядами миллионов глаз Мэн Хао резко взмыл к Небесам.
— Бессмертное Треволнение! Почему ты медлишь?!
Мэн Хао выглядел предельно спокойным, но внутри него клокотало желание схлестнуться с могучей силой в небе. Его голос пронзил тучи треволнения, отчего клубящаяся завеса втянулась назад. А потом сила его голоса пробила в тучах огромную дыру. В этот момент... из звёздного неба снизошли врата бессмертия с их поразительной аурой.
Врата бессмертия были настолько гигантскими, что планета Восточный Триумф на их фоне казалась совсем крошечной. На створах поблёскивали мириады магических символов, от них самих лился бессмертный свет. Огромные врата разогнали тучи и остановились перед планетой Восточный Триумф. Эти врата были больше всех остальных врат бессмертия, когда-либо появлявшихся во время обретения истинного бессмертия!
При виде врат бессмертия лицо Фан Вэя побелело. Размер его врат не достигал и десятой части зависшего над планетой колоссального исполина. К тому же с ними из туч показалось множество гигантских дворцов. Этой веренице небесных дворцов не было ни конца, ни края. Их видели не только с планеты Восточный Триумф, люди с трёх других планет благодаря особым техникам тоже стали свидетелями их появления. Каждый дворец в этой армаде был совершенно гигантских размеров и испускал бессмертную мощь, пронзившую всю Девятую Гору и Море. Девятая Гора закачалась, а в Девятом Море поднялись огромные волны. Практики различных сект и кланов и даже их патриархи были поражены увиденным.
В мире Бога Девяти Морей старуха рядом с Фань Дун’эр тяжело вздохнула, наконец она всё поняла.
"Эти врата бессмертия... Эти бессмертные дворцы... Я всё поняла! — подумала она. — Он не использует лозу бессмертного наития... он пытается достичь бессмертия своими силами! Сила воли этого дитя невероятна! Какая решимость! Какая судьба!"
Она оказалась не единственной, кто понял значение всех этих феноменов. Патриархи других сект и кланов, включая земного патриарха, пришли к таким же невероятным выводам.
"Если Небеса одобряют, чудесно. Если они не согласны, им всё равно придётся признать бессмертного, кто подтвердил свои Дао и самостоятельно достиг бессмертия. Теперь понятно, почему тучи Треволнения такие большие. С древних времён до наших дней на Девяти Горах и Морях практически невозможно встретить людей, подтвердивших в такой манере свои Дао. Только Кшитигарбха, Лорд Четвёртой Горы, самостоятельно подтвердил Дао и навеки подавил потусторонний мир!"
В этот момент где-то далеко, в одной из пещер Руин Бессмертия, сидела женщина в белом халате. Та самая, кто нарекла Мэн Хао тринадцатым в Эшелоне. Её глаза неожиданно распахнулись, и она посмотрела куда-то вдаль.
— Бессмертный парагон... — прошептала она с невиданным доселе блеском в глазах.

Глава 968: Преодолеть Треволнение

Красные тучи треволнения в Небесах загрохотали, словно где-то внутри маршировала могучая армия. От этого грохота содрогнулась вся планета Восточный Триумф. Тучи треволнения расширились за пределы планеты в звёздное небо. Они были настолько гигантскими, что в головах практиков из других сект и кланов, казалось, загрохотал гром.
Бессмертные дворцы среди туч были невероятно красивыми и богато украшенными, их бессмертная мощь волнами расходилась среди звёзд. К тому же, казалось, будто в этих бессмертных дворцах парило множество бессмертных. Несмотря на их иллюзорную природу, на Девятой Горе и Море нечто подобное происходило впервые. На всех Девяти Горах и Морях Бессмертное Треволнение с бессмертными дворцами считалось чем-то мифическим.
Врата бессмертия тоже внушали трепет в сердца людей. Эти древние гигантские двери парили снаружи планеты Восточный Триумф. Их первобытная аура воплощала собой волю самих Девяти Гор и Морей. Бессмертное Треволнение, врата бессмертия и бессмертные дворцы были совершенно необыкновенными!
Мэн Хао собирался стать величайшим истинным бессмертным среди всех истинных бессмертных!
Люди на планете Восточный Триумф наблюдали за Мэн Хао, несущимся к небу кометой. Как только он полетел вверх, тучи треволнения над ним засверкали вспышками красных молний. Словно из туч опустилась огромная сеть, которая объединилась в одну гигантскую красную молнию, способную расколоть напополам Небо и Землю. Эта молния ударила прямиком в Мэн Хао. Это было Бессмертное Треволнение!
При виде такого треволнения никто не смог сохранить невозмутимость: ни Фан Вэй, ни другие избранные других сект и кланов, ставшие истинными бессмертными. Что до остальных, у них перехватило дыхание. Неописуемые события в небе не шли ни в какое сравнение с треволнениями других избранных.
В каменной палате под родовым особняком клана Фан земной патриарх с шестью другими патриархами наблюдали за красной молнией.
— Пережить судьбу истинного бессмертного — это как стать избранником Неба и Земли, — сказал он. — Стать истинным бессмертным таким способом кажется трудно, но в действительности воля Девяти Гор и Морей всегда оставляет крошечный шанс на успех. В тех, кому удаётся достичь истинного бессмертия подобным образом, навсегда остаётся частица судьбы Девяти Гор и Морей! Использование лозы бессмертного наития, по сути, является жульничеством, поэтому не подразумевает наличие судьбы истинного бессмертия. По этой причине Бессмертное Треволнение намного сильнее. Однако, стоит открыть врата бессмертия, и человек получит такое же одобрение воли Девяти Гор и Морей. Достижение истинного бессмертия своими силами является самым тираническим из трёх путей. Он показывает полное презрение к Небесам и насмешку над волей Девяти Гор и Морей. Вот что значит... быть бессмертным, истинным бессмертным. Вот почему одобряют Небеса или нет... они будут вынуждены признать его! Небеса заставят уступить, поэтому из третьего типа Бессмертного Треволнения нет выхода!
Патриархи других сект и кланов внимательно следили за развитием событий. Обычно практики царства Духа, осуществляющие переход к бессмертию, не заслуживали их внимания, если, конечно, этот человек не принадлежал к их клану или секте. Бессмертное Треволнение членов других организаций обычно мало волновало патриархов. Но не в случае Мэн Хао! Он следовал третьим путём, что переполошило даже патриархов. Они хотели своими глазами увидеть... удастся ли ему преуспеть! Возможно, это первый и последний раз в их жизни, когда они смогут увидеть что-то подобное.
Небо и Земля рокотали, пока к Мэн Хао на огромной скорости мчалась красная молния. Он спокойно парил в воздухе, при этом его глаза сияли желанием сражаться.
"Момент, которого я так долго ждал, наконец-то настал!"
Мэн Хао поднял правую руку, заставив своё бессмертное физическое тело начать испускать рябь. Вращение его бессмертных меридиан соединилось с мощью в его кулаке. Он размахнулся и ударил в красную молнию. С сильным грохотом молния мгновенно начала рассыпаться на части. К сожалению, удар уничтожил семьдесят процентов молнии, её остатки обрушились на Мэн Хао.
Мэн Хао продолжал парить в воздухе, позволив молнии поразить себя. В момент столкновения во все стороны брызнули искры, когда как сам Мэн Хао поднял голову вверх и захохотал.
— Неужто истинное Бессмертное Треволнение такое слабое?!
Он был немного разочарован. После Бессмертного Треволнения его наставника Духа Пилюли на планете Южные Небеса ему не терпелось преодолеть собственное!
На его смех тучи с рокотом забурлили. Множество молний опять объединились в очередную более впечатляющую молнию. Когда она устремилась вниз, Мэн Хао вновь раскатисто расхохотался. Звук был таким громким, что он мог пробить металл и раскрошить камень. Услышавшие его люди потрясённо опустили головы. Внезапно Мэн Хао перекинулся в золотую птицу Пэн и, замахав крыльями, устремился навстречу молнии.
Происходящее напоминало не преодоление треволнение, а крещение в нём! С треском молния обрушилась на Мэн Хао в образе птицы Пэн. На секунду она стала похожа на электрический шар, озаривший Небо и Землю искристым светом.
— Ну давай же! — закричал Мэн Хао.
Золотая птица Пэн с пронзительным криком помчалась к тучам в небе. Молнии продолжали бить: третья, четвёртая, пятая... Жутки молнии с грохотом всё били и били. Мэн Хао в обличье птицы Пэн летел вперёд со всей возможной скоростью, легко продираясь через град молния, подобно тому, как раскалывают бамбук, сокрушая все молнии на своём пути.
Царящий на планете Восточный Триумф грохот напоминал сердцебиение гиганта. Началось землетрясение, планету сотрясали толчки, что не могло не изумить всех живших на ней практиков. Тучи треволнения немного разошлись в стороны, явив небольшую дыру, через которую Мэн Хао ещё не успел пролететь. Однако по ту сторону отчётливо виднелись врата бессмертия. К сожалению, между ним и вратами стояли бессмертные дворцы!
Таким было Бессмертное Треволнение Мэн Хао. Не только тучи треволнения были во много раз больше обычного, но позади них ещё парили бессмертные дворцы. Если он хочет добраться до врат бессмертия, то сначала придётся пройти через все эти дворцы!
Сбросив обличье птицы, Мэн Хао закашлялся кровью и немного попятился назад. Его глаза горели жаждой битвы. Его халат порвался, оставив его голым по пояс, что странно на его теле не было ни царапины. Его волосы яростно трепал ветер. Как только он начал кашлять кровью, заработал вечный предел, мгновенно его исцелив.
При виде всего этого Фан Вэй поменялся в лице, а жажда убийства в его глазах вспыхнула с новой силой. Фан Сюшань неподалёку выглядел не менее удивлённым. Он сжимал кулаки настолько сильно, что у него побелели костяшки пальцев. Мысленно он проклинал Мэн Хао, надеясь, что тот погибнет во время Бессмертного Треволнения. Это бы решило все его проблемы.
"Сдохни, сукин ты сын, — мысленно прорычал он, — подохни во время своего Бессмертного Треволнения! Такова твоя участь!"
Глаза главного старейшины светились загадочным светом. Он неотрывно следил за Мэн Хао, однако по его лицу невозможно было сказать, о чём он думал. Члены прямой ветви были крайне обрадованы, да и простые члены клана пребывали в радостном возбуждении.
Когда Мэн Хао немного отступил, дыра в тучах Треволнения начала затягиваться, словно её никогда и не существовало. Следом поднялось небывалое давление, а с ним ещё больше молний.
Никаких шансов выжить, никаких вмешательств судьбы! Вот почему самостоятельно обрести бессмертие было так трудно!
Патриархи многих сект и кланов с любопытством за ним наблюдали. В мире Бога Девяти Морей Фань Дун’эр, прерывисто дыша, не сводила глаз с кристалла. Девушка примёрзла к месту от шока, когда Мэн Хао столкнулся с молнией циклопических туч треволнения.
— Наставница, сможет ли... он преодолеть это треволнение? — негромко спросила она.
— Твоя наставница никогда не видела такого Бессмертного Треволнения, — призналась старуха. — О таком говориться только в преданиях да легендах. Во время такого треволнения не даётся шансов выжить. Разумеется, раз это Бессмертное Треволнение, то молнии не смогут намного превысить пределов царства Бессмертия. Град молний никогда не прекратится, да и парящие впереди бессмертные дворцы будет очень непросто преодолеть.
Похожие объяснения звучали во многих сектах и кланах.
"И это должно быть трудно?.." — подумал Мэн Хао и взревел, вложив в крик возросшее желание сражаться.
Позади него вырос идол дхармы. Всего один, но в высоту он достигал двадцати одной тысячи метров. С идолом дхармы Мэн Хао опять помчался к тучам треволнения. С громом, сотрясшим весь мир, вниз ударило более десятка молний. Послушался треск, все молнии угодили точно в цель. В это же время в поднятой над головой руке Мэн Хао возникло длинное копьё. Его древко было изготовлено из Древа Мира, а наконечником послужила белая кость. С копьём наперевес он вновь устремился к небу.
С мощнейшим взрывом все молнии рассыпались фонтаном искр, будучи полностью уничтоженными. На подлёте к тучам Мэн Хао издал боевой клич, при этом его идол дхармы погрузил в тучи обе руки. На лбу Мэн Хао взбугрились вены. С протяжным рёвом идол дхармы Мэн Хао начал разрывать Небеса надвое. Он схватил тучи треволнения и начал разводить их в стороны. Внизу началось землетрясение, и даже звёзды содрогнулись, когда в центре туч треволнения образовалась огромная прореха, будто их разрубили гигантским мечом.
Парящие позади дворцы теперь были отчётливо видны. В ярком сиянии иллюзорные бессмертные во дворцах застыли, а потом повернулись к Мэн Хао. Вот только Мэн Хао уже закончил замах и со всей силы бросил копьё вперёд.
— Пробей их! — взревел он.
Копьё превратилось в нечто, похожее на разряд молнии, и, пролетев сквозь тучи треволнения, устремилось к бессмертным дворцам. Оно разрывало пустоту, словно нож масло. Прореха в тучах треволнения расширилась, но навстречу копью из дворцов уже вылетело множество бессмертных. С грохотом многие из них были уничтожены на месте. Копьё вонзилось в один из бессмертных дворцов, взорвав его.
В этот момент скорость Мэн Хао достигла пика. В луче радужного света он устремился через прореху в тучах треволнения. Но тут тучи заклубились и резко сжались. Сначала появилось мощнейшее давление, а потом огромное количество туч приняло форму гигантской руки, которая ударила в Мэн Хао, явно желая припечатать его к земле. Рука была настолько большой, что заслонила ему весь обзор. В глазах Мэн Хао вспыхнул свирепый огонёк, словно он был клинком, в котором проснулась жажда крови.
— Хочешь помешать мне?

Глава 969: Идол дхармы высотой в 30000 метров

Тучи треволнения были просто гигантскими. Ни один практик на царстве Бессмертия не решался предсказать, насколько чудовищным будет испускаемое ими давление. Но Мэн Хао уже имел восемь бессмертных меридианов, заметно превосходящие простые бессмертные меридианы. Вдобавок он обладал истинным бессмертным телом.
С его невероятно тщательной подготовкой он был готов к такому Бессмертному Треволнению. Если прибавить к этому вечный предел, то при виде опускающейся гигантской руки в его голове внезапно возникла безумная идея. Практики обычно старались как можно быстрее миновать или пробиться сквозь Бессмертное Треволнение, чтобы в окружении града молний начать атаку на врата бессмертия. Все придерживались этой тактики. Дух Пилюли, Фань Дун’эр, Фан Вэй поступили именно так, как, впрочем, и другие избранные, недавно ступившие на истинное бессмертие. После открытия ими врат бессмертия из них начинал литься бессмертный свет, а тучи треволнения сами собой рассеивались.
Сейчас в голове Мэн Хао стремительно обретала очертания его новая безумная идея. Его аура сначала приобрела свирепый, а следом и тиранический оттенок, а потом он размахнулся и ударил кулаком.
"Я пройду путём к истинному бессмертию! Если Небеса одобряют, так тому и быть! Если им это не по нраву, что ж, это их проблемы! Это мой тиранический путь к бессмертию! Поэтому я пройду его в невиданной доселе манере! У меня две дороги: бессмертие или смерть!"
Он запрокинул голову и издал протяжный рёв, после чего кометой помчался навстречу огромной руке. Грохот от их столкновения был просто чудовищный. Воздух раскололся, а потом рассыпалась и гигантская рука. Губы Мэн Хао окрасились кровью, его волосы спутались. Но ему на помощь тут же пришёл вечный предел и кроваво-красный свет, окруживший его коконом алого тумана, который быстро принял форму огромной головы Кровавого Демона. В яркой вспышке она рванула к тучам треволнения и переполняющим их молниям. В образе головы Кровавого Демона Мэн Хао в лобовом столкновении сошёлся с тучами треволнения. С грохотом в небе опять образовалась огромная прореха.
Тучи треволнения закипели и начали быстро затягивать прореху. Вот только... результатом такого цикла уничтожения и восстановления стало уменьшение объёма туч треволнения в небе!
Тучи треволнения были не бесконечными, у всего имелся конец. Атаки Мэн Хао проредили их, судя по всему, если и дальше продолжать атаковать их, эти невероятные тучи треволнения... со временем рассеются. За многие века такого ещё никогда не случалось! Однако это не означало, что сделать такое было совсем невозможно!
Согласно безумной идее Мэн Хао, если тучи треволнения хотят остановить его... он будет атаковать их, пока от них ничего не останется! Он полностью их уничтожит! Вот как поступают тираны! Он будет не он, если при переходе к истинному бессмертию не изумит всех!
Голова Кровавого Демона раскололось, оставив Мэн Хао в окружении грохочущих молний. От каждого удара молнии он вздрагивал, и всё же истинное бессмертное тело могло легко выдержать такой натиск. Его вечный предел тоже не сидел без дела, что лишь подливало масло в огонь его одержимости. Его культивация клокотала, пока идол дхармы раз за разом атаковал тучи треволнения. Один удар, следующий, ещё один!
В небе вспыхивали разноцветные огни, молниям, казалось, не было ни конца, ни края. Изредка, после особенно мощной атаки молний, его губы окрашивались в алый, но он лишь сплёвывал кровь и вновь бросался в бой. Постепенно редеющие тучи могли лишь в ярости бурлить.
Творящееся в небе лишило всех членов клана Фан дара речи. Остальные практики планеты Восточный Триумф, наблюдавшие за событиями, от удивления поразевали рты. Несмотря на ошеломляющую схватку в небе, жажда убийства в глазах Фан Вэя стала ещё сильнее.
"Он переоценивает себя!" — мысленно решил он.
Фан Сюшань судорожно ловил ртом воздух, не в силах поверить своим глазам. Даже главный старейшина во все глаза наблюдал за Мэн Хао. Старику начало казаться, будто сейчас в небе был не Мэн Хао, а его дедушка или отец Фан Сюфэн. Оба этих человека в своё время демонстрировали похожее безумие. Семеро патриархов в подземной палате клана Фан тоже не сумели сохранить свои маски невозмутимости. Особенно это касалось седьмого патриарха, тот уже находился под впечатлением от прошлых подвигов Мэн Хао. Вполне понятно, почему он сейчас одобрительно кивал головой.
— Чтобы стать тираническим истинным бессмертным, надо обладать тиранической волей, — сказал земной патриарх клана Фан, который принадлежал к ветви Мэн Хао. В его мягком голосе легко угадывалась искренняя похвала. — Это дитя... может преуспеть!
Практики из других сект и кланов внешнего мира были удивлены не меньше представителей клана Фан. Фань Дун’эр тихо ахнула, когда почувствовала безумие Мэн Хао.
"Не могу поверить, что он решился на это, — подумала она, — это... не может сработать!"
У Чжао Ифаня в голове царила каша, Сун Лодань наблюдал за происходящим во все глаза, Ван Му было тяжело дышать, а Тайян Цзы пытался убедить себя, что ему мерещится.
Пока зрители оправлялись от шока, Мэн Хао вновь закашлялся кровью. Красные молнии меж тем почернели, став ещё сильнее. Со свирепым оскалом он стоял перед лицом чёрных молний. За его спиной парил идол дхармы, выросший с двадцати одной тысячи метров до двадцати четырёх тысяч метров. Казалось, Бессмертному Треволнению сейчас противостоит бессмертный 8 ступени!
"Нет ничего невозможного!" — решительно подумал он.
Мэн Хао выполнил магический пасс и отправил в сторону туч треволнения множество гигантских гор. Под прикрытием их взрывов Мэн Хао уверенно пробивался вперёд, атакуя тучи всей доступной ему силой. Воздух заполнил грохот взрывов, земля внизу дрожала. От схватки выросшего идола дхармы с тучами треволнения их постепенно становилось всё меньше и меньше. В ходе схватки люди сбились со счёта чёрных молний, угодивших в Мэн Хао. Его вечный предел был задействован в полную силу, его глаза полностью налились кровью. И всё же он не прекратил своего наступления.
Огромная масса туч треволнения постепенно съёживалась. В какой-то момент чёрные молнии изменились на пятицветные молнии, а тучи треволнения уменьшились на тридцать процентов от своего изначального объёма! Это изумило всех зрителей на Девятой Горе и Море.
Волосы Мэн Хао спутались и слиплись от пота, но даже так он выглядел как совершенно несравненный практик.
"Пришла пора перейти на 9 ступень бессмертия!"
Под шквалом пятицветных молний Мэн Хао вскинул голову и взревел во всё горло. Его идол дхармы засиял и вырос с двадцати четырёх тысяч до двадцати семи тысяч метров. В этот же миг всё вокруг задрожало!
— Это... идол дхармы высотой в двадцать семь тысяч метров, что равняется бессмертному 9 ступени! Подготовка Фан Хао просто невероятна! Какой тип культивации он практикует? Он ещё не открыл врата бессмертия, и всё же уровень его силы достиг просто запредельного уровня!
— Избранный! Вот как должен выглядеть настоящий избранный! Он по-настоящему силён! Если он обретёт истинное бессмертие, то станет неуязвимым!
— Если я правильно помню, у него ещё есть истинное бессмертное тело! Если его культивация достигнет царства истинного Бессмертия, тогда... он станет парагоном царства Бессмертия!"
Грохот сражения в небе был слышен в каждом уголке планеты Восточный Триумф. Практики Девятой Горы и Моря были поражены до глубины души.
— Кто может с ним сравниться? Ни Фань Дун’эр, ни Фан Вэй — это точно. Никто из других избранных тоже не дотягивает до его уровня... хотя есть один... С ним может сравниться только... Фан Му!
— Фан Му! Тот самый Фан Му, кто сумел во время испытания трёх великих даосских сообществ завоевать титул сильнейшего на Девятой Горе и Море!
— Разорвать на части тучи треволнения и полностью их уничтожить... Возможно, только Фан Му такое по силам!
Люди заворожённо наблюдали, как идол дхармы высотой в двадцать семь тысяч метров бил кулаками по пятицветным молниям. Множество туч рассеялись, молнии растаяли в воздухе. Наступило короткое затишье, но уже в следующую секунду одинокий силуэт в небе вновь бросился в атаку на тучи треволнения. Его идол дхармы возобновил атаку на тучи треволнения. Это зародило во многих странное чувство: перед лицом Мэн Хао Бессмертное Треволнение не было несокрушимым.
Шло время. Тучи в звёздном небе продолжали сдавать позиции, к этому моменту их объём уменьшился примерно на сорок процентов. Пятицветные молнии не смогли выстоять против огромного идола дхармы Мэн Хао. Как вдруг молнии получили ещё два цвета! После объединения семи цветов молнии больше не казались таковыми. Всё выглядело так, будто в них появилась жизненная сила. Они свирепо устремились вниз, словно ничто не могло остановить их. С их приближением Мэн Хао ощутил чувство надвигающейся опасности. Он без колебаний освободил свои бессмертные меридианы. Идол дхармы позади него вырос до невероятных тридцати тысяч метров! Это ошеломило всех без исключения зрителей!
Идол дхармы высотой в тридцать тысяч метров! Из него брызнул золотой свет, озарив земли внизу. Семицветная молния столкнулась с кулаком идола дхармы. Молния взорвалась, а вот в уголках губ Мэн Хао показалась кровь. Однако он сумел удержаться на своём месте в воздухе.
— Невозможно!
Фан Вэй резко вскочил на ноги, ошеломлённо глядя в небо. Фан Сюшань неподалёку разинул рот и, шатаясь, попятился назад.
Главный старейшина в толпе при виде выросшего идола дхармы Мэн Хао несколько раз поменялся в лице.
— Это действительно... тридцать тысяч метров... — пробормотал он.
Из глоток членов прямой ветви клана, а также Фан Линьхэ и Фан Даохуна вырвались радостные крики. Оба не сводили глаз с Мэн Хао и идола дхармы высотой в тридцать тысяч метров. Сейчас они осознали, что им невероятно повезло стать сторонниками Мэн Хао!
Среди членов клана Фан и практиков планеты Восточный Триумф загалдели:
— Тридцать тысяч метров! Точно тридцать тысяч! Не знаю, как Фан Хао это сделал, но сейчас он по силе равен бессмертному 10 ступени, ещё даже не ступив на истинное бессмертие!
— Бессмертный 10 ступени! Прямо как в легендах! Даже Фан Вэй и остальные смогли открыть около 90 бессмертных меридианов. Сам Фан Вэй открыл всего 98!
— Как думаете, если Фан Хао... распахнёт врата бессмертия, сколько меридианов он откроет? Сотню?
Вся Девятая Гора и Море пребывали в состоянии шока. Фань Дун’эр всё это время смотрела в кристалл. Ещё никогда в жизни ей не было настолько трудно дышать. Глаза старухи рядом с ней ярко блестели. Она знала, что с идолом дхармы высотой в тридцать тысяч метров тучи треволнения не представляли угрозы для Мэн Хао. Даже если они станут ещё сильнее, это всего лишь Бессмертное Треволнение, а оно не может обладать силой выше царства Бессмертия.
Взгляд Чжао Ифаня постепенно сделался отрешённым, Сун Лодань и Тайян Цзы выглядели начисто сбитыми с толку. Ван Му не заметил, как у него отвисла челюсть. Только Ван Тэнфэй умудрился удержать себя в руках, но и у него глаза очень ярко блестели. На Ли Лин’эр лица не было, а Сунь Хая всё внутри похолодело. Идол дхармы высотой в тридцать тысяч метров потряс всех избранных.
"Если он сумеет распахнуть врата бессмертия, сколько меридианов он откроет?!" Этот вопрос задавали себе все избранные. Мэн Хао заставил их почувствовать горечь и бессилие. Что до патриархов различных сект и кланов, они задавались похожим вопросом о Мэн Хао, несравненном представителе своего поколения.
Сколько меридианов он откроет?

Глава 970: Бессмертные дворцы парагона

Идол дхармы высотой в тридцать тысяч метров, сияя слепящим золотым светом, ударил кулаком в семицветную молнию треволнения. Мэн Хао закрыл глаза и начал соединяться с идолом дхармы. Когда они открылись, он стал идолом дхармы, а идол дхармы стал им!
От удара кулака Небеса задрожали. В тучах треволнения вновь образовалась огромная прореха, но тут с них с треском сорвалось множество семицветных молний. Мэн Хао не стал уклоняться, широко разведя руки, он позволил молниям треволнения поразить себя. Сейчас для него не существовало ничего, кроме туч треволнения.
Шло время. Тучи треволнения уменьшились до шестидесяти процентов от своего изначального объёма, потом до пятидесяти, следом до сорока... Семицветные молнии треволнения, казалось, были нескончаемыми. Вечный предел Мэн Хао работал не покладая рук, его идол дхармы не прекращал атаковать. Небеса и земля дрожали под гнётом использованных божественных способностей.
Мэн Хао запрокинул голову и взревел. Одновременно с этим его идол дхармы внезапно расширился во все стороны, а сам Мэн Хао выставил перед собой руку, на раскрытой ладони которой появился разлом. Этот разлом Пятого Заговора Заклинания Демонов просуществовал всего три вдоха. Но все эти три вдоха разлом, словно чёрная дыра в пустоте звёздного неба, с чудовищной скоростью всасывать в себя тучи треволнения. Тридцать процентов, двадцать, десять... Когда разлом исчез, большая часть туч треволнения исчезла вместе с ним.
Поредевшие тучи больше не могли накрыть всю планету Восточный Триумф. Бледный Мэн Хао продолжал парить в воздухе, эта схватка лишь распалила в нём желание сражаться. Он посмотрел на остатки туч треволнения в небе и на бессмертные дворцы, парящие позади них. Больше от них не исходило угрожающего давления.
— Эй, тучи треволнения, исчезните! — холодно произнёс Мэн Хао, взмахнув правой рукой.
Идол дхармы отделился от его тела и в луче золотого света пронзил тучи треволнения, где совершенно внезапно взорвался. От взрыва оставшиеся тучи треволнения заклокотали и с грохотом... их разорвало в клочья. На глазах у всех тучи треволнения... исчезли!
В этот момент на планете Восточный Триумф повисла звенящая тишина. Члены клана Фан и другие практики смотрели в небо, начисто лишённое туч треволнения. Никому не доводилось видеть, чтобы кто-то проходил треволнение в такой неслыханной, безумной и тиранической манере! Казалось, Мэн Хао был готов уничтожить всё, что посмеет встать на его пути к бессмертию. Никому ещё не удавалось совершить чего-то подобного, потому что ни один человек не пытался преодолеть треволнение будучи бессмертным 10 ступени. Это как сказать: "Если я хочу стать бессмертным, Небеса не в силах остановить меня!" Такая властность буквально кричала: "Если я чего-то хочу, Небесам лучше бы это иметь! Если мне что-то не по нраву, этому не место на Небесах!"
В это было трудно поверить, но, если хорошо подумать... когда человек обладал боевой мощью 100 меридианов бессмертного 10 ступени, во время прохождения Бессмертного Треволнения для него не было ничего невозможного.
После недолгого затишья планета Восточный Триумф взорвалась криками. Все в клане Фан видели безумие, страсть и одержимость в глазах Мэн Хао, и они знали, что этот человек принадлежит к их клану. Его слава была славой всего клана Фан. Они гордились им, поэтому принялись радостно скандировать:
— Фан Хао!
— Фан Хао!
— Фан Хао!!!
Множество людей взмыло в воздух и село в позу лотоса рядом с Мэн Хао. Никто не стал ничего предпринимать, они просто сидели в воздухе... как его защитники дхармы. Вся прямая ветвь сделала это в едином порыве. Фан Си посмотрел на Мэн Хао, а потом радостно захохотал. Помимо членов прямой ветви, на помощь к Мэн Хао прилетели... члены нейтральных ветвей. Его совершения покорили их, к тому же нетрудно было догадаться, какое будущее принесёт им Мэн Хао. Выбирая между Мэн Хао и Фан Вэем, они безоговорочно выбрали... Мэн Хао!
Фан Вэй молча смотрел на Мэн Хао, в его глазах до сих пор не потухло желание сражаться. На его фоне резко выделялся бледный Фан Сюшань. Он буравил Мэн Хао взглядом, мысленно проклиная его на чём свет стоит:
"Чтоб тебя, Фан Хао! Ну, почему ты вернулся в клан Фан, чего тебе не сиделось на своей планете?! Почему ты достиг бессмертия?! Почему?! И ты, Фан Сюфэн! Ты всегда во всём превосходил меня, подавлял на каждом шагу. И теперь, когда мой сын вознёсся, словно цилинь, твоё ни на что не годное отродье обошло его!"
Фан Сюшань окончательно потерял самообладание. Его трясло, а глаза сияли обжигающей ненавистью. Главный старейшина сделался неестественно молчаливым. Дедушка Фан Вэя негромко вздохнул и разочарованно посмотрел на Фан Сюшаня. Стоило ему перевести взгляд на внука, как его глаза загорелись в предвкушении.
Произошедшее потрясло не только всех на планете Восточный Триумф, но и на всей Девятой Горе и Море. К этому моменту имя и образ Мэн Хао навеки отпечатался в разуме людей, многие были настолько им впечатлёны, что в их глаза разгорелся фанатичный огонёк. Разумеется, избранным было нечего сказать.
"Ещё ничего не кончено. Бессмертное Треволнение не рассеялось, врата бессмертия ещё не распахнуты. Нам ещё предстоит увидеть... сколько бессмертных меридианов он откроет!"
Похожие мысли сейчас проносились в головах всех избранных, недавно достигших истинного бессмертия. Их взгляды были прикованы к планете Восточный Триумф и Мэн Хао. Патриархи сект и кланов Девятой Горы и Моря со вздохом переглянулись со стоящими рядом людьми и начали обсуждать увиденное:
— Кто в нынешнем поколении может сравниться с Мэн Хао?.. Возможно, только яркая звезда испытания трёх великих даосских сообществ... Фан Му!
— Это явно ненастоящее имя. Никто не знает, как его на самом деле зовут... Мир Бога Девяти Морей сделал его своим учеником, но он так и не забрал полагающуюся ему награду трёх великих даосских сообществ. Он должен рано или поздно появиться.
— Боюсь, он единственный, кто может составить Мэн Хао конкуренцию. Нынешняя эпоха больше не принадлежит нам, теперь всё в руках этого поколения...
Не одни патриархи вспомнили о Фан Му. На Девятой Горе и Море нашлось немало практиков, которые тоже припомнили Фан Му и его блестящее выступление на испытании трёх великих даосских сообществ, позволившее ему занять первое место!
Старик из мира Бога Девяти Морей, проникнувшейся к Мэн Хао симпатией во время испытания, вздохнул. Патриарх главного из трёх великих даосских сообществ — монастыря Древнего Святого — с едва заметной улыбкой и искорками в глазах наблюдал за планетой Восточный Триумф.
"Тебя с монастырём Древнего Святого связывают нити судьбы... Рано или поздно ты придёшь к нам".
Мэн Хао парил в воздухе над планетой Восточный Триумф, его волосы развевались на ветру. Он размеренно дышал, позволяя вечному пределу исцелять себя.
Тучи треволнения исчезли. Единственным препятствием на его пути к вратам бессмертия были огромные бессмертные дворцы. Врата парили позади них, испуская могучее давление.
"Иероглиф "Бессмертный" состоит из двух слов "человек" и "гора". У меня должна быть гора, подтверждающая Дао... — Мэн Хао ненадолго задержал на бессмертных дворцах взгляд, а потом двинулся вперёд. — Ей может быть только одна гора. Гора, навеки запечатанная в моём сердце... Гора Дацин. Жаль, что гору Дацин с государством Чжао утащил на себе мерзавец патриарх Покровитель. Хотел бы я знать, в какую нору спрятался этот проходимец. Раз её нет, мне придётся самому стать моей горой. Моё физическое тело станет горой, а моя душа — моей жизнью. Один человек (人), одна гора (山). Я... бессмертный (仙)!"
Энергия Мэн Хао усилилась, как и его скорость. В следующий миг он уже стоял перед бессмертными дворцами. Иллюзорные фигуры внутри выглядели как солдаты небесного воинства. Они повернулись к Мэн Хао и тут же бросились в атаку. Следом с мощным гулом бессмертные дворцы, испуская могучую бессмертную мощь, полетели к Мэн Хао. Похоже, они хотели раздавить его.
Сперва было трудно сосчитать все эти бессмертные дворца, но со временем стало ясно, что их было сто тысяч, и они были не материальными, а иллюзорными. Словно сто тысяч запечатывающих меток, они обрушились на Мэн Хао. Вдобавок эти бессмертные дворцы излучали энергию парагона царства Бессмертия! Такое треволнение имели право пройти только парагоны царства Бессмертия.
В задрожавшем небе начали вспыхивать разноцветные вспышки, когда иллюзорные бессмертные дворцы со свистом помчались к Мэн Хао. От их давления земля на планете Восточный Триумф заходила ходуном. Мэн Хао ясно чувствовал, что он был единственной целью этого Бессмертного Треволнения, которое, словно армада небесных гор, стремительно на него надвигалось.
Его культивация забурлила, а идол дхармы вспыхнул золотым светом и ударил кулаком в первый бессмертный дворец. От такого удара солдаты небесного воинства исчезли, а опускающийся дворец начал распадаться на части. Вот только и идол дхармы дрогнул.
Следом был уничтожен второй бессмертный дворец, потом третий, четвёртый... Из уголков губ Мэн Хао тонкой струйкой текла кровь, пока он один за другим уничтожал бессмертные дворцы. К сожалению, их натиск медленно оттеснял его к поверхности планеты. Бессмертные дворцы, казалось, наступали бесконечным потоком, они всё продолжали падать, словно хотели придавить Мэн Хао к земле, а потом растереть в порошок!
За каждой атакой по бессмертным дворцам следовал откат, ещё больше усложнявший задачу Мэн Хао. Он мог смести десять дворцов, уничтожить сотню, разбить тысячу. Но их было... сто тысяч!
Их энергия продолжала расти, а вместе с ней и аура парагона царства Бессмертия. Под её гнётом... должны были пасть ниц все бессмертные! Если не преклонишь колени, тебя раздавит!
Члены клана Фан заметно нервничали, другие практики с планеты Восточный Триумф ошеломлённо наблюдали за этим противостоянием. Им никогда в жизни не доводилось видеть такого Бессмертного Треволнения.
Такое развитие событий вселило в Фан Сюшаня надежду. Он очень хотел, чтобы бессмертные дворцы стали в сотню раз сильнее и мгновенно стёрли с лица земли Мэн Хао.
Изумлённые патриархи многих сект и кланов Девятой Горы и Моря шёпотом заговорили:
— Это образы бессмертных дворцов парагона!
— Только парагоны царства Бессмертия могут противостоять таком Бессмертному Треволнению!
— Боюсь, для Фан Хао... это конец.
Тем временем после очередного удара по бессмертному дворцу у Мэн Хао изо рта брызнула кровь, несмотря на все старания вечного предела. Свирепый огонёк в глазах Мэн Хао становился всё ярче и ярче.
"Это жалкие проекции бессмертных дворцов с аурами парагона... Что ж, мне просто надо показать этому Бессмертному Треволнению... как выглядит проекция истинной сущности парагона! Уже поздно беспокоиться о сохранении моей второй личины в тайне. Пришло время показать Девятой Горе и Море, кто на самом деле такой Фан Му!"
Мэн Хао сделал глубокий вдох и провёл рукой по воздуху, задействовав свою самую могущественную даосскую магию парагона.
"Мост Парагона!"

Глава 971: Я Фан Му!

Изначально Мэн Хао планировал раскрыть секрет Фан Му лишь в крайнем случае, да и то только после ухода из клана Фан. Но сейчас от этого плана пришлось отказаться. Вместо того чтобы и дальше скрывать личность Фан Му, он решил устроить его грандиозное появление, чтобы ни у кого на Девятой Горе и Море не осталось сомнений, что Мэн Хао не только является самым могущественным избранным клана Фан, но и победителем испытания трёх великих даосских сообществ, не говоря уже о его статусе ученика конклава мира Бога Девяти Морей! Теоретически в будущем раскрытие этого секрета может накликать на него немало опасностей, с другой стороны... такая известность служила своего рода защитой! Держаться в тени всегда было неплохой стратегией, но если уж ты решил действовать, то этим поступком надо изумить абсолютно всех!
Глаза Мэн Хао загорелись загадочным светом. Под взглядами бесчисленного множества зрителей со всех уголков Девятой Горы и Моря он провёл рукой по воздуху, а потом взмахнул ей в сторону бессмертных дворцов. В ответ на это движение цвета резко побледнели, небесные светила задрожали и поднялся чудовищный ветер. Когда планета Восточный Триумф задрожала, практики почувствовали неописуемое давление Мэн Хао. По звёздному небу начала расходиться рябь, при этом аура парагона, исходящая от Мэн Хао, начала стремительно расти. Его взгляд был острее заточенного клинка и полон одержимости, сделав его похожим на бессмертное божество.
В этот момент все члены клана Фан изменились в лице. В подземной каменной палате семеро патриарха клана Фан потрясённо уставились вверх!
— Эта аура...
— Она похожа на ауру бессмертных дворцов, только сильнее!
— Это же...
Фань Дун’эр ошеломлённо захлопала глазами, а старуха рядом с ней подошла к кристаллу и вгляделась в проекцию. Как вдруг в её глазах промелькнуло удивление.
"Это он!" — поняла она.
Даже будучи практиком с культивацией царства Дао, у старухи всё равно перехватило дыхание. Патриархи грота Высочайшей Песни Меча тоже изменились в лице. Величественный росчерк меча взмыл в небо и разлетелся во все стороны.
— Это... аура даосской магии парагона!
— Этот Мэн Хао, он... Может ли такое быть...
За исключением клана Цзи, на Девятой Горе и Море самой могущественной организацией считался монастырь Древнего Святого — одно из трёх великих даосских сообществ. Произошедшее изумило его представителей даже больше, чем остальных. В одном из дворов монастыря патриархи, лучась могучей энергией, наблюдали за аурой Мэн Хао на планете Восточный Триумф.
— Парамита, Мост Парагона!
Ли Лин’эр безмолвно наблюдала за происходящим. На фоне всеобщего изумления она выглядела неестественно спокойной. Она давно уже догадалась, что за маской Фан Му... скрывался Мэн Хао!
"Эта эра и вправду принадлежит ему?.." — подумала она с внутренним вздохом.
Проще найти перо феникса или рог цилиня, чем человека на Девятой Горе и Море, кто бы знал правду об истинном имени Фан Му. Даже с исходящей от него аурой большинство людей были слишком поражены, чтобы найти связь между Мэн Хао и Фан Му.
Мэн Хао парил над планетой Восточный Триумф, его халат хлопал на ветру, а аура поднялась до пугающего уровня. Она будет и дальше расти.
Спустя несколько вдохов люди ещё явственнее ощутили, что он был подобен парагону. Бессмертные дворцы со свистом мчались внизу. Когда до цели им оставалось всего несколько дюжин метров, глаза Мэн Хао зловеще сверкнули. Как только он взмахнул рукой, его бессмертные меридианы и культивация начали быстро вращаться. Запечатанный в его разуме образ Моста Парагона внезапно появился в звёздном небе.
Мир остановился, всё на Небе и Земле застыло. С появлением исполинского моста появилась древняя, первобытная аура. Эта безграничная энергия делала эту ауру выше чего бы то ни было на Небе и Земле.
Мост стремительно увеличивался в размерах. За пару мгновений он стал больше вереницы в сотню тысяч бессмертных дворцов, полностью скрыв их под собой. В его слепящем сиянии мерцали мириады магических символов. Под гнётом ауры парагона всё вокруг дрожало, а бессмертные дворцы, казалось, затряслись в страхе. Даже сама планета была вынуждена уступить этому гигантскому сооружению. Этим мостом в своё время прошло немало могущественных экспертов, некоторые из них стали парагонами!
С рокотом планета содрогнулась. Как будто из мира внезапно пропал весь свет... оставив только врата бессмертия. Они стояли как непоколебимый утёс, словно равный соперник мосту.
В момент появления моста Фан Вэй почувствовал, будто кто-то ударил ему под дых. Его лицо посерело, а сам он, шатаясь, попятился на несколько шагов назад. Он с недоверием смотрел в сторону Мэн Хао и Мост Парагона с его невероятной аурой!
"Невозможно! Этого... Этого просто..."
У Фан Вэя голова шла кругом. Он сразу узнал мост, именно эту божественную способность создал Фан Му во время испытания трёх великих даосских сообществ!
В последнее время всё больше людей начало подозревать, что за маской Фан Му стоит Фан Вэй. Он не разрушал их иллюзий, но и не пытался пресечь слухи. Фан Вэй ни подтверждал, ни опровергал, что был Фан Му. Поэтому-то немало людей сочли его молчание подтверждением того... что он и был Фан Му! Только сейчас Фан Вэй не без горечи понял, что своим поведением сделал из себя форменное посмешище. Настоящим именем Фан Му было... Мэн Хао! Ему с трудом верилось во всё это, да и не ему одному. Другие члены клана Фан ошеломлённо глазели на огромный мост в вышине.
— Фан... Фан Му?
— Я уже видел этот мост! Победитель испытания трёх великих даосских сообществ создал такую божественную способность, и звали его Фан Му!
— Только... не говорите мне... Фан Му на самом деле зовут Фан Хао?!
Это стало настоящим откровением для клана. У Фан Юньи в толпе начало темнеть в глазах, а ноги подгибаться. У него в голове не укладывалось, что Фан Му... мог быть Мэн Хао!
Бледный как мел Фан Сюшань не сводил глаз с Моста Парагона в небе. В прошлом у него имелись подозрения насчёт Фан Му. Он полагал, что победитель испытания трёх великих даосских сообществ мог быть выходцем из клана Фан. Но потом он отмёл эту идею, рассудив, что в клане не было никого, кто бы мог превзойти его сына — сильнейшего представителя своего поколения. Новость о том, что за псевдонимом Фан Му скрывался Мэн Хао, перевернула его мир с ног на голову.
Дедушка Фан Вэя горько вздохнул. А вот члены прямой ветви были несказанно рады такой новости. Хотя и им с трудом верилось во всё это, даже Фан Си или девятнадцатому дядюшке Мэн Хао. Они видели Фан Му во время испытания и только сейчас осознали одну простую истину: только Мэн Хао мог быть Фан Му!
— Он и вправду... Фан Му?
Сердце главного старейшины готово было вырваться из груди. Он был очень хорошо знаком с именем Фан Му.
Вся планета Восточный Триумф содрогнулось с появлением Моста Парагона. Всё больше и больше людей начали вспоминать о Фан Му. Поначалу никто не хотел принять очевидное, однако Мост Парагона являлся божественной способностью, созданной Фан Му, а такие заклинания... невозможно было воссоздать повторно.
— Мэн Хао. Фан Хао. Фан Му... Он действительно Фан Му!
Практики всех сект и кланов Девятой Горы и Моря онемело наблюдали за творящимся на планете Восточный Триумф. Что до патриархов этих организаций, они тоже были удивлены. В особенности патриархи трёх великих даосских сообществ. Фан Му занял первое место на проведённом ими испытании. После победы над Чжао Ифанем он бесследно пропал в Руинах Бессмертия. Они уже мысленно его похоронили, но тут он вернулся уже в образе избранного клана Фан.
У избранных, недавно ступивших на царство Бессмертия, гудела голова.
— Я должен был догадаться, что он и есть Фан Му! — пробормотал Тайян Цзы.
Сун Лодань хранил молчание, Ван Му скрежетал зубами. Но кое-что объединяло всех избранных: непередаваемое изумление!
Мэн Хао парил над планетой Восточный Триумф. Он сделал глубокий вдох, понимая, что раскрытие личины Фан Му переполошит всю Девятую Гору и Море. Но ему было всё равно.
— Да, я Фан Му!
С ярким блеском в глазах он посмотрел на Мост Парагона, раскинувшийся над сотней тысяч бессмертных дворцов в сторону врат бессмертия. Под сенью моста бессмертные дворцы дрожали, словно не могли выдержать веса ауры парагона, исходящей из этого моста.
Жажда битвы Мэн Хао стала только сильнее. Не сводя глаз с врат бессмертия, он двинулся вперёд и ступил на Мост Парагона. Первый же шаг произвёл оглушительный грохот, прокатившийся по всей планете Восточный Триумф. Когда этот звук добрался до звёздного неба... Десять тысяч бессмертных дворцах разорвало вдребезги! Их обломки разлетелись во все стороны, постепенно исчезая среди звёзд...
Один шаг по Мосту Парагона уничтожил десять тысяч дворцов!
Это был один единственный шаг по Мосту Парагона, но зрителям показалось, будто Мэн Хао сделал шаг к звёздам. Уничтожение десяти тысяч бессмертных дворцов разослало во все стороны чудовищную рябь, изумив всех наблюдавших за этим практиков.
Небо и Земля содрогнулись под гнётом давления моста, а воля парагона разрушила бессмертные дворцы. Хотя и Мэн Хао получил откат. Он мог использовать Мост Парагона, но цена этому была непомерной. Сплюнув собравшуюся во рту кровь, он с несгибаемой решимостью сделал второй шаг. Этим он уничтожил ещё десять тысяч бессмертных дворцов. Могучий ветер унёс к звёздам обломки этих дворцов.
Никому ещё не доводилось видеть такое Бессмертное Треволнение. То, что пришлось пережить другим избранным, ни в какое сравнение не шло с испытанием Мэн Хао.
При этом ещё никто не преодолевал Треволнение таким способом. Он полностью разогнал тучи треволнения и разрушал бессмертные дворцы, просто шагая по мосту. Сейчас все могли отчётливо видеть вздымающуюся энергию Мэн Хао.
С третьим шагом его аура вновь ярко вспыхнула. Словно на необъятных Небе и Земле существовал только он один, как цветное пятно в чёрно-белом мире. Вот только откат за использование Моста Парагона становился всё сильнее. Из его рта брызнула кровь, окропив мост алыми каплями. Но он и не думал останавливаться. Он подавил начавшуюся было дрожь в ногах и руках, терпя колебания культивации и чудовищный откат. Он сделал четвёртый шаг, следом пятый, потом шестой!
На Мосту Парагона было всего десять секций!
Каждый шаг Мэн Хао уничтожал по десять тысяч бессмертных дворцов. Они взорвались и на третий шаг, и на четвёртый, и на пятый! С шестым шагом его энергия опять забурлила. Мост Парагона и Мэн Хао окутало безграничное сияние!

Глава 972: Атака врат бессмертия

— Воля парагона царства Бессмертия...
— Теперь всему будет задавать тон Фан Хао. Он обогнал всех на царстве Бессмертия, а значит, будет всегда находиться на шаг вперёд!
— Этот день навеки прославит его на Девятой Горе и Море!
В головах всех, кто сейчас смотрел на Мэн Хао в небе, была одна и та же мысль: "Эта эра принадлежит ему!"
Под взглядами всей Девятой Горы и Моря Мэн Хао шестью шагами уничтожил шестьдесят тысяч бессмертных дворцов. Такое просто не могло оставить людей равнодушными. Мост Парагона служил фоном, а разрушенные бессмертные дворцы лишь подчёркивали силуэт Мэн Хао на этой картине, которая навеки останется в памяти всех этих людей.
Избранные Девятой Горы и Моря не знали, что сказать. Даже Ван Тэнфэй лишился дара речи. Они онемело наблюдали, как Мэн Хао шагал по мосту, уничтожая бессмертные дворцы.
На Фан Вэе лица не было. Бессмертное Треволнение Мэн Хао и тот метод, который он избрал для его прохождения, поражали воображение. Но Фан Вэй отказывался отступать.
"Посмотрим, сколько бессмертных меридианов он получит после открытия врат бессмертия!" — подумал Фан Вэй, его покрасневшие глаза сияли, словно два рубина.
Тем временем Мэн Хао сделал седьмой шаг. Его тело противно захрустело, лицо побелело, а одежда пропиталась кровью. Вечный предел работал в полную силу, но даже он уже не справлялся с чудовищным откатом. У Мэн Хао подкашивались ноги, но десять тысяч бессмертных дворцов под его пятой содрогнулись, а потом рассыпались на части, как и их предшественники.
Глаза Мэн Хао налились кровью. Больше он не обращал внимания на бессмертные дворцы. Сейчас, стоя на Мосту Парагона, перед его мысленным взором стояло видение из далёкого прошлого. Он видел давно минувшие эпохи и людей, прошедших по мосту. Этот мост позволял людям достичь невероятных высот. Даже после разрушения моста аура парагона, воплощение его былой славы, никуда не делась. Любой, кто способен достичь конца этого моста, почувствует несравненное господство и уподобится парагону Неба и Земли.
Мэн Хао утёр кровь с губ и сдвинул упавшие на глаза волосы. Он видел, как мимо него проходили размытые образы людей из давно ушедших эпох.
— Я тоже смогу! — прошептал он и сделал восьмой шаг.
Мост Парагона загрохотал и уничтожил ещё десять тысяч бессмертных дворцов. Теперь осталось всего двадцать тысяч.
Девятый шаг! Когда Небо и Земля зарокотали, в головах всех практиков Девятой Горы и Моря пронёсся целый ураган мыслей. Они вспомнили всё, что произошло во время испытания трёх великих даосских сообществ. Что они чувствовали, когда смотрели тогда на Фан Му. И вот сейчас к ним вернулось похожее чувство, ведь они смотрели на одного и того же человека!
Наблюдая за Мэн Хао, им казалось, будто они задыхались. Всем не терпелось узнать, сможет ли он дойти до конца Моста Парагона, удастся ли ему уничтожить все бессмертные дворцы и встать перед вратами бессмертия.
В царящем грохоте глаза Мэн Хао сияли желанием сражаться. После уничтожения десяти тысяч бессмертных дворцов... он сделал свой последний шаг. Десятый шаг! После него оставшиеся десять тысяч дворцов разорвало на части. Только их обломки подхватили могучие ветра, как раздался яростный рёв.
Похоже, они отказывались рассеиваться, отказывались одобрить тот способ, которым Мэн Хао пожелал стать истинным бессмертным! Вот только... уже не имело значения одобряют они это или нет. Они были вынуждены принять такой исход!
Все бессмертные дворцы были полностью уничтожены. Мост Парагона под ногами Мэн Хао начал таять. В следующий миг он полностью исчез. Мэн Хао задрожал, а потом в него ударил вся сила отката: из его рта брызнула кровь, и он зашатался, словно ещё немного, и он рухнет с неба вниз. Но ему удалось удержаться на месте, хоть его и била крупная дрожь, словно его тело находилось на грани коллапса.
Мост Парагона был козырем Мэн Хао, но с уровнем его культивации он мог сделать только десять шагов. Откат от уничтожения всех этих бессмертных дворцах серьёзно ранил его. Будь его воля хоть немного слабее, и он бы не сумел добраться до конца, но в конечном итоге это стоило того! Оказавшись перед вратами бессмертия, глаза Мэн Хао ярко засияли.
Оглушительный рокот эхом пронёсся по всему клану Фан, распространившись по планете Восточный Триумф, а потом и по всей Девятой Горе и Морю. Члены клана Фан и другие практики на планете Восточный Триумф были потрясены до глубины души.
— Он уничтожил эти бессмертные дворцы всего десятью шагами! Фан Хао справился!
— Он рассеял тучи треволнения и разрушил бессмертные дворцы! Никогда не видел, чтобы кто-то так преодолевал треволнение! Его репутация в качестве Фан Му действительно заслуженная!
— Он силой пробился сквозь треволнение! Возможно, такова природа его Дао!
Постепенно люди начали понимать, что собой представляло Дао Мэн Хао! Оно было властным, словно ничто не могло устоять на его пути! Или, быть может, лучше сказать, что его уверенность в том, что он в конечном итоге превзойдёт всех, оставила ему единственного соперника, которого ему требовалось постоянно превосходить, — себя самого!
Он не обращал на остальных внимания, стараясь превзойти только себя. Ни его характер, ни его поступки не имели значения, всё это было ненастоящим. Его истинная воля... была властной, тиранической! Свобода! Независимость! В каком-то смысле в этих двух понятиях тоже было что-то властное!
Члены прямой ветви были вне себя от радости. Остальная часть клана Фан была взбудоражена. На всей планете Восточный Триумф воцарилась суматоха. Способ, которым Мэн Хао преодолел треволнение, произвёл глубоко впечатление на другие секты и кланы.
— Он перед вратами бессмертия! Осталось только их открыть!
— Отворить створы, искупаться в бессмертном свете и открыть бессмертные меридианы!
— Как думаете, сколько меридианов он откроет?!
Все практики Девятой Горы и Моря, включая избранных и патриархов, сейчас задавались вопросом... сколько бессмертных меридианов откроет Мэн Хао?
— В нём уже сосредоточена сила бессмертного 10 ступени. Полагаю, он откроет 99 меридианов!
— Интересно, возможно ли... открыть... все 100 бессмертных меридианов?!
Во многих уголках Девятой Горы и Моря стоял шум и гвалт: люди с жаром спорили, сколько меридианов откроет Мэн Хао. Все сейчас ломали голову над этим вопросом.
"Сколько он откроет?.." — гадала Фань Дун’эр, по-прежнему глядя в кристалл.
Ли Лин’эр ничего не говорила, но её сердце уже знало ответ. Мэн Хао точно откроет... 100 меридианов!
Чжао Ифань, Тайян Цзы, Сун Лодань, Сунь Хай и другие избранные тяжело дышали. За происходящим из своих сект наблюдали и Толстяк, и Чэнь Фан, и остальные знакомые Мэн Хао.
На планете Южные Небеса Шуй Дунлю широко улыбнулся.
— Его эра пришла... эра истинного бессмертия.
Фан Сюфэн и Мэн Ли смотрели в зеркало на вершине Башни Тан. Оно показывало планету Восточный Триумф и Мэн Хао. В другой части планеты Южные Небеса, на горе Кровавого Демона, в до этого мёртвой ауре Кровавого Демона внезапно промелькнула последняя искра жизненной силы.
— Наконец-то... — послышался древний голос, — перед самой моей смертью настал момент, которого я так долго ждал. Пришло время отдать тебе мой последний подарок, моё последнее благословение.
На месте, где раньше стоял храм монастыря Древнего Святого, теперь лежал огромный кратер. Внезапно там возник старик и посмотрел куда-то в звёздное небо. Рядом с ним находилась высохшая Запредельная Лилия, в которой ещё остались крохи жизненной силы.
— Бессмертные меридианы, — пробормотал старик, — ты задолжала ему немного Кармы, знаешь ли. Впрочем, забудь, я верну этот долг вместо тебя. — Взгляд старика опустился на высохшую Запредельную Лилию на земле рядом с ним.
В церкви Бессмертного Императора рядом с Сунь Хаем стояла молодая девушка и вместе со всеми учениками церкви смотрела в пустоту, где парила проекция, на которой был изображён Мэн Хао.
— Давай, младший брат, ты должен открыть 100 меридианов! — прошептала девушка.
Звали её Фан Юй. Почувствовав на себе противный взгляд, от которого у неё мурашки пошли по коже, она молниеносно ударила Сунь Хая по ноге. Тот резко дёрнулся от боли, но потом всё равно одарил девушку влюблённым взглядом.
— Любовь моя, если хочешь, можешь ударить меня ещё пару раз. Чем сильнее, тем лучше...
От его интонации и выражения лица Фан Юй в отвращении поёжилась.
Пока все наблюдали за Мэн Хао, сам он смотрел на огромные врата бессмертия. На фоне гигантских врат он выглядел крохотной песчинкой.
— Врата бессмертия... — прошептал он.
Пока его раны исцелялись, он с огоньком в глазах подошёл к вратам бессмертия и с размаху ударил по створам.
— Открывайтесь! — прозвучал его громогласный приказ.
С оглушительным грохотом его кулак обрушился на врата бессмертия. От этого звука задрожала земля внизу. Как вдруг между створ образовался... просвет! Из него тут же брызнул бессмертный свет, осветив Небеса и звёздное небо. Ослепительный бессмертный свет из врат бессмертия разогнал темноту и озарил собой всё. Хоть это и был тончайший просвет, это сияние принесло с собой плотный бессмертный ци, который начал вбирать в себя Мэн Хао.
Его глаза ярко блестели. Практики не сводили с него глаз. Больше в их головах не было вопроса, сможет ли он открыть врата или нет. Теперь они знали, что это ему по плечу. Больше всего их волновало, сколько бессмертных меридианов он получит после открытия врат!
Вбирая в себя бессмертный ци, Мэн Хао сделался предельно серьёзным. Его восемь бессмертных меридианов превратились в восемь драконов, начавших безумно метаться из стороны в сторону и усиливая себя проглоченным бессмертным ци. К сожалению, тонкого просвета для Мэн Хао было недостаточно.
У него за спиной вырос идол дхармы высотой в тридцать тысяч метров. Испуская золотое свечение, он вышел вперёд. В то же время Мэн Хао перекинулся в огромную золотую птицу Пэн и вместе с идолом дхармы ударил по вратам бессмертия.
— Открывайтесь! — взревел он.
От этого удара... створы ещё немного приоткрылись! Оттуда брызнуло ещё больше бессмертного света и ци!
Миллионы зрителей ошеломлённо наблюдали за атакой Мэн Хао врат бессмертия. От гигантских врат исходила невероятно могучая сила. Пока в Мэн Хао вливался бессмертный ци, с его губ внезапно брызнула кровь. Однако его глаза засияли ярче прежнего.
Он вскинул руку, призвав огромное количество гор. Они объединились и вместе обрушились на врата бессмертия. Вместе с ними в створы лбом ударила голова Кровавого Демона. И, конечно же, идол дхармы начал бить по врата своими огромными кулаками. Небо и Земля задрожали, грохот стоял просто невообразимый. Врата бессмертия медленно поддавались, испуская всё больше и больше бессмертного ци.
Наконец врата щель между створами стала достаточно широкой... чтобы в неё мог пройти человек!

Глава 973: Открытие бессмертных меридианов

Из врат бессмертия ударил поразительный свет, который превратился в образ древней головы. Она посмотрела на Мэн Хао, а потом пронзительно закричала. От этой мощной звуковой атаки изо рта Мэн Хао брызнула кровь, а его самого оттолкнуло назад. Врата бессмертия начали медленно закрываться!
Люди в клане Фан совершенно не ожидали чего-то подобного. Во время атаки Фан Вэя на врата бессмертия они всегда только открывались, ни разу их створы не начинали закрываться обратно. Многие удивлённо заговорили:
— Что происходит? Почему эти врата бессмертия... так тяжело открыть?!
— Тучи треволнения Фан Хао выглядели не так, как у остальных, да и эти бессмертные дворцы. Ничего удивительного, что и его врата бессмертия необычайно трудно распахнуть!
Фан Вэй не сводил с Мэн Хао глаз, его желание сражаться было очевидным. Жажда убийства Фан Сюшань стала ещё сильнее, но его лицо буквально светилось радостью.
"Он не может открыть врата бессмертия!" — с радостью подумал он.
Практики из сект и кланов Девятой Горы и Моря не могли поверить в реальность увиденного.
"С таким Бессмертным Треволнением и вратами бессмертия не совладать ни одному из других избранных! Даже в случае Фан Хао... сложно сказать, удастся ли ему их распахнуть!"
В звёздном небе за пределами планеты Восточный Триумф Мэн Хао сумел остановиться, только пролетев три тысячи метров. Он утёр кровь с губ и свирепо посмотрел на врата бессмертия. Его культивация внезапно вспыхнула силой, и позади вновь вырос идол дхармы. Он соединился с идолом дхармы и превратился в гиганта высотой в тридцать тысяч метров, который одним шагом смог пройти три тысячи метров. Он с рёвом положил обе руки на створы врат бессмертия и начал яростно толкать.
С чудовищным грохотом врата бессмертия задрожали, послав в Мэн Хао мощнейшую контратаку. Гигант только вздрогнул, позволив вечному пределу взяться за работу, а потом начал вращать культивацию и опять с силой надавил на створы. Во вратах бессмертия вновь образовался просвет, откуда в звёздное небо полился бессмертный свет. С появлением бессмертного ци глаза Мэн Хао налились кровью. Борясь с откатом, он стиснул зубы и принялся толкать со всей силы. Врата бессмертия с протяжным скрипом медленно приоткрылись, отчего бессмертного света стало ещё больше.
В мгновение ока расстояние между створами вновь стало достаточно широким, чтобы в него мог протиснуться человек. Перед вратами снова возникло лицо какого-то старика. Тот яростно закричал на Мэн Хао, в яркой вспышке света послав в него новую атаку.
В этот раз Мэн Хао был готов. В момент атаки он отступил назад, выполнил двойной магический пасс и выставил обе руки перед собой. Восемь бессмертных меридианов со странным мерцанием вырвались из его правой руки восемью потоками силы. Следом он с размаху ударил кулаком по лицу старика, послав в него бессмертный ци. В следующий миг прогремел чудовищный взрыв. Лицо растаяло, восемь потоков бессмертного ци сплелись вместе и вернулись к Мэн Хао. Из его рта вновь брызнула кровь, однако эта схватка лишь распалило его желание драться. Он вернулся к вратам и опять начал толкать руками створы.
Бессмертный свет усиливался, как и бессмертный ци. Со скрежетом врата бессмертия начали приоткрываться. Его короткая схватка с лицом старика изумила всех без исключения зрителей.
— Что это только что было? Восемь потоков бессмертного ци?
— Это какая-то божественная способность?..
Во всех регионах Девятой Горы и Моря поднялась суматоха. От напряжения на лбу Мэн Хао проступили вены, но в открытые створы пока мог протиснуться только обычный человек, но никак не идол дхармы.
"Я разогнал все тучи треволнения, разрушил бессмертные дворцы. Что до врат бессмертия... если бы они оставались закрытыми, тогда это не имело бы значения. Но раз я уже начал, то доведу дело до конца и пройду в них!"
Глаза Мэн Хао полностью покраснели, когда он вновь начал вращать культивацию, чтобы усилить давление на створы. Они ещё немного приоткрылись, но тут Мэн Хао резко отступил назад. В его левом глаза вспыхнул мерцающий звёздный свет. В этот же миг свет из глаза Мэн Хао превратился в луч длиной сначала три тысячи метров, а потом тридцать тысяч метров, полностью окутав Мэн Хао. В голове Мэн Хао... вспыхнуло четыре слова.
"Одна Мысль Звёздная Трансформация!"
Самая могущественная даосская магия патриарха первого поколения клана Фан!
С гулом окружающий Мэн Хао свет начал расширяться во все стороны. Звёздный свет в левом глазу принял форму звёздного камня. Этот камень очень быстро растаял, превратившись в жидкость, которая в одно мгновение полностью накрыла Мэн Хао. Следующие несколько вдохов врата бессмертия продолжали медленно закрываться, как вдруг окутывавший Мэн Хао свет исчез. Вместо человека, на месте, где он только что стоял теперь парил... гигантский астероид!
В ширину он достигал трёх тысяч метров и выглядел весьма впечатляюще. Пустота вокруг него начала трескаться, словно одним своим появлением астероид мог расколоть звёздное небо. Следом от него полыхнуло сильной аурой. На астероид начали приземляться непонятно откуда взявшиеся пылинки звёздного света. Внезапно он больше не напоминал астероид, а стал походить на планету!
Планета с мощным гулом обрушилась на врата бессмертия. Люди ошеломлённо наблюдали, как огромный камень столкнулся с гигантскими створами.
— Одна Мысль Звёздная Трансформация! — поражённо выдавил главный старейшина, стоящий в гуще членов своего клана.
От его заявления многие поражённо уставились на него, а потом быстро перевели взгляд на огромный камень в вышине.
— Что? Это... Одна Мысль Звёздная Трансформация?!
— Самая могущественная магия патриарха первого поколения Одна Мысль Звёздная Трансформация! Предположительно, с её помощью можно превратиться в планету! Она может уничтожить всё!
— Вот так сюрприз, Фан Хао сумел добыть магию Одна Мысль Звёздная Трансформация, пока находился в землях предков! Древние хроники гласят, что самая сильная форма этой магической техники позволяет трансформироваться в настоящую планету!
Превращение Мэн Хао в планету изумило всех членов клана Фан и остальных людей на Девятой Горе и Море. Тем временем планета достигла врат и с грохотом ударила в створы. Во все стороны от врат начала расходиться рябь. Похоже, в эту атаку было вложено достаточно мощи, чтобы на всех восьми сторонах света всё содрогнулось. Поднялся ураганный ветер, а потом врата бессмертия с пронзительным скрипом распахнулись настежь. Одна стремительная атака открыла врата бессмертия! Из них с такой силой брызнул бессмертный свет, словно был открыт какой-то невидимый шлюз. Этот свет переполняла необузданный бессмертный ци.
Планета исчезла, оставив в воздухе Мэн Хао. Его лицо сильно побледнело, а из горла раз за разом вырывался кровавый кашель.
В окружении бессмертного света его наполнял безграничный бессмертный ци. От такого его восемь меридианов задрожали и в них начали происходить перемены. Внутри него тотчас появился девятый бессмертный меридиан! Вот только все остальные, кто наблюдал за ним, увидели знамение появления не девятого, а только первого бессмертного меридиана.
Когда кто-то достигает истинного бессмертия и открывает врата бессмертия, каждый новый меридиан вызывает появление образа бессмертного дракона у врат. Сейчас над Мэн Хао и распахнутыми вратами стремительно обретал очертания первый бессмертный извивающийся дракон. Бессмертный ци был настолько ярким, что в звёздном небе было так же светло, как днём. Зрители на планете Восточный Триумф изумлённо закричали:
— Врата бессмертия... распахнуты!
— Он открывает свои бессмертные меридианы! Интересно, сколько меридианов Фан Хао удастся открыть?!
Бесчисленное множество практиков неотрывно наблюдали за первым драконом над вратами бессмертия. Когда он взревел, начал формироваться 2 бессмертный меридиан, а следом 3, 4 и 5. В мгновении ока Мэн Хао затопил чудовищный объём бессмертного ци, его было даже больше, чем в бронзовом драконе. 10, 20, 30. Теперь в небе с рёвом закружились 30 бессмертных драконов. Ни один из этих драконов не остался без внимания общественности. У многих практиков Девятой Горы и Моря при виде этих драконов дрогнуло сердце. Пока они ошеломлённо пялились на них, избранные, недавно ставшие бессмертными, почувствовали, как у них ускорилось сердцебиение.
— Это... его бессмертные меридианы?
— Почему каждый из этих меридианов в несколько раз больше появившихся меридианов у остальных избранных во время их перехода к истинному бессмертию?!
— Сложность его Бессмертного Треволнения просто запредельная. Даже врата бессмертия было очень трудно открыть! Логично, что его бессмертные меридианы будут не такими, как у всех. Они невероятно сильны!
Люди на планете Восточный Триумф и в клане Фан пребывали в полнейшем шоке. Бледный как мел Фан Вэя не мог отвести от Мэн Хао глаз. Несмотря на все его совершения, на борьбу с Бессмертным Треволнением и открытием врат бессмертия, он всё равно хотел с ним сразиться.
Пока на всей планете раздавались удивлённые крики, практики всех сект и кланов Девятой Горы и Моря с не меньшим изумлением наблюдали за открытием Мэн Хао бессмертных меридианов.
— Сила бессмертных меридианов олицетворяет боевую мощь на царстве Бессмертия, — объяснила Фань Дун’эр старуха, не отводя глаз от кристалла. — Он не будет знать себе равных... Он пережил Бессмертное Треволнение парагона и станет... единственным бессмертным парагоном!
Задумчиво наблюдая за Мэн Хао, патриархи других сект и кланов пришли к похожим выводам.
Тем временем Мэн Хао купался в бессмертном ци перед вратами бессмертия. С рокотом в него вливалось всё больше и больше этого ци. С хрустом открылся 40 меридиан, а следом 41, 45, 50... Теперь над рокочущими вратами бессмертия находилось 50 драконов. Они кружили над Мэн Хао и оглушительно рычали, чем поразили огромное количество людей. Но это был ещё не конец. 55. 60. 70. 80...
Довольно быстро над вратами бессмертия собралось 80 драконов. От этих летающих по звёздному небу существ исходила поразительная энергия.
Мэн Хао слышал только их оглушительный рёв. Ему казалось, будто вливаемый в него бессмертный ци разрывал его тело на части... Этот ци начал создавать 81 меридиан, по его завершению принялся за 82, а потом за 83.
На глазах у всей Девятой Горы и Моря Мэн Хао открыл 90 бессмертных меридианов!

Глава 974: Больше 100 меридианов

Над вратами бессмертия кружили воплощения 90 меридианов. Каждый из этих драконов был в несколько раз больше, чем у других избранных, недавно обретших бессмертие. Их пасти были приоткрыты в свирепом оскале, драконья чешуя и бритвенно-острые когти ярко блестели. Их крепкие тела переполняла невероятная энергия.
В величественном свете, льющимся из врат бессмертия, скрывался бессмертный ци. Казалось, ему не было конца, и его бесконечный поток проникал внутрь тела Мэн Хао через поры. Такое крещение переживал каждый, кто открывал врата бессмертия. Чем лучше была подготовка к этому событию, чем больше было затрачено ресурсов, тем сильнее становилось это крещение.
С могучим гулом внутри Мэн Хао бессмертный ци устремился к 91 меридиану. Довольно быстро этот меридиан полностью материализовался. Над вратами бессмертия возник ещё один бессмертный дракон. 92, 93, 94 меридиана... Когда догорела благовонная палочка бессмертный ци создал в Мэн Хао 95 меридиан. Это потрясло все секты и кланы как планеты Восточный Триумф, так и Девятой Горы и Моря.
— 95 меридианов! Он превзошёл большинство избранных!
— Мне вот любопытно, сумеет ли он обойти Фан Вэя с его 98 меридианами? Сейчас Фан Вэй из клана Фан сильнейший из истинных бессмертных!
Пока всюду звучали похожие разговоры, Фан Вэй буравил взглядом Мэн Хао. Глубоко внутри он начал нервничать. От одной мысли, что кто-то другой может украсть его славу, у него в глазах вспыхнул свирепый блеск. Фан Сюшань скрежетал зубами, его ненависть к Мэн Хао достигла предела. Ярким контрастом на его фоне выглядели члены прямой ветви. Они с нескрываемой радостью смотрели на Мэн Хао. Для них он был надеждой на возвращение прямой ветви утраченного величия.
С рокотом появился 96 бессмертный дракон, следом за ним 97. Когда сгорела половина благовонной палочки... над вратами бессмертия в звёздном небе появился 98 бессмертный дракон! Изначально он выглядел довольно расплывчато, но потом начал проясняться. Через несколько вдохов бессмертный дракон полностью оформился. С оглушительным рёвом он взмыл в воздух.
Прежде чем кто-то на Девятой Горе и Море успел на это среагировать, из тела Мэн Хао вновь раздался гул. Рядом с 98 драконом появились туманные очертания ещё одного. Он быстро обрастал деталями, пока не стал новым 99 драконом!
Девятая Гора и Море встала на уши, всюду звучали изумлённые крики. А вот в клане Фан на секунду воцарилась звенящая тишина, которая парой мгновений позже сменилась шумом и гамом... ошеломлённые люди не могли молчать, собственными глазами увидев появление истинного избранного!
— 99 бессмертных меридианов! Он превзошёл Фан Вэя и стал сияющим солнцем клана Фан!
— Многие годы никому не удавалось открыть столько меридианов! Только Фан Хао... это удалось!
— 99 бессмертных меридианов! До легендарной великой завершённости остался всего один меридиан!
В клане Фан стояла неразбериха. Тем временем Фан Вэй спокойно стоял, не проронив ни звука. В конечном итоге он закрыл глаза, но было можно увидеть, что его тело сотрясала едва заметная дрожь. После открытия Мэн Хао 99 меридиана ему стало очень тревожно на душе. Он больше не мог смотреть, боясь окончательно лишиться воли сражаться.
Так поступил не только он. В этот момент другие избранные бессмертные на Девятой Горе и Море закрыли свои глаза. Они решили больше не обращать внимания на Мэн Хао. У них были свои Дао, свои собственные пути. Если они потеряют уверенность в способности двигаться дальше, если они лишатся своих сердец Дао, тогда рост их культивации будет навеки остановлен.
Мэн Хао уже давно стал гигантской горой, заслонивший путь всем остальным практикам его поколения! Если кто-то не расколет эту гору пополам, тогда нетрудно было предсказать, как она раздавит всех остальных избранных этого поколения и беспрепятственно продолжит свой путь к вершине.
На лице Фан Сюшаня ни кровинки. В момент открытия 99 меридиана он почувствовал, будто его кто-то ударил под дых. Он прекрасно понимал, что сейчас Мэн Хао... взмыл высоко к Небесам.
"Пусть так, но это пока ещё только царство Бессмертия!" — попытался успокоить себя Фан Сюшань. В глубине его глаз вспыхнула безумная искорка.
Многие люди гадали, станет ли 99 меридиан для Мэн Хао последним. С одержимым блеском в глазах Мэн Хао вращал свои бессмертные меридианы, а с ними циркулировал и силу бессмертного. Когда эта сила замкнула кольцо, она внезапно взорвалась яркой вспышкой! В этот момент его пронзила резкая режущая боль, которую сопровождал уже привычный гул. Похоже, внутри него расчищал себе место ещё один бессмертный меридиан.
— 100 меридианов! — закричал он.
К всеобщему удивлению, все бессмертные драконы снаружи врат внезапно остановились и посмотрели на появившуюся в воздухе извилистую тень. Она была изогнута, словно разряд молнии, чем сразу же запала в память всем наблюдавшим за происходящим практикам. Над вратами бессмертия медленно появлялся 100 бессмертный дракон. Спустя несколько вдохов это стало понятно всем зрителям! Никто не сомневался, что там зарождался 100 бессмертный дракон!
Многие при виде этого дракона застыли словно громом поражённые. По всей Девятой Горе и Море некоторые люди сдавленно вскрикивали, другие, наоборот, не сдерживали эмоций; одни были изумлены, другие — напуганы. С открытием 100 меридианов над вратами бессмертия с рёвом закружил 100 бессмертных драконов!
От рёва этих драконов земля заходила ходуном и даже звёзды задрожали. Члены клана Фан онемело пялились на 100 бессмертных драконов над огромными вратами. После длинной паузы тишину прорезали крики:
— 100 меридианов.... Он действительно открыл 100 меридианов!
— Наш клан Фан... породил ярчайшее солнце, открывшее 100 меридианов!
— Фан Хао! Мэн Хао! Фан Му! С сегодняшнего дня эти имена будут знать в каждом уголке Девятой Горы и Моря!
Люди из прямой ветви слегка обезумели, как и оставшаяся часть клана Фан вместе с другими практиками планеты Восточный Триумф. Они хотели увидеть Мэн Хао, но могли разглядеть только его силуэт, утопающий в беспредельном бессмертном свете. И всё же их глаза фанатично блестели. Сто открытых меридианов считалось легендарным царством, на которое многие века никому не удавалось попасть. Мэн Хао... стал первым!
Фан Вэй открыл глаз и увидел в небе 100 бессмертных драконов. Из уголков его губ потекла тонкая струйка крови, костяшки пальцем побелели от напряжения. Реакция Фан Сюшаня была несколько странной: недобрый блеск в его глазах становился всё ярче и ярче. Главный старейшина никак не мог прийти в себя. Его взор слегка затуманился, когда он вспомнил о том дне, когда Мэн Хао вернулся в клан, как он стоял в рассветных вратах, как его луч линии крови вырос до 30000 метров.
Семеро патриархов под землёй уже стояли на ногах, с беспрецедентной серьёзностью глядя на Мэн Хао.
— Это дитя — будущий парагон клана Фан! — негромко сказал седьмой патриарх. Он покосился на изумлённого шестого патриарха. Вот только в глазах шестого патриарха на секунду промелькнул странный холод.
Планета Восточный Триумф встала на уши, как и секты и кланы Девятой Горы и Моря. Многие избранные, кто предпочёл закрыть глаза, не сдержались и посмотрели на 100 бессмертных драконов, кружащих вокруг Мэн Хао. От увиденного на них словно навалился тяжкий груз.
— 100 меридианов? Что есть, то есть. Легендарное царство, да плевать! Кому какое дело, что он парагон царства Бессмертия?! Это не остановит меня от схватки с ним!
— Неплохо. У него своё Дао, у нас свои пути. Ещё... ничего не решено!
— Наконец-то всё кончено.
Глаза избранных горели желанием сразиться. Наблюдая за Мэн Хао, утопающим в бессмертном свете, и его 100 меридианов, они понимали, что благословение распахнутых врат бессмертия подошло к концу. Но тут многие заметили... что бессмертный свет продолжал безумно омывать Мэн Хао, стоящего во вратах бессмертия.
— Раз все теперь знают, что Фан Му на самом деле это я, — пробормотал Мэн Хао, — тогда я просто не могу ограничиться всего 100 меридианов...
Он задрал голову и издал могучий клич. От этого гул стал ещё громче, свет бессмертных врат стал ещё ярче, как увеличилось и количество бессмертного ци. Зрители не знали, что и думать.
— Эй, что там твориться?!
— Он что, собирается открыть 101 меридиан?! Не может быть! Даже открытие 100 меридианов долгое время считалось сказками! Как он собирается открыть 101?
Зрители изумлённо наблюдали, как восемь бессмертных меридианов, которые изначально были у Мэн Хао, начали проявляться снаружи: 101, 102, 103, 104! В мгновение ока у него появилось ещё четыре меридиана!
На всей Девятой Горе и Море у всех без исключения зрителей, от слабейших практиков до могущественных патриархов, глаза на лоб полезли. Никто не проронил ни звука. Пока они молча пялились на него, появился 105 меридиан!
— Давай! — прокричал из бессмертного света Мэн Хао.
Его крик эхом прокатился по звёздному небу... как вдруг появился 106 меридиан! На шее Мэн Хао взбугрились вены, когда появился 107 меридиан!
— Давай же!!! — взревел он.
Его рёв слышала вся планета Восточный Триумф. Когда он пронзил звёздное небо, появился 108 меридиан! Этот меридиан в действительности... был самым первым созданным им меридианом!
К этому моменту сердца бесчисленного множества зрителей на Девятой Горе и Море были готовы вырваться из груди. Перед ними предстали 108 бессмертных драконов, свирепо кружащих вокруг врат бессмертия. Видели они и Мэн Хао, купающегося в бессмертном свете, и, судя по выражению его лица, он был... не удовлетворён!
Заметка от Эр Гена: Заметил много жалоб от собратьев даосов, поэтому спешу заверить вас, что стараюсь уместить в главу как можно больше событий. Если их ещё сильнее урезать, то главы выйдут не такими хорошими. В такой манере я писал все последние семь лет и при работе над Противостояние Святого, и Моля Дьявола, и Я Запечатаю Небеса. Каждый раз, когда в книгах приходит время проходить треволнение, это занимает по меньшей мере 6-7 глав. Я не считаю, что в написанном есть хоть что-то лишнее. Изначально прохождение треволнения занимало шесть глав: три на тучи треволнения и три на бессмертные дворцы, а потом должно было быть ещё две на открытие бессмертных меридианов. Что до меридианов, всё не сведётся к простому их открытию, будет ещё несколько необъяснённых ранее сюжетных моментов, которые наконец получат развитие.
Заметка от бакайоши: Переводя миниарку о треволнении больше недели и изрядно от неё устав, просто не мог не включить эту заметку. Хоть Эр Ген и не соврал про 6-7 глав, реальный размер миниарки про треволнение составляет 19 глав. Поэтому претензии читателей к Эр Гену вполне обоснованы.

Глава 975: Кровавый Демон и Запредельная Лилия

При виде 108 бессмертных драконов, кружащих в звёздном небе вокруг врат бессмертия, практики Девятой Горы и Моря от изумления лишились дара речи.
— О 100 меридианов хотя бы существуют легенды, но 108? Я впервые в жизни вижу, чтобы кто-то получил больше 100 меридианов!
— Никому в прошлом такое ещё не удавалось и в будущем вряд ли удастся!
На Девятой Горе и Море воцарилась сумятица, изумлённые крики звучали во всех уголках Горы и Моря. Члены клана Фан наблюдали за небом, разинув рты. Они знали, что Мэн Хао был человеком, не боявшимся бросить вызов Небесам, но при виде 100 открытых меридианов многие решили, что на этом всё и закончится. Никто и представить не мог, что Мэн Хао сумеет... разом открыть 108 меридианом!
"Невозможно!" — подумал бледный Фан Вэй.
Он мог нехотя принять то, как для открытия 100 меридианов им было использовано заклинание Одна Мысль Звёздная Трансформация, и использовать это в качестве отговорки, почему он в итоге уступил Мэн Хао. Но сейчас... открытие 108 меридианов полностью лишили Фан Вэя самообладания. Стоящий в толпе Фан Сюшань дрожал, в нём постепенно нарастала леденящая аура.
Насколько все знали, в клане Фан существовал всего один эксперт царства Дао — земной патриарх. Сейчас его глаза ярко сияли, а губы едва заметно шевелились:
— Этому есть только одно объяснение. До начала преодоления треволнения у этого дитя... уже имелось 8 меридианов. Он пережил то же, что и Кшитигарбха, Лорд Четвёртой Горы и Моря!
От его слов шестеро патриархов ошарашенно обернулись к старику.
— Гробница! — воскликнул седьмой патриарх. — Я собственными глазами видел, как малец вошёл в гробницу патриарха первого поколения!
Тем временем в мире Бога Девяти Морей бледная Фань Дун’эр отшатнулась от кристалла. Но она никак не могла отвести глаз от проекции, где вокруг Мэн Хао кружило 108 бессмертных драконов. Она не без горечи признала, что между ними уже давно существовала огромная пропасть, но после обретения Мэн Хао бессмертия эта пропасть... стала ещё шире.
— Какая тщательная подготовка, какие глубокие резервы, — пробормотала стоящая рядом старуха. — На всех великих Девяти Горах и Морях только один человек совершил то же, что и это дитя... самый могущественный эксперт Кшитигарбха! По легенде, во время достижения бессмертия Кшитигарбха открыл больше 100 меридианов. К сожалению, считанные единицы знают точное число... Спустя столько веков большинство свидетелей тех событий давно уже обратились в прах, — закончила старуха, при этом её глаза странно блестели.
В данный момент все бессмертные избранные не сводили глаз с Мэн Хао. Никто из них не хотел видеть 108 его меридианов, но никому не хватило сил отвернуться. Открытие такого количества меридиан потрясло всех без исключения. Многих только озадачило, что, судя по выражению лица Мэн Хао, он был недоволен таким результатом.
— Неужто... он планирует открыть ещё больше меридианов?!
Мэн Хао был совершенно недоволен своим результатом! С открытием врат бессмертия он не сомневался в своей способности заполучить больше 108 меридианов.
"Мне выпал редчайший шанс, — подумал он. — Такой получают всего раз в жизни..."
При взгляде на врата бессмертия он осознал, что бьющих из них свет начал тускнеть, а бессмертный ци незаметно начал рассеиваться. Если он упустит этот шанс, то в будущем ему уже вряд ли удастся заполучить такое чудовищное количество бессмертного ци, чтобы открыть ещё больше меридианов. Это он понимал, наверно, лучше всех. Эту теорию подкреплял его опыт медленного и чертовски трудного открытия первого бессмертного меридиана.
"Вот только, похоже, 108 меридианов это мой предел..." — заключил он, глядя на кружащих над ним 108 бессмертных драконов.
Среди этих драконов был один цвета лазурного неба. Он двигался с особенной грацией и был заметно больше остальных. От него исходила аура древности и презрения к самим Небесам и Земле. Словно этот дракон мог заставить все Небеса и Землю покориться и принудить поклоняться ему! И, похоже, остальные драконы с рёвом следовали за этим лазурным драконом. Этот лазурный дракон был создан из самого первого бессмертного меридиана Мэн Хао, который он открыл самым последним!
Пока Мэн Хао молча наблюдал за вратами бессмертия, льющийся оттуда свет потускнел ещё сильнее и вскоре больше не мог накрывать его с головы до пят. Бессмертный ци таял на глазах, да и сами врата бессмертия начали исчезать.
— Это конец? Его предел 108 меридианом, эх…
— Эти дополнительные восемь меридианов действительно последние. Хоть он и не может открыть ещё, сегодняшний день прославил его на всю Девятую Гору и Море!
Пока народ Девятой Горы и Моря обсуждал происходящее, Фан Вэя с облегчением выдохнул. И не он один. Остальные избранные, уже ставшие бессмертными, тоже не удержались от облечённого вздоха. Во время восхождения Мэн Хао к бессмертию в их сердцах постепенно усиливался страх перед ним. Но сейчас с началом исчезновения врата бессмертия в них вновь разгорелся потухший было боевой дух. Все они понимали, что были ему неровней, и всё же им хотелось с ним сразиться!
Врата бессмертия постепенно теряли очертания, да и бессмертный свет медленно тускнел. От бессмертного ци... почти ничего не осталось. В звёздном небе больше не было ясно как днём. Мэн Хао стоял перед исчезающими вратами и с сожалением смотрел на 108 бессмертных драконов.
"Всё кончено. 108 меридианов".
Мэн Хао вздохнул и повернулся к планете Восточный Триумф, как вдруг по его телу пробежала дрожь. Он застыл и резко обернулся обратно к звёздному небу. Его взгляд был направлен... в сторону планеты Южные Небеса!
В этот момент в его сердце зазвучал чей-то голос. Он был крайне слабым и невероятно древним. Он был подобен голосу старика в одном шаге от могилы, призраку, которого заставили оставаться в мире живых, не позволяя сделать последний освобождающий вздох. Даже с потушенным пламенем жизни он оставил после себя тлеющий уголёк, цепляющийся за тончайшую нить. Словно эта последняя искра ждала именно этого момента!
"Мэн Хао… в ожидании этого дня во мне остался один последний вздох... Позволь использовать угасающую жизненную силу и сделать тебе подарок. Моё последнее благословение!"
Услышав голос у себя в голове, Мэн Хао тут же его узнал. Он принадлежал патриарху Кровавый Демон с планеты Южные Небеса! Происхождение патриарха всегда было загадкой, но Мэн Хао знал про его внушающее ужас физическое тело, похороненное в земле Южных Небес. По правде говоря, глубоко внутри Мэн Хао уже знал, кем он был на самом деле. Патриарх Кровавый Демон... был одним из трёх старших демонов-генералов Лорда Ли, одним из могущественнейших экспертов!
"Ты из лиги Заклинателей Демонов, — продолжил патриарх Кровавый Демон, — к тому же из девятого поколения. У меня есть несколько предположений о том... что с тобой случится в будущем. Посему я поведаю тебе всё, что могу о благоприятных возможностях твоего будущего. Пока ты ещё не понимаешь... но, если в будущем тебе удастся объединить девять заговоров... ты поймёшь, как отплатить мне. Сейчас я сделаю кое-что в надежде заставить тебя задуматься над вопросом... что на самом деле такое бессмертные меридианы".
Когда патриарх закончил говорить, с горы Кровавого Демона на планете Южные Небеса ударил поток алого демонического ци. В это же время физическое тело патриарха, покоящееся в земле, растаяло и стало частью этого потока демонического ци. Помчавшись вперёд, демонический ци принял форму кроваво-красного магического символа. После девяти ярких вспышек он исчез. В момент его исчезновения патриарха Кровавый Демон не стало!
После того как патриарх встретил свой конец, Мэн Хао почувствовал, как Великая Магия Кровавого Демона внутри него сама собой начала вращаться. С рокотом его окружило алое свечение... и начал формироваться 109 меридиан! Это был... меридиан кровавого демона!
Исчезающие врата бессмертия содрогнулись и в один миг вернулись к своему прежнему состоянию. Погасший бессмертный свет вновь ярко вспыхнул, затопив небо, землю и звёздное небо. Бессмертный ци внезапно усилился и начал бурным потоком вливаться в Мэн Хао. Великая Магия Кровавого Демона вращалась внутри него, превратившись в магический символ цвета крови — точно такой же магический символ, появившийся в момент смерти патриарха Кровавый Демон на планете Южные Небеса. После девяти вспышек внутри тела Мэн Хао он начал таять, трансформируясь в затуманенный бессмертный меридиан. Благодаря бессмертному ци меридиан постепенно уплотнялся, пока не был полностью закончен! Мэн Хао задрожал, когда появился 109 бессмертный дракон!
Ревущий дракон был алого цвета и выглядел очень впечатляюще. От него расходилась бесконечная рябь, что поразило всех практиков Девятой Горы и Моря. В момент появления 109 меридиана Мэн Хао вновь вздрогнул. Он почувствовал новую ауру, установившую с ним сильный резонанс! Источником этого резонанса была... та же планета, где скончался патриарх Кровавый Демон!
Мэн Хао поднял глаза и посмотрел в направлении, где лежал его дом, планета Южные Небеса. С большим трудом он сумел разглядеть место, где раньше стоял старинный храм монастыря Древнего Святого. На месте храма... он увидел одинокий цветок. Запредельную Лилию!
Когда Запредельная Лилия расцветёт семью цветами, лепестки опадут, обретение бессмертия, одна тысяча лет!
Сотни лет Запредельная Лилия мучила Мэн Хао. В конце концов он отсёк её, но в нём остались крохотные крупицы — воспоминания, от которых практически невозможно избавиться. Это был другой вид Кармы или... искупления!
На планете Южные Небеса, в бескрайних просторах Восточных Земель, где-то в горах находился глубокий кратер — всё что осталось от древнего храма монастыря Древнего Святого. Там стоял старик, а рядом с ним Запредельная Лилия.
— Моя сила бесполезна для живых, — едва слышно сказал старик, — но ты... был удостоен наследия монастыря Древнего Святого. Ты забрал лампу души наставника и изменил свою судьбу... Запредельные Лилии посеяли с тобой Карму, и теперь, когда ты достиг бессмертия, я от их лица выплачу всё, что они должны тебе. Если ты обретёшь просветление о бессмертных меридианах, тогда это станет для тебя благословением. Сможешь ли ты понять или нет, всё зависит только от тебя.
Старик говорил слегка невнятно, путано. Взмахом руки он обратил Запредельную Лилию в пепел. Когда пепел закружился в воздухе, по телу Мэн Хао прошла сильнейшая дрожь. Он ошеломлённо охнул, почему-то вспомнив о многолетней борьбе с Запредельной Лилией. Пока воспоминания текли, словно вода, накопленная за годы борьбы Карма превратилась в ауру, в Запредельную Лилию... в бессмертный меридиан запредельной лилии!
Как только бессмертный меридиан начал принимать форму, Мэн Хао, словно чёрная дыра, начал с чудовищной скоростью вбирать бессмертный ци. С мощным гулом был создан ещё один бессмертный меридиан! Это был 110 меридиан! В момент появления меридиана над вратами бессмертия возник 110 бессмертный дракон.

Глава 976: Подтверждение Дао

На Девяти Горах и Морях многие поколения старейшин всегда давали младшему поколению избранных своих сект и кланов одно важное наставление. Его смысл сводился к тому, что с началом эпохи истинных бессмертных они никогда не должны забывать... что подготовка есть ключ к успеху! Тщательная подготовка и накопление большого количества ресурсов позволит не только получить невероятную силу, но и открыть максимально возможное количество бессмертных меридианов. По этой причине из поколения в поколение люди готовились к наступлению эпохи истинных бессмертных. Они удерживали себя на пике царства Духа в ожидании момента, когда можно будет использовать все накопленные ресурсы и достичь истинного бессмертия.
Такой порядок вещей сохранялся веками. Но сейчас патриархи по всей Девятой Горе и Морю как будто в забытье наблюдали за происходящим. Глядя на Мэн Хао, все они внезапно пришли к пониманию, он тоже знал, что означает "подготовка — ключ к успеху". Дело было ни в культивации, ни в формировании бессмертных меридианов заранее. Это ещё касалось... судьбы!
Перед попыткой достичь истинного бессмертия в подготовку входили различные судьбы, с которыми сталкивались люди за свою жизнь, а также посеянную Карму. Всё это являлось частью подготовки, однако для такой судьбы требовалось наличие определённых предпосылок.
— Он подтверждает своё Дао, чтобы достичь бессмертия... — хрипло и в то же время просветлённо сказал земной патриарх клана Фан.
Старуха рядом с Фань Дун’эр вздохнула.
— Только те, кто своими силами достигли бессмертия, могут вырвать удачу у Неба и Земли, — сказала она. — Достигнув так истинного бессмертия, можно обрести новую судьбу и собственноручно создать бессмертные меридианы.
Другие патриархи пришли к такому же выводу. Вот только это ничего не меняло. Им ещё никогда не доводилось видеть, чтобы кто-то достиг истинного бессмертия своими силами, но на их веку они повидали немало тех, кто потерпел на этом пути провал. Легче найти перо феникса или рог цилиня, чем человека, кому бы это удалось. Настолько редкими были такие люди. С древних времён до сегодняшнего дня... только Кшитигарбха успешно смог это сделать. И теперь появился ещё один человек.
В отличие от патриархов большинство других практиков не понимали, что сейчас происходит. С появлением 110 бессмертного дракона Девятая Гора и Море погрузилась в хаос. Воцарилась невиданная доселе неразбериха. Она даже бледнела на фоне того дня, когда Мэн Хао под личиной Фан Му взял первое место на испытании. Сложно сказать, кто не выдержал первым, но вскоре практически все практики Девятой Горы и Моря громко закричали:
— Это же... 110 меридиан!
— С ума сойти! Безумие какое-то! Откуда у практика царства Бессмертия может взяться 110 меридианов?!
— Постойте, вам не кажется странным, что два появившихся бессмертных дракона отличаются от остальных? Один кроваво-красного цвета! Другой выглядит... ещё загадочнее красного!
Последний бессмертный дракон был совершенно уникальным. Хоть он испускал бессмертный свет, по какой-то причине людям казалось, будто он был как-то связан с травами и растениями. Если присмотреться, то можно было увидеть кружащие внутри тела дракона семь цветов.
Пока практики по всей Девятой Горе и Морю изумлённо кричали и переговаривались, Мэн Хао в звёздном небе спокойно проверил два новых меридиана. Он сразу ощутил в них след патриарха Кровавый Демон и Запредельной Лилии. Сейчас все встреченные им судьбы и накопленные благословения начали проявлять себя.
— Теперь я понял, что судьбы тоже являются частью подготовки, — пробормотал он. — В свете этого возникает вопрос, что такое бессмертные меридианы?..
Достигнув определённого просветления, он задумался о 110 бессмертных меридианах внутри него: "100 меридианов — это мой предел... Тела практиков, их плоть и кровь могут создать только 100 меридианов. Восемь дополнительных меридианов в действительности не являются частью моей плоти и крови. Они другой тип меридианов, возведённые на основании, заложенном дымом бронзовой лампы! Они очень похожи на бессмертные меридианы, сотворённые из плоти и крови, но в действительности они отличаются на самом фундаментальном уровне. Что до двух последних меридианов, они тоже отличаются от остальных. Они созданы из сконцентрированной силы патриарха Кровавый Демон и Запредельной Лилии. Что же тогда такое... бессмертные меридианы?"
Он медленно поднял голову, его глаза сияли ярким светом.
"Бессмертные меридианы своего рода доказательство! Доказательство Небу и Земле, что человек достоин стать истинным бессмертным. Оно неоспоримо. Не имеет значения, одобряют ли Небо и Земля, в конечном итоге они должны их признать. А ещё это... подтверждение Дао! Та сила лампы души открыла для меня путь к истинному бессмертию. Бессмертные меридианы моей плоти и крови позволили мне достичь пика. Сила бронзового дракона помогла расширить то, что начиналось как мой изначальный бессмертный меридиан. Следом силы патриарха Кровавый Демон и Запредельной Лилии помогли не только открыть ещё бессмертных меридианов, но и понять их! Бессмертные меридианы, добытые до истинного бессмертия, — это вид благословения. Все другие виды приготовлений и магические техники... тоже могут стать бессмертными меридианами! Это воплощение силы и своего рода конкретизация Дао! Бессмертным меридианом... может стать всё что угодно!"
По достижении просветления Мэн Хао почувствовал, словно внутри него разбились оковы. Как будто обрушилась стена, заслонявшая ему обзор. Мэн Хао поднял голову, его волосы и полы халата развевались на ветру. Его глаза засияли блистательным светом.
— Теперь я понял...
Тем временем в пещере бессмертного где-то в Руинах Бессмертия сидела женщина-парагон в белом халате. Её холодная маска внезапно дала трещину: уголки её губ едва заметно поднялись вверх, что было большой редкостью для этой неулыбчивой женщины.
— Хорошая интуиция, — негромко похвалила она.
В это же время на Четвёртой Горе и Море было место, наполненное жутковатым туманом, за которым скрывались жёлтые источники, реинкарнация и бескрайний загробный мир. В это место упокоения рано или поздно возвращались все души. В клубах тумана стоял огромный дворцовый комплекс, состоящий из огромного числа богато украшенных строений. От него исходил древняя, архаичная аура и плотный ци с атрибутом Инь. В глубинах этого тумана можно было увидеть очертания гигантской фигуры, сидящей в позе лотоса. Она напоминала статую бессмертного божества, которая испускала давление на весь загробный мир. Могло даже показаться, что эта аура подавляла всю Четвёртую Гору и Море. Казалось, будто глаза этого человека были навеки сомкнуты, как вдруг они едва заметно приоткрылись.
— Так я не один в моём Дао... — медленно произнёс он, его голос эхом прокатился по всей Четвёртой Горе и Морю.
Тем временем за пределами планеты Восточный Триумф с ростом просветления глаза Мэн Хао сверкали всё ярче, хруст в его теле усиливался.
"Всё может стать бессмертным меридианом, — подумал он. — Другим бессмертным не по силам совершить такое, но тем, кто достиг истинного бессмертия своими силами, это по плечу! Небо и Земля не могут сковать меня, не могут удержать. Я не позволю запереть себя звёздному небу, не дам похоронить себя под куполом Небес! Мне не нужно одобрение ни Неба, ни Земли! Истинные, настоящие бессмертные дают своё одобрение Небу и Земле, а не наоборот!"
Разум Мэн Хао затопил грохот. Треск его тела стал ещё громче, а дрожь, сотрясающая его тело, — ещё сильнее. С ярким блеском в глазах он поднял руку и указал ей на врата бессмертия.
— Я свободно культивировал Трактат Великого Духа! — пробормотал Мэн Хао. — Я достиг великой завершённости Конденсации Ци, обрёл совершенное основание, совершенное ядро, совершенную зарождённую душу! Я создал совершенный дао фрукт и даже пробился на вечный предел! Даже вечность не в силах уничтожить мою волю... поэтому мой вечный предел станет основой для моего 111 бессмертного меридиана! Откройся!
Вечный предел пришёл в движение, заполнив его тело сияющими огоньками света. Они быстро соединялись вместе, превращаясь в 111 бессмертный меридиан!
Врата бессмертия содрогнулись, и из них ударил яркий свет. Бессмертный ци вновь потёк в Мэн Хао, сгущая его бессмертный меридиан вечного предела. Он стремительно обретал очертания, пока не был полностью закончен! В этот же миг снаружи врат бессмертия появился 111 бессмертный дракон. Это был дракон вечности, чей могучий рёв заставил всё звёздное небо задрожать.
Люди Девятой Горы и Моря в полном оцепенении наблюдали за происходящим. С появлением бессмертного дракона вечности всех их накрыло волной непередаваемого изумления.
— Е-е-ещё один... бессмертный меридиан?
— Он вообще человек?
— Может, он реинкарнация древнего бессмертного?
Повсюду звучали изумлённые крики. Патриархи царства Дао различных сект и кланов были потрясены даже больше, чем рядовые практики. Таких людей было крайне мало, у большинства сект обычно имелось по одному такому эксперту. Сейчас все они покинули места для уединённой медитации и вышли в звёздное небо, чтобы посмотреть на планету Восточный Триумф.
— Клан Фан... породил выдающегося человека!
Удивлённые патриархи пытались справиться с бушующими внутри эмоциями.
— Если позволить ему раскрыть свой потенциал... то клан Фан ждёт новый золотой век!
— Боюсь, будущее сильно изменится. Произошедшее необязательно положительно скажется на клане Фан, но это точно плохая новость для нас. Но хуже всех её воспримут... в клане Цзи!
— Последним человеком, подтвердившим своё Дао, был Лорд Четвёртой Горы и Моря Кшитигарбха. И вот теперь к нему присоединился ещё один...
В глазах многих патриархов застыла нерешительность. В этот момент со стороны Мэн Хао опять послышался рокот. Он опять начал вбирать бессмертный ци, формирую 112 меридиан. Этот меридиан ци и крови он образовал из собственного бессмертного физического тела! В момент достижения Мэн Хао просветления об основополагающей природе бессмертных меридианов всё изменилось. У врат бессмертия с рёвом появился 112 бессмертный дракон. Каждая чешуйка этого зверя буквально сияла мощью ци и крови.
Совершенно неожиданно с вершины Девятой Горы сорвался луч серого света. Он помчался через звёздное небо в сторону планеты Восточный Триумф. Этот серый луч двигался с невероятной скоростью и, похоже, был наполнен аурой Кармы. Судя по всему, любое живое существо, коснувшееся его, будет заражено Кармой, которую можно будет отсечь!
Луч света трансформировался в клинок Отсечения Кармы. За пару мгновений он достиг планеты Восточный Триумф и ударил прямо в Мэн Хао, который ещё находился в процессе создания бессмертных меридианов!
Из подземной палаты, расположенной под родовым особняком, раздался холодный голос:
— Клан Цзи, как ты смеешь!
Голос принадлежал земному патриарху — эксперту царства Дао. В яркой вспышке света он переместился из подземной палаты в звёздное небо, встав между Мэн Хао и серым светом. Лёгким взмахом руки он беззвучно послал навстречу свету силу эссенции. Во вспышке Кармы свет разбился вдребезги, а потом исчез.
Патриарх царства Дао отступил на несколько шагов, а потом холодно посмотрел куда-то вверх. Когда он указал рукой в небо, с кончика его пальца ударила колоссальных размеров волна, ставшая барьером для всей планеты Восточный Триумф.
— Любой, кто посмеет хоть пальцем тронуть этого цилиня клана Фан, будет сражаться со мной до самой смерти! Даже вы, клан Цзи... Не вынуждайте меня воззвать к трупу патриарха первого поколения. Коли жить надоело, валяйте! Если понадобиться я на своей спине дотащу его до Девятой Горы.

Глава 977: Меридианы заклинателя демонов!

Патриарх царства Дао из клана Фан оказался высоким и мускулистым стариком с седыми волосами. Он парил в звёздном небе, испуская могучую ауру эссенции, которая была способна покорить Небо и Землю. Пока он холодно смотрел в пустоту, в его глазах плясали молнии. Его пронзительный взгляд остановился на пике Девятой Горы!
К этому времени практически все патриархи царства Дао различных сект и кланов Девятой Горы и Моря покинули места для своей медитации и сейчас смотрели на планету Восточный Триумф. Все они держались неестественно тихо, никто не разговаривал, но их выдавали только глаза, в которых можно было разглядеть бушевавшую в их сердцах бурю.
Клан Цзи считался парагоном Девятой Горы и Моря! В прошлом некоторые секты делали вид, что соперничали с кланом Цзи, но на самом деле все их очень боялись. В случае возникновения ситуации, способной привести к открытой конфронтации, они сразу же сдавали назад. Поэтому за много лет таких конфликтов случалось совсем мало. Но теперь... такая ситуация произошла с кланом Фан! И причиной тому был один человек... Мэн Хао!
Вещи, относящиеся к царству Дао, были невидимы простым практикам Девятой Горы и Моря. Только эксперты пика царства Древности могли с трудом ощутить исходящее сверху давление. Остальные понятия не имели, что происходит. Даже Мэн Хао не знал, что открытие им бессмертных меридианов спровоцировало жажду убийства клана Цзи. Как, впрочем, он и не знал, что в его защиту выступил могущественный патриарх клана Фан.
В звёздном небе долго царила тишина, и наконец в ответ на заявление земного патриарха клана Фан в клане Цзи кто-то холодно хмыкнул. Этот звук превратился в чудовищную рябь, ударившую с Девятой Горы. Земной патриарх резко поменялся в лице. Как вдруг из мира Бога Девяти Морей, что лежал в Девятом Море, послышался чей-то недружелюбный голос. Этот невероятно древний голос вмиг затопил всю Девятую Гору и Море. Разумеется, за исключением меньше дюжины патриархов царства Дао сект и кланов Девятой Горы и Моря, находящихся в звёздном небе, никто его не услышал. Но от этого голоса у патриархов немного закружилась голова.
— Фан Му является учеником конклава мира Бога Девяти Морей!
Услышав голос, энергия клана Цзи затормозила. Следом прозвучал леденящий душу голос из другого даосского сообщества — грота Высочайшей Песни Меча с планеты Западное Воздаяние. Словно эхо давно ушедших эпох, он тоже затопил всю Девятую Гору и Море.
— Фан Му назван лучшим кандидатом тремя великими даосскими сообществами!
В ответ на это заявление энергия клана Цзи вновь остановилась. Похоже, теперь она начала колебаться. Не дав ей времени помчаться дальше, из монастыря Древнего Святого Девятой Горы прозвучал третий голос. Он буквально излучал спокойствие, но был полон твёрдости, способной разрубать гвозди и раскалывать железо. В нём ощущалось даже больше властности, чем в голосе из грота Высочайшей Песни Меча!
— Фан Му и монастырь Древнего Святого связывают нити судьбы. Схватки между ним и членами его поколения дозволены, но старшему поколению не позволено трогать его!
Услышав эти три заявления, разумы патриархов царства Дао различных сект и кланов Девятой Горы и Моря дрогнули, а их глаза засияли странным светом.
— Клан Фан в одиночку не сможет победить клан Цзи, но будет большой ошибкой их недооценивать. В этом конфликте клан Цзи понесёт серьёзные потери. Но если прибавить к этому три великих даосских сообщества...
— Клан Цзи заметно превосходит в силе любую секту или клан, но, если в конфликт вступят три великих даосских сообщества, вместе они легко составят конкуренцию клану Цзи. Клан Фан занял жёсткую позицию, поэтому клану Цзи надо либо быстро найти изящное решение этой проблемы, либо Девять Гор и Морей ждёт новая великая война!
— Не стоит забывать, три великих даосских сообщества обладают глубокими ресурсами... Лорды Гор и Морей приходят и уходят, но даосские сообщества существуют вечность.
Глаза патриархов заблестели, но некоторые из них были втайне связаны с кланом Цзи, поэтому сейчас эти люди взирали на планету Восточный Триумф с холодным равнодушием. Клан Цзи хранил молчание. После продолжительных раздумий, посланная энергия начала рассеиваться, и прозвучал древний голос:
— Это действительно того стоило?
После этого энергия клана Цзи полностью исчезла. Аура трёх великих даосских сообществ тоже покинула звёздное небо.
На Девятой Горе и Море всё вновь пришло в норму. Крохотная горстка людей знала, что действительно сейчас произошло. Вот только патриарх царства Дао не вернулся обратно в подземную палату, вместо этого он сел в позу лотоса в звёздном небе, став защитником дхармы Мэн Хао.
Старик посмотрел на Мэн Хао рядом с вратами бессмертия. Его губы изогнулись в едва заметной улыбке, а в глазах вспыхнула надежда.
"Ладно, дитя. Пришла пора высвободить весь твой потенциал. Покажи нам всё, на что ты способен. Не бойся. Практики вроде нас живут ради славы!"
По какому-то странному совпадению, как только патриарх царства Дао посмотрел на Мэн Хао, послышался рокот. Волосы и халат Мэн Хао трепал ветер, его окружал искрящийся бессмертный свет и ци. Когда был завершён 112 меридиан, его глаза ярко засияли. Осознав природу бессмертных меридианов, ему не терпелось узнать, насколько глубоким было его просветление. Если уж он собирался прославиться, то почему бы этим не изумить всех и каждого.
"Мне жуть как хочется узнать... сколько меридианов мне удастся открыть! Мой 113 бессмертный меридиан будет основан на магии заговора! Восьмой Заговор Заклинания Демонов — Заговор Тела-Разума... это будет мой 113 меридиан!"
Мэн Хао выполнил магический пасс и провёл рукой перед собой. Люди услышали только сильный гул, но ничего не увидели, однако Восьмой Заговор Заклинания Демонов превратился внутри его тела в магический символ. Бессмертный ци вновь начал вливаться в него через поры, сгущая меридиан... Этот новый меридиан поглощал чудовищные объёмы бессмертного ци, чтобы обрести форму! С его завершением ауры Мэн Хао усилилась, а снаружи врат бессмертия появился 113 бессмертный дракон. Его рёв сотряс всю Девятую Гору и Море.
Новый бессмертный дракон сиял причудливым светом. Если долго смотреть на него, то возникало чувство, будто немеет культивация, и тело деревенеет.
Все без исключения практики были изумлены. Не успели прозвучать первые комментарии, как с рокотом Мэн Хао... открыл ещё один бессмертный меридиан! Седьмой Заговор Заклинания Демонов, Кармический Заговор, наполнил его тело аурой Кармы. Ни капли этой ауры не просочилось наружу. Бессмертный ци растворялся внутри него время, за которое сгорает благовонная палочка! Наконец 114 меридиан был завершён!
Появился ещё один свирепый бессмертный дракон, излучающий невероятную силу Кармы. Аура клана Цзи, похоже, находилась на грани того, чтобы опять атаковать его, но в итоге она не стала ничего предпринимать.
"Открывайся!"
Глаза Мэн Хао горели решимостью. С усилившейся аурой он перешёл к Шестому Заговору Заклинания Демонов, Заговору Заклинания Демонов!
В новой волне оглушительного рокота все практики Девятой Горы и Моря наблюдали за ним, разинув рот. Довольно быстро шестой заговор стал новым меридианом, а у врат бессмертия появился 115 бессмертный дракон!
— 115 меридианов! Сколько... ещё меридианов собирается открыть Фан Хао?!
— Невиданный доселе избранный...
— Как ему удалось столько открыть? Никому не удалось открыть больше 98! У всего этого должно быть объяснение! Невозможно подготовиться настолько хорошо и быть настолько талантливым, чтобы достичь такого нечеловеческого уровня!
Происходящее потрясло всю Девятую Гору и Море, переполошив огромное количество практиков. Первоначальное изумление после открытия Мэн Хао 100 меридианов сменилось подозрением, когда их количество увеличилось до 115. Никто никак не мог понять, как Мэн Хао удалось настолько всех превзойти!
Несмотря на воцарившуюся в клане Фан радостную атмосферу, многие начали строить догадки относительно причин происходящего, и только члены прямой ветви не подвергали сомнениям Мэн Хао, они испытывали неподдельную радость и только.
Глядя в небо, Фан Вэй в ярости стискивал кулаки.
— Всё потому, что он достиг бессмертия своими силами и подтвердил собственное Дао?.. — пробормотал он себе под нос.
Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза, не желая больше смотреть. "Неважно, сколько у тебя меридианов... С фруктами нирваны я всё равно могу убить тебя!"
В похожем ключе мыслил не только Фан Вэй. Другие бессмертные избранные Девятой Горы и Моря не без горечи пришли к похожим выводам.
"Кто бы мог подумать, что подтверждение собственного Дао окажет такой эффект..."
"Но подтвердить собственное Дао чрезвычайно трудно. Должно быть, Мэн Хао обрёл неописуемое благословение, что и позволило ему в этом преуспеть".
"Культивация — это в первую очередь непокорность Небесам, кому какое дело, что он открыл 115 меридианов! У всех нас есть секретная магия усиления, которая позволит нам с ним драться!"
Пока Девятая Гора и Море гудела, Мэн Хао посмотрел вверх. Его культивация лучилась силой бессмертия. Эта сила даровала ему ощущение могущества. С ним его сила до открытия врат бессмертия теперь казалась ему незначительной.
"Я могу стать ещё сильнее, — подумал он, — 115 меридианов... это ещё не предел!"
Он стиснул зубы, а в его покрасневших глазах появился безумный блеск.
"Пятый Заговор Заклинания Демонов, Заговор Внутри-Снаружи!"
На его раскрытой ладони возник разлом размером с ноготь. Он резко сжал пальцы, отчего его тело заполнили мощный гул и крошечные иллюзорные разломы. Стоило потоку бессмертного ци хлынуть в его тело, как от его лица отлила кровь, а его самого начала бить мелкая дрожь. Его тело, казалось, состояло из разломов, всё-таки он едва мог использовать пятый заговор. Этот заговор... являлся даосской магией для пика царства Древности.
— Открывайся! — проревел он.
Его тело гудело и хрустело, однако поток бессмертного ци и не думал останавливаться. В конечном итоге прошло время, за которое сгорает палочка благовоний. Всё это время Мэн Хао разрывала страшная боль. Когда 116 меридиан был закончен, он закашлялся кровью, а потом рассмеялся! Он заставил его открыться и принять форму! Этот бессмертный меридиан был нестабильным, и всё же ему удалось его успешно открыть. Аура Мэн Хао взмыла вверх... и вновь снаружи врат бессмертия появился дракон.
Этот дракон... выглядел одновременно материальным и иллюзорным. Иногда он расплывался, но уже в следующую секунду вновь становился отчётливым. Пустота вокруг него странным образом то проминалась, то вздувалась, что вызвало целую бурю криков среди зрителей.

Глава 978: Бессмертный летит в небесную высь

— Он всё ещё не достиг своего предела?!
— 116 меридианов. Так вот какие они, избранные. Я много лет нахожусь на царстве Бессмертия. Может я и лжебессмертный, но я открыл 70 меридианов. А ему... удалось открыть на 50 больше, чем у меня...
— Если он продолжит развиваться, то может перерасти Девятую Гору и Море. Вполне возможно, его рост заведёт его намного дальше!
Наблюдая за Мэн Хао, в головах многих людей галопом проносились мысли: некоторые завистливые, другие раздражённые, третьи обозлённые.
Фан Вэя отказывался смотреть. Что до остальных избранных кланов и сект, большинство из них повели себя так же. Только Ли Лин’эр продолжала наблюдать.
Мэн Хао в звёздном небе молча проверил свои меридианы. Из 116 меридианов 100 были пределом его собственного тела; 8 были бессмертным ци, созданным из бронзовой лампы души; 2 ему подарили сторонние сущности, придав форму силе, похороненной внутри него; ещё 2 были получены из его божественных способностей и культивации, став меридианами бессмертной магии! Последние 4 отличались от остальных. Эти меридианы он получил из-за его статуса заклинателя демонов, поэтому они были не настоящими бессмертными меридианами, а меридианами заклинателя демонов!
Сейчас это был его предел. Паря снаружи врат бессмертия, он смотрел на 116 бессмертных драконов, изящно кружащих в звёздном небе. Он и представить не мог, что открытие врат бессмертия принесёт такую блистательную славу.
— Подготовка есть ключ к успеху, — пробормотал он.
Сказав это, он осознал, что открытие врат бессмертия высвободило все накопленные им благословения и судьбу его жизни. Подобно цветку он расцвёл и достиг пика цветения.
— Пап, мам, — сказал он, глядя в направлении дома, — вы сейчас на планете Южные Небеса, вы видите меня?.. Ваш сын не ударил в грязь лицом, не посрамил вас. Сейчас... я сияющее солнце, приковавшее к себе взгляды всех этих людей.
Мэн Хао прекрасно понимал, насколько его достижения потрясли практиков Девятой Горы и Моря. Количество открытых им меридианов особенно больно ударило по бессмертным избранным. Но ему не было до них дела. Он никогда не преследовал целью превзойти какого-то другого человека. Его единственной целью было превзойти себя самого.
— Думаю... я смогу открыть ещё один меридиан!
Его налитые кровью глаза сияли словно два отполированных рубина. Он стоял напротив врат бессмертия, широко расправив плечи, его горделивая осанка, напоминала выхваченный из ножен меч. Как только его глаза засияли, в одной из сект Девятой Горы кое-что произошло.
Бесчисленное множество зданий в этой секте были разбиты на десять областей. Каждая область была наводнена практиками, занимающимися культивацией. Секта напоминала гигантский город, который испускал на огромное расстояние удушающее давление. Судя по её виду, эта секта существовал уже долгие века. Каждое здание было буквально пропитано аурой времени, словно все они стояли здесь уже долгие годы. История всех этих строений уходила в далёкое прошлое... во времена древнее эпохи Лорда Цзи и Ли. Они существовали столько же, сколько и Девять Гор и Морей. Это место называлось монастырь Древнего Святого. Главное сообщество из трёх великих даосских сообществ Девятой Горы и Моря. Наиважнейшая секта всей Девятой Горы, только она могла заставить остановиться клан Цзи.
В центре этих десяти областей лежала огромная площадь, мощёная зелёным камнем. От неё во все стороны расходилась первородная аура. Сейчас в центре этой площади в позе лотоса сидело четверо стариков. Удивительно, но каждого из них окружала аура царства Дао. Любой из этих стариков мог сотрясти всю Девятую Гору и Море.
— Судьба связывает это дитя с монастырём Древнего Святого, — сказал один из них, голосом похожим на шелест пергамента. — Согласно нашим законам Дао, если он откроет 117 меридианов, мы высвободим силу монастыря и поможем ему создать меридиан дао древнего святого.
Остальные трое кивнули.
— А пока посмотрим, насколько глубоко простирается его удача. У него сейчас 116 меридианов. Сумеет ли он открыть 117? Коли так, то вместе с нашим у него будет два новых меридиана...
— По легенде, Кшитигарбха с Четвёртой Горы и Моря открыл 120 бессмертных меридианов!
— Если он откроет ещё один и потом получит наш, тогда у него будет 118 меридианов. Его будущее сложно будет предугадать. И всё же превзойти Кшитигарбху ему будет ой как непросто. Это дитя уже достигло своего предела. Даже с нашей помощью ему вряд ли это удастся.
— Посмотрим, что припасено для него судьбой и сколько благословений ему удалось собрать... Если его судьбы хватит, тогда может у него и выйдет!
В то время как монастырь Древнего Святого решал, что делать с Мэн Хао, он парил под вратами бессмертия снаружи планеты Восточный Триумф. Его налитые кровью глаза сияли неподдельной решимостью.
"Я использовал четыре великих заговора заклинания демонов для создания четырёх бессмертных меридианов. Что ж, если посмотреть на другие мои божественные способности, интересно, смогу ли я повторить это с заклинание Одна Мысль Звёздная Трансформация?"
Из левого глаза Мэн Хао брызнул звёздный свет, но, что бы он ни делал, ему так и не удалось создать новый меридиан. Однако это не остановило его от попыток использовать этот метод на других могущественных божественных способностей в его арсенале. Он перепробовал их всех, но, к его несказанному сожалению, ни одна из них не позволила ему создать бессмертный меридиан. Все попытки потерпели закончились провалом, даже с заклинанием Одна Мысль Звёздная Трансформация.
"Есть ещё одна божественная способность... — подумал он, медленно подняв голову, — Мост Парагона! Я могу использовать проекцию Моста Парагона для создания бессмертного меридиана парагона!"
Мэн Хао незамедлительно высвободил могущество Моста Парагона. В этот же миг его скрутило в приступе кровавого кашля. Неоднократное использование этой божественной способности в такой короткий промежуток времени в несколько раз усилило откат. За это время бессмертный свет опять начал тускнеть, словно почувствовав, что Мэн Хао больше не откроет новые бессмертные меридианы.
Вскоре он полностью исчез. В звёздное небо вновь вернулась непроглядная чернота. Врата бессмертия медленно начали таять в воздухе и закрываться. Больше из них не лился бессмертный ци, похоже, они вот-вот должны были исчезнуть из звёздного неба.
— Недостаточно судьбы, — со вздохом заключили четверо стариков в монастыре Древнего Святого.
Они не станут даровать меридиан дао древнего святого кому попало. Такой меридиан может получить только человек, открывший 117 меридианов, таков закон Дао монастыря Древнего Святого.
В этот момент многие зрители на Девятой Горе и Море с облегчением выдохнули. Мэн Хао вселил в их сердца ужас, только сейчас, когда всё должно было вот-вот закончиться, они начали медленно приходить в себя.
— 116 меридианов более чем достаточно!
— Такое количество бессмертных меридианов может напугать кого угодно.
— А мне вот немного жаль. Я надеялся увидеть, как он откроет... эм? Ч-чт-что он делает?!
Во всех уголках Девятой Горы и Моря негромкий гул толпы прорезали удивлённые крики. Люди ошеломлённо уставились на Мэн Хао. Перед самым исчезновением и закрытием врат бессмертия, Мэн Хао внезапно вскинул над головой обе руки. Одновременно с этим 116 бессмертных драконов с оглушительным рёвом рванули к Мэн Хао. С рокотом они исчезли внутри его тела. С мощью 116 бессмертных меридианов аура Мэн Хао начала стремительно рваться вверх.
— Мост Парагона, появись!
В покрасневших глазах Мэн Хао не осталось ни единого белого пятнышка, когда он зачерпнул всю доступную ему силу. Он запрокинул голову и взревел. Его тело задрожало, и под гулкий стук от него начала отслаиваться кожа, следом брызнула кровь. Внутри него материализовался Мост Парагона.
В этот самый момент едва различимые врата бессмертия внезапно вновь обрели материальную форму. Из них полился яркий свет, и в Мэн Хао сновал устремился бессмертный ци. Бурный поток ци начал превращать Мост Парагона в бессмертный меридиан. Зрители пребывали в состоянии шока, а четверо стариков из монастыря Древнего Святого внимательно за ним наблюдали.
Пока воздух оглашал могучий рокот, изорванное тело Мэн Хао пронзала нестерпимая боль. Однако он лишь стискивал зубы, заставляя сгущаться бессмертный меридиан парагона. Десять процентов, двадцать, тридцать... Изо его рта текла кровь, перед глазами начало темнеть. И всё же он сквозь боль продолжал наполнять 116 меридиан силой. Сорок процентов, пятьдесят, шестьдесят, семьдесят...
— Открывайся! — проревел он.
Под аккомпанемент оглушительного рокота он достиг восьмидесяти процентов, а потом и девяноста… Наконец бессмертный меридиан достиг ста процентов! Под изумлёнными взглядами зрителей Небо и Земля содрогнулись. Многие из тех, кто всё это время просидел в позе лотоса, не в силах сдерживать удивление, вскочили на ноги.
С рокочущими раскатами внутри Мэн Хао сформировался 117 меридиан. В это же время снаружи врат бессмертия появился поразительный бессмертный дракон. Самый последний из появившихся драконов испускал аура парагона. Таким был бессмертный дракон парагона!
Четверо стариков в монастыре Древнего Святого с улыбками переглянулись.
— Освободи силу монастыря Древнего Святого. Соедини воли практиков монастыря, дабы призвать бессмертное божество древнего монастыря...
— Даруйте ему меридиан!
Четверо стариков вместе начали выполнять магические пассы. Четыре потока удивительно ци умчалось в звёздное небо. Одновременно с этим из всех строений секты вырвалась первородная воля. С треском на площади между стариками образовались четыре трещины в форме иероглифа "рот". (口)
Практики монастыря, услышав у себя в голове приказ, вошли в транс. Они приняли позу лотоса и начали нараспев читать слова даосских трактатов. Сначала задрожала земля, а потом в небо поднялся гигантский квадратный треножник. Внутри покоился пожелтевший от времени свиток-картина. Он был настолько ветхий, словно его написали бесчисленное множество веков назад. На нём были изображены трое людей: женщина, мужчина в расцвете сил и старик.
Женщина была непревзойдённой красавицей, её улыбка была подобна прекрасному цветку. Мужчина едва заметно улыбался, а его чудовищная мощь достигала горизонта, как радуга. Казалось, что в сиянии его глаз скрывалось всё сущее. Что до старика, он обладал манерами бессмертного и обликом даоса, вот только его брови были нахмурены. Если приглядеться повнимательней, то можно было увидеть нечто совершенно невероятное... морщинки на лбу, образовавшиеся из-за нахмуренных бровей, выглядели как иероглиф "бессмертный"! (仙)
Если бы Мэн Хао сейчас видел этот свиток, то он бы с удивлением узнал изображённую на картине женщину... она была тем самым парагоном в белом халате из Руин Бессмертия!
Мягкий свет свитка-картины осветил всю округу и превратил небо над монастырём Древнего Святого в иллюзорный мир. В это мире мириады живых существ медитировали в позе лотоса, слушая наставления о Дао, которое давал старик с высокой платформы впереди. Этот же старик был изображён на картине. Небрежным взмахом руки он заставил появиться огромный иероглиф "бессмертный" (仙). От иероглифа исходила неописуемая энергия, способная подавить Небо и Землю. С короткой вспышкой он умчался в звёздное небо в луче мерцающего света. Его целью были планета Восточный Триумф и Мэн Хао!

Глава 979: Дождь благословений

Иероглиф "бессмертный" устремился в звёздное небо, превратившись во впечатляющий луч света. Как будто по небу летел бессмертный. В следующий миг луч достиг планеты Восточный Триумф и врат бессмертия, где он вновь принял форму огромного иероглифа. От него исходило давление, сравнимое с давлением врат бессмертия, отчего те завибрировали, словно появление иероглифа было для них настоящей провокацией. Оставляя за собой дорожку зыбкого пространства, иероглиф полетел к Мэн Хао.
При виде огромного иероглифа у Мэн Хао закружилась голова, а потом его затрясло. Этот иероглиф выглядел до боли знакомо... он как две капли воды походил на иероглиф созданный стариком в видении, которое ему привиделось в монастыре Древнего Святого на планете Южные Небеса.
"Монастырь Древнего Святого..." — подумал он.
Мэн Хао поражённо наблюдал, как огромный иероглиф стремительно уменьшается в размерах, пока не стал высотой в несколько сантиметров. Он подлетел к Мэн Хао и растворился у него во лбу. В этот миг из Мэн Хао брызнул мерцающий свет и жестокая, первородная аура. Сейчас ему даже был не нужен бессмертный ци из врат бессмертия. Иероглиф "бессмертный" в мгновение ока самостоятельно превратился в 118 бессмертный меридиан Мэн Хао. Как только это произошло, бессмертный меридиан, созданный из дыма бронзовой лампы, засиял загадочным светом, словно отражая великолепие нового бессмертного меридиана.
Снаружи врат бессмертия появился 118 бессмертный дракон, он взревел и начал кружить в звёздном небе. Этот дракон был полностью золотым, словно воплощал собой бессмертие. От его рёва содрогнулись сердца всех тех, кто мог его слышать.
— Это... это же...
— Вы тоже это видите? Иероглиф "бессмертный" только что соединился с Фан Хао?
— Откуда взялся этот иероглиф?
Все жители Девятой Горы и Моря были потрясены. Только патриархи царства Дао из различных сект и кланов со странным блеском в глазах смотрели на Девятую Гору. Их взгляды явно были направлены на не клан Цзи, а на другую организацию, занимающую эту гору... одно из трёх великих даосских сообществ — монастырь Древнего Святого!
Мэн Хао тоже посмотрел в направлении Девятой Горы. И хоть его культивации было недостаточно, чтобы что-то увидеть, он чувствовал, что иероглиф прилетел к нему не с планеты Южные Небеса. Он также знал о существовании на Девятой Горе и Море другого неразрушенного монастыря Древнего Святого. Именно он являлся одним из трёх великих даосских сообществ!
Вместо слов Мэн Хао сложил ладони и низко поклонился. Этим поклоном он выражал свою благодарность. Монастырь Древнего Святого наделил его своим благословением, открыв ему один бессмертный меридиан. Даже с их глубокими резервами такой бесценный подарок явно дорого им обошёлся.
— Премного благодарен! — тихо сказал он.
Его 118 меридиан заставил содрогнуться всё вокруг, Мэн Хао понимал... что на этом всё должно было закончиться. Такое количество меридианов его вполне устраивало. Теперь ему не терпелось узнать, насколько сильным он станет после исчезновения врат бессмертия! Но было кое-что, о чём Мэн Хао не подозревал. В звёздном небе на орбите планеты Восточный Триумф парил человек, которого сейчас раздирали противоречивые чувства. Им был земной патриарх — эксперт царства Дао клана Фан.
Он сидел в позе лотоса, оберегая Мэн Хао как защитник дхармы, вот только сейчас его глаза сильно покраснели. Его снедали сомнения и неуверенность.
"Проклятый монастырь Древнего Святого! Что, чёрт возьми, вы делаете? Вы благословили сына-цилиня клана Фан не по доброте душевной, а для того, чтобы скомпрометировать наш клану? Думаете, наделите его благословением, и он из чувства благодарности прибежит к вам, чтобы стать учеником? Проклятье, это на самом деле хорошо, но если об этом узнают люди Девятой Горы и Моря, то это представит клан Фан в плохом свете! Вы и вправду думаете, что у нас нет для него своего бессмертного меридиана?"
Патриарх буквально кипел от злости. Это напоминало историю про двух богачей, у одного из которых был сын. Однажды другой богач предложил этому сыну в жёны свою дочь, а потом во всеуслышание объявил, раз его отец не способен найти своему сыну невесту, тогда это сделает он.
Для члена старшего поколения клана такое было подобно пощёчине. Поэтому ярость старика была вполне объяснима.
"Проклятье! Чёртов монастырь Древнего Святого! Наш клан Фан существует уже много поколений, поэтому мы можем не хуже!"
Земной патриарх заскрежетал зубами и с большой неохотой выполнил магический пасс правой рукой, после чего указал ей на планету Восточный Триумф. Этот жест вызвал мощный всплеск силы эссенции. Планета Восточный Триумф яростно задрожала, а потом на миг перестала вращаться. В это же время изо лба всех членов клана Фан, включая Фан Сюшаня, Фан Вэя и главного старейшину, сорвалась капля крови. Они никак не могли остановить вырвавшуюся из них каплю крови.
— Нет! — закричал Фан Вэй со смесью изумления и ярости.
Правда, с его уровнем культивации, как он мог сопротивляться? Ему ничего не оставалось, кроме как бессильно наблюдать за каплей крови, улетающей всё дальше и дальше!
— Дракон линии крови! — проревел земной патриарх клана Фан.
Капли крови всех без исключения членов клана Фан взмыли в воздухе. Потом они начали соединяться в кровавого дракона, который с рёвом продолжил лететь вверх. Капля крови сорвалась даже со лба земного патриарха. Когда она исчезла в кровавом драконе, его охватило пламя, закалившее до предела кровь всех членов клана Фан.
Следом земной патриарх стиснул зубы и вновь указал на клан Фан. В воздухе возник колокол дао и громко зазвенел. Из колокола вылетел древний фиал с тремя каплями крови внутри, одна из которых вырвалась наружу. Несмотря на свои крошечные размеры, эта капля крови вызвала множество ярких вспышек Небо и Землю и вызвала ураганный ветер. Когда людям в глаза ударил алый свет, они начали переговариваться:
— Это кровь души патриарха первого поколения клана Фан!
— С ума сойти! Монастырь Древнего Святого настолько взбесил Фан Шоудао, что он решил достать легендарное сокровище клана Фан! До меня доходили слухи, что Фан Шоудао прослыл человеком вспыльчивым. Сегодня мы стали этому свидетелями, его и вправду легко завести. Эти три капли крови души, должно быть, оставил патриарх первого поколения перед своей смертью. Бьюсь об заклад, что даже Лорд Цзи был бы не прочь бы их заполучить!
Патриархи царства Дао из других сект и кланов наблюдали за происходящим с разинутыми ртами. В подземной палате клана Фан шестеро патриархов почувствовали, как у них закружилась голова.
— Ч-ч-чт-что... делает старший брат?
Земной патриарх свирепо оскалился. После нескольких секунд колебаний он стиснул зубы и провёл рукой перед собой. Кровь души патриарха первого поколения молниеносно примчалась в звёздное небо и растворилась в кровавом драконе. С грохотом дракон из крови закипел, стремительно уменьшаясь в размерах и превращаясь в кровавый иероглиф!
Фан! (方)
Этот иероглиф испускал силу линии крови и реинкарнации. Сила четырёх жизней реинкарнации, пульсирующая в крови клана Фан, сотрясла всю Девятую Гору и Море. Ярко сияя и пульсируя силой, иероглиф "Фан" устремился к ошалевшему Мэн Хао. Несмотря на удивление, он всё же сумел почувствовать в иероглифе ауру линии крови, от которой в его жилах вскипела кровь. От странного чувства взаимного притяжения сердце и разум Мэн Хао задрожали.
"Что происходит? — подумал он. — Клан Фан решил мне помочь?"
Глаза Мэн Хао расширились от удивления, когда иероглиф "Фан" растворился у него во лбу. Его тело затопил рокот, а густота и сила его крови достигла абсолюта. В это же время иероглиф "Фан" начал создавать внутри него дракона линии крови.
Создание 119 бессмертного меридиана стимулировала кровь души патриарха первого поколения, с кровью всех членов клана Фан в качестве фундамента. Поэтому в бессмертной силе врат бессмертия не было нужды. Рядом с вратами бессмертия появился 119 бессмертный дракон. Он проецировал ауру линии крови клана Фан, заставившую всё вокруг задрожать.
Мэн Хао чувствовал не только усиление культивации, но и усиление линии крови клана Фан. Сейчас он не мог это проверить, но его не покидало ощущение, что его луч линии крови запросто побьёт его прошлый рекорд в 30000 метров. Похоже, это была сила наследственного пробуждения.
Следом по звёздному небу прокатился голос земного патриарха. Когда он ударил в уши Мэн Хао, у него отвисла челюсть.
— Что теперь монастырь Древнего Святого? Если вы такие могущественные, то почему бы вам не даровать ещё один бессмертный меридиан сыну-цилиню моего клана! Если сможете, то сможет и клан Фан! Давайте же! На каждый подаренный вами меридиан мы ответим своим!
После такого заявления патриархи других сект и кланов Девятой Горы и Моря притихли. Четверо стариков из монастыря Древнего Святого холодно фыркнули, но не посмели ему ответить. У них... не было ещё одного меридиана.
Земной патриарх клана Фан выглядел крайне довольным собой. Хоть и казалось, что он сделал всё это крайне неохотно и под влиянием момента, в действительности любой человек с его уровнем культивации давно научился держать свои эмоции в узде. Не получив ответа от монастыря Древнего Святого, он нахмурился.
"Почему не шлёте ещё один? — подумал он. — Жаль, конечно, что не удалось выудить из них ещё один меридиан. В любом случае это дитя достигло таких высот своими силами, поэтому практически полное отсутствие у него преданности к клану вполне объяснимо. Для исправления этой ситуации наделить его каплей крови души было просто необходимо".
После криков земного патриарха выражение лица Мэн Хао слегка изменилось. Он перевёл взгляд с 119 бессмертного дракона на планету Восточный Триумф. Нельзя было сказать, что чувство непричастности полностью исчезло, но сейчас при взгляде на планету он практически не ощущал себя чужаком.
"119 меридианов", — подумал он, опять подняв глаза на врата бессмертия. Как вдруг ему на ухо зашептал древний и умудрённый голос:
— Ты всё ещё помнишь меня? Моё имя... Чоумэнь Тай!
Услышав это имя, сердце Мэн Хао пропустило удар. Он резко поднял голову и посмотрел на звёзды, за пределы Девятой Горы и Моря. Вдалеке находилась планета, где в позе лотоса сидел мужчина. Его глаза медленно открылись, и он улыбнулся.
— Я не погиб... Много лет назад мой клон упал на планету Южные Небеса и оставил тебе технику Бессмертный Укажет Путь. Помнится, я говорил тебе, что по достижении бессмертия ты с её помощью сможешь заставить снизойти звёздное небо. Сегодня я дарую тебе... кусочек звёздного неба мира Парамиты, дабы помочь тебе создать бессмертный меридиан и выковать блестящее будущее... Не забудь: загляни на планету Тигровая Клетка, что на Седьмой Горе. Я оставил там для тебя небольшой подарок. Есть кое-кто, кого я хочу воскресить... Надеюсь, в будущем ты мне в этом поможешь... Поэтому я помогу тебе сейчас.
Мэн Хао не без удивления вспомнил Чоумэнь Тая, чей труп бессмертного рухнул с небес, когда он ещё находился на стадии Конденсации Ци!

Глава 980: Названный отец посылает меридиан!

Древний голос прозвучал в разуме Мэн Хао, словно раскат грома. Звук этого голоса превратился в цепочку громких хлопков, разбередивших его воспоминания. Перед его мысленным взором встала планета Южные Небеса. Он увидел себя на вершине Башни Тан в государстве Чжао, взирающего на образ далёкого поля боя среди облаков. На этом поле брани стоял огромный гроб, рядом с которым лежал мертвец. Как вдруг мертвец открыл глаза, а потом уже настоящий труп рухнул с небес на землю. Позже после испытания в секте Пурпурной Судьбы он оказался внутри этого гигантского трупа. Все эти образы сейчас проносились в голове у Мэн Хао. В конечном итоге рокот в его голове превратился в два слова, в имя!
"Чоумэнь Тай!"
Стоило Мэн Хао посмотреть вверх, как его сердце дрогнул при виде мчащегося к нему из-за пределов Девятой Горы и Моря луча света. Невероятно, но он прилетел с Седьмой Горы. Он покинул пределы Седьмой Горы, промчался сквозь Восьмою Гору и с неописуемой скоростью, поразившей огромное число практиков, начал пересекать Девятую Гору!
Звёздное небо над Девятой Горой и Морем заколыхалось. Патриархи царства Дао различных сект и кланов предельно серьёзно наблюдали за лучом света. В клане Цзи Девятой Горы появилось око, способное видеть всё, что происходит на Девятой Горе и Море, и это око сейчас следило за лучом света. Люди в оцепенении наблюдали, как луч света, словно комета, мчится к Мэн Хао и планете Восточный Триумф, сотрясая звёзды на пути!
— Культивация дао лорда. Причём с культивацией минимум 4 эссенций!
— Только культивация дао лорда выше 3 эссенций способна сотрясти Небо и Землю в подобной манере! Он прилетел с Седьмой Горы! На Девяти Горах и Морях живёт всего несколько дао лордов... Кто послал этот луч?! Мне совершенно незнакома эта аура!
Патриархи царства Дао с Девятой Горы и Моря выглядели сбитыми с толку. Луч света с рокотом расколол небо и ударил Мэн Хао прямо в грудь. Свет вмиг исчез внутри него, затопив грохотом каждую клеточку его тела!
Мэн Хао развёл руки в сторону, запрокинул голову и взревел. Пока эхо его громогласного крика стояло в воздухе, необузданный ци заполнял его тело и подступил к горлу, словно эта энергия пыталась найти выход из тела. Судя по всему, луч света материализовался из звёздного неба какого-то крошечного мира! Это был меридиан звёздного неба!
Он очень быстро соединился с Мэн Хао, превращаясь в его новый бессмертный меридиан. Мэн Хао был подобен небесному светилу, которое наконец вернулось в лоно звёздного неба. В его ауре произошёл очередной прорыв: она поднялась до такого уровня, что даже экспертам царства Древности с одной потушенной лампой стало не по себе.
Когда луч света погас, Мэн Хао скрутило от неописуемой боли. Сгущение меридиана звёздного неба было видно невооружённому глазу. Он прорывался внутрь практически без какого-либо сопротивления. Врата бессмертия задрожали и послали на помощь бессмертный ци. Когда догорела палочка благовоний, Мэн Хао открыл глаза и услышал чудовищный грохот. В момент завершения 120 бессмертного меридиана у врат бессмертия появился ещё один дракон!
Это был дракон звёздного неба. Казалось, его тело было соткано из звёздного света, который позволял ему в любой момент слиться со звёздным небом. Поднялось поразительное давление, когда дракон присоединился к своим товарищам и тоже взревел. Планета Восточный Триумф и Девятая Гора и Море закачались. Все люди... сейчас смотрели только на Мэн Хао!
— Совершенно неслыханная судьба...
— Дао лорд с другой горы даровал ему меридиан звёздного неба. Удачу, как у этого дитя, я видел только ещё у пары человек!
— Я думал, что 100 меридианов станут его пределом, но потом он открыл 108. Тогда я уже было подумал, что на этом всё закончится, но он опять превзошёл все мои ожидания и открыл целых 117!
— Как по мне, он не должен был открыть больше 117 меридианов, но потом вмешалась его судьба. Монастырь Древнего Святого и клан Фан, оба наделили его меридианом, а потом ещё один прислал парагон из-за пределов этой горы!
Патриархи различных сект и кланов не проронили ни звука, но им никак удавалось успокоить свои сердца. Никто из них никогда бы не подумал, что открытие бессмертных меридианов одного из членов младшего поколения сумеет настолько их изумить.
Клан Цзи тоже хранил молчание. Око, способное увидеть всю Девятую Гору и Море, растворилось в воздухе, словно его никогда и не было.
Избранные выглядели подавленными. С открытием Мэн Хао 120 меридиана их, словно волной, накрыло бессилие. Расстояние между ними и Мэн Хао... продолжало увеличиваться.
На вершине Башни Тан планеты Южные Небеса стояли родители Мэн Хао. Они буквально сияли от гордости, наблюдая за иллюзорным образом Мэн Хао и его открытых меридианов на планете Восточный Триумф.
— Хао’эр... — прошептала Мэн Ли.
Окрылённая радостью за прославившегося сына, она смотрела на него с теплотой и любовью. Рядом стоял Фан Сюфэн, чьё выражение лица никак не изменилось, но его грудь распирала гордость за сына. В каком-то смысле Мэн Хао делал всё это ради них, он прекрасно отдавал себе в этом отчёт. Мэн Хао хотел доказать всем в клане Фан, что он всегда был, есть и будет сильнейшим избранным клана. Для него было важно, чтобы его отец с матерью пользовались уважением клана, даже пока они оставались на планете Южные Небеса.
Всю Девятую Гору и Море поразило появление 120 меридианов.
В этот момент на Четвёртой Горе и Море, где-то в туманах загадочного потустороннего мира, открыла глаза огромная статуя. Весь загробный мир тут же стих, на всей Четвёртой Горе и Море остановилось время и исчезли все звуки. Мириады душ, перерождающихся в водах жёлтых источников и реке реинкарнации, тоже внезапно застыли.
Казалось, во всей Четвёртой Горе и Море осталась только эта статуя. В её глазах вспыхнул странный свет, когда она посмотрела в направлении Девятой Горы. После долгих раздумий статуя подняла руку и выполнила магический пасс какой-то магии прорицания. После длинной паузы послышался вздох.
— Я не могу увидеть его будущее... С тех пор, как было достигнуто моё Дао, вплоть до сего момента этот человек стал третьим, чьё будущее я не могу увидеть... Однако мне под силу увидеть его прошлое. Я посею с ним положительную судьбу. Всё-таки рано или поздно нам суждено встретиться, — пробормотала статуя.
Взмахом руки она сотворила эдикт Дхармы. От этого эдикта исходила воля высшего порядка. И хоть он казался иллюзорным, это была высшая форма эдикта Дхармы, которую можно было издать на Четвёртой Горе и Море. Эдик испещряли строчки крупного текста.
"Среди реинкарнированных душ с Девятой Горы и Моря есть женщина с фамилией Сюй. Обеспечить ей эскорт из десяти тысяч призраков. Повелеваю наделить её наивысшей удачей и жизнью в мире и покое!"
Эдикт Дхармы засиял слепящим светом и постепенно растворился в воздухе. Когда статуя закрыла глаза, Четвёртая Гора и Море пришли в норму. Это была статуя... Лорда Четвёртой Горы и Моря Кшитигарбхы! Много лет назад, во время путешествия на древнем корабле среди звёзд, даже загадочный старик очень серьёзно отнёсся к Кшитигарбхе!
Мэн Хао никак не ожидал, что достижение им бессмертия привлечёт столько внимания. Похоже, открытие врат бессмертия было лишь началом. Собранные в ходе жизни судьбы соединились вместе в блестящую возможность, ожидавшую этого момента. Чоумэнь Тай, Запредельная Лилия, патриарх Кровавый Демон, монастырь Древнего Святого. Каждый из них вложил свою лепту в открытие меридианов Мэн Хао.
С ярким блеском в глазах глядя на врата бессмертия, Мэн Хао чувствовал безграничную силу 120 бессмертных меридианов. Он видел 120 бессмертных драконов, слышал их рёв и ощущал собственную силу.
Он медленно склонил голову и сложил ладони в поклоне звёздному небу. Этим поклоном он благодарил всех, кто помог ему, и выражал признательность за все встреченные им судьбы и благословения.
Практики Девятой Горы и Моря безмолвно смотрели на Мэн Хао. Даже в самых смелых мечтах они не могли подумать, что открытие врат бессмертия Мэн Хао закончится подобным образом. По мнению зрителей, сейчас всё должно было закончиться! Врата бессмертия вновь начали затуманиваться, бессмертный ци и свет тускнеть. Вот только у многих людей никак не покидало чувство... Мэн Хао собирается открыть ещё больше бессмертных меридианов. Когда врата бессмертия оказались на грани полного исчезновения, это чувство начало слабеть. Наконец люди вздохнули.
— Вот и всё... конец...
— Неслыханное дело… чтобы кто-то открыл 120 меридианов...
— За всю мою долгую жизнь... сегодня я лицезрел, пожалуй, сильнейшую судьбу истинного бессмертия.
На планете Восточный Триумф у Фан Вэя заиграли желваки. Внезапно он со свистом рванул вверх. Все члены клана Фан поражённо перевели взгляд на мчащийся к небу силуэт.
— Фан Хао, пришла пора сразиться! — хрипло прокричал Фан Вэй.
Его культивация ожила. У него не было другого выбора, кроме как сразиться. Неважно, насколько сильным стал Мэн Хао, он всё равно будет драться. Он схлестнётся с ним на глазах у всех практиков Девятой Горы и Моря. Они станут свидетелями того, как он победит и убьёт Мэн Хао! Только так он мог выйти из его тени.
В этот момент все остальные избранные, достигшие бессмертия, загорелись желанием сражаться. Они думали о том же, о чём и Фан Вэй: суждено ли им выиграть или проиграть, они обязаны сразиться. Если они лишатся воли сражаться, тогда им уже никогда не удастся встать на один уровень с Мэн Хао. Патриархи, словно почувствовав желание своих избранных, молча взмахнули рукой и открыли для них перемещающие порталы. Избранным достаточно ступить в них, и они окажутся у планеты Восточный Триумф. Но, пока они собирались с духом, чтобы нырнуть в порталы, пока эхо вызова Фан Вэя ещё звучало в звёздном небе, пока врата бессмертия находились на грани исчезновения... среди звёзд послышался чей-то вздох.
"Эй, младший брат, я дарую тебе меридиан вместо отца!" — эти слова прошли через звёзды, заполонили небо планеты Восточный Триумф и прозвучали в ушах Мэн Хао, отчего тот задрожал и резко посмотрел вверх.
Вместе с эхом этого голоса в клане Цзи Девятой Горы вспыхнула могучая аура. Похоже, там кто-то знал, откуда исходил этот голос, и это знание потрясло его.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив