» » Книга 7 Главы 1005-1020


Книга 7 Главы 1005-1020


Книга 7 Главы 1005-1020
+11
Книга 7: За пределы Девятой Горы ведет мост Древнего Святого
Глава 1005: Надежда на царство Древности
Как только жажда убийства практически всей планеты окутала Цзи Сюфан, с Девятой Горы прогремел древний голос:
— Старший брат Фан... — громогласный голос затопил всё звёздное небо Девятой Горы и Моря и заставив все планеты задрожать.
Пространство подёрнулось сильной рябью, которая приняла форму ока. В нём в позе лотоса сидел седовласый старик. Сказав это, древний старец указал рукой в сторону планеты Восточный Триумф. Беспредельная рябь прошла сквозь звёздное небо и накрыла планету Восточный Триумф, чтобы помешать атаке патриарха первого поколения. До этого момент патриарх не проронил ни звука, но сейчас он хриплым голосов произнёс три слова, из-за которых посланная в звёздное небо рябь внезапно застыла на месте.
— Я требую объяснений!
В этот момент Цзи Сюфан пронзительно закричала. Крик внезапно оборвался, когда её голова отделилась от шеи, а потом тело было растёрто в пыль некой огромной невидимой рукой. Это была окончательная смерть и тела, и души! Всемогущий эксперт царства Дао не смог выдержать даже одного удара жажды убийства патриарха первого поколения.
После смерти Цзи Сюфан жажда убийства с грохотом обрушилась на запечатывающий барьер, возведённый вокруг планеты Восточный Триумф. Даже поддержка сразу трёх экспертов царства Дао клана Цзи не спасло заклинание. Его разорвало на мириады крохотных осколков, которые подхватил могучий ветер и унёс прочь от планеты Восточный Триумф. Пустоту покрыло множество трещин, сделав её похожей на паутину.
Три перепуганных эксперта царства Дао не знали, что делать. С гримасами ужаса они испробовали всё возможное, чтобы сбежать, даже высвободили силу эссенции, но жажда убийства планеты Восточный Триумф была настолько сильной, что она могла всколыхнуть всю Девятую Гору и Море.
— Патриарх, спасите нас!
Трое практиков царства Дао были так напуганы, что им казалось, будто их сердце остановится от страха. Им уже очень давно не доводилось чувствовать такой всепоглощающий страх, источником которого была жажда убийства планеты Восточный Триумф, способная стереть их с лица земли. Любой из них мог ступить на любую планету Девятой Горы и заставить её содрогнуться. Одним взглядом они могли возвеличить секту или уничтожить её до основания. Но сейчас в их сердцах не было ничего, кроме животного ужаса. Они знали, что жажда убийства патриарха первого поколения клана Фан может лишить их реинкарнации. Они уже никогда не переродятся и навеки исчезнут из мира. Им оставалось только бессильно наблюдать за приближением к ним волны жажды убийства.
В этот момент по звёздному небу расползлось ещё больше волн, как будто некая сила пыталась встать между жаждой убийства и тремя стариками. Эти волны соединились вместе в иллюзорное око. Оно внимательно посмотрело на жажду убийства.
— Старший брат Фан, довольно! Ты мне не соперник.
Жажда убийства остановилась перед оком. В искрящемся сиянии она приняла форму человека — патриарха первого поколения. Будучи сотканным из множества сияющих огней, его лицо было немного размытым. Старик, сидящий в позе лотоса внутри ока, спокойно посмотрел на патриарха первого поколения.
— Может, я и не могу запечатать Небеса, но мне по силам расколоть Небеса Девятой Горы и Моря, — холодно пригрозил патриарх.
Мэн Хао услышал его голос даже с планеты Восточный Триумф. Даже с его уровнем культивации он видел всё, что произошло среди звёзд. Высоко в вышине жажда убийства патриарха первого поколения убила сначала эксперта царства Дао, а потом обратила в бегство ещё троих. От этой сцены глаза Мэн Хао засияли загадочным светом.
"Когда-нибудь я стану таким же могущественным! — мысленно пообещал себе он. От последних слов патриарха блеск его глаз стал ещё ярче. — Почему меня не покидает ощущение, будто эти двое играют в шахматы? Один из них знает, что не может переиграть другого, но всё равно создаёт видимость того, что, если его разозлить, он просто опрокинет шахматную доску..."
Мэн Хао прочистил горло. По непонятной причине ему нравился стиль патриарха первого поколения. В звёздном небе старик внутри огромного ока не ответил патриарху первого поколения клана Фан.
— Отныне никому из клана Цзи не позволено входить в звёздное пространство вокруг планеты Восточный Триумф, — медленно отчеканил патриарх первого поколения.
Старик внутри ока внимательно посмотрел на него и медленно кивнул. Око подхватило троицу экспертов царства Дао и исчезло. Вопрос об убийстве Цзи Сюфан и трёх стариков Псевдо Дао так и не был поднят... Похоже, клан Цзи был готов пожертвовать ими ради окончания конфликта с кланом Фан. С исчезновением ока растаял и патриарх первого поколения. Фигура и жажда убийства бесследно исчезли. Всё пришло в норму. Но на Девятой Горе и Море всё только начиналось. Все секты и кланы стали свидетелями возвышения клана Фан. Практики собственными глазами видели, как давно померкшая слава клана Фан внезапно вновь вспыхнула былым величием, как они вновь стали одной из самых могущественных сил всей Девятой Горы и Моря. Даже клану Цзи пришлось заплатить суровую цену, что потрясло всех без исключения практиков. Теперь они смотрели на клан Фан с изумлением и страхом.
Многолетнее молчание клана Фан убедило многих людей Девятой Горы и Моря в том, что их сила была лишь показной. Сегодня эта теория была разбита в пух и прах. Клан Фан дал чётко понять, что их могущество никуда не делось!
Появление патриарха первого поколения в виде клона, а точнее души планеты Восточный Триумф, потрясло до глубины души весь мир практиков Девятой Горы и Моря. К тому же теперь все знали о существовании у клана Фан ещё двух экспертов царства Дао. И всё же больше всех поразил сам патриарх первого поколения, пожалуй, он бы самой устрашающей частью силы клана. Если даже клан Цзи оказался бессилен их уничтожить, что уже говорить об остальных сектах и кланах. Как теперь они могли надеяться стоять с ними на равных?
Патриархи царства Дао других сект и кланов в тишине размышляли. Теперь в их взглядах, направленных на планету Восточный Триумф, угадывались осторожность и страх. Убийство патриархом эксперта царства Дао поселило в их сердцах такой страх, что им стало трудно дышать.
"С такой силой клан Фан действительно заслуживает называться... гегемоном Девятой Горы и Моря".
"Когда клан Фан в этом конфликте был вынужден использовать все свои козыри, причём прямо у всех на глазах, можно подумать это лишит их клан ауры таинственности. И всё же последний их козырь оказался слишком невероятным..."
Эксперты царства Дао со вздохом вернулись в свои секты и кланы. Так закончился мятеж в клане Фан — безоговорочной победой сторонников клана. Обнажённые клыки клана Цзи были обломаны, к тому же этот конфликт стоил им одного эксперта царства Дао и трёх практиков Псевдо Дао. Одновременно с этим клан был полностью вычищен от предателей. После такого крещения кровью в клане Фан воцарилась невиданная доселе стабильность. Помимо патриарха первого поколения, у клана появился достойные преемники. О несравненном Мэн Хао Девятая Гора и Море уже вряд ли когда-нибудь забудет, однако был ещё и Фан Вэй. Тот факт, что Фан Вэй пытался защитить клан до самой смерти, отметило немало людей. Мэн Хао и Фан Вэй стали предметом для восхищения и зависти других сект и кланов.
— Сначала у них появляется Мэн Хао, подавивший всех членов своего поколения! Его путь... точно приведёт его к небывалым вершинам. И теперь ещё Фан Вэй. Может, он и уступает Мэн Хао, но он достаточно силён, чтобы защищать клан!
— Один будет сражаться во внешнем мире, а другой оберегать клан! С ними слава клана Фан в будущем достигнет новых высот...
— В нападении клана Цзи нет ничего удивительного. Уже совсем скоро... клан Фан может стать достаточно сильным, чтобы вновь вступить в противоборство с Лордом Цзи за Небеса. Кто если не клан Фан? В прошлом они, как и клан Цзи, были могущественным кланом воинов!
— Клан Цзи с их Кармой и клан Фан с их реинкарнацией. Два клана воинов, в прошлом пролившие океаны крови на Девятой Горе и Море...
Гражданская война клана Фан закончилась. Не прошло много времени, прежде чем кланы и секты Девятой Горы и Моря пришли в движение. Патриархи этих организаций готовились лично посетить планету Восточный Триумф со своими избранными, чтобы преподнести подарки в честь возвращения патриарха первого поколения.
После ухода клана Цзи жизнь на планете Восточный Триумф начала приходить в прежнее русло. Единственным напоминанием о мятежниках были кровавые разводы на земле да стоящий запах крови и смерти в воздухе. Воскрешённые члены клана испытывали противоречивые чувства. Под руководством главного старейшины начались восстановительные работы.
Фан Вэй стоял, не зная, что сказать. Печально оглядевшись вокруг, он понуро свесил голову. Патриарх первого поколения не стал оставаться. Весь клан уважительно ему поклонился перед его возвращением в разлом, ведущий в земли предков. Перед уходом он обернулся и на мгновение задержал взгляд на Мэн Хао.
Мэн Хао вздрогнул, услышав у себя в голосе голос патриарха первого поколения:
"На тебе отпечатки наследия Лорда Ли... Наследие Лорда Ли связано с Восточным Триумфом. И в то же время оно уже не на планете Восточный Триумф. Его уже добыл практик с этой планеты. Что до попытки клана Цзи посеять хаос в стенах нашего клана, это тоже связано с наследием. На самом деле мы использовали наследие, чтобы выманить клан Цзи. Хитрая стратегия, не более того. Однако, когда придёт время его открыть, ты сможешь это сделать, если оно связано с тобой судьбой.
Одна Мысль Звёздная Трансформация... Эту технику невозможно культивировать до последней ступени без клона линии крови! Что до фруктов нирваны... используй их с умом. У членов клана Фан четыре жизни, если объединить их вместе в подходящий момент... ты сможешь открыть дверь в царство Древности! Нас связывает судьба, роднит кровь... Царство Древности начинается с дао фрукта, но если ты начнёшь с фрукта нирваны, то сможешь добиться чего-то совершенно неслыханного и невиданного на всех Девяти Горах и Морях!"
Древний голос стих, но эхо его слов до сих пор звучало в голове у Мэн Хао. Он вздрогнул, когда патриарх первого поколения исчез в разломе. После слов патриарха глаза Мэн Хао ярко заблестели. Они помогли ему выйти на новый уровень понимания. Раньше он не очень понимал роль фруктов нирваны во всей этой истории. Насколько они были эффективны в провокации Фан Хэшаня? А что если бы он сдержался и не заварил бы всю эту кашу? Если бы так и произошло, получается, вся эта череда событий так бы никогда и не увидела свет… Теперь Мэн Хао понял, что краеугольным элементом плана были не его фрукты нирваны, а информация о наследии Лорда Ли. Вот почему клан Цзи решился действовать.
"Одна Мысль Звёздная Трансформация... даосская магия, чья финальная форма позволяет перевоплотиться в планету..."
Звёздный камень в его левом глазу заискрился, а сердце в груди забилось быстрее. Согласно патриарху первого поколения, он находился не так уж далеко от царства Древности.
"У меня есть два фрукта нирваны патриарха первого поколения и два моих. Фрукты нирваны могут позволить членам линии крови клана Фан прожить четыре жизни! Четыре фрукта нирваны. Когда я смогу поглотить их на неограниченное время, тогда перейду на царство Древности!"
Глаза Мэн Хао загорелись. Перед его мысленным взором всё ещё стояла картина убийства патриархом первого поколения практиков царства Дао.
Глава 1006: Меч и щит этого поколения
Мэн Хао вздохнул и послал поток божественной воли терракотовому солдату. Он не мог слишком долго оставаться за пределами земли предков, поэтому после приказа Мэн Хао он сложил ладони и низко поклонился. Мэн Хао не хотел с ним расставаться и всё же был вынужден отослать солдата через разлом обратно в земли предков, где он вновь превратиться в статую.
"Однажды я сделаю то же, что и патриарх первого поколения! Я найду часть Руин Бессмертия и заберу тебя с собой. В моей войне среди Небес ты будешь рядом со мной!"
Глубоко в своём сердце Мэн Хао мысленно дал себе эту клятву. Это обещание терракотовому солдату было сродни тому, что он много лет назад дал Хань Шаню в мире Руин Моста. Он никогда не забывал данных им клятв.
За терракотовым солдатом закрылся разлом, и небо клана Фан вновь пришло в норму, но на земле царило опустошение. Всюду виднелись высохшие растения и деревья, похоже, в результате конфликта снизился уровень духовной энергии всей планеты. Несмотря на отсутствие потерь, в действительности мятеж не только ослабил всю планету, но и после казни всех мятежников заметно снизил численность клана.
Мэн Хао какое-то время задумчиво стоял, пока наконец не пришёл к выводу, что ослабление планеты Восточный Триумф было как-то связано с пробуждением патриарха первого поколения. Невероятно могущественную сущность; человека, способного перевернуть доску, вместо того чтобы продолжать играть; эксперта, внушающего страх в самого Лорда Цзи, явно было очень непросто пробудить.
День клонился к концу. Заходящее за горизонт солнце озаряло земли своими последними лучами. Воскрешённые члены клана пребывали в плену воспоминаний о многих людях, которые раньше жили с ними бок о бок. После завершения мятежа не было ни радости, ни ликования, вместо этого все члены клана тяжело вздыхали. Если простые члены клана пребывали в подобном настроении, то Фан Вэй и подавно. Их чувства разделяли Фан Яньсюй, Фан Шоудао и Фан Даньюнь, парящие сейчас в воздухе.
— Всё кончено, — мягко сказал Фан Шоудао, окинув взглядом весь клан Фан. Его глубокий и древний голос достиг самых дальних его уголков, отчего все члены клана невольно подняли головы к небу. — Тела простых смертных иногда поражают скверные болезни. Если от них не избавиться, то они могут привести к смерти. Кланы так же могут поразить подобные недуги! Вчера клан Фан пожирала изнутри страшная болезнь. Если бы мы дали ей время разрастись, тогда это привело бы к страшным последствиям для всего клана! Но сегодня мы вырвали эту болезнь с корнем. Клан Фан скорбит, но сегодняшние события подарили нам второе дыхание! Завтра для всех нас настанет новый день! Мы заставим всех практиков Девятой Горы и Моря вспомнить о былой славе клана Фан! Я не стану возвращаться в уединение, с этого момента я беру на себя обязанности временного главы клана. Под моим руководством клан Фан достигнет совершенно новых высот и покроет себя славой!
Слова Фан Шоудао разожгло пламя в глазах всех членов клана Фан внизу. В его голосе была какая-то необъяснимая сила. Она проникла в сердца этих людей и разожгла там пламя решимости. Фан Вэй молча стоял в полнейшем одиночестве, никто из членов клана не решался подойти к нему. У него не осталось друзей. Его отец, дед и остальные родственники по линии крови были мертвы. Воскресили только его.
При виде понуро опущенной головы Фан Вэя патриарх Фан Яньсюй негромко вздохнул. Коротким движением пальца он подхватил Фан Вэя и поднял его в воздух. Члены клана наблюдали, как тот полетел в сторону Фан Яньсюя. Мэн Хао внезапно осознал, что из его бездонной сумке исчезло тело Фан Вэй.
— Ты всё ещё хочешь защищать клан Фан? — спокойно спросил Фан Яньсюй.
Фан Вэй задрожал. После длинной паузы он посмотрел вниз на остальных членов клана и Мэн Хао. Наконец он повернулся к Фан Яньсюю, сложил ладони и низко поклонился.
— Моим главным стремлением в жизни всегда было защищать клан Фан!
Перед мысленным взором всех наблюдавших за ним членов клана сейчас стояла трагическая картина его смерти. Этот образ навеки будет запечатан в их сердцах. Фан Яньсюй внимательно посмотрел на Фан Вэя, словно его взгляд мог увидеть скрытые в его сердце думы. Наконец его губы изогнулись в едва заметной улыбке.
— Отныне ты будешь всегда при мне. И в будущем ты сможешь оправдать своё имя и защищать клан! Вместо того чтобы стать мечом клана, ты будешь его щитом!
Фан Вэя трясло, по щекам текли слёзы. Он сложил ладони и ещё раз поклонился Фан Яньсюю. Тот вздохнул и поклонился Фан Шоудао. После чего он с Фан Вэем в лучах радужного света отбыли в сторону секты Эликсира Бессмертного. Провожая их взглядом, Фан Даньюнь и Фан Шоудао про себя вздохнули. Фан Яньсюй был не только щитом нынешнего поколения, но и его тенью! Фан Шоудао являлся мечом клана, а также воплощением его славы и величия!
В каждом поколении клана всегда было два таких человека: один — ярчайшее солнце, другой — его тень. Эта тень помогала солнцу, делала вещи, скрытые от глаз простых обывателей, терпела больше, чем кто-либо другой. Этот человек не был блистательным мечом, приковывающим к себе все взгляды. Вместо этого он становился... щитом, который многие даже не замечали! От такого человека требовалось хранить молчание и быть незаметным. Он должен был уйти из света в тень, пожертвовать своим статусом и положением, отказаться от славы. Он был тенью, щитом клана. В нынешнем поколении Фан Яньсюй сделал своим преемником Фан Вэя. Простые члены клана могли не понять всю значимость этого пути, но только не Мэн Хао. Он вздрогнул, поняв истинную природу щита клана. Он со смешанными чувствами посмотрел вслед улетающему Фан Вэю. В его голове ещё звучали сказанные им в далёком детстве слова:
"Моё имя Фан Вэй! Я хочу стать могущественным экспертом, чтобы всю жизнь защищать мой клан!"
Седьмой, пятый и третий патриархи, эксперты царства Древности тоже наблюдали за уходом Фан Яньсюя и Фан Вэя. Постепенно в их глазах появилось понимание. Это был клан Фан, место, чьи законы существовали для поддержания славы клана. В каждом поколении было два наиважнейших человека: один жил в мире света, другой — в мире тени. Один был мечом, другой — щитом. Один купался в лучах славы, другой навеки был скрыт завесой тени.
Мэн Хао понял, почему патриарх первого поколения перед смертью заставил своего клона превратиться в планету, защищающую клан. Истинная сущность патриарха первого поколения была мечом, а его клон — щитом. Даже со смертью истинной сущности, его клон будет вечно защищать клан...
— Клан Фан... — пробормотал он. Теперь он куда одобрительней относился к клану, чем раньше.
Фан Даньюнь поклонился Фан Шоудао и с улыбкой посмотрел на Мэн Хао. За этой улыбкой скрывались одобрение, похвала и даже предвкушение. Ему хотелось увидеть его судьбоносные деяния, всё-таки Мэн Хао и Фан Вэй были совсем не похожи друг на друга. С улыбкой старик полетел домой, в подразделение Дао Алхимии. Его долголетие подходило к концу. К сожалению, даже разделение его с бессмертными единорогами не поможет ему продержаться сколько бы то ни было долго. И всё же он не чувствовал сожалений. Он надеялся за отведённое ему время вернуть подразделению Дао Алхимии былую славу.
Многое из рассказов про секту Эликсира Бессмертного, щит клана, было выдумками, которые специально распространял клан Фан. Но была в них и крупица правды: из трёх святых целебных пилюль секта Эликсира Бессмертного действительно могла переплавить две, на что было не способно подразделение Дао Алхимии. Члены клана горели решимостью собственными глазами увидеть начало нового золотого века клана. Они начали восстанавливать разрушенные части родового особняка и стирать кровь, пропитавшую землю. Реконструкция не займёт много времени. Возможно, уже следующим утром... на глаз чужака клан Фан не будет отличаться от своего прежнего облика.
Фан Шоудао проводил Фан Даньюня и Фан Яньсюя взглядом, а потом и сам решил вернуться к себе. Седьмой патриарх и остальные сразу же присоединились к нему.
Мэн Хао моргнул и прочистил горло. Звук был не очень громким, но достаточно сильным, чтобы его услышали Фан Шоудао и остальные. Но старик прикинулся, что ничего не услышал, и продолжил свой полёт. Такое его поведение показалось Мэн Хао очень подозрительным. Несмотря на то, что клан Цзи напал из-за наследия Лорда Ли и всё равно бы устроил мятеж, даже если бы сегодня ничего не произошло, по мнению Мэн Хао, он с самого начала был частью плана. Хоть его не особо расстроило то, как его использовал клан, но он был совершенно не рад... быть использованным и не получить за это компенсации.
"Эй, за такое мне как минимум причитаются деньги! — подумал он. — Я стольким пожертвовал, чтобы им помочь! Меня несколько раз напугали до полусмерти, меня ещё долго буду преследовать кошмары о случившемся! Во всяком случае, они мне должны какое-никакое объяснение, верно?!"
Мэн Хао посмотрел вслед улетающим Фан Шоудао и другим патриархами, а потом громко закричал, не скрывая обиды в голосе:
— Патриархи, погодите минуточку!
Фан Шоудао и остальные тут же поменялись в лице. Быстро взмахнув рукавами, они начали растворяться в воздухе, словно собирались переместиться.
— Патриархи, постойте! — с тревогой воскликнул Мэн Хао. — Не убегайте! Эй, старые хрычи, а ну, стоять!
Фан Шоудао и остальные уже наполовину растворились в воздухе, когда Мэн Хао наконец не выдержал и вспылил. Многие члены клана в родовом особняке услышали его слова и с опаской посмотрели в небо. Фан Шоудао резко остановил перемещение и вновь полностью материализовался. Осознав, что ему не удастся избежать конфронтации, он повернулся и гневно смерил Мэн Хао взглядом.
— Мелкий хулиган! Я дедушка твоего дедушки! Как тебе хватило наглости называть меня "старым хрычом"?!
Раздражённый Мэн Хао собрался с духом и также громко ответил:
— Как мне хватило наглости? Я не сделал ничего плохого! Сегодня я совершил немало подвигов во славу клана!
Фан Шоудао уставился на него во все глаза и быстро взмахнул рукавом. В мгновение ока Мэн Хао переместило внутрь какого-то здания. Он с подозрением огляделся, а потом отскочил в сторону от внезапно возникшего рядом Фан Шоудао. От такой его реакции старик не удержался от смеха. Расположившись на полу, он ожидающе посмотрел на Мэн Хао.
— Итак, ты чем-то обижен, верно? — спросил он. — Я слушаю.
— Во время мятежа ради клана я проливал собственную кровь! — выпалил Мэн Хао.
Фан Шоудао коротким взмахом руки окружил Мэн Хао мягким сиянием. За пару мгновений все его раны затянулись. На самом деле его ранения исцелились больше чем наполовину, но с помощью старика его тело не только полностью восстановилось, но и в нём открылись все закупоренные поры. К тому же его культивация обрела невероятную стабильность.
— Ну вот, как новенький, — с улыбкой сообщил Фан Шоудао.
По мнению Мэн Хао, с этой улыбкой старик напоминал хитрого лиса.
— Во время сражения я принял целую кучу целебных пилюль, — осторожно продолжил Мэн Хао, — к тому же мне пришлось вобрать немало бессмертных нефритов! И духовных камней!
На это Фан Шоудао опять взмахнул рукой. Вместо мягкого сияния в воздухе появилась яркая проекция. Она показала всё, что произошло с Мэн Хао, начиная с треволнения и заканчивая его последним поединком. За всё это время... он так ни разу не воспользовался ни целебными пилюлями, ни бессмертными нефритами, не говоря уже о духовных камнях.
Сердце Мэн Хао пропустило удар. Он с небывалой серьёзностью посмотрел на старого лиса Фан Шоудао. Внезапно он осознал перед ним достойный противник.
Глава 1007: Старый лис против лисёнка
— Я сражался с теми избранными во славу клана! Прославил клан Фан на всю Девятую Гору и Море! — озвучил свой следующий аргумент Мэн Хао. Только сейчас он заметил, что аура старика была очень похожа на его собственную.
— О, верно подмечено. Так и быть, отныне нарекаю тебя избранным номер один всего клана Фан. С этого дня внутри и за пределами клана ты будешь его лицом!
Фан Шоудао взмахом руки призвал золотую бирку. Она влетела в помещение в луче яркого света и застыла в воздухе перед Мэн Хао. На одной её стороне было отчеканено слово "Фан", на другой "Избранный". Мэн Хао поражённо уставился на бирку, а потом ожёг взглядом Фан Шоудао. У него появилось странное чувство, будто с ним играют. Такой наглой провокации он просто не мог стерпеть.
— Моё сердце сковывает холод разочарования от одной мысли, что мной так бессердечно манипулировал клан! — произнёс Мэн Хао, скрежеща зубами.
Фан Шоудао щёлкнул пальцем, и от груди Мэн Хао по всему телу распространилась волна тепла.
— Согрелся? — невозмутимо поинтересовался он.
Мэн Хао чуть не лишился самообладания. Ему ещё не доводилось сталкиваться с настолько бесстыжим старым пройдохой. Он ясно изложил свою позицию, но этот старик три раза к ряду обошёл его.
— Во время мятежа я собственноручно остановил одержимого Фан Вэя! — воскликнул он. — Потом спас целую кучу членов клана и убил Фан Сюшаня! Я даже призвал стража дао, чтобы помочь сражаться с тремя экспертами Псевдо Дао! Я серьёзно помог вашему плану! К тому же я убил Фан Хэшаня! Вдобавок искрой, воспламенившей пламя мятежа, были мои фрукты нирваны! Я сделал для клана очень многое и теперь требую полагающейся мне награды!
— Хорошо, тебе ведь нужны ресурсы для культивации, верно? — со вздохом спросил Фан Шоудао. — Как я погляжу, в этом плане ты пошёл в твоего деда.
Почувствовав лёгкий укол вины, он прочистил горло и взмахнул рукой. Глаза Мэн Хао тут же загорелись в предвкушении. Перед Фан Шоудао возник листок бумаги. Несколькими быстрыми движениями Фан Шоудао написал на нём своё имя.
— Наслышан о твоей любви собирать долговые расписки, — объяснил Фан Шоудао с улыбкой, — поэтому решил написать тебе одну. Можешь записать, сколько, по-твоему, клан должен тебе.
Мэн Хао ошалело уставился на лист бумаги. Когда его взгляд вернулся к старику, его глаза были налиты кровью. Он хотел было продолжить упираться, как вдруг Фан Шоудао внезапно посерьёзнел. Старик тяжело вздохнул и пристально посмотрел на Мэн Хао. Его терпение готово было лопнуть, но под взглядом патриарха он удержал эмоции в узде.
— Фан Хао! — сказал Фан Шоудао, его голос звучал проникновенно и крайне величаво. — Я знаю обо всём, что ты сделал для клана, и понимаю причину твоей обиды.
После небольшой паузы он продолжил только уже более мягко:
— Мне известно обо всех твоих заслугах перед кланом. Можешь ничего не говорить. Одного того, что ты открыл максимально возможное число бессмертных меридианов и потряс всю Девятую Гору и Море, достаточно для любого клана и секты, чтобы вознаградить такого своего представителя ценнейшим сокровищем. Наш клан не исключение! Ты так же ценен для клана, как эксперты царства Дао! Фан Вэй будет щитом клана, а ты... мечом! С этого дня он станет тенью, твоей тенью! Пока ты будешь купаться в лучах славы, он будет всеми забыт. Всё потому, что ты истинное будущее нашего клана! Ты действительно думаешь, что мы не вознаграждаем тебя по заслугам из жадности? Ошибаешься. Позволь мне объяснить, клан никогда не проявлял скупости, когда дело касалось самых выдающихся его представителей. Но... знаешь ли ты, какую цену пришлось заплатить за пробуждение патриарха первого поколения? Давным-давно он умер во время медитации. То, что ты видел сегодня, было лишь его клоном, а если точнее духом планеты Восточный Триумф. Долгие годы он глубоко спал. С его пробуждением планета Восточный Триумф истощилась на следующую тысячу лет! Чтобы обеспечить стабильное вращение планеты на этот срок клан будет вынужден пожертвовать немыслимым количеством ресурсов. Сейчас у клана... просто нет для тебя награды! Да и не существует награды, которая бы показала, насколько ты важен для клана. Посему мной было принято важное решение.
Фан Шоудао поднялся и спокойно посмотрел на Мэн Хао.
— После обсуждения этого с твоим отцом, а также со Старейшиной Киноварь Фан Яньсюем было принято решение... сделать тебя кронпринцем клана Фан!
После этого заявления у Мэн Хао слегка голова пошла кругом.
— Кронпринц? — удивлённо переспросил Мэн Хао.
Практически для любого члена клана такой титул символизировал высочайший почёт и славу, но для Мэн Хао он символизировал потенциальный доступ к неограниченному количеству духовных камней и бессмертных нефритов.
— Всё так, — подтвердил Фан Шоудао с ноткой печали в голосе. — Пока твоя культивация ещё слишком слаба, но по достижении тобой царства Дао ты станешь главой клана Фан. Ты ведь знаешь, что с момента появления последнего истинного главы клана... прошло уже очень и очень много лет.
Фан Шоудао с надеждой и теплотой посмотрел на Мэн Хао, а потом раскрыл ладонь, на которой лежала верительная бирка. Она была пурпурного цвета и сияла загадочным светом. Хоть это и была всего лишь верительная бирка, по редкости она стояла на уровне сокровищ царства Древности!
— Этот предмет официальный символ твоего статуса кронпринца. Когда достигнешь царства Древности, то сможешь переплавить из неё истинное сокровище.
Взмахом рукава Фан Шоудао отправил верительную бирку Мэн Хао. Когда она приземлилась ему на ладонь, то показалась тяжелее целой горы. Если бы Мэн Хао не обладал истинным бессмертным телом, то не смог бы удержать её в руках.
— Это твой дом, и здесь ты юный господин. В будущем ты возглавишь клан, и все его богатства в конечном счёте будут принадлежать тебе. Но сейчас, когда мы стеснены в ресурсах, будет ли правильным забирать их у клана? Будучи кронпринцем клана, ты, наоборот, должен искать способы приумножить богатства клана!
Фан Шоудао тяжело вздохнул, ему явно было больно об этом говорить.
— Если не веришь, я могу всё тебе показать.
Взмахом руки Фан Шоудао перенёс обоих внутрь гигантской башни.
— Раньше здесь хранилась целая гора бессмертных нефритов. Посмотри, что с ней стало...
— Здесь покоились столько духовных камней, что и не счесть. Это всё, что от них осталось...
— А вот это место раньше ломилось от магических предметов.
Фан Шоудао провёл Мэн Хао через всю сокровищницу клана. Она была не совсем пустой, но явно знавала лучшие времена. Экскурсия по сокровищнице слегка выбила почву из-под ног Мэн Хао. Ему с трудом верилось... что клан Фан так сильно обнищал.
— Теперь ты понимаешь? К тому же клан даровал тебе дракона линии крови. Он был создан из крови самого патриарха! — сказал Фан Шоудао со вздохом.
Мэн Хао какое-то время простоял в тишине, а потом тоже вздохнул. Наконец он принял решение отказаться от попытки выудить из клана какую-то награду. Пока Фан Шоудао вздыхал, Мэн Хао развернулся, чтобы уйти. Парой мгновений ранее он внимательно изучил книгу учёта сокровищницы. К сожалению, сведения в ней лишь подтвердили эту удручающую ситуацию. Он даже проверил окружение с помощью божественного сознания, чтобы убедиться в истощении планеты. Совсем недавно переполняющая её духовная энергия напоминала бурную реку, а сейчас высохший родник. Закрыв глаза, он с помощью своей линии крови ощутил то, что было не по силам ни одному чужаку: планета Восточный Триумф действительно сильно ослабла.
***
Спустя несколько дней, когда начали прибывать делегации сект и кланов Девятой Горы и Моря с поздравлениями клану Фан, всё, увиденное им, предстало в слегка ином свете. Он собственными глазами видел, как все эти организации привозили с собой на планету Восточный Триумф дары и подарки. Если бы их посетила всего одна секта или клан, тогда никакой размер их подарков ничего бы не изменил, однако прибыли делегации трёх церквей и шести сект, пяти великих святых земель, а также трёх великих даосских сообществ, не говоря уже о более мелких сектах. При виде их даров у Мэн Хао невольно отвисла челюсть. Проведя в уме определённые расчёты, он установил, что ценность всех подарков делегаций сект и кланов достигала просто сумасшедшей цифры... Этого не хватит, чтобы наполнить сокровищницу до краёв, но достаточно, чтобы восстановить тридцать-сорок процентов истраченных ресурсов.
Наблюдая, как Фан Шоудао с улыбкой принимал различных гостей, он всё больше убеждался, что старик был коварным и изворотливым лисом. Патриарх с лёгкостью обвёл его вокруг пальца, и он ничего не мог с этим поделать. Во время их разговора его слова, казалось, и вправду имели смысл.
Мэн Хао со вздохом решил закрыть на это глаза. Только так он мог хоть как-то удержать своё раздражение под контролем. Вместо приёма гостей он в своей резиденции занимался культивацией в попытке вобрать фрукты нирваны. Мэн Хао мог стерпеть то, что его один раз обвели вокруг пальца, как-никак он получил титул кронпринца и был доволен своим нынешним статусом. Однако, когда несколько дней спустя прибыли три великих даосских сообщества, до него дошли сведения, что они привезли с собой ещё более впечатляющие дары. Каждый их подарок был сравним с дарами нескольких мелких кланов. Это просто не могло не вызвать у Мэн Хао подозрений.
— Старший брат Шоудао, Хао’эр является не только кронпринцем клана Фан, но и учеником конклава мира Бога Девяти Морей. Пожалуйста, в честь его присоединения к нашему сообществу прими эти скромные подношения в качестве приветственного подарка.
По прибытии делегации мира Бога Девяти Морей Фан Си стрелой бросился к резиденции, где медитировал Мэн Хао, чтобы поделиться свежими новостями. Услышав его доклад, глаза Мэн Хао покраснели, а сам он пришёл в бешенство. Теперь он понял, что недооценил коварство Фан Шоудао. Старик обдурил Мэн Хао... по-крупному. Если бы Мэн Хао не сделали кронпринцем, тогда три великих даосских сообщества никогда бы не привезли с собой такие щедрые дары. Только благодаря его статусу клан получил настолько ценные подарки.
Скрежеща зубами, Мэн Хао вскочил на ноги и полетел к главному храму родового особняка, где сейчас шёл пир. Мэн Хао не был против того, что Фан Шоудао сделал его кронпринцем с целью получить от трёх великих даосских сообществ более щедрые дары. Его беспокоило другое: Фан Шоудао, хитрый старый лис, не стал... делиться с ним! Он не получил даже жалких десяти процентов! Непростительно!
Грот Высочайшей Песни Меча и монастырь Древнего Святого тоже прислали делегации. Однако в сравнении с подарками грота Высочайшей Песни Меча и мира Бога Девяти Морей подношения монастыря Древнего Святого были не такими богатыми.
В главном храме родового особняка за длинным банкетным столом пировали патриархи различных сект и кланов.
— Старший брат Шоудао, член любого клана или секты может присоединиться к трём великим даосским сообществам. Дело в том, что мы не чураемся чужаков, как другие организации. Так мы взращиваем поколение за поколением избранных Девятой Горы и Моря.
— Старший брат Шоудао, Дао грота Высочайшей Песни Меча является меч. Отец Хао’эра Фан Сюфэн известен своим Дао меча. Я искренне считаю, что Хао’эр лучше всего себя покажет именно в гроте Высочайшей Песни Меча!
Патриархи продолжали болтать и смеяться, в то время как представители трёх великих даосских сообществ начали спорить между собой, кто заберёт себе Мэн Хао. Фан Яньсюй и Фан Шоудао сидели в центре стола. Улыбчивый Фан Шоудао создавал у других впечатление доброго и незлобивого старика. Но Мэн Хао не видел в нём старика, а только коварного и пронырливого лиса.
Глава 1008: Для чего существует Эшелон
Мэн Хао возвысился над всеми истинными бессмертными и стал парагоном царства Бессмертия. После поглощения фруктов нирваны он мог подняться до древнего и легендарного царства — бессмертного императора. На нём он мог убить даже практиков царства Древности с двумя потушенными лампами души. Своими деяниями и силой он потряс всю Девятую Гору и Море. Если прибавить к этому его выступление на испытании трёх великих даосских сообществ под личиной Фан Му, его можно было считать самым выдающимся и известным человеком на царстве Бессмертия. Неудивительно, что каждое из трёх великих даосских сообществ хотело заполучить его себе. Причём дело не ограничивалось только сообществами, пять великих святых земель, три церкви и шесть церквей тоже были очень заинтересованы в Мэн Хао. Если бы не три великих даосских сообществ, по статусу находящиеся над всеми остальными организациями, а также титул кронпринца Мэн Хао, означающий, что он не мог присоединиться ни к какой другой секте, кроме трёх даосских сообществ, то представители всех остальных делегаций незамедлительно начали бы за него борьбу.
Помимо патриархов царства Дао из других сект Мэн Хао увидел немало избранных, с которыми ему уже довелось сойтись в бою. Все они молча стояли в стороне, при этом их сердца переполняли противоречивые эмоции.
— Его отец, быть может, и культивирует Дао меча, но Хао’эр следует другому пути. Он уже является учеником конклава мира Бога Девяти! Как он может присоединиться к гроту Высочайшей Песни Меча?!
Помимо пожилой наставницы Фань Дун’эр с делегацией мира Бога Девяти Морей прибыл человек, ранее проводивший испытание трёх сообществ, тот самый, кто так хвалил Мэн Хао. Лин Юньцзы.
— Кому какое дело? — грубо возразил глава делегации грота Высочайшей Песни Меча. — Формально он ещё не присоединился к миру Бога Девяти Морей!
Говорившим был мужчина средних лет, во всяком случае, так он выглядел внешне. В действительности с культивацией царства Дао он, скорее, напоминал смертоносный обнажённый меч. Видя, что ни грот Высочайшей Песни Меча, ни мир Бога Девяти Морей не собираются уступать, представитель монастыря Древнего Святого едва заметно улыбнулся.
— Собрат даос Фан, — обратился старик, — почему бы не позвать Мэн Хао и не спросить его самого?
Фан Шоудао добродушно рассмеялся, но не успел он и слова сказать, как в главных дверях храма кто-то холодно хмыкнул. Стоящий в дверях Мэн Хао сразу же привлёк к себе взгляды всех находящихся в зале. Для патриархов царства Дао это стало их первой личной встречей с Мэн Хао, до этого они видели его лишь в иллюзорных проекциях. Вдобавок это стало первой встречей его и трёх великих даосских сообществ после восхождения к царству Бессмертия.
Если не считать членов младшего поколения, все остальные люди на пиру были патриархами царства Дао. Похоже, в храме находилось больше половины экспертов царства Дао всей Девятой Горы и Моря. Под взглядами этих могущественных людей Мэн Хао почувствовал могучее давление, однако он внешне никак не показал, что почувствовал его, и спокойно вошёл в зал. От его взгляда, полного холодной ярости, Фан Шоудао слегка виновато прочистил горло. Фан Яньсюй, сидящий неподалёку, беспомощно покачал головой и сухо покашлял. Взгляды всех присутствующих были прикованы к Мэн Хао.
— Я присоединюсь... — начал он.
Не успел он закончить, как трое патриархов великих даосских сообществ поменялись в лице. В их глазах вспыхнул странный блеск, в особенности у седовласого старика из монастыря Древнего Святого. Обычно добрый и спокойный старик, он резко встрепенулся и с ярким блеском в глазах посмотрел на Мэн Хао. Представители других сект явно не ожидали такой его реакции. Старик из монастыря Древнего Святого глубоко вдохнул, а потом серьёзно переглянулся со старухой из мира Бога Девяти Морей и мужчиной из грота Высочайшей Песни Меча. Повернувшись к Фан Шоудао, он предельно серьёзно сказал:
— Старший брат Фан, позволь нам уединиться в отдельную комнату.
Фан Шоудао с подозрением прищурился. Ему эта просьба показалась странной, но после пары секунд размышлений он кивнул. Мэн Хао слегка оторопел и быстро проглотил готовые сорваться слова.
Фан Шоудао взмахом руки переместил себя, Мэн Хао и трёх патриархов даосских сообществ из главного храмового зала. Такая просьба слегка сбила с толку Фан Яньсюя, но они находились в клане Фан, поэтому он отмахнулся от возникших было опасений. Вместо этого он с улыбкой продолжил болтать с оставшимися на пиру гостями. Довольно скоро просторную залу вновь заполнил гул разговоров и смех. И всё же подозрение поселилось в сердцах всех экспертов царства Дао, хоть они и не позволили этому отразиться на их лицах.
Фан Шоудао и остальные появились в одной и скрытых комнат клана Фан. Мэн Хао сразу же опасливо отошёл на пару шагов подальше от трёх патриархов.
— Собратья даосы, — обратился Фан Шоудао, прошу, объясните, зачем вам понадобилась отдельная комната?
Фан Шоудао, может, и был старым лисом, однако он вышел вперёд, встав рядом с Мэн Хао. В случае какой-либо угрозы он будет защищать Мэн Хао всей силой своей культивации. Несмотря на его небольшую аферу, всё, что он сказал, было правдой: по важности для клана Фан Мэн Хао действительно был сравним с экспертом царства Дао. К тому же его новый титул кронпринца не был шуткой, он действительно получил в клане такой статус. Такое поведение Фан Шоудао позволило Мэн Хао наконец увидеть в старике не хитрого лиса, а настоящего земного патриарха клана.
— Старший брат Фан, это наша первая личная встреча с Мэн Хао, — сказал старик из монастыря Древнего Святого. — В прошлом мы видели его только в иллюзорных проекциях, поэтому-то и не могли почувствовать исходящие от него эманации! — с придыханием объяснил старик.
Старуха из мира Бога Девяти Морей и мужчина из грота Высочайшей Песни Меча выглядели удивлёнными. Фан Шоудао нахмурился и сделал ещё один шаг вперёд, заслонив собой Мэн Хао и холодном смерив взглядом троицу.
— Хао’эра, несомненно, ведёт по жизни судьба, иначе бы он не достиг нынешних высот. Если кто-то попытается украсть судьбу кронпринца клана Фан, этот человек поплатится. На него обрушится весь гнев нашего клана!
Фан Шоудао выглядел предельно серьёзным, в его голосе сквозил металл. Мэн Хао позади него поражённо уставился на старика. Внезапно он осознал, что статус кронпринца давал ему своего рода защиту. Его переход к истинному бессмертию привлёк к нему внимание всей Девятой Горы и Моря, но со статусом кронпринца любой замысливший недоброе десять раз подумает, стоит ли ради этого провоцировать весь его клан. Такая забота членов старшего поколения слегка смягчило сердце Мэн Хао. Это даже слегка разрушило образ коварного лиса Фан Шоудао в его голове.
— Старший брат Фан, ты неправильно понял, — попытался успокоить его старик из монастыря Древнего Святого. — Мэн Хао, когда ты пропал в Руинах Бессмертия, тебе случайно не встречалась... женщина в белом наряде?
Голос старика слегка дрожал, слишком уж он нервничал. Старуха и мужчина тоже нервно ждали его ответа. Этот вопрос застал Мэн Хао врасплох. После длинной паузы он осторожно кивнул.
— Так и знал! — с неподдельной радостью воскликнул старик.
Глаза старухи и мужчины странно заблестели. Старик сделал глубокий вдох и мысленно заставил появиться в руке кусок чёрного камня. Старух и мужчина призвали по такому же камню. Три каменных фрагмента засияли таинственным светом, а потом взмыли в воздух, где соединились в каменную плиту.
— Дитя, положил руку на эту каменную плиту, — с нетерпением в голосе попросил старик. — Не бойся, мы не желаем причинить тебе зла.
Он смотрел на Мэн Хао с предвкушением в глазах, а вот Фан Шоудао нахмурился. Эта троица из даосских сообществ вела себе очень странно, но не успел он вмешаться, как глаза Мэн Хао заблестели. Он уже давно подозревал, что женщина в белых одеждах была как-то связана с тремя великими даосскими сообществами.
Вместо того чтобы положить руку на плиту, он спросил:
— Женщина в белом... кто она?
— В стародавние времена наш мир состоял не только из девяти гор да морей, — негромко сказал старуха из мира Бога Девяти Морей. — В ту пору женщина в белом наряде была одной из трёх величайших парагонов!
Разум Мэн Хао дрогнул, однако он ничего не сказал. Наконец он спокойно положил руку на плиту из чёрного камня, прекрасно зная, что эта троица надеялась увидеть. Стоило его коже коснуться шершавой каменной поверхности, как из плиты ударил яркий свет. Коснувшись Мэн Хао, он проявил древний магический символ у него на лбу.
Этот магический символ был числом! Числом... 13! Тринадцатый в Эшелоне!
При виде магического символа старик из монастыря Древнего Святого расхохотался. Его всего трясло от возбуждения. Старуха из мира Бога Девяти Морей тяжело задышала, её глаза буквально светились восторгом. Мужчина из грота Высочайшей Песни Меча был настолько обрадован, что у него перехватило дыхание.
— Эшелон! Как и ожидалось, Эшелон!
— Мэн Хао действительно присоединился к Эшелону! Эшелону под патронажем парагона! Эшелону Девяти Гор и Морей! Ключу, дающему выход за пределы Неба и Земли! Мэн Хао — второй человек с Девятой Горы и Моря, кто попал в его ряды!
Мэн Хао убрал руку, и сиянии тут же погасло. Брови Фан Шоудао сдвинулись ещё сильнее. Глубоко внутри он был поражён, но не появлению числа на лбу у Мэн Хао, а радостью представителей трёх великих даосских сообществ.
— Собратья даосы, не могли бы вы объяснить? — спокойно и в то же время настороженно попросил он.
— Старший брат Фан, это связано с миссией наших трёх великих даосских сообществ, — объяснил старик. Старух и мужчина рядом с ним наконец взяли эмоции под контроль и вернули себе прежнюю невозмутимость. — То, что мы сейчас расскажем, не должно покинуть пределов этой комнаты. Три великих даосских сообществ время от времени проводят испытание. Его целью является поиск подходящих практиков для упомянутого ранее парагона. Она ищет среди участников людей, достойных присоединиться к Эшелону. Он определяет величайших представителей всех Девяти Гор и Морей. Вступившие в Эшелон практики по праву могут считаться живыми легендами! К тому же Эшелон покрывает плотная завеса тайны, это секрет, затрагивающий все Девять Гор и Морей. Даже происхождение самого Лорда Ли как-то связано с этой загадкой! Много лет Девятая Гора и Море не могла предоставить человека, достойного вступить в ряды Эшелона. И сегодня... мы наконец получили второго! Первый человек, получивший право вступить в Эшелон, хорошо тебе знаком. Им был патриарх первого поколения вашего клана Фан! К сожалению, хоть он и отвечал всем требованиям, когда пришло время выполнить задание парагона, он не только не подчинился, но и отказался от своего статуса. Старший брат Фан, это дитя не может присоединиться к одной из наших организаций. Он единственный наследник всех трёх великих даосских сообществ! Он не ученик, он — преемник! Когда на любой горе или море появляются практики Эшелона, они сразу же попадают под защиту трёх даосских сообществ, для нас нет людей важнее. Старший брат Шоудао, путь Мэн Хао уходит далеко за пределы Девятой Горы и Моря. Сражения между желающими попасть в ряды Эшелона ещё опасней, чем схватки за титул избранного. Поэтому мы не должны допустить распространение информации о членстве Мэн Хао в Эшелоне раньше времени. Не пройдёт много времени, прежде чем мы отправим его за пределы Девятой Горы и Моря... для участия в битвах Эшелона Девяти Гор и Морей. Пожалуйста, оставь его на нашем попечении. Мы, три великих даосских сообщества, существуем только ради Эшелона. Таков был наш обет!
Глава 1009: Я уже женат
Глаза Мэн Хао блеснули. Он стоял и молча слушал разговор представителей трёх великих даосских сообществ с Фан Шоудао о нём и Эшелоне. Он был не против. После того как женщина в белом наряде нарекла его одним из Эшелона, он знал, что истина рано или поздно вскроется. Мэн Хао был осторожным человеком, но сейчас, когда об этом узнали три великих даосских сообщества, было бессмысленно скрывать свою принадлежность к Эшелону. К тому же сообщить эту новость клану было не такой уж и плохой идеей, во всяком случае, это даст ему дополнительную защиту.
Поначалу Фан Шоудао молчал. Немного подумав, он наконец сказал:
— Это серьёзный вопрос, настолько, что я не могу дать на него ответ. Собратья даосы, не могли бы вы пока вернуться в зал, чтобы Хао’эр и я могли всё обсудить. После этого мы дадим вам свой ответ.
Представители трёх великих даосских сообществ переглянулись и кивнули. В мгновение ока они переместились из секретной комнаты в главный зал. Когда троица исчезла, Мэн Хао исподлобья посмотрел на Фан Шоудао, на что тот прочистил горло и улыбнулся. По мнению Мэн Хао, за этой улыбкой не скрывалось ничего, кроме коварства и вероломства, поэтому он презрительно фыркнул.
Фан Шоудао ещё раз прочистил горло и сказал:
— Я дам тебе один процент! — предложил он, прекрасно понимая, что до сих пор ничего не упомянул о возможном дележе прибыли.
— Так не пойдёт! Я требую пятьдесят процентов! — последовал незамедлительный ответ Мэн Хао.
Фан Шоудао нахмурился и сказал:
— Все эти подарки очень важны для клана! В лучшем случае я могу предложить тебе два процента!
— Ты знаешь, на что мне пришлось пойти ради клана? Я...
Мэн Хао уже хотел пуститься в объяснения, но его прервал тяжёлый вздох Фан Шоудао.
— Хао’эр, ты ведь кронпринц клана, — с укором сказал он. Разочарованно покачав головой, он продолжил: — Разве ты не знаешь, что, как кронпринц, ты находишься под особой защитой клана? Одно это показывает, насколько клан ценит тебя! Как обсуждаемая нами мизерная выгода может с этим сравниться? Это твой дом! И сейчас твой дом в очень тяжёлом положении! Патриарх первого поколения уснул, планета сильно ослабла. За исключением вещей для базовых нужд культивации членов клана, все ресурсы уходят на поддержание самой планеты. К тому же нам нужно держаться настороже, никогда не знаешь, что может выкинуть клан Цзи! Вдобавок нам надо держать определённое количество ресурсов про запас на случай, если придётся ещё раз пробудить патриарха. Мэн Хао... ты ведь понимаешь серьёзность всей ситуации? Учитывая всё это, как клан может отправить нашего знаменитого кронпринца заниматься культивацией в три великих даосских сообщества?! Клан Фан — твой дом; ты член нашей семьи, по сути, молодой государь! Отказавшись от части даров, ты позволишь клану немного расправить плечи. В будущем всё в клане будет принадлежать тебе, не сомневайся. Если думаешь, что это нечестно, тогда забирай все дары и подарки! Мне ничего не нужно!
Фан Шоудао со вздохом закрыл глаза. Всё это время Мэн Хао молча его слушал. Внезапно он почувствовал укол вины за его излишнюю привязанность к мирским богатствам. В итоге он сокрушённо кивнул.
— Ладно, мне ничего не нужно, — сказал он.
Фан Шоудао открыл глаза и с теплотой посмотрел на Мэн Хао.
— Хороший мальчик, — похвалил он, похлопав его по плечу.
Взмахом рукава он перенёс обоих в главный зал, где всё ещё шёл пир. Представители трёх великих даосских сообществ с трепетом выслушали объявление Мэн Хао о том, что он присоединиться к ним. Однако Фан Шоудао, сославшись на культивацию Мэн Хао, предложил им вернуться через три месяца, чтобы официально принять его в свои ряды.
Мэн Хао совсем упал духом. Хоть он и понимал масштабы ситуации в клане, от осознания факта, что огромное количество духовных камней прошли мимо его кармана, его сердце заныло от боли.
"Эх, всё это неважно. Патриарх был прав. Я член клана, поэтому должен вести себя соответственно".
Утешая себя, Мэн Хао попрощался со всеми и вышел из зала. Уже собираясь улететь прочь, он увидел два ярких луча света, летящих к главному храму в сопровождении членов клана Фан. При их приближении выяснилось, что это были люди из клана Ли. Одной была мрачная Ли Лин’эр, другим — мужчина с манерами бессмертного и обликом даоса. Он был крайне хорош собой, его аура источала могучую силу эссенции. Заметив Мэн Хао, в глазах Ли Лин’эр вспыхнуло пламя ярости, и она заметно напряглась. А вот мужчина, наоборот, добродушно рассмеялся.
— Ах, какой видный юноша, — сказал он, — я видел тебя только божественным сознанием, но, увидев тебя собственными глазами, могу сказать только одно: блестяще. Просто блестяще!
Мужчина со смехом вошёл в храм. Ли Лин’эр прошла мимо Мэн Хао, не забыв одарить его испепеляющим взглядом. Она была очень рассержена, словно несправедливость жизни довела её практически до точки кипения. Мэн Хао удивлённо проводил её взглядом, что-то явно было не так. Вместо того чтобы уйти, он решил немного задержаться. Сперва со своего места поднялся Фан Шоудао, а потом со смехом заговорил мужчина из клана Ли:
— Старший брат Шоудао, получив твою весточку, я сразу же созвал совет клана. Хао’эр выдающийся молодой человек, к тому же он понравился не только мне, но и всему клану Ли! Мы поддерживаем кандидатуру Хао’эра. Когда он в будущем станет главной клана Фан, союз наших двух кланов будет крепок как никогда! Перед визитом сюда я подготовил сокровище царства Дао, сто сокровищ царства Древности, тысячу бессмертных сокровищ, сто миллионов бессмертных нефритов, десять миллиардов духовных камней, а также множество других подарков на свадьбу Хао’эра и Лин’эр!
С добродушным смехом мужчина из клана Ли сложил ладони и поклонился Фан Шоудао. Услышав всё это, даже эксперты царства Дао поражённо уставились на мужчину. Такое щедрое приданное было огромной редкостью. Но при упоминании "свадьбы" все сразу поняли, что к чему. Мэн Хао перестал быть рядовым членом клана, теперь он был сильнейшим избранным и кронпринцем клана Фан, знаменитым на всю Девятую Гору и Море. С таким статусом любая секта или клан будет готова усыпать его подарками, лишь бы заключить союз.
— Старший Брат Ли, ты слишком любезен! — сказал Фан Шоудао и с широкой улыбкой пошёл к мужчине. — Хао’эр и малышка Лин’эр были обручены с самого детства! Я просто решил слегка ускорить события.
Фан Шоудао тепло посмотрел на Ли Лин’эр. Мэн Хао так и остался снаружи храма, не в силах сдвинуться с места. Его глаза расширились от удивления, и даже рот слегка приоткрылся. Он не мог поверить своим глазам.
— Старик продал меня? — прошептал он.
Мэн Хао затрясло от ярости. Обычно сторона невесты получала сговорные[1]. Вот только это был клан Фан, поэтому подарки получала сторона жениха. Мэн Хао никак не мог принять того факта... что всё, сказанное Фан Шоудао, буквально минуту назад... оказалось враньём. Его опять обвели вокруг пальца, а он купился. Ради клана он мог это стерпеть, мог, пусть и с болью в сердце, попрощаться с экстравагантными подарками. Но эта ситуация не имела никакого отношения к деньгам! Перед мысленным взором Мэн Хао встали образы его красной свадьбы, бесконечной резни. Та свадьба была одним из самых болезненных его воспоминаний: наблюдать, как Сюй Цин у него на руках закрывает глаза и медленно растворяется в воздухе. На его сердце вновь открылись старые раны. Буквально на секунду ему показалось, будто он увидел цикл реинкарнации и услышал голос, чьё эхо вечно будет звучать в его ушах.
— Я жду тебя... в цикле реинкарнации.
Могло создаться впечатление, будто Мэн Хао флиртовал со всеми встречаемыми им на пути красавицами, но глубоко в его сердце было место всего для одной женщины. Если туда не смогла попасть Чу Юйянь, то какие шансы на это были у Ли Лин’эр?! Там было место всего для одного человека… Сюй Цин!
Мэн Хао тяжело вздохнул. Он холодно окинул взглядом радостно смеющуюся толпу и внезапно заговорил, вот только от его голоса звучал лёд:
— Патриарх. Я уже женат!
Все разговоры в храме резко прекратились. Мужчина из клана Ли сначала посмотрел на Мэн Хао, а потом перевёл взгляд на Фан Шоудао. Глаза Ли Лин’эр засветились надеждой.
Фан Шоудао сухо покашлял и мысленно передал Мэн Хао:
"Я дам тебе двадцать процентов приданного клана Ли!"
Мэн Хао держался очень спокойно, но его холодный взгляд беззвучно пронзал Фан Шоудао насквозь.
"Ты мелкий бандит! Твой взяла. Пятьдесят процентов, не больше. Ты ведь знаешь, клан сейчас в трудной ситуации, и я..."
— Патриарх, — спокойно оборвал его Мэн Хао. — Я, Мэн Хао, люблю деньги. Однако не всё в мире решают деньги или выгода. Я... сказал... что... уже... женат! У меня есть жена, и её имя Сюй Цин, — произнёс он искренне.
Все взгляды в храме были обращены в сторону Мэн Хао. За исключением патриархов царства Дао, остальные представители старшего поколения, а также избранные, сражавшиеся с Мэн Хао, смотрели на него со странным блеском в глазах. Ли Лин’эр была настоящей красавицей, такую видную невесту хотел бы заполучить любой клан. К тому же с поддержкой клана Ли будущее Мэн Хао будет куда проще, чем без неё. С их помощью ему удастся достичь куда больших высот. Никто не мог понять, почему Мэн Хао так категорично отказался от их предложения.
Изначально Ли Лин’эр очень хотела, чтобы Мэн Хао отверг предложение её клана, но сейчас, услышав его объяснение и увидев серьёзность его намерений, она внезапно поняла, что он отличался от образа подлеца у неё в голове. Девушка едва заметно задрожала, почувствовав за его словами скрытую боль.
— Где она? — сурово спросил Фан Шоудао. — На планете Южные Небеса?
Теперь он смотрел на Мэн Хао чуть серьёзней, чем раньше.
— Она не на планете Южные Небеса, — тихо отозвался Мэн Хао. — Она в цикле реинкарнации ждёт, пока я отыщу её.
Больше он не мог сохранять маску невозмутимости, не мог скрывать разрывающие его горе и печаль. Внезапно он увидел перед собой размытый образ молодой девушки в простом халате, ту самую, что открыла для него мир культивации. Её сложно было назвать писаной красавицей, но ей как-то удалось проникнуть в самый потаённый уголок его сердца. Он подарил ей пилюлю Красоты, они вместе пережили красную свадьбу. Она была Сюй Цин, его Цин’эр... Она пожертвовала ради него своим долголетием, ради него вошла в цикл реинкарнации. Даже умирая, она заставила себя улыбаться... для него. Прямо на руках Мэн Хао она превратилась из пышущей жизнью молодой девушки в седовласую старуху. Она увядала и увядала, пока её глаза не сомкнулись навеки. Она попыталась поднять руку и утереть бегущие по его щекам слёзы, но в самый последний момент её оставили силы, и рука безвольно упала на землю. Такой... образ предстал перед его глазами.
— Её имя Сюй Цин, — тихо продолжил он. — Она ждёт меня в реинкарнации. Мы поклялись друг другу, что я отыщу её. Она... моя жена. Моя... единственная жена!
Он поклонился Фан Шоудао, а потом развернулся и полетел прочь, разрываемый болью, печалью и одиночеством.
В храме осталась потрясённая толпа. Они чувствовали горечь и печаль в словах Мэн Хао. Только сейчас они смогли увидеть, что за фасадом счастья и легкомыслия скрывалось море скорби и тоски. Глядя Мэн Хао вслед, Ли Лин’эр поёжилась. Её к нему отвращение уже не казалось таким глубоким, и в одном из потаённых уголков её сердца пустило корни сострадание.
[1] В Китае при заключении помолвки будущей супруге посылаются сговорные дары, а её родителям — подарки, все подаренные супруге ценности в будущем становятся частью её приданного. — Прим. пер.
Глава 1010: Пари
После нескольких дней пиршества делегации трёх великих даосских сообществ отбыли из клана Фан, а потом и остальные гости начали возвращаться в свои секты и кланы. Вопрос о помолвке так и не был решён. По просьбе Фан Шоудао клан Ли дал ему небольшую отсрочку.
За следующие несколько дней Фан Шоудао неоднократно вызывал к себе Мэн Хао, однако, с тех пор как он прибыл в клан, его статус кардинально изменился. Он был не просто будущим главой клана, а человеком, сияющим, словно солнце в зените. Поэтому он полностью игнорировал увещевания Фан Шоудао, ссылаясь на потребность культивации фруктов нирваны. Спустя три дня резиденцию, где в уединении медитировал Мэн Хао, навестил уже сам Фан Шоудао. Ещё во дворе он дал о себе знать с помощью ауру. Как только Мэн Хао открыл глаза, он увидел перед собой Фан Шоудао. Он серьёзно посмотрел на Мэн Хао, а потом с тяжёлым вздохом сел перед ним в позу лотоса. Мэн Хао хранил молчание.
— Она действительно так важна для тебя? — медленно спросил Фан Шоудао.
Мэн Хао был очень важен для него; всю свою важность не понимал даже сам Мэн Хао. Главной задачей Фан Шоудао было обеспечить выживание клана Фан в следующую тысячу лет. После этого он хотел помочь Мэн Хао расти и развиваться. По этой причине он не стал наотрез отказывать трём великим даосским сообществам. Он верил, что эти сообщества могут обеспечить Мэн Хао магией для культивации намного лучше, чем клан Фан. Что до финансовых проблем клана, тут, к сожалению, он не соврал Мэн Хао.
— Она моя жена, — тихо сказал Мэн Хао, понуро свесив голову.
Наконец Фан Шоудао нарушил тишину. Его голос звучал гораздо серьёзней и строже, чем во время переговоров с Мэн Хао о дележе ценностей:
— Разве ты не можешь её отпустить? Ты — кронпринц клана Фан. Просто забудь о ней. Если не можешь навсегда отпустить её, — полушёпотом предложил он, — как насчёт хотя бы тысячи лет? Если тебе не нравится эта девчонка из клана Ли, тогда просто не обращай на неё внимания. Нашему клану нужен только союз, как, впрочем, и клану Ли. Брак — это лишь формальность.
Мэн Хао на мгновение задержал взгляд на Фан Шоудао, а потом выудил из своей бездонной сумки сокровище царства Древности — верительную бирку кронпринца. Проведя по его поверхности пальцами, он осторожно положил его перед Фан Шоудао. Глаза старика расширились от удивления, а в груди вспыхнуло пламя гнева. Он с нескрываемой болью посмотрел на Мэн Хао.
— Спроси своё сердце, действительно ли эта девочка важнее целого клана?
Разочарование на лице Фан Шоудао было очевидным. Только в этот раз его разочарование было не напускным.
— Патриарх... я практически ничего не помню о своём детстве на планете Восточный Триумф, — пробормотал Мэн Хао. — Но в моих воспоминаниях хорошо отпечатался тот день, когда меня оставили отец с матерью. Я помню, как искал их в клубах плотного тумана, плакал и звал их, но никто так и не ответил. Когда я вырос, то раз за разом пытался пройти имперские экзамены. Тогда я мечтал стать богатым. Потом нас с ней свела судьба, и я присоединился к секте. Именно так я познакомился с миром культивации. Она была моей старшей сестрой в той секте.
После этого Мэн Хао рассказал Фан Шоудао о Сюй Цин всё без утайки. Он пересказал все истории, поведал все детали, которые смог вспомнить.
— Патриарх, однажды я умер, и она пожертвовала своим долголетием, чтобы спасти меня... Когда мы решили пожениться, наша свадьба стала красной от пролитой тогда крови... Я пообещал, что найду её в реинкарнации.
При виде его затуманенного воспоминаниями взгляда Мэн Хао, лицо Фан Шоудао смягчилось. Он долго не сводил с него глаз, а потом тяжело вздохнул.
— Это всего лишь формальность, — ещё раз попытался он, закрыв глаза. — Почему ты так упираешься?!
— Для клана это, быть может, и формальность, — спокойно ответил Мэн Хао, — но для меня это будет предательством. Патриарх, пожалуйста, назначьте кронпринцем кого-нибудь другого. Клану Ли не нужен возлюбленный для Ли Лин’эр, им просто нужен союз. Поэтому кандидатура жениха не имеет значения, любой подойдёт. Почему это должен быть я? Просто назначьте на эту роль кого-нибудь ещё. Для клана это будет идеальным выходом из ситуации.
Фан Шоудао ничего не сказал. После длинной паузы он поднялся на ноги и взмахнул рукавом. Он не стал забирать верительную бирку кронпринца, вместо этого послав её обратно в ладонь Мэн Хао.
— Через три месяца за тобой прибудут три великих даосских сообщества. Я уже подготовил полтора миллиарда духовных камней для твоих занятий культивации в сообществах. Изначально я не собирался тебе об этом рассказывать, но с твоим отказом от помолвки, что ж... как ты смотришь на небольшое пари? Если выиграешь, тогда я возьму на себя ответственность и отменю все договорённости о помолвке! Но если проиграешь, то ты с достоинством примешь заключённую кланом помолвку и согласишься на все необходимые формальности!
Мэн Хао молча поднялся.
— Хао’эр, — продолжил Фан Шоудао со вздохом, — если бы здесь был твой дед, то это он бы сейчас убеждал тебя, а не я...
Дедушка Мэн Хао был самым любимым членом младшего поколения Фан Шоудао. По его мнению, дед Мэн Хао должен был стать третьим экспертом царства Дао в клане! По телу Мэн Хао прошла дрожь, когда перед его мысленным взором возник запечатанный в памяти размытый образ его дедушки. Родители Мэн Хао были вынуждены стеречь планету Южные Небеса сто тысяч лет. Его дедушка отправился на поиски Чужака в надежде на его помощь. Чужак и вправду пришёл, но его дедушка пропал. С тех пор от него ни слуху, ни духу.
Мэн Хао с горечью посмотрел на Фан Шоудао и спросил:
— Что за пари?!
— До прихода трёх великих даосских сообществ сделай всё, чтобы заработать полтора миллиарда духовных камней. Бессмертные нефриты не в счёт. Если сумеешь, тогда клан не станет тебя неволить, однако никакого жульничества, воровства… занимать деньги тоже нельзя. Я также не стану вмешиваться.
От такого неожиданного предложения Мэн Хао слегка опешил, а потом он склонил голову, производят в уме расчёты. Когда он поднял глаза, на его лицо вновь вернулось спокойствие. Мэн Хао посмотрел на слегка огорчённого Фан Шоудао и кивнул. Ничего не сказав, старик развернулся и растворился в воздухе.
После его ухода Мэн Хао тяжело задышал. В его голове роились тысячи идей. Будучи членом клана, он не мог просто отсечь связывающие их кровные узы. Его родители, дедушка и другие родственники не хотели бы, чтобы он сжигал все мосты с кланом Фан. К тому же клан не дал Мэн Хао поводов идти против его законов. Если ему предложили пари, то он выиграет его!
"Три месяца... полтора миллиарда духовных камней".
Он даже сам не заметил, как на его губы изогнулись в застенчивой улыбке. По его мнению, выиграть это пари... будет раз плюнуть. Он убрал верительную бирку кронпринца и в луче света полетел на поиски Фан Си.
Два дня спустя по клану поползли слухи. Довольно быстро это стало главной темой обсуждения всего клана.
— Вы слышали? Кронпринц собирается бросить вызов лекарственному павильону! В прошлый раз ему удалось закончить первые шесть этажей с высшим баллом. Тогда даже звонил колокол дао!
— В прошлый раз он добрался до седьмого этажа, где скрестил семьдесят пять тысяч целебных трав!
— Все говорят, что в этот раз кронпринц точно доберётся и пройдёт девятый этаж!
Новости распространились по клану быстрее лесного пожара. В конечном итоге все в клане знали о предстоящем невероятном событии. С недавних пор Мэн Хао стал чем-то вроде солнца в зените, центром внимания всего клана. Ничего из того, что он говорил или делал, не оставалось незамеченным. К тому же его репутации в подразделении Дао Алхимии не была ни для кого секретом. Поэтому клан с нетерпением ждал повторного прохождения им лекарственного павильона.
Предвкушение достигло своего пика одним погожим утром, когда Мэн Хао вылетел из своей резиденции в сторону подразделения Дао Алхимии. Его культивация парагона царства Бессмертия сияла невообразимой силой. За ним сразу образовалась целая процессия из любопытствующих членов клана Фан. С каждой минутой к ней присоединялось всё больше и больше людей. Когда он добрался до подразделения Дао Алхимии, в небе на его границе уже поджидала огромная толпа практиков клана Фан. Алхимики и подмастерья подразделения Дао Алхимии с радостью влились в процессию.
Всё подразделение Дао Алхимии гудело, словно разбуженный улей. Небо было заполнено лучами радужного света, когда Мэн Хао приземлился у лекарственного павильона. При виде каменной стелы рядом с входом его глаза заблестели. У дверей по-прежнему сидели два старика-стража. Заметив Мэн Хао, они медленно поднялись со своих мест, сложили ладони и поклонились.
— Приветствуем, кронпринц, — сказали они в унисон.
Мэн Хао кивнул и без лишних слов вошёл в лекарственный павильон. Тем временем вокруг павильона было битком народу. Среди этих людей был и Фан Си. Он быстро послал через нефритовую табличку сообщение, после чего примерно десять тысяч членов клана поднялись со своих мест и начали кричать:
— Кронпринц собирается бросить вызов лекарственному павильону! Это знаменательное событие для всего клана Фан и большая честь для тех, кто сегодня станет этому свидетелями. В знак признательности от себя я хочу подарить сто духовных камней! Если кто-то разделяет мои чувства и хочет сделать подарок, прошу, поместите его вот в эту бездонную сумку!
— Именно! У меня немного духовных камней, но я готов подарить кронпринцу пятьдесят!
— Верно мыслите! Кронпринц собирается бросить вызов лекарственному павильону. Вполне естественно, что мы должны поздравить его подарками как собратья по клану! Вот мои сто духовных камней!
Постепенно всё больше людей помещало свои духовные камни в бездонные сумки. Другие колебались, но постепенно тоже начали доставать духовные камни. Вскоре в бездонных сумках набралось устрашающее количество духовных камней.
При виде происходящего Фан Шоудао изменился в лице и раздражённо ударил себя по лбу.
"Проклятье! Как я мог забыть... До меня ведь доходили сведения о платных лекциях Мэн Хао о травах и растениях в подразделении Дао Алхимии!"
Вспомнив о награде за три святых целебных пилюли, в сердце Фан Шоудао проникла тревога. Одну из них — пилюлю Небесного Града и Солнечного Духа — Мэн Хао уже успешно переплавил. Вторая пилюля Крушения Моря и Попрания Воли Неба вознаграждалась миллиардом духовных камней за успешную переплавку... Третья называлась пилюлей Небесного Мига. За её переплавку полагалась невероятная награда — титул лорда подразделения Дао Алхимии. Фан Шоудао сдавленно охнул. Ему удалось привести мысли в порядок только спустя какое-то время. Старик понял, что в этот раз уже Мэн Хао удалось его одурачить.
"Мелкий хулиган!" — подумал он с горьким смешком, но его глаза ярко сверкали.
— Хотя, если подумать, он не стал переплавлять пилюли, — пробормотал он, — а решил испытать себя в лекарственном павильоне. Это говорит, что он не до конца уверен в своих навыках переплавки... Раз так, значит, пари ещё не проиграно...
Это не помогло унять его тревогу, поэтому он переместился в секту Эликсира Бессмертного, чтобы посоветоваться с Фан Яньсюем. После непродолжительного визита успокоенный старик покинул секту Эликсира Бессмертного. Поговорив с Фан Яньсюем, он теперь чётко знал, что произойдёт дальше.
"Даже Фан Яньсюй не может изготовить пилюлю Небесного Мига. Что до пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба, её переплавка представляет не меньше трудностей. У мелкого разбойника явно недостаточно навыка, чтобы их переплавить. Я сказал ему, что не буду лично вмешиваться, но есть и другие способы повлиять на события".
Фан Шоудао был крайне доволен собой. Сейчас он как никогда напоминал старого хитрого лиса.
Глава 1011: Очередной визит в лекарственный павильон
Подразделение Дао Алхимии, лекарственный павильон.
Как только Мэн Хао вошёл внутрь, то сразу оказался на седьмом этаже. В прошлый раз он безупречно прошёл шесть этажей подряд, заработав на каждом высший бал. Стоит заметить, что на шестом этаже с каждым его шагом расцветал лотос, что не только поразило всех зрителей, но и вызвало звон колокола дао. И сегодня он вновь вернулся сюда. Помимо жажды наживы им двигала решимость и его преданность Дао алхимии.
"В этот раз я точно пройду все девять этажей!"
Все на Девятой Горе и Море знали Мэн Хао как парагона царства Бессмертия, но мало кто знал, что его мастерство в Дао алхимии достигло чистоты синего пламени[1]. В прошлый раз на седьмом этаже, скрестив семьдесят пять тысяч целебных трав, он был вынужден остановиться из-за недостатка ментальных сил. Если бы он и дальше продолжал работать, то излишняя нагрузка могла повредить его разум. Для прохождения этого этажа требовался невероятный уровень ментальных сил. К тому же в тот раз знания о травах и растениях Мэн Хао ещё не достигли совершенства. Но сегодня он гораздо больше знал о вариациях трав и растений клана Фан. Вдобавок его прошлая и нынешняя культивация отличались друг о друга подобно тому, как Небо отличается от Земли. Мэн Хао был абсолютно уверен, что сможет пройти вплоть до самого конца!
Лекарственный павильон встретил его клубящимся туманом. В слепящем сиянии возник Трактат о травах и растениях. Открыв книгу, он движением пальцев поместил на первую страницу образ целебного растения. Его глаза засияли загадочным светом, и он приступил к выведению новых видов трав. В конечном итоге он начал скрещивать выведенные им растения, чтобы создать совершенно новые подвиды. В этот раз для выведения семидесяти пяти тысяч целебных растений ему понадобилось всего полдня, после чего туман забурлил и послышался рокот. Его услышали даже снаружи лекарственного павильона. Следом всё здание охватил яркий свет, который начал подниматься над подразделением Дао Алхимии. Словно этот свет был растущим давлением, ждущим, пока Мэн Хао доберётся до вершины, чтобы взорваться в небе. Все алхимики подразделения Дао Алхимии внимательно наблюдали за происходящим. Фан Даньюнь с интересом следил за павильоном со своей горы.
Тем временем Мэн Хао с блеском в глазах продолжил скрещивание.
Восемьдесят тысяч, восемьдесят три тысячи, восемьдесят шесть тысяч... Восемь часов спустя он скрестил девяносто тысяч целебных трав! От павильона расходился мощнейший рокот. До сегодняшнего дня ещё никому не удавалось на седьмом этаже скрестить столько растений. Мэн Хао стал первым, кому это удалось! Сейчас напротив его имени на стеле перед лекарственным павильоном стояло число скрещённых целебных трав. При виде цифры в девяноста тысяч растений среди зрителей поднялся переполох! Но это был ещё не конец. Мэн Хао практически не ощущал ментальной нагрузки. С прошлого раза его ментальная сила намного выросла. Обе его руки летали над книгой, скрещивая всё новые и новые целебные растения!
Снаружи рокот превратился в раскаты грома, вместе с тем как продолжало увеличиваться количество скрещиваемых трав напротив имени Мэн Хао. Девяносто три тысячи, девяносто шесть тысяч, девяносто девять тысяч... сто тысяч! С последним выведенным им растением Мэн Хао окружили сто тысяч трав. Они ярко вспыхнули на весь лекарственный павильон, а потом в сияющем луче света вылетели наружу. Свет в небе подразделения Дао Алхимии изумил всех без исключения зрителей. Весь клан Фан и практики планеты Восточный Триумф могли его видеть. Удивлены были даже алхимики секты Эликсира Бессмертного. Прервав свою уединённую медитацию, Фан Яньсюй открыл глаза и посмотрел в сторону подразделения Дао Алхимии. Произошедшее тронуло даже его.
— Он безупречно прошёл седьмой этаж, — прошептал он, — вот только сложность восьмого несопоставима с седьмым этажом.
Тем временем над родовым особняком появился колокол дао клана Фан. Его звон громогласным эхом отразился в разуме всех членов клана Фан, от этого глубокого звука запела их кровь. Звон колокола дао возвещал о прохождении Мэн Хао седьмого этажа. Как и в случае с шестым этажом, он прошёл этот этаж... безупречно! К тому же на это у него ушёл всего один день!
По клану быстро пошла молва о том, как он прошёл седьмой этаж, скрестив сто тысяч целебных трав. Члены клана Фан осознали, что их кронпринц был выдающимся практиком не только в плане культивации, но и в плане Дао алхимии!
Мэн Хао не слышал воцарившегося снаружи гомона. Свет медленно превратился перед ним в сияющую лестницу, ведущую на восьмой этаж. Мэн Хао сделал глубокий вдох и решительно начал подниматься вверх. Стоило ему добраться до конца лестницы, как внезапно погас свет, и Мэн Хао обнаружил себя в огромной пустыне. Над ним раскинулось бескрайнее небо, впереди он увидел лазурного дракона. Существо лежало абсолютно неподвижно, похоже, оно давно погибло. Дракон был невероятно внушительных размеров, его невозможно был охватить взглядом целиком. При ближайшем рассмотрении оказалось, что из его тела росло множество целебных трав, которые использовали плоть и кровь существа для подпитки.
Лестница привела Мэн Хао к хвосту дракона, но даже отсюда он ощущал ужасающую жизненную силу, скрытую внутри существа. Но эта жизненная сила была запечатана, и, похоже, её медленно вбирали все эти целебные травы.
"Это восьмой этаж?" — спросил себя Мэн Хао.
В эту же секунду на весь этаж прогремел древний и холодный голос:
— На этом лазурном драконе растёт миллион целебных растений. Отдели сто тысяч и тебе откроется путь дальше!
Мэн Хао с интересом окинул взглядом дракона, в его глазах появился слегка одержимый блеск.
"На седьмом этаже надо скрещивать целебные растения. На восьмом задача иная. Надо деконструировать эти скрещённые целебные растения! Вернуть их к изначальному состоянию, к первоначальным целебным растениям! Здесь уровень сложности... намного выше, чем на седьмом этаже! Но если мне удастся безупречно пройти этот этаж, то мои знания о травах и растениях достигнут невиданного уровня! Сложно представить, какой уровень знаний о травах и растениях может превышать объём, необходимый для восьмого этажа".
Полный решимости, Мэн Хао сделал глубокий вдох и сделал шаг вперёд. Стоило его ноге опуститься, как в яркой вспышке перед ним появился иллюзорный образ целебного растения. После короткого взгляда он взмахнул пальцем, разделив его на три других растения, которые затем исчезли. Это даже не заставило его остановиться. С каждым шагом появлялись всё новые целебные растения. Ему хватало одного взгляда, чтобы деконструировать их.
Десять шагов, сто, тысяча, десять тысяч...
Мэн Хао сделал тридцать тысяч шагов, а значит, расщепил на составляющие тридцать тысяч целебных трав. По мере его продвижения вперёд, лазурный дракон под его ногами начал демонстрировать первые признаки пробуждения. Судя по всему, если кому-то удастся расщепить на составляющие весь миллион целебных трав, тогда с этого дракона спадёт печать, и он вновь сможет бороздить просторы Небес.
Снаружи лекарственного павильона на каменной стеле среди довольно короткого списка имён появилось имя Мэн Хао. Зрители наблюдали, как его имя быстро поднимается по списку. В уши собравшимся вокруг практикам опять ударил рокот лекарственного павильона. Этот звук, казалось, мог контролировать биение их сердец, отчего во всём подразделении Дао Алхимии наступила тишина. Все взгляды были прикованы к павильону.
Мэн Хао шагал по могучему телу лазурного дракона на восьмом этаже. Пятнадцать тысяч шагов, восемнадцать тысяч, двадцать тысяч, тридцать тысяч, сорок тысяч, пятьдесят тысяч... Он так ни разу и не остановился. Шаг за шагом он деконструировал целебные травы. С его познаниями о травах и растениях ни над одним из этих целебных растений ему не требовалось размышлять больше мгновения. Рокот, затопивший подразделение Дао Алхимии, уже напоминал рёв дракона. К этому моменту Мэн Хао уже прошёл семьдесят тысяч шагов! Шаг за шагом, растение за растением… он продолжал упорно идти вперёд. Восемьдесят тысяч, девяносто тысяч, сто тысяч!
Мэн Хао отделил сто тысяч растений от лазурного дракона. Существо теперь светилось и немного подрагивало. Мэн Хао сделал глубокий вдох, разумеется, сто тысяч были лишь началом. Не знай он об этом месте, и тогда ему бы и в голову не пришло себя так испытывать, но раз он оказался здесь, то хотел достичь вершины!
По его телу пробежала дрожь, и он сделал следующий шаг. Медленно, но уверенно он двинулся дальше. Сто тысяч, сто пятьдесят тысяч, двести тысяч, триста тысяч, четыреста тысяч, пятьсот тысяч! Дрожь дракона стала заметно сильнее, вдобавок Небо и Землю затопил могучий рёв.
Члены клана Фан снаружи лекарственного павильона в оцепенении наблюдали, как имя Мэн Хао поднимается по списку каменной стелы. Когда оно достигло первого места, людей поразило растущее число, стоящее напротив его имени: пятьсот пятьдесят тысяч, шестьсот тысяч, семьсот тысяч, восемьсот тысяч...
Пройдя восемьсот тысяч шагов, его скорость снизилась, но его энергия бурлила даже ярче, чем раньше. Сейчас им была задействована вся его сила концентрации, глаза сияли безумным светом, разум работал на пределе возможностей. Демонстрируемые им знания о травах и растениях были совершенно невероятными. Ему приходилось использовать их все до последней капли, чтобы продвигаться вперёд.
Восемьсот тридцать тысяч, восемьсот шестьдесят тысяч, восемьсот девяносто тысяч... девятьсот тысяч!
Лазурный дракон взревел. Он пробудился на девяносто процентов, отчего от восьмого этажа потянуло невероятной аурой. Казалось, он молил Мэн Хао избавить его от последней сотни тысяч целебных растений, умолял освободить его и отпустить летать в Небесах.
Снаружи лекарственного павильона царила гробовая тишина, зрители не сводили глаз с каменной стелы, словно ждали, когда там появится цифра в один миллион!
Мэн Хао внезапно посмотрел вверх. От запредельного уровня сложности этого испытания его глаза сильно покраснели. Последние сто тысяч целебных трав состояли из нескольких дюжин, а то и сотен целебных растений. После ещё одного глубокого вдоха вспыхнули его бессмертные меридианы, укрепив его ментальную силу. Могучая бессмертная воля заставила его ци забурлить, а глаза засветиться звёздным светом.
Он вновь двинулся вперёд: девяносто одна тысяча, девяносто две тысячи, девяносто три тысячи... девяносто семь тысяч, девяносто восемь тысяч, девяносто девять тысяч!
Перед ним появлялось множество целебных трав, всех их он отделял от дракона. Потеряв счёт времени, ему казалось, будто эти целебные травы никогда не кончатся, как вдруг их поток резко оборвался. Мэн Хао застыл на месте.
Миллион!
С последним целебным растением восьмой этаж сотряс чудовищный рёв. Лекарственный павильон затопил лазурный свет, а потом иллюзорный образ лазурного дракона оглушающе взревел. Члены клана Фан снаружи лекарственного павильона больше не могли молчать:
— Миллион! Кронпринц достиг миллиона на восьмом этаже!
— Неслыханное дело! За всю историю подразделения Дао Алхимии никому такого ещё не удавалось!
— Кронпринц не только избранный практик, но и несравненный мастер Дао алхимии!
[1] Образно о верхе совершенства или наивысшем мастерстве. Поговорка о синем пламени пошла от древнекитайских алхимиков. Они верили, что голубое пламя их алхимических печей означает, что переплавка была завершена успешно. — Прим. пер.
Глава 1012: Открытие врат эссенции
Сегодня практически все члены клана Фан видели, как из лекарственного павильона подразделения Дао Алхимии вылетел лазурный дракон. Покружив над планетой Восточный Триумф, он со временем исчез. В момент его исчезновения на планету Восточный Триумф дождём опали огоньки зелёного света, отчего вся планета забурлила жизненной силой. Сердца всех живших на ней практиков затрепетали от изумления.
Фан Яньсюй наблюдал за всем из секты Эликсира Бессмертного. Он поражённо уставился в сторону подразделения Дао Алхимии, а потом прошептал:
— Легенда о восьмом этаже оказалась правдой... Первый алхимик, снявший печать с лазурного дракона трав и растений, освободит его и напитает землю. Навыки Мэн Хао в Дао алхимии достигли совершенно немыслимого уровня...
Фан Шоудао сделал глубокий вдох. Он во все глаза уставился на исчезающего лазурного дракона, а потом на ярки огни, медленно падающие на планету. Он поднял руку и позволил одному огоньку приземлиться к нему на ладонь.
В это же время над родовым особняком появился колокол дао. Его гулкий звон эхом отразился в сердцах всех членов клана Фан. Во всех уголках клана зазвучали радостные разговоры. После мятежа клану Фан были необходимы хоть какие-то радостные вести, чтобы объединить клан и помочь ему стать сильнее.
На восьмом этаже лекарственного павильона Мэн Хао проводил взглядом освобождённого им лазурного дракона. Когда он улетел, травы и растения растаяли во множестве сияющих проекциях. Мэн Хао не стал сразу отправляться на следующий этаж. Он сел в позу лотоса и закрыл глаза, начав мысленно прокручивать миллион встреченных здесь целебных растений, чтобы не забыть ни одно из них. Спустя какое-то время его глаза ярко засияли. Безупречно пройдя восьмой этаж, он увидел... как впереди появилась дверь! Никакой лестницы, только дверь, ведущая на девятый этаж! Последний этаж!
"Лекарственный павильон клана Фан действительно оказался местом, где можно отнять удачу у Неба и Земли. Трансформации трав и растений достигли здесь абсолюта, особенно на восьмом этаже. Что ж, интересно, какое испытание ждёт меня на следующем этаже?"
Он с любопытством посмотрел на дверь, а потом поднялся и неспешно зашагал в её сторону. Толкнув створу, он без колебаний вошёл внутрь. Впереди ждал последний этаж лекарственного павильона.
Внутри он резко остановился и огляделся. Перед ним раскинулся целый мир. Золотой солнечный диск на голубом небе озарял всё вокруг тёплым светом. Над его головой летали гигантские птицы. Вдалеке земля дрожала от тяжёлой поступи бегущего куда-то гиганта. Мэн Хао показалось, будто он угодил в древние времена. Из-под камня неподалёку росло крохотное растение. Оно выглядело совершенно заурядным, но если присмотреться, то становилось понятно: когда-то давно этот камень придавил растение, однако оно не сдавалось и со временем сдвинуло камень, пробившись из-под его края.
Этот странный мир слегка озадачил Мэн Хао. Спустя несколько вдохов у него поплыло перед глазами. Когда зрение вновь пришло в норму, он стоял на том же самом месте, только вот стоящие вдалеке горы обрушились, ландшафт изменился, камень раскололся, а крохотное растение распалось на части. И всё же один кусочек растения сумел взмыть в воздух и слиться с частью расколотого камня. Вместе они умчались вдаль, где опустились на самое дно впадины с водой. Летели годы, хотя сложно было сказать, сколько на самом деле прошло времени. Постепенно в воде выросло новое крошечное растение. Оно отличалось от прошлого, став более крепким.
Мэн Хао нахмурился, пока ещё не до конца сообразив значение происходящего и его задачу на девятом этаже. И всё же он продолжал наблюдать. Закаты сменялись восходами. Растение увядало и вновь вырастало в каком-то бесконечном цикле.
Однажды началось землетрясение и место, где росло растение, затопила вода. Земля стала илом, похоронив крохотное растение. Шло время. Из ила вновь пробилось маленькое растение, только сейчас оно внешне походило на водоросль. Словно волос, оно становилось всё длиннее и длиннее. В конечном итоге водоём пересох, и растение сгинуло вместе с ним, но на его месте выросло дерево, а следом и целый лес. В этом лесу стояло то самое первое дерево, которое, похоже, было тем самым крохотным растением.
Шло время. Мэн Хао наблюдал, как огромное дерево постепенно становилось ниже. Другие деревья давно высохли и погибли, но это дерево становилось только сильнее, пока в него не ударила молния, оставив обугленный и высохший каркас. В момент его смерти из ствола пробился крошечный росток… растущий из остова мёртвого дерева, единственная живая вещь во всём мире.
Мэн Хао поражённо уставился на росток, кожей ощущая его могучую ауру. Прошло много времени и наконец из пустоты появилась рука, которая осторожно собрала росток.
— Как и следовало ожидать, он стал святым целебным растением, — произнёс древний голос.
Этот же голос говорил на всех прошлых этажах лекарственного павильона. Образ перед глазами Мэн Хао разбился словно хрупкое зеркало. Когда всё вокруг исчезло, он обнаружил себя в саду целебных трав, где росло всего одно растение — тот самый росток из видения Мэн Хао. Поражённо разглядывая росток, на его лице проступило задумчивое выражение.
— Ты понимаешь? — спросил голос. — Каков наивысший уровень навыка трав и растений? Никто не может по-настоящему ответить на этот вопрос. У каждого есть своё объяснение! Крохотное растение из древней эпохи, немало пережившее на своём веку... Кто может сказать, сумеет ли оно в итоге стать святым целебным растением?! Всё сущее — обыденно, и в то же время всё сущее может быть необыкновенным! Практики занимаются культивацией в желании избавиться от ограничений мира смертных. Словно карп, они мечтают перепрыгнуть через врата дракона... Травы и растения в этом на них похожи. При переплавке их в целебные пилюли и использовании этих самых пилюль человек должен не только фокусироваться на усилении себя самого, но стремиться ощутить естественную волю растений. Может показаться, будто растение умирает в моменте переплавки в пилюлю, но, кто может сказать наверняка, переродилось ли оно, перейдя в другую плоскость бытия, или же нет?
Слушая древний голос, Мэн Хао сел в позу лотоса и посмотрел на крошечный росток. Внезапно он подумал о патриархе первого поколения, перевоплощённого в планету. Он стал планетой, на которой растут мириады трав и растений.
— Это... — прошептал Мэн Хао.
У него было чувство, словно он оказался на пороге чего-то невероятного, но ему никак не удавалось облечь мысли в слова. Как будто в его голове сплелось множество нитей, не дающих ему сформулировать стройную теорию.
— Реинкарнация? — сказал он, подняв глаза.
Стоило этому слову сорваться с его губ, как весь мир обрушился. Его фрагменты начали собираться вместе в поразительное видение. Оно повторяло увиденное им в самом начале по прибытии на девятый этаж. Мир древних времён и крошечное растение, растущее из-под камня. Единственным отличием от прошлого видения было наличие руки, словно перед ним предстало истинное начало этой истории. А потом в видении зазвучал голос:
— Зажатое под камнем, но ты всё ещё хочешь жить и расти. Что ж, позволь мне дать тебе шанс.
Рука мягко коснулась растения. Оно заколыхалось, а потом вновь пришло в норму. Рука исчезла, словно её никогда и не было, следом закончилось видение и вновь вернулась пустота девятого этажа.
— Это не просто реинкарнация, а творение! По моему мнению, наивысший уровень навыка трав и растений — это творение.
Когда голос стих, перед Мэн Хао возникла дверь, ведущая наружу. Мэн Хао хранил молчание. Крошечное растение было совершенно обычным, но прикосновение руки изменило всю его жизнь и переписало судьбу. В самом конце после удара молнии оно стало святым целебным растением. Это действительно было актом творения.
Прошло немало времени прежде, чем Мэн Хао поднялся, сложил ладони и поклонился.
— Если бы у тебя был выбор, — внезапно спросил древний голос, — кем бы ты хотел стать: крошечным растением или рукой?
Мэн Хао задумчиво посмотрел в пустоту.
— Ни растение, ни рука не действуют по своей воле, — спокойно ответил он, — обоих контролирует кто-то или что-то ещё. Я бы хотел стать... человеком, повелевший этой руке коснуться растения!
Он уже собирался пройти в дверь, как вдруг древний голос расхохотался. Похоже, голос был доволен его ответом.
— Чтобы клан Фан произвёл на свет кого-то вроде тебя. Восхитительно! Просто восхитительно!
Эхо древнего голоса ещё звучало в пустоте, как вдруг в ней возник образ мужчины. Он посмотрел на Мэн Хао.
— Все эти годы ни от одного из той горстки людей, кому удалось добраться сюда, я ещё не получал такого ответа. В качестве награды за прохождение девятого этажа я отвечу на один твой вопрос.
Глаза Мэн Хао заблестели.
— Существует ли уровень мастерства с травами и растениями выше творения? — задал он свой вопрос.
— На этот вопрос очень непросто ответить, — медленно сказал мужчина. — Сперва, ты должен понять... что есть Дао!
— Дао? — удивлённо переспросил Мэн Хао.
— Почему существует жизнь и смерть? — эхо древнего голоса бесконечно звучал в пустоте. — Почему существует реинкарнация? Она похожа на змея, кусающего собственный хвост, но что это означает? Действительно ли реинкарнация единственно объяснение? Почему существуют практики, уровни культивации и царства, даосская магия, божественные способности? Откуда берётся свет и тьма? Металл, дерево, вода, огонь, земля. В чём различие между этими элементами? Огонь есть огонь, но почему существуют разные виды жара? Что есть жар? А холод? Возможно ли, чтобы нечто, живущее в бесконечных льдах, было сожжено одной единственной каплей воды?
Древний голос говорил всё быстрее и быстрее. Разум Мэн Хао дрожал, в его голове множились вопросы. Казалось, на каждый можно было дать прямой ответ, но, как только он попытался их дать, язык отказывался повиноваться ему.
— Что есть Дао?
Это был последний вопрос древнего голоса, от которого у Мэн Хао загудела голова.
— Эссенция есть Дао, основа всего, что противится воле неба! — В глазах мужчины разгорелось яркое пламя, внезапно он сделался очень серьёзным. — Всё неизвестное есть эссенция. Только в погоне за эссенцией ты можешь познать Небо и Землю, понять всё сущее и повелевать небесным сводом! Когда постигнешь все трансформации Неба и Земли, когда сможешь попрать Небеса, когда запечатаешь Землю, тогда уже ничто не будет для тебя трудным!
Когда мужчина взмахнул рукой, разум Мэн Хао дрогнул. Его тело по своей воле прошло в дверь, и он исчез. Мужчина с улыбкой покачал головой, а потом вошёл в сад целебных трав. Он сел в позу лотоса и медленно превратился в крохотный росток. Он был финальной трансформацией этого маленького растения… этого крошечного ростка!
Глава 1013: План побега
— С нетерпением жду дня, когда он станет человеком, управляющим этой рукой!
Росток едва заметно закачался, при этом в темноте пустоты послышалось тихий смех. Стать растением или рукой... на самом деле это был вопрос с подвохом. Несмотря на наличие двух вариантов, в действительности они ничем не отличались друг от друга. Он неспроста задавал этот вопрос, пока человек ещё не успел прийти в себя после невероятного видения. Прежде чем эмоции исчезнут, до того как человек успеет осмыслить увиденное и в его сердце вновь не воцарится покой, данный им ответ покажет истинную природу его Дао и устремления его сердца. В такой момент никто не даст ответ наугад. Если ответ человека не соответствовал предмету его одержимости, тогда это бы стало предательством самого себя и привело к разрушению воли Дао. Поэтому его так впечатлил ответ Мэн Хао. Сказав, что он хочет стать человеком, контролирующим руку, он избежал расставленной им ловушки. Ни один человек с культивацией ниже мужчины на девятом этаже под влиянием его божественной способности просто не мог ему соврать. В этой ситуации они могли только облечь в слова истину, скрывающуюся в глубине их сердец. Только так можно было пройти девятый этаж! Для этого требовалось не только уверенность в собственных силах, но и полное понимание самого себя. К тому же при ответе на вопрос человек должен был обладать непоколебимой верой в собственное Дао! Мужчина очень давно не видел такого впечатляющего представителя клана Фан. Поэтому он решил помочь ему с постижением Дао эссенции!
"Эссенция есть Дао!" — подумал Мэн Хао.
Его разум задрожал, когда тело по своей воле вошло в дверь. В следующий миг он оказался снаружи лекарственного павильона в окружении десятков тысяч членов клана. Все они сейчас смотрели на Мэн Хао с нескрываемой радостью. В головах всех членов клана Фан звучал звон колокола дао. Позади Мэн Хао всю округу заливал ярким светом лекарственный павильон. Все алхимики планеты Восточный Триумф сложили ладони и поклонились Мэн Хао.
К моменту окончания испытания в павильоне уже стемнело. Впервые нашёлся человек, кому удалось безупречно пройти лекарственный павильон. Эта история со временем станет легендой подразделения Дао Алхимии, одним из мифов Дао алхимии клана Фан. Имя Мэн Хао стояло на первом месте на каменной стеле снаружи лекарственного павильона.
Мэн Хао практически не слышал гул голосов. Сейчас в его голове раз за разом звучало эхом слов, услышанных им в странном мире.
— Эссенция... есть Дао... — пробормотал он. — Постигни эссенцию, и ты сможешь ступить на царство Дао!
Эти слова открыли для Мэн Хао новые горизонты, позволили яснее понять культивацию.
"Используй фрукты нирваны и перейди на царство Древности. Используй эссенцию и создай царство Дао!"
Когда голос в его голове медленно стих, глаза Мэн Хао ярко засияли. Постепенно в ушах Мэн Хао начал нарастать царящий снаружи лекарственного павильона шум и гам.
— Поздравляю с прохождением лекарственного павильона, кронпринц!
— Примите мои поздравления, кронпринц!
От этих криков Мэн Хао постепенно пришёл в себя. Но тут он поражённо закрутил головой. Что-то было не так. Вокруг было не так много людей: не больше нескольких десятков тысяч... Насколько он помнил, с ним к лекарственному павильону пришли сотни тысяч практиков, возможно, даже больше. Мэн Хао улыбнулся толпе и поклонился. Он многозначительно посмотрел на Фан Си и полетел вдаль. Тот нервно помялся, но всё же последовал за ним. Вдвоём они вылетели из подразделения Дао Алхимии, но прежде, чем Мэн Хао успел озвучить свои подозрения, Фан Си тяжело вздохнул.
— Братишка, кое-что произошло. После того как ты вошёл в лекарственный павильон, клан внезапно объявил целую кучу важных миссий. Практически все, кто пришёл посмотреть на тебя, были вынуждены вернуться в клан...
Натянуто улыбнувшись, Фан Си передал Мэн Хао бездонную сумку. Мэн Хао мрачно принял её и проверил божественным сознанием. Внутри лежало немало духовных камней, но куда меньше, чем он ожидал. Ему не потребовалось много времени, чтобы понять, это было дело рук старого лиса Фан Шоудао. Он гневно посмотрел в сторону родового особняка.
— Этот старый прохвост! — прорычал Мэн Хао. — Этот хитрый лис!
Очевидно, старый хрыч понял, что Мэн Хао обвёл его вокруг пальца, и быстро принял контрмеры.
— Впрочем, неважно, — произнёс Мэн Хао с вымученной улыбкой и похлопал Фан Си по плечу. — Возвращайся, а я пока подумаю над новым планом.
Фан Си кивнул. Поклонившись Мэн Хао, он полетел домой в луче радужного света. Мэн Хао остался парить в воздухе.
"Старый лис, не обессудь, — подумал он, скрежеща зубами, — если юный господин перевернёт шахматную доску!"
Размышляя о том, как патриарх первого поколения сумел заставить отступить Цзи Тяня, он полетел в сторону родового особняка в луче радужного света. В своей резиденции он сел в позу лотоса и закрыл глаза.
Несколько дней спустя, глубокой ночью, он исчез во вспышке света и возник снаружи родового особняка, оттуда он попытался беззвучно улететь в небо. На самой границе со звёздным небом его со всех сторон обступила могучая сила. Эта запечатывающая сила не дала ему пройти вперёд. Ему ничего не оставалось, как мрачно смотреть в недостижимое звёздное небо.
"Так-так, старый лис предусмотрительно лишил меня шанса сбежать до свадьбы. Похожу, старый хрыч специально попросил три великих даосских сообществ дать ему три месяца. Он всё это спланировал заранее!"
Наконец он сложил все части головоломки воедино. Его не столько расстраивал сам факт того, что Фан Шоудао удалось несколько раз обвести его вокруг пальца, а сколько горькое чувство поражения в области, где он считал себя настоящим мастером.
Мэн Хао холодно хмыкнул. Засмеявшись про себя, он полетел обратно в клан. По возвращении в родовой особняк он больше не пытался сбежать со свадьбы. К тому же он не предпринимал попыток переплавить целебные пилюли. Вместо этого он всё свободное время изучал историю клана в древних архивах. Такое его поведение показалось Фан Шоудао странным. Последние несколько дней он неусыпно наблюдал за Мэн Хао с помощью божественного сознания. Во время его попытки побега он довольно улыбался, но сейчас никак не мог раскусить его новый план.
"Нельзя недооценивать этого лисёнка, — подумал он, — даже малейшая упущенная мной деталь может проиграть мне пари".
Фан Шоудао был очень серьёзно настроен. Он даже проверил древние тексты, которыми интересовался Мэн Хао, но не нашёл в них ничего странного, что лишь усилило его подозрение.
Так прошёл целый месяц. У Фан Шоудао появилось дурное предчувствие. Но, сколько бы он ни ломал голову, ему никак не удавалось понять, в чём была проблема. Тем временем Мэн Хао сидел в своей резиденции. Как вдруг он резко открыл свои покрасневшие глаза, да и на его лице была заметна печать усталости. Однако глубоко внутри он холодно расхохотался.
"Вот оно! Я наконец-то всё понял, — подумал он. — Во время духовного насыщения вся планета Восточный Триумф покроется рябью, которая заблокирует божественное сознание царства Дао на один вдох. Вдобавок в это время Одна Мысль Звёздная Трансформация... может быть использована для звёздного перемещения! Кажется, пришло время... заняться переплавкой пилюль!"
Его глаза последний раз блеснули, и потом он с наслаждением их закрыл. С рассветом он полетел в подразделение Дао Алхимии. Весь прошлый месяц Фан Шоудао был весь как на иголках. Он знал, что Мэн Хао что-то замышлял, поэтому в момент его выхода из резиденции старик сразу же сосредоточил на нём своё божественное сознание. Поняв, что Мэн Хао взял курс на подразделение Дао Алхимии, он с облегчением выдохнул.
— Фух, куда больше меня пугает твоё бездействие, лисёнок. Пока ты ничего не делаешь, я не могу понять, что ты задумал, а от этого мне слегка не по себе. Ты ещё слишком молод.
Фан Шоудао расплылся в широкой улыбке, явно довольный собственной хитростью.
— Хм, он направляется в павильон пилюль, — пробормотал он себе под нос.
Его глаза блеснули. В действительности Дао алхимии Мэн Хао его пугало, но Фан Яньсюй заверил его, что, за исключением патриарха первого поколения, никто не мог переплавить третью целебную пилюлю. Поэтому на этот счёт он не сильно беспокоился.
"По словам Фан Яньсюя, маленький бандит пока ещё не может переплавить вторую целебную пилюлю. Разумеется, всё упирается в постижение некоторых фундаментальных аспектов, а такого рода просветление не доступно людям на царстве Бессмертия. Его могут постичь только те, кто находится на границе царства Дао! С учётом этого, у него вообще нет шансов переплавить вторую целебную пилюлю".
Фан Шоудао сухо покашлял. По правде говоря, ситуация со свадьбой Мэн Хао и Ли Лин’эр в последнее время сильно его тревожила.
"Что ж, тут ничего не поделаешь. Я дедушка его деда, в клане никто не любит его сильнее меня. Если не я позабочусь о его будущем, то кто?!"
Фан Шоудао вздохнул, а потом послал за Мэн Хао ещё поток божественного сознания. Мэн Хао со свистом летел в сторону подразделения Дао Алхимии. Сегодня был его первый выход на люди после месячного перерыва. Завидев его, члены клана сразу же принялись гадать о целях его визита. Когда они поняли, что Мэн Хао направляется к павильону пилюль, в них проснулось любопытство.
— Как думаете, после лекарственного павильона кронпринц теперь собирается бросить вызов павильону пилюль?
— Кронпринц уже переплавил одну из трёх великих целебных пилюль, ту, что называют Небесным Градом и Солнечным Духом. Может, он хочет попробовать изготовить две других?!
Не прекращая обсуждения, они поднялись в воздух и полетели вслед за Мэн Хао. Довольно скоро всё подразделение Дао Алхимии было поднято на уши. Сам Мэн Хао летел на максимальной скорости, не пытаясь скрыть место цели своего визита. Вскоре он оказался перед павильоном пилюль в окружении любопытствующих членов клана. У них на глазах Мэн Хао подошёл ко второму барабану и с размаху ударил по нему кулаком. От гулкого звука всё вокруг завибрировало. Всё подразделение Дао Алхимии задрожало, а потом вибрация дошла даже до родового особняка.
— Кронпринц собирается переплавить одну из легендарных целебных пилюль!
— На его счету уже пилюля Небесного Града и Солнечного Духа, теперь он хочет попробовать изготовить пилюлю Крушения Моря и Попрания Воли Неба!
Барабанный бой эхом прокатился по округе, что привлекло к павильону пилюль ещё больше членов клана. В отличие от лекарственного павильона здесь люди могли непосредственно наблюдать за происходящим. Любой мог собственными глазами увидеть переплавку легендарных целебных пилюль.
Мэн Хао стоял перед павильоном пилюль, его пальцы всё ещё были сжаты в кулак. Перед ним возник список наград за переплавку целебной пилюли.
«Пилюля Крушения Моря и Попрания Воли Неба! Любой, кто переплавит эту пилюлю, получит награду в миллиард духовных камней, миллион бессмертных нефритов, двадцать миллионов очков заслуг, любые сто тысяч целебных трав из подразделения Дао Алхимии, шесть даосских заклинаний клана и одно древнее сокровище. Колокол дао прозвонит восемнадцать раз! Плата за комплект ингредиентов — десять миллионов очков заслуг».
В мгновение ока у Мэн Хао стало на десять миллионов очков заслуг меньше. Перед ним тут же возникла нефритовая табличка. Помимо этого, в воздухе перед ним возникли целебные травы. Всего растений было девяносто девять. Взяв нефритовую табличку, Мэн Хао проверил её божественным сознанием. Там находился способ переплавки одной из трёх великих целебных пилюль клана Фан... пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба!
При виде рецепта Мэн Хао прищурился. Теперь он понял, почему эту пилюлю было так сложно переплавить и почему никому в подразделении Дао Алхимии так и не удалось успешно её изготовить.
"Сложность заключается в скрещивании. К рецепту не прилагается техника скрещивания, да и сам рецепт довольно расплывчатый. К тому же в нём не упоминается даже названия трав и растений. Здесь только степень определённых характеристик, которые необходимо иметь в этих растениях. Из этих девяносто девяти целебных трав надо скрестить сто тысяч других растений, к тому же все они должны находиться друг с другом в гармонии. Это первый шаг — Крушение Моря. Что до части Попрания Воли, она кажется очень сложной. Как переплавить эту часть?"
После момента тишины глаза Мэн Хао заблестели. Ему вспомнились слова мужчины, сказанные на девятом этаже лекарственного павильона.
"Эссенция есть Дао, основа всего, что противится воле неба! Теперь я понял. Эту целебную пилюлю сложно переплавить, потому что для этого требуется эссенция! Вот почему Старейшина Киноварь не может её изготовить... а может только Фан Яньсюй из секты Эликсира Бессмертного!"
Мэн Хао почувствовал себя так, словно в него угодила молния. Теперь всё стало кристально ясно.
"Эссенция... хм, у меня она тоже есть!"
В этот момент бессмертный меридиан божественного пламени пробудился в глубине его тела. Его культивация вспыхнула силой и могучим давлением. Собравшиеся вокруг члены клана поражённо уставились на подёрнувшие пространство волны эссенции. Может быть, они и были слабыми, возможно, они находились от силы царства Дао так же далеко, как Небо от Земли, однако это точно была сила эссенции!
Её было слишком мало, чтобы Мэн Хао мог достичь царства Дао, но для переплавки пилюль...
"Её достаточно!"
Мэн Хао с улыбкой движением руки поманил к себе девяносто девять целебных трав. А потом они слегка расплылись в воздухе — Мэн Хао начал с огромной скоростью их скрещивать.
Глава 1014: Пилюля Крушения Моря и Попрания Воли Неба
В момент вспышки бессмертного меридиана божественного пламени Мэн Хао Фан Яньсюй в секте Эликсира Бессмертного внезапно поменялся в лице. Он резко вскочил на ноги и растворился в воздухе, переместившись к Фан Шоудао в родовом особняке.
— Этот мальчонка понял, где лежит порог царства Дао! — сказал он. — Он дошёл до этого слишком рано! Без должной мудрости это знание явно не пойдёт ему на пользу.
Услышав это, Фан Шоудао поражённо на него посмотрел.
— Ты имеешь в виду?..
Фан Яньсюй повернулся к Фан Шоудао и спокойно сказал:
— Я имею в виду, что он всё-таки может переплавить пилюлю Крушения Моря и Попрания Воли.
Фан Шоудао слегка скривился, а потом нахмурился.
— Почему ты так для него всё усложняешь? — с ноткой укора в голосе спросил Фан Яньсюй. — Именно воспоминания о любви делают путешествие по пути культивации таким прекрасным.
— Клан Ли является побочной ветвью клана Лорда Ли, — ответил Фан Шоудао, — клан Цзи не может тронуть ни их, ни клан Ван, поскольку оба клана родом не с Девятой Горы и Моря. Как таковая выгода для клана второстепенно, в сравнении с союзом, который подарит нам брак с девочкой из клана Ли. Это очень важно для самого Хао’эра. Как только он ступит на царство Дао, его брак может дать ему невероятное преимущество. Он единственная надежда нашей линии крови. Как я могу пустить всё на самотёк?
Фан Шоудао вздохнул, а потом призвал к себе нефритовую табличку.
— Я готов принять на себя гнев Хао’эра, — решительно подытожил он, после чего послал божественную волю в нефритовую табличку.
В подразделении Дао Алхимии толпа практиков смотрела на Мэн Хао, стоящего перед вторым барабаном. Его волосы и полы халата развевались на ветру. После взмаха рукава вокруг него закружились целебные травы. Ему предстояло из девяноста девяти целебных растений получить сто тысяч вариаций путём скрещивания. Это был первый шаг в переплавке пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба. Он был предельно сосредоточен, его глаза сияли огнём прорицания. Вокруг него росло количество целебных трав: три тысячи, семь тысяч, десять тысяч! Это был не конец. Мэн Хао поднял голову и щелчком пальца разделил все созданные целебные травы, начав новую серию скрещиваний. Он продолжил создавать всё новые и новые целебные растения, не забывая про требования рецепта о том, чтобы они находились друг с другом в гармонии.
Чтобы сделать нечто подобное, необходимо было обладать невероятными, даже устрашающими, навыками в области трав и растений. Во всём подразделении Дао Алхимии на такое был способен только Старейшина Киноварь. Никто в подразделении Дао Алхимии даже рядом не стоял. Всё потому, что для прохождения восьмого этажа лекарственного павильона необходимо было деконструировать по меньшей мере пятьсот тысяч целебных трав. Во всей секте Эликсира Бессмертного такое мог сделать только Фан Яньсюй.
Шло время. Руки Мэн Хао ни на секунду не прекращали движения. Количество скрещённых видов целебных трав продолжало расти: двадцать тысяч, тридцать тысяч, сорок тысяч...
За этим впечатляющим зрелищем заворожённо наблюдали все столпившиеся вокруг члены клана Фан. Им ещё не доводилось видеть такого необычного способа переплавки пилюль. Для них происходящее не было простой переплавкой пилюль. На их глазах творилось Дао!
Дао алхимии!
Все без исключения алхимики были взволнованы, Старейшина Киноварь внимательно наблюдал за всем со своей горы.
Пятьдесят тысяч, шестьдесят тысяч, семьдесят тысяч... Руки Мэн Хао двигались всё быстрее и быстрее, его глаза горели пламенем прорицания. Всё его внимание было сосредоточено на деконструкции, а потом на скрещивании целебных трав. Постепенно начало разгораться свечение. В воздухе витал сильный аромат целебных трав, медленно заполняя всё подразделение Дао Алхимии. Все, кому посчастливилось его вдохнуть, чувствовали небывалый прилив сил.
Время продолжало свой неспешный ход. Прошёл день, но Мэн Хао всё ещё занимался деконструкцией целебных трав. Этот процесс он должен был провести безошибочно. Если он оступится, пропустит особое свойство хотя бы одного растения, то это повлияет на деконструкцию остальных трав и растений.
Восемьдесят тысяч, девяноста тысяч...
На второй день руки Мэн Хао неожиданно остановились. К всеобщему удивлению, его окружали... сто тысяч целебных трав! Всего из девяноста девяти растений он путём деконструирования и скрещивания создал сто тысяч уникальных целебных растениях!
Собравшиеся члены клана Фан, включая алхимиков подразделения Дао Алхимии, застыли словно громом поражённые. Прямо на их глазах оживала легенда. Словно они наблюдали за Дао, переплавкой пилюли, во время которой нечто обыденное становилось величайшим чудом. И всё же никто не разговаривал. В повисшей тишине был слышен только звук тяжёлого дыхания. Отвлечение алхимика во время переплавки пилюль считалось строжайшим табу. Видя, что Мэн Хао с головой ушёл в Дао алхимии, все зрители наблюдали за ним в полнейшей тишине. Они не хотели мешать ему, но их глаза горели восторгом и фанатизмом, граничащим с безумием.
Мэн Хао несколько раз поморгал. С ярким блеском в глазах он выставил руку перед собой и соединил подушечки пальцем вместе.
— Море! — скомандовал он.
Сто тысяч целебных трав вокруг него рассыпались на части. Листья и стебли превратились в пыль, словно их высушили, а потом растёрли в порошок. От этого люди поражённо охнули, но практики с достаточно высокими навыками в Дао алхимии были впечатлёны.
Поднялся ветер и подхватил растёртые в пыль останки ста тысяч целебных трав... оставив после себя их сок... изумрудное море! Зелёное море окружило Мэн Хао, пульсируя волнами и рябью. Оно выглядело почти как настоящая морская вода и, несмотря на скромные размеры, действительно было морем! Море трав и растений вращалось вокруг Мэн Хао, как вдруг он поднял обе руки и резко опустил их вниз.
— Сгущение!
Море трав и растений закипело и начало сгущаться вовнутрь. В следующий миг оно превратилось в большую сферу сока перед Мэн Хао. Практически в тот же момент бессмертные меридианы Мэн Хао вспыхнули силой. Появились 33 Неба, а следом была использована секретная магия парагона царства Бессмертия. Его меридианы трансформировались в бессмертный меридиан божественного пламени. Все 123 бессмертных меридиана божественного пламени засияли силой, послав в жидкую сферу такое же количество ярких лучей божественного пламени. В момент их соединения от Мэн Хао потянуло эманациями силы эссенции. Его била крупная дрожь, по лбу градом валил пот. Он решительно поднял руки и начал управлять жидкой сферой, отчего та яростно закипела. Её поверхность то прогибалась, то вздувалась, на ней то и дело вспыхивали магические символы, словно внутри скрывалась некая невероятная сила, способная всколыхнуть Небо и Землю. Казалось, она могла в любую секунду вырваться наружу, но Мэн Хао постоянно держал её под контролем.
Изнутри сферы послышалось шипение, что сразу же приковало к ней всё внимание зрителей. Подавляемая Мэн Хао сфера постепенно уменьшалась в размерах, пока наконец не стала размером с кулак... Не в силах сжать сок ещё сильнее, Мэн Хао закричал:
— Крушение Моря!
Из сферы вырвалась настолько чудовищная сила, что она даже отбросила его руки. В уголках его губ показалась кровь, а сам он попятился. В этот момент жидкая сфера размером с кулак взорвалась. Мощный взрыв разметал огромные объёмы сока во все стороны. Казалось, всё небо... внезапно окрасилось в зелёный цвет трав и растений!
"Это провал?" Такой вопрос сейчас возник в головах всех зрителей.
— Попрание Воли Неба! — прокричал он во всё горло, высвободив всю мощь бессмертного меридиана божественного пламени.
Разлетевшиеся капли сока внезапно застыли в воздухе, а потом полетели в обратную сторону. В мгновение ока весь сок вернулся на место и соединился вместе перед Мэн Хао! У зрителей закружилась голова. Они своими глазами видели, как после взрыва небо окрасилось в зелёный, но сейчас произошедшее обращено вспять! Когда сок вновь вернулся на место, Небеса тоже поменялись в цвете. К всеобщему изумлению, сок сгустился в зелёную целебную пилюлю, которая зависла в воздухе перед Мэн Хао!
Невероятно сильный лекарственный запах затопил сначала всё подразделение Дао Алхимии, потом достиг родового особняка и, наконец, накрыл примерно половину планеты Восточный Триумф. Это произвело на планете настоящий фурор! Даже такие невероятные метаморфозы не могли показать всю невероятную ценность этой пилюли. В момент появления пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба в небе планеты Восточный Триумф поднялись могучие ветра и появились тучи треволнения. Это не было началом Бессмертного Треволнения, а Треволнения Пилюли! С древних времён повелось, что в момент создания невероятной пилюли силы Неба и Земли пробуждались и насылали Треволнение Пилюли в попытке уничтожить пилюлю!
Это сцена захлестнула сердца всех в клане Фан непередаваемым изумлением. Глаза Даньюня загорелись, Фан Яньсюй был явно взволнован. Треволнению Пилюли потребовалось всего мгновение, чтобы разойтись в полную силу. Над планетой нависли бескрайние тучи треволнения. Практики поражённо уставились на молнию, ударившую с неба.
— Жалкое Треволнение Пилюли, — равнодушно бросил Мэн Хао.
Он преодолел Бессмертное Треволнение, что ему могло сделать простое Треволнение Пилюли? Навстречу ударившей молнии Мэн Хао выставил руку. Все 123 бессмертных меридиана приняли форму Великой Магии Кровавого Демона — целой своры голов кровавого демона. Небо окрасилось в алый, когда 123 головы кровавого демона соединились в гигантскую рогатую голову высотой в три тысячи метров.
Прогремел чудовищный взрыв. Люди разинули рты, когда молния рассыпалась ярким фонтаном искр, не сумев даже замедлить огромную голову Кровавого Демона. Расправившись с молний, голова помчалась к тучам треволнения, а потом... разорвала их в клочья!
В этот же миг от пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба в небо ударил яркий столб света. Одновременно с этим над родовым особняком зазвонил колокол дао. Вместо привычных одного-двух ударов, он пробил восемнадцать раз, чем ошеломил всех членов клана Фан! Уже много лет колокол дао не звонил столько раз. Неудивительно, что в клане Фан все были потрясены до глубины души.
Мэн Хао стоял снаружи павильона пилюль, его волосы развевались на ветру, глаза ярко сияли. Собравшиеся вокруг алхимики и практики смотрели на него с благоговейным трепетом, а потом они сложили ладони и низко поклонились. Распрямившись, они обнаружили, что Мэн Хао не покинул павильона пилюль. Вместо этого он подошёл... к третьему барабану!
Глава 1015: Небесный Миг
Члены клана Фан не могли больше сдерживаться. Поднявшийся гомон напоминал прорыв плотины.
— Кронпринц собирается переплавить пилюлю Небесного Мига?
— Кронпринц уже справился с пилюлями Крушения Моря и Попрания Воли и Небесного Града и Солнечного Духа. Но пилюля Небесного Мига считается самой сложной во всём клане Фан! Никто не может её переплавить!
Подразделение Дао Алхимии гудело, словно разворошённый улей. Фан Яньсюй с любопытством наблюдал за Мэн Хао. Он не верил, что Мэн Хао сумеет переплавить пилюлю, но ему хотелось самому убедиться, произойдёт ли чудо или нет. Те методы, которыми Фан Шоудао усложнял Мэн Хао жизнь, были ему не по вкусу. Когда перед человеком вставал выбор между любовью и редчайшим шансом, некоторые хватались за этот шанс, другие выбирали любовь. Он не считал, что кто-то вправе вмешиваться в этот выбор. Навязывать свою волю другим было само по себе неправильно, но он находился не в том положении, чтобы озвучивать своё недовольство. Всё-таки Мэн Хао принадлежал к ветви Фан Шоудао, когда как он сам — нет.
Фан Шоудао хмурил брови. Он был уверен в неспособность Мэн Хао переплавить пилюлю Небесного Мига. На случай чего-то непредвиденного он заранее понизил награду за успешную переплавку пилюль, чтобы Мэн Хао не сумел набрать необходимую сумму и выиграть пари. И всё же по непонятной причине его не покидало ощущение, будто он что-то упустил. К сожалению, сколько бы он ни прокручивал в голове детали, ему так и не удалось понять, что именно.
"Маленький прохвост тот ещё хитрец, — подумал Фан Шоудао с улыбкой, — надо держаться настороже... Вне зависимости от успеха ему всё ещё надо заплатить сто миллионов очков заслуг".
В горах подразделения Дао Алхимии Мэн Хао даже не думал о награде за переплавку пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба. Он не сомневался, что Фан Шоудао найдёт причину снизить награду, чтобы он не успел собрать необходимое количество духовных камней в срок. Поэтому Мэн Хао решил устроить небольшое шоу. Удар по третьему барабану будет означать, что он собирался сделать то, чего ещё не удавалось никому из клана Фан, за исключением патриарха первого поколения! Он переплавит пилюлю Небесного Мига! Ни Фан Яньсюй, ни Фан Даньюнь, ни кто-либо ещё в прошлом не смогли переплавить самую легендарную пилюлю клана!
Остановившись перед третьим барабаном, он повернулся к столпившимся вокруг членам клана. Их глаза горели страстью и фанатизмом. Мэн Хао сделал глубокий вдох. Сделавшись серьёзным, он сложил ладони и поклонился толпе.
— Дамы и господа, собратья по клану. Я хочу переплавить пилюлю Небесного Мига, к сожалению, для этого требуется сто миллионов очков заслуг. В данный момент у меня нет нужной суммы, только с вашей помощью я могу переплавить эту пилюлю... Пилюлю, которую ещё никому не удавалось изготовить, если не считать патриарха первого поколения... Пилюлю Небесного Мига!
Голос Мэн Хао эхом прокатился над толпой. Скажи он это до успешной переплавки пилюли Крушения Моря и Попрания Воли Неба, и вряд ли кто-то из членов клана согласился бы расстаться со своими очками заслуг. Но после того, как он прошёл лекарственный павильон и переплавил пилюлю Крушения Моря и Попрания Воли Неба, нельзя было придумать момента лучше. Особенно, пока в памяти всех этих людей ещё были свежи эмоции после его невероятной демонстрации Дао алхимии во время переплавки второй по значимости для клана пилюли. Для всех присутствующих он стал настоящей живой легендой. Поэтому никто не отказал ему в его просьбе, более того, они были рады передать ему свои очки заслуг. Им не терпелось увидеть то, чего не случалось за всю историю клана. Они хотели увидеть, сможет ли Мэн Хао переплавить пилюлю Небесного Мига или нет.
— Кронпринц, в скромности нет нужды! Я буду рад отдать вам несколько очков заслуг!
— У меня осталось немного, кронпринц, всего тысяча. Но можете взять их всех и переплавить эту пилюлю!
Похожие предложения зазвучали со всех сторон. Количество переданных очков заслуг разнилось от человека к человеку, но их количество на нефритовой табличке Мэн Хао начало неуклонно расти. Довольно быстро собралось больше десяти миллионов. По достижении отметки в тридцать миллионов поток очков заслуг начал ослабевать. Однако до необходимой суммы было ещё очень далеко. В этот момент вперёд вышли практически все алхимики подразделения Дао Алхимии и начали перечислять ему свои очки заслуг.
— Мы все алхимики, одним из наших величайших стремлений, помимо создания наших собственных уникальных целебных пилюль, является желание собственными глазами увидеть легендарнейшую пилюлю Небесного Мига!
— Нам и за всю жизнь не удастся переплавить её, это мы понимаем. Кронпринц, мы не можем оставаться в стороне, видя человека, у кого действительно есть шанс!
— Кронпринц, я буду молиться за ваш успех!
Вместе с пожеланиями удачи количество Мэн Хао резко увеличилось количество очков заслуг. С тридцати миллионов он практически сразу поднялся на восемьдесят миллионов. Мэн Хао почувствовал тепло в груди и ещё раз низко поклонился перед всеми. Однако же очков заслуг... по-прежнему не хватало. Внезапно из центрального региона подразделения Дао Алхимии послышался чей-то смех, а потом прозвучал голос Старейшины Киноварь Фан Даньюня:
— Хао’эр, позволь мне передать тебе двадцать миллионов очков заслуг!
Фан Даньюнь взмахом руки поднял баланс очков заслуг Мэн Хао до ста миллионов! В этот же момент Фан Яньсюй опустил руку, он тоже планировал передать Мэн Хао часть своих очков заслуг. Всё-таки все они были алхимиками, всех их долгие годы манила пилюля Небесного Мига. Страстность этого желания не мог понять человек, не принадлежащий к благородному ремеслу алхимиков. Фан Шоудао кисло улыбнулся. Он был удивлён той лёгкостью, с которой Мэн Хао прошёл первое препятствие на пути к пилюле Небесного Миг. К его досаде, их пари запрещало только одалживать духовные камни, про очки заслуг не было сказано ни слова. Стоя перед павильоном пилюль подразделения Дао Алхимии, Мэн Хао сделал глубокий вдох и отвесил низкий поклон в сторону, где находилась гора Фан Даньюня. После чего он развернулся и ударил в барабан.
Бум!
Этот звук прозвучал по всему клану. Сто миллионов очков заслуг Мэн Хао исчезли, взамен он получил информацию о пилюле Небесного Мига.
"Пилюля Небесного Мига! Изготовивший её человек станет лордом подразделения Дао Алхимии. Обязательным условием является переплавка двух предшествующих ей пилюль. Плата за комплект ингредиентов — сто миллионов очков".
Глаза Мэн Хао странно заблестели, когда он увидел слова "лорд подразделения Дао Алхимии". Это было главной причиной, почему он всё это затеял. Его не интересовал сам титул, ему было нужно благословение, которое даруется после становления лордом подразделения Дао Алхимии. Большинство людей ничего не знали об этом благословении. И неудивительно, с учётом того, что после смерти патриарха первого поколения в клане так ни разу и не появился лорд подразделения Дао Алхимии. О получаемом в этот момент благословении не упоминалось в современных текстах, повествующих об истории клана. Однако, досконально изучив древние хроники, Мэн Хао нашёл решение своей проблемы.
Одной из причин, почему он был уверен, что сможет переплавить пилюлю Небесного Мига, были сведения, содержащиеся в этих древних хрониках. Среди кучи свитков и ветхих книг он обнаружил журналы членов клана, которые в прошлом пытались переплавить эту пилюлю. Из них он сумел выудить несколько подсказок. Эти подсказки непрестанно вертелись в голове у Мэн Хао. За месяц своих изысканий они постепенно трансформировались в интересную теорию.
— Пилюля Небесного Мига... — пробормотал он, — возможно, я единственный человек в клане, кому по силам её переплавить.
В его левом глазу замерцал звёздный камень, и он мысленно сказал: "Приступим".
В момент удара кулаком по барабану вокруг Мэн Хао возникло огромное количество целебных трав. Среди них был и рецепт пилюли. Схватив и изучив его, Мэн Хао теперь ещё больше уверился в верности своей теории.
"Пилюля Небесного Мига требует божественное сознание, способное дотянуться до звёздного неба. Человек должен сорвать падающую звезду, небесное тело, а потом использовать эту силу для стимулирования целебных трав и переплавки их в течение по меньшей мере нескольких тысяч лет. Только так можно переплавить эту пилюлю! Эту целебную пилюлю... нельзя глотать. Её истинное предназначение лежит в помощи культивации техники Одна Мысль Звёздная Трансформация! На самом деле звёздный камень в моём левом глазу... и есть пилюля Небесного Мига! По правде сказать, я не могу переплавить эту пилюлю без культивации уровня патриарха первого поколения или помощи человека с таким же уровнем силы. Однако... у меня уже есть пилюля Небесного Мига, поэтому вместо переплавки мне надо устроить небольшое шоу! Этого хватит!"
С непроницаемым выражением лица он взмахнул правой рукой. Парящие вокруг целебные травы подверглись скрещиванию. Барабан послал больше десяти тысяч растений, поэтому с началом скрещивания в небо поднялась мощная аура трав и растений. Постепенно вокруг Мэн Хао появлялось всё больше новых трав и растений. В конечном счёте целый миллион вокруг него плотным строем закружились целебных трав, полностью скрыв его и небо. Это были ценнейшие целебные травы, поэтому Мэн Хао не мог не воспользоваться ими. Хоть он и не планировал переплавлять новую пилюлю Небесного Мига, но рассчитывал с их помощью переплавить ту, что находилась в его левом глазу, чтобы навеки заклеймить её как свою.
Шли дни. Вокруг Мэн Хао бесконечным потоком кружились целебные травы. С гулом эти растения расщеплялись на части, создавая настоящее травяное море. Оно со всех сторон окружило Мэн Хао, чтобы никто снаружи не мог увидеть, что сейчас произойдёт. Из левого глаза Мэн Хао вылетел звёздный камень и застыл перед ним в воздухе, испуская мерцающий звёздный свет и вбирая в себя сок из целебных трав. Двойным магическим пассом он призвал божественное пламя и начала повторную переплавку пилюли!
Под воздействием божественного пламени сок растений закипел. Ещё один магический пасс переплавил сок, превратив его во множество магических символов. С помощью техники взаимосочетания и противостояния он соединил магические символы со звёздным камнем. Стремительно темнея, он начал испускать могучие волны, которые с каждой секундой становились всё сильнее и сильнее. Эти волны разошлись по всему подразделению Дао Алхимии, изумив всех алхимиков. Прямо на их глазах бурлящий сок начал исчезать. В глаза зрителям ударил яркий свет. Его источником был звёздный камень в руке Мэн Хао. Небо окрасилось разноцветными вспышками, словно сами Небеса начали изменяться. Появились мириады огоньков звёздного света — отражения звёздного камня.
— Это пилюля Небесного Мига! — во всеуслышание объявил Мэн Хао.
Его крик шокировал всех собравшихся вокруг зрителей. Люди поражённо пялились на звёздный камень в его руке.
— Это пилюля Небесного Мига?
Разыгранное Мэн Хао представление одурачило всех простых практиков, но Фан Яньсюй, Фан Шоудао, а также Фан Даньюнь сразу же его раскусили.
"Вот оно что. Пилюлю Небесного Мига не может переплавить человек, не культивирующий технику Одна Мысль Звёздная Трансформация!" — От осознания этой невероятной истины Фан Яньсюй задрожал.
— Вот оно как... — пробормотал Фан Даньюнь, рассеяно устремив взгляд куда-то вдаль.
А вот Фан Шоудао во все глаза уставился на Мэн Хао.
— Этот мелкий паршивец сжульничал! Сжульничал!!!
Не успело эхо этих слов стихнуть, как над родовым особняком появился колокол дао и зазвонил... двадцать семь раз подряд! Может, Фан Шоудао и был против, но не колокол дао! Для него Мэн Хао действительно переплавил пилюлю!
Как только послышался колокольный звон, глаза Мэн Хао странно заблестели. Он понимал... что пришла пора финальной части плана. Уже совсем скоро он сможет покинуть планету Восточный Триумф!
Глава 1016: Старая черепаха Покровитель
Звон колокола дао эхом отражался в сердцах и головах всех членов клана Фан планеты Восточный Триумф. Двадцать семь ударов колокола потрясли всех до глубины души. Пилюля Небесного Града и Солнечного Духа, пилюля Крушения Моря и Попрания Воли Неба, пилюля Небесного Мига! С древних времён ещё никому не удавалось переплавить все три легендарных целебных пилюли клана Фан. Но сегодня... Мэн Хао у всех на глазах положил начало тому, что последующие поколения назовут мифом! Он стал лордом подразделения Дао Алхимии!
Вместе с величественным звоном колокола по всей Девятой Горе и Морю пошли волны, а потом из глубин колокола прозвучал древний голос. Его слова прогрохотали в сердцах всех людей в клане Фан:
"Люди клана Фан склонитесь пред лордом подразделения Дао Алхимии!"
Этот голос был волей колокола дао, высшей инстанцией, засвидетельствовавшей рождение лорда подразделения Дао Алхимии!
Пришли в движение все алхимики-подмастерья, все полноправные алхимики, даже серьёзный Фан Даньюнь сошёл со своей горы. Ранги алхимиков не имели значения, к павильону пилюль со всех сторон начали стягиваться люди. Взгляды всех этих людей были обращены к Мэн Хао, стоящему перед павильоном пилюль.
— Приветствуем... лорд подразделения Дао Алхимии!
Сложно сказать, кто первым это сказал, но вскоре похожие слова зазвучали со всех сторон. Все вплоть до самого последнего алхимика-подмастерья подразделения Дао Алхимии сложили ладони и поклонились Мэн Хао.
— Приветствуем вас, лорд подразделения Дао Алхимии!
— Мы приветствуем лорда подразделения Дао Алхимии!
Фан Даньюнь сложил ладони и тоже низко поклонился Мэн Хао. Разумеется, он знал о небольшой хитрости Мэн Хао, но это перестало иметь значение... после одобрения колокола дао! Этот колокол был магическим инструментом, оставленным патриархом первого поколения клану Фан, и являлся одним из их величайших его сокровищ. Артефакт не стал вмешиваться во вспыхнувший в клане мятеж ввиду необычной природы этого восстания и целого ряда особых обстоятельств. Без них колокол дао вмешался бы задолго до появления клона патриарха первого поколения.
Колокол дао засиял безграничным светом. В этом величественном сиянии скрывалось множество таинственных магических символов. Эти сияющие символы превратились в настоящее море света, накрывшее клан Фан. При виде этого света крики в подразделении Дао Алхимии стали ещё громче. Их эхо постепенно слилось в настолько сильный гул, что его услышали даже в родовом особняке. Несчётное множество голосов объединились вместе в могучий зов, символизирующий объединённую волю подразделения Дао Алхимии!
Лорд подразделения Дао Алхимии... Только член клана, переплавивший пилюлю Небесного Мига, наделялся этим титулом! За всю историю клана Фан только один человек был его удостоен — патриарх первого поколения. Так было до сегодняшнего дня... Теперь появился второй лорд подразделения Дао Алхимии.
Весь клан пребывал в возбуждении, от колокольного звона кровь каждого его члена пела. Многие, вне зависимости от их принадлежности к подразделению Дао Алхимии, присоединялись к скандированию и принялись кричать во всё горло:
— Поздравляем подразделение Дао Алхимии с появлением нового лорда!
— Мои поздравления лорду подразделения Дао Алхимии!
Эхо от поднявшегося в клане шума было слышно примерно на половине планеты Восточный Триумф. Даже члены клана Фан в секте Эликсира Бессмертного, сбросив оцепенение, один за другим складывали ладони вместе и низко кланялись в направлении подразделения Дао Алхимии. Мэн Хао навеки покрыл себя славой!
Фан Яньсюй и Фан Шоудао глубоко вздохнули и сделали шаг вперёд, переместившись в небо над подразделением Дао Алхимии. Что до Фан Яньсюя, он серьёзно посмотрел на Мэн Хао, а потом сложил ладони и поклонился! Разумеется, его поклон был адресован не самому Мэн Хао, а его новому статусу лорда подразделения Дао Алхимии! После секундных колебаний Фан Шоудао тоже поклонился Мэн Хао. Он просто не мог этого не сделать. Несмотря на статус патриарха царства Дао, даже будучи действующим главой клана, ни он, ни кто другой не могли противостоять воли колокола дао. Воспротивиться ей — всё равно что пойти против патриарха первого поколения. Помимо Фан Яньсюя и Фан Шоудао появились и трое оставшихся практиков царства Древности с больше 10 потушенных лам души, среди которых был седьмой патриарх. Троица тоже поклонилась ему. Весь клан Фан согнул спины в поклоне перед Мэн Хао.
В воздухе продолжал звучать колокольный звон: восемнадцать раз, девятнадцать... вплоть до двадцать седьмого раза, который сотряс всю планету Восточный Триумф. После этого от колокола дао в Мэн Хао ударил яркий свет. Он окутал его со всех сторон, а потом поднял в воздух и понёс к колоколу. Люди поражённо задрали головы вверх.
Из колокола дао прозвучал древний голос:
"Лорд подразделения Дао Алхимии может единожды позвонить в колокол дао, сконцентрировав душу, расширив божественное сознание и позволив воле клана снизойти в тело!"
Этот голос прозвучал в головах всех членов клана Фан, отчего те поражённо уставились на Мэн Хао в луче яркого света. Он держался крайне спокойно, но его сердце готово было вырваться из груди.
"Так это правда! Предсмертные слова патриарха первого поколения оказались не чьими-то выдумками! Найденные мной намёки в древних хрониках клана оказались правдой! Колокол дао может зазвонить не только по собственной воле, в него могут позвонить и другие! Существует всего два способа это сделать: стать главой клана или лордом подразделения Дао Алхимии!"
Мэн Хао продолжал лететь в луче света к колоколу дао. Пока за ним не мигая наблюдали члены клана, сердце Фан Шоудао внезапно быстро забилось. Он совершенно упустил из виду колокол дао и тот факт, что в него могли позвонить глава клана или лорд подразделения Дао Алхимии. Всё-таки после патриарха первого поколения в клане Фан так и не появилось истинного главы клана! Если бы не разворачивающаяся прямо у него на глазах сцена, он бы никогда не подумал, что такое вообще возможно. Глубоко в душе старика продолжало расти дурное предчувствие. Внезапно он почувствовал, что ситуация начала выходить из-под контроля. Как будто должно было произойти нечто очень плохое. Фан Шоудао внезапно вспомнил о том месяце, что Мэн Хао провёл в древних архивах.
"Что задумал этот мелкий проходимец?" — хмуро гадал он.
Под взглядами всех членов клана Мэн Хао всё ближе и ближе подлетал к колоколу дао, пока наконец не остановился прямо перед ним. Он был просто невероятных размеров. Раньше его размер сложно было оценить, потому что он всегда появлялся в воздухе, да и рядом не было ничего, с чем его можно было сравнить. Оказавшись прямо перед ним, Мэн Хао понял, что по размерам был не больше одного из множества магических символов, вырезанных на его поверхности.
Все члены клана Фан поражённо замерли, а вот дурное предчувствие Фан Шоудао, наоборот, усилилось. Мэн Хао сделал глубокий вдох и посмотрел на землю внизу: на родовой особняк, подразделение Дао Алхимии и, наконец, на Фан Шоудао. Ухмыляясь, он помахал старику рукой, словно прощаясь. В этот же миг глаза Фан Шоудао расширились от удивления.
"Плохи дела!"
Старик уже хотел броситься к Мэн Хао, но тот уже сжал пальцы в кулак и с размаху ударил в колокол дао. В этот раз колокол дао зазвонил не по собственной инициативе, а в результате удара извне. Прозвучавший в итоге звук разительно отличался от недавнего колокольного звона. Этот был звонким, непередаваемо древним, полным беспредельности времени. Он больше напоминал не звон, а громогласный вздох. Все члены клана Фан, вне зависимости от уровня культивации, покуда в их жилах текла кровь клана Фан, услышали этот опустошивший их разум звук у себя в голове.
Фан Шоудао не помогла культивация царства Дао, в этот момент выражение его лица сделалось пустым, беспредельный звук колокола дао затронул и его разум. Одновременно с этим яркий свет окружил тела всех членов клана Фан. Разум Мэн Хао тоже дрожал. У него было такое чувство, будто колокол дао вобрал в себя его божественное сознание и, как только прозвучал колокольный звон, рассеял его на все восемь сторон света.
Странный феномен затронуло не только членов клана Фан, но и все земли, весь мир, всю планету Восточный Триумф. У смертных, растений, животных: у всего живого от звука колокола застыла душа. Божественное сознание Мэн Хао вплелось в колокольный звон. В следующий миг он заполнил всю планету Восточный Триумф. Все земли в этом мире внезапно кристально чётко предстали перед мысленным взором Мэн Хао. Он видел каждый уголок планеты Восточный Триумф, каждое живое существо. С его уровнем культивации он мог лишь мечтать о чём-то подобном. Однако благодаря духовному насыщению колокола дао и его звону божественное сознание Мэн Хао раскинулось практически без ограничений.
В данный момент он был единственным человеком на планете с ясным сознанием. У всех остальных застыла душа, даже у Фан Шоудао, который сейчас не мог ни выследить Мэн Хао, ни удержать его. Вдобавок, если Мэн Хао найдёт способ переместиться достаточно далеко, Фан Шоудао не сможет его выследить.
Эхо колокольного звона звучало в воздухе, стирая все следы того, что сейчас должно было произойти! Этот звон был крайне полезен для Мэн Хао, он заметно расширил и стабилизировал его божественное сознание до совершенно невиданного уровня. Мэн Хао смог увидеть секту Эликсира Бессмертного, а также множество городов смертных, горы, моря, реки. Он видел каждого практика на планете, каждую травинку и дерево. Как вдруг его раскинувшееся на всю обездвиженную планету Восточный Триумф божественное сознание Мэн Хао обнаружило нечто очень странное. Вдалеке от клана Фан где-то в океане находился остров. Вот только по форме он напоминал черепаху. Стоило божественному сознанию коснуться острова, как из воды поднялась огромная голова.
— Проклятье! Проклятье!!! Мэн Хао, ты паскуда! Т-т-ты... я прибыл сюда в поисках моей ненаглядной, а не чтобы с тобой цацкаться, мелкий ты паршивец! Чтобы выследить меня ты позвонил в эту старую рухлядь?!
Пока все живые существа не могли пошевелиться, черепаха начала сыпать проклятиями, а потом раздражённо взмыла в небо, утащив на себе целый континент. На её спине находилось государство Чжао, гора Дацин и воспоминания Мэн Хао. Гуидин Три-Ливень по-прежнему жила в государстве Чжао. Она посмотрела на Мэн Хао и, прикрыв ладошкой рот, звонко рассмеялась.
— Старая черепаха Покровитель!
Мэн Хао пораженно уставился на старого знакомого. Последнее, что он ожидал встретить на планете Восточный Триумф, так это патриарха Покровителя!
Глава 1017: Погоня за пределами Восточного Триумфа
— Чего это ты замыслил? Эй! Что, чёрт тебя побери, тебе надо? — причитал патриарх Покровитель. — Мне таких усилий стоило спрятаться, и ты никак не мог успокоиться, пока не выследишь меня, да?! Т-т-ты...
Патриарх Покровитель ещё никогда в жизни не чувствовал такую досаду. И всё же он практически мгновенно умчался в небо. В следующий миг он уже находился в звёздном небе за пределами планеты и бросился бежать что есть сил. Из всех знакомых ему людей он меньше всего хотел видеть Мэн Хао. Он вспомнил, как спрятался в море Млечного Пути на планете Южные Небеса. В конечном итоге ему пришлось покинуть её и пересечь половину звёздного неба Девятой Горы, чтобы спрятаться на планете Восточный Триумф. Но и тут... Мэн Хао нашёл его! Сердце патриарха Покровителя снедала горечь.
— Как ему удалось выследить меня в таком огромном мире?! — прорычал он, превратившись в луч света. — В лиге Заклинателей Демонов одни лишь ублюдки! Проклятые заклинатели демонов! Я должен был наслаждаться блаженной свободой, но сейчас не могу даже навестить свою возлюбленную! Патриарх храбр и свиреп, самая сильная бессмертная черепаха Девятой Горы! Твою бабулю! Ни за какие коврижки не позволю этому мелкому ублюдку сделать меня своим ездовым животным! Будь он трижды неладен! Мэн Хао, мелкая ты паскуда, когда-нибудь я найду место, где тебе меня никогда не найти! — взвыл патриарх Покровитель.
Его так сильно трясло, что в государстве Чжао началось землетрясение. Расстроенный патриарх не мог представить ситуацию хуже. Разумеется, он давно уже знал, что Мэн Хао стал бессмертным, собственными глазами увидев, как он открыл все свои бессмертные меридианы. От той сцены у него до сих пор мороз пробегал по коже. Тогда же он ещё почувствовал некоторое облегчение. Всё-таки планета Восточный Триумф была очень большой, поэтому он полагал, что Мэн Хао не только не сможет его здесь найти, но даже и не подумает его здесь искать.
Патриарх не без самодовольства считал, что отлично понимает значение фразы: "Прятаться так же хорошо, как тень в свете лампы". Крайне довольный собой, он считал свой план по-настоящему гениальным, о чём неоднократно хвастался Гуидин Три-Ливень. Но даже в его самых смелых мечтах он не мог представить, что Мэн Хао с помощью колокола раскинет божественное сознание настолько широко, что оно накроет всю планету Восточный Триумф и обнаружит его. Как только божественное сознание Мэн Хао остановилось на нём, черепаха протяжно застонала.
Мэн Хао с любопытством посмотрел на патриарха Покровителя. Под влиянием колокола дао души всех живых существ временно застыли. Чего он не знал, так это почему старая черепаха Покровитель не попала под это влияние и смогла сбежать. Однако на её панцире всё ещё стояло государство Чжао. В глазах Мэн Хао промелькнула безумная радость.
— Стой, где стоишь, старая черепаха! — проревел он.
Патриарх Покровитель вздрогнул и прибавил ходу. Следующими словами Мэн Хао планировал не только напугать, но и вывести патриарха из себя:
— Дряхлая черепаха, если в этот раз я тебя поймаю, можешь забыть о побеге! Я уже понял, как контролировать тебя с помощью заговоров заклинания демонов!
Для пущей убедительности Мэн Хао оставался спокойным и притворился, будто побег патриарха Покровителя его совершенно не заботил. В это же время от его левой руки пошли волны заговора заклинания демонов, а на ладони открылся крохотный разлом.
— Тебе не сбежать, — со спокойной уверенностью объявил он.
Его тон и расслабленная поза словно бы говорили: я могу одним движением пальца послать заговор, и сдерживающая печать внутри тебя будет активирована. При виде его уверенности и невозмутимости у патриарха Покровителя округлились глаза и немного закружилась голова. Он никак не мог понять, притворялся ли Мэн Хао или нет. Однако чувство заговора заклинания демонов было как никогда сильным, что насторожило его и заставило нервничать.
"Невозможно! Как такое возможно?!" — думал дрожащий патриарх Покровитель.
Перед его мысленным взором появилась жуткая сцена открытия Мэн Хао своих бессмертных меридианов и переход на царство Бессмертия... теперь его угрозы уже не казались пустыми! И всё же...
"Я не сдамся! — мысленно проревел патриарх. — Ни за что! Я готов рискнуть, лишь бы убраться отсюда!"
Оказавшись за пределами планеты, в страхе быть пойманным Мэн Хао он стиснул зубы и начал читать слова проклятия. С рокотом в звёздном пространстве перед ним вспыхнул искрящийся свет, а потом закружились мириады огней, превратившись в огромный перемещающий портал. Для его создания патриарху Покровителю пришлось даже пожертвовать собственной кровью, которая водопадом брызнула из его пасти, окрасив портал в алый цвет.
— Ты мелкий ублюдок! Надеюсь, мы никогда не увидимся! — прокричал он.
Во вспышке света массивное тело черепахи рвануло к перемещающему порталу. При виде кроваво-красного портала глаза Мэн Хао радостно заблестели. К этому моменту сила колокола дао начала ослабевать. В любой момент практики могли сбросить с себя оцепенение.
"Патриарх Покровитель действительно мой счастливый билет отсюда!" — подумал он с улыбкой.
Когда патриарх Покровитель уже собирался войти в кровавый портал, звёздный камень в левом глазу Мэн Хао засиял звёздным светом. Одна Мысль Звёздная Трансформация была самой могущественной даосской магии патриарха первого поколения. Помимо способности перевоплощаться в планету, в ней имелся ещё один аспект — перемещающая магия. И звалась она... звёздное перемещение.
До царства Бессмертия Мэн Хао не мог им воспользоваться, но сейчас, будучи парагоном этого царства, он с большим трудом, но всё же мог его использовать. По плану он хотел дождаться оцепенения Фан Шоудао после удара колокола дао, чтобы тот не мог остановить его. В этот момент у Мэн Хао появлялся единственный шанс переместиться, причём достаточно далеко, чтобы старик не смог его выследить. К сожалению, Фан Шоудао являлся экспертом царства Дао. Мэн Хао был железно уверен, что план сработает и ему удастся сбежать с планеты Восточный Триумф, но он сомневался в своей способности долго избегать поимки стариком. Последняя часть плана заключалась в бегстве в мир Бога Девяти Морей, где он смог бы стать одним из учеников сообщества.
В его плане определённо имелись слабые места, но это было лучшее, что ему удалось придумать. Появление патриарха Покровителя стало очень приятной неожиданностью. Он чувствовал невероятную силу патриарха Покровителя. То, что старая черепаха могла двигаться даже под влиянием колокола дао, показывала не только его недюжинную силу, но и наличие у него целого арсенала техник и приёмов для бегства. Поэтому Мэн Хао и решил словами спровоцировать его, пригрозить и напугать простоватого и в каком-то смысле очаровательного патриарха Покровителя. Черепаха так перепугалась, что в панике открыла перемещающий портал, напитанный её собственной кровью. Несмотря на разделяющее их расстояние, Мэн Хао сразу почувствовал мощь этого портала. Он явно был способен перенести его намного дальше, чем его звёздное перемещение.
Как только патриарх Покровитель оказался в кроваво-красном портале, его окутал яркий свет, знаменующий начало перемещения. В этот самый момент звёздный свет накрыл Мэн Хао, а потом с грохотом он взорвался. Удивительно, но его тело превратилось во множество огней звёздного света, которые необычайно быстро полетели прочь от колокола дао. За одно мгновение они достигли патриарха Покровителя в звёздном небе. Огни соединились в месте, превратившись в бледного Мэн Хао. После такого перемещения даже его культивация дрожала. В момент его появления перемещающий портал раскрылся, словно огромный алый цветок, а потом исчез.
Тем временем с людей начал спадать эффект колокола дао. Фан Шоудао был первым, кто сбросил оцепенение с души. Придя в себя, он с ужасом не обнаружил Мэн Хао рядом с колоколом дао.
— Вот дрянь! — ругнулся он и переместился в звёздное небо.
Его божественное сознание раскинулось во все стороны, накрыв планету Восточный Триумф, после чего оно начало расходиться по звёздному небу. Лицо старика помрачнело, стоило ему обнаружить следы, оставленные исчезнувшим алым порталом.
— Мелкий проходимец! — воскликнул он, скрежеща зубами.
Он не знал то ли плакать, то ли смеяться. В итоге остановившись на невесёлом смехе, он невольно призадумался. Теперь ему стало понятно, зачем Мэн Хао столько копался в древних хрониках.
Во вспышке света рядом с ним возник Фан Яньсюй. Тот тоже практически сразу обнаружил место, где совсем недавно находился перемещающийся портал. Немного подумав, он негромко рассмеялся и покачал головой.
— Он придумал весь этот план, чтобы избежать свадьбы, — с улыбкой заметил он. — Браво, Мэн Хао.
— Этот мелкий прохвост за месяц перелопатил все древние записи в нашем архиве, — немного беспомощно пожаловался Фан Шоудао. — Видимо, там-то он и нашёл намёки о механике работы колокола дао.
— Найти все эти крохотные намёки в обширных хрониках, собрать их воедино, а потом ещё и составить на их основе план... — Фан Яньсюй восхищённо вздохнул. — Мэн Хао действительно исключительный молодой человек.
— Ты что, его хвалишь?.. — спросил Фан Шоудао. — Этот мелкий шарлатан не переплавил целебную пилюлю! Всё это было спектаклем! Ему был нужен статус лорда подразделения Дао Алхимии, чтобы позвонить в колокол дао. Как только мы все застыли и не могли вмешаться, он наконец получил долгожданную свободу. Я не уверен, как ему удалось переместиться, но по остаточному звёздному свету легко догадаться, что техника Одна Мысль Звёздная Трансформация обладает способностью к перемещению. Свойство, о котором никто из нас ничего не знал. Его побег, конечно, та ещё головная боль, но важнее всего заключение союза с кланом Ли. До свадьбы этого мелкого паршивца и девчушки из клана Ли остался ещё месяце.
Фан Шоудао вымученно улыбнулся.
— Ну, хватит уже, старший брат. Кто ещё в младшем поколении Девятой Горы и Моря может сбежать прямо у нас из-под носа? Раз он сумел улизнуть, почему бы не оставить всё как есть?
Фан Яньсюй от души расхохотался и вместе с растерянным Фан Шоудао отправился к планете Восточный Триумф. Там всё уже пришло в норму. Мало кто знал, что в действительности произошло с Мэн Хао, но те, кто знал, держали язык за зубами. По официальной версии после получения титула лорда подразделения Дао Алхимии Мэн Хао отправился медитировать в уединении и переплавлять целебные пилюли. Но нашлись некоторые, кто сразу догадался, что Мэн Хао давно и след простыл. Одним из таких был Фан Вэй. Он сидел в позе лотоса где-то в секте Эликсира Бессмертного и задумчиво смотрел в небо над родовым особняком.
"Скорее всего, ты уже покинул клан, верно?.." — подумал он.
Фан Вэй испытывал к Мэн Хао двойственные чувства, но он никогда не забудет своей главной миссии. Он был щитом клана Фан, чья работа заключалась в защите клана из тени. После длинной паузы Фан Вэй закрыл глаза. Он отсёк своё прошлое. После смерти и воскрешения Фан Вэй сказал себе, что с этих пор он перестал являться избранным клана Фан.
Судьба главного старейшины сложилась несколько иначе. Ему было назначено наказание в сто лет уединённой медитации за целый ряд его неудачных решений и допущенный им мятеж. Все сто лет он должен будет провести в позе лотоса в подземной пещере без права выйти наружу. Он не знал о побеге Мэн Хао, но его образ навсегда отпечатался в его сердце. Каждый раз, как он о нём вспоминал, с его губ срывался тяжёлый вздох.
Терракотовый солдат вернулся в земли предков, где продолжил нести свою молчаливую стражу. Когда Мэн Хао покинул планету, он внезапно поднял голову и посмотрел в далёкое звёздное небо, словно в ожидании чего-то. Он будет ждать, когда Мэн Хао выполнит данное ему обещание и заберёт его из этого места.
Мэн Хао ушёл, но после себя он оставил множество легенд, породил бесчисленное множество мифов! Прибыв сюда, он был никем, но покинул клан Фан уже… кронпринцем!
Глава 1018: Сведение счётов со старой черепахой Покровителем
Девятая Гора и Море, где-то в бескрайних просторах звёздного неба. На значительном расстоянии от планеты Восточный Триумф, неподалёку от Девятого Моря, находилось одно любопытное место. Если посмотреть с этого места на промежуток между Девятым Морем и пустым звёздным небом, то можно было увидеть скрытые тенью руины. Пройдя через них напрямую, можно было попасть в Девятое Море; окружной путь, к сожалению, занимал гораздо больше времени. Эти скрытые тенью руины были знаменитыми и загадочными Руинами Бессмертия!
Пространство над этими руинами покрылось рябью, а потом во вспышке алого света появился массивный силуэт патриарха Покровителя.
— Ха-ха, Мэн Хао, мелкий ты ублюдок! Посмотрим, как ты меня здесь отыщешь! — Патриарх Покровитель полетел вперёд, его переполняла радость на грани экстаза. — Не повезло, конечно, что патриарх столкнулся с ним на планете Восточный Триумф. В этот раз я спрячусь в Руинах Бессмертия! Уж здесь-то этому негоднику меня ни за что не выследить! Ха-ха! Патриарх опять оказался умнее всех. На всей Девятой Горе и Море нет никого сообразительнее и расчётливее меня! — самодовольно проревела черепаха.
Только патриарх уже хотел отправиться к Руинам Бессмертия, как вдруг позади раздался чей-то голос:
— Слушай сюда, старая черепаха, — с ленцой сказал неизвестный, — "сообразительным и расчётливым", такими эпитетами тебя могут описывать только другие, но никак не ты сам.
По массивному телу патриарха Покровителя прошла дрожь. Он повернул свою гигантскую голову и во все глаза уставился на свой хвост, где сидел улыбающийся до ушей Мэн Хао.
— Ты... — выдавил патриарх Покровитель, отчётливо помня, что он оставил Мэн Хао на планете Восточный Триумф. Вот только сейчас не оставалось сомнений... проклятый мерзавец каким-то чудом сумел переместиться вместе с ним.
Во время перемещения патриарх Покровитель слишком нервничал, чтобы что-то заметить. К тому же Одна Мысль Звёздная Трансформация и его функция звёздного перемещения были довольно причудливой магией. Патриарх Покровитель совершенно не ожидал, что он сумеет добраться до портала в срок. После перемещения патриарх был слишком опьянён собственной победой и успешным побегом от Мэн Хао, что просто не заметил жуткого человека, появившегося у него на хвосте.
— Эй, старая черепаха, давно не виделись! — поприветствовал Мэн Хао с застенчивой улыбкой.
По его добродушному тону могло сложиться впечатление, будто это действительно была неожиданная встреча двух старых друзей. Его лицо буквально лучилось дружелюбием. Сбросив с себя оцепенение, патриарх Покровитель запрокинул голову и взревел, словно безумный. В государстве Чжао на его спине началось землетрясение.
— Мэн Хао это уже ни в какие ворота не лезет! Я так больше не могу! Сколько раз я уже сбегал от тебя и твоей проклятой лиги Заклинателей Демонов?! Будь ты проклят Мэн Хао! Т-т-ты... заходишь слишком далеко! Я съем тебя!
Патриарх Покровитель находился на грани срыва, его сердце разрывала досада. Вдобавок он был в бешенстве. Меньше всего на свете он сейчас хотел видеть Мэн Хао, и в момент его триумфа этот мерзавец появился прямо у него на хвосте! Патриарху казалось, что он вот-вот спятит. Чем больше он думал обо всей этой ситуации, тем хуже ему становилось. По его мнению, во всём мире не было судьбы печальнее его собственной.
С рёвом он разинул пасть в надежде проглотить Мэн Хао. Но только его зубы приблизились к Мэн Хао, как тот прочистил горло и выставил перед собой руку.
— Давай, патриарх, у юного господина уже руки чешутся.
Огромное тело патриарха Покровителя вздрогнуло, а его гигантская голова застыла на месте. Его красные, словно два рубина, глаза, готовы были прожечь в Мэн Хао дыру, и всё же он не решился проглотить его. Внутри него ожил запечатывающий заговор, который не позволял причинить вред Мэн Хао. Если бы не он, то патриарх уже давно бы сорвался с цепи. Когда патриарх Покровителя застыл в нерешительности, Мэн Хао переместился и похлопал его по голове.
— Хорошая черепаха, — со смехом похвалил он, — давай, покажи мне слова, что я вырезал на твоей спине много лет назад.
Патриарха Покровителя затрясло. Чувствуя, что с ним несправедливо обошлись, и даже хуже, намеренно спровоцировали, он не сдержался и взвыл:
— Ты трижды проклятый ублюдок! Катись отсюда!
Патриарх чувствовал, что ещё немного, и он взорвётся. Мощным рывком головы он со всей силы отшвырнул Мэн Хао в звёздное небо, а сам резко развернулся и попытался сбежать. Но Мэн Хао незамедлительно вытащил Треножник Молний. В электрической вспышке Мэн Хао поменялся местами с одним из животных государства Чжао. Появившись на спине патриарха Покровителя, он прочистил горло, а потом переместился на голову черепахи.
— Что это ты задумал, патриарх?! — спросил он, топнув по его голове ногой для верности. — Наше воссоединение было не так просто устроить, знаешь ли! Куда это ты собрался?!
Дрожащий патриарх Покровитель уставился на него своими покрасневшими глазами. Из его пасти вырвался рёв, похоже, его ярость достигла предела, но он не мог дать ей выхода. Патриарх не мог ни использовать божественные способности, ни как-либо иначе навредить Мэн Хао. Аура черепахи вспыхнула силой, превратившись в волны ци, которые смели Мэн Хао с головы. Вокруг тела патриарха Покровителя заклубился туман, когда тот в очередной раз попытался сбежать. Мэн Хао холодно хмыкнул, а потом указал рукой на патриарха Покровителя.
— Восьмой Заговор Заклинания Демонов!
В этот же миг массивное тело патриарха застыло на месте. Обычно магия заговоров лиги Заклинателей Демонов не могла заметно повлиять на существо, чья культивация сильно превосходила Мэн Хао, к тому же такое её использование могло закончиться серьёзным откатом. Но в этом случае внутри патриарха Покровителя уже скрывалась магия заговора, которая в теории должна была сделать его защитником дао Мэн Хао. Поэтому он практически не мог противостоять магии заговора.
Во время их первой встречи много лет назад Мэн Хао не знал об этом, а впоследствии патриарх Покровитель большую часть времени скрывался. Сейчас Мэн Хао стал парагоном царства Бессмертия, а его культивация отличалась от прежней, как Небо от Земли. Благодаря ей он теперь чувствовал сдерживающую магию заговора, скрытую внутри патриарха Покровителя, что позволяло его заговорам полностью управлять им. На собственной шкуре испытав могущество Мэн Хао, патриарх Покровитель запаниковал.
Мэн Хао прочистил горло и нагнал патриарха Покровителя. При его приближении черепаху затрясло — ей наконец удалось сбросить Восьмой Заговор. Прежде чем патриарх Покровитель успел издать яростный рёв, Мэн Хао ещё раз взмахнул пальцем.
— Седьмой Заговор Заклинание Демонов, Кармический Заговор! — произнёс он, но почему-то ничего не произошло. — Э-э-э? Нет Кармы? — вырвалось у него.
Впервые на своей практике использования этого заговора ему довелось столкнуться с ситуации, когда у цели не было Кармы. Он попытался ещё несколько раз, но с каждой неудачной попыткой в его глазах разгорался странный свет. Он был по-настоящему удивлён. Патриарх Покровитель, с другой стороны, был напуган до чёртиков. Вся эта ситуация разбередила плохие воспоминания из далёкого прошлого. Он в ярости взвыл, и из его рта ударил луч яркого света. Этот свет превратился в метательный нож, который со свистом устремился в Мэн Хао. Казалось, он рассёк звёздное пространство, отделив Мэн Хао от патриарха Покровителя.
Метательный нож внешне напоминал ивовый лист и выглядел довольно заурядно, но от него исходила слишком древняя аура, чтобы это было простое оружие.
— Восьмой Заговор Заклинания Демонов! — скомандовал Мэн Хао и взмахнул пальцем, только увидев метательный нож.
Патриарх Покровитель опять застыл на месте, его культивация была заблокирована. Дело было не в ужасающей мощи магии заговора Мэн Хао. Просто каждое её использование пробуждало сдерживающее заклятие внутри патриарха Покровителя. Оно отвечало на волю Мэн Хао и вспыхивало своей чудовищной силой.
Когда патриарх Покровитель потерял контроль над ножом, тот тоже застыл. У Мэн Хао сразу же загорелись глаза. Он подлетел к ножу и взмахом руки приманил к себе, а потом прямо на глазах патриарха Покровителя с помощью Рескрипта Кармы связал нож с собой нитями судьбы.
Как только Восьмой Заговор спал, патриарх Покровитель горестно взвыл:
— Мой нож! Это мой любимый летающий ножик! Мэн Хао, а ну, верни его сию секунду! Отдай мой драгоценный ножичек... Т-т-тебе ведь не терпится убить меня, верно?! Украсть мои сокровища — это всё равно, что освежевать меня заживо! Мэн Хао! Т-т-ты...
Патриарх Покровитель был готов расплакаться. Он не мог ни сбежать, ни тронуть Мэн Хао. К тому же каждое использование Мэн Хао магии заговора пробуждало внутри него сдерживающее заклятие, отчего у него на глазах слёзы наворачивались. Но самым ужасным была кража сокровища, для патриарха Покровителя не было преступления страшнее. Мэн Хао был его костью в горле, причиной всех самых страшных трагедий в его жизни. В те короткие минуты, когда патриарх Покровитель мысленно оборачивался назад и размышлял, как сложилась его жизнь, он никогда не мог сдержать слёз.
Пока шло воссоединение патриарха Покровитель и Мэн Хао, пусть для одного это было сущим кошмаром, а для другого — настоящим праздником, на планете неподалёку от них происходило кое-что интересное. Это была ещё одна планета Девятой Горы и Моря под названием Северный Тростник. Её занимали кланы Сун, Ли и Ван, по сути, вся планета была домом для этих трёх кланов. В настоящий момент весь клан Ли украшался яркими флагами и фонарями. В каждом уголке клана царила атмосфера радости и веселья. Все знали, что Ли Лин’эр через месяц выйдет замуж за кронпринца клана Фан с планеты Восточный Триумф. Несмотря на приличное количество скептиков, эту внезапную свадьбу организовал патриарх царства Дао клана Ли, вдобавок Ли Лин’эр и Мэн Хао были помолвлены с самого детства. Поэтому никто не решался высказать своё неодобрение вслух. Никто не мог помешать созданию альянса между двумя великими кланами. Разумеется, в клане Ли никто не знал, что Мэн Хао скрылся из клана Фан, чтобы избежать свадьбы. Как никто и не знал об одной молодой девушке, которая стремительно мчалась по звёздному небу, стараясь улететь как можно дальше от планеты Северный Тростник.
Этой девушкой была не кто иная, как Ли Лин’эр. Сложно сказать, как ей это удалось, но пока ещё никто её не хватился. Не заметив за собой погони, она с облегчением выдохнула и полетела дальше.
— Я скорее выйду замуж за свинью, чем за этого треклятого Мэн Хао! — прошипела она сквозь стиснутые зубы.
Как оказалось, она решила поступить точно так же, как Мэн Хао. Чего Ли Лин’эр не знала, так это того, что всё это время за ней наблюдал патриарх царства Дао клана Ли — мужчина в расцвете сил.
— В твоих расчётах точно нет ошибки? — спокойно спросил он.
За его спиной возник мужчина в чёрном халате. Воздух вокруг него был постоянно подёрнут рябью, что не позволяло разглядеть его лица.
— Магия прорицания моего клана никогда не ошибается. Шанс покинуть Девять Гор и Морей для воссоединения с главной ветвью клана Ли напрямую связан с Мэн Хао.
Патриарх немного помолчал, а потом отвернулся, решив оставить Лин’эр в покое.
— Насильно мил не будешь, — невозмутимо сказал он, — если она хочет сбежать, пускай. Теперь всё в руках судьбы.
Глава 1019: Охота за Ли Лин’эр
— Мэн Хао, верни мой драгоценный ножик! — выл патриарх Покровитель.
До потери искомого ножа он мало его заботил, но сейчас, лишившись его, на него накатили воспоминания об этом прекрасном оружии. Каждое воспоминание пронзало его сердце нестерпимой болью. Мэн Хао притворился, что не слышал воя, и несколькими взмахами пальца применил седьмой заговор. У патриарха Покровителя всё внутри похолодело, когда Мэн Хао сменил его на шестой заговор. С ярким светом на теле патриарха вспыхнули магические символы. Следом на лбу черепахи проступил новый магический символ, который отличался от шестого заговора Мэн Хао. При виде этого символа Мэн Хао сразу всё понял.
— Ага, кто-то уже использовал на тебе шестой заговор! Что ж, тогда мне ничего не остаётся, как попробовать пятый заговор!
Мэн Хао радостно выполнил новый магический пасс, отчего на его ладони раскрылся крохотный разлом. Патриарх Покровитель не на шутку испугался.
— Мэн Хао!!! — в отчаянии взвыл он. — Ты чего это удумал? Ты переходишь все границы!!!
Его била крупная дрожь, словно с каждой секундой он подбирался всё ближе к грани безумия.
— Я клянусь, ты самый страшный мучитель на всём белом свете! На мою долю выпало столько невезения, что хватит на восемь жизней! В прошлом надо мной издевались заклинатели демонов из лиги, а теперь ещё и ты! Я сбежал с планеты Восточный Триумф из-за тебя, знаешь ли! Думаешь, это было так же просто, как палец о палец ударить?! Эй, ты что делаешь?! Ты уже украл мой драгоценный нож! Эй, что ты задумал? А ну, отвечай! Ты хоть знаешь, сколько мне лет?! Ты ведь ещё помнишь, что я твой патриарх?!
Мэн Хао слегка неловко поскрёб затылок.
— Ладно, как насчёт такого, — предложил он, прочистив горло, — если ты доставишь меня до мира Бога Девяти Морей, я тебя на время отпущу. Так сказать, дам тебе ещё один шанс спрятаться от меня.
При нём всё ещё имелась нефритовая табличка, полученная во время испытания трёх великих даосских сообществ, которая должна была доставить его в мир Бога Девяти Морей. К сожалению, Фан Шоудао как-то про неё прознал и снял с неё заклинание, превратив в обычный кусок нефрита.
Патриарх Покровитель внезапно затих. После небольшой паузы он кисло кивнул. Разумеется, мысленно он крайне довольно расхохотался.
"Этот мелкий ублюдок всё ещё слишком зелёный. С моей хитростью и дальновидностью я просто не могу уступить ему!"
Внешне же он тяжело вздохнул и позволил Мэн Хао встать на себя, после чего двинулся к Девятому Морю. После непродолжительного полёта Мэн Хао поднял руку с разломом пятого заговора на ладони.
— Патриарх, — спросил он с загадочной улыбкой, — ты пытаешься завести меня в Руины Бессмертия?
Патриарх Покровитель задрожал от переполняющей его сердце ярости. Но от одной мысли о сдерживающих заклятиях под контролем Мэн Хао он опять начал мысленно сетовать на свою тяжкую долю, повернув при этом в сторону от Руин Бессмертия. С его скоростью Мэн Хао уже совсем скоро окажется в Девятом Море.
Мэн Хао широко улыбнулся черепахе и хлопком по своей бездонной сумке вызволил оттуда попугая и звенящего холодца в форме колокольчика, всё ещё висящего у него на лапе. Оказавшись на свободе, попугай сразу посмотрел на патриарха Покровителя, моргнул, а потом проклёкотал:
— Э-э? Какая большая черепаха! Так странно! Почему она кажется такой знакомой? А, это ты! Я вспомнил! Ты та самая здоровая черепаха из моря Млечного Пути!
Попугай радостно захлопал крыльями и подлетел к голове патриарха Покровителя со словами:
— Знаешь, мне всегда было любопытно, что надо есть, чтобы так вымахать?! Ты настоящий гигант! Давай, скажи Лорду Пятому и получишь награду!
— Эй, у Лорда Третьего тоже есть награда! — подал голос холодец, не желая отставать от попугая.
Мэн Хао стоял на голове патриарха Покровителя, совершенно не обращая внимания на приставания попугая и холодца к черепахе. Пока эти двое изводили патриарха вопросами, Мэн Хао не беспокоился, что тот мог выкинуть что-то неожиданное. Его взгляд невольно обратился к государству Чжао. Почувствовал налёт ностальгии, он сделал шаг и растворился в воздухе. Возник он на горе где-то в государстве Чжао. Эта гора отличалась от горы из его воспоминаний. За столько лет она сильно изменилась, и всё же она оставалась той самой горой... горой Дацин. Он вспоминал о былом на её вершине, причём на том самом мечте, где впервые столкнулся с миром практиков, где впервые встретил Сюй Цин.
— Гора Дацин... — прошептал он со вздохом.
Посмотрев вниз, он обнаружил, что река, когда-то лежавшая у самого подножья горы, куда-то исчезла. Да и уезд Юньцзе тоже исчез, словно его никогда и не было. Не осталось ничего, кроме этой горы и воспоминаний Мэн Хао. Простояв на горе какое-то время, он сделал шаг с обрыва. С воздуха он смог увидеть ту самую пещеру в горном склоне.
После очередной длинной паузы он вздохнул и отвернулся от горы. Вместо того чтобы покинуть государство Чжао, он отправился к Северному Морю. Несмотря на разительные изменения, полностью изменившие облик государства Чжао, озеро находилось там же, где он помнил. При взгляде на его зеркальную поверхность Мэн Хао вспомнил о тех событиях, что навеки связали его с озером. Спустя какое-то время он заметил идущую по воде ветхую лодку. К берегу её длинным веслом правил старик. В каюте на крошечной жаровне уже подогревалось вино, как вдруг оттуда высунулась голова молоденькой девушки.
— Ты помнишь меня? — спросил с озорной улыбкой красавица.
— Гуидин Три-Ливень, — улыбнулся в ответ Мэн Хао.
Когда он поднялся на борт, старик тоже улыбнулся и поклонился ему до пояса, после чего вернулся к веслу и повёл лодку к противоположному берегу. Девушка села напротив Мэн Хао и налила разогретое вино в его чашу.
— Ты помнишь о своём обещании? — спросила она, блеск её глаз напоминал искрящиеся в лучах солнца воды озера.
— Я обещал однажды помочь тебе стать море, — ответил он. Мэн Хао с улыбкой поднял чашу и выпил вино одним глотком.
Девушка лучезарно ему улыбнулась.
— Я хочу стать большим и спокойным морем, — искренне сказала она, — без волн или ряби. Тихим и спокойным, словно зеркало.
Мэн Хао кивнул.
— Сколько за свою жизнь ты дал обещаний? — спросила она.
— Четыре.
— И сколько из них ты выполнил?
— Пока ни одного.
— Значит, мне придётся подождать ещё немного?
Мэн Хао улыбнулся и вновь поднял чашу, куда было услужливо подлито вино.
Пока Мэн Хао болтал с Гуидин Три-Ливень, в звёздном небе неподалёку летел тот самый корабль, который не мог увидеть ни один практик Девятой Горы и Моря. На палубе сидел старик и молодой человек, видевшие открытие Мэн Хао врат бессмертия и его бессмертных меридианов. Взгляд старика был направлен в звёздное небо, где он видел Мэн Хао и патриарха Покровителя. Его глаза странно блестели, похоже, Мэн Хао его заинтриговал. Молодой человек рядом с ним, наоборот, презрительно морщился.
— Человек и черепаха, — сплюнул молодой человек, — они подходят друг другу. Да и ещё этот попугай. Компания что надо.
— Этот человек не так прост, как кажется, — спокойно возразил старик, — как и эта черепаха. Даже попугай... совсем непростой попугай.
Он слегка разочарованно посмотрел на молодого человека, однако больше ничего не сказал.
— Что значит "не так прост?" — напыщенно спросил молодой человек. — Он открыл максимальное число бессмертных меридианов и даже стал парагоном царства Бессмертия, что с того? В нашем мире Духовной Звезды полно таких людей! Может, они и не совсем бессмертные, но бессмертные просто ничтожества.
— Он истинный бессмертный, — поправил старик, слегка нахмурив брови.
— Истинный бессмертный! Курам на смех! Как в мире Бессмертного Парагона прошлого, который так желали мириады всемогущих существ? И что с ним стало? Остались девять жалких гор! Стоит мне только пожелать, и этот парень умрёт!
В его глазах разгорелась жажда убийства. Похоже, он считал, что убить Мэн Хао будет так же просто, как раздавить крошечного жучка.
— В рамках моей тренировки вполне можно остановиться на этом парне... Мне надо убить бессмертного и вернуться с его головой в мир Духовной Звезды... Полагаю, по возвращении они сделают из его головы боевой трофей.
Молодой человек облизал губы. В глазах старика промелькнул холодок.
— Он истинный бессмертный. Не путай его с современными бессмертными, такие как он жили в стародавние времена. Он воплощает собой то, чем на самом деле являются бессмертные. В глубокой древности подобные ему могли снизойти в наш мир Духовной Звезды и заставить всех пасть перед ним ниц. В прошлом наш мир Духовной Звезды был одним из трёх тысяч миров, находящихся под миром Бессмертного Парагона. Так уж сложилось, что мир Бессмертного Парагона был разрушен, однако наша роль в его уничтожении была совершенно незначительной! Ты смотришь на черепаху и думаешь, что это обычный зверь. Знаешь что? Когда я на неё смотрю, у меня всё внутри холодеет! Я ощущаю исходящие от неё жуткие эманации. И наконец так недооценённый тобой человек... только не говори мне, что ты не ощутил в нём нечто, связывающее его напрямую с Девятью Горами и Морями?!
С каждым словом слова старика становились всё резче. В конце он уже в открытую отчитывал своего подопечного. Молодой человек не проронил ни звука, но в его глазах постепенно разгоралось синее пламя ярости. Он боялся перечить старику, но стоило ему опустить голову, как его глаза засияли злобой.
— Несмотря на то, что это место пришло в упадок, — продолжил старик, — нельзя безрассудно провоцировать местных жителей! На самом деле мне совершенно не хотелось сталкиваться со здешними опасностями, но твой отец настоял, чтобы я доставил тебя сюда для твоего крещения смертью бессмертного... Меня вынудили согласиться, и вот мы здесь. Если хочешь убить этого человека, валяй, я не стану тебя останавливать. Однако твой отец сможет увидеть всё наше путешествие, поэтому ему не удастся обвинить меня в том... что ты сам нашёл свою смерть!
После этих холодных слов старик взмахнул рукой, и перед ними открылась воронка. В ней можно было увидеть образ сбежавшей со свадьбы Ли Лин’эр.
— Эта девочка немного слабее и тоже бессмертная. Почему бы для крещения тебе не убить её?
Молодой человек посмотрел на Ли Лин’эр в воронке, и тут его глаза странным образом заблестели.
— Ого, какая красавица. Наставник, вы не против, если перед убийством, я позабавлюсь с этой бессмертной?
Старик в отвращении поморщился, но ничего не сказал. Молодой человек облизнул пересохшие губы, а потом вошёл в воронку.
Ли Лин’эр сидела в позе лотоса на летающим челноке, который нёс её через звёздное небо. Она тоже направлялась к Девятому Морю, но не к миру Бога Девяти Морей, а в поисках острова, где бы она могла спокойно заняться культивацией. Девушка надеялась с помощью силы Девятого Моря стабилизировать свою культивацию царства Бессмертия. После множества тренировок клана в Девятом Море она хорошо в нём ориентировалась. Внезапно звёздное небо исказилось, и в нём разверзлась воронка. Оттуда вышел надменный молодой человек и уставился на неё, словно охотник на свою добычу. Ли Лин’эр сразу же насторожилась. Она никогда не видела этого человека, однако сразу поняла, что он был очень опасен. К тому же от его хищного взгляда ей стало не по себе.
— Привет, бессмертная красавица. Запомни: меня зовут Чжэн Линьфа, ты можешь звать меня И Фацзы! Запомни имя как следует, потому я подарю тебе самые незабываемые во всей твоей жизни воспоминания! А ещё... они будут последними! — с ухмылкой произнёс молодой человек, а потом сделал шаг навстречу Ли Лин’эр.
Глава 1020: Пройти мимо
В области звёздного неба неподалёку от Руин Бессмертия летел огромный массив суши. Если присмотреться, то становилось понятно, что это была никакая не суша, а гигантская черепаха. Она выглядела крайне угрюмо, однако в её глазах вспыхивали яростные искры. Патриарх выглядел взбешённым, но он не смел озвучивать своё недовольство. Вместо этого он молча летел через звёздное небо.
Мэн Хао сидел где-то на массивном теле черепахи и пил вино, кувшин с которым грела на жаровне сидящая рядом Гуидин Три-Ливень. Вдыхая разливающийся по округе сладковатый аромат вина, Мэн Хао чувствовал умиротворение. После успешного побега со свадьбы ему казалось, что мир перед ним полнился неограниченными возможностями. Даже за сотни лет занятий культивацией эта часть его характера не изменилась. Может, Мэн Хао и был непоседливым, но он не хотел остепеняться и оседать на одном месте. Он хотел делать то, что ему вздумается. По его мнению, на пути культивации сидеть на месте и ничего не делать было не только невероятно скучно, но и совершенно бессмысленно. В этом плане Дао свободы и независимости хорошо сочеталось с его характером. Все его поступки в жизни отвечали этой черте его характера.
Патриарх Покровитель, с другой стороны, сердито играл желваками. Масло в огонь его растущего раздражения подливала болтовня попугай. Тот всё клекотал и клекотал у него над ухом, пытаясь убедить стать его младшим братом. Его болтовня только распаляла патриарха Покровителя. Если бы проблема была только в этом, ситуация не казалась бы патриарху такой невыносимой. Не замолкающая ни на секунду трескотня холодца, сродни магическому проклятию, с каждой секундой подталкивала патриарха к пропасти безумия. Патриарх Покровитель гадал, как Мэн Хао мог столько времени терпеть этого пустомелю. Это явно было непросто.
"Проклятье! Патриарху всегда не везёт! — мысленно сокрушался он. — Надо доставить мелкого ублюдка к Девятому Морю, да поскорее. После этого я покину Девятую Гору и Море и уже никогда не вернусь! Ни за что не поверю, что этот мелкий паршивец сумеет отыскать меня за пределами этой горы и моря!"
Обиженный на жизнь патриарх Покровитель мысленно рычал и сыпал проклятиями. Он действительно считал, что с ним поступают нечестно. По его мнению, с тех пор, как он столкнулся с лигой Заклинателей Демонов, его жизнь стала серой, словно пепел.
"Однажды, — продолжил свою мысленную тираду патриарх, — я проглочу всю лигу Заклинателей Демонов! Твою бабулю! Уж я-то наделю этих вшивых заклинателей демонов своим благословением, если ты понимаешь, о чём я!"
Возможно, патриарх был так увлечён своим внутренним монологом, что слегка сбился с курса и начал приближаться к Руинам Бессмертия.
Мэн Хао прочистил горло и взмахнул рукой в сторону задней части массивного тела патриарха Покровителя. Мэн Хао использовал Восьмой Заговор Заклинания Демонов, однако звук, сорвавшийся с его губ, был точно таким же, каким всадники осаживают лошадь. Восьмой заговор в этот же миг остановил патриарха Покровителя. Всё выглядело так, будто Мэн Хао действительно ехал на патриархе Покровителе, как на лошади.
У патриарха резко расширились глаза, а потом его затрясло. Спустя пару мгновений дрожь прекратилась, но из горла черепахи вырвался горький и печальный рёв. Прожив на свете столько лет, как он мог не понять значения звука, сорвавшегося с губ Мэн Хао?
— Мэн Хао, ты мелкий ублюдок, я патриарху Покровитель. Я тебе не лошадь или какой-то мул!
Мэн Хао прочистил горло. Из своего учёного прошлого он знал команды, которыми управляется лошадь, но ему так и не удалось применить эти знания на практике. До сегодняшнего дня. Оседлав патриарха Покровителя, он сразу же вспомнил те давние уроки.
— Ладно, так и быть. Трогай!
После команды "трогай" патриарх Покровитель без задней мысли полетел дальше. Только пару мгновений спустя до него дошло, что он, сам того не заметив, послушно двинулся с места по команде Мэн Хао, словно настоящая лошадь.
— Я тебя сожру! Сожру, слышишь! — бесновался патриарх Покровитель.
Дрожащая черепаха уже хотела поднять голову, когда Мэн Хао с ноткой тревоги сказал:
— Но-но!
Вместе с командой он отправил разлом Пятого Заговора Заклинания Демонов в правую часть головы патриарха Покровителя, подарив ему шрам. И опять черепаха неосознанно подчинилась команде Мэн Хао.
— Мэн Хао!!! — в ярости взревел патриарх Покровитель.
Его рёв разнёсся по всему звёздному небу, в конечном итоге достигнув спасающейся бегством Ли Лин’эр. Из уголков его губ капала кровь, её чарующее лицо был мертвецки-бледным. Её дорогой наряд был весь изорван и во многих местах пропитался кровью. На её лбу была рваная рана, откуда капала кровь, исчезающая в звёздном небе. Её волосы спутались, аура ослабла, но она всё равно продолжала лететь вперёд с глазами полными ярости. Как она могла предвидеть, что после успешного побега из родного клана на пути к Девятому Морю ей встретится такой жуткий практик?
Человек по имени И Фацзы был ей совершенно незнаком. Поэтому она была уверена, что он не являлся избранным какого-то клана или секты. И всё же она ощущала исходящую от него жуткую ауру. Несмотря на культивацию пика царства Бессмертия, Ли Лин’эр смогла продержаться против божественных способностей И Фацзы время, за которое сгорает половина благовонной палочки. После этого ей стало очень тяжело сдерживать его натиск. Если бы не спасительные техники в её арсенале, то она уже давно бы погибла.
"Кто это парень?!" — подумала она, нервно закусив губу.
— Тебе не сбежать, — протянул Чжэн Линьфа и слизнул кровь с пальцев.
Его глаза сияли загадочным светом, а на губах играла едва заметная улыбка. Ему некуда было спешить. По словам его защитника дао, убийство девчонки закончит его испытание, поэтому он хотел как можно дольше растянуть удовольствие. Ему можно было не волноваться о последствиях, если ситуация выйдет из-под контроля, его защитник дао позаботится обо всех возникших трудностях. По его мнению, старик вёл себя слишком уж осторожно.
— Не имеет значения, что ты бессмертная, — со смехом прокричал И Фацзы, — то, что я выбрал тебя своей жертвой, большая честь для тебя. Ты даже представить не можешь, какой у меня статус в том месте, откуда я пришёл.
Он растопырил пальцы, словно когти хищной птицы, и выбросил руку вперёд. Прогремел очередной взрыв, ещё сильнее разорвавший наряд Ли Лин’эр. Атака была такой силы, что малейшее промедление с её стороны могло закончиться крайне печально. Хоть ей и удалось избежать эпицентра взрыва, девушка всё равно закашлялась кровью и побледнела. Её аура ещё сильнее ослабла, а пламя жизненной силы оказалось на грани полного угасания.
"Он не практик с Девятой Горы и Моря!" — поняла она.
Ли Лин’эр уже послала сигнал о помощи через нефритовую табличку, поэтому была уверена, что до прибытия подмоги ей осталось продержаться ещё немного.
— Почему ты убегаешь? — спросил И Фацзы. — Я тебя помню. Тебя зовут Ли Лин’эр, верно? Ты не просто бессмертная, а истинная бессмертная! За столько лет моих занятий культивацией мне ещё не доводилось отведать крови бессмертных. Какая она сладкая!
Её преследователь со смехом вдохнул аромат крови Ли Лин’эр.
— О, я понял. Ты пытаешься выиграть немного времени. Готов спорить, ждёшь, пока к тебе на помощь придёт твой клан, да? Жди сколько влезет, авось кто-нибудь придёт. Конечно, если хоть кто-то получил твой призыв о помощи.
Взмахом пальца И Фацзы послал мощный поток ветра. Когда он почти настиг Ли Лин’эр, вокруг неё в зелёном свечении возникла плотная стена лиан. С рвущимся звуком ураганный ветер разорвал лианы. Ли Лин’эр вновь закашлялась кровью, у неё перед глазами всё плыло. К пронзающей её боли начало примешиваться отчаяние. За столько времени с момент отправки сигнала о помощи уже должен был кто-то прийти. Отсутствие подмоги говорило, что её противник тщательно подготовился, прежде чем напасть на неё.
— Не волнуйся, — рассмеялся И Фацзы, — я буду нежен. Перед смертью ты меня обслужишь как полагается, а потом... я нежно разорву тебя на части. Твоя кровь освятит мою даосскую магию! Убив бессмертного, я достигну Дао, а твоё бессмертное тело станет моим основанием!
Преследователь со смехом нагонял Ли Лин’эр. В этот момент по звёздному небу прокатился чудовищный рёв. От него всё вокруг покрылось рябью.
«Мэн Хао!!!»
Услышав эти два слова, глаза Ли Лин’эр ярко засияли. Девушка немедленно сменила направление и стрелой помчалась в сторону источника этого крика. В этот рывок она вложила всю силу своей культивации до последней капли. Она использовала секретные заклинания и даже воспламенила свои бессмертные меридианы для достижения невероятной, пусть и временной, скорости. В мгновение ока она умчалась прочь от своего преследователя.
Лицо И Фацзы потемнело. Глубоко внутри он был напуган. Его не сколько напугало произнесённое имя, сколько сам рёв. В нём он ощущал настолько устрашающую ауру, что у него волосы зашевелились на затылке. Как вдруг у него в ушах прозвучал голос его защитника дао:
— Я развернул скрывающее заклятие. Хватит валять дурака, прикончи бессмертную. Как только ты пройдёшь испытание и крещение, мы покинем этот мир!
И Фацзы окружила жутковатая и кровожадная аура. Он не стал отвечать, а просто в несколько раз увеличил свою скорость и в луче радужного света помчался вслед за Ли Лин’эр. Постепенно позади него материализовался чёрный трёхголовый змей. Его нечестивая аура, захлестнувшая Небо и Землю, разительно отличалась от всего, что можно было встретить на Девяти Горах и Морях.
Раздался пронзительный свист, будто по воздуху на огромной скорости мчалась стрела. И Фацзы стремительно нагонял Ли Лин’эр. За десять вдохов он сумел сократить дистанцию между ними всего до трёхсот метров. В этот момент Ли Лин’эр заметила плывущий через звёздное небо огромный массив суши. Им оказался патриарх Покровитель, на спине которого Мэн Хао распивал вино.
— Мэн Хао! — увидев его, закричала девушка. Несмотря на её громкий крик, Мэн Хао даже не повернулся в её сторону.
— Он не видит тебя, — холодно произнёс И Фацзы, — если бы мог, тогда я бы с радостью убил сегодня двух бессмертных.
После ещё одного его взмаха рукава Ли Лин’эр опять закашлялась кровью. Она чувствовала, что, хоть она и Мэн Хао находились недалеко друг от друга, их разделял какой-то иллюзорный барьер, не дающий ему её увидеть.
"И Фацзы слишком хорошо подготовлен для человека, действующего в одиночку. Должно быть, у него есть сообщник. Раз Мэн Хао не видит меня, тогда о его помощи можно забыть. Даже если бы он и видел меня, как я могу втянуть его в эту ситуацию?"
Несмотря на горечь и отчаяние глаза Ли Лин’эр сияли решимостью. Когда И Фацзы оказался достаточно близко для удара ладонью, она решил взорвать свои бессмертные меридианы!
Бессмертные меридианы покинули её тело, превратились в бессмертных драконов, а потом взорвались. Изо рта девушки брызнула кровь, однако сила взрыва была достаточно сильной... чтобы отбросить её в сторону Руин Бессмертия!
"В Руинах Бессмертия у меня больше шансов выжить, чем в руках И Фацзы!" — решила она и со всей возможной скоростью полетела к руинам.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 0
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив