» » Книга 6 Главы 981-1004


Книга 6 Главы 981-1004


Книга 6 Главы 981-1004
+11

Глава 981: Иллюзорные лампы души

Голос доносился из... древней секты Бессмертного Демона! Это мистическое место, расположенное в звёздном небе Девятой Горы и Моря, открывалось лишь в определённое время. Оно не являлось частью Руин Бессмертия и не обладало таким ореолом загадочности, как руины, но в результате исторических событий это место стало табу для всей Девятой Горы и Моря. Когда древняя секта Бессмертного Демона открывалась, туда отправлялись избранные с различных планет. Для них это место было одновременно знакомым и бесконечно чужим. Давным-давно её основал Лорд Ли, и именно там зародились и процветали кланы Цзи и Фан. Она просуществовала многие века. Все так называемые секты той эпохи были частью этой великой и древней секты Бессмертного Демона. Это относится и к нынешним святым землям, и к трём церквям, и к шести сектам. В то время только три великих даосских сообществ не являлись частью древней секты Бессмертного Демона. По легенде, там обитало жуткое существо, которое вселяло страх даже в Лорда Цзи, и звали его Ночь! Существовало множество историй о способностях Ночи контролировать пространство и время и о том, как он мог отправлять людей в древние времена, погружая их в своего рода сон... Предположительно, на вершине одной из гор древней секты Бессмертного Демона веками жил человек. Иногда он смеялся, иногда плакал, иногда просто стоял и молчал...
И сейчас из этой древней секты Бессмертного Демона донёсся голос. Мэн Хао сразу его узнал. Он принадлежал... Кэ Цзюсы! Когда-то давно он был безрассудным и импульсивным, заносчивым и властным, в далёком прошлом он постоянно попадал в переделки и ввязывался в ссоры, поэтому его отец Кэ Юньхай изменил его имя на Цзюсы, чтобы тот помнил, прежде чем действовать, ему надо подумать не три раза, а девять!
Мэн Хао начала бить дрожь. Он совершенно не ожидал, что после всего этого града судеб во время открытия им бессмертных меридианов его судьба с древней сектой Бессмертного Демона... тоже проявит себя.
Кэ Цзюсы. Имя, которое он никогда не забудет, но было и другое имя, которому было отведён особый уголок в его сердце... Кэ Юньхай. Он был названным отцом Мэн Хао, человеком, впервые подарившим Мэн Хао отцовскую любовь. Эти воспоминания он не забудет до конца вечности, несмотря ни на что. Когда бы он ни думал о Кэ Юньхае, на глазах Мэн Хао наворачивались слёзы. Он тосковал по временам в древней секте Бессмертного Демона, но больше всего он скучал по человеку, чья отцовская любовь была подобна горе.
— Эй, младший брат, я дарую тебе меридиан вместо отца...
Мэн Хао уже давно знал, что после того, как Кэ Юньхай признал его своим сыном... Кэ Цзюсы стал его старшим братом. Мэн Хао задумчиво смотрел в звёздное небо. Этот голос вернул его назад в прошлое.
Древнюю секту Бессмертного Демона скрывали туманы. Под плотным слоем этой дымки лежали руины... где не осталось ни Неба, ни Земли, только темнота. Там с большим трудом можно было увидеть... гору, на вершине которой стоял человек в белых одеждах. Ткань негромко шуршала на ветру, а сам мужчина хранил молчание. Неподалёку от него стоял гроб... Мужчиной в белых одеждах был Кэ Цзюсы. Он с едва заметной улыбкой молча смотрел куда-то, при этом его окружала непередаваемая древность, наполненная отзвуками далёких воспоминаний.
— Младший брат, — пробормотал он, — отца давно не стало, но я всё равно буду присматривать за тобой.
Взмахнув рукой, он указал куда-то вдаль. Руины древней секты Бессмертного Демона закачались от начавшегося землетрясения. На секунду могло показаться, будто Ночь внезапно вздрогнул во сне.
Время, казалось, обернулось для Кэ Цзюсы вспять. Десять лет в прошлое, сто, тысяча, десять тысяч... десятки тысяч лет. Разрушенные строения и трупы медленно преображались: обрушенные дворцы и пагоды постепенно приобретали свой первоначальный облик, погибшие люди вставали на ноги, вновь обретая тела из плоти и крови. Вернулись исчезнувшие Небо и Земля. Секту вновь наполнил гул множества голосов, в небе появились радуги. Где-то слышались обрывки лекции о Дао, с горных пиков доносился рёв бессмертных зверей. Словно властитель небес, воздух рассекал огромный Инлун. Всему вернулся былой облик и величие, даже горе, на которой стоял Кэ Цзюсы, и даже пещере бессмертного Кэ Юньхая. Небо заливал блистательное свечение, всюду чувствовалось могучее давление.
Со скрежетом дверь в пещеру бессмертного Кэ Юньхай медленно отворилась, и оттуда вышел мужчина. На его лице ни капли раздражения, только серьёзность. Этим мужчиной был Кэ Юньхай!
Его аура лучилась ярким светом, без какого-либо намёка на эманации смерти. Он обладал аурой парагона, способной покорить всё Небо и Землю. Кэ Юньхай неспешно поднялся на горную вершину и встал на то же место, где сейчас стоял Кэ Цзюсы. Их силуэты наложились друг на друга...
Сложно сказать, в какой год вернулась секта, какой стоял месяц или день, но именно в этот момент Кэ Юньхай встал там же, где в будущем будет стоять его сын. Они были так близко, и всё же их разделяли века.
Спустя какое-то время Кэ Юньхай медленно поднял руку, призвав лампу души. Она была выполнена в форме дракона с фитилём в виде феникса. Когда она приземлилась на раскрытую ладонь, Кэ Юньхай надолго задержал на ней взгляд, а потом улыбнулся. После его взмаха руки вылетел дракон, испускающий могучие демонические эманации. От его рёва облака и туман заклубились, всё задрожало.
— Демонический бессмертный дракон, — практически в унисон произнесли Кэ Юньхай и Кэ Цзюсы.
Даже движение его руки точь-в-точь повторяло движения отца. Единственным отличием было отсутствие лампы души в виде дракона.
— Этот дракон воплощает собой судьбу секты Бессмертного Демона. Он хранит в себе частицу эссенции Девятой Горы и как нельзя лучше подходит для открытия бессмертного меридиана, — сказал Кэ Юньхай.
По мановению его руки демонический бессмертный дракон взмыл в тучи и в мгновение ока скрылся из виду. С исчезновением дракона образ Кэ Юньхая начал медленно таять в воздухе. Вскоре Кэ Цзюсы остался один.
За несколько вдохов для древней секты Бессмертного Демона промелькнуло много веков, пока наконец она не вернулась в нынешнюю эпоху. От былого великолепия не осталось ничего, кроме руин и мертвецов. По земле прокатился вздох, Ночь открыл глаза. В глазах Кэ Цзюсы стояли слёзы.
— Отец... я скучаю по тебе... — прошептал он.
Какое-то время простояв в тишине, он посмотрел на тёмное небо и указал куда-то рукой. Облака разошлись, явив древнего дракона. Это был... демонический бессмертный дракон. Мгновение назад этого дракона не существовало. Могущество Ночи вернуло его из древних времён.
— Лети... — прошептал Кэ Цзюсы. — Младший брат, вместо отца этот подарок тебе передам я.
После одного движения его кисти дракона с рёвом пробил облака и исчез вдали. Силуэт Кэ Цзюсы вместе с древней сектой Бессмертного Демона беззвучно растворились в море тумана...
Демонический бессмертный дракон пролетел через звёздное небо и вскоре добрался до Мэн Хао у планеты Восточный Триумф. При виде дракона Мэн Хао не смог сдержать дрожи, он отчётливо чувствовал на нём аура Кэ Юньхая.
— Названный отец... — с тоской прошептал он.
С рокотом демонический бессмертный дракона растворился в теле Мэн Хао. Вместо сопротивления, он позволил ему войти в него и открыть затуманенный бессмертный меридиан. Это был его... 121 меридиан! Его даровал Кэ Юньхай и подарил Кэ Цзюсы.
С грохотом аура Мэн Хао ярко вспыхнула с совершенно новой силой. Теперь позади него можно было даже увидеть туманные образы ламп!
Практически исчезнувшие врата бессмертия, казалось, резко распахнула огромная невидимая рука. Из них вновь брызнул бессмертный ци и свет, наполняя силой и сгущая 121 бессмертный меридиан Мэн Хао. Вскоре бессмертный меридиан был полностью готов, и у врат бессмертия появился ещё один дракон.
От 121 бессмертного дракона исходила демоническая аура, прошедшая сквозь поток времени. Никто не мог понять, какого цвета был дракон, но все отчётливо чувствовали его невероятную древность, словно он прожил на свете бесчисленно множество веков.
Когда появился этот новый дракон, Чжисян сидела в современной секте Бессмертного Демона. Всю секту начали сотрясать толчки, а подношения на алтарях завибрировали, словно они установили с чем-то резонанс.
Аура Мэн Хао стремительно росла, но зрителей куда больше заботили иллюзорные лампы у него за спиной. Несмотря на все сенсации и откровения сегодняшнего дня, они вновь попали под впечатление от увиденного.
— Это что... лампы души?!
— Сила Фан Хао не знает границ! Он заставил появиться иллюзорные лампы души!
— Хоть это и иллюзии, это всё равно лампы души!
По всей Девятой Горе и Морю зрители возбуждённо загомонили. Всё это время за Мэн Хао из сообщества Куньлунь наблюдала Чу Юйянь. Её щёки слегка алели, и глаза ярко сверкали. Мэн Хао давным-давно оставил нестираемый след в её сердце. Дух Пилюли неподалёку улыбался, пока все остальные члены сообщества Куньлунь пытались прийти в себя от шока. Старик с тёплой улыбкой покачал головой.
"Меня превзошёл мой собственный ученик, хотя это тоже повод для радости", — подумал он.
На планете Восточный Триумф разразилась настоящая буря. Члены клана Фан наблюдали за происходящим во все глаза. Фан Сюшань закачался и попятился на несколько шагов назад. С начала Бессмертного Треволнения Мэн Хао раз за разом удавалось удивить его. Этих потрясений было настолько много, что он едва держался, чтобы не рухнуть на землю.
"Невозможно. Такого просто не может быть..."
При виде едва различимых ламп позади Мэн Хао он не мог поверить своим глазам. Парящий в воздухе Фан Вэй ничего не сказал, но его начало сильно трясти. Желание сразиться с Мэн Хао стремительно таяло. Главный старейшина одеревенел от страха, словно деревянная курица .
— Как же я... ошибался.
Наконец-то он озвучил мысль, которая уже долгое время хотела вырваться из его сердца.

Глава 982: Благословение Сюй Цин

Это был 121 меридиан! Под бескрайними Небесами Девяти Гор и Моря ещё никогда не появлялось человека с 121 меридианами, даже у Кшитигарбхы их было 120! Мэн Хао совершил нечто совершенно беспрецедентное!
Он парил в воздухе, чувствуя, как в нём кипит энергий и вращаются 121 бессмертных меридианов. Словно внутри него рычало 121 бессмертных драконов. Он медленно сжал пальцы в кулак и ощутил бегущую по его жилам силу и безграничную энергию культивации. Переполняющая его мощь превосходила всё, что он когда-либо чувствовал. Все прошлые найденные им благословения бледнели на фоне этого прорыва. Такой взрывной рост его силы не шёл ни в какое сравнение ни с одной встреченной им судьбой. Этот прорыв сбросил с него смертную оболочку, заменил обыденность на уникальность... он полностью изменил всю его жизнь!
Это сотрясло Девятую Гору и Море вместе с четырьмя планетами. По звёздному небу волнами расходилась невероятная рябь. Согласно одной легенде, подтверждение собственного Дао во время восхождения к истинному бессмертию должно сотрясти всю гору и море. И сегодня Мэн Хао доказал, что это были не выдумки!
Тем временем Кшитигарбха молча сидел на Четвёртой Горе.
— Бессмертные меридианы... — прошептал он. — С момента создания великих Девяти Гор и Морей до этого дня великой завершённостью всегда были 123 меридиана. Никому ещё не удалось добраться до этого уровня. Любопытно, удастся ли это ему?
После долгой паузы Кшитигарбха поднял руку и издал ещё один эдикт Дхармы. В этот раз в нём было всего одна строчка.
"Отныне Сюй Цин моя сорок девятая ученица!"
Одно такое предложение могло изменить всю жизнь человека. Сюй Цин находилась в процессе реинкарнация. После перерождения её ждут наивысшие уважение и почёт.
— Это мой старший брат! — закричал Толстяк, схватив за плечи стоящего рядом ученика Мавзолея Палеобессмертного. — Ты видишь?! Мэн Хао мой старший брат! Чёрт, кто теперь посмеет хоть пальцем меня тронуть?! Если кому-то взбредёт в голову увести у меня любую из моих возлюбленных, я попрошу старшего брата убить наглеца! Проклятье! У меня было больше сотни возлюбленных, но теперь... осталось всего три!
Гневный голос Толстяка слышали на много километров окрест.
В Озере Заходящей Луны Ван Юцай сидел с закрытыми глазами. Разумеется, будучи слепцом, он мог взирать только на бесконечную тьму. Однако остальные члены Озера Заходящей Луны поглядывали на него с опаской и страхом. Такого опасного и свирепого человека никто из них не хотел просто так провоцировать. Хоть у него не было глаз, сидящая рядом с ним молодая девушка мягким шёпотом описывала ему всё, что происходило с Мэн Хао, и в подробностях рассказывала про каждый бессмертный меридиан. За всё это время Ван Юцай не проронил ни звука, но на его губах играло странное подобие улыбки.
"Мэн Хао, я не позволю тебе оставить меня позади..."
Чэнь Фан находился с Павильоне Одинокого Меча, организации, являющейся частью трёх церквей и шести сект. Их резервы хоть и были глубоки, но не дотягивали до пяти великих святых земель. Чэнь Фан был малоизвестной фигурой в секте, к тому же он так и не обзавёлся в новой секте друзьями. Все эти годы практически никто не обращал на него внимания, позволив ему самостоятельно оттачивать искусство владения мечом. Сейчас он в гордом одиночестве сидел на горном склоне с кувшином вина. Сделав глоток, он посмотрел в небо над сектой, где сейчас парила огромная проекция Мэн Хао. Он поднял кувшин с вином в салюте.
— До дна, младший брат!
От происходящего люди пребывали в возбуждении. Одни были искренне рады за Мэн Хао, другие, наоборот, завидовали ему. Некоторые чувствовали эмоции, выходящие за грань зависти. В головах жителей Девятой Горы и Моря сейчас гуляли разные мысли.
Мэн Хао парил в звёздном небе, его глаза сияли... честолюбием! Ранее его не устроило 108 меридианов, поэтому он открыл 117. Тогда он подумал, что это его предел, но дальнейшие события позволили ему понять всю глубину подтверждения собственного Дао. В настоящий момент нельзя было сказать, что 121 меридианов его не устраивали, но в глубине души он жаждал большего.
"Я могу открыть ещё!"
Его глаза ярко засияли, а бессмертные меридианы загудели. Он послал внутрь себя поток божественного сознания... с его помощью он нащупал первую крупицу удачи... первое благословение, которое он получил, делая первые шаги в мире культивации. Не древнее зеркало, а то, что он много лет назад отобрал у Ван Тэнфэй — наследие Инлуна!
С каждым успешным прорывом культивации наследие Инлуна, властителя небес, всё сильнее сливалось с его плотью, кровью и даже душой. Он всегда подозревал, что Инлун был невероятно сильным драконом! В древней секты Бессмертного Демона он видел пойманного практиками Инлуна, из которого сделали стража одного из горных пиков. Вот только его долгие годы не покидало чувство, что его Инлун... был намного сильнее того дракона!
Это предчувствие он в первую очередь связывал с памятным случаем: когда он только обрёл наследие Инлуна и его в ярости атаковало медное зеркало. С тех пор прошло уже много сотен лет, но медное зеркало ни разу не вело себя настолько безумно. Мэн Хао знал попугая как облупленного, хоть и происхождение этой птицы было окутано плотной завесой тайны. Разумеется, это лишь подкрепило его веру в силу Инлуна.
"Возможно, силы моей культивации недостаточно для раскрытия этой загадки. Но наследие Инлуна соединилось с моими дао колоннами, а потом и с моим ядром. В дальнейшем оно слилось с моими зарождёнными душами... Так почему оно не может превратиться в бессмертный меридиан! Инлун, последуй за мной на царство Бессмертия и за его пределы!"
В царящем вокруг него рокоте глаза Мэн Хао ярко сияли. Его бессмертные меридианы вспыхнули силой, а божественное сознание, ставшее гораздо сильнее, чем прежде, вместо того чтобы раскинуться наружу, устремилось внутрь, разбудив наследие Инлуна! Спустя мгновение оно нашло крохотную пылинку света, незаметное яркое пятнышко внутри его зарождённого божества. Если присмотреться к этой пылинке света, то можно было увидеть совсем крошечного Инлуна.
— Бессмертный меридиан Инлуна, откройся! — закричал Мэн Хао.
Его культивация с рёвом послало свою силу в крохотный шарик света. В следующий миг он вспыхнул слепящим светом, который вылился наружу. Мэн Хао затопил рокот. Бессмертный ци из врат бессмертия бурным потоком вливался в его тело и пылинку света. Постепенно она всё больше и больше наполнялась бессмертным ци. Инлун внутри тоже постепенно увеличивался в размерах, пока дракон не открыл глаза. Они сияли мерцающим светом, несущим в себе достоинство и высокомерие. Он презирал всё живое на земле и властвовал над всем в небе. У него не было ни тревог, ни забот, одно лишь желание свободы и независимости.
Это было... Дао Мэн Хао!
Сердце Мэн Хао дрогнуло. Его поразило сходство между его Дао и природой Инлуна. С открытием глаз дракона бессмертный ци стал ещё более величественным. Инлун раскрыл крылья внутри Мэн Хао, а потом с рёвом превратился в костяк бессмертного меридиан и начал стремительно обретать форму!
Тридцать процентов, пятьдесят, семьдесят...
С ярким блеском в глазах Мэн Хао сделал глубокий вдох, вобрав в себя весь бессмертный ци. Пространство вокруг огласил мерный рокот, и бессмертный меридиан Инлуна преодолел отметку в восемьдесят процентов, следом в девяносто... и наконец достиг ста процентов! В этот момент аура Мэн Хао рванула вверх! Позади него опять появились размытые образы ламп, медленно кружащих в воздухе. Их не удавалось сосчитать, однако в этот раз они выглядели не такими затуманенными как прошлый раз.
В теле Мэн Хао поднялась странная энергия. Она одновременно была и не была бессмертной; одновременно была и не была древней. У врат бессмертия появился 122 бессмертный дракон. Этот разительно отличался от остальных. Это был настоящий Инлун с гигантскими крыльями, змеевидным телом и внушающей ужас головой!
На Девяти Горах и Морях Инлуна ещё знали под другим именем. Его называли иной дракон!
Девятая Гора и Море встали на уши. Открытие ещё одного меридиана после 121 было само по себе удивительным, но куда больше людей поразил иной дракон! Создавалось впечатление, будто каждый раз, как Мэн Хао достигал пика и конец был не за горами, он своими действиями как бы говорил: "Ничего ещё не кончено!".
Патриархи различных сект и кланов с загадочным блеском в глазах наблюдали за Мэн Хао, практиком младшего поколения, кому удавалось раз за разом совершать невозможное. Со временем они пришли к выводу, что на их глазах происходит рождение молодого парагона.
— Прошло уже очень много времени... с тех пор, как на Девятой Горе появлялся такой выдающийся человек!
— Другим был... Лорд Ли!
— Верно! Другим таким человеком был загадочный Лорд Ли, по легенде, он родом не с Девяти Гор и Морей!
Старшее поколение практиков вздыхало, они со смешанными чувствами взирали на Мэн Хао, однако никто из них ничего не сказал. Избранные одного с Мэн Хао поколения стояли перед своими передающими порталами, чувствуя, как у них в голове всё рушится. Они были гордыми людьми, но сейчас их гордость просто растоптали. Все их тщательные приготовления теперь казались смехотворными, а добытая ими слава... делами прошлого. Молодой человек с планеты Южные Небеса, практик, которого никто не брал в расчёт... прямо у них на глазах превратился в непреодолимую гору. Все они невольно прониклись к Фан Вэю симпатией. Всё-таки они разделяли похожие чувства, вот только для него вынести их было гораздо сложнее.
Сам Фан Вэй, дрожа, парил в воздухе и горько смеялся. При взгляде на Мэн Хао само его существование теперь казалось шуткой. В его глазах появился безумный огонёк. Безумие быстро утопила зависть, а её накрыла огромной волной непередаваемая жажда убийства.
"Ничего из этого не имеет значения. Я всё ещё могу убить тебя! — в ярости подумал Фан Вэй. — Я обрушу на тебя мощь твоих же фруктов нирваны!"
Фан Сюшань был бледным как мел. Внезапно он начал сожалеть, но не о том, что вообще спровоцировал Мэн Хао на конфронтацию, а потому, что действовал недостаточно жестоко. Почему он просто не нарушил законы клана и не убил Мэн Хао в самом начале? В отличие от Фан Сюшаня его отец, дедушка Фан Вэя, спокойно стоял неподалёку. Он со вздохом посмотрел сначала на Фан Сюшаня, а потом на Фан Вэй.
"Пока человек жив, у него должна быть цель. Раз всё зашло так далеко... придётся привести план в действие раньше планируемого. Останется ли клан Фан в бушующем инферно или сойдёт со своего пути и воспрянет из пламени, словно феникс? Всё будет зависеть от того, чем закончится сегодняшний день!"
Дедушка Фан Вэя был молчаливым и очень сдержанным человеком, но сейчас он улыбнулся. В этой улыбке смешались его переживания и невероятная свирепость!
Похоже, тёмные силы, неизвестно сколько лет существовавшие в клане Фан... начали медленно выпускать когти!
Тем временем Мэн Хао в звёздном небе проверил свои 122 меридиана, а потом посмотрел на врата бессмертия. Его глаза вновь засветились безумием.
— Я могу... открыть последний меридиан, — тихо сказал он.
В этот момент он достал из бездонной сумки бронзовую лампу, в которой колыхался язычок пламени. Это была эссенция Божественного Пламени!

Глава 983: Великая завершённость царства Бессмертия

Глаза Мэн Хао светились одержимостью и безумием. Он открыл 122 меридиана и прошёл путём, на который никто не ступал даже в древние времена. Даже Лорд Четвёртой Горы и Моря Кшитигарбха во время обретения бессмертия не смог повторить того, что сделал Мэн Хао.
Мэн Хао парил среди звёздного неба, приковывая к себе взгляды всех зрителей. И всё же он был не готов сдаться. В его глазах танцевали язычки пламени — отражение эссенции Божественного Пламени на его раскрытой ладони. Словно Божественное Пламя стало олицетворением честолюбия в глазах Мэн Хао.
"Мой последний меридиан... эссенция Божественного Пламени!"
Сердце Мэн Хао бешено стучало. Он знал, насколько ужасающей была эссенция Божественного Пламени, но от одной мысли, что она может стать его последним меридианом, он не смог сдержать радости.
"Если мне удастся открыть 123 меридиан, тогда у меня не останется сожалений! Это риск, но, если всё получится, я получу ещё один меридиан. Если ничего не выйдет... — Сердце Мэн Хао пропустило удар, но в его глазах уже стояла одержимость. — А какая, собственно, разница?!"
Его волосы и полы халата захлопали на ветру вместе с подъёмом его энергии. В задрожавшем звёздном небе послышался рокот.
"До возникновения мира, до начала Неба и Земли, в те времена, когда ещё не умели считать время, тогда не было никаких бессмертных. Откуда же тогда взялся первый бессмертный?! Этот человек явно прошёл к бессмертию своим собственным путём. Он наверняка долго над этим бился, совершал ошибку за ошибкой, пока наконец не нащупал правильный путь. Достигнув успеха, он назвал себя бессмертным. Вот как появились бессмертные! А раз это уже однажды случилось, значит, я могу это повторить. Я, Мэн Хао, своим путём приду к бессмертию!"
Величественные врата бессмертия, безграничные бессмертный свет и ци, а также кружащие драконы стали фоном, подчёркивающим величие Мэн Хао. Если бы эта частичка Божественного Пламени была хоть немного больше, никакая решимость и железная воля не помогла бы Мэн Хао вобрать её в себя. Но в бронзовой лампе теплился совсем крошечный язычок пламени!
"Богатства и почёт добиваются в риске. Жизнь постоянно подкидывает ситуации... где для достижения чего-то требуется либо чем-то пожертвовать, либо сильно рискнуть!"
Мэн Хао покрепче сжал бронзовую лампу, не сводя глаз с танцующей эссенции Божественного Пламени внутри. Вся Девятая Гора и Море наблюдала за практиком по имени Мэн Хао с бронзовой лампой в руках. Все могли видеть внутри неё колышущийся язычок пламени. Даже эксперты царства Дао не смогли увидеть причудливые свойства этой бронзовой лампы. Но они чувствовали, что в пламени внутри... содержится эссенция!
— Эссенция! Пламя в его лампе пульсирует эссенцией!
— К сожалению, оно совсем крохотное. Если бы эссенции было больше, то мы могли бы попытаться обрести из него просветление.
— Так или иначе это дитя где-то столкнулось с судьбой, даровавшей ему этот предмет с эссенцией внутри. Это само по себе редчайшее явление! Возможно, мы сможем найти следы происхождения эссенции пламени на теле этого дитя?
Всемогущие эксперты царства Дао из различных сект и кланов с маслянистым блеском в глазах наблюдали за небольшим язычком пламени. Но тут заговорил патриарх царства Дао из сообщества Куньлунь. Его голос прозвучал в ушах всех его собратьев по царству Дао.
— Дамы и господа, это дитя... прибыло с планеты Южные Небеса.
От этих слов у всех округлились глаза. Многие сразу отказались от уже придуманных ими планов, выглядели они разочарованно. Для людей на царстве Дао планета Южные Небеса была... настоящим табу! Только у четверых стариков из монастыря Древнего Святого при виде бронзовой лампы... перехватило дыхание! Они ошарашенно переглянулись, словно пытаясь понять, не померещилось ли им.
— Не могу поверить... она и вправду существует!
— Я всегда думал, что это просто старая байка. Но посмотрите, вот она! Ошибки быть не может... узоры на бронзовой лампе идеально совпадают...
— Кто-то сумел её коснуться... это... это...
У четверых стариков закружилась голова, а в сердце, словно прибой, накатывались волны изумления.
Сейчас все практики смотрели только на Мэн Хао. Под их взглядами Мэн Хао без колебаний поднял лампу над головой. Преисполненный решимостью, он медленно открыл рот и глубоко вдохнул. Язычок пламени вспыхнул и вылетел из бронзовой лампы. В следующий миг он исчез во рту Мэн Хао. Он поглотил Божественное Пламя!
Стоило Мэн Хао вдохнуть эссенцию Божественного Пламени, как его разум затопил мощнейший гул. А потом из горла начал расползаться неописуемый жар. Невероятное пламя практически сразу испарило кровь Мэн Хао. Не успел он и глазом моргнуть, как оно начало сжигать его изнутри. Синие вены на его лбу и шее исчезли... теперь его тело начала покрывать сеть ярко-красных трещин. Казалось, что из них в любую секунду могла брызнуть лава. Из его горла вырвался протяжный вопль, а потом его затрясло. Глаза Мэн Хао безумно горели. Ему казалось, будто он поглотил не Божественное Пламя, а извергающийся вулкан! Или, быть может... он сам стал вулканом!
Его 122 бессмертных меридиана быстро вращались, рассылая по его телу силу бессмертного. Но им удавалось только поддерживать в Мэн Хао жизнь, но не усмирить Божественное Пламя. Неописуемая боль, пронзившая каждую клеточку его тела, стремительно приближала его к грани, где он больше не мог терпеть это чудовищное пламя. С треском его тело разрывали всё новые трещины. Они распространились от его лица и шеи вниз по коже. Из этих трещин лился алый свет, словно бы говоря, что тело вот-вот взорвётся.
Никто не мог его спасти, даже эксперты царства Дао. Это было его треволнение, его меридиан, его выбор! Ему мог помочь только один человек — он сам. Только пережив это испытание, только успешно соединившись с эссенцией Божественного Пламени, он мог спасти себя.
"Я должен преуспеть любой ценой!"
Свет огня начал пробиваться даже через его глаза. Мэн Хао чувствовал дикую и необузданную силу Божественного Пламени внутри себя! Если бы он ранее не создал 122 бессмертных меридиана, то давно бы обратился в пепел. И всё же даже с ними... он приближался к точке невозврата.
Патриархи царства Дао внимательно за ним наблюдали. Земной патриарх клана Фан заметно нервничал, но его глаза полыхал гнев.
— Дурень, болван! Ты... ты же вроде не дурак, малец! Так зачем бросаться в омут с головой?! Проклятье! 122 меридиана это же потрясающий результат. Но нет, надо было как упрямый баран попытаться открыть ещё один!
Выплеснув эмоции, земной патриарх тяжело вздохнул и с толикой уважения посмотрел на Мэн Хао. Как представитель клана Фан, он не хотел, чтобы Мэн Хао подвергал себя ненужной опасности, но с позиции практика был вынужден признать, что одобряет бесстрашие Мэн Хао. Во время занятий культивацией только одержимость силой, граничащая с безумием, может сделать тебя по-настоящему могущественным.
Так думал не только он. Для патриархов царства Дао из других сект и кланов Мэн Хао внезапно предстал в совершенно ином свете. Они видели его безумие, его одержимость стать сильнее. Такой крупный риск и его готовность к борьбе не оставили их равнодушными. Эксперты трёх великих даосских сообществ разделяли их чувства.
Фан Вэй в воздухе изумлённо наблюдал за происходящим. Лицо Фан Сюшаня озарила надежда, а потом и восторг.
"Сопляку жуть надоело! — подумал он. — Этот мелкий сукин сын решил убить себя. Ха-ха-ха, надеюсь, его разорвёт на куски!"
При виде поступка Мэн Хао, явно продиктованного одержимостью, все до единого избранные Девятой Горы и Моря, достигшие бессмертия, поменялись в лице, только испытываемые ими эмоции разнились.
С треском Мэн Хао весь покрылся трещинами, теперь его тело выглядело так, будто было сшито из множества маленьких заплат. В некоторых местах на его лице трещины соединились вместе, в результате чего с него отслаивались кусочки кожи и мгновенно превращались в пепел. Крохотные, размером с ноготь, раны обнажали не плоть и кровь, а бушующее внутри пламя. Пока отслаивалось всё больше кожи, 122 бессмертных меридиана Мэн Хао превратились в драконов, но даже 122 потоков их силы оказалось недостаточно, чтобы обратить процесс вспять.
Зрители, затаив дыхание, ждали, чем это всё закончится. Дрожащий Мэн Хао взревел. У него начало темнеть перед глазами, но горящее в них пламя одержимости становилось только сильнее.
"Я не сдамся! 122 бессмертных меридиана и больше сотни потоков силы могу показаться невероятными, но, пока они разделены, их недостаточно... Если все 122 бессмертных меридиана станут вечными бессмертными меридианами, тогда мой вечный предел будет в 122 раза сильнее! И тогда у меня всё получится!"
Несмотря на головокружение, он быстро проанализировал ситуацию и нашёл решение. Внезапно все бессмертные меридианы начали трансформироваться... в вечных драконов! Вспышка 122 вечных драконов и созданных ими вечных пределов сотрясла всё вокруг.
Мэн Хао запрокинул голову и во всё горло взревел. Трещины на его коже начали уменьшаться в размерах, а пламя внутри концентрироваться в одной точке, постепенно обретая форму бессмертного меридиана божественного пламени.
В это же время из врат бессмертия брызнул бессмертный ци, который начал растворяться в его теле и сгущать меридиан божественного пламени. Одновременно с этим начали затягиваться его жуткие раны.
Когда догорела половина благовонной палочки, его тело полностью исцелилось. После этого глаза Мэн Хао засияли верой в себя. К тому же растущая внутри него энергия с каждой секундой делала его всё сильнее и сильнее!
— Бессмертный меридиан божественного пламени, откройся! — прошептал он и взмахнул рукой в момент открытия в его теле нового меридиана.
Это был последний 123 меридиан Мэн Хао. У врат бессмертия появился новый 123 бессмертный дракон! Последний дракон! Великая завершённость!
Небеса и Землю затопил рокот, небо пришло в смятение, вся Девятая Гора и Море содрогнулись!
Мэн Хао совершил то, чего ещё никому не удавалось и, возможно, никогда не удастся! Он открыл 123 меридиана и замкнул великую завершённость царства Бессмертия!

Глава 984: 33 Неба

На царстве Бессмертия... количество бессмертных меридианов определяло, насколько сильным их владелец будет в бою. Об этом все знали, но чего практически никто не знал, так это какие судьбы или трансформации вызовет подтверждение собственного Дао. Всё потому, что на Девяти Горах и Морях только Кшитигарбхе удалось совершить нечто подобное. И вот сейчас с открытием Мэн Хао 123 меридианов патриархи царства Дао, а также бессмертные избранные и эксперты царства Древности были не только потрясены до глубины души, но и начали кое о чём догадываться.
Бессмертные, подтвердившие собственное Дао, могли трансформировать свои бессмертные меридианы! Это было не простое преображение, оно позволяло объединить меридианы в форму божественной способности. На короткое мгновение... может быть высвобождена сила в 120 раз превышающая норму. Такое невероятное и пугающее открытие вселило ужас и благоговения в сердца всех без исключения практиков.
— Бессмертным, самостоятельно подтвердившим собственное Дао, не нужна секретная магия, которая бы увеличивала силу их бессмертных меридианов в бою. Причина кроется в телах таких бессмертных, они сами по себе являются чем-то вроде секретной магии!
— Это одновременно впечатляет и пугает! Недаром Кшитигарбха стал Лордом Четвёртой Горы и Моря!
— Потенциал этого дитя... не имеет границ!
На Девятой Горе и Море царила суматоха, взгляды всех практиков были прикованы к Мэн Хао. Сегодня Мэн Хао дал начало легенде, породил миф! 123 меридиана не просто вознесли его на первое место среди всех практиков на царстве Бессмертия Девятой Горы и Моря. Такое их количество стало лучшим результатом на всех Девяти Горах и Морях!
Физическое тело истинного святого, культивация истинного бессмертного! Сегодня он стал парагоном! Парагоном царства Бессмертия!
Его окружало 123 рычащих бессмертных драконов. Последний из этих драконов полностью состоял из пламени и испускал могущественную ауру эссенции!
— Вот теперь всё, — прошептал Мэн Хао.
Он чувствовал безграничную силу бессмертного внутри себя, теперь даже культивация ощущалась совершенно иначе. Как если бы Мэн Хао раньше был деревом, но после сегодняшних событий стал густым лесом!
Чувствуя текущую внутри него силу, он посмотрел вверх с ярким блеском в глазах. Он ощущал, как внутри него кипит кровь и скрывающийся внутри неё бессмертный ци.
После длинной паузы он развёл руки и прокричал:
— Возвращайтесь!
После этого крика 123 бессмертных дракона с рёвом помчались к Мэн Хао. Драконы растворились внутри его тела, отчего его энергия взмыла вверх. Врата бессмертия тем временем начали таять в воздухе. Бессмертный свет тускнел, пока совсем не погас, бессмертный ци полностью иссяк. Мэн Хао целиком и полностью преодолел своё... Бессмертное Треволнение!
Он стал бессмертным!
Его длинные волосы развевались на ветру, а от него самого исходила аура бессмертного. Каждая клеточка его тела перешла за грань смертной оболочки, сделав его совершенно другим человеком. Раньше он всегда выделялся в толпе, но сейчас стал тем, кто сумел подняться выше обыденности, кем-то неземным. Казалось, одно его присутствие приковывало к нему взгляды всех людей вокруг.
Когда врата бессмертия полностью исчезли, Мэн Хао начали обступать иллюзорные образы! Небесное воинство — солдаты, закованные в золотые латы. Несметная армия доходила до самого горизонта. Они коротко посмотрели на Мэн Хао, а потом благоговейно преклонили колени и склонили головы. В это же время появилось множество целых бессмертных дворцов. Под ногами Мэн Хао возник огромный пьедестал, который поднял его вверх, чтобы все могли его увидеть. Вновь вспыхнул бессмертный свет, озаривший появившиеся из ниоткуда клубящиеся облака. В небе закружились золотые драконы и раболепно взревели. Издалека были видны солдаты небесного воинства, отдающие земной поклон, покорных драконов и бесчисленное множество туманных силуэтов, вышедших из бессмертных дворцов, которые сложили ладони и низко поклонились Мэн Хао.
Небо потеряло свои краски, звёздное небо содрогнулось. Практики Девятой Горы и Моря, не в силах вымолвить и слова, просто наблюдали за Мэн Хао. Это было... знамение!
Когда Фань Дун’эр обрела бессмертие, вокруг неё танцевали драконы и фениксы. Фан Вэю поклонились десять тысяч солдат. На самом деле знамения появлялись у всех избранных, достигших бессмертия. И теперь пришёл черёд Мэн Хао. Но по сравнению с другими его знамение было преисполнено величия и поражало воображение!
Только люди подумали, что на этом знамение окончится, как вдруг неподалёку от Мэн Хао появились... девять гор! Девять гор потрясли Небо и всколыхнули Землю, словно они были властителями всего сущего! Между каждой горой лежало по морю, всего таких морей было девять! Девять гор, девять морей! Вокруг них вращались небесные тела: солнце и луна.
Этот образ поразил всех без исключения. Для жителей мира Девяти Гор и Морей не было зрелища более впечатляющего, ничто не могло затмить её великолепия.
— Девять Гор и Морей... Не могу поверить, что было дано такое знамение! Такова это сила подтверждения собственного Дао?!
— Может ли быть... что это знамение — знак одобрения самих Девяти Гор и Морей? Над парагонами находятся верховные владыки! У него есть аура верховного владыки?! С этого дня на Девятой Горе и Море появилось новое сияющее солнце, которое в будущем потрясёт все Горы и Моря!
Люди ошеломлённо переговаривались, не сводя глаз с Мэн Хао. Как они могли после этого оставаться спокойными? С момента начала треволнения он уже отличался от всех остальных, но это было лишь началом. Даже после преодоления треволнения и исчезновения врат бессмертия он всё равно смог всех изумить.
Мэн Хао окинул взглядом знамение, а потом в чувствах посмотрел в направление планеты Южные Небеса.
— Пап, мам, — прошептал он, — я прославился на весь клан Фан! Наставник, вы ведь видите меня из сообщества Куньлунь? Названный отец, ваш дух ведь наблюдает за мной? Сюй’эр... ты меня видишь?
Это должно было стать моментом триумфа, моментом счастья и радости, вот только рядом с ним не было никого, с кем бы он мог разделить это счастье. Его отец с матерью находились на планете Южные Небеса. Наставник в сообществе Куньлунь. Названный отец... давным-давно обратился в прах. Его жена Сюй Цин... где-то очень далеко переживала реинкарнацию.
Мэн Хао со вздохом попытался привести эмоции в порядок. Наконец его глаза вновь ярко засияли.
"Мои бессмертные меридианы открыты. Теперь пришла пора создать мои бессмертные души! У каждого человека три духовных и семь физических аспектов души. Поэтому открытие 100 меридианов позволяет создать 10 душ! Насколько я могу судить, каждый меридиан сверх этой сотни сам по себе даёт дополнительную душу!"
— Бессмертные души... появитесь, — спокойно произнёс он.
Стоило этим словам сорваться с его губ, как бессмертные меридианы громко загудели. Позади него вырос огромный идол дхармы. Хотя сейчас его было правильней назвать не идолом дхармы, а душой истинного бессмертного! Исполин достигал 36900 метров в высоту!
С гулом была создана 2 душа, а следом 3 и 4... С появлением 10 истинных бессмертных душ по округе разлилась неописуемая сила. А потом появилась 11, 12 и 13 душа... После создания каждой души весь мир, казалось, встряхивала какая-то невидимая сила. По звёздному небу пошла рябь, пока энергия Мэн Хао поднималась всё выше и выше. Появилась 21 душа, потом 22 и 23 душа! Вскоре количество душ достигло 30! Позади Мэн Хао одна за другой появлялись души. Благодаря собранным им судьбам и божественным способностям к изначальным 10 прибавлялись дополнительные бессмертные души. 31 душа, 32 душа... и наконец 33 душа! Эти 33 истинных бессмертных души породили тридцать три вида невероятного давления. Словно... появились 33 Неба![1]
Сколько существует небес? 33 Неба — это абсолют! В мифах и легендах Девяти Гор и Морей говорится, что над Девятью Горами находится 33 Неба. Если кому-то удастся пробиться через 33 Неба, он сможет покинуть Девять Гор и Морей. Это ещё называли... путём Треволнения Горы и Моря!
Культивация Мэн Хао ревела, но он даже не повернул головы, чтобы посмотреть назад. Он ощущал силу 33 истинных бессмертных душ и всё же не был до конца уверен в их силе. Однако он не сомневался... что если вернётся в земли предков и столкнётся с экспертом царства Древности с одной потушенной лампой, то для их убийства ему даже не потребуется помощь терракотового солдата!
Пока Мэн Хао парил в звёздном небе стоял невообразимый рокот. Под его ногами находился пьедестал, по сторонам на коленях стояли солдаты небесного воинства. Неподалёку высились Девять Гор и Морей, а также солнце и луна. Ещё дальше располагались иллюзорные силуэты из бессмертных дворцов, которые кланялись ему со сложенными вместе ладонями. Позади него парили 33 истинных бессмертных души, превратившиеся в 33 Неба!
Ставшие свидетелями этого люди были потрясены до глубины души.
— 33 Неба... Неудивительно, с 123 открытыми меридианами!
— На всех Девяти Горах и Морях это предел царства Бессмертия. Это великая завершённость!
Патриархи царства Дао различных сект и кланов прекрасно это понимали. Они смотрели на Мэн Хао, но видели сияющее солнце Девятой Горы и Моря, человека, который скоро покроет себя ещё большей славой. А вот бессмертные избранные многих сект и кланов молчали. Судя по выражениям их лиц, сейчас они ничего так не хотели, как сразиться с Мэн Хао. Все избранные, даже те, кто раньше не сталкивался с Мэн Хао, сгорали от желания схлестнуться с ним в бою.
"Я должен сразиться с ним! Если я этого не сделаю, то меня всю жизнь будет терзать мой внутренний демон!"
"Только сразившись и победив его, я могу пойти собственным путём! Только так я могу продолжить бороться за славу в этой эпохе!"
"У него есть секретная магия, позволившая ему стать бессмертным, самостоятельно подтвердившим собственное Дао. Но и у каждого из нас есть секретная магия и наследия, передающиеся из поколения в поколение в наших сектах. С ними мы можем в разы усилить мощь наших бессмертных меридианов. Поэтому мы можем... драться с ним!"
Тайян Цзы овладела одержимость. Сун Лодань сжал кулаки. Ван Му буквально источал жажду убийства. Чжао Ифань извлёк меч из ножен. Глаза Фань Дун’эр ярко блестели. Ли Лин’эр, Сунь Хай, Ван Тэнфэй и всем остальным избранным, достигшим бессмертия, с кем Мэн Хао никогда не встречался, не терпелось сразиться с ним!
Разумеется, Фан Вэй не был исключением. Со своей позиции в воздухе он смотрел на Мэн Хао в звёздном небе, при этом его глаза сияли всей жаждой битвы, на которую он был способен.
— Фан Хао, моё имя Фан Вэй, в этой эпохе тебе не позволено заграбастать всю славу!
Фан Вэй сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Прохождение треволнения Мэн Хао перевернуло всё его представление о жизни, увиденное стало для него откровением.
[1] Этот термин понимается двояко. В первом случае 33 неба — это небо в центре, где властвует Индра (царь богов в ведизме, буддизме и индуизме), и по восемь небес на каждую страну света, где властвуют дева-раджи. Ещё этот термин можно перевести как "принадлежащий тридцати трём". Имеется в виду Траястримша или 33 собрания богов — в буддизме одно из местопребываний богов (дэвов). Число «тридцать три» в данном случае — не конкретное количество богов, а, согласно ведийской мифологии, «полная совокупность» или «полное собрание», на самом деле богов в этом мире существенно больше. — Прим. пер.

Глава 985: Схватка

33 бессмертных души потрясали. От несметного небесного воинства звёздное небо сделалось зыбким. Мэн Хао со своего пьедестала наблюдал, как знамение медленно растворялось в воздухе. Когда его не стало, он официально стал полноправным практиком царства Бессмертия, причём его пика, что делало его парагоном царства Бессмертия.
На Девятой Горе и Море воцарилась звенящая тишина. Все зрители забыли о том, что нужно дышать. Образ Мэн Хао навеки отпечатался в их сердцах. Это воспоминание никогда не исчезнет, ничто не сможет его стереть! Довольно скоро поднялся гул голосов, в особенности на планете Восточный Триумф. Все, включая членов клана Фан и других кланов, принялись громко обсуждать увиденное. Всюду звучали крики:
— Фан Хао!
— Фан Хао!
— Фан Хао!!!
Рёв миллионов глоток, скандирующих имя Мэн Хао, слился в могучее эхо, сотрясшее Небеса и всколыхнувшее Землю. Сейчас он был сияющим солнцем клана Фан, его гордостью и отрадой.
Фан Сюшань в толпе скалился, словно дикий зверь. Костяшки на его пальцах побелели, а дыхание стало прерывистым. В его голове сейчас роилась целая масса идей, не суливших ничего хорошего. Его отец молча склонил голову, чтобы никто не смог увидеть недоброго огонька в его глазах. Главный старейшина неподалёку тоже хранил молчание, но про себя он уже не в первый раз вздохнул. Остальные члены клана Фан беззаботно радовались и кричали. Фан Вэй спокойно парил в небе, его желание сражаться с каждой секундой становилось всё сильнее и сильнее. Остальные секты и кланы Девятой Горы и Моря бурлили, словно кипящие котлы.
Высоко в звёздном небе Мэн Хао повернулся лицом к планете Южные Небеса, после чего опустился на одно колено и низко поклонился. Все практики Девятой Горы и Моря стали свидетелями его поклона планете Южные Небеса. Вот только он кланялся ни Небу и Земле, ни самой планете. Нет, он отдал поклон своим отцу с матерью!
Фан Сюфэн и Мэн Ли смотрели на Мэн Хао с вершины Башни Тан планеты Южные Небеса. Его мать была настолько рада за сына, что по её щекам текли слёзы, а сама она светилась от гордости. Это был её сын!
Даже маска Фан Сюфэна дала трещину, его лицо озарила широкая улыбка. Его сын стал драконом среди мужей. Он сделал глубокий вдох и расхохотался, прекрасно понимая, кому поклонился Мэн Хао. Только сейчас он наконец отпустил затаённую обиду на клан Фан, которая все эти годы только росла. Всё благодаря его сыну Мэн Хао. Его сын не только вернулся в родной клан, но и покрыл себя там славой.
Мэн Хао выпрямился. С исчезновением знамения 33 бессмертных души тоже исчезли. Именно в этот момент бессмертные избранные Девятой Горы и Моря перестали сдерживать своё желание сражаться, оно вместе с одержимостью вспыхнуло подобно пожару.
Сражаться!
Какая разница, что они потерпят поражение? Они всё равно будут сражаться! Если они не будут сражаться, то внутренний демон Мэн Хао так и будет преследовать их до самой смерти. Этот дьявольский образ не позволит им проложить свой собственный путь. Поэтому они должны были сражаться! Им надо вложить в предстоящую схватку всю свою силу без остатка! Единственный выход — прямая с ним конфронтация. Только так у них появится шанс на прорывы в будущем. Только так у них появится гарантия того, что они смогут преследовать собственное Дао!
Тайян Цзы, дитя дао одной из пяти великих святых земель Горы Солнца, стал первым бессмертным избранным, кто вошёл в перемещающий портал. Он являлся одним из двух членов Горы Солнца, кому в этом поколении удалось ступить на истинное бессмертие. У него была своя гордость, свои устремления, свои идеи, за это он готов был сражаться!
Перемещающий портал загудел и перенёс Тайян Цзы прямо на орбиту планеты Восточный Триумф. Он нашёл глазами Мэн Хао и тут же полетел в его сторону.
— Мэн Хао!
Он не стал выкрикивать имя Фан Хао, которое он использовал в клане Фан, как и не назвал его псевдонимом, использованным во время испытания трёх великих даосских сообществ. С его уст сорвалось его истинное имя, которым он представился на планете Южные Небеса!
Его крик превратился в звуковую волну, а сам Тайян Цзы превратился в солнце, испускающее безграничный искрящийся свет, и с пугающей скоростью помчался к Мэн Хао.
— Сразимся! — прокричал Тайян Цзы.
Его глаза были налиты кровью, а сам он буквально сиял силой — заслуга больше 90 открытых им меридианов. Его окутывала энергия истинного бессмертного. В форме солнца Тайян Цзы вмиг приковал к себе взгляды всех изумлённых практиков.
— Они собираются драться!
— У них нет другого выбора. Если бы я был избранным, то тоже бы атаковал его. В такой ситуации ты не боишься проиграть или умереть. Больше всего я бы страшился... побояться дать бой! Не посметь вытащить меч из ножен!
— Тайян Цзы первым атаковал его! В будущем он явно станет выдающимся экспертом!
Огромное число зрителей с нетерпением ждало начало поединка.
— В этой эпохе истинных бессмертных тот, кто сумеет одолеть Мэн Хао... сможет подняться на самую вершину!
Мэн Хао с блеском в глазах посмотрел на мчащегося к нему Тайян Цзы. Ещё во время прорыва он предвидел, что придут люди, чтобы бросить ему вызов. Вот только он не ожидал, что первым будет Тайян Цзы, а не Фан Вэй.
— Что ж, — совершенно спокойно сказал Мэн Хао, — надеюсь, ты не забыл, что должен мне денег...
Его слова звучали как закон неба и принцип земли. Это объявление заметно поумерило агрессивность Тайян Цзы... а вот практики Девятой Горы и Моря в нетерпении тянули шеи.
— Но... — протянул Мэн Хао, — если хочешь схватки, будет тебе схватка!
Как только он это сказал, из его глаз брызнул яркий свет, и он сделал шаг навстречу Тайян Цзы. В ответ на это Тайян Цзы яростно взревел, его агрессивная энергия резко взмыла вверх. На поверхности солнечной формы появилось множество магических символов, превратившихся в энергетическую волну, которая ударила в Мэн Хао. Тайян Цзы с новым криком поднял ногу и с разворота ударил ей в Мэн Хао. Для этой битвы он задействовал всю силу своей культивации! Позади него появился гигантский идол дхармы. К всеобщему удивлению, это был образ солнца. Оно соединилось с его божественной способностью, сделав солнечную форму невероятно реалистичной. В образе практически настоящего светила он вложил всю свою жизненную силу в одну единственную атаку.
Мэн Хао сжал пальцы правой руки в кулак и небрежно ударил им в сторону опускающейся ноги Тайян Цзы. Выглядело это так, будто он вообще не старался.
В следующий миг удар кулака столкнулся с ударом ноги. Прогремевший взрыв сотряс всё звёздное небо. Небеса потускнели, и даже поднялся могучий ветер. От сражающихся разошлась невероятная ударная волна. Практики Девятой Горы и Моря стали свидетелями, как под мощью атаки Мэн Хао солнечная форма Тайян Цзы разбилась вдребезги и моментально рассеялась. Как будто Мэн Хао взорвал солнце!
В фонтане кровавых брызг Тайян Цзы отбросило назад, словно тряпичную куклу. Мэн Хао меж тем остался парить в звёздном небе. Его волосы ровно ниспадали по спине, на его халате ни складки. Спустя мгновение он совершенно спокойно опустил руку.
Один удар!
Мэн Хао без какого-либо труда смел божественную способность истинного бессмертного с больше чем 90 меридианами! На Девятой Горе и Море воцарилась тишина. Никто не сомневался в победе Мэн Хао, но увиденное всё равно их потрясло. Особенно с учётом того, что они не могли в полной мере оценить силу Мэн Хао, однако эта демонстрация дала некоторые намёки.
— Всего один удар... Он даже не использовал идола дхармы...
— Мэн Хао... насколько он силён?!
Пока зрители делились впечатлениями, Тайян Цзы наконец сумел остановиться. Прокашлявшись кровью, его бледное лицо исказила гримаса ярости. Последнее столкновение только распалило его желание сражаться.
— Мэн Хао, наша схватка ещё не окончена!
— Секретная магия Священная Сутра Солнца!
Тайян Цзы выполнил магический пасс двумя руками, а потом нажал на 49 акупунктурных точек на своём теле. Похоже, он хотел продолжить схватку, но достиг своего предела. Его лицо покраснело, а потом он запрокинул голову и взревел, чувствуя подъём энергии. Секунду назад его наполняла сила больше 90 меридианов, но сейчас в нём появилась рябь, несущая в себе ещё двадцать процентов этой силы! Теперь его энергия равнялась мощи больше 110 бессмертных меридианов!
Такой была секретная магия! Каждый клан и секта обладали секретными техниками царства Бессмертия. Культивация этих могущественных заклинания обходилась дорогой ценой, к тому же её даровали только тем, кто своими делами доказал, что имеет права её изучать. Что интересно, Мэн Хао никто не посвятил в секретные техники для бессмертных меридианов клана Фан.
С ростом энергии на месте идола дхармы Тайян Цзы теперь находилось 9 бессмертных душ! Каждая такая душа приняла форму солнца, отчего Тайян Цзы теперь поддерживало 9 ярких светил. Солнца объединились вместе в величественный образ, испускающий поразительную энергию.
Небеса и звёздное небо огласил рокот. Кроваво-красные глаза Тайян Цзы цепко следили за Мэн Хао. Внезапно он резким движением руки послал 9 солнц в Мэн Хао. Одновременно с этим Тайян Цзы ещё выполнил магический пасс, который с помощью силы больше 110 бессмертных меридианов сотворил в его левой руке иллюзорный лук. Натянув тетиву, он выпустил стрелу с криком:
— Священная Сутра Солнца! Бессмертная Стрела, Разрушение Девяти Солнц!
Зрители на секунду забыли про дыхание, когда золотой луч света пронзил звёздное небо, словно острая стрела.
Мэн Хао сохранял полнейшую невозмутимость. Для него не имело значения, к каким секретным техникам прибегнул Тайян Цзы. Все его манипуляции вызвали у него лишь тяжёлый вздох.
— Ты должен мне кучу денег, что ставит меня в затруднительное положение, — посетовал он.
Покачав головой, он сделал шаг вперёд. Когда он сделал этот шаг, 9 солнц почти добрались до него, налетая на него с разных сторон.
— Взрыв! — проревел Тайян Цзы.
От взрыва всех солнц с оглушительным грохотом по звёздному пространству начала расходиться могучая рябь. В это же время золотая стрела прошила рябь и исчезла внутри.
Лицо Тайян Цзы посерело, его губы окрасились кровью. Эта атака сильно ослабила его. Использование секретной магии требовало слишком много сил. Не успел он с облегчением выдохнуть, как у него округлились глаза. Поднявшаяся в звёздном небе рябь исчезла, Мэн Хао без единой царапины стоял там же, где и раньше, даже выражение его лица не изменилось. Между большим и указательным пальцем он сжимал дрожащий луч золотого света.
— Твой долг удваивается, — холодно сообщил он. С этими словами он сжал пальцы, с треском разбив золотой свет.
Тайян Цзы опять закашлялся кровью и на негнущихся ногах начал пятиться назад. Тайян Цзы был готов к тому, что Мэн Хао сможет защититься от его божественной способности, но он и представить не мог, что его секретную магию, отнявшую у него столько сил, Мэн Хао победит... всего двумя пальцами!

Глава 986: Шестеро на одного

На Девятую Гору и Море опустилась гробовая тишина. Практики, наблюдавшие за поединком Мэн Хао и Тайян Цзы, были потрясены до глубины души. Мэн Хао слегка напугал даже экспертов царства Древности. Сейчас никто из них никто из них не знал пределов его могущества! Всё потому, что на их памяти на Девятой Горе и Море ещё никогда не появлялось такого человека, как Мэн Хао. Он самостоятельно подтвердил собственное Дао, открыл 123 меридиана и создал 33 бессмертных души.
— Он не использовал ни бессмертные меридианы, ни бессмертные души...
— В его схватке с Тайян Цзы он прибегнул только к силе своего физического тела!
— Кажется, я понял. Благодаря бессмертным меридианам и ци его истинное бессмертное тело достигло пика царства Бессмертия! — после мгновения тишины послышался чей-то голос.
Необъяснимые секреты Мэн Хао обескураживали. Бледный Тайян Цзы с горечью посмотрел на Мэн Хао. Он отступил на несколько шагов и уже собирался уйти, как вдруг звёздное небо озарило сияние двух перемещающих порталов. Они открылись практически в одно и то же время. В сиянии порталов появилось два силуэта. Первым оказался Сун Лодань, дитя дао клана Сун и бессмертный избранный своего клана. Другим... был истинный бессмертный из Мавзолея Палеобессмертного молодой человек с тёмно-красным свёртком за спиной. В этом длинном и довольно узком свёртке, похоже, был завёрнут чей-то труп. Этого молодого человека Мэн Хао видел впервые.
— Мэн Хао!
Сразу после своего появления в Сун Лодане забурлила энергия, он без промедления задействовал секретную магию клана Сун. Благодаря этой технике его бессмертные меридианы вспыхнули с более внушительной силой, чем обычно, отчего пространство вокруг него подёрнула рябь. Как и Тайян Цзы, он использовал секретную магию для усиления мощи своих бессмертных меридианов примерно на двадцать процентов. Сейчас создавалось впечатление, что у него было больше 110 меридианов, в результате чего у него за спиной возникло 9 бессмертных душ.
Не успели зрители решить, что на этом подготовка Сун Лоданя подошла к концу, как он с рёвом запрокинул голову. У него за спиной появилась сначала 10 бессмертная душа, а потом и ещё одна! С 11 бессмертными душами сила Сун Лоданя ярко вспыхнула. В его поднятой над головой руке материализовалось длинное зелёное копьё, источающее ауру глубокой древности. В момент появление этого оружия звёздное небо задрожало.
— Мэн Хао, сразись со мной! — крикнул Сун Лодань, угрожающе вскинув копьё.
Всё это время мрачный молодой человек из Мавзолея Палеобессмертного хранил молчание. Как вдруг быстрым взмахом руки он сорвал притороченный за спиной свёрток. Ткань быстро опала, явив высохший труп! От сморщенного покойника исходила многовековая аура... похоже, этот труп и вправду был невероятно древним!
Молодой человек из Мавзолея Палеобессмертного прикусил кончик языка и сплюнул немного крови. Он принял позу лотоса и закрыл глаза, а потом надавил пальцем на центр лба, отчего оттуда ударил луч яркого света. Соединившись с кровью, свет стал алого света и растворился в трупе. По телу мертвеца прошла дрожь, словно луч оживил его плоть и кровь. В мгновении ока он превратился в мужчину средних лет. Стоило ему открыть глаза, как с рокотом появилась аура бессмертных меридианов. Это тоже была секретной магией, воплощённая через древний труп. И хоть бессмертные души не появились, от него полыхнуло невероятным давлением 120 бессмертных меридианов. В это же время появились бессмертные драконы и начали кружить в воздухе.
Зрители, затаив дыхание, ждали начала схватки!
— Ого, гляньте на Сун Лоданя! С культивированной второй ступенью секретной магии он даже сильнее Тайян Цзы. Что до первой ступени, несмотря на очень заметный прогресс, усиление бессмертных меридианов на двадцать процентов всё равно выглядит весьма впечатляюще!
— Слышал, у всех сект и кланов Девятой Горы и Моря есть секретные техники. Практически все разбиты на три ступени. Первая фактически добавляет иллюзорные бессмертные меридианы, а в некоторых случаях даже удваивает количество реальных! Вторая ступень увеличивает количество бессмертных душ, а последняя... делает иллюзорное материальным!
— Юй Синлун из Мавзолея Палеобессмертного тоже впечатляет. У мавзолея жутковатые и причудливые магические техники. Видно, что ему не удалось пока достичь второй ступени, но его культивация первой ступени увеличивает его силу больше чем на двадцать процентов, что равняется где-то 120 меридианам!
Пока практики Девятой Горы и Моря делились наблюдениями, через звёздное небо прокатился голос Мэн Хао:
— Даньдань, — обратился он к Сун Лоданю, использовав унизительное сокращение его имени, — ты тоже должен мне денег.
Пока он хмуро смотрел на Сун Лоданя, его манера держаться и выбранный тон создавали впечатление, будто он был членом старшего поколения, делавшего выговор нерадивому юнцу. Услышав своё исковерканное имя, лицо Сун Лоданя приобрело пурпурный оттенок. К тому же историю с долгом перед Мэн Хао он считал главным позором всей своей жизни. С диким криком он бросился в атаку на Мэн Хао.
Мэн Хао тем временем со странным блеском в глазах посмотрел на молодого человека из Мавзолея Палеобессмертного.
— В Мавзолее Палеобессмертного нет людей, кто бы был должен мне денег... пока... помнится, я как-то встречался с одним из ваших, Сяо Ло, если не ошибаюсь.
В момент, когда Сун Лодань бросился в атаку, Юй Синлун из Мавзолея Палеобессмертного послал труп вперёд. Теперь на Мэн Хао с немыслимой скоростью неслись уже два противника. Копьё Сун Лоданя, оставляя за собой зыбкую дорожу, нацелилось прямо в Мэн Хао. Глаза Мэн Хао свирепо сверкнули. Он сделал шаг вперёд, как вдруг звёздное небо, казалось, съёжилось. Уже в следующее мгновение Мэн Хао стоял перед Сун Лоданем и ударил в него кулаком. В момент контакта кулака с копьём, прогремел мощный взрыв, и копьё разорвало на части. Кашляя кровью, Сунь Лодань послала в атаку 11 бессмертных душ, которые обрушились на Мэн Хао, словно одиннадцать гигантских гор. И вновь Мэн Хао ударил кулаком. С оглушительным грохотом горы задрожали и рассыпались на части. Мэн Хао одним ударом с лёгкостью уничтожил их всех, а потом его кулак впечатался в грудь Сун Лоданя. Вместе с кровью из его горла вырвался сдавленный хрип, а его самого отшвырнуло назад.
Не теряя ни секунды, Мэн Хао развернулся на месте, чтобы встретить древний труп. Его леденящий душу взгляд вмиг задушил бурлящую энергию древнего трупа. А потом... он нанёс ещё один удар! Прогремел чудовищный взрыв. В схватке с Сун Лоданем Мэн Хао был вынужден сдерживаться, но молодой человек из Мавзолея Палеобессмертного не был его должником, поэтому в свой удар он вложил всю силу своего физического тела. Древний труп обладал силой бессмертного, равной 120 меридианам, но это никак ему не помогло. Он содрогнулся, а потом его просто разорвало на множество мелких кусочков. После уничтожения трупа Юй Синлун закашлялся кровью. Он резко открыл глаза и изумлённо уставился на Мэн Хао.
"Слишком силён!"
Внезапно разверзлись ещё три перемещающих портала. Из них лился яркий свет, от которого по звёздное небо сделалось немного зыбким. Из порталов вылетело три фигуры и без промедления рванули к Мэн Хао. Одним из них был Ван Му!
Мэн Хао раньше уже сталкивался с этим избранным клана Ван! Среди избранных он был самым молодым, но его амбиции затмевали амбиции большинства.
— Мэн Хао! — вскричал он.
Его окружала странная аура и растущая энергия. От его бессмертных меридианов исходили эманации секретной магии. Вся его сила была сосредоточена в указательном пальце, направленном на Мэн Хао.
Вторым новоприбывшим был Се Исянь из общества Горящих Благовоний. Во время испытания трёх великих даосских сообществ мастерство Се Исяня привлекло к нему немало внимания. Этот избранный сумел выбиться в четвёрку лучших. Как только он появился неподалёку от Мэн Хао, вокруг него заклубился туман, создав его собственную область, его владения!
— Фан Му!
Глаза Се Исяня горели жаждой битвы. Его бессмертные меридианы вспыхнули с небывалой силой, всё благодаря секретной магии.
Третьим в их группе был Чэнь Хао из Костей Огненного Дьявола, одной из пяти великих святых земель. Стоило ему выйти из портала, как вокруг него разгорелось настоящее море пламени. Из него образовалось больше сотни огненных драконов, которые с рёвом закружились вокруг хозяина. Позади него парили 12 бессмертных душ, похожих на огромных огненных гигантов.
Трое практиков появились в одно и то же время и вместе атаковали Мэн Хао. Скрежеща зубами, Сун Лодань задвинул подальше боль от полученной раны и вновь бросился в атаку. Глаза Тайян Цзы тоже сияли решимостью. Все эти люди являлись избранными, но Мэн Хао был настолько силён, что им пришлось объединить силы в схватке с ним.
— Мне надо победить его один раз! Всего один! — прокричал Тайян Цзы и бросился вперёд.
По лицу Юй Синлуна промчался целый ураган эмоций. Даже без трупа он всё ещё мог драться. Он присоединился к остальным, начав испускать ауру смерти. Его бессмертные меридианы вспыхнули силой, и он стрелой полетел к Мэн Хао.
Шесть практиков объединились вместе!
Звёздное небо озарял сверкающий свет. Зрители, затаив дыхание, наблюдали за сражающимися. Дело было не в том, что на Девятой Горе и Море никогда не появлялось могущественных практиков царства Бессмертия, просто ни в одном из поколений не рождался настолько могущественного человека, чья сила настолько превосходила всех остальных избранных, что те были вынуждены объединиться в надежде оказать отпор.
Мэн Хао прищурился. Похоже, к этой схватке ему придётся подойти немного серьёзней. Шесть противников с более чем 90 меридианами, вдобавок каждый задействовал секретную магию. Эти люди являлись результатами многих лет кропотливой подготовки их сект и кланов, ведь они были их надеждой на будущее. Каждый из них носил титул дитя дао в своём клане или секте, но Мэн Хао своим появлением затмил всю обретённую ими славу.
— Как интересно, — произнёс Мэн Хао.
Его глаза сияли желанием сразиться, желание узнать, насколько глубока его сила.
"Сила бессмертных меридианов... — подумал он. Из его тела раздалась серия хлопков, 123 если быть точным, каждый из них символизировал активацию одного из бессмертных меридианов. — Мне тоже не терпится узнать, смогу ли я в одиночку сразиться со всеми этими бессмертным избранным Девятой Горы и Моря!"
Когда хлопки стихли, из его тела ударила могущественная, тираническая аура. Он не стал дожидаться своих противников, вместо этого он во вспышке света сам бросился вперёд!
Пришло время драться!

Глава 987: Возвышенные устремления Мэн Хао

Как только Мэн Хао сдвинулся с места, энергия шестерых его противников забурлила ещё яростней. В ярких лучах света они мчались прямо на него. Глаза Ван Му внезапно засияли странным светом, а сам он, казалось, обезумел, отчего звёздное небо вокруг него сделалось зыбким. Стоило ему поднять руку, как вспыхнул грязный мерцающий свет, который начал высасывать его душу и жизненную силу. Этот свет превратился в атаку... загадочную и крайне сложную в освоении даосскую магию клана Ван!
— Застынь! — прокричал Ван Му.
Кончик его пальца, казалось, разорвал ткань звёздного пространства и остановив движение ряби вокруг. Мэн Хао опутала устрашающая сила, лишив его способности двигаться. Хоть он и не мог двигаться, эта магия отличалась от его заговора тела. Создавалось впечатление, будто это заклинание остановило время и погрузило тело Мэн Хао в океан вечности!
Это потрясло многих зрителей, но прежде, чем они успели отреагировать, шестеро атакующих, включая Ван Му, превратились в нечто, похожее на шесть острых мечей. Их глаза сияли жаждой битвы, а сами они полыхали могучей энергий. В свою атаку на Мэн Хао они вложили практически всю свою жизненную силу. Даже с сильно ослабленной аурой Ван Му всё равно начал проводить мощную атаку. Как только он поднял руку, перед ним возник иллюзорный палец.
— Атака пальцем патриарха Ван!
С рокотом гигантский иллюзорный палец затмил собой звёздное небо, а потом обрушился на Мэн Хао. Поднявшаяся могущественная энергия поставила всё вокруг на грань обращения в прах.
Аура горящих благовоний Се Исяня с шипением превратилась в его собственное королевство, в его мир. Он питал мир горящих благовоний силой бессмертных меридианов, отчего энергия ауры создала его собственную вотчину. Всё это целым калейдоскопом образов обрушилось на Мэн Хао.
Из горла Чэнь Хао вырвался крик безудержной ярости. Пламя вокруг него ярко вспыхнуло, вторя выбросу энергии его бессмертных меридианов. Огненные драконы объединились вместе в огромную драконью голову, чья гигантская пасть могла поглотить всё живое.
Тайян Цзы использовал всё, что у него было. Он сплюнул немного крови, чем заставил девять солнц перед ним наложиться друг на друга и стать гигантским солнцем, которое сорвалось с места в смертоносном пике.
В Сун Лодане бурлила энергия. Постепенно над его голой материализовался меч. Меч клана Сун… Дао[1]. Удар этого небесного меча был подобен нисхождению небесного Дао.
Последним был Юй Синлун. Его тело стремительно деревенело, пока он уподоблялся древнему трупу. Сначала от него потянуло аурой реинкарнации, а потом она породила невероятную силу, которую он заключил в иглу мертвеца. Её он метнул в лоб Мэн Хао.
На Девятой Горе и Море стихли все звуки. Люди ошеломлённо наблюдали за разворачивающейся в звёздном небе сценой. Ранее их очень удивило то, как Мэн Хао парой ударов кулака победил нескольких избранных. Такое их сокрушительное поражение пошатнуло их репутацию в глазах зрителей. Но сейчас они с удивлением поняли, что любой из этих избранных мог стать сияющим солнцем, способным сотрясти мир. И теперь шестеро из них объединили силы в невероятной атаке.
— Мэн Хао проиграет!
До контакта с Мэн Хао нападавшим оставались считанные секунды, как вдруг... внутри его тела, как будто загрохотал гром, чьи раскаты напоминали барабанную дробь: бум, бум, бум, бум... Таких раскатов прогремело ровно сто! Это символизировало высвобождение силы 100 бессмертных меридианов. В этот же миг сковывающая техника клана Ван распалась на части, а у Ван Му изо рта брызнула кровь. У него возникло ощущение, словно все его внутренности выскоблили ножом. На его лице застыло непередаваемое изумление, ему ещё никогда не приходилось испытывать такой откат в схватке с членов его поколения.
Громкие раскаты приковали к Мэн Хао взгляды всех зрителей. Высвобождаемая мощь бессмертных меридианов резкими скачками усиливала энергию Мэн Хао.
— Теперь моя очередь, — угрожающе произнёс он.
Насланная на него магическая техника клана Ван застала его врасплох, но, как только её не стало, он внезапно возник перед Се Исянем, холодно смерив его взглядом. Как и раньше, он сжал пальцы в кулак и начал бить! После первого удара изо рта Се Исяня брызнула кровь. Его мир горящих благовоний рассыпался на части, а его самого отбросило назад. Второй удар угодил в Чэнь Хао. На окружающее его пламя внезапно налетел ураганный ветер и потушил его. Когда драконья голова взорвалась фонтаном огненных искр, Чэнь Хао издал полный непокорности вопль, но ему не удалось сдержать подступившую к горлу кровь. Третий удар обрушился на Ван Му. К клану Ван Мэн Хао испытывал довольно смешанные чувства, вдобавок его немного пугали их божественные способности. В момент столкновения удара кулака с атакой пальцем прогремел чудовищный взрыв. Атака пальцем развеялась, а Ван Му потерял сознание.
Четвёртый удар, пятый, шестой! Тело Сун Лоданя окутала кровавая дымка. Чудовищный удар продавил грудь Тайян Цзы, судя по его состоянию, он находился в одном шаге от могилы. Юй Синлун из Мавзолея Палеобессмертного стал свидетелем того, как его игла мертвеца обратилась в пепел. Его лицо посерело после того, как от удара Мэн Хао его чуть не разорвало на части. В итоге он тоже потерял сознание.
Между ними не было вражды, поэтому Мэн Хао не стал их убивать. К тому же он понимал, что эти бессмертные избранные сражались с ним ради их Дао. Шесть ударов, шесть побеждённых противников. Из его тела по-прежнему раздавались гулкие раскаты. На 123 раскате Мэн Хао высвободил всю силу своих бессмертных меридианов.
— Слишком силён!
— Парагон царства Бессмертия!
По всей Девятой Горе и Морю раздавались изумлённые вскрики. Боевая мощь Мэн Хао потрясла всех до глубины души. Миллионы зрителей внимательно наблюдали за разворачивающейся в звёздном небе схваткой. В ней сражались избранные, люди, которые в будущем будут определять положение своих кланов и сект.
В один момент в звёздном небе появился неприметный корабль, который не заметили даже в клане Цзи. На палубе сидели старик и молодой человек, который хмуро смотрел на проекцию, показывающую поединок Мэн Хао с избранными.
— Почему они с ним дерутся? — спросил молодой человек. — Неужто до них не доходит, что они ему и в подмётки не годятся. В чём смысл? Эти так называемые избранные Девятой Горы и Моря переоценивают свои силы! Будь я на их месте, то вместо открытой конфронтации я бы готовился в тайне, чтобы в будущем нанести внезапный удар! Как по мне, люди с Девятой Горы и Моря не представляют собой ничего особенного: сплошь бездари да дурачьё!
— Всё потому... что они избранные, — негромко ответил старик. — Они могут признать поражение и даже факт, что они кому-то неровня. Но, если им откажет храбрость вступить в бой, дрогнет рука, так и не вытащив меч из ножен, тогда они уже никогда... не посмеют и пальцем тронуть это дитя по имени Фан Хао. Они находятся на царстве Бессмертия, если с таким огромным разрывом в силе, они откажутся драться... тогда в будущем, когда пропасть между ними станет ещё больше, это будет сделать ещё сложнее. Им никогда недостанет храбрости сразиться.
Старик неспешно пригубил чашу с вином.
— Они навалились на него всем скопом, — презрительно прокомментировал молодой человек. — Что они пытаются этим доказать?
— Это докажет, что ровесникам одного с ним поколения по силам с ним справиться, — прозвучал спокойный ответ старика. — Линь’эр, в этом они от тебя отличаются. Не надо недооценивать людей с Девяти Гор и Морей.
Молодой человек холодно усмехнулся.
— Хм, да кому какое дело? Что до них, мы уже...
Он внезапно осёкся, почувствовав на себе суровый взгляд старика. Сердце молодого человека бешено застучало, а слова застряли в горле.
Никто не обнаружил присутствие корабля, словно он существовал в другом пространстве и времени. Судно медленно плыло через звёздное небо, пока не скрылось вдалеке.
За ходом схватки наблюдало бесчисленное множество зрителей, особенно с учётом того, что эта битва должна была стать для каждого избранного борьбой за славу. Но в итоге всё это превратилось в противостояние группы людей против Мэн Хао, что сделало происходящее ещё интереснее. Разумеется, не все избранные объединились для атаки Мэн Хао. Фан Вэй неподвижно парил в воздухе с закрытыми глазами, словно он вообще не обращал внимания на идущий в небе бой. Однако его энергия и аура медленно нарастали — результат слияния нескольких секретных заклинаний клана Фан. Вдобавок внутри него скрывалось два фрукта нирваны, которые пульсировали, словно два дополнительных сердца. Только когда его энергия достигнет пика, он вызовет Мэн Хао на бой!
Фань Дун’эр тоже накапливала энергию, как и Чжао Ифань с Ли Лин’эр. Было ещё два человека... одной из которых была девушка из клана Цзи. Никто не знал деталей её перехода к бессмертию, поскольку клан Цзи скрыл её врата бессмертия. Все знали только то, что она перешла на истинное бессмертие. Сколько ей удалось открыть бессмертных меридианов — не знал никто. Эту девушку звали Цзи Инь! В нынешнем поколении своего клана только дитя дао превосходил её по силе! Помимо Цзи Инь была ещё Фань Дун’эр из мира Бога Девяти Морей, о которой все практически забыли. Три великих даосских сообществ представляли Чжао Ифань и Чжоу Синь из грота Высочайшей Песни Меча. Разумеется, не стоило забывать про монастырь Древнего Святого... Правда, никто не знал, кто был избранным монастыря в этом поколении. До общественности не доходило даже слухов о предположительной личности этого человека.
Практически сразу после поражения Тайян Цзы и пяти других избранных в звёздном небе с рокотом распахнулись новые перемещающие порталы. На место событий прибыли избранные из трёх церквей и шести сект, а также из святых земель. Некоторых Мэн Хао узнал, других видел впервые. Всего их было примерно с дюжину. Каждый из них считался сияющим солнцем своей секты, однако сейчас они без колебания объединили силы и атаковали все вместе. Они отдавали себе отчёт в том, что им не одолеть Мэн Хао, полагаясь исключительно на собственную силу, но им было необходимо выиграть эту схватку любой ценой! Поэтому они решили действовать сообща. Такой победы будет достаточно, чтобы изгнать демонов, поселившихся в их сердцах, к тому же она докажет... что Мэн Хао может быть побеждён!
С рокотом бессмертные меридианы дюжины практиков засияли силой. Наступила эра истинного бессмертия, поэтому любой бессмертный, открывший по меньшей мере 90 меридианов и обдающий секретной магией, высвободил всю мощь своих бессмертных душ. Дюжина лучей света помчалась в сторону Мэн Хао. Каждый из них использовал свои божественные способности в надежде поразить Мэн Хао.
Глаза Мэн Хао азартно горели. Он с улыбкой посмотрел на тринадцать противников. С очень холодной улыбкой. Его 123 бессмертных меридиана вращались в полную силу. Мэн Хао сорвался с места, словно дракон, бросившийся навстречу добыче. Звёздное пространство затопила его тираническая аура. Он сжал кулак и с размаху ударил.
Он проходил сквозь все барьеры и заклинания, как горячий нож сквозь масло. Куда бы он ни полетел, всюду рушились божественные способности, развеивались секретные заклинания, летали кровавые брызги.
По звёздному небу пошла рябь, словно по поверхности воды, когда Мэн Хао одновременно начал драться со всеми бессмертными избранными. Многие из них непокорно кричали.
Звёздное небо дрожало, Небеса тускнели. Один удар, потом ещё и ещё! Многочисленную группу практиков разметало во все стороны. Яркие лучи света померкли, божественные способности были уничтожены, всюду парили брызги крови...
От увиденного зрители вытаращили глаза и пораскрывали рты. Мэн Хао был подобен воину-небожителю. Воспоминания об этой схватке навсегда останутся в памяти этого поколения. Когда последний избранный был отправлен в полёт, Мэн Хао поднял руку к Небесам и громогласно приказал:
— Рескрипт Кармы!
Из его тела и тел всех поверженных избранных, включая первых шестерых его противников, вырвалось несколько нитей кармы. Всего из бессмертных избранных поднялось восемнадцать таких нитей. Благодаря своей тиранической культивации и даосской магии Мэн Хао мог против их воли создать между ними Карму. Она приняла форму небольшой стопки долговых расписок, которая материализовалась в воздухе и приземлилась на ладонь Мэн Хао. Ему не требовалось, чтобы они что-то писали, не нужно было их согласие. Всё потому... что сейчас они были должны ему деньги! Его кармическая даосская магия связала их нитями судьбы!
После активации Рескрипта Кармы восемнадцать практиков закашлялись кровью. Все почувствовали связавшие их нити судьбы и навязанные им долговые расписки. Ещё они чувствовали, что если не вернут долг, то это вызовет возмущение в их Карме. Осознав всё это, у избранных внутри всё закипело от ярости, а их глаза налились кровью.
— Мэн Хао, как ты смеешь!
— Проклятье, ни стыда, ни совести!
Бессмертные избранные пытались перекричать друг друга.
— Ни стыда, ни совести? — переспросил он с налётом невозмутимости и некоторой застенчивости. Прочистив горло, его тон обрёл непоколебимую уверенность в собственной правоте. — Что ж... вы решили со мной сразить, чтобы успокоить ваши сердца Дао и даже опустились до того, чтобы напасть на меня всем скопом. В случае победы ваши сердца Дао сбросят сдерживающие их оковы. Как я могу позволить всё это задаром? Уверен, вы понимаете...
Всё как он сказал когда-то своему отцу Фан Сюфэну, его мечтой было сделать всех избранных Девятой Горы и Моря своими должниками. Эта его мечта... уже становилась реальностью. Внезапно Мэн Хао осознал ограниченность своих амбиций.
— Надо было сказать, что я хочу сделать моими должниками всех избранных Девяти Гор и Морей!
Сформулировав своё новое возвышенное устремление, он гордо задрал подбородок. Казалось, от его нового желания задрожало звёздное небо. Мэн Хао пульсировал энергией, делавшей пространство вокруг него зыбким.
На всей Девятой Горе и Море воцарилась полнейшая тишина. Лишившись дара речи, зрители просто смотрели на Мэн Хао. Бессмертные избранные готовы были рвать и метать, но даже они не знали, что на это ответить.
[1] Иероглиф "дао" и "меч" звучат практически идентично. — Прим. пер.

Глава 988: Наконец решила выйти за меня, жёнушка?!

С планеты Южные Небеса Фан Сюфэн в чувствах вздохнул при виде Рескрипта Кармы и выражения лица сына. Мэн Ли рядом с ним захихикала. Когда она увидела лицо Фан Сюфэна, то сразу поняла, о чём тот подумал.
— Наш ребёнок с самого детства был само обаяние, — сказала она со смехом.
— Само обаяния? — недоверчиво переспросил Фан Сюфэн. — Он твой сын. Перед уходом он сказал, что хочет сделать всех избранных Девятой Горы и Моря своими должниками...
— Когда Хао’эр родился, я всегда знала, что его устремления будут отличаться от остальных. Что до меня, я надеялась, что его главным устремление будет сделать всех миловидных девушек Девятой Горы и Моря своими возлюбленными.
Мэн Ли улыбалась. По одному выражению её лица становилось понятно, что она души не чаяла в сыне.
Фан Сюфэн молча покачал головой и натянуто улыбнулся. Только он знал, как в глубине его сердца что-то дрогнуло, когда на переданный Кэ Цзюсы бессмертный меридиан Мэн Хао произнёс "названный отец". Будучи настоящим отцом Мэн Хао, в его грудь сдавило горькое чувство, когда он увидел своего сына в тот момент. Как отец, он просто не мог это принять.
— Ты так и не сказал мне, зачем отправил Хао’эра на планету Восточный Триумф. Я знаю, дело не только в двух фруктах нирваны. Сколько я тебя не спрашивала, ты всё время отмалчивался, но сейчас тебе не отвертеться!
Мэн Ли серьёзно посмотрела на мужа. Фан Сюфэн повернулся к жене и после короткой паузы сказал:
— Скоро узнаешь.
Сейчас на Девятой Горе и Море стояла гробовая тишина, миллионы глаз, не мигая, смотрели на Мэн Хао. Он в одиночку одолел всех этих избранных из сект и кланов Девятой Горы и Моря. Даже объединившись вместе, они всё равно потерпели сокрушительное поражение. Многие зрители были потрясены до глубины души.
В звёздном небе Мэн Хао смотрел на бессмертных избранных, которые, в свою очередь, в ярости буравили его взглядом. К сожалению, они ничего не могли сделать. В этот момент перед Мэн Хао раскрылся ещё один перемещающий портал. Оттуда вышел Чжао Ифань, окутанный огромной колонной света, состоящего из ци меча. Звёзды задрожали от могучего рокота, что привлекло внимание истинных бессмертных. Практики Девятой Горы и Моря тоже видели появление Чжао Ифаня.
— Мэн Хао, — сказал он, — или всё-таки... Фан Му! Давно не виделись!
Он носил свой обычный лазурный халат, чьи полы колыхались с каждым его шагом, из-за спины торчала рукоять меча. Исходящая от него энергия заметно превосходила ту, что он показывал на испытании трёх великих даосских сообществ. Разница между ними была как между Небом и Землёй.
Это был Чжао Ифань из грота Высочайшей Песни Меча. Мэн Хао сражался с ним дважды. Первый раз они обменялись ударами на планете Южные Небеса. Второй произошёл в финальной схватке за первое место на испытании трёх великих даосских сообществ. Тогда Мэн Хао был вынужден использовать всю свою боевую мощь и даже позволить скрытой дьявольской воле погрузить его сердце и разум в хаос, чтобы только ранить Чжао Ифаня!
Пока они оценивающе рассматривали друг друга, перед их мысленным взором проносились сцены из прошлого.
— Чжао Ифань... — медленно произнёс Мэн Хао.
В дальнейших словах не было нужды. Между ними не существовало вражды... обоими двигало желание сразиться ради их собственного Дао в этой новой эпохе.
Остальные бессмертные избранные молча освободили им место. Все они потерпели поражение, поэтому никто из них не стал ещё раз атаковать. К тому же, зная о невероятной силе Чжао Ифаня, им было любопытно узнать, чем закончится эта схватка.
Зрители по всей Девятой Горе и Морю невольно вспомнили обо всём, что произошло между Мэн Хао и Чжао Ифанем в прошлом.
— Схватка этих двоих заслуживает такого внимания!
— Во время испытания Чжао Ифань потерпел поражение, но сейчас он стал истинным бессмертным. И вот они вновь встретились, интересно... он и в этот раз ему уступит?
— Противостоять такому чудовищу как Мэн Хао... Чжао Ифань точно проиграет!
Пока зрители гомонили, Мэн Хао и Чжао Ифань стояли, словно два натянутых лука, готовые броситься в бой в любой момент. Но не успели они сдвинуться с места, как открылся сначала второй, а потом и третий перемещающий портал. В ярком сиянии, озарившем звёздное небо, показалась Фань Дун’эр, за её спиной парил трупом женщины с ниспадающими вниз длинными волосами. В Фань Дун’эр ощущалась аура могущественного эксперта.
— Мэн Хао, — сказала она спокойно, вот только её чарующий голос, как будто доносился из сердца самой суровой зимы.
От покойницы с длинными чёрными волосами исходила аура смерти, вызывающая дрожь у любого, кто задерживал на ней взгляд хоть на секунду.
— Ого, привет, Уголёк! Я скучал по тебе! — поприветствовал Мэн Хао с ярким блеском в глазах. После короткой заминки, он с некоторым смущением продолжил: — Так-так, младшая сестрёнка Дун’эр пришла наконец-то вернуть долг?
Лицо Фань Дун’эр тотчас потемнело. Она не знала почему, но, оказавшись с Мэн Хао лицом к лицу, услышав его голос и увидев это его выражение лица... в её сердце Дао появился практически неодолимый порыв несколько раз пнуть его со всей силы.
Пока девушка скрежетала зубами, из третьего портала позади неё медленно вышла Ли Лин’эр в длинном красном платье. Глаза девушки были подобны весеннему грозовому небу, однако при в её взгляде на секунду промелькнула толика неуверенности, словно она никак не могла определиться относительно своего отношения к Мэн Хао.
Мэн Хао удивлённо моргнул, а потом расплылся в улыбке.
— Лин’эр! Жёнушка! Ты тоже пришла! Наконец решила выйти за меня?
После этого заявления у зрителей Девятой Горы и Моря глаза на лоб полезли. Многие чувствовали себя так, будто в них угодила молния.
— Как он только что назвал Ли Лин’эр?
— Проклятье! Он посмел назвать Ли Лин’эр жёнушкой?!
— Если подумать, много лет назад кланы Фан и Ли должны были скрепить свой союз браком...
В то время, как зрители Девятой Горы и Моря галдели, Ли Лин’эр внезапно улыбнулась Мэн Хао. Снедающие её смешанные чувства исчезли. Она была несравненной красавицей, а её улыбка обладала каким-то околдовывающим шармом.
— Муж, — сказала она, продолжая улыбаться, — в твоей жизни уж больно много красавиц. Как только ты разорвёшь с ними связь, мы можем пожениться.
У Мэн Хао округлились глаза. Согласие Ли Лин’эр застало его врасплох. Её улыбка навела его на мысль, что вся эта ситуация была чересчур подозрительной.
Он неловко рассмеялся, а потом он повернул голову к Чжао Ифаню, его глаза сразу же сделались холодными как лёд. Стоило их взглядам встретиться, как ци меча Чжао Ифаня закипел. Он сделал шаг вперёд и выставил вперёд руку, как вдруг в неё возник иллюзорный меч цвета лазури. Когда его пальцы сомкнулись на рукояти, он, не проронив ни звука, наклонился, словно туго натянутый лук, а потом резко рубанул мечом в сторону Мэн Хао.
В этом сияющем росчерке меча появилось 99 драконов меча. Как только он устремился вперёд, всё вокруг завибрировало, Небеса потускнели. Драконы объединились вместе в гигантского лазурного дракона, который с рёвом ударил когтями по пустоте. Его длинные усы развевались на ветру, когда он бросился на Мэн Хао. На всём его пути раскалывалась пустота, словно этот лазурный дракон мог уничтожить любое препятствие на своём пути.
Мэн Хао просто указал пальцем на приближающегося лазурного дракона. В следующий миг с оглушительным рокотом ревущий дракон застыл, не в силах сдвинуться с места.
— Раскол, — холодно произнёс Мэн Хао.
С грохотом лазурный дракон рассыпался на множество сверкающих искр, стремительно таящих в воздухе. Это сразу напомнило некоторым финал испытания трёх великих даосских сообществ. Сегодняшняя схватка чем-то напоминала их предыдущее столкновение, только в тот раз Мэн Хао использовал ладонь, а сейчас ограничился коротким взмахом пальца.
Чжао Ифань с ярким блеском в глазах поднял правую руку, в которой был зажат заурядный на вид меч. Это был тот самый... меч Запечатывающий Облако! Он сделал пять быстрых шагов вперёд, причём с каждым шагом его энергия становилась только сильнее!
— Первый меч, Нисхождение в этот бренный мир!
— Второй меч, Содрогание духа!
— Третий меч, Отсечение бессмертного!
— Четвёртый меч, Раскол древнего!
— Пятый меч, Попрание небес!
С каждым шагом он в мощном всплеске энергии наносил удар мечом. Пять ударов меча, способных сотрясти Небеса. Звёздное небо, казалось, находилось на грани коллапса. С треском образовался гигантский разлом, из которого в Мэн Хао ударила огромная лапа.
Эта лапа напоминала лапу дракона с пятью когтями, созданного из пяти мечей. В момент её появление даже Небеса задрожали. Зрители на всей Девятой Горе и Море от изумления поменялись в лице. Но это лишь распалило в Мэн Хао желание сражаться. В леденящей вспышке его энергии в нём забурлила сила 123 бессмертных меридианов! Он видел эти движения во время прошлой схватки с Чжао Ифанем, только на сей раз они были намного сильнее! К тому же Мэн Хао больше всего хотел испытать пределы собственной силы.
Он сделал один шаг и вскинул руку. Не было никаких божественных способностей, только один удар кулака против лапы с пятью когтями! Мощь 123 бессмертных меридианов вместе с силой физического тела породили невероятную ауру, обрушившуюся на когтистую лапу. Та на секунду застыла, а потом с чудовищным грохотом её разорвало на куски. Тем временем Мэн Хао двинулся дальше, его волосы развевались на ветру, аура кипела.
— Чжао Ифань, пришло время использовать свою самую сильную секретную магию. В противном случае... ты мне не соперник! — с каждым шагом властность в голосе Мэн Хао нарастала.
Чжао Ифань внезапно почувствовал, как его плечи сдавило могучее давление. Фань Дун’эр изменилась в лице, а Ли Лин’эр слегка прищурилась. Чжао Ифань запрокинул голову и с рёвом выполнил магический пасс.
— Пять Рассекающих Мечей, Восходящая Форма Меча!
После взмаха руки его бессмертные меридианы заработали в полную силу. Его более чем 90 бессмертных меридианов теперь вспыхнули боевой мощью больше 110 меридианов.
— Первое Рассечение, Мечи рассекают небеса!
Звёздное небо над Чжао Ифанем тотчас заполонили десятки тысяч летающих мечей. Под сенью этих клинков Чжао Ифань выглядел как парагон мечей, чем поразил всех без исключения зрителей. Теперь в нём бурлила сила более 120 бессмертных меридианов!
— Второе Рассечение, Бессмертный, зачем отсекать смертный мир?!
Аура Чжао Ифаня ярко вспыхнула. В прошлой схватке ему пришлось уничтожить идола дхармы, чтобы напитать энергией второе отсечение. На этот раз вторая форма этой техники удалась ему без всяких проблем. К тому же использование этой силы вновь подняло уровень его энергии, теперь он равнялся более чем 130 бессмертным меридианам! Это была настоящая демонстрация Пяти Рассекающих Мечей. Вдобавок она являлась ещё и секретной магией царства Бессмертия, принадлежащей гроту Высочайшей Песни Меча. Эта магия обладал могуществом для создания достаточного количества иллюзорных меридиан, чтобы превысить предел в 123 меридиана. В отличие от Мэн Хао только десять таких меридианов могли создать дополнительную бессмертную душу.
Благодаря ограничению 33 Небес максимально возможное число меридианов, включая дарованные секретной магией, было 330. Это считалось великой завершённостью. За много веков никому так и не удалось добиться чего-то подобного!
Мэн Хао медленно поднял голову на своего противника, его глаза сияли, словно два острых клинка.

Глава 989: То самое чувство

— Третье Рассечение, Кто самый почитаемый на небесах?! — прокричал Чжао Ифань.
Его бессмертные меридианы вновь полыхнули невероятным давлением, и от него начала исходить сила, равная 140 бессмертным меридианам! С её появлением Небеса потускнели и поднялся могучий ветер. Звёзды в небе задрожали, словно вторя дрожи, сотрясающей Чжао Ифаня. Больше пятидесяти процентов силы, добавленных им к мощи своего царства Бессмертия, стали его пределом, да и удерживать такое состояние он мог совсем недолго.
— Мэн Хао, приготовься к моей самой мощной атаке!
С оглушительным рёвом он заставил десятки тысяч мечей соединиться в 14 бессмертных душ! Эти души из иллюзорных меридианов, созданные с помощью секретной магии, не могли сравниться с душами, полученными из каждого меридиана после подтверждения собственного Дао и становления бессмертным. Бессмертные избранные Девятой Горы и Моря просто не могли сравниться с чудовищным могуществом Мэн Хао.
Во вспышке ауры меч Чжао Ифаня опустился вниз. Под влиянием 14 бессмертных душ позади него вертикальный удар меча превратился в луч света, озаривший своим светом всё звёздное небо. Это была самая мощная атака мечом Чжао Ифаня! С пронзительным свистом удар меча устремился прямиком к Мэн Хао.
Желание Мэн Хао сражаться подстегнуло 123 бессмертных меридиана, вынудив их начать вращаться в полную силу. Впервые с начала схватки с бессмертными избранными позади него появились бессмертные души. Он рванул вперёд с занесённой назад рукой и, как и в прошлый раз, нанёс один удар! Создавалось впечатление, будто вне зависимости от противника он будет использовать самый простой и прямолинейный стиль атаки. Удар кулаком!
Звёздное небо, где сошлись Мэн Хао и Чжао Ифань, содрогнулось от чудовищного грохота. В пустоте образовалась огромная дыра. Изо рта Чжао Ифаня брызнула кровь. Свет его самой сильной атаки вспыхнул, а потом разбился вдребезги, словно зеркало. Остатки этого света трансформировались в бурю, в центре которой оказался кашляющий кровью Чжао Ифань. Он проиграл, но, несмотря на горечь, его сердце не было побеждено. Теперь он знал, что обладает силой противостоять Мэн Хао.
Мэн Хао покинул бурю и посмотрел на Чжао Ифаня. Фань Дун’эр и Ли Лин’эр выбрали именно этот момент для атаки. Обе девушки сорвались с места практически в одно и то же время. Вокруг Фань Дун’эр материализовалось Девятое Море, а на её лбу проступил пульсирующий магическим светом символ. С каждой его вспышкой её бессмертные меридианы усиливались на десять процентов от изначальной силы. С четвёртой вспышкой она получила сорокапроцентную прибавку к силе, после чего вокруг неё появились бессмертные души. Взмахом руки она послала вперёд Девятое Море, кишащее морскими драконами. Море приняло форму огромной головы с одиноким рогом, торчащим из центра лба. Этот морской гигант, ярко сияющий энергией, хотел насадить Мэн Хао на рог.
В стороне от Фань Дун’эр Ли Лин’эр магическим пассом вырастила вокруг себя множество деревьев. С треском звёздное небо вокруг неё трансформировалось в массив земли. В мгновение ока вокруг девушки выросло больше девяноста деревьев. Продолжая выполнять магические пассы, свободной рукой она коснулась нескольких точек на своём теле. С рокотом количество деревьев увеличилось до ста тридцати.
Ни одна из девушек в одиночку не могла превзойти Чжао Ифаня, но вместе их боевая мощь могла даже его заставить побледнеть, решись они вдвоём напасть на него. Не говоря ни слова, они просто атаковали Мэн Хао в момент окончания его схватки с Чжао Ифанем.
Мэн Хао повернул голову, его глаза ярко сияли. Он холодно хмыкнул, позволив вспыхнуть силе 123 бессмертных меридианов. Позади него появились все 33 бессмертных души и превратились в 33 Неба, от которых ударило поразительное давление! Следом от него полыхнуло тиранической аурой парагона царства Бессмертия.
— Думаете, можете со мной справиться? Кажется, кого-то надо поставить на место!
Мэн Хао сделал шаг вперёд, но в этот раз он атаковал раскрытой ладонью. Во время его свирепого удара 33 Неба позади него сотрясли звёздное небо, они превратились в гигантскую ладонь, ударившую в Девятое Море. С мощным грохотом морская вода взорвалась, драконы протяжно взвыли, а голову рогатого гиганта разорвало на куски. Как только головы не стало, Фань Дун’эр поменялась в лице и начала отступать. Атака гигантской ладони Мэн Хао тем временем продолжала лететь в её сторону. Глаза Фань Дун’эр сверкнули алым светом, и она быстро выполнила магический пасс. От трупа позади неё потянуло смертоносной аурой, похоже, покойница готовилась атаковать Мэн Хао. Почувствовав угрожающую ауру трупа, Мэн Хао властно скомандовал:
— Уголёк, не вмешивайся!
Труп женщины тут же склонил голову. Жутковатая аура испарилась, и она даже отлетела на несколько дюжин метров назад. Фань Дун’эр уставилась на неё, чувствуя, как у неё волосы зашевелились на затылке.
Тем временем атака Мэн Хао почти достигла цели. Перед тем как она обрушилась на девушку, Мэн Хао показалось, будто кто-то сухо покашлял прямо у него над ухом. В этом кашле отчётливо чувствовался отпечаток времени, похоже, кашляла очень старая женщина. Мэн Хао нахмурился и заставил гигантскую руку сменить направление. Вместо того чтобы обрушить её прямо на Фань Дун’эр, как он изначально планировал, он решил шлёпнуть её по заднице.
— Мэн Хао, как ты смеешь!
После звонкого шлепка Фань Дун’эр громко вскрикнула. Её ягодицы стали разной формы, а дрожащее тело пронзила острая боль. Ещё никогда в жизни ей не было так больно. В глазах Фань Дун’эр потемнело, её трясло как осиновый лист. Похоже, ей стоило неимоверных усилий не потерять сейчас сознания. Её губы окрасились кровью, а сама она попятилась назад, с ненавистью, граничащей с безумием, буравя Мэн Хао взглядом.
Ли Лин’эр поменялась в лице и резко застыла на месте. Судя по её побледневшим щекам, произошедшее воскресило в её памяти какое-то жуткое воспоминание. Не сводя глаз с Мэн Хао, она осторожно попятилась.
— Не такая хорошая, как у моей жёнушки, — дал свою оценку Мэн Хао и повернулся к Ли Лин’эр.
Ли Лин’эр заскрежетала зубами и выполнила двойной магический пасс. Окружающие её сто тридцать деревьев тут же взорвались. Образовавшийся в результате взрыва ужасающий вихрь налетел на Мэн Хао. В момент взрыва деревьев Ли Лин’эр сплюнула немного крови и бросилась бежать так быстро, как могла. Но тут в вихре кто-то холодно хмыкнул.
— А ну, вернись, жёнушка!
Ли Лин’эр внезапно схватила могучая сила притяжения и потянула девушку обратно к вихрю. Внутри Мэн Хао превратил 33 бессмертных души в 33 Неба, которые встали на пути взрывной волны деревьев и вихря. Кипя энергией, Мэн Хао двинулся вперёд, с лёгкостью преодолев область ураганного ветра.
Ли Лин’эр притягивало к Мэн Хао всё ближе и ближе. Она стиснула зубы и развернулась к нему лицом, при этом её пальцы сложились в двойной магический пасс, отчего у неё на лбу появился образ древесного листа изумрудно-зелёного цвета. С его появлением в Ли Лин’эр вспыхнула могучая жизненная сила. Перед ней материализовался магический сосуд, который она незамедлительно схватила и бросила в Мэн Хао.
— Я знал, что ты опять используешь этот трюк, — холодно сказал он и взмахнул рукавом.
Мощь 33 бессмертных душ мгновенно расколола магический сосуд. Ли Лин’эр с силой отбросило назад. Мэн Хао воспользовался этим, чтобы сократить дистанцию. Оказавшись рядом с кашляющей кровью Ли Лин’эр, он высоко поднял руку и, не обращая внимания на бушующее пламя ярости в глазах девушки, шлёпнул её по попе.
В третий раз!
От пронзившей всё её тело боли Ли Лин’эр жалобно вскрикнула. На её лице не осталось ни кровинки, а сила удара закрутила её в воздухе. Остановившись, дрожащая девушка, казалось, хотела взглядом прожечь в Мэн Хао дыру.
— Мэн Хао!!!
— Какое знакомое чувство, — протянул он с холодной улыбкой.
Довольный результатом, он перестал обращать на Ли Лин’эр внимание. Во время схватки с Чжао Ифанем ему даже не потребовалось прибегать ко всей его силе. Всё это время он пытался научиться рассчитывать вкладываемую в удар новообретённую силу. Можно сказать, что ситуация, где истинные бессмертные один за другим нападали на Мэн Хао, была ему на руку. Только сражаясь, он мог максимально быстро привыкнуть к своей новой боевой мощи. К этому моменту он практически закончил, и теперь с блеском в глазах посмотрел на звёздное небо.
Зрители на всей Девятой Горе и Море стали свидетелями демонстрации могущества Мэн Хао, которое не только наполнило сердца практиков царства Бессмертия страхом, но и изумило экспертов царства Древности.
— Он действительно... сильнейший человек царства Бессмертия!
— В этих схватках с истинным бессмертными он просто закалял себя. Подобно могучему мечу, выкованному из божественного метала, ему требуется заточка после того, как его извлекут из горна!
— Боюсь, единственные, кто может составить ему конкуренцию, — это не его ровесники, а люди из старшего поколения!
Во всех уголках Девятой Горы и Моря горячо обсуждали произошедшее. Мэн Хао спокойно окинул взглядом звёздное небо и сказал:
— Избранные! Среди вас есть ещё кто-то, кто не побоится со мной сразиться?! Если смельчаков больше не осталось, тогда буду вынужден откланяться, меня ждут дела.
Он холодно посмотрел вниз на планету Восточный Триумф. Если проследить за его взглядом, то становилось понятно... что он смотрел на парящего в воздухе Фан Вэя.
Фан Вэй медленно открыл глаза. Стоило их взглядам встретиться, как в звёздном небе с рокотом раскрылись ещё три перемещающих портала.
Мэн Хао нахмурился. Сперва он планировал проигнорировать их и отправиться прямиком на планету Восточный Триумф, как вдруг он резко застыл и посмотрел в сторону одного из порталов. Его глаза расширились от удивления, а на лице проступило неверие.
— Ты не погиб?
Из перемещающего портала вышел молодой человек. Несмотря на высокий рост и стройность, физически он не производил особого впечатления, вот только любой, посмотревший на него, чувствовал ужасающую мощь его физического тела.
— Нет, я всё ещё жив, — ответил он.
У него на лбу медленно вращалось нечто напоминающее звезду. Если присмотреться, то можно было увидеть там ещё несколько звёзд. Только эти, похоже, были запечатаны, отчего они мерцали, переходя то к материальному, то к иллюзорному состоянию.
Это был... Ван Тэнфэй!
Одновременно с ним из другого перемещающего портала вышла девушка. Её окружал беспросветный туман Кармы, из которого за Мэн Хао наблюдали лишённые эмоций глаза. Этот холодный и проникновенный взгляд принадлежал Цзи Инь!
Из последнего портала вышел молодой человек, похожий на учёного. Образ лишь подкреплял свиток из бамбуковых дощечек в его руках. Он с кажущейся искренностью улыбнулся Мэн Хао, но в его взгляде не было ни капли теплоты. Где-то внутри этих глаз была глубоко похоронена толика зависти.
— Старший брат Мэн, меня зовут Чжоу Шуй. Я из монастыря Древнего Святого. Мой наставник попросил меня прийти. Не мог бы ты оказать мне честь и сразиться со мной.
— Вы всё приходите и приходите, чтобы сразиться со мной, — раздражённо произнёс Мэн Хао. — Когда это кончится? Вы действительно думаете, что я не посмею убить вас на глазах у ваших сект?!
От его взгляда и слов людей мороз пробрал по коже.

Глава 990: Боги против бессмертных

Мэн Хао окинул взглядом троицу. Несмотря на некоторое удивление при виде Ван Тэнфэя, в его голосе всё равно звучал металл. На его заявление трое новоприбывших даже бровью не повели. Лица Цзи Инь вообще не было видно из-за тумана Кармы.
— Старший брат Мэн, мой наставник из монастыря Древнего Святого... — сказал Чжоу Шуй.
На его губах играла улыбка, но сердце было холодным как лёд. Не успел он закончить, как почувствовал на себе леденящий взгляд Мэн Хао. Вместо слов он бросился вперёд. Позади него вспыхнули 33 бессмертных души, 123 меридиана внутри него вращались в полную силу. В следующий миг он уже оказался перед Чжоу Шуем и ударил того кулаком.
Глаза Чжоу Шуя холодно блеснули, при этом его пальца быстро сложились в магический пасс. Поднявшаяся от него энергия бурлила силой равной 140 меридианам. Как только появились его бессмертные души, над его головой разгорелось крохотное пламя, откуда доносились отголоски читаемого нараспев трактата. В этот момент аура Чжоу Шуя превзошла даже ауру Чжао Ифаня. Он быстро закончил магический пасс, а потом ударил в Мэн Хао раскрытой ладонью. Чжоу Шуй слегка изменился в лице, когда вся его рука затряслась. Одновременно с этим он высвободил всю силу своей культивации, отчего послышался звук рвущегося пространства, который сразу перекрыли усилившиеся песнопения трактата.
— Даосская Магия Девяти Циклов!
Стоило этим словам сорваться с губ Чжоу Шуя, как песнопения превратились в странные звуковые волны, которые погасили мощь атаки Мэн Хао девять раз подряд. С девятой волной Чжоу Шуй без труда принял на себя удар. Выражение лица Мэн Хао не изменилось.
— Собрат даос Мэн, это и есть сильнейшая атака парагона царства Бессмертия? — спокойно спросил Чжоу Шуй, однако за фасадом невозмутимости скрывалось непередаваемое изумление. Увидев и испытав на себе эту мощь, он был потрясён до глубины души. — Если это всё, на что ты способен, тогда пришло время и тебе испробовать на вкус одну из моих атак.
С рокотом вокруг него внезапно появилось 99 бессмертных драконов. Рёв бессмертных драконов вызвал в воздухе разноцветные вспышки и заставил Небеса задрожать. Это произвело неизгладимое впечатление на практиков Девятой Горы и Моря.
— 99 меридианов!
— Возможности монастыря Древнего Святого действительно поражают! Не могу поверить, что у одного из их учеников 99 открытых меридианов!
— До сотни не хватает всего одного. Кажется, Мэн Хао не по душе Чжоу Шую. Если бы монастырь Древнего Святого даровал ему тот меридиан, то у него бы их было 100!
Глаза Чжоу Шуя блеснули. Взревели 99 драконов, и появились его бессмертные души. Пока зыбкость пространства из-за Даосской Магии Девяти Циклов ещё не исчезла, он глубоко вдохнул, вобрав в себя ци Неба и Земли из звёздного неба. После одного вдоха его меридианы загудели. Количество драконов начало резко увеличиваться: 100, 108, 115, 127, 136... и, наконец, 148!
Произошедшее удивило многих зрителей. Аура Чжоу Шуя взмыла до небес. Холодно глядя на Мэн Хао, он прокричал:
— Один Вдох, Казнь Трёх Демонов![1]
Глаза Чжоу Шуя горели жаждой убийства. Он отдавал себе отчёт, что у него нет шансов победить Мэн Хао, но он надеялся закончить схватку ничьей, доказав всем, что он являлся истинным избранным Девятой Горы и Моря.
После крика его аура вспыхнула, а бессмертные меридианы соединили струйки бессмертного ци в огромный поток белого дыма, который ударил в Мэн Хао. Несмотря на то, что он был всего один, от него исходила пугающая аура, способная убить любого на царстве Бессмертия. Все на Девятой Горе и Моря, за исключением Мэн Хао, выглядели удивлёнными. Губы Мэн Хао изогнулись в холодной улыбке, когда 123 порции силы бессмертного из его меридианов сосредоточились в его кулаке. Это могло считаться секретной магией, полученной в результате самостоятельного подтверждения Дао во время обретения бессмертия. Пространство сотряс очередной удар кулака.
После прошлых схваток у людей создалось впечатление, будто Мэн Хао использовал всю силу своих бессмертных меридианов, но он ни разу не использовал какую-либо технику, сметая своих противников одной лишь грубой силой. Теперь же он впервые прибегнул к секретной магии истинного бессмертного — объединил мощь бессмертных меридианов вместе... и нанёс удар царства истинного Бессмертия.
Один удар кулака поднял ураганный ветер и заставил звёзды замерцать. К всеобщему изумлению, вокруг Мэн Хао появилось несколько ламп души. С округлёнными от удивления глазами Чжоу Шуй успел только охнуть, как кулак Мэн Хао столкнулся с потоком дыма. В чудовищном взрыве удар кулака разметал дым. Изо рта Чжоу Шуя брызнула кровь, а его тело оказалось на волоске от взрыва. Громко закричав, он использовал Даосскую Магию Девяти Циклов, но даже после девятикратного погашения силы атаки его всё равно отшвырнуло назад, словно тряпичную куклу. После такого весь его халат пропитался кровью. Его аура совсем ослабла, а пламя жизненной силы находилось на грани исчезновения.
— Ты... — в ужасе выдавил бледный Чжоу Шуй.
Если бы сотрясающая его тело вибрация была немного сильнее, то его бессмертные меридианы разорвало бы на части. Поборов изумление, он в страхе вытащил нефритовую табличку и без промедления переломил пополам, после чего исчез во вспышке перемещения.
На Девятой Горе и Море воцарилась гробовая тишина, люди мысленно прокручивали в голове последнюю атаку Мэн Хао.
— Это... сила парагона царства Бессмертия?!
— Силён! Как он силён! Этот удар сравним с мощью царства Древности!
— Против такой атаки пришлось бы трудно даже экспертами царства Древности с одной потушенной лампой!
Пока люди на Девятой Горн и Море пребывали в состоянии шока, Мэн Хао повернулся к Ван Тэнфэю и Цзи Инь. Помрачневшая Цзи Инь пятилась к своему перемещающему порталу. Судя по всему, она передумала атаковать Мэн Хао. Только сейчас до неё дошло, что Мэн Хао был не по зубам людям на царстве Бессмертия.
Фань Дун’эр удивлённо хлопала глазами, лицо Ли Лин’эр было пепельно-серого цвета. Чжао Ифань горько улыбался, а вот Тайян Цзы и все остальные избранные тяжело вздыхали. Теперь они поняли... в сражении с ними Мэн Хао пытался привыкнуть к своей новой культивации, поэтому и позволил атаковать себя. Но теперь ему это было не нужно, если сейчас кто-то вздумает напасть на него, эта схватка закончится совершенно по-другому. Мэн Хао стал человеком, которого лучше не провоцировать просто так!
Ван Тэнфэй посмотрел вверх, звёзды на его лбу едва заметно сверкнули.
— Мэн Хао, я не стану тратить твоё время, — сказал он, сделав шаг ему навстречу. — Один удар, всего один удар!
Его глаза горели одержимостью. Он очень долго ждал этого момента. Только они двое знали о связывающем их вместе прошлом. Мэн Хао посмотрел на Ван Тэнфэя. Он всё ещё не мог поверить, что Ван Тэнфэю удалось выжить, особенно после того, как десятый патриарх клана Ван убил его прямо у него на глазах. Догадавшись, о чём сейчас думал Мэн Хао, Ван Тэнфэй негромко объяснил:
— Десятый патриарх помог мне.
Мэн Хао молча смотрел на Ван Тэнфэя и невольно вспомнил об их первой встрече много лет назад. С большой вероятностью Ван Тэнфэй видел Инлуна, ставшего одним из его бессмертных меридианов.
— Хорошо, — согласился он, кивнув.
Глаза Ван Тэнфэя загорелись желанием сразиться, и его энергия начала стремительно расти. Он не владел секретной магией, да и количество его бессмертных меридианов по меркам нынешней эпохи вряд ли можно было назвать особенно впечатляющим. Однако от десятого патриарха клана Ван ему кое-что досталось: совершенное основание Мэн Хао, а также сила линии крови, полученная в момент достижения истинного бессмертия. Сила линии крови стала сюрпризом даже для клана Ван, настолько она была редкой! Это была сила богов! Сила линии крови Ван Тэнфэя являлась силой бога! Он шёл не путём обретения бессмертия, он шагал... путём становления богом!
Это была схватка между богами и бессмертными!
Ван Тэнфэй набрал полную грудь воздуха и взревел. Из его тела послышался треск, как вдруг он мгновенно вырос до тридцати метров. Потом трёхсот метров, трёх тысяч метров... Этот гигант поразил всех без исключения зрителей. Пространство вокруг него начало покрываться разломами и трещинами. Он продолжал расти с пугающей скоростью: спустя несколько вдохов перед Мэн Хао стоял исполин высотой в шесть тысяч метров!
Внезапное появление гиганта удивило даже Мэн Хао, кроме того оно напомнило ему о видении, явившемся ему в старинном монастыре Древнего Святого, где он видел гиганта. Между тем гигантом и Ван Тэнфэем имелось поразительное сходство! Оба обладали толстой и прочной кожей, покрытой магическими символами, у обоих на лбу были звёзды. Главной разницей было количество этих звёзд, у гиганта в видении их было намного больше.
Зрители поражённо притихли. От рёва Ван Тэнфэя в их сердцах поднялось хаотичное и первобытное чувство. Гигант замахнулся и ударил Мэн Хао кулаком. Словно гигантский метеор, кулак с немыслимой скоростью помчался к Мэн Хао.
Мэн Хао сосредоточился. Он уже давно догадывался об особенной природе клана Ван. Эти подозрения подтвердила причудливая божественная способность Ван Му. К тому же ещё на планете Южные Небеса ему на себе удалось испытать странную магию клана Ван. Но он и подумать не мог, что кровь клана Ван... хранит в себе силу богов!
«Насколько сильным был первый патриарх клана Ван?!» — подумал он.
Ему было неведомо, в какой эпохе жил патриарх клана Ван, но сегодняшние события разожгли в нём интерес об этом человеке. Тем не менее сейчас было не время размышлять над этим. С хрустом сжав пальцы в кулак, он использовал секретную магию 123 бессмертных меридианов и соединил их с силой своего истинного бессмертного тела. От этого его физическое тело, казалось, стало в 123 раза сильнее прежнего. От удара его кулака звёздное небо раскололось. Заключённая в кулаке сила заставила сердца всех зрителей затрепетать.
В следующий миг кулак Мэн Хао столкнулся с кулаком Ван Тэнфэя. В результате чудовищного взрыва звёзды поблёкли, Небеса потемнели. От эпицентра кольцом разошлась могучая взрывная волна. Изо рта Ван Тэнфэя брызнула кровь, а сам он попятился назад. Его гигантское тело начало уменьшаться в размерах. Когда бледный Ван Тэнфэй отступил на десять шагов назад, он вернулся к своему прежнему облику. Кашляя кровью, он держал левой рукой правую, превратившуюся в кровавое месиво.
— Когда-нибудь наступит день, и я одолею тебя! — с несгибаемой решимостью пообещал он. Утерев кровь с губ после очередного приступа кровавого кашля, он превратился в луч и исчез вдалеке.
Мэн Хао хранил молчание. Опуская руку, он заметил, что она дрожала. За ошеломительной силой Ван Тэнфэя скрывалась тираническая мощь, способная уничтожить всё на своём пути. Мэн Хао с удивлением обнаружил на костяшках пальцев свежую рану. Это стало его первым ранением в противостоянии с избранными.
"Божественная сила... — подумал он, при этом его глаза азартно заблестели. — Ладно, пора решить одно незаконченное дело..."
Он опустил глаза вниз на планету Восточный Триумф, где в воздухе парил Фан Вэй. Их взгляды вновь встретились.
— Фан Вэй! — негромко сказал он, стрелой рванув к планете Восточный Триумф, чем удивил многих зрителей.
— Фан Хао!
Глаза Фан Вэя горели одержимостью, он тоже сорвался с места и полетел навстречу Мэн Хао. Фан Сюшань с земли наблюдал за всем с недобрым и кровожадным блеском в глазах. Дедушка Фан Вэя прищурился. В руке он сжимал нефритовую табличку, готовясь в любой момент переломить её. Но старик колебался, стоит сломать её... и обратной дороги не будет.
[1] Здесь имеются в виду не демоны в привычном понимании этого слова. А демоны в теле человека — олицетворение дурных наклонностей, влекущих к смерти. — Прим. пер.

Глава 991: Фан Вэй против Мэн Хао

Мэн Хао очень долго ждал этой схватки, однако, в отличие от Фан Фея, считавшего эту схватку чем-то судьбоносным, для него предстоящий поединок представлял собой простое возвращение вещей, принадлежащих ему по праву. Для Фан Вея поражение было недопустимым. Оно означало потерю всего, а такого он просто не мог допустить, не мог позволить кому-то сместить его с позиции избранного в клане.
Большинство людей видели лишь его славу, они не знали, как после ухода Мэн Хао из клана он потом и кровью добивался всего того, что имел сейчас. Когда Мэн Хао забрали из клана, у него словно гора упала с плеч, ведь он наконец-то получил возможность прославиться. Тогда он думал, что так будет всегда. Не жалея ничего, он посвятил себя одной цели... привести свой клан к новым вершинам славы. Он хотел прославить клан Фан и много лет спустя стать патриархом клана. Но всё это изменилось... с возвращением Мэн Хао.
— Ну, почему ты вернулся?! — проревел Фан Вэй с нескрываемой жаждой убийства в голосе.
Он взмыл вверх, словно метеор, в полёте выполнив двойной магический пасс. От него потянуло аурой реинкарнации, а также волей жёлтых источников. Он прикусил язык, вот только из его рта брызнула не кровь, а кровавый туман, за которым последовали причудливые слова заклинания. Это была секретная магия! Секретная магия клана Фан!
В то время как он декламировал заклинание, послышался гул — 98 бессмертных меридианов Фан Вэя поднялись над ним и превратились в 98 драконов, которые затем устремились к Мэн Хао. Благодаря использованной им секретной магии к ним прибавилось больше 40 иллюзорных драконов. Вместе их стало 143. Небо и Земля содрогнулись. В руках Фан Вэя секретная магия клана Фан увеличивала количество бессмертных меридианов примерно на пятьдесят процентов! Позади него возникли 14 бессмертных душ, отчего его энергия резко начала усиливаться.
Произошедшее потрясло практиков Девятой Горы и Моря. Многие, наблюдая за Фан Вэем, не удержались от тяжёлого вздоха. Члены клана Фан молча наблюдали за небом.
— Сперва Фан Хао, теперь Фан Вэй... С одной стороны, рождение в клане двух таких избранных пророчит им процветание в будущем. С другой, если не проявить осторожности при решении этой ситуации, рано или поздно один из этих выдающихся индивидов обязательно погибнет.
— Принц Вэй в прошлом был сильнейшим избранным клана Фан. Он открыл 98 меридианов, чем потряс всю Девятую Гору и Море. Эх, какая досада...
— У него на один меридиан меньше, чем у Чжоу Шуя, не такая уж и серьёзная разница. Если бы Мэн Хао не вернулся... то эти двое вместе с Чжао Ифанем могли бы соперничать за титул сильнейшего и ярчайшего избранного!
Практики Девятой Горы и Моря удручённо вздыхали. Тем временем культивация Фан Вэя пылала силой, пока он мчался в небо навстречу Мэн Хао. Теперь их разделяли всего три сотни метров. Оба напоминали горящие метеоры: один падал с неба, другой мчался вверх с земли. Все практики Девятой Горы и Моря, включая людей на планете Восточный Триумф и членов клана Фан, с дрожью в сердце наблюдали, как сходились два ярких огня. Фан Вэй и Мэн Хао летели настолько быстро... что после сверхзвуковых хлопков по воздуху кольцами пошла рябь! А потом они столкнулись друг с другом!
Чудовищный грохот сотряс всё вокруг, подернув пространство рябью и даже заставив Небеса задрожать. Занялся ураганный ветер, всё на Небе и Земле потускнело, небесные светила содрогнулись.
Мэн Хао с неизменным спокойствием нанёс единственный удар кулаком, вложив в него взрывную мощь 123 меридианов. После оглушительного взрыва изо рта Фан Вэя брызнула кровь, и он камнем рухнул вниз. Похоже, победитель был определён после первого же обмена ударами. Мэн Хао являлся парагоном царства Бессмертия, человеком, которого не испугала даже объединённая мощь десяти бессмертных избранных. Он с помощью Рескрипта Кармы против их воли связал этих людей нитями судьбы. Вдобавок он заставил Фань Дун’эр и Ли Лин’эр отступить, превзошёл Чжао Ифаня и заставил сбежать, поджав хвост, избранного с 99 меридианами — Чжоу Шуя из монастыря Древнего Святого. Фан Вэй тоже был избранным, но ему не по силам было повторить то... что делал Мэн Хао!
Зрители во всех уголках Девятой Горы и Моря видели лежащую между ними широкую пропасть. Более того, можно сказать, что эта схватка была лишь формальностью... по официальной смене избранного клана Фан. Все члены клана Фан прекрасно это понимали, поэтому не вмешивались и лишь молча наблюдали. Когда Фан Вэй рухнул вниз, многие про себя вздохнули.
Мэн Хао посмотрел на Фан Вэя и медленно сказал:
— Фан Вэй, ты мне не соперник. Верни то, что принадлежит мне. Всё кончено. Если не подчинишься... то я не стану больше сдерживаться.
Халат Фан Вэя пропитался кровью, его волосы спутались, а на лице застыла злобная гримаса. Пролетев три тысячи метров, он внезапно остановился и поднял на Мэн Хао свои налитые кровью глаза, а потом раскатисто расхохотался.
— Фан Хао, ты действительно думаешь, что наша схватка закончится так быстро?! Ты и вправду думаешь, что можешь так легко победить?!
С громким хохотом Фан Вэй взмыл в небо, при этом его покрасневшие глаза полыхали безумием.
— Если хочешь вернуть то, что принадлежит тебе, тогда покажи мне, на что ты способен, и забери их силой! Вот только... я не собираюсь упрощать тебе работу!
В истеричном смехе Фан Вэя проскальзывали нотки безумия. Ладонью правой руки он резко ударил себя по лбу. В этот момент от него потянуло причудливой аурой, и его энергия взмыла вверх. Его лицо перекосило, под кожей проступили синие вены, а из его горла вырвался пронзительный крик.
Глаза Мэн Хао слегка округлились, когда он почувствовал в ауре Фан Вэя нечто до боли знакомое.
— Мои фрукты нирваны, хм... — пробормотал он, со смешанными чувствами глядя на Фан Вэя.
Все практики Девятой Горы и Моря, особенно избранные, перевели взгляд с Мэн Хао на Фан Вэя. То, что они увидели, очень их удивило. Члены клана Фан безучастно наблюдали за ходом схватки. Они отчётливо видели появившихся иллюзорных драконов, у Фан Вэя их было 143! Но их потрясло не это. В толпе послышались удивлённые вскрики, когда энергия Фан Вэя резко начала усиливаться. Он взревел, а потом... к всеобщему изумлению... появились ещё бессмертные меридианы! Один за другим с хлопками возникали бессмертные меридианы: 153, 163, 173...
Вместе с появлением новых бессмертных меридианов энергия Фан Вэя стремительно росла, что вызвало среди зрителей волну бурных обсуждений. Чжао Ифань и остальные избранные застыли словно громом поражённые.
— Что за секретную магию использует Фан Вэй? Не могу поверить... такая сила!
— Уму непостижимо! Сначала количество бессмертных меридианов увеличилось почти на пятьдесят процентов благодаря какой-то секретной магии — это ещё можно понять. Но откуда у него взялся ещё один метод для увеличения числа бессмертных меридианов?! Несмотря на иллюзорную природу, они всё ещё остаются бессмертными меридианами!
— Может, это какая-то запретная магия? Но... Я никогда не слышал о запретной магии, способной даровать такую невероятную силу!
На Девятой Горе и Море начался переполох. Даже патриархи царства Дао не ожидали ничего подобного. Земной патриарх пребывал в смятении. Он беззвучно вздохнул, прекрасно понимая значение происходящего. Под родовым особняком шестеро патриархов наблюдали за схваткой в полной тишине. Только седьмой патриарх не смотрел в небо, а хмуро поглядывал на шестого патриарха. Фан Сюшань в толпе зрителей выглядел очень обрадованным, у него наконец-то появилась надежда.
"Возможно, Вэй’эр сумеет победить!"
Даже дедушка Фан Вэя наблюдал за внуком с блеском в глазах. Он ослабил хватку на нефритовой табличке, которую только что чуть не переломил. Ему не хотелось прибегать к этой крайней мере, вдобавок он не хотел приводить план в действие до полного завершения его подготовки.
При виде усиливающейся в Фан Вэе ауры его собственных фруктов нирваны Мэн Хао ничего не сказал. Никто, кроме него, не понимал, что происходит.
— Фан Хао! — во всю глотку прокричал Фан Вэй.
С резким грохотом его одежду разорвало на части, а его тело в мгновение ока стало заметно выше. Его ци и кровь как будто теперь принадлежали бессмертному божеству. Вокруг него появлялись всё новые и новые бессмертные драконы. Для всех стало сюрпризом, когда в нём появились новые бессмертные меридианы — 183 не были пределом! Внезапно их стало 192! Теперь у него появилось ещё 49 меридианов. Зрители следили за схваткой слишком внимательно, чтобы пропустить такую деталь.
— У него 98 своих меридианов, секретная магия добавила ещё 45 и теперь даосская магия, похожая на запретную технику, добавила ещё меридианов: половину от его изначального максимума!
— 192 меридиана! Фан Вэй... попрал волю неба!
— Я думал, эта схватка будет простой формальностью. Кто бы мог подумать, что у Фан Вэя оказались припасены ещё козыри. Но... как ему это удалось?!
На Девятой Горе и Море воцарилась возбуждённая атмосфера, избранные в звёздном небе вытаращили глаза и поразевали рты. Сперва Мэн Хао безоговорочно превзошёл их всех, и теперь ещё и Фан Вэй... совершил нечто столь же поразительное!
— Не могу поверить... вся судьба Девятой Горы и Моря очутилась в руках клана Фан!
— Два сияющих солнца, оба из одного клана!
— Жаль, что эти двое не ладят!
Патриархи царства Дао из различных сект и кланов наблюдали за схваткой со странным блеском в глазах. Появление Мэн Хао на сцене мира практиков изрядно удивило их, а впечатляющая демонстрация Фан Вэя позволила им лучше понять природу клана Фан.
— Клан Фан невероятен!
— И Фан Хао, и Фан Вэй могут возглавить своё поколение!
— Поединок этих двух представителей младшего поколения... будет интересно посмотреть.
Пока Девятая Гора и Море бурлили, Фан Вэй смотрел на Мэн Хао. Он стал значительно сильнее и вырос до девяти метров. В нём буквально кипела энергия. Его окружало 192 дракона, а за спиной парили 19 бессмертных души.
— Как я и сказал, Фан Хао, наша битва так просто не закончится!
В его взгляде, направленном на Мэн Хао, читалось одновременно безумие и желание сражаться. Сгорая от жажды убийства, он рванул вперёд. Стоило ему сорваться с места, как Небо и Земля задрожали, звёзды потускнели и протяжно завыл ветер.
— Заклинание Одна Мысль Реинкарнации!
Фан Вэй выставил обе руки, а потом резко взмахнул ими, сотворив в воздухе перед собой гигантскую воронку. Во вращающейся воронке смешались два цвета: чёрный и белый, к тому же с каждым её оборотом из неё вырывалась поразительная аура реинкарнации!
Глаза Мэн Хао холодно сверкнули, его взгляд, словно острый клинок, вонзился в Фан Вэя.
— Ты используешь то, что принадлежит мне, и всё же... ты такой слабак.

Глава 992: Я ещё не проиграл

Когда до Фан Вэя донеслись спокойные слова Мэн Хао, он запрокинул голову и рассмеялся. С каркающим смехом он выполнил магический пасс, ускорив вращение чёрно-белой воронки, когда та полетела к Мэн Хао. В мгновение ока воронка расширилась практически до 300 метров. Она вращалась настолько быстро, что чёрный и белый цвет слились в серый — цвет смерти. Но в этой смерти была и жизнь. Такой была... реинкарнация!
Фан Вэй вспыхнул силой всех своих 192 бессмертных меридианов. Они стали сворой бессмертных драконов, которые с рёвом закружились вокруг воронки, усиливая её и заставляя вращаться ещё быстрее. Бессмертные души Фан Вэя вылетели вперёд и, похоже, послали в воронку ещё больше силы. Воронка продолжала расширяться, пока не достигла трёх тысяч метров в ширину!
Стоял такой оглушительный рокот, что наблюдавшие за схваткой практики с Девятой Горы и Моря задрожали от изумления. Члены клана Фан, казалось, примёрзли к месту! Невероятная сила Фан Вэя превзошла все самые смелые ожидания, многие люди невольно начали задаваться вопросом, не ошиблись ли они в оценке этого человека.
— Парагон царства Бессмертия... может проиграть?
Мэн Хао парил в воздухе, с холодным блеском в глазах наблюдая за воронкой реинкарнации. Его совсем не удивила способность Фан Вэя, позлившая высвободить 192 бессмертных меридиана. Его поразило другое: фрукт нирваны в его бездонной сумке мог удвоить количество его бессмертных меридианов, когда как фрукты нирваны у Фан Вэя увеличивали их количество лишь вполовину.
"Неужто мои фрукты нирваны не так хороши, как фрукты нирваны патриарха первого поколения? — задумался он. — Или всё дело в несовместимости их с Фан Вэем?"
Не желая принимать факт несовершенства своих фруктов, Мэн Хао холодно хмыкнул и медленно поднял руку. Внутри него загудели 123 бессмертных меридиана, а потом благодаря секретной магии все они соединились с Великой Магией Кровавого Демона!
Кроваво-красная голова разорвала воздух и возникла перед раскрытой ладонью Мэн Хао. Выражение этого магического лица было крайне свирепым, к тому же от него во все стороны разливался алый свет. Голова не рычала, не выла, однако исходящее от неё давление сделало всё пространство вокруг зыбким, словно стояла невероятная жара.
Голова бессмертного меридиана кровавого демона была невероятно могучей. С силой 123 бессмертных меридианов она начала стремительно расти. В мгновение ока её высота достигла трёх тысяч метров! Такой рост потрясал, но ещё удивительней была её переход от иллюзии к материальной форме в момент достижения критической точки!
Любой, взглянувший на голову с её жуткой гримасой, длинным рогом и коже цвета свежей крови, чувствовал, как от её давления их собственная кровь выходит из-под контроля. Этот феномен охватил всю планету Восточный Триумф.
В этой голове Кровавого Демона скрывалась такая мощь, что даже Кровавый Демон в те времена, когда сам находился на одном с Мэн Хао царстве, не смог бы создать столь ужасающую форму этой магической техники. Будучи парагоном царства Бессмертия, Мэн Хао мог усилить любую свою магическую технику или божественную способность в 123 раза от изначальной силы, всё благодаря его секретной магии! Это делало их... самыми сильными техниками бессмертного на всём царстве!
Позади него парили 33 бессмертных души. Когда 33 Неба снизошли вниз и раскинулись во все стороны вокруг их хозяина, ветра пришли в смятение. Время, казалось, замедлило свой ход. Практики планеты Восточный Триумф затаили дыхание, зрители во всех уголках Девятой Горы и Моря перестали моргать, боясь пропустить что-то важное.
Пока посланная Фан Вэем воронка приближалась к Мэн Хао, он надавил рукой на голову Кровавого Демона, отчего та взревела. Этот рёв стал единственным звуком на Небе и Земле. Вместе с этим оглушительным звуком вспыхнул алый свет, а потом голова Кровавого Демона устремилась к воронке реинкарнации.
Три тысячи метров, полторы, девятьсот метров...
Спустя вдох воронка реинкарнации и голова Кровавого Демона столкнулись друг с другом. В этот момент земля внизу заходила ходуном, словно волны океана. Горные пики с грохотом рассыпались на части, реки взрывались, даже моря закипели. По всей планете началось землетрясение, закачались даже самые далёкие горные пики. Небеса чудом не были разорваны на части, однако в небе появился огромный разлом, который начал стремительно расширяться. Если присмотреться, то в действительности этот разлом был взрывной волной, распространяющейся с пугающей скоростью.
Воронка реинкарнации мгновенно разбилась вдребезги, её осколки разметало во все стороны. От атаки головы Кровавого Демона 192 бессмертных дракона с жутким воем начали распадаться на части. А потом одна за другой начали рассыпаться 19 бессмертных душ!
После взрыва воронки выброс ауры реинкарнации превратился в нечто вроде огромной пасти... которая начала пожирать голову Кровавого Демона. Глаза Мэн Хао слегка расширились, и он парой быстрых движений пальцем разрушил голову Кровавого Демона, превратив её обратно в 123 кровавых дракона. С диким рёвом они разорвали огромную пасть на куски. Сейчас они выглядели слегка потускневшими, но ни один из них не был уничтожен. Огромные змеи принялись кружить вокруг хозяина, сделав Мэн Хао похожим одновременно и на Кровавого Демона и Кровавого Бессмертного!
Это была простая, прямолинейная атака!
Сила парагона царства Бессмертия впечатлила до глубины души всех на Девятой Горе и Море; увиденный ими образ навеки отпечатался в их памяти.
В завываниях ветра и царящем грохоте Мэн Хао посмотрел вниз на Фан Вэя. Про себя он вздохнул. Мэн Хао понимал, что Фан Вэй не был по сути своей злым человеком. Он был слишком гордым и не хотел примиряться с поражением.
— Отдай их! — спокойно потребовал Мэн Хао и с громоподобным рокотом начал спускаться к Фан Вэю
Вместо ответа Фан Вэй опять хрипло расхохотался. От его кожи остались одни лоскуты. Он истекал кровью и сейчас лишь отдалённо напоминал человека. И всё же в его глазах всё ещё не потухла одержимость.
— Я ещё не проиграл! — прокричал он со свирепой гримасой. — Меня зовут Фан Вэй! Как я могу проиграть?!
Его била крупная дрожь, но он всё равно хрипло хохотал. Люди видели только его славу, но никто не знал, как он днями и ночами напролёт, словно безумец, занимался культивацией. Пока остальные пировали или проводили время с семьёй, он сражался и убивал! Когда другие влюблялись, он изо дня в день медитировал в уединении. Он терпел одиночество, чувствуя, как уходят годы! Чувствовал безжалостное течение времени! У него была всего одна цель — превзойти всех! Он хотел стать сильнейшим избранным Девятой Горы и Моря! Ему не было дела ни до делишек отца в секте, ни до планов деда. Он хотел только одного... стать будущим патриархом клана Фан! Именно поэтому, когда дедушка предложил ему два фрукта нирваны, он не колебался ни секунды. Он сразу решил вобрать их в себя. По этой же причине, когда он, дрожа, лежал на коленях перед шестым патриархом, Фан Вэй согласился с его условиями. Он знал, что его отец послал убийц перехватить Мэн Хао на пути в клан, но ему было всё равно. Для него Мэн Хао был лишь далёким воспоминанием. Его не волновало даже то, что он использовал фрукты нирваны, принадлежащие Мэн Хао. Всё-таки он всегда считал себя избранным номер один клана. Всё... и так уже принадлежало ему.
— Фан Хао, если я проиграю, тогда можешь забрать то, что принадлежит тебе. Но пока я ещё не проиграл!
Когда он посмотрел вверх на Мэн Хао, заливавшая его лицо кровь сделала его гримасу ещё свирепее. Он опять расхохотался, как вдруг аура реинкарнации исчезла, сменившись... массивной волей смерти!
Это было Дао Одна Мысль Жёлтых Источников! Вторая по силе даосская магия клана Фан! Сильнее неё была только Одна Мысль Звёздная Трансформация!
Для культивации этой магии нужно сперва умереть, потом в смерти надо нащупать крупицу жизни. Эта крупица жизни не даст душе умереть и поможет телу закрыть пропасть между жизнью и смертью, что создаст настоящее Дао жизни и смерти.
Со вспышкой новой ауры глаза Мэн Хао блеснули. С земли за Мэн Хао наблюдал Фан Сюшань. Ему было больно видеть своего сына в таком состоянии, но желание убить Мэн Хао было сильнее. Более того, будь у него шанс... он бы сам расправился с ним.
"После его смерти всё будет кончено. Даже если я попаду в самые дальние глубины ада, моя рука не дрогнет!" — злобно подумал Фан Сюшань, пытаясь скрыть жажду убийства в своих глазах.
Энергия Фан Вэя поднималась всё выше и выше. Он закричал от боли, но чем больнее ему было, тем ярче разгоралось пламя одержимости в его глазах и тем сильнее становилась его аура. Вокруг него рассекали воздух 192 бессмертных дракона. Практики Девятой Горы и Моря были начисто сбиты с толку. Всё потому, что, к их несказанному удивлению, вокруг Фан Вэя опять начали появляться драконы: 199, 207, 213... Один бессмертный дракон за другим разрывал воздух и заставлял звёзды дрожать. Небо вокруг Фан Вэя прорезало множество разломов. Бессмертные меридианы вспыхивали... 221, 234... наконец их стало 241!
К этому моменту практики Девятой Горы и Моря начисто лишились дара речи. А вот члены клана Фан не знали, что и думать. В родовом особняке главный старейшина безучастно наблюдал за Фан Вэем и Мэн Хао в небе. С губ старика сорвался тяжёлый вздох.
— Он...добавил ещё 49 меридианов! — крикнул кто-то в толпе.
— Не будь Мэн Хао... он бы стал парагоном царства Бессмертия Девятой Горы и Моря!
— Что Фан Вэй, что Мэн Хао… оба совершенно невероятны! Одно непонятно, как Фан Вэю удалось это сделать?!
— Ни в одном поколении бессмертных Девятой Горы и Моря не было людей, способных на создание 241 меридианов! По легенде, истинный предел — это 330 меридианов, но, как по мне, это просто россказни!
У избранных в звёздном небе кружилась голова. Их переполняла горечь от осознания одного простого факта... Мэн Хао и Фан Вэй, оба принадлежали к клану Фан. Ни один практик на Девятой Горе и Море никогда не сможет забыть клан Фан!
Земной патриарх клана Фан молча парил в звёздном небе. Он хотел вмешаться, но пока колебался. Он понимал, что если сейчас остановит схватку, то может потерять обоих.
"Хао’эр... ты вернулся в клан лишь с целью стать бессмертным? Доказать на что способен?! — Глаза земного патриарха понимающе сияли. — Если так, то удастся ли тебе заставить выйти из тени людей, таящихся в клане?"

Глава 993: Внезапные перемены в клане Фан

Голос Фан Вэя прокатился по всей планете Восточный Триумф. Он обладал 231 бессмертными меридианами и драконами, кружащими сейчас вокруг него. Их угрожающий рёв вызывал могучие ветра и землетрясения.
— Фан Хао!
Фан Вэй с гримасой свирепости и безумия посмотрел вверх. Его тело становилось всё выше и мускулистее. Позади него высились 24 бессмертных души, эти 24 Неба испускали такое мощное давление, что многие стало тяжело дышать. Постепенно они начали сопротивляться 33 Небесам Мэн Хао! Такого ещё ни разу не случалось, ни одному избранному не удавалось совершить чего-то подобного. Только Фан Вэй смог потягаться с 33 Небесами Мэн Хао! 33 Неба являлись пределом для бессмертных, с ними человек становился парагоном этого царства. И вот сейчас от Фан Вэя поднималась невероятно могучая энергия.
Глаза Мэн Хао расширились от удивления, когда аура фруктов нирваны Фан Вэя резко усилилась. Что интересно, стоило ему закрыть глаза, как он увидел два фрукта нирваны во лбу у Фан Вэя.
Тем временем глубоко под родовым особняком седьмой патриарх вместе с остальными шестью стариками наблюдали за сиянием 241 меридианов Фан Вэя. Седьмой патриарх явно был пойман врасплох такой демонстрацией силы, а вот в глазах шестого патриарха танцевали искорки радости и возбуждения, но они были спрятаны так глубоко, что никто не мог их увидеть.
— Он вырос... — пробормотал шестой патриарх и закрыл глаза.
В центре бурлящей в небе энергии стоял Фан Вэй, вокруг которого сновали 241 бессмертных дракона. Позади него сотрясали пространство 24 Неба. Аура Фан Вэя ярко полыхала. Судя по его виду, он совершенно не собирался отступать перед лицом своего противника. Всё-таки у Мэн Хао было всего 123 бессмертных дракона, вот только каждый зверь был просто невероятных размеров, с другой стороны, на его стороне было практически двукратное численное преимущество. Но если взглянуть на 33 бессмертных души и 33 Неба Мэн Хао, ничего из происходящего не было способно омрачить его великолепие.
— Фан Хао, это моя самая сильная форма. В случае поражения я верну то, что принадлежит тебе. В качестве платы за их использование я отдам тебе мою жизнь!
Глаза Фан Вэя сияли безумным светом, к тому же среди всего безумия угадывался одержимый блеск. Мэн Хао сделался неестественно серьёзным. Он встретил взгляд Фан Вэя и кивнул. Сейчас он больше не мог заставить себя ненавидеть Фан Вэя. Их конфликт и сегодняшняя его развязка были результатом множества независящих от них обстоятельств.
— Давай сразимся! — прокричал Фан Вэй и громко расхохотался.
Он сделал шаг впёрёд, выполнил магический пасс правой рукой и сотворил перед собой реку! Воды реки были болезненно жёлтого цвета, к тому же в ней с жутким воем плыло множество мёртвых душ. В мгновение ока река стала невероятно огромной. Это были... жёлтые источники — квинтэссенция Дао Одна Мысль Жёлтых Источников, воплощение жёлтых источников, символизирующих силу подземного мира. От них расходилась таинственная рябь, сотрясшая Небеса и поразившая практиков Девятой Горы и Моря. Ещё удивительней было то, что в воздухе парило не одно воплощение жёлтых источников, а 241! Как только они возникли перед Фан Вэем, всё вокруг задрожало и закачалось. Даже небо приобрело желтоватый оттенок.
На шее и лбу дрожащего Фан Вэя взбугрились вены, он поднял руку и с рёвом указал на Мэн Хао. Воздух прорезал рокот, и 241 жёлтый источник устремились к Мэн Хао. В мгновение ока они накрыли собой всё воздушное пространство, готовясь задавить его.
Мэн Хао быстро выполнил магический пасс и провёл рукой перед собой. Его бессмертные меридианы загудели и материализовались вокруг него, только не в образе бессмертных драконов, а горных цепей! Бессмертных горных цепей! Каждая из 123 горных цепей могла по-настоящему впечатляла. Казалось, Мэн Хао со всех сторон обступили бескрайние горы, от которых во все стороны расходилась бессмертная мощь. Словно их повелитель, Мэн Хао стоял в самом центре гигантского скопления гор. Повернув голову к жёлтым источникам, он указал на них рукой. С рокотом все горы начали вращаться в воздухе, а потом полетели навстречу жёлтым источникам. Эти жёлтые источники, может, и выглядели загадочно, но горы могли раздавить их!
Рокочущие горные цепи падали вниз, жёлтые источники мчались вверх. В момент столкновения жёлтых источников и горных цепей у наблюдающих за схваткой практиков Девятой Горы и Моря сдавило грудь. Все жёлтые источники и горы были уничтожены. Невероятная схватка в небе была достойна того, чтобы её перенёс на холст великий художник. Чудовищная разрушительная сила вызвала мощнейшее землетрясение и даже оставила на небе трещины. Это сила была уже не уровня бессмертных. Даже практики царства Древности с одной потушенной лампой не смогли бы вложить в божественную способность такое количество силы.
Практики Девятой Горы и Моря застыли словно громом поражённые. Изо рта Фан Вэя брызнула кровь, однако он свирепо оскалился и выполнил двойной магический пасс, а потом поднял руки к небу.
— Дао Жёлтых Источников! — словно безумец, проревел он.
Когда прозвучали эти слова, вокруг него закружились жёлтые источники, огромные объёмы желтоватой воды превратились в дождь, чьи капли устремились к нему со всех сторон. А потом вода начала преображаться. Она превратилась в величественные... настоящие жёлтые источники, с появлением которых Небо и Земля потемнели! Эти жёлтые источники были не с Четвёртой Горы, они являлись воплощением бессмертных меридианов Фан Вэя, чьё объединение и создало его собственные жёлтые источники. Их аура реинкарнации вызвала дрожь земли и омрачила небо. Казалось, сейчас во всём мире остались лишь... эти бесконечно великие жёлтые источники длиной в тридцать тысяч метров! Вот только на этом всё не закончилось, к всеобщему удивлению, в жёлтых источниках появилось 24 бессмертных души. Может, они и были бессмертными душами Фан Вэя, но сейчас предстали в образе судьёй подземного мира жёлтых источников! Каждый из 24 судей подземного мира обладали культивацией пика царства Бессмертия. Жёлтые источники были их оружием, а Фан Вэй был их Ямой, царём ада![1]
— С Дао Жёлтых Источников я уничтожу душу парагона царства Бессмертия! — безумно прокричал Фан Вэй, после чего взмахнул рукой и указал на Мэн Хао.
В этот момент все практики Девятой Горы и Моря на несколько секунд забыли о дыхании. Толпа практиков на планете Восточный Триумф и члены клана Фан ошеломлённо смотрели в небо.
— Фан Вэй невероятно силён!
— Так это и есть Дао Одна Мысль Жёлтых Источников?!
— Неудивительно, что его считают ключевым даосским заклинанием клана! Оно материализует жёлтые источники, создаёт судей подземного мира и воплощает царя Яму... Означает ли это, что патриарх первого поколения клана Фан был как-то связан с Четвёртой Горой?
— Это настоящая битва колоссов. Не думал, что мне доведётся увидеть нечто подобное... слишком уж Мэн Хао силён! И всё же сегодня благодаря Фан Вэю мы стали свидетелями исторического поединка!
Эта схватка потрясла всю Девятую Гору и Море. На планете Южные Небеса Фан Сюфэн и Мэн Ли начали нервничать. Все друзья Мэн Хао беспокоились за него. Между тем по звёздному небу плыло судно, которое никто не мог увидеть. Эгоистичный молодой человек наблюдал за схваткой расширенными от удивления глазами.
Впервые в Мэн Хао поднялось чувство надвигающейся опасности. Он посмотрел на Фан Вэя и был вынужден признать... он был истинным избранным. Жёлтые источники с шумом устремились к Мэн Хао, 24 души судьёй подземного мира внутри них тоже атаковали.
Мэн Хао сделал глубокий вдох. Желание помериться силами стало ещё сильнее, чем во время поединков с другими бессмертными избранными. В его правом глазу появился звёздный камень, который превратился в звёздный свет и завис над ладонью Мэн Хао. В мгновение ока звёздный свет окутал всё его тело.
— Одна Мысль Звёздная Трансформация! — сказал Мэн Хао.
Если не считать заговоры заклинания демонов и Мост Парагона, Одна Мысль Звёздная Трансформация являлась самой мощной божественной способностью в его арсенале!
Слепящий звёздный свет полностью скрыл Мэн Хао, постепенно размывая очертания его силуэта. Сияние звёздного камня ширилось, пока он не превратился в планету! Это была не простая даосская магия, нет, её привела в действие сила секретной магии истинного бессмертного, что сделало возможным высвободить 123-кратную силу Одной Мысли Звёздная Трансформация!
Диаметр планеты достигал трёх тысяч метров. Её появление сразу напомнило всем практикам, наблюдавшим за схваткой, похожую магию, которой Мэн Хао распахнул врата бессмертия.
— Одна Мысль Звёздная Трансформация!
Члены клана Фан лишились дара речи. Мэн Хао в форме планеты летел навстречу жёлтым источникам. Под взглядами миллионов зрителей... он сделал последний решающий ход в этой схватке! Планета с огромной скоростью мчалась вниз. Фан Вэя вложил в эту атаку всю боевую мощь своей культивации до последней капли.
— Сдохни! — проревел Фан Вэй, когда жёлтые источники и Мэн Хао в форме планеты столкнулись в воздухе.
Планету Восточный Триумф сотряс чудовищный по своей силе взрыв. Небо раскололось, земля зарокотала. Фан Вэя непокорно взвыл, когда жёлтые источники раскололись. Его бессмертные души взорвались, не в силах устоять перед гигантской планетой. И всё же планета начала уменьшаться и ослабевать. В конечном итоге она полностью разорвала жёлтые источники на части и раздавила все 24 бессмертных души. Когда планета достигла Фан Вэя, её диаметр составлял всего три метра. Стоило ей ударить в него, как послышался треск ломающихся костей. Изо рта Фан Вэя потекла кровь, а сам он, горько засмеявшись, камнем рухнул вниз. Его впечатало в горный пик, который тотчас с грохотом обрушился.
К горькому хохоту Фан Вэя из-за текущей изо рта крови примешались странные булькающие звуки. Его грудь и внутренние органы превратилась в кровавое месиво, его душа была разбита. Его жизнь подходила к концу.
— Давай... забери то, что принадлежит тебе! — на последнем издыхании выдавил Фан Вэй, с огромным усилием заставив голос зазвучать как можно громче.
На месте планеты в воздухе возник Мэн Хао. Все на Девятой Горе и Море не решались проронить и звука. Мэн Хао посмотрел на Фан Вэя внизу и со вздохом сказал:
— Всё кончено.
В полной тишине он полетел вниз. Когда он уже почти достиг Фан Вэя, в глазах Фан Сюшаня вспыхнула невероятная жажда убийства, и он выполнил скачок. Его культивация царства Древности вспыхнула ужасающей мощью двух потушенных ламп души.
— Фан Хао, прощайся с жизнью!
Стоило Фан Сюшаню выбросить руку впёрёд, как всё вокруг содрогнулось. Но тут между ним и Мэн Хао возник девятнадцатый дядюшка. Между ними тут же завязался бой!
— С дороги! — проревел Фан Сюшань, применив свою самую сильную божественную способность.
Только дедушка Фан Вэя хотел сдвинуться с места, как к нему навстречу шагнул главный старейшина.
— Не делай глупостей, — сказал главный старейшина со вздохом. — Что до Вэй’эра, я...
Не дав главному старейшине договорить, дед Фан Вэя улыбнулся и с железной решимостью в глазах переломил нефритовую табличку!
— Этот человек был прав. Клану Фан нужны перемены... — сказал он. — Я лишь часть плана, ответственная за старейшин клана. Стоит мне сделать свой ход, и все остальные... хотят они того или нет, будут вынуждены действовать!
Дедушка Фан Вэя поднял голову, и его культивация вспыхнула силой! Главный старейшина остолбенел, в его глазах застыли изумление и неверие. Как только дедушка Фан Вэя переломил нефритовую табличку, примерно сорок процентов старейшин клана Фан злобно оскалились и набросились на своих сородичей по клану!
Клан Фан захлестнули перемены!
[1] Яма — в буддизме и индуизме бог смерти, властелин ада и верховный судья загробного царства. В китайской мифологии Бог Смерти называется Яньло-ван, он является правителем ада со столицей в подземном городе Юду. Имя Яньло — не что иное, как сокращение транскрипции с санскрита «Yama Rj» (閻魔羅社) (Царь Яма). Судья Яньло-ван изначально был главным ваном и владыкой первого судилища, но был отправлен в пятое, поскольку не препятствовал душам людей, погибших от несчастных случаев, возвращаться на землю. — Прим. пер.

Глава 994: Мятеж в клане

В клане Фан воцарился полнейший хаос. Практики всей Девятой Горы и Моря поражённо разинули рты. Ничего не предвещало беды, никто не ожидал, что произойдёт нечто подобное. Совершенно неожиданно... во всём клане Фан начались беспорядки. В это же время планету Восточный Триумф внезапно накрыл сияющий барьер, полностью её запечатав! Планета оказалась в полной изоляции: никто не мог ни попасть внутрь, ни покинуть её без специального разрешения! Помимо людей на планете Восточный Триумф запертыми внутри оказались и избранные из других сект и кланов. Из звёздного небо они потрясённо наблюдали за начавшимися беспорядками на планете внизу!
Из клана Фан раздавались и отчаянные вопли, и яростный рёв, и изумлённые вскрики.
— Ты... Фан Чжэи, ты...
— Фан Хайтао, что ты творишь? Ты ведь мой дядюшка!
— Это мятеж! Вы действительно решили предать клан?!
Загрохотали взрывы, когда примерно сорок процентов старейшин из родового особняка клана Фан внезапно перестали наблюдать за схваткой Мэн Хао с Фан Вэем и набросились на других старейшин клана. Они без предупреждения атаковали своими самыми смертоносными божественными способностями. Некоторые ничего не подозревающие старейшины получили удар в спину. Их отшвырнуло в фонтане кровавых брызг. Упав на землю, они в ярости взревели. Других атаковали сразу несколько противников. Прежде чем те успели сообразить, в чём дело, их обезглавили. В остекленевших глазах погибших навеки застыло неверие. Некоторым удалось избежать града смертельных атак. Их культивация вспыхнула силой, и они, дрожа от ярости и сюрреализма происходящего, повернулись к напавшим на них изменникам.
В мгновение ока больше половины из шестидесяти процентов верных клану старейшин были тяжело ранены. Многие погибли: одни просто не успели среагировать, другие оказались недостаточно сильны! На мостовые родового особняка пролилась кровь.
К сожалению, воцарившийся хаос не ограничился одними старейшинами. Практически все члены ветви Фан Вэя со свирепыми гримасами атаковали своих сородичей по клану. Одна из до этого нейтральных ветвей клана оказалась на стороне изменников. Вспыхнуло ещё больше божественных способностей, когда её члены внезапно атаковали ничего не подозревающих членов клана. Клан сотрясали мириады отчаянных криков погибающих людей.
Из уголков губ Фан Сяншань капала кровь. Она отступала под натиском одной из сестёр по клану, оказавшейся предательницей. Фан Юньи не был изменником. Он поражённо крутил головой, чувствуя, как весь его мир рушится. Фан Си кашлял кровью, его ранил один из членов прямой ветви клана.
— Фан Шуй... — в ярости вскричал Фан Си.
Ранивший его молодой человек, молча на него посмотрел, а потом вновь бросился в атаку. Между ними завязался ожесточённый бой.
По всему клану Фан шли хаотичные бои. Земля дрожала, здания рушились. В царящем хаосе земля промокла от крови. Каждую секунду погибали люди. В небе сражались девятнадцатый дядюшка и Фан Сюшань. Изначально девятнадцатый дядюшка только пытался остановить Фан Сюшаня, но сейчас он с покрасневшими глазами и яростными криками обрушил на него град смертоносных атак. Фан Сюшань неприятно расхохотался, его глаза блестели как у безумца.
Всё произошло слишком быстро. В тот момент, когда Фан Сюшань сцепился с девятнадцатым дядюшкой, а дедушка Фан Вэя сломал нефритовую табличку, и сорок процентов старейшин атаковали, Мэн Хао уже практически коснулся лба Фан Вэя. Как вдруг его шестое чувство забило тревогу: надвигалась невиданная доселе опасность. Её источником не был Фан Сюшань, дедушка Фан Вэя или охвативший клан мятеж. Она исходила... от самого Фан Вэя!
В этот миг в глазах Фан Вэя, словно началась какая-то скрытая борьба, как вдруг в каждом его глазу появилось по дополнительному зрачку. А потом эти зрачки соединились вместе. Кроме Мэн Хао, никто этого не видел. Почувствовав угрозу, он резко рванул назад. Практически в это же время пространство, где он только что стоял, с грохотом обрушилось. Поднялось чудовищное давление десяти потушенных ламп души царства Древности. Секундное промедление стоило бы Мэн Хао жизни. С расколотого небо снизошла рука и коснулась лба Фан Вэя.
— Пробудись, мой двойник! — послышался древний голос.
С пронзительным криком Фан Вэя затрясло. У Мэн Хао волосы зашевелились на затылке. Только вновь оказавшись в небе, он увидел царящий в клане Фан хаос, множество умирающих людей, сражающихся друг с другом сородичей. От увиденного у него слегка закружилась голова, и сердце задрожало... он никак не ожидал, что всё может так обернуться. Куда бы он ни смотрел, всюду гибли люди. В небе в смертельном бою сошлись старейшины клана Фан. Внизу безумствовали остальные члены клана. От удушающего запаха крови ему казалось, будто его кожа покрылась какой-то мерзкой маслянистой плёнкой. Мэн Хао не мог поверить в реальность творившегося вокруг безумия и жестокости.
Происходящее потрясло всю планету Восточный Триумф, включая секту Эликсира Бессмертного. Даже патриарх Покровитель был изумлён. Если силы планеты Восточный Триумф были удивлены случившимся, об остальных сектах и кланах Девятой Горы и Моря и речи не было. У многих людей при виде происходящего глаза на лоб полезли.
— Это... этого просто не может быть!
— Это же клан Фан! Один из четырёх великих кланов! Как они вообще допустили мятеж?!
— В клане готовился заговор. Похоже, примерно половина клана сражается на стороне изменников!
— Нечто такое должно потрясти Девятую Гору и Море до основания!
Во всех сектах и кланах слышались подобные разговоры. Люди не верили своим глазам, видя текущие в клане Фан реки крови!
— Фан Хэшань, что ты удумал?! — закричал главный старейшина на дедушку Фан Вэя. — Ты ведь знаешь, что патриархи медитируют в уединении под родовым особняком. Этот мятеж гарантированно их разбудит! Если хоть один из них выйдет наружу, ты будешь обречён на вечные муки!
Волосы главного старейшины спутались, его глаза были налиты кровью, а его самого трясло от переполняющей его ярости. Но его сердце сжималось от боли. Это был родовой особняк клана Фан, место, где клан годами копил силу и сосредотачивал свои ресурсы. Но тут царящую идиллию внезапно нарушил мятеж. За длинную историю клана Фан ещё никто не совершал измены такого масштаба.
От ярости у главного старейшины кровь закипела в жилах. Он резко сорвался с места и помчался к Фан Хэшаню. Дедушка Фан Вэя парил в воздухе и мрачно созерцал творящийся вокруг хаос. Он видел всё, что происходило в клане, бесчисленное число погибших сородичей. Он чувствовал запах свежей крови.
— Что я делаю? — спросил он. — Это было не моё решение. Как сказал тот человек, клану Фан действительно нужны перемены. Что до упомянутых тобой патриархов...
Фан Хэшань внезапно очень странно расхохотался, но больше ничего не сказал. Вместо этого он тоже полетел вперёд и схлестнулся в бою с главным старейшиной. Когда главный старейшина услышал этот жутковатый смех, его сердце забилось быстрее.
Воздух затопили оглушительные взрывы, всё вокруг задрожало. В ходе боёв было разрушено множество дворцов и других строений на территории родового особняка. В результате ожесточённой резни вся земля была усыпана кратерами.
Когда на поверхности планеты начался мятеж, в каменной палате глубоко под родовым особняком седьмой патриарх, не веря своим глазам, вскочил на ноги. Дрожа от ярости, он собирался вылететь из убежища и остановить творящееся в клане безумие. Причём не только он. Другие патриархи тоже поднялись на ноги. Но тут... шестой патриарх выставил руку и послал вперёд мощный поток энергии. В следующий миг она превратилась в барьер, заперевший всех внутри.
— Дамы и господа, я и вправду не хочу сражаться с вами, — медленно произнёс он. — Если вы подождёте здесь, пока наверху всё не уляжется, тогда я позволю вам спокойно уйти.
— Лао-лю![1] — прорычал седьмой патриарх, развернувшись на месте и кровожадно посмотрев на другого старика.
В этот критический момент, если они хотели быстро остановить воцарившийся хаос, надо было действовать без колебаний. Малейшее промедление с их стороны дорого обойдётся клану.
— Ты действительно думаешь, что сможешь остановить нас всех? — с этим яростным криком старик бросился на шестого патриарха. — Ты и вправду считаешь, что Фан Хэшаня будет достаточно, чтобы совершить переворот?
Ярость седьмого патриарха достигла Небес, а его жажда убийства была практически осязаемой. Вот только стоило ему сдвинуться с места, как шестой патриарх ехидно улыбнулся.
— Фан Хэшань из младшего поколения всего лишь одна из пешек. Ты всерьёз полагаешь, что я действую один, Лао-ци?[2]
Только эти слова слетели с губ шестого патриарха, как седьмой патриарх переменился в лице. Одновременно с этим четвёртый патриарх со зловещим блеском в глазах внезапно атаковал пятого патриарха.
— Четвёртый брат, что это значит?
Прогремел оглушительный взрыв. Всё произошло слишком быстро. Пятый патриарх обладал глубокой культивацией, поэтому, даже будучи пойманным врасплох, он всё равно успел подняться на ноги и вовремя среагировать. В это же время холодно рассмеялся второй патриарх. Когда он сделал шаг вперёд, третий патриарх побледнел. Второй патриарх уступал по силе только земному патриарху клана Фан. От его смертоносной ауры сердца других патриархов дрогнули. Из шести присутствующих трое оказались изменниками!
Стены каменной палаты сотряс чудовищный грохот использованных заклинаний. Изо рта седьмого патриарха брызнула кровь.
— Почему?! — с болью в голосе воскликнул он.
Вшестером они долгие годы вместе медитировали, и, хоть их не связывало прямое родство, они относились друг к другу как к родне. Они даже называли друг друга братьями.
На вопрос седьмого патриарха ответил самый сильный из присутствующих — второй патриарх:
— Лао-ци, я не хочу врать тебе. Всё это ради... наследия Лорда Ли!
В клане Фан полыхало пламя мятежа. Ни на секунду не стихал грохот, сотрясавший планету Восточный Триумф. Эксперты царства Дао из других сект и кланов выглядели шокированными.
Тем временем земной патриарх парил в звёздном небе над планетой Восточный Триумф. При виде хаоса внизу, в его глазах промелькнуло нечто странное, слишком быстро, чтобы кто-то успел это заметить. Он видел погибающих членов его клана, прекрасно понимая, что вне зависимости от того, какая сторона одержит верх, общая боевая мощь клана понесёт тяжёлые потери. И всё же его глаза продолжали блестеть, словно в насмешку над жалкими потугами изменников!
Готовясь помчаться к планете Восточный Триумф, его тело залила вспышка. С его уровнем культивации, как только он окажется на месте, изменники, сколько бы их ни было, не смогут противостоять ему!
Когда он уже собирался сорваться с места, губы одного человека растянулись в холодной улыбке. Она прибыла сюда сразиться с Мэн Хао, но после его череды побед над другими избранными осталась в стороне. И теперь она внезапно возникла прямо перед земным патриархом клана Фан. Она была единственным избранным, так и не сразившаяся с Мэн Хао!
Все её знали под именем Цзи Инь, но в действительности это была никакая не Цзи Инь!
[1] Лао-лю можно перевести как "шестой старик". — Прим. пер.
[2] Лао-ци можно перевести как "седьмой старик". — Прим. пер.

Глава 995: Клан Цзи делает свой ход

У всех на глазах тело Цзи Инь окружили эманации царства Дао. Это была аура эссенции, а значит, исходящая от неё рябь была сильнейшей в звёздном небе! С её появлением Фань Дун’эр и остальные избранные поражённо повернули головы в её сторону. Никто не ожидал, что за личиной Цзи Инь скрывался кто-то другой! Этого не заметили ни земной патриарх клана Фан, ни Мэн Хао, им не удалось выявить даже крошечного намёка, что она была не той, за кого себя выдавала.
Так снаружи планеты Восточный Триумф беззвучно появился эксперт царства Дао. Это поразило всех без исключения членов сект и кланов Девятой Горы и Моря.
Патриархи царства Дао негромко бормотали себе под нос:
— Она единственная, кто может провернуть такое прямо у всех под носом... одна из всемогущей пятёрки экспертов царства Дао клана Цзи... Цзи Сюфан!
— Клан Цзи невероятен...
Лицо земного патриарха скрывала ледяная маска. Он посмотрел на Цзи Инь и медленно процедил:
— Цзи Сюфан!
Из бурлящей завесы Кармы послышался довольный смешок, как вдруг она начала рассеиваться, явив лицо женщины в самом расцвете сил.
— Фан Шоудао, давно не виделись! Пока я здесь, никуда ты не пойдёшь!
Как и сказал земной патриарх, эту женщину действительно звали Цзи Сюфан! Старик холодно на неё посмотрел, при этом в его глазах вспыхнула жажда убийства. Не став тратить время на разговоры, он бросился в атаку. От схватки двух экспертов царства Дао звёздное небо раскололось, дрожали горы и штормило моря. Практически в тот же момент, как между ними завязалась схватка, с наружной стороны запечатывающего планету Восточный Триумф барьера появились ещё три человека. Каждый из них испускал эманации царства Дао. Они сели в позу лотоса и с помощью силы своей культивации укрепили барьер, крепко-накрепко запечатав планету Восточный Триумф внутри.
При виде этого практики из других сект и кланов почувствовали поднявшуюся в их сердцах волну удивления. Теперь не оставалось сомнений... в мятеже в клане Фан был как-то замешан клан Цзи! К тому же клан Цзи, похоже, даже и не скрывал... решимости добиться своего!
Это потрясло всю Девятую Гору и Море. Патриархи царства Дао из других сект и кланов почувствовали, как их сердца начал сковывать холод. При виде воцарившегося в клане Фан хаос, внезапного появления Цзи Сюфан и трёх всемогущих экспертов царства Дао снаружи барьера им стало не по себе.
До этого момента в поведении Цзи Инь не было ничего подозрительного, никому не показалось странным, что из всех избранных только она не стала драться с Мэн Хао. Только сейчас они поняли, что их план был спланирован и разыгран как по нотам. Если бы не присутствие Цзи Сюфан, то Фан Шоудао быстро бы подавил вспыхнувший в его клане мятеж. Когда патриархи царства Дао поняли всё это, у них волосы зашевелились на затылке.
— Клан Цзи... решился атаковать! Они послали четверых экспертов царства Дао, чтобы расправиться с кланом Фан. Лорд Цзи стар, как само Небо, поэтому его уже практически нельзя считать практиком. Если не считать его, то у клана Цзи всего пять экспертов царства Дао!
— Дао клана Цзи сосредоточено на Карме. Они долгое время ничего не предпринимали. В исторических хрониках мне неоднократно попадалось одна любопытная фраза: "Они всегда на один шаг впереди".
— На один шаг впереди... Это видно по тому, что творится среди шести экспертов царства Древности клана Фан. Клан Цзи позаботился, чтобы между ними разгорелись внутренние распри, это не даст им помешать мятежникам на поверхности. К тому же Цзи Сюфан была внедрена в ряды избранных, чтобы исключить из уравнения Фан Шоудао!
— Возникает вопрос, что делают с барьером три эксперта царства Дао?
Размышляя над этим интригующим вопросом, на лицах патриархов сменялись различные эмоции. Они ожидающе смотрели в сторону трёх великих даосских сообществ. С той стороны внезапно поднялись могучие волны энергии, за которым последовал рокот. В воздух поднимались люди, похоже, сообщества мобилизовали силы!
Три великих даосских сообществ собирались вступить в конфликт и явно не на стороне клана Цзи. Они собирались не дать клану Цзи истребить клан Фан!
Теперь все поняли смысл укрепления запечатывающего планету барьера. Клан Цзи хотел помешать трём великим даосским сообществам или кому-либо ещё вмешаться. Это означало, что присутствие Цзи Сюфан стало как никогда важным!
Нарастающая энергия трёх великих даосских сообществ внезапно начала слабеть. А вылетевшие из сообщества люди резко развернулись и помчались обратно.
Патриархи царства Дао от изумления поменялись в лице, только они могли видеть, что только что произошло. Пока практики в мире Бога Девяти Морей готовились отправиться на помощь клану Фан, примерно десять процентов учеников внезапно... подняли мятеж! Среди них даже были старейшины. Всё это было затеяно ради того, чтобы мир Бога Девяти Морей захлестнул хаос. Нечто похожее произошло в гроте Высочайшей Песни Меча и в монастыре Древнего Святого. Мятежники раскрыли себя совершенно неожиданно, похоже, этот заговор долгие годы готовился в строжайшей тайне и сегодня наконец был приведён в действие.
Во всех трёх великих даосских сообществ загрохотали взрывы. Это были небольшие всплески внутренних беспорядков, которые вряд ли продлятся долго. Им не пошатнуть фундамент сообществ, но это было и не нужно... их целью было выиграть время! Идея заключалась в том, чтобы задержать три великих даосских сообществ и не дать им помочь планете Восточный Триумф! Если прибавить к этому усиленный барьер, то это промедление может стать фатальным для клана Фан.
Вдобавок во всех этих внезапных событиях прослеживалось недвусмысленная угроза. Сердца патриархов царства Дао окончательно заледенели.
— Клан Фан... будет уничтожен! С трудом верится, что великий клан просто так возьмут и сотрут с лица земли.
— Клан Цзи никогда не действует опрометчиво. Если они решили атаковать, то их удар будет молниеносным. Клан Фан стоит на грани катастрофы... Боюсь, мы ещё не увидели всего, что заготовил клана Цзи.
— Одно то, что клан Цзи решился раскрыть своих агентов в трёх великих даосских сообществ, говорит, насколько они решительно настроены избавиться от клана Фан... Но в чём их истинная цель?
Патриархи царства Дао умолкли, но в их глазах разгоралось пламя ярости. Ярость за то, что клан Цзи посмел включить избранных из других кланов и сект в свои махинации. Всё-таки целая группа избранных оказалась запертой между барьером и планетой Восточный Триумф! Несмотря на весь их гнев, патриархи царства Дао жили на свете уже много лет и были не дураками. Какой бы сильный ни был клан Цзи, он явно не хотел ополчить против себя все секты и кланы Девятой Горы и Моря. Если избранные сами не полезут на рожон, тогда их никто не тронет. Если они не станут вмешиваться, после окончания сражения они будут вольны уйти.
Воздух над родовым особняком прорезали душераздирающие вопли. Отчаянное сражение между предателями и лоялистами пропитало землю кровью. С каждой секундой погибало всё больше и больше членов клана Фан. Ярким контрастом творящемуся на территории клана Фан хаосу была гробовая тишина, повисшая над всей остальной планетой Восточный Триумф.
В клане рушились здания, падали пагоды, дрожала земля. Мэн Хао с воздуха открывался отличный обзор. При виде царящего безумия его глаза налились кровью. Он, конечно, не испытывал особой верности к клану Фан, но начавшаяся резня, в гуще которой находился Фан Си, разбудило в нём жуткую и смертоносную ауру. Хлопком по своей бездонной сумке он вытащил Треножник Молний. В электрической вспышке Мэн Хао поменялся с местами с ближайшим к Фан Си членом клана. Он появился в тот самый момент, когда Фан Си оказался в страшной опасности, сражаясь с другим членом прямой ветви. Только мужчина хотел поразить Фан Си в лоб, как Мэн Хао рванул вперёд и без колебаний взмахнул рукавом. С грохотом 123 бессмертных меридиана ярко вспыхнули. Ужасающая сила смела атакующего Фан Си практика. Из его рта потекла кровь, и в следующий миг его уже разорвало на мелкие куски. Фан Си с горьким смехом огляделся, чувствуя переполняющее его бессилие.
Мэн Хао на мгновение задержал на Фан Си взгляд, а потом без колебаний позвал терракотового солдата. К этому моменту даже он догадался, что за мятежом в клане стоит кукловод извне. В противном случае эксперты уровня патриархов давно бы уже навели в клане порядок. Он не подозревал ни об идущем в подземной палате сражении, ни о поединке практиков царства Дао в небе. Но Мэн Хао и не нужно было это знать, было достаточно понимания... что в клане происходит нечто очень плохое.
Его призыву терракотового солдата препятствовала могучая сила, накрывшая всю планету Восточный Триумф. Она сильно замедлила открытие земли предков, не дав терракотовым солдату мгновенно прийти на помощь хозяину.
Глаза Мэн Хао заблестели жаждой убийства. Продолжая вызывать терракотового солдата, он ворвался в толпу практиков и принялся рубить предателей направо и налево. Он ещё не достиг уровня эксперта царства Древности, поэтому его противниками стали практики царства Бессмертия, вот на них он налетел, словно ураган. Сила царства Бессмертия ярко вспыхнула, снизошли 33 Неба. Любой изменник на царстве Бессмертия, оказавшийся у него на пути, перед смертью успевал только душераздирающие закричать. Он был подобен инкарнации смерти. Взмахом пальца он заставил лоб бессмертного седьмой ступени с грохотом взорваться. Резко развернувшись на месте, он холодно посмотрел в сторону двух бросившихся на него предателей. От его леденящего взгляда их сердца сжались от страха. Прежде чем они успели среагировать, Мэн Хао молниеносно прошёл мимо них, оставив после себя только два обезглавленных тела.
Фан Юньи со смешанными чувствами посмотрел на Мэн Хао. До этого он сражался с этой парочкой, но потом они резко обогнули его и рванули к Мэн Хао. Он только что спас ему жизнь, но всё, что он мог сделать, так это горько улыбнуться.
Жестокое побоище сопровождал грохот взрывов. Мэн Хао в совершенстве освоил науку убийства людей. На планете Южные Небеса от его рук пало огромное множество практиков. К тому же ему был привычен царящий на полях сражений хаос. Треножник Молний с треском перенёс его в другое место. В следующий миг на месте, где он только что стоял, появился один из изменников, которого в мгновение ока смела объединённая атака пяти экспертов царства Древности, пытающихся убить Мэн Хао. Благодаря Треножнику Молний ему было очень трудно навязать бой.
Мэн Хао очень быстро отправил на тот свет десятки мятежных членов клана. Клан впервые увидел эту его жестокую и беспощадную грань, отчего многие члены клана изумлённо уставились на него, не говоря уже о практиках из других сект и кланов Девятой Горы и Моря. Запечатывающий барьер не мешал наблюдать за происходящим в клане Фан. Клан Цзи хотел, чтобы все смогли увидеть печальную участь постигшую клан Фан. В будущем это будет служить для всех остальных напоминанием о могуществе клана Цзи.
В этот момент из горы, куда приземлился Фан Вэй, раздался оглушительный рокот, и по воздуху пошла ужасающая рябь. Когда зрачки Фан Вэя пришли в норму, жуткая рябь исчезла. Он медленно поднялся из груды камней и громко захохотал.
— Превосходный двойник. Чудесно... Как же приятно вновь оказаться молодым... Хотя он пока ещё слаб и не может владеть силой царства Древности... потенциал этого тела невероятен. После полного слияния в будущем он станет моей истинной сущностью. И вот тогда пик царства Древности перестанет быть моим пределом! Фан Вэй, мой потомок, ты отдал мне своё тело, поэтому я выполню твою последнюю волю.
Воздух вокруг Фан Вэя опять странным образом заколыхался. Он взмыл в небо, откуда быстро нашёл Мэн Хао в кипящем на территории родового особняка сражении. С кровожадным блеском в глазах он спикировал вниз.
В этот момент Мэн Хао внезапно почувствовал грозящую ему опасность. Он поднял глаза вверх и посмотрел в глазах Фан Вэю. Или, возможно, было бы точнее сказать, что он посмотрел в глаза... шестому патриарху!

Глава 996: Продолжение схватки

Фан Сюфэн и Мэн Ли с вершины Башни Тан планеты Южные Небеса наблюдали за разразившимся в клане Фан мятежом. Мэн Ли дрожала, отчаянно цепляясь за руку Фан Сюфэна, как за спасительную соломинку.
— Ты знал, что это случится? — спросила она с тревогой в голосе.
Её не беспокоило уничтожение клана Фан, она тревожилась за безопасность её сына. Не сводя глаз с проекции, Фан Сюфэн медленно кивнул.
— Доверься мне, доверься нашему сыну. Совсем скоро всё закончится, — негромко сказал Фан Сюфэн.
Его отцовская любовь отличалась от той открытой демонстрации чувств, которую показывал Кэ Юньхай. Его любовь скрывалась глубоко в его сердце. Будучи отцом Мэн Хао, он был готов пожертвовать собственной рукой, лишь бы уберечь сына, но всё происходящее сейчас... должно было случиться.
На планете Восточный Триумф взгляды Мэн Хао и Фан Вэя скрестились. Разум Мэн Хао заполнил смутный гул. Словно весь мир вокруг него исчез, оставив только их двоих. Глаза Мэн Хао сияли кровожадным светом. Он никак не мог предсказать, что всё закончится таким образом. Не было ничего, что он мог бы сделать с трагическими событиями, захлестнувшими клан Фан. Вдобавок глубоко в душе он чувствовал растерянность.
Со зловещей улыбкой на губах Фан Вэй мчался к Мэн Хао, словно горящий метеор. Мэн Хао сделал глубокий вдох и безжалостно подавил растерянность своего сердца в зародыше. Его схватка с Фан Вэем была ещё не окончена. Его фрукты нирваны ещё не были возвращены. Раз так... значит, надо продолжить сражаться!
С кровожадным блеском в глазах он взмыл в небо. Оба стремительно мчались навстречу друг другу, подобно двум метеорам. От их чудовищной скорости всё вокруг задрожало. Сражающиеся члены клана Фан невольно приостановили бой и посмотрели на Мэн Хао и Фан Вэя. Практики Девятой Горы и Моря тоже пристально наблюдали за двумя сходящимися в воздухе фигурами.
В момент их столкновения раздался мощный взрыв, расколовший воздух и изменивший цвет неба. Мэн Хао атаковал со всей силой своих 123 меридианов. Его 33 Неба зарокотали, а потом появилось множество горных цепей. С рёвом одна за другой в атаку устремлялись головы Кровавого Демона. Это сотрясло Небо и Землю и вызвало ураганный ветер.
Фан Вэй выполнила магические пассы божественных способностей, которые призвали статуи, созданные реинкарнацией, а потом и жёлтые источники, следом была применена ещё какая-то незнакомая Мэн Хао магическая техника. Статуи обступили Мэн Хао со всех сторон и обрушили на него град ударов.
Мэн Хао нахмурился, он больше не чувствовал жутковатых эманаций царства Древности, совсем недавно исходивших от Фан Вэя. Но от него не ускользнула внезапно возросшая мощь Фан Вэя. Со временем он сумел ощутить странную энергию в теле Фан Вэя, она не предвещала ничего хорошего.
"Это не Фан Вэй!" — заключил он с холодным блеском в глазах.
Сияние энергии Фан Вэя стало заметно ярче, чем раньше. Он вновь применил Дао Одна Мысль Жёлтых Источников, но в этот раз оно выглядело иначе. Жёлтые источники с шумом атаковали Мэн Хао прямо в воздухе. В царящем грохоте они очень быстро обменялись сотней ударов, а может, и больше.
— И это всё на что ты способен? — злорадно спросил Фан Вэй. — И вот это парагон царства Бессмертия?!
Он выполнил магический пасс и изменил форму жёлтых источников, сделав их похожими на дракона. Когда огромная ощетинившаяся зубами пасть устремилась в его сторону, Мэн Хао помрачнел, но ничего не сказал. Вместо слов он применил божественную способность. В то же время появились 241 бессмертных меридианов Фан Вэя. Как вдруг... начали появляться новые меридианы: 251, 261, 271... С могучим рокотом аура Фан Вэя стала усиливаться, что не могло не удивить следивших за схваткой практиков Девятой Горы и Моря.
— Фан Вэй... к его бессмертным меридианам... опять начали прибавляться новые!
— Немыслимо... что происходит?!
Практики не знали, что и думать, но патриархи царства Дао только нахмурили брови. Постепенно в их головах складывались части мозаики.
— Он одержим...
— Став бессмертным, в него кто-то вселился, пусть процедура переселения в чужое тело прошла не совсем гладко. Всё-таки на Девяти Горах и Морях люди, достигшие абсолютного предела бессмертных меридианов, встречаются не так уж и часто. Единственное объяснение его внезапно возросшей силы может быть только одно: кто-то пошёл на большой риск, поместив в Фан Вэя семя Дао, в надежде, что оно прорастёт.
— Всё это имеет второстепенное значение. Для такого переселения требуются два человека одной линии крови — это главное условие. К тому же оба должны культивировать одну и ту же технику. Но куда важнее другое, у каждого из них должно быть по капле крови легендарного клана Преисподней!
Патриархи царства Дао умолкли и с возросшим любопытством принялись наблюдать за Фан Вэем.
Тем временем на планете Восточный Триумф Фан Вэй наращивал количество бессмертных меридианов: 281, 291, 300! Грохот ни на секунду не смолкал. У Мэн Хао слегка округлились глаза, при виде безостановочного увеличения меридианов Фан Вэя. Несмотря на удивление, он не колебался и быстро перекинулся в золотую птицу Пэн, одновременно послав в хохочущего Фан Вэя множество горных цепей. В глазах Мэн Хао стояла жажда убийства. Культивация парагона царства Бессмертия вспыхнула силой и тиранической аурой. Звёздный камень пропал из его левого глаза, превратившись в звёздный свет у него на ладони. С началом техники Одна Мысль Звёздная Трансформация он вновь окутал его тело и превратил в огромную планету, которая полетела на Фан Вэя.
С пронзительным свистом планета мчалась по воздуху, испуская чудовищное давление. Внизу с треском рассыпались камни, а их обломки воспаряли над землёй; сражающиеся неподалёку практики были отброшены могучей невидимой силой.
Планетоид диаметров в три тысячи метров переполняла невероятная сила. В мгновение ока он достиг Фан Вэя, но вместо страха его глаза сияли высокомерием. Выставив перед собой обе руки, он взревел. Внезапно его бессмертные меридианы вспыхнули силой и опять начали увеличиваться в количестве: 310, 320! Это потрясло всю Девятую Гору и Море, всех практиков клана Фан. Сейчас всё внимание было сосредоточено на Фан Вэе… 330 меридианов!
К всеобщему изумлению, у Фан Вэя стало 330 бессмертных меридиана, что являлось пиком для бессмертных, самостоятельно подтвердивших своё Дао. С появлением 330 бессмертных меридианов, позади Фан Вэя, как и у Мэн Хао, возникли 33 бессмертных души... 33 Неба!
— Сдохни! — прорычал он, ударил двумя руками в направление летящей планеты.
Как только он нанёс удар, 330 бессмертных меридианов превратились в 330 жёлтых источника, которые быстро слились в один. Вдобавок 33 бессмертных души стали не судьями подземного мира, а царями Яма! От них поднималось неописуемое давление пика царства Бессмертия.
От схватки двух бессмертных на пике своего царства планета Восточный Триумф задрожала. В момент столкновения прогремел оглушительный взрыв. Планетоид начал с треском разваливаться на части, жёлтые источники рассеиваться. В следующую секунду планету сотряс грохот такой силы, что у многих заложило уши. В воздухе вновь появился слегка побледневший Мэн Хао, от его лица буквально веяло холодном, словно от обнажённого меча. Кашляя кровью, его отбросило назад, казалось, какая-то могучая сила, и всё же от него по-прежнему исходило ощущение, как от обнажённого клинка.
— Вершина царства Бессмертия. 33 Неба... Хм...
Утерев кровь с губ, его холодные, словно льдинки, глаза вновь засияли жаждой битвы.
Жёлтые источники вместе с 33 царями Яма раскололись. Фан Вэй тоже кашлял кровью. Его правый глаз сиял безумием, а вот в левом, похоже, разгорелась борьба. Это сопротивлялась... душа Фан Вэя! Внезапно раздался истинный голос Фан Вэя, наконец ему удалось озвучить свои истинные желания:
— Будучи членом клана Фан, я всегда мечтал привести клан к славе. Отец, дедушка, патриарх! Если вы хотите ниспровергнуть клан... я против!
Практически сразу, как истинному голосу Фан Вэя удалось пробиться, патриарх мысленно рявкнул: "Молчать!" — и быстро подавил его. Когда левый глаз пришёл в норму, Фан Вэя опять скрутил приступ кровавого кашля.
— Фан Хао! — прокричал Фан Вэй, утерев кровь и сделав шаг вперёд. Вновь позади него возникло 33 Неба, а его наполнила безграничная сила бессмертного. — Это чувство... вот чего я хочу! Наконец-то мне удалось! Теперь у меня совершенное тело! Это мой двойник, а в будущем моя новая истинная сущность. Фан Вэй, ты мой потомок, поэтому расценивай это как большую для себя честь!
Фан Вэй поднял руку, и 33 Неба устремились к Мэн Хао.
— Я помогу тебе убить этого человека и исполнить твоё последнее желание!
Глаза Мэн Хао засияли удушающей жаждой убийства. Он одарил Фан Вэя холодным взглядом и двинулся вперёд. Взмахом руки он призвал свои 33 Неба.
— Моста Парагона! — негромко произнёс он.
Небо и Землю тотчас затопил рокот. Удивительно, но 33 Неба Мэн Хао трансформировались в образ Моста Парагона. В образе моста 123 меридиана полетели на Фан Вэя.
— Да кому какое дело до этой штуки? Мир Преисподней!
После этой команды Фан Вэй провёл рукой перед собой, призвав жёлтые источники. Вдобавок появился иллюзорный фрагмент подземного мира, однако он стремительно обретал материальную форму.
Когда оба использовали свои техники, Фан Сюшань, совершенно не боясь за свою жизнь, вырвался из поединка с девятнадцатым дядюшкой Мэн Хао. Он выполнил скачок и с кровожадным блеском в глазах бросился на Мэн Хао. После взмаха его руки ярко вспыхнула культивация царства Древности с двумя потушенными лампами души. На Мэн Хао обрушилась гигантская рука.
— Умри!
В попытке убить Мэн Хао и уничтожить его тело и душу он объединился с Фан Вэем! В этот критический момент Мэн Хао движением кисти заставил Мост Парагона заблокировать атаку и Фан Сюшаня, и Фан Вэя. С грохотом Мост Парагона задрожал. Мэн Хао рванул в противоположную сторону, вот только на его лице не было ни капли тревоги. Вместо неё он буквально излучал обжигающую жажду убийства! Он поднял руку и раскрыл ладонь. Невидимый для всех остальных, на ней лежал маленький фрукт. Фрукт нирваны патриарха первого поколения! С фруктом в руке его растущая жажда убийства повлияла на пространство вокруг, словно область вокруг него внезапно оказалась в самом сердце зимы.
Фан Вэй и Фан Сюшань посмотрели на Мэн Хао. Сами не понимая почему, они задрожали.

Глава 997: Фан Сюшань... умри

Бессмертные меридианы Мэн Хао сгустили мощь 33 Небес в грандиозный Мост Парагона на пути Фан Вэя и Фан Сюшаня. Даже отступая со всей возможной скоростью, его глаза сияли, словно две льдинки. Он смотрел на Фан Сюшаня и Фан Вэя, как будто они уже были покойниками.
С рокотом Небо и Земля содрогнулись. Фрукт нирваны в руках Мэн Хао лучился искрящимся светом. Это был фрукт нирваны патриарха первого поколения! Его древняя аура свидетельствовала о том, что он был создан много веков назад. Отпечаток времени на фрукте повлиял на пространство вокруг, создав область вокруг Мэн Хао, казалось, находившуюся в другой эпохе.
Стоило Фан Сюшаню встретить взгляд Мэн Хао, как его сердце дрогнуло. Покосившись на фрукт нирваны, его губы изогнулись в ехидной улыбке, а в глазах вспыхнул недобрый огонёк.
— Если вберёшь его, то мне даже не потребуется тебя атаковать. Ты гарантированно умрёшь!
Энергия Фан Вэя полыхала, но при взгляде на Мэн Хао его сердце забилось быстрее. Опустив глаза на фрукт нирваны, у него появилось нехорошее предчувствие. Это был не Фан Вэй, а двойник шестого патриарха, поэтому он не только узнал предмет в руках Мэн Хао, но и заметил... что этот фрукт нирваны заметно отличался то того, что он помнил!
Как только Мэн Хао вытащил фрукт, главный старейшина, сражающийся с Фан Хэшанем, поднял голову к небу. Сообразив, что сейчас произойдёт, он поменялся в лице и в панике закричал:
— Хао’эр, ни в коем случае не вбирай в себя эту штуку!
Глубоко в душе он уже серьёзно сожалел о принятых им решениях. Прямо во время крика главного старейшины глаза Фан Вэя расширились от удивления, грызущее его чувство надвигающейся опасности достигло апогея. Его сердце готово было вырваться из груди, как если бы поглощение Мэн Хао фрукта нирваны могло вызвать нечто судьбоносное и совершенно ужасное.
— Останови его!!! — внезапно взревел он.
Фан Вэй сделал шаг вперёд и взмахнул рукой. 33 Неба и 330 бессмертных меридианов стали силой жёлтых источников, чей могучий всплеск сотряс Мост Парагона. В это же время Фан Сюшань, несмотря на некоторую неуверенность, бросился в атаку с силой культивации царства Древности с двумя потушенными лампами души. В воздухе возникла огромная иллюзорная рука, рубанувшая по Мосту Парагона.
Мост закачался, а потом начал разрушаться слой за слоем. Эта даосская магия обладала мощью, равной парагону, но с нынешней культивацией Мэн Хао мог заставить мост только материализоваться. Объединённая сила Фан Сюшаня и Фан Вэя быстро сломила сопротивление моста. Когда его не стало и между ними и Мэн Хао не осталось препятствий, они тотчас выпустили в него свои смертельные атаки.
Мэн Хао продолжал отступать со всей возможной скоростью, его глаза холодно сверкали. Пока Фан Сюшань и Фан Вэй пытались пробить Мост Парагона, Мэн Хао приложил фрукт нирваны к своему лбу. Фрукт растворился под кожей, затопив тело Мэн Хао теплом. Его тело и разум задрожали, на шее и лбу проступили синие вены. Он чувствовал себя так, словно его вот-вот разорвёт на куски. Из его глаз, ушей, носа и рта потекла кровь.
Когда Фан Вэй и Фан Сюшань разрушили Мост Парагона, сердце Фан Вэя бешено стучало. Он использовал свои самые сильные божественные способности, что позволило полностью взорвать мост на части, чьи осколки разлетелись по всей округе. В следующий миг Фан Вэй уже мчался к Мэн Хао, словно огненный метеор.
— Сдохни!
Дурное предчувствие Фан Вэя усиливалось с каждой секундой, поэтому он прибавил скорости, желая как можно скорее убить Мэн Хао. Фан Сюшань сейчас как никогда хотел смерти Мэн Хао. Его культивация засияла силой, и он призвал огромную руку. Ей он хотел не просто раздавить своего противника, но и изгнать из сердца поселившуюся там ненависть.
Пока Фан Сюшань и Фан Вэй приближались, Мэн Хао трясло, а его глаза наливались кровью. Как вдруг от него полыхнуло необузданной и тиранической аурой. Почувствовав эту ауру, Фан Вэй поражённо уставился на своего противника, а Фан Сюшань поменялся в лице. Следом Мэн Хао издал протяжный рёв. Вместе с увеличением количества бессмертных меридианов его тело внезапно начало увеличиваться в размерах. Бессмертные меридианы стремительно множились, как и бессмертные драконы вокруг него. С рёвом появилось 139, 152, 171, 196 драконов... Небо пришло в смятение, завыли ветра, небесные светила содрогнулись. В мгновение ока у него стало 200 меридианов!
Аура Мэн Хао росла с безумной скоростью... словно она могла превзойти царство Бессмертия. Появившиеся 200 меридианов не были пределом.  Они продолжали множиться: 213, 235... вплоть до 246 меридианов. Предыдущий предел был увеличен ровно в два раза! Но это было ещё не всё. После удвоения бессмертных меридианов 33 Неба превзошли границы бессмертия. Они преодолели великую завершённость и, к всеобщему изумлению, стали... 66 Небесами! Если присмотреться, то становилось понятно, что это были не совсем 66 Небес. Они состояли из двух противоположностей: 33 Неба наверху и 33 Земли внизу. И в центре всего стоял Мэн Хао!
Его энергия взмыла на новый уровень, породив ужасающую ауру. На Фан Сюшане и Фан Вэе лица не было. Даже со своей культивацией Фан Сюшань внезапно почувствовали грозящую ему опасность. Такую опасность... которая приведёт к его полной и бесповоротной смерти.
Фан Сюшань хрипло выдавил:
— Невозможно! Даже с увеличенной силой он всё ещё бессмертный. Я нахожусь на царстве Древности! Как я могу бояться кого-то вроде него?!
Бледный как мел Фан Вэй судорожно ловил ртом воздух:
— Существую бессмертные, способные убить кого-то на царстве Древности... По легенде, истинное бессмертие — это не предел царства Бессмертия. Давным-давно, до обрушения среди звёзд других Неба и Земли, царили времена, совершенно непохожие на нынешнюю эпоху Девяти Гор... Тогда над истинным бессмертием находилась ещё одна стадия. Бессмертный император! Чтобы уничтожить 33 Неба, им было достаточно посмотреть вверх и взмахнуть рукой. Чтобы разрушить 33 Земли, им было достаточно посмотреть вниз и указать туда рукой... бессмертные императоры!
У Фан Вэя всё внутри похолодело. Будь он здесь в своей истинной сущности, тогда Мэн Хао не помогла бы даже сила бессмертного императора, всё-таки царство Древности превосходило 33 Неба и 33 Земли. Он смог бы с лёгкостью убить Мэн Хао. Но сейчас... он находился в теле двойника — физическом теле, ограниченном силой бессмертного. Он не мог сравниться с Мэн Хао, поэтому без колебаний бросился бежать.
Фан Сюшань не обладал такими глубокими знаниями, как одержимый шестым патриархом Фан Вэй. Он колебался всего несколько вдохов, но этого времени хватило, чтобы Мэн Хао... сделал свой ход! Пока всё вокруг грохотало, он посмотрел вверх. Из-за разрывающей тело боли глаза Мэн Хао полностью покраснели. Его растущее тело, казалось, наполняла безграничная сила. Может быть, ему показалось, но от этой силы он ощущал... нечто странное. Словно он достиг состояния, где стал наивысшим проявлением каждого аспекта, каждого значения слова "бессмертный".
Девять Гор и Морей слегка задрожали, а потом появились волны, которые не смог почувствовать ни один практик. Эти волны сосредоточились за пределами Девяти Гор и Морей, окружив их и заставив солнце и луну застыть на своей вечной орбите. Если бы Девять Гор и Морей обладали собственной волей, то сейчас, наблюдая за Мэн Хао, они бы породили эти волны, чтобы остановить солнце и луну на одно короткое мгновение... словно в знак одобрения появившемуся впервые с создания Девяти Гор и Морей... бессмертному императору!
В пещере Руин Бессмертия Девятой Горы и Моря женщина в белом халате поднялась со своего места. Глядя в сторону планеты Восточный Триумф, её практически неизменная маска невозмутимости внезапно дала трещину.
— С такой судьбой и удачей... он достоин называться одним из лиги Заклинателей Демонов Девяти Гор и Морей... — прошептала она. При упоминании заклинателей демонов в её глазах промелькнула боль и ностальгия. — Древний Святой, Девять Печатей, живы ли вы? Я единственная... кто осталась. Только я... — прошептала она с болью в голосе.
По её щекам текли слёзы. Наконец она взмахнула рукой. Солнце и луна вновь начали движение, и Девять Гор и Морей пришли в норму. В это же время в неведомой земле, где-то очень далеко упала слеза. Возможно, она стала частью пурпурного моря или, быть может, одинокой слезой среди капель дождя. Если бы у неё был дух, тогда эта слеза пробудилась и всей душой возжелала стать морем. Тем временем на планете Восточный Триумф, на спине патриарха Покровителя, стояла молодая девушка. Она отстранено смотрела в небо, словно о чём-то глубоко задумавшись.
Мэн Хао не подозревал о произошедших на Девяти Горах и Морях изменениях. Сейчас он с трудом терпел рвущую его изнутри боль, источником которой была переполняющая его ужасающая мощь. Он понимал, что мог находиться в таком состоянии совсем недолго, поэтому быстро поднял руку и указал на Фан Сюшаня. В этот миг бессмертный меридиан божественного пламени получил свободу и воплотился в виде моря бушующего пламени. Оно накрыло всё, охватив 33 Неба и 33 Земли бесконечным пламенем истребления.
Этот мир огня стремительно начал расползаться в сторону Фан Сюшаня. Тот поменялся в лице и в ужасе бросился бежать, на ходу выполнив двойной магический пасс. Из его рта брызнула кровь, но ему удалось послать навстречу огню целый град божественных способностей. Вокруг него закружились лампы души и рой магических предметов, которыми он намеревался противостоять Мэн Хао.
Как только были выпущены магические предметы и божественные способности, море пламени трансформировалось в гигантскую руку, которая в молниеносно схватила Фан Сюшаня. Все его божественные способности и магические предметы расплавились, даже лампы души загорелись! Когда потушенные лампы души внезапно вспыхнули, из горла Фан Сюшаня вырвался душераздирающий вопль, а в его глазах застыл ужас и изумление. Его лампы души расплавились, а потом пламя перекинулось на него... Не успело стихнуть эхо его леденящего душу вопля, как от него не осталось ничего, кроме горстки пепла. Он погиб и телом, и душой!

Глава 998: Конец Фан Вэя

Безжалостная атака!
— Сюшань! — горестно возопил Фан Хэшань.
Старик запрокинул голову и в ярости взревел. Если бы его путь не преграждал главный старейшина, то он без раздумий бросился бы к Мэн Хао.
Практики различных сект и кланов Девятой Горы и Моря ошеломлённо застыли. Они знали о невероятной силе Мэн Хао, но убийство им Фан Сюшаня потрясло их до глубины души. Многие смотрели на Мэн Хао с нескрываемой завистью.
— Он не только является могущественным экспертом, превзошедшим всех в своём поколении, но может противостоять людям на царстве Древности!
— Жаль, что такой потенциал сгинет в пламени мятежа клана Фан...
— Если он переживёт эту войну, то его будущее... не будет знать границ!
После смерти Фан Сюшаня во многих уголках Девятой Горы и Моря послышались удивлённые вздохи. Последней его эмоцией перед смертью было изумление. Он являлся экспертов царства Древности с двумя потушенными лампами. И всё же он пал от руки практика царства Бессмертия. Он хотел отомстить за Вэй’эра... а в итоге сам сложил голову.
С той самой минуты, как ему доложили о возвращении в клан Мэн Хао, он хотел убить его. С засады в звёздном небе до нападения на Мэн Хао в клане и земле предков, подобно льду и пламени, они никогда не смогли бы поладить. Самое грустное, что вплоть до самого конца он не понимал, кто был его истинным врагом. Им был не Мэн Хао, а шестой патриарх. Возможно, Фан Сюшань это знал. Возможно, он всё это время знал, чем это закончится. Быть может, он убедил самого себя... что позволить шестому патриарху вселиться в тело его сына будет большой честью для Фан Вэя. Возможно, это в нём говорило безумие, возможно, нет. В любом случае всё это было неважно.
Ситуация была разрешена взмахом руки Мэн Хао и одной божественной способностью! Мэн Хао внезапно посетило озарение: "Быть может... любые махинации и заговоры может расстроить взмах руки могущественного эксперта? Кто знает, может, всё ещё получится обернуть вспять? Если так, мятеж, захлестнувший клан Фан... может быть остановлен взмахом руки какого-то могущественного эксперта?"
Мэн Хао окинул взглядом клан Фан. Всюду шли ожесточённые сражения, ничего из произошедшего не остановило царящую резню. Кровь лилась рекой, крики ужаса и ярости смешались в какую-то жутковатую какофонию. Сложно было сказать, какая сторона одерживала верх... но уже было понятно, чем всё закончится. Полным уничтожением клана Фан.
Мэн Хао никак не мог избавиться от ощущения, что мятеж в клане Фан был слишком уж странным. Более того, он не мог полностью принять происходящее. Клан Фан считался одним из четырёх великих кланов, в прошлом он даже являлся лидером этих четырёх кланов. Поэтому ему с трудом верилось, что такой могучий клан вот так просто будет уничтожен.
Мэн Хао перевёл взгляд на убегающего во все лопатки Фан Вэя, его глаза блеснули жаждой убийства.
— Я смогу удержать это состояние ещё семь вдохов... — пробормотал он.
В своей самой сильной форме он мог оставаться всего десять вдохов. Мэн Хао сделал глубокий вдох и шагнул вперёд. От этого шага мир вокруг, казалось, сжался. В следующий миг Мэн Хао уже стоял позади Фан Вэя. По скорости это превосходило даже скачок. Это было настоящее перемещение! Фан Вэй никак не ожидал, что его так быстро нагонят. Мэн Хао молниеносно выбросил руку и коснулся Фан Вэя.
— Взрыв! — негромко произнёс он, холодно глядя на свою жертву.
Вот только его слова прогремели на всю округу, подобно небесному грому. Из вспыхнувшего вокруг Фан Вэя Божественного Пламени раздался его безумный крик. Фан Вэй выполнил двойной магический пасс и сплюнул немного крови. В тот же миг его окружил кровавый барьер. Удивительно, но в правом глазу Фан Вэя внезапно появился образ старика, сидящего в поле лотоса. Когда он открыл глаза, от него начали расходиться ужасающие эманации царства Древности. Будучи загнанным в угол, шестой патриарх был вынужден прибегнуть к силе эссенции своего двойника!
В раздавшемся рокоте Фан Вэй сложился в приступе кровавого кашля. Его грудь впала, однако кроваво-красный барьер увеличился в размерах. Эта преграда на мгновение задержала эссенцию Божественного Пламени, но этой заминки оказалось достаточно, чтобы Фан Вэй превратился в тень и бросился бежать. Из-за полученных ран он кашлял кровью, от страха у него всё внутри заледенело, а маленький образ в правом глазу потускнел. Двойник шестого патриарха практически не имел эссенции, но и те её крохи ушли на то, чтобы сбежать из смертельной западни. Однако это ещё сильнее ослабило подавляющую душу Фан Вэя силу.
Внезапно в левом глазу Фан Вэя появился образ его истинной души. Похоже, она отчаянно боролась с захватчиком. По изначальному плану Фан Вэй не должен был оказывать сопротивление. Однако внезапно разразившийся мятеж в клане Фан привёл к целой цепочке непредвиденных событий. В итоге душа Фан Вэя пробудилась и вступила в противоборство с шестым патриархом за контроль над телом.
— Фан Хао, убей меня! — закричал он, дрожа. — Я же сказал в случае моего поражения, ты можешь забрать то, что принадлежит тебе!
Мэн Хао со смешанными чувствами посмотрел на своего недавнего соперника. Не говоря ни слова, он заглянул Фан Вэю в глаза, а потом взмахнул рукой перед собой. Над головой Фан Вэя с рокотом возникли 33 Неба, у него под ногами появились 33 Земли, превратившись в смертоносный капкан! С рокотом 33 Неба и 33 Земли начали сходиться вместе. От Фан Вэя вздымалась могучая ауру, хоть он и кашлял кровью. Перепуганный и обезумевший старик в его правом глазу только хотел оказать отпор, как вдруг из левого глаза брызнул яркий свет.
— Моё имя Фан Вэй, я избранный клана Фан. Патриарх, если вы вселились в моё тело, чтобы посеять хаос в клане Фан, тогда я предпочту, чтобы огонь уничтожил и яшму, и камни![1]
Его истинная душа в левом глазу поднялась на ноги и начала сражаться с шестым патриархом за контроль над телом. Фан Вэй всегда был несравненно гордым человеком, всегда считал себя единственным истинным избранным клана Фан!
— Проклятье! — прошипел шестой патриарх.
Дело было не в том, что он не хотел уничтожать душу Фан Вэя, просто для идеального переселения в другое тело он должен был медленно поглотить чужую душу. До этого момента эта часть плана его никогда не беспокоила, старик и представить не мог, что преданность Фан Вэя к клану окажется настолько сильной. По правде говоря, он совсем не учёл его гордость. Фан Вэй являлся избранным клана, был готов умереть в бою, позволить вселиться в своё тело или пойти на убийство других. Он был готов на всё, но только не на измену. Его главной целью всегда была защита клана, чтобы другие члены клана видели в нём героя! Он хотел находиться в центре внимания, чтобы весь клан смотрел только на него одного. Он мечтал о престиже, хотел стать могущественным экспертом. Его главной мечтой было привести клан к славе!
На самом деле его дедушка не полностью посвятил Фан Вэя в свои планы, поэтому он не знал масштабов готовящегося ими мятежа.
Когда Мэн Хао поднял руку над головой, на его лице проступили смешанные чувства.
— Фан Хао, убей меня! Моя смерть серьёзно ранит шестого патриарха. Возможно, тогда у клана появится надежда! Убей меня!!!
Шестой патриарх метался, словно загнанный зверь. Левый глаз Фан Вэя начал тускнеть, пока его душа отчаянно сражалась со стариком за контроль над телом.
Фан Хэшань увяз в схватке с главным старейшиной, но при виде сложностей Фан Вэя в ярости взревел. Из его тела послышался рокот, а в его руке возник кусочек нефрита. С силой раздавив камень, он высвободил невероятно могучую силу. Главный старейшина поменялся в лице и был вынужден отступить, чтобы избежать ударившей в него чудовищной волны энергии. Это позволило Фан Хэшаню полететь на помощь Фан Вэю.
— Вэй’эр! — с тревогой воскликнул Фан Хэшань.
Пока старик летел к нему, левый глаз Фан Вэя опять ярко вспыхнул. Он повернулся и трясущейся рукой указал на Фан Хэшаня. В этот момент на пути Фан Хэшаня возникли жёлтые источники и бессмертные души.
— Дедушка, — дрожащим голосом сказал он, — помните ли вы, почему дали мне имя Вэй?[2] Тогда вы сказали, что в будущем я стану защитником клана Фан... Дедушка... не подходите...
От этих слов Фан Хэшань вздрогнул, и его глаза наполнились печалью.
— Фан Хао, позаботься о клане Фан... вместо меня! Давай, забери свои фрукты нирваны!
Стоило Фан Вэю закрыть глаза, как из его лба послышался хруст. Из образовавшейся в центре лба прорези вылетели два фрукта. Мэн Хао сразу почувствовал в них что-то очень родное. Фрукты нирваны проплыли по воздуху и приземлились на раскрытую ладонь Мэн Хао. В это же время Фан Вэй закашлялся кровью, без фруктов его энергия резко просела, что вызвало яростный вой шестого патриарха. А потом Фан Вэй по своей воле бросился на божественную способность Мэн Хао. Никто не мог остановить его, даже у Мэн Хао не осталось времени предотвратить чудовищный взрыв 33 Неба и 33 Земли.
Шестой патриарх превратился в тонкую струйку дыма и попытался сбежать из правого глаза Фан Вэя. Как вдруг душа Фан Вэя вцепилась в неё и потащила назад.
— Нет!!! — в ярости взвыла душа-двойник шестого патриарха.
В следующий миг 33 Неба и 33 Земли сомкнулись. Прогремел чудовищный взрыв, 33 Неба и Земли исчезли. Тело Фан Вэя камнем рухнуло вниз. Его правый глаз потух, шестой патриарх был уничтожен. Левый глаз Фан Вэя стремительно тускнел, пламя жизненной силы погасло. Перед смертью он посмотрел на Мэн Хао и попытался что-то сказать. Лишившись сил, его перестал слушаться голос, но Мэн Хао всё понял по движению его губ. Он сказал: "Защити клан Фан".
Внезапно на Мэн Хао нахлынули воспоминания, о тех временах, сотни лет назад, когда он и Фан Вэй были детьми. Фан Вэй всегда был упрямым ребёнком. В отличие от остальных детей он никогда не ходил за Мэн Хао хвостом. Вместо этого большую часть времени он проводил в одиночестве, в тени, работая в поте лица, чтобы заслужить одобрение других. Несмотря на кажущуюся угрюмость, он долгие годы кропотливо работал. Это и сделало его человеком, которым сегодня был Фан Вэй.
Мэн Хао до сих пор помнил, как в шесть лет им позволили начать занятия по культивации. Тогда они стояли перед старейшинами клана, и их спросили: «Зачем вы хотите стать практиками?» Мэн Хао ответил, что хотел защищать маму с папой, когда вырастет. Не забыл он и слов, произнесённых ещё таким юным Фан Вэя:
— Мой дедушка дал мне имя Вэй! Меня зовут Фан Вэй, поэтому, когда я вырасту, то буду защищать клан!
Слова, сказанные ещё ребёнком... их он не забыл до самой смерти!
Фан Вэй упал на землю, его аура исчезла. Он был мёртв!
[1] Образное выражение в значении "истребить и правых, и виноватых". — Прим. пер.
[2] Вэй (卫) переводится как охранять, защищать, оберегать. — Прим. пер.

Глава 999: Прибытие терракотового солдата

Избранные в звёздном небе застыли, словно громом поражённые. Практики Девятой Горы и Моря потеряли дар речи при виде смерти Фан Вэя. Погиб избранный... К тому же его предсмертный поступок тронул даже самых чёрствых людей. Расставание с Фан Вэем... далось людям тяжело.
Фан Вэй — избранный клана Фан. Фамилия Фан досталась ему от его клана. Имя Вей означало "защищать". Клан Фан накрыла волна печали и серости. В момент гибели избранного сердца всех практиков дрогнули. Многие невольно задались вопросом, что бы они сделали, окажись они на месте Фан Вэя?
— Фан Вэй... Я запомню это имя!
— Вот что, оказывается, значит... Вэй...
В клане Фан продолжал мятеж. Каждую секунду погибали члены клана, земля родового особняка промокла от крови. Стоял удушающий запах крови и смерти. После смерти Фан Вэя многие члены клана почувствовали подступивший к горлу комок, но в гуще схватки не было времени предаваться печали.
Фань Дун’эр и остальные избранные в звёздном небе молча наблюдали за происходящим. Понимая всю опасность необдуманных действий, они оставались в стороне от сражения.
Земной патриарх клана Фан по-прежнему бился с одним из пяти экспертов клана Цзи по имени Цзи Сюфан. Их схватка потрясала воображение. Грохотали взрывы, вспыхивала сила эссенции. Оба являлись практиками царства Дао с 1 эссенции, поэтому от их атак дрожали звёзды и небосвод озаряли разноцветные вспышки.
— Клан Фан обречён, — уверенно заявила Цзи Сюфан, — Фан Шоудао, думаю, в глубине души ты понимаешь, уничтожение клана не избежать. Нет смысла сопротивляться. У этого малыша Фан Вэй был стержень, что очень похвально. К сожалению, ему просто не повезло родиться в этом клане.
— О, правда? — равнодушно отозвался Фан Шоудао.
Взмахом руки он призвал огромную реку звёзд. В мгновение ока они обменялись несколькими тысячами ударов. От их поединка замерцали звёзды и даже запечатывающий барьер завибрировал.
— Три великих даосских сообществ не придут, — сообщила Цзи Сюфан со смехом. — Клан Фан... все эти годы неплохо пускал всем пыль в глаза, но мы в клане Цзи давно уже поняли, что вы лишь делаете вид, будто у вас есть тайные эксперты царства Дао. Мы знаем... ты единственный практик царства Дао клана! Ну, и что же ты можешь сделать, чтобы изменить вашу судьбу?
В голосе Цзи Сюфан сквозила жажда убийства. Между ними опять загрохотали взрывы.
— Если ты так уверена, тогда зачем прощупываешь почву, к чему вся эта болтовня? — холодно парировал Фан Шоудао.
На это Цзи Сюфан слегка нахмурилась. На самом деле... она не была уверена в своих словах. Всё-таки это был клан Фан! В далёком прошлом они были так же знамениты, как и клан Цзи. Вместе два их клана служили Лорду Ли. Но сейчас клан Фан находился в упадке, так, во всяком случае, считали в клане Цзи. Демонстрация их могущество была лишь притворством, на самом деле от их былой силы практически ничего не осталось. Однако клан Цзи не смел недооценивать находящиеся в их распоряжении ресурсы. Особенно странным было поведение Фан Шоудао, его, похоже, совершенно не беспокоила проливаемая в клане Фан кровь. От его неестественного спокойствия Цзи Сюфан было слегка не по себе.
"У него явно припрятаны ещё козыри. Но что это за козыри?.."
Тем временем дрожащий Фан Хэшань никак не мог отвести глаз от своего погибшего внука. Под родовым особняком шестой патриарх закашлялся кровью прямо во время схватки с седьмым патриархом.
Мэн Хао молча посмотрел вниз на тело Фан Вэя. Возвращение фруктов нирваны не принесли ему радости. Глубоко в душе он тяжело вздохнул. Он приземлился рядом с телом Фан Вэя и слегка надавил ему на грудь. Тело Фан Вэя исчезло в бездонной сумке Мэн Хао. Он не хотел, чтобы во всём творящемся хаосе кто-то осквернил тело. Позже его похоронят со всеми почестями.
Мэн Хао задумался: "Сперва, я не хотел отправляться на планету Восточный Триумф... куда больше меня интересовал монастырь Древнего Святого. Но отец послал меня сюда, чтобы я забрал фрукты нирваны. — Он мысленно прокрутил в голове всё, что произошло с момент его возвращения. Внезапно у него появилась интересная мысль. — Тогда этот мятеж в клане... может ли такое быть, что отец всё это предвидел?"
От размышления Мэн Хао оторвал пронзительный крик Фан Хэшаня:
— Фан Хао, что ты удумал?! Немедленно отдай Вэй’эра!
Мэн Хао повернулся к старику и тихо сказал:
— Он мой брат по клану. Мой младший брат не был предателем, поэтому я не допущу, чтобы его тело осквернили. Фан Хэшань, одумайся.
— Уже слишком поздно. Сюшань! Вэй’эр! У меня... нет пути назад!
Волосы Фан Хэшаня спутались и слиплись от пота. Он смотрел на Мэн Хао с кровожадным и в то же время безумным блеском в глазах.
— Сукин сын! Ты убил Сюшаня и Вэй’эра! Почему ты ещё жив?! Почему, чёрт тебя дери, ты никак не сдохнешь?!
Фан Хэшань запрокинул голову и горько рассмеялся. Его культивация вспыхнула. Изначально он обладал силой 3 потушенных ламп души, но сейчас его захлестнуло такое горе, что от него внезапно потянуло эманациями смерти: он сжёг собственную жизненную силу, чтобы потушить ещё 3 лампы души! Вокруг него вспыхнула разрушительная сила 6 потушенных ламп души, от которой задрожали Небо и Земля. Главный старейшина хотел вмешаться, но Фан Хэшань взмахом руки отбросил его в сторону.
— Фан Хао, пришла пора умирать! — взревел Фан Хэшань.
Сжигаемый жаждой убийства, он превратился в луч света и бросился на Мэн Хао. Позади него возникло ещё трое старейшин из ветки Фан Вэя. Они присоединились к смертельной атаке Фан Хэшаня на Мэн Хао.
Девятнадцатый дядюшка и другие члены прямой ветви хотели остановить их, но им не под силу было справиться с такой мощью.
— Хао’эр! — воскликнул девятнадцатый дядюшка.
В этот момент изо лба Мэн Хао вылетел фрукт нирваны патриарха первого поколения. Его аура и культивация вернулись на прежний уровень бессмертного императора, обратно к его изначальному царству.
Однако он не показывал страха... потому что наконец почувствовал то, к чему так долго взывал. Ауру терракотового солдата! Он был близко! От его нескончаемого зова земли предков породили волны, достигшие сердца Мэн Хао. Он спокойно посмотрел на старика, при этом в его глазах промелькнул леденящий холод. Он стоял совершенно неподвижно, просто наблюдая за приближающимся Фан Хэшанем. Когда до Мэн Хао осталось меньше трёхсот метров, его 6 потушенных ламп души ярко вспыхнули. Их сила приняла форму огромного золотого лотоса со смертоносной аурой. Казалось, этот цветок мог истребить всех бессмертных! Даже практики царства Древности с 4 потушенными лампами души, не говоря уже о тех, у кого таких ламп было меньше, погибли бы от атаки этого лотоса!
Огромный золотой цветок со свистом пикировал на Мэн Хао... который так и не сдвинулся с места. Всё это время он просто холодно смотрел вверх. В этот момент с треском в воздухе прямо перед ним открылся огромный разлом, словно некто ударил по воздуху невидимым клинком и распорол пространство, создав эту огромную трещину. В ней можно было увидеть проблеск... земли предков клана Фан! Следом из разлома показался древний видавший виды двуручный меч, а потом резко опустился вниз. Клинок озарил слепящий свет, способный расколоть Небо и Землю. Свет мгновенно разрубил золотой лотос напополам. Расправившись с цветком, свет устремился к Фан Хэшаню. Его 6 потушенных ламп души яростно задрожали и начали трескаться, как и все его божественные способности и даосские заклинания. Свет промчался мимо Фан Хэшаня и обрушился на трёх старейшин царства Древности. Их лампы души мгновенно разбились вдребезги, а по телу старейшины прошёл спазм. В их глазах застыло изумление и неверие. Не успели они сдвинуться с места... как всё было кончено! Свет умчался в небесную высь, когда он исчез, на землю рухнули три обезглавленных тела и три отрубленных головы.
На всём поле боя повисла гнетущая тишина. Трое старейшин позади Фан Хэшаня погибли! Их души уничтожены, в их телах не осталось ни капли жизни! Один удар меча... обезглавил трёх экспертов царства Древности! По шее Фан Хэшаня тонкой струйкой текла кровь. Оказалось, что было убито не три эксперта царства Древности, а четыре! Фан Хэшань не позволил голове упасть с плеч, с его силой он цеплялся за жизнь немного дольше других. Он со смесью отчаяния и ужаса смотрел на разлом...
Произошедшее сотрясло Небеса, всколыхнуло Землю и изумило всех практиков Девятой Горы и Моря. В клане Фан и предатели, и лоялисты, поёжились, почувствовав беспрецедентно холодную ауру. Все повернули головы к Мэн Хао и разлому, откуда торчал древний меч. Оттуда медленно вышел гигант высотой в три тысячи метров. От его тяжёлой поступи сердца всех людей в клане забились быстрее. Когда они наконец смогли разглядеть фигуру, весь клан разразился тревожными и испуганными криками.
— Это же...
— Страж дао из земли предков! Разве... это не просто статуя? Она может двигаться?!
— Страж дао, неподвижно стоявший в земле предков долгие годы! По легенде, он прилетел сюда с Небеса и с тех пор так и стоит в ожидании кого-то! И теперь он внезапно ожил!
— Может быть, всё из-за мятежа в клане?!
Члены клана ошеломлённо загомонили. Остальные практики почувствовали, как у них закружилась голова. Они не могли поверить в реальность происходящего.
От терракотового солдата во все стороны ударила аура парагона Псевдо Дао. Под её гнётом земля с громким рокотом задрожала. Сердца всех членов клана Фан затрепетали от страха. По воздуху расходились волны, способные стереть с лица земли любого на царстве Древности. Это было... безумие парагона Псевдо Дао!
Цзи Сюфан в звёздном небе почувствовала новую ауру прямо во время схватки с земным патриархом клана Фан.
— Так вот что у тебя за козырь, — с ноткой удивления сказала она. — Любопытно, но ты действительно думаешь, что страж дао царства Псевдо Дао сумеет разрешить этот кризис?
Пока Цзи Сюфан говорила, земной патриарх Фан Шоудао с трудом не позволил отразиться на лице захлестнувшему его удивлению.
— Ресурсы клана Фан слишком глубоки, чтобы о них рассуждала кто-то вроде тебя, — процедил он. — Разумеется, стража дао я...
Внезапно старик осёкся и во все глаза уставился на планету Восточный Триумф. Цзи Сюфан тоже посмотрела вниз с не меньшим удивлением. Там они увидели... как от стража дао полыхнуло аурой парагона Псевдо Дао, а потом... он внезапно опустился на одно колено и склонил голову, приветствуя Мэн Хао!
Люди на секунду потеряли дар речи, но быстро опомнились:
— Это... это...
— Страж дао преклонил колено перед Мэн Хао?!
— Неужто тут как-то замешана Карма? Что, чёрт возьми, происходит?!
— Его защищает даже страж дао?.. — захлёбываясь кровью, выдавил Фан Хэшань.
Он горько рассмеялся. А потом из раны на его шее рекой потекла кровь, и голова отделилась от тела. Обезглавленный старик рухнул на землю в холодные объятия смерти.

Глава 1000: Второй эксперт царства Дао клана Фан

Пока люди пытались прийти в себя, терракотовый солдат поднял голову и посмотрел на Мэн Хао. Ощутив божественную волю хозяина, он вскинул свой двуручный меч и начал резню в родовом особняке клана Фан. Изумление в сердцах мятежников быстро сменилось леденящим страхом. Ужасающая аура парагона Псевдо Дао могла уничтожить всех до единого экспертов царства Древности. Поскольку никто не мог противостоять терракотовому солдату, мятеж очень быстро будет подавлен. Могущественный эксперт одной лишь силой мог сокрушить все планы и хитрые схемы!
Когда терракотовый солдат перешёл в наступление, воздух затопил грохот. Лояльные клану Фан практики были рады такому внезапному подкреплению, а вот мятежники в ужасе начали отступать. В сражении наступил переломный момент. Многие практики в сектах и кланах Девятой Горы и Моря пришли к выводу, что этот терракотовый солдат был козырем клана Фан.
Пока терракотовый солдат прорубался сквозь ряды противника в родовом особняке, Цзи Сюфан внезапно негромко рассмеялась и про себя тяжело вздохнула. Даже текущие по клану Фан реки крови не смогли унять странное чувство тревоги. Она не могла прочитать Фан Шоудао, поэтому в ожидании появления загадочного козыря держалась очень осторожно. Но, увидев, что клан Фан выложил на стол, к Цзи Сюфан вернулась былая уверенность. С презрительным смешком она послала божественную волю... в трёх избранных в звёздном небе.
Все трое изменились в лице, а потом у них на лбу образовалось по маленькому порезу. В мгновение ока эти порезы начали удлиняться: сначала они достигли подбородка, потом рассекли грудь. Словно невидимый клинок разрубил их напополам! В фонтане алой крови... из их тел вышли три незнакомых практика! Сперва они были не больше младенцев, но уже в следующую секунду начали стремительно расти. Довольно быстро стало понятно, что эти трое были древними стариками!
С их появлением началось возмущение энергии, а от них самих потянуло плотной аурой смерти, будто от пламени их жизненной силы практически ничего не осталось. Судя по всему, их долголетие годами находилось на грани исчезновения. Однако в их аурах чувствовалась невероятная сила. Звёздное небо задрожало, всё вокруг потускнело, потому что эти старики... испускали ауру парагонов Псевдо Дао!
Фань Дун’эр и остальные избранные в полнейшем шоке уставились на эту троицу. Их сердца бились настолько быстро, что готовы были выскочить из груди.
Трое стариков холодно улыбались, но их глаза застилала пелена безумия. Подобно трём бессмертным божествам, они обладали могуществом всколыхнуть Небеса. Звёздное небо сделалось зыбки, и всё вокруг задрожало, когда троица с неописуемой скоростью устремилась к планете Восточный Триумф. Старики были безумцами, чьё единственное желание заключалось в уничтожении всего вокруг, словно они только и хотели, что выпустить накопившуюся в них за жизнь тьму. Не имело значения, какие ужасы они натворят перед смертью, им хотелось уйти в лучах славы!
Наблюдая за тремя стариками, практики всех сект и кланов Девятой Горы и Моря почувствовали холод, медленно сковывающий их сердца.
— Это и есть план клана Цзи?..
— Три парагона Псевдо Дао. Их потомки... из сект, служащих клану Цзи!
— Ого... сколько же лет клан Цзи готовился уничтожить клан Фан?
В звёздном небе Фан Шоудао со странным блеском в глазах покосился на трёх стариков, но по его лицу всё ещё ничего нельзя было прочесть. Такая его практически безразличная реакция вновь заставила Цзи Сюфан занервничать.
— Смотрю, ты совсем не беспокоишься, — попробовала она.
— А с чего бы мне беспокоиться? — спросил старик, выгнув бровь.
Фан Шоудао едва заметно улыбнулся и взмахом руки послал в Цзи Сюфан божественную способность, возобновив их схватку.
"Может ли такое быть, что статуя никакой не козырь? На чём основывается такая уверенность Фан Шоудао?! Почему он так спокоен?! — гадала Цзи Сюфан, но тут в раскосых глазах Цзи Сюфан вспыхнула жажда убийства. — Неважно. Можно будет подумать об этом после уничтожения клана Фан!"
Трое парагонов Псевдо Дао с пронзительным свистом снижались к планете Восточный Триумф. От их безумной и смертоносной ауры небо потускнело, земля закачалась и течение рек обратилось вспять. С земли трое стариков походили на падающие звёзды, излучающие безумие. Они летели к родовому особняку клана Фан, оставляя за собой дорожку рябящего воздуха. Множество зданий с грохотом обрушилось. Обрушившееся на землю давление не позволило даже пыли подняться в воздух.
Члены клана Фан поражённо уставились на троицу. Многие, не в силах устоять перед давлением, закашлялись кровью. Трое стариков взяли курс на терракотового солдата и лояльных клану практиков. Воодушевлённые мятежники с радостными криками вновь бросились в бой.
Терракотовый солдат без колебаний взмыл вверх, чтобы остановить трёх стариков! Мир вокруг потускнел, небесные светила содрогнулись, и поднялся ураганный ветер. Провожая взглядом улетающего терракотового солдата, Мэн Хао стало слегка не по себе. Он увидел застилающую глаза стариков пелену безумия и жестокости. В них почти ничего не осталось от практиков, они походили на бешеных зверей, желающих истребить всё живое. Как будто они хотели свести счёты и с Небом, и с Землёй.
"Почему мы обречены на смерть, когда остальные могут беззаботно жить дальше?! Раз нам всё равно суждено умереть, чем больше мы заберём с собой в могилу, тем славнее будет наш конец!"
"Парагон Псевдо Дао..." — задумался Мэн Хао, сразу сообразив в чём дело.
Экспертов Псевдо Дао называли парагонами... только из-за страха. Потому что люди на это царстве были совершенно безумными. Будучи одной ногой в могиле, им было нечего бояться. Вся тьма их сердце только и ждала момента, чтобы выплеснуться наружу. Каждый из них мог вызвать вселенский плач. Трое стариков лающе рассмеялись и внезапно заговорили. Их хриплые голоса буквально сочились свирепостью и безумием.
— Вонючая статуя! А ну, с дороги!
— Сегодня я искупаюсь в крови! Подлецы из клана Фан, и не надейтесь на пощаду! Мы отправим вас всех на тот свет! Отныне на Девятой Горе и Море больше не будет никакого клана Фан! На его месте появиться совершенно новый клан!
Троица объединила силы и атаковала терракотового солдата своими божественными способностями. Над ними материализовались солнце, луна и небо, после чего превратились в три луча разрушительного света и обрушились на терракотового солдата. Просвистел широкий меч, терракотовый солдат зачерпнул всю свою силу, чтобы заблокировать атаку трёх стариков. Под натиском троицы солдат была вынуждена отступать. После каждого столкновения на нём с треском появлялись трещины. Однако ему удалось заметно снизить скорость продвижения стариков.
— Терракотовый солдат!!! — закричал Мэн Хао с покрасневшими глазами.
Его сердце пронзала острая боль при виде даже одной трещины на подарке, оставленном ему названным отцом. Но от такого количества трещин у него сердце кровью обливалось. К сожалению, терракотовый солдат не мог в одиночку драться сразу с тремя противниками, да и Мэн Хао с его нынешней культивацией не мог ему помочь.
Лояльные члены клана Фан были в отчаянии. Некоторые с громкими криками прибегали к самоуничтожению, другие дрожали, не зная, что делать. Каждый член клана Фан по-своему отреагировал на происходящее.
Именно в этот момент в родовом особняке услышали, как кто-то холодно хмыкнул... звук доносился из подразделения Дао Алхимии. Следом там расцвела невероятная аура. Оттуда поднялось целое облако насекомых. Они превратились в яркие лучи света, внутри которых находились... бессмертные единороги! В центре стаи бессмертных единорогов стоял человек. Увидев его, Мэн Хао изумлённо охнул. Это был... Старейшина Киноварь Фан Даньюнь!
Его культивация стояла на одном уровне с шестым патриархом клана Фан, который всё ещё находился в подземной палате. От него расходились волны по меньшей мере десяти потушенных ламп души. Поначалу могло показаться, что этой силы окажется мало, чтобы соперничать с парагонами Псевдо Дао, но тут бессмертные единороги начали вспыхивать и растворяться в теле Фан Даньюня. В следующий миг его аура его культивации взмыла к уровню парагона Псевдо Дао! Это была не заёмная сила, служащая для повышения культивации, так выглядело снятие печати! Бессмертные единороги были частью его культивации, и сейчас они просто возвращались обратно!
Фан Даньюнь достиг пика царства Древности много лет назад. К сожалению, ему не удалось пробиться на царство Дао. Став парагоном Псевдо Дао, он не сошёл с ума и со временем рассеял накопленную в его теле силу. Он поместил её в тела бессмертных единорогов, что позволило ему понизить свою культивацию. Это помогло ему сохранить жизненную силу и не дать ей рассеяться! С тех пор он всё своё время посвятил Дао алхимии в надежде переплавить целебную пилюлю, которая бы помогла ему найти новое Дао, несмотря на его статус парагона Псевдо Дао!
Когда трое стариков Псевдо Дао пошли в атаку, Фан Даньюнь вернул себе былую силу, чтобы защитить клан. Этим он приблизил собственную кончину, и всё же он не сожалел о своём решении. Яркий луч свет промчался по воздуху и присоединился к терракотовому солдату в борьбе против безумных экспертов Псевдо Дао. Появление на поле боя Фан Даньюнь удивило трёх стариков, но только слегка. Они тотчас взмахнули руками, и воздух затопил грохот. Четыре человека и статуя яростно сражались в небе.
Тем временем из секты Эликсира Бессмертного внезапно поднялась ещё одна невероятная аура! На планете Восточный Триумф существовала всего одна организация, с которой клан Фан никогда не враждовал... секта Эликсира Бессмертного! По слухам, один из патриархов клана Фан отрёкся от клана и основал собственное учение, а впоследствии и секту Эликсира Бессмертного. Что интересно, они умели переплавлять даже те пилюли по рецептам клана Фан, которые не могли изготовить алхимики клана. По планете Восточный Триумф гуляло множество слухов и теорий относительно отношений клана Фан и секты Эликсира Бессмертного.
Новая аура наполнила всю планету и подавила всех практиков. Она не принадлежала ни к царству Древности, ни к царству Псевдо Дао... это была аура царства Дао! Почувствовав её, трое экспертов Псевдо Дао изменились в лице, а Фан Даньюнь продолжал сражаться как ни в чём не бывало.
Лояльные к клану практики ощутили прилив надежды. В отличие от них мятежники задрожали от страха. Новый игрок на поле боя изумил их всех. Похоже, клан Фан наконец достал свой козырь из рукава!
— Клан Цзи, всё кончено! — объявил древний голос.
Этот громоподобный голос доносился из секты Эликсира Бессмертного. Его владельцем был патриарх, много лет назад отрёкшийся от секты. Внезапно появился мужчина в расцвете сил. Пока он спокойно шёл, все мятежники кашляли кровью, и их раскидывало в разные стороны.

Глава 1001: Финальный козырь клана Цзи

Патриархи царства Дао с небывалой серьёзностью посмотрели на планету Восточный Триумф и на мужчину, покинувшего пределы секты Эликсира Бессмертного.
— Фан Яньсюй!
— Это Фан Яньсюй! Он отрёкся от клана Фан и основал собственную школу мысли, а потом и секту Эликсира Бессмертного...
— Хм, он всё-таки сумел достичь царства Дао. Я его помню ещё как практика царства Древности...
— Так это и есть клан Фан? Их скрытые ресурсы действительно впечатляют! Секта Эликсира Бессмертного достаточно известная организация, и всё же они незаметны, как тени, отбрасываемые светом лампы!
Фан Шоудао едва заметно улыбнулся, при этом в его глазах появился загадочный огонёк. Цзи Сюфан всё ещё сражалась с ним, как вдруг у неё от удивления округлились глаза.
— Фан Яньсюй... Так вот кто твой козырь! Не могу поверить, что твой эксперт царства Дао столько тянул со своим появлением... Больше половины твоего клана уже погибло, ты даже вынудил нас использовать наше секретное оружие, и всё это, чтобы только сейчас сделать свой ход! — Цзи Сюфан посмотрела на Фан Шоудао и с язвительной улыбкой продолжила: — К несчастью для тебя, в своих начинаниях клан Цзи никогда не проигрывает! Это и есть твой последний козырь, верно?
Она холодно улыбнулась старику, но тут её сердце сжалось. Всё потому, что Фан Шоудао был не просто спокоен, нет, в его взгляде ощущался какое-то скрытое знание. Под ним Цзи Сюфан опять стало не по себе.
— Ты блефуешь! — объявила она.
В её голове роились тысячи мыслей, но ей никак не удавалось найти пробел в их плане. Она была уверена в отсутствии у клана Фан козырей, поэтому с холодной улыбкой продолжила сражаться.
Пока звёздное небо сотрясал грохот взрывов, на планете Восточный Триумф члены клана Фан были очень рады подмоге. В приближающемся мужчине Мэн Хао отчётливо ощутил колебания эссенции царства Дао. Трое стариков из клана Цзи поменялись в лице. Несмотря на стремительно угасающее долголетие, у них остались ещё десятки лет жизни. Оказавшись перед лицом эксперта царства Дао, способного убить их в считанные мгновения, они, не раздумывая, бросились бежать. Фан Яньсюй из секты Эликсира Бессмертного со смехом бросился следом. Взмахом руки он послал в спины спасающихся бегством стариков мощный поток силы. В разразившемся взрыве вспыхнула сила эссенции. Кашляя кровью, трое стариков пронзительно закричали, однако не стали сбавлять ходу. Мятежники в родовом особняке тоже последовали их примеру и обратились в бегство.
Всё это резко перевело сражение в другое русло. Судя по всему, мятеж будет в скором времени подавлен! Но по какой-то причине в груди Мэн Хао продолжало учащённо биться сердце. Его грызло предчувствие... будто вот-вот произойдёт нечто, что кардинально изменит ход восстания в клане. Предчувствие беды появилось совершенно внезапно и с каждой секундой становилось только сильнее.
Сверху раздался яростный рёв трёх экспертов Псевдо Дао. Осознав, что им не удастся сбежать, они отдались своему безумию и бросились на Фан Яньсюя. С рокотом воздух растрескался, земля заходила ходуном, и поднялся ураганный ветер. Атаки терракотового солдата и Старейшины Киноварь добавили на снег ещё и иней[1]. Трое стариков опять закашлялись кровью и в отчаянии взвыли. Рука одного из них взорвалась, превратившись в облако кровавого тумана. Троица атаковала со всей силы, но каждое заклинание и божественную способность остановили или заблокировали. Отчаявшиеся старики уже почувствовали холодное дыхание смерти на затылке.
Внизу мятежных членов клана преследовали и убивали лоялисты. Кровь лилась рекой, люди гибли каждую секунду. Мятежники хотели сбежать, но бежать было некуда. Старейшины дрались, словно тигры, практики царства Бессмертия и царства Духа сражались с не меньшей свирепостью. Ситуация складывалась в пользу лоялистов, но Мэн Хао никак не мог найти себе место. Словно... вот-вот должна была случиться беда. Патриархи из других сект и кланов Девятой Горы и Моря тоже чувствовали что-то не то, хотя их предчувствие было не таким ярким как у Мэн Хао.
— Ресурсы клана Фан невероятно глубоки... Они по праву носят титул одного из четырёх великих кланов. Вот только ни за что не поверю, что настолько хорошо спланированная атака клана Цзи вот так просто закончится.
— Клан Фан использовал все свои козыри. Есть ли чем ответить клану Цзи?
— Может, трое экспертов царства Дао как-то пересекут барьер и вступят в бой?
— Маловероятно. Три великих даосских сообществ... уже подавили свои восстания. Если эти трое примут участие в сражении, три великих даосских сообщества точно воспользуются этим и сделают свой ход!
— Так... какие ещё козыри спрятаны у клана Цзи в рукаве?
Патриархи царства Дао наблюдали с особым тщанием.
"Что-то не так!" — подумал Мэн Хао.
Оглядевшись, он осознал, что оказался единственным во всём клане, кто чувствовал в происходящем какой-то подвох. В воздухе всё ещё раздавались взрывы. Фан Яньсюй обладал полнейшим превосходством в бою, каждая его атака заканчивалась оглушительным взрывом. Трое раненных стариков Псевдо Дао были все в крови и с огромным трудом сдерживали его напор. Они явно находились в одном шаге от гибели. Внизу силы мятежников терпели поражение за поражением. С такими жуткими потерями им вряд ли уже удастся захватить преимущество в сражении. Несмотря на всё это, чувство грядущей катастрофы в душе Мэн Хао только усиливалось. Он совершенно неосознанно начал приглядываться к членам клана в родовом особняке. Осмотрев всю толпу, он уже хотел было сдаться, как вдруг его взгляд остановился на одном человеке... Фан Дунхане!
Ещё на планете Южные Небеса он помог Мэн Хао сбежать из засады. После возвращения Мэн Хао в клан он ни разу не проявил в отношении его какой бы то ни было враждебности. Похоже, его единственной целью было столкнуть лбами Мэн Хао и Фан Вэя. Когда между ними разгорится ожесточённая борьба, тогда и придёт его время прославиться. Именно так всегда считал Мэн Хао. Но сейчас, глядя на Фан Дунханя, его сердце громко застучало в груди. Ему сразу бросилась в глаза странная презрительная ухмылка, играющая на губах Фан Дунханя. Судя по всему, он не принадлежал к числу мятежников, но почему-то рядом с ним не шло ни одной схватки. Он стоял на виду, но был скрыт от глаз всех остальных, словно всё вокруг даже не думали смотреть в его сторону. Как будто о нём все позабыли! Сложно сказать, как ему удалось заставить всех членов клана забыть о нём... Даже если кто-то и поворачивал голову в его сторону, он не мог вспомнить, кто он такой. Это было очень странное чувство.
Ощутив на себе взгляд Мэн Хао, он повернул голову и посмотрел на него. Когда их взгляды встретились, разум Мэн Хао затопил чудовищный рёв. Он резко изменился в лице, всё его естество пронзило чувство надвигающейся угрозы. Внезапно мир перед глазами Мэн Хао поплыл, и он обнаружил себя в другом месте. Всё вокруг было цвета крови, земля была массой алой плоти, воздух сотрясал рёв. Как вдруг из земли вылетели железные цепи. Они тоже были красного цвета, словно железо столько времени пролежало в крови, что вместо чёрного стало алым. Эти цепи, словно змеи, мгновенно опутали Мэн Хао и пригвоздили к месту. Ему никак не удавалось вырваться, будто он внезапно опять стал смертным. Куда больше Мэн Хао пугала внезапно накатившая сонливость. Его веки потяжелели настолько, что ему с трудом удавалось держать глаза открытыми. Несмотря на то, что все его чувства били тревогу, он не мог контролировать собственное тело и стремительно погружался в объятия сна.
Когда цепи начали затягиваться, в его бездонной сумке внезапно завибрировал фрукт нирваны патриарха первого поколения. Дёрнувшись, словно от разряда тока, Мэн Хао задрожал, его сонливости как не бывало. Стоило ему открыть глаза, как видение разбилось вдребезги, а потом превратилось в жуткий ураган. Ему показалось, будто некая могучая сила схватила его и вырвала из этого странного мира.
Кашляя кровью, он затряс головой, пытаясь прояснить затуманенное зрение. Придя в себя, он вновь оказался в клане Фан на планете Восточный Триумф. Фан Дунхань улыбался ему холодной и какой-то ненормальной улыбкой. От этой улыбки Мэн Хао грудь Мэн Хао сдавил непередаваемый ужас. Словно внутри Фан Дунханя что-то пряталось... какое-то ужасающее бессмертное божество, способное уничтожить даже практиков царства Дао! Фан Дунхань с небольшой долей удивления посмотрел Мэн Хао, словно он не ожидал, что Мэн Хао сумеет выбраться из того странного мира.
"Это не Фан Дунхань!" — с ужасом понял Мэн Хао.
Один его взгляд забросил Мэн Хао в какой-то жуткий кровавый мир. Если бы не фрукт нирваны, то он бы там сгинул! Даже после возвращения у него изо рта всё равно брызнула кровь, а грудь больно заныла, будто его сердце сжимала невидимая рука. Бледный как простыня, он без колебаний позвал терракотового солдата божественной волей.
"Вернись скорей!"
Терракотовый солдат сражался вместе с Фан Яньсюем против трёх экспертов Псевдо Дао, но, получив послание, без промедления оставил схватку и полетел к Мэн Хао. Только терракотовый солдат развернулся, как Фан Дунхань слегка наклонил голову и с холодной улыбкой мягко взмахнул рукой перед собой.
Фан Даньюнь тотчас поменялся в лице. Его затопил странный гул, а потом изо рта брызнула кровь. Он попытался отступить, но не успел он уйти далеко, как всё его тело покрылось множеством порезов и рваных ран, из которых хлынула кровь. Эта странная атака обрушилась на него десять раз подряд. Она настолько ослабила Фан Даньюня, что от него потянуло плотной аурой смерти. Похоже, Фан Дунхань мог по мановению руки серьёзно ранить даже парагона Псевдо Дао!
В это же время Фан Яньсюй с яростным рёвом выполнил магический пасс и вспыхнул силой эссенции трав и растений. Вокруг него начала расцветать зелень, но она тут же завяла. Фан Яньсюй закашлялся кровью и, качаясь, попятился. Похоже, даже его культивация... не могла устоять против этой атаки!
Один взмах руки серьёзно ранил Старейшину Киноварь и заставил Фан Яньсюя отступить. Это произошло слишком внезапно. Если бы терракотовый солдат не полетел к Мэн Хао, то и он бы рассыпался на части.
— Ты... — ошарашенно выдавил Фан Яньсюй.
Его взгляд был направлен на всеми позабытого человека в толпе сражающихся внизу практиков... Фан Дунханя!
— Клан Цзи оказался ещё бесполезней, чем я думал... — вздохнул Фан Дунхань.
Он ступил на воздух, словно на землю, и взмыл вверх. Его облик постепенно менялся, пока из Фан Дунханя он не превратился в мужчину средних лет.
— Если бы не моё своевременное пробуждение, боюсь, вся многолетняя подготовка клана Цзи пошла бы псу под хвост.
Зависнув в воздухе, Фан Дунхань покачал головой. От его тела исходили волны могучей культивации... словно он был парагоном Неба и Земли. Что интересно, его линия крови испускала знакомые эманации. Он явно был членом клана Фан, отчего сердца людей захлестнула волна изумления.
— В клане Фан остались люди, кто ещё помнят меня? — спросил Фан Дунхань, только в этот раз в его голосе чувствовался отпечаток непередаваемой древности.
[1] Образно об ухудшении уже плохой ситуации. — Прим. пер.

Глава 1002: Кто ты такой?

Благодаря ауре линии крови все в клане Фан, включая Мэн Хао, чувствовали... что этот человек не принадлежал к клану Цзи. Он точно был выходцем из клана Фан. К тому же древность его линии крови говорила о том, что он был старше практически всех нынешних членов клана, если не вообще всех! Мэн Хао был потрясён. Нечто похожее он ощутил в гробнице рядом с телом патриарха первого поколения!
Над родовым особняком повисла полнейшая тишина, все члены клана поражённо задрали голову к небу. Патриархи царства Дао из других сект и кланов были сбиты с толку. Их глаза расширились от удивления, а на лицах застыло изумление. При взгляде на Фан Дунханя... у них внутри всё заледенело от страха!
"Кто?.."
Невозмутимые маски патриархов царства Дао дали трещину, они тяжело задышали! До объявления Фан Дунханя они совершенно ничего не почувствовали.
— Кто ты такой?! — выдавил побледневший Фан Яньсюй сквозь очередной приступ кровавого кашля. Его тело практически полностью почернело, словно его изнутри пожирало какое-то проклятье.
— Кто я такой? — переспросил Фан Дунхань. На его лице виднелся отпечаток невероятной древности. — Моё имя Фан Даоцзы. Я... старший сын патриарха первого поколения. Неужто вы, малыши, позабыли обо мне?
Его голос, подобно громовому раскату, пророкотал на все Небеса, а заявление потрясло всех в сектах и кланах Девятой Горы и Моря. Наблюдавшие за происходящим практики почувствовали накатившую на их сердца волну изумления.
— Он... он... старший сын патриарха первого поколения клана Фан?
— Не может такого быть! Патриарх первого поколения клана Фан жил в одной эпохе с Лордом Цзи. Он давным-давно умер, его сын просто не мог дожить до наших дней!
— Фан Даоцзы... Фан Даоцзы... Где-то я уже слышал это имя... точно... я видел упоминание о нём в древних хрониках Девятой Горы и Моря.
Эта новость переполошила всех практиков. Несмотря на удивление, патриархи царства Дао довольно быстро вспомнили это имя.
— Фан Даоцзы! В самом раннем поколении был человек с таким именем... помнится, его собственноручно убил патриарх первого поколения. Причины его поступка так и остались неизвестны!
— Этот человек жил во времена задолго до нынешней эпохи? Он что, действительно всё ещё жив?
— Какой уровень его культивации?
Практики за пределами клана были удивлены. А вот члены клана странным образом притихли. Никто из них никогда не слышал про старшего сына патриарха первого поколения. В исторических архивах клана о нём не было никаких записей. И всё же его кровь пела им. Это не оставляло сомнений, что Фан Даоцзы совершенно точно являлся членом клана Фан. К тому же от его древней линии крови они в страхе покрылись мурашками!
Три великих даосских сообществ явно не ожидали чего-то подобного. Для них стало полной неожиданностью, что в рядах практиков клана Фан скрывался такой могущественный эксперт. Но больше всего потрясали его статус и то, что он был в сговоре с кланом Цзи.
С появлением на планете Восточный Триумф Фан Даоцзы колокол дао клана Фан материализовался в воздухе над родовым особняком. Его окутал слепящий свет, а потом он зазвонил, возвещая о возвращении члена клана с очень сильной линией крови. После определения личности человека установленный резонанс вызывал колокольный звон. Колокольный звон потряс всех членов клана Фан до глубины души и доказал, что Фан Даоцзы... действительно был одним из них.
— Это надоедливое дребезжание, — проворчал Фан Даоцзы со вздохом, — напоминает мне о треклятом старике. Захлопнись!
Стоило его глазам угрожающе блеснуть, как колокол дао резко стих. Мэн Хао в толпе практиков тяжело дышал. Глядя на Фан Даоцзы, его сердце готово было вырваться из груди. Он ничего не знал о готовящемся в клане Фан мятеже, не говоря уже о Фан Даоцзы.
Сражение между членами клана в родовом особняке было приостановлено. Все без исключения поражённо пялились в небо. Даже изменники не особо понимали, что сейчас происходит. Белый как мёл Старейшина Киноварь продолжал пятиться. Фан Яньсюй утёр кровь с губ и гневно вперил взгляд в Фан Даоцзы.
Трое стариков Псевдо Дао с облегчением выдохнули. В страхе поглядывая на Фан Даоцзы, в них вновь разгорелось безумное желание стереть с лица земли всех практиков клана Фан.
— Неужто меня вообще никто не помнит? — спросил Фан Даоцзы со вздохом.
Его древний голос напоминал шелест ветхого пергамента. Он поднял руку над головой и расколол нёбо. С чудовищным гулом в воздухе образовалась огромная воронка. В медленно вращающейся воронке медленно проступил какой-то образ. К всеобщему удивлению, она показала сражение Цзи Сюфан и Фан Шоудао. Цзи Сюфан со смехом вошла в воронку и оказалась в нёбе планеты Восточный Триумф.
— Сюфан приветствует вас, почтенный, — сказала она с подобострастной улыбкой и поклонилась Фан Даоцзы.
Мрачный Фан Шоудао последовал за ней в воронку. Пройдя через неё, он холодно смерил Фан Даоцзы взглядом.
— Фан Шоудао, — с улыбкой сказала Цзи Сюфан, — считай это не нападением клана Цзи на клан Фан, а, скорее, возвращением долга одному из старейших членов твоего клана.
Фан Шоудао никак на это не отреагировал, вместо этого он сложил ладони и поклонился Фан Даоцзы.
— Шоудао приветствует патриарха Даоцзы.
Фан Даоцзы одарил Фан Шоудао улыбкой.
— Лао-сань... ты ведь его потомок, верно?[1] — невозмутимо спросил он.
— Знаешь, я очень разочарован в клане Фан. Я вернулся спустя столько лёт и что я вижу... всего два эксперта царства Дао! Похоже, сегодня мне придётся распустить нынешний клан Фан! С этого дня на планете Восточный Триумф появится новый клан Фан, я возглавлю его и поведу новым путём.
После взмаха его руки клан Фан разразился отчаянными воплями. Не кричали только мятежники. Остальные внезапно почувствовали себя так, будто у них вскипела кровь. Эта участь не обошла стороной и Мэн Хао. Его кровь закипела, словно хотела вырваться из его тела. Это затронуло и Фан Яньсюй, и Фан Даньюнь, и даже Фан Шоудао. Могущество Фан Даоцзы повлияло на весь клан. Несмотря на боль и дрожь во всём теле, глаза Мэн Хао сияли загадочным светом.
"Отец точно знал, что это произойдёт, и всё же он послал меня на планету Восточный Триумф. Думаю... он бы не стал этого делать, если бы мне действительно грозила опасность. Должно быть, у клана Фан припасён ещё один последний козырь".
Фан Шоудао била мелкая дрожь. Даже с его уровнем культивации он не мог остановить воспламенение собственной крови. Если чувства его не обманывали, Фан Даоцзы, как и он, находился на царстве Дао. Но было в нём что-то непостижимое, неизмеримое. Фан Шоудао знал, что на царстве Дао каждая новая эссенция коренным образом меняет культивацию. Разница даже в одну ступень была грандиозной, и всё же, несмотря на всё это, на лице Фан Шоудао не проступило ни капли тревоги. Старик просто закрыл глаза. Такая его реакция насторожила Цзи Сюфан. Тревожное ощущение в её сердце продолжало усиливаться.
"Такая его невозмутимость говорит, что в запасе у клана Фан ещё остались козыри, иначе бы он не вёл себя столь спокойно на грани полного уничтожения?!"
Фан Даоцзы тоже с толикой беспокойства отметил неестественное спокойствие Фан Шоудао. В его голове внезапно появилась идея, но он сразу отмёл её, уж слишком она была неправдоподобной. Только он хотел взмахнуть рукой, как вдруг его тело само собой задрожало. Поменявшись в лице, он быстро забегал глазами по толпе, пока не нашёл Мэн Хао. Разум Мэн Хао задрожал, но он стиснул зубы и храбро встретил его взгляд. Глаза терракотового солдата рядом с ним загорелись. Он встал перед Мэн Хао и вскинул двуручный меч, готовясь заплатить любую цену и даже быть обращённым в прах, лишь бы защитить Мэн Хао. В этот момент Фан Даоцзы скривился.
— Нет, его не может здесь быть... он...
Внезапно он повернулся к разлому, откуда совсем недавно вышел терракотовый солдат. Он посмотрел через разлом... на земли предков.
— Невозможно!
Глаза Фан Даоцзы расширились от удивления, словно он увидел там нечто совершенно невероятное. Его дыхание сделалось прерывистым, а невозмутимая манера держаться и древняя аура испарились, словно дым на ветру. Сам того не заметив, он попятился на несколько шагов назад. При этом его покрасневшие глаза неотрывно следили за разломом.
— Невозможно! Такого просто не может быть!
Похоже, что-то пошатнуло его рассудок. Он с рёвом указал дрожащей рукой на разлом. Внезапно с кончиков пальцем Фан Даоцзы сорвалось три потока ци эссенции. Планета Восточный Триумф содрогнулась, словно она находилась на грани разрушения. Один из потоков был похож на эссенцию трав и растений Фан Яньсюй. Это была эссенция беспредельной жизненной силы. В момент её появления небо потускнело, и поднялся ураганный ветер.
Всё сущее произошло из эссенции! Глубокое понимание эссенции, мастерство в управлении ей — вот что такое царство Дао!
Помимо эссенции трав и растений другой поток рокотал и вспыхивал, словно молния. Это была эссенция молнии. Неразрушимой молнии, способной вечно уничтожать всё на Небе и Земле. Появившаяся молния, казалось, заменила собой весь свет мира.
Третьим потоком эссенции Фан Даоцзы... была невероятно сильная аура смерти. Это была воля подземного мира и жёлтых источников, магия реинкарнации! Такой была эссенция реинкарнации!
Три ужасающих эссенции царства Дао устремились к разлому. Когда они уже почти добрались до цели, из разлома медленно показалась рука. Короткий взмах пальцев, и эссенции исчезли. Пепел к пеплу, прах к праху...
Рука была костлявой и сморщенной, словно в ней не осталось ни капли крови. Она напоминала древнее мёртвое дерево, вот только в её пальцах ещё теплилась сила. Такая сила не только могла всколыхнуть Небо и Землю, но и потрясти экспертов царства Дао всей Девятой Горы и Моря.
В этот же миг от Девятой Горы начали расходиться невиданные доселе волны. Как если бы появление этой руки пробудило кого-то в клане Цзи от вечного сна.
Фан Даоцзы побелел, его трясло. Его глаза в страхе метались из стороны в сторону, а сердце бешено колотилось.
— Заклинание Засохшее Дерево Встречает Весну[2]. Невозможно. Он мёртв! Я собственными глазами видел, как он умер, почувствовал его смерть! Его эссенция исчезла. Его души нет ни на Небе, ни на Земле. Он так и не переродился на Девятой Горе и Море. Я абсолютно уверен... что он тогда погиб! Он просто не может быть жив! Кто ты? Кто ты такой?! — закричал обезумевший от страха Фан Даоцзы.
[1] Лао-сань можно перевести как "третий старик". — Прим. пер.
[2] Идиома в значении "вернуться к жизни", "ожить". — Прим. пер.

Глава 1003: Патриарх первого поколения

За время мятежа в клане Фан случилось много чего, но даже пробуждение Фан Даоцзы бледнело на фоне произошедшего. Патриархи царства Дао других сект и кланов побледнели и онемело уставились на разлом, ведущий в земли предков, откуда показалась рука.
Патриарх первого поколения клана Фан был одним из самых знаменитых людей в истории Девятой Горы и Моря. Многое лет назад, в эпоху хаоса, он следовал за загадочным Лордом Ли в его многолетней кампании по покорению Девятой Горы и Моря. В самом начале он был никем, но ему удалось покрыть себя славой и возвыситься выше самих Небес. Куда бы он ни направился, всюду им учинялась резня. Его безумная отвага окрасила в цвет крови каждый уголок звёздного неба! Одно его имя вселяло ужас в сердца людей. В те времена появился и человек, в будущем ставший Лордом Цзи. Три величайших фигуры в истории, парагоны Девятой Горы и Моря, люди, ставшие живыми кошмарами своей эпохи. В конечном итоге для объединения Девятой Горы и Моря они собрали под своим началом трёх старших демонов, а также множество могущественных экспертов, а потом и девяти великих дуайенов.
После подавления хаоса Девятой Горы была основана секта Бессмертного Демона. Она стала самой могущественной сектой Девятой Горы и Моря, силой, которую уважали и боялись все остальные секты. Во время пиров и других похожих мероприятий многие признавали, что без патриарха первого поколения клана Фан... война Лорда Ли с Небесами была бы намного труднее. Всё потому, что патриарх первого поколения неоднократно рисковал собственной жизнью, чтобы спасти Лорда Ли. Его деяния навеки оставили след в истории Девятой Горы и Моря. И хоть он давным-давно умер во время медитации, одной костлявой руки оказалось достаточно, чтобы потрясти всю Девятую Гору и Море. Три великих даосских сообщества тоже были поражены, и даже в клане Цзи поднялась паника.
Воля навеки заснувшего патриарха первого поколения клана Цзи, который слился с Небесами, обретя тем самым неумирающую природу, внезапно проснулась... и посмотрела на старого друга.
В момент его пробуждения успокоились все естественные законы Девятой Горы и Моря. Словно на всей Девятой Горе и Море не осталось ничего, кроме костлявой руки, высунувшейся из разлома. На месте рассеянной силы эссенции появилась фигура в длинном зелёном халате. Неизвестный медленно вышел из воронки, приковав к себе миллионы глаз. В головах всех членов клана Фан зазвенело, словно в них ударили сотни тысяч молний. Этот человек был им очень хорошо знаком. Как они могли не узнать его? Во всём клане не найдётся такого человека, кто бы не видел его портрета или не преклонял перед его статуей колени.
Это был... патриарх первого поколения клана Фан!
Мэн Хао казалось, будто у него сейчас взорвётся голова. Изумление окружающих не шло ни в какое сравнение с накрывшим его шоком. Ведь только он знал... что это был тот самый труп, сидевший в позе лотоса в гробнице!
"Он... он ещё жив?!" — в страхе подумал Мэн Хао. — Не мог же он наблюдать за мной всё то время, что я занимался культивацией в гробнице?" — от этой мысли его пробил холодный пот.
При виде человека, вышедшего из разлома, глаза Фан Шоудао заискрились радостью и благоговением.
— Приветствую вас, патриарх первого поколения! — с этими словами он опустился на колени.
Теперь Фан Яньсюй выглядел спокойным. Полученные им раны никуда не делись, однако ему больше не надо было притворяться напуганным. С фанатичным блеском в глазах он тоже опустился на колени. За ним сразу же последовал Фан Даньюнь. Все лояльные клану практики тотчас попадали на колени. Дрожащие мятежники стояли, не зная, что делать. Сложно сказать, кто был первым, но, когда один из них пал ниц, остальные сразу же последовали его примеру.
Внезапно земля задрожала и в ней образовалась огромная дыра, обнажив скрытую под родовым особняком подземную палату. Седьмой патриарх и остальные старики прекратили драку и почтительно опустились на колени.
Мэн Хао быстро справился с удивлением и последовал их примеру, приветствую патриарха первого поколения. Внезапно он вспомнил слова отца, сказанные им перед его путешествием к планете Восточный Триумф. В них звучала непоколебимая уверенность, что там Мэн Хао будет в полной безопасности.
"Фрукты нирваны были всего лишь поводом, чтобы отправить меня сюда..." — внезапно понял он.
Цзи Сюфан всю трясло. При виде человека в зелёном халате ей стало трудно дышать, а перед глазами всё поплыло. Она тоже видела портреты патриарха первого поколения клана Фан и слышала о нём немало жутких легенд и преданий. Этот человек... вселял страх даже в сердце Лорда Цзи в те времена, когда они боролись за контроль над Небесами!
"Так вот, что за козырь был у Фан Шоудао в рукаве, — Цзи Сюфан хватило доли секунды, чтобы всё понять. — Он знал, что патриарх первого поколения был всё ещё жив. Всё это время их целью... был никакой не клан Цзи, а Фан Даоцзы!!!"
При виде патриарха первого поколения у неё от лица отлила кровь. Всё это время она вела себя как полная дура. Она была уверена, что победа была уже у них в руках, что в их плане были предусмотрены все неожиданности. Однако... она не учла самого важного: патриарх первого поколения был всё ещё жив!
"Как такое возможно?.. Патриарх первого поколения клана Фан ведь умер! Даже эссенция Девятой Горы и Моря это подтвердила! Он просто не может находиться среди живых! Эссенция Девятой Горы и Моря принадлежит патриарху Цзи! Как он мог ошибиться?!"
Пока Цзи Сюфан задавалась этим вопросом, Фан Даоцзы онемело уставился на человека, стоящего на фоне разлома.
"Невозможно... Этого просто не может быть..." — Фан Даоцзы трясло.
Больше всего в жизни он боялся только одного человека: своего отца, патриарха первого поколения. Страх был настолько всеобъемлющим, что во время давней войны Лорда Цзи за контроль над Небесами, он решил отсечь этот страх, своего внутреннего демона. Не сделай он этого, и дальнейшие продвижения культивации давались бы ему крайне тяжело. Внутренний демон был оковами, в которые он сам себя заковал. Во время войны между кланами Цзи и Фан он выбрал сторону Цзи, став первым предателем в истории клана. Он никогда не забудет разочарованный взгляд отца и то, как едва заметно ссутулились его плечи под гнётом печали и вины. Увидев таким отца, Фан Даоцзы был настолько рад, что даже расхохотался.
— Ты основал клан Фан? Ха, тогда я просто уничтожу его! Потому что я собираюсь основать новый клан Фан, мой клан Фан!
Это были последние слова, которые он сказал перед тем, как его отец усмирил его, последний смех.
Клан Фан проиграл ту войну. Клан Цзи одержал вверх и захватил контроль над Небесами, закрепив за собой титул Лорда Девятой Горы и Моря. Такой исход войны нельзя было полностью списать на это предательство, но оно сыграло значимую роль в поражении клана Фан. Что до Фан Даоцзы, патриарх первого поколения в конечном счёте поймал его. Несмотря на тяжелейшие преступления, у патриарха просто не поднялась рука на сына. Вместо того чтобы убить его, он уничтожил его тело, позволив душе переродиться в новом члене клана Фан. К тому моменту, как патриарх первого поколения умер во время медитации, Фан Даоцзы множество раз совершил перерождение. Если бы не магия Кармы Цзи Тяня, которую он использовал после кончины патриарха, быть может, Фан Даоцзы так навеки бы и остался запертым в этом цикле перерождений. Жизнь за жизнью, не зная, кто он на самом деле такой, но однажды магия Кармы пробудила его.
Вспомнив всё, в нём вновь разгорелось желание уничтожить некогда родной клан. Всё это время он в тайне восстанавливал культивацию, ни разу не давая намёка о своей истинной личности. В конце концов он умер и вновь был перерождён. С тех пор он пробуждался после каждого перерождения. В каждой следующей жизни он продолжал заниматься культивацией, постепенно становясь всё сильнее и сильнее. И всё же он так и не решился начать действовать. До него доходили слухи о смерти отца, но он не был полностью уверен в их правдивости. К тому же он не знал, насколько его отец до своей смерти обезопасил клан на случай непредвиденных ситуаций. Однако он был терпелив. Он выжидал и наблюдал, не желая действовать, пока у него не будет абсолютной гарантии победы. Когда Фан Хэшань переломил нефритовую табличку, план пришлось привести в действие раньше задуманного. Фан Даоцзы был вынужден действовать. Разумеется, даже если бы план привели в исполнение в установленный срок, клан Фан всё равно бы захлестнуло пламя мятежа и хаоса, всё благодаря приготовлениям клана Цзи. Их участие было продиктовано желанием заполучить наследие Лорда Ли. Наследие, которое в своё время не удалось заполучить даже Лорду Цзи. В клане Цзи выяснили, что судьба, связанная с наследием, находится на планете Восточный Триумф.
Фан Даоцзы ждал, пока клан Фан использует все имеющиеся у них козыри, бросит всё в бой. Его уверенность подкрепил тот факт... что Мэн Хао вобрал в себя фрукт нирваны патриарха первого поколения. Ощущения от той линии крови окончательно убедили Фан Даоцзы: его отец мёртв! Поэтому он наконец решил выйти из тени. Только он и представить не мог, что после тщательнейшего анализа и кропотливой подготовки, когда победа уже почти находилась у него в руках... внезапно выясниться, что его отец жив!
— Этого просто не может быть! Если ты и вправду не умер, тогда почему раньше меня не убил?.. — закричал дрожащий Фан Даоцзы.
На его вопрос ответил не патриарх, а Фан Шоудао:
— Мы знали имена всех мятежников в клане, — негромко сказал он, — кроме твоего. Мы могли избавиться от них в любой момент. Но это ничего бы нам не дало. Пока ты жив, их зачистка лишь отсрочила бы катастрофу. Что до тебя, никто в клане, даже я, никак не могли понять, в ком ты переродился... Один лишь Цзи Тянь мог бы выявить намёки в магической технике патриарха первого поколения. Только твоей смертью мы можем гарантированно выкорчевать все ростки грядущей катастрофы. Поэтому и была придуман этот непростой план. Он преследовал всего одну цель... выманить тебя!
Сказав это, он покосился на Мэн Хао. Тот поменялся в лице. Его сердце переполняли противоречивые эмоции, особенно при виде залитых кровью улиц родового особняка. После объяснения Фан Шоудао второй, четвёртый и шестой патриархи побелели.
— Кому какое дело, что он ещё жив?! — прорычал Фан Даоцзы. — Может, у меня ничего и не вышло, но мне хотя бы удастся забрать с собой многих членов клана Фан! Этого достаточно!
Фан Даоцзы запрокинул голову и жутковато расхохотался. С появлением его отца он сразу понял, что проиграл, но, как он и сказал, мятеж унёс с собой больше половины членов клана. Весь клан буквально утопал в крови, повсюду высились горы трупов.
Фан Шоудао промолчал. При взгляде на Фан Даоцзы в его глазах отразилась внутренняя борьба. Будучи земным патриархом клана Фан, он знал всю историю Фан Даоцзы. Ему также было известно, что сам Фан Даоцзы не знал всех фактов. Старик невольно вздохнул.
— Почтенный Даоцзы, — тихо сказал он, — эта планета давно уже не та планета Восточный Триумф, какой вы её помнили раньше.
Фан Даоцзы остолбенел, как будто он внезапно вспомнил нечто совершенно ошеломительное. Фан Шоудао повернулся к патриарху первого поколения, который так и не проронил ни звука, и низко ему поклонился. Патриарх поднял руку и провёл перед собой, словно охватывая ладонью все земли вокруг.
Засохшее Дерево... Встречает Весну!

Глава 1004: Клан Фан

Фраза "Засохшее дерево встречает весну" имеет две трактовки. Первая гласит, что в заключении всего сущего, а именно в смерти, часто зарождается частичка жизни. Подобно реинкарнации — связующему звену между жизнью со смертью — это был цикл, бесконечный цикл. По другой трактовке... это была не реинкарнация, но тоже своего рода цикл, вот только это был не цикл прихода весны. И всё же и в этой трактовке речь шла о жизни.
Мэн Хао изумлённо проследил за движением руки патриарха первого поколения, а потом он собственными глазами увидел самую невероятную сцену в своей жизни. Время как внутри, так и снаружи родового особняка внезапно остановилось, а потом начало двигаться в обратную сторону! Вдох за вдохом, миг за мигом, всё оборачивалось вспять. Пролитая кровь возвращалась в жилы, отрубленные головы — на шеи. Сражённые насмерть люди вновь вставали на ноги. Бегущие вперёд люди теперь бежали назад. Схлестнувшиеся в бою практики начали расходиться в противоположные стороны.
Мэн Хао тяжело задышал, когда осознал, что происходящее затронуло всех в клане Фан, кроме него и ещё пяти человек. Никто из них не выглядел особо удивлённым. Ими были патриарх первого поколения, Фан Яньсюй, Фан Шоудао, Фан Даньюнь и Фан Даоцзы. Цзи Сюфан, эксперты Псевдо Дао, а также остальные практики клана Фан находились под действием этой странной магии.
Мэн Хао поражённо наблюдал, как сражающиеся члены клана выходили из боя и возвращались на свои места. Но больше его поразило то, что он смог увидеть самого себя. Он видел всю схватку с Фан Вэем, его смерть, гибель Фан Хэшаня и Фан Сюшаня — всё это проигрывалось в обратную сторону. Все те, кто должен был быть мёртв, теперь были живее всех живых. Увидев всё это собственными глазами, он почувствовал зародившееся внутри неописуемое чувство, полностью выбившее его из колеи.
Время текло в обратную сторону во всём клане Фан. Лужи крови на земле исчезли, все погибшие встали на ноги, и теперь огромная толпа людей тянула шеи вверх, боясь пропустить хотя бы секунду схватки Фан Вэя и Мэн Хао.
Как вдруг всё опять застыло. Мэн Хао непонимающе закрутил головой. В этот момент патриарх первого поколения взмахнул рукой ещё раз, заставив исчезнуть всех погибших членов клана Фан. Лоялисты растворились в воздухе, и теперь остались только мятежники. Даже Фан Вэй исчез. Следом патриарх первого поколения сжал пальцы в кулак. С оглушительным рокотом мир вокруг него разбился, огромное количество искрящихся огоньков градом осыпались на землю. Вернувшись в родовой особняк, лояльные клану практики теперь могли видеть, что происходит. Растерянность на их лицах быстро сменилась полнейшим неверием.
— Что произошло? Я помню... помню, как меня убили!
— Что это за место?
— Мы ещё... в клане Фан?
— Что случилось?!
Воскрешённые члены клана Фан в панике озирались, оставшиеся мятежники дрожали. С их губ брызнула кровь, в глазах потемнело, а потом все замертво рухнули на землю. Второй патриарх погиб, как и четвёртый с шестым. Никто не избежал этой участи! Все предатели были мгновенно убиты! Словно их смерть была платой за возвращение погибших членов клана к жизни!
Мэн Хао скользил взглядом по толпе, пока не заметил там... Фан Вэя! Сперва глаза Фан Вэй ничего не выражали, но довольно быстро они прояснились, и он быстро нашёл в толпе Мэн Хао. На его лице отразилась внутренняя борьба, закончившаяся тяжёлым вздохом.
Практики из других сект и кланов Девятой Горы и Моря в оцепенении наблюдали за происходящим. Даже патриархов царства Дао слегка трясло от страха.
— Трансформация между жизнью и смертью? Не могу поверить... патриарх первого поколения клана Фан достиг такого невероятного уровня силы?
— Хм, а вот мне это не показалось трансформацией... куда больше это похоже на то, что он вернулся в прошлое и вытащил оттуда погибших. К-к-ка-каким могуществом надо обладать, чтобы совершить нечто столь невероятное? Мороз по коже!
— Патриарх первого поколения клана Фан действительно эксперт с мистическими силами.
Теперь-то Мэн Хао понял, почему отец ни капли не сомневался в его безопасности... К тому же его отец точно принимал участие в разработке плана и знал, что патриарх первого поколения обязательно вмешается.
"Твою бабулю! — мысленно ругнулся он. — Конечно же, мне ничего не угрожало. Даже если бы я и погиб, патриарх первого поколения всё равно сумел бы вернуть меня к жизни... Но такая магическая техника слишком уж противоестественна! Как может существовать такое Дао?!"
В его сердце, словно морской прибой, бились волны изумления. Он нутром чуял, что пугающая магическая техника патриарха первого поколения могла быть использована лишь ограниченное количество раз. К тому же её явно должен сопровождать эффект отката, вдобавок в ней явно имелись и другие ограничения. Иначе бы клан Фан ни за что не проиграл войну клану Цзи!
"Может, она работает только на планете Восточный Триумф?" — предположил он, но тут ему вспомнились слова Фан Шоудао.
"Эта планета давно уже не та планета Восточный Триумф, какой вы её помнили раньше…"
Сердце Мэн Хао дрогнуло, ему в голову внезапно пришла невероятная идея: наивысшей формой Одна Мысль Звёздная Трансформация была... трансформация в планету! Он поражённо опустил глаза на землю под ногами, не веря, что такое вообще возможно.
"Вот это... и есть клан Фан?" — ошеломлённо спросил себя он.
Изумление Цзи Сюфан после воскрешения членов клана Фан быстро переросло в страх. Страх, возникающий только перед лицом смертельной опасности. Она без колебаний полетела к звёздному небу в надежде сбежать. Удастся ли побег или нет, она не знала, но просто не могла не попытаться. Ей ещё не доводилось видеть такую даосскую магию. Воскрешение всех погибших членов клана Фан не просто напугало её, это по-настоящему ужасало.
Похожая реакция была и у стариков Псевдо Дао. Даже такие безумцы всё ещё могли чувствовать страх. Они пустились в бегство с такой скоростью, словно за ними гналась сама смерть.
Фан Даоцзы безучастно смотрел на воскрешённых членов клана. В его взгляде сквозила горечь.
— Всё это было лишь спектаклем, — негромко сказал Фан Шоудао, глядя на Фан Даоцзы со смесью сочувствия и жалости.
Грандиозный спектакль, где клану Цзи была отведена роль простого актёра. От того факта, что патриарх первого поколения был настолько могущественным и хитроумным, чтобы таким масштабным спектаклем обдурить всех, Мэн Хао стало слегка не по себе. И всё же ему никак не давала покоя одна странная деталь: почему патриарх первого поколения совершенно не показывает эмоций?
— Раз отец сумел достичь такого могущества, что ему удалось превратиться в планету, — сказал Фан Даоцзы с растерянностью в глазах, — тогда он бы мог легко найти меня, если бы захотел. — Он неуверенно посмотрел на Фан Шоудао.
— Дело в том, что твой отец не хотел этого, — объяснил старик.
Услышав это, Фан Даоцзы затрясло, а потом он захохотал, вложив в смех всю свою горечь. Он повернулся к патриарху первого поколения. На лице Фан Даоцзы смешались печаль, ярость и множество других эмоций. С его уровнем культивации и статусом, как он мог не понять? Патриарх первого поколения перед ним не был истинной сущностью его отца. Его отец... действительно был мёртв. На самом деле из разлома вышел не его клон, нет, его отец перевоплотился в планету, но перед этим позаботился, чтобы после его смерти с кланом Фан ничего не случилось. Это была... душа планеты! Это была душа его отца в другой плоскости бытия! Несмотря на то, что он был мёртв и стал душой планеты, он всё равно следовал воле патриарха первого поколения не искать реинкарнацию Фан Даоцзы. Не искать человека, замыслившего навредить клану.
— После смерти патриарха первого поколения осталось только его предсмертное наставление. Мне дали его услышать, когда меня сделали земным патриархом. Но только недавно я осознал, что эти слова предназначались вам. Он верил, что в конце концов наступит день и в одном из будущих поколений вы станете земным патриархом клана Фан, посему и оставил вам эти слова. — Фан Шоудао со смешанными чувствами посмотрел на Фан Даоцзы. — Он сказал: "Всё, что я сказал в тот раз, когда остановил тебя... было правдой".
— Правдой... правдой...
В смехе Фан Даоцзы послышалось ещё больше горечи. Он вновь взглянул на человека в зелёном халате, своего отца. Он до сих пор не забыл тот раз, когда отец остановил его, и то, что он тогда сказал.
Когда его отец и клан Цзи ещё служили Лорду Ли во время его завоевательной кампании, клан Цзи посеял карму с новорождённым Фан Даоцзы. Чтобы запрятать эту Карма настолько глубоко, чтобы даже патриарх первого поколения не смог её обнаружить, Лорду Цзи потребовалось истратить всю силу своей культивации. Когда патриарх наконец заметил её, было уже слишком поздно. Он объявил войну клану Цзи не из желания править Девятой Горой и Морем, а из мести.
Фан Даоцзы с горьким смехом взмыл в воздух, его мысли были в полном хаосе. Его голову раскалывало бушующее внутри него безумие. Он больше не хотел оставаться на планете Восточный Триумф, не хотел видеть людей из клана Фан. Он резко взмыл в воздух и стрелой помчался к звёздному небу.
Провожая взглядом Фан Даоцзы, Мэн Хао не знал, что и думать. При взгляде на патриарха первого поколения он невольно подумал о Кэ Юньхае и Кэ Цзюсы, а также о собственном отце.
"Фан Сюфэн, Фан Сюфэн, — со вздохом подумал он. Чем больше он думал обо всё этой ситуации, тем сильнее разгорался его гнев. — Ты действительно мой отец?.. Ты действительно был готов бросить своего сына в самое пекло? Что ж, ты мой отец, поэтому я не стану ничего говорить, но мама явно не спустит тебе это с рук".
Фан Шоудао даже не попытался остановить Фан Даоцзы. Он посмотрел в сторону его удаляющегося силуэта, а потом низко поклонился патриарху первого поколения.
— Патриарх, пожалуйста, казните всех, кто совершил преступление против клана!
Выражение лица патриарха первого поколения не изменилось. Он поднял руку и указал ей в небо. Раздался рокот, а потом все почувствовали ужасающую и смертоносную ауру. К всеобщему удивлению, её источником был не патриарх первого поколения, а сама планета. В этот момент все растения и деревья на планете Восточный Триумф, все постройки, всё живое вспыхнуло желанием убивать. Пробудилась ярость всей планеты!
Жуткая жажда убийства ударила в небо, не тронув Фан Даоцзы, но, стоило ей коснуться трёх экспертов Псевдо Дао, как они были мгновенно уничтожены. Избавиться от них было так же легко, как раздавить беспомощных букашек. С грохотом они обратились в пепел, а потом смертоносная аура двинулась дальше в звёздное небо и настигла Цзи Сюфан. Почувствовав нагоняющую жажду убийства, у неё поджилки затряслись.
— Патриарх, спасите меня! — закричала она не своим голосом.
Даже будучи экспертом царства Дао, в сравнении с жаждой убийства целой планеты она была слишком слабой!
В этот момент все силы Девятой Горы и Моря стали свидетелями демонстрации... несравненной и тиранической силы, которую долгие годы скрывал клан Фан! Этим они всем показали, что клан Фан не растерял ни капли своего могущества! Любого, кто посмеет оскорбить клан Фан... даже на краю света настигнет кара!
Конец книги VI: Слава, сотрясшая Девятую Гору, путь к истинному бессмертию.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив