» » Книга 7 Главы 1021-1052


Книга 7 Главы 1021-1052


Книга 7 Главы 1021-1052
+1115
Глава 1021: Погоня в Руинах Бессмертия
Мэн Хао щелчком пальца заставил патриарха Покровителя остановиться. Черепаха яростно взревела на Мэн Хао, достигнув в своём недовольстве точки кипения. Мэн Хао поднялся на ноги и с любопытством посмотрел в сторону, где лежали Руины Бессмертия.
— Странно, на миг меня посетило необычное чувство, — сказал он.
Он не мог понять, откуда оно взялось, однако ощущение было такое, будто ему на глаза надвинули вуаль. Словно... она скрыла нечто, что он должен был увидеть.
— Что значит "странно"? — с налётом превосходства спросил патриарх Покровитель. — Только что мимо пролетела девчушка и звала тебя по имени. Когда ты её проигнорировал, она полетела к Руинам Бессмертия. О, за ней гнался какой-то парнишка, похоже, с намерением убить.
В голосе патриарха Покровителя отчётливо слышалось презрение и самодовольство. Мэн Хао поражённо уставился на черепаху.
— Точно, точно! — подтвердил удивлённый попугай. — Лорд Пятый тоже их видел. Ты что, их не заметил?
— Лорд Третий тоже видел! — серьёзно объявил холодец. — Как ты мог такое пропустить? Ну-ну, хватит притворяться. Это аморально и неправильно!
— Я тоже видел... — добавила Гуидин Три-Ливень, прикрыв улыбкой своей изящной ладошкой.
Мэн Хао с блеском в глазах посмотрел на звёздное небо и Руины Бессмертия, что-то бормоча себе под нос.
— А, и вот ещё что, — добавил патриарх Покровитель, — Мэн Хао, мелкий ты паршивец, слушай внимательно. Тот паренёк сказал, что собирается выполнить супружеский долг за тебя, раз ты не хочешь жениться на этой девочке. Какие в наши дни пошли порядочные дети, помогают другим, какие молодцы.
Довольная собой черепаха громко рассмеялась.
— Верно! Лорду Третьему этот паренёк тоже показался порядочным! Какой добряк! В мире так мало честных людей. Такой нрав и мораль достойны подражания!
Холодец закивал головой, явно не поняв истинного смысла ситуации... Попугай театрально закатил глаза, а потом прочистил горло.
— Мэн Хао, если ты не спасёшь её, она точно станет игрушкой этого парня. Если Лорду Пятому не изменяет память, эту девчушку без перьев звать Ли Лин’эр.
Мэн Хао резко помрачнел. Глядя на Руины Бессмертия вдалеке, его глаза засияли жаждой убийства. Он не знал, что Ли Лин’эр делала за пределами клана Ли, но это не имело значения. Какими бы сложными ни были их отношения, у него не было причин оставлять её на произвол судьбы, когда он мог её спасти. К тому же преследователь упомянул про выполнение супружеского долга Мэн Хао, а такое не мог проигнорировать ни один уважающий себя мужчина. Свадьба между ним и Ли Лин’эр была их личным делом, вмешательство в этот вопрос было возмутительной провокацией. Покосившись на попугая с холодцом, Мэн Хао холодно хмыкнул и топнул ногой по патриарху Покровителю.
— Ладно... следуй за ними в Руины Бессмертия!
Несмотря на холодный тон, внутри Мэн Хао держался настороже. Причиной тому была загадочная техника, скрывшая от него девушку. Человека, способного на такую магию, следовало по-настоящему опасаться. Другим поводом насторожиться было отсутствие подмоги со стороны клана Ли, девушка явно ещё в начале погони послала им сигнал о помощи. С другой стороны, патриарх Покровитель, в отличие от всех остальных на планете Восточный Триумф, оказался не подвержен влиянию магии колокола. Это красноречиво говорило о его невероятном могуществе, которое очень пригодится в бою.
Радостный патриарх Покровитель на большой скорости полетел к Руинам Бессмертия. Попугай тоже возбуждённо распушил перья. Он чувствовал, что в Руинах Бессмертия его ждут лохматые и пернатые звери всех мастей. Ему не терпелось попасть в эту землю обетованную. Что до холодца, это бесхитростное создание можно было легко убедить в чём угодно.
Патриарх Покровитель мощным рывком за пару мгновений добрался до Руин Бессмертия, после чего пустился вдогонку за Ли Лин’эр. С появлением исполинской черепахи всё в Руинах Бессмертия задрожало. Словно начали изменяться растревоженные естественные законы. Гуидин Три-Ливень задрожала, при этом её взгляд сделался отстранённым. По непонятной причине она внезапно почувствовала зов, манящий её куда-то вглубь Руин Бессмертия. Как если бы с приходом сюда с давно забытой части её воспоминаний внезапно была снята печать.
Когда их маленькая группа вошла в Руины Бессмертия, старик на лодке, парящей снаружи руин, нахмурился.
"Похоже, я недооценил эту черепаху, птицу, девушку... и даже эту штуку в форме колокольчика".
Он изначально знал о том, что патриарх Покровитель и попугай были могущественными, но сейчас был вынужден признать, что они оказались куда опасней, чем он предполагал.
— Чтобы они смогли увидеть сквозь мою даосскую магию... — пробормотал старик.
Такого он никак не мог предвидеть. По своему изначальному плану он планировал для вида предупредить И Фацзы об опасности, что должно было толкнуть его на нападение на Ли Лин’эр. Смерть девушки посеет между кланом Чжэн из мира Духовной Звёзды и Мэн Хао семена раздора. Старику было очень интересно посмотреть, какие цветы из них вырастут в итоге. Но сейчас весь план пошёл наперекосяк. Бормоча что-то себе под нос, он посмотрел на Руины Бессмертия. Их вид вызвал в нём воспоминания, от которых всё его естество пронзил леденящий страх.
"Мир Бессмертного Парагона прошлого..." — подумал он, прокручивая в голове воспоминания. Наконец он вздохнул и нехотя отправился к Руинам Бессмертия. У него не было другого выбора. Он мог строить заговоры против клана Чжэн, но никак не мог позволить И Фацзы погибнуть в Руинах Бессмертия.
Мэн Хао стоял на голове патриарха Покровителя, рассматривая проносящиеся мимо Руины Бессмертия. Это был второй его визит сюда. Эта часть руин заметно отличалась от входа, открытого тремя великими даосскими сообществами. Область, где располагался вход для трёх великих даосских сообществ, была ими тщательно исследована, к тому же они предприняли определённые шаги, чтобы обезопасить этом место. Но сейчас Мэн Хао находился в месте, где практически не бывали люди.
Впереди в воздухе парило множество осколков камня и фрагменты разбитых статуй. Небо покрывали разломы, способные рассечь и проглотить всё, что посмеет оказаться у них на пути. До него доносились странные демонические голоса, а также в воздухе ощущалась древняя, многовековая аура. И всё это было лишь на самой границе Руин Бессмертия. По мере продвижения вперёд выражение на морде патриарха Покровителя становилось всё серьёзней. Однако он всё равно продолжал с умопомрачительной скоростью мчаться вперёд, сметая все препятствия на своём пути. Сила его физического тела достигла ужасающего уровня, что позволило ему быстро пройти внешнюю область Руин Бессмертия.
Мрачный Мэн Хао вращал культивацию 123 бессмертных меридианов, ни капли этой силы не выходило за пределы его тела. В его глазах вспыхнул звёздные свет, а за спиной возникли 33 размытых Неба. В окружении бурлящей энергии он действительно напоминал настоящего парагона царства Бессмертия.
— Я не хочу, чтобы повторилась ситуация, когда вы можете видеть, что происходит, а я нет! — холодно объявил он. Он поднял руку, и появился разлом пятого заговора.
Патриарх Покровитель что-то неразборчиво пробормотал, а потом открыл пасть и взревел. Вместо того чтобы распространиться по округе, этот звук сосредоточился на довольно небольшой области вокруг них.
— Откройся!
С рокотом мир вокруг Мэн Хао начал меняться. Он увидел кровавые отметины и другие следы жестокого преследования! Неподалёку бледная как мел Ли Лин’эр кашляла кровью. Словно лампа, готовая вот-вот погаснуть, её жизненная сила была на грани полного истощения. Девушка горько рассмеялась, в Руинах Бессмертия она не нашла спасения, только отчаяние. И Фацзы и его трёхголовый змей неотступно следовали за ней. Всё вокруг дрожало под влиянием смертоносной ауры, чьи волны отбрасывали с его пути обломки камня.
— Кто-то совсем отчаялся... — со смехом пропел И Фацзы. Со злобным блеском в глазах он замахнулся рукой. С его пальцев тут же сорвался луч чёрного света. Всё на его пути, будь то обломки или трещины, испарилось!
В результате взрыва Ли Лин’эр отбросило на поле, усыпанное каменными обломками. Утерев кровь с губ, он повернулась назад и посмотрела на И Фацзы. В её глазах ни намёка на смирение или готовность сдаться. Может быть, она и угодила в безвыходную ситуацию, возможно, её ждала смерть, но она погибнет с высоко поднятой головой.
— Обожаю такое выражение лица! — воскликнул И Фацзы. — Дома у всех трофейных голов бессмертных, убитых патриархами, именно такое выражение лица! Бессмертные... — он запрокинул голову и надменно расхохотался. — Все бессмертные должны сдохнуть, а миры бессмертных сгореть в огне. Кому какое дело до мира Бессмертного Парагона или вонючих бессмертных!
С жаждой убийства в глазах И Фацзы двинулся к Ли Лин’эр. Он растопырил пальцы, словно лапу хищной птицы, призвав чудовищный объём силы. Ли Лин’эр не могла ни дать ей отпор, ни тем более одолеть. Глаза девушки сверкнули решимостью, а потом от неё потянуло истребляющей аурой. Она решила прибегнуть к самоуничтожению.
— Самоуничтожение? — сказал И Фацзы с лёгкой улыбкой.
Он быстро выполнил магический пасс и наслал на Ли Лин’эр какую-то странную даосскую магию. Девушка задрожала, а её разрушительная аура рассеялась. Она с удивлением обнаружила, что больше не может уничтожить саму себя.
— Эту секретную магию я давным-давно изучил специально для бессмертных, которые попытаются прибегнуть к самоуничтожению, — говоря это, И Фацзы возник перед Ли Лин’эр и схватил её за шею. Прижав её к земле, он похотливо посмотрел на её чарующие изгибы и гнусно ухмыльнулся: — Будь хорошей девочкой и позволь мне консумировать наш брак. После чего я использую твою кровь для моего крещения.
Дрожащая Ли Лин’эр закусила губу, не сводя глаз с И Фацзы. Как вдруг она открыл рот, откуда ударил яркий луч света. И Фацзы поражённо отшатнулся, при этом его самого окружило яркое свечение. Луч света прошёл в опасной близости от его шеи. Внутри этого луча находился бритвенно-острый ивовый лист, который должен был перерезать ему глотку.
— Шлюха! — прорычал он больше от удивления, чем от ярости.
Если бы не спасительный барьер его клана, то этот ивовый лист, скорее всего, снёс бы ему голову. Он уже хотел в ярости вырвать Ли Лин’эр язык, но тут резко обернулся, почувствовав затылком холод. Позади он увидел мчащегося на него огромного патриарха Покровителя и Мэн Хао на его голове, мрачно смотрящего в его сторону.
Глава 1022: Замолкни
Глаза Мэн Хао сияли жаждой убийства, а в его сердце кипела ярость. Между ним и Ли Лин’эр не было особой вражды, их сопернические отношения считались нормой среди практиков. Что до помолвки, решение об этом было принято очень давно. Хоть Мэн Хао и сбежал со свадьбы, это не означало, что он будет просто стоять и смотреть, пока Ли Лин’эр находится в смертельной опасности. Особенно в ситуации, когда её аура напоминала подрагивающее на ветру пламя свечи. Раньше она была гордой, словно сами Небеса, но сейчас каждый её вдох мог стать последним. Ярость Мэн Хао полыхала, словно жаркое пламя. Отчаявшаяся Ли Лин’эр уже попрощалась с жизнью, но появление Мэн Хао разожгло в ней надежду. Она уже не ждала, что придёт ей на выручку. Увидев его, в девушке вновь разгорелось желание жить.
— Это ты... теперь ты можешь меня видеть?
И Фацзы удивлённо посмотрел на Мэн Хао, а потом гнусно ухмыльнулся, словно его появление ничего не меняло. Как вдруг он замахнулся рукой, намереваясь ударить Ли Лин’эр по лицу. Он планировал убить девушку прямо на глазах Мэн Хао! В этот же миг в руках Мэн Хао возник Треножник Молний. В электрической вспышке артефакт с треском поменял его местами с Ли Лин’эр. Даже И Фацзы не успел вовремя среагировать. Ли Лин’эр оказалась на голове патриарха Покровителя, где к ней сразу же подскочила Гуидин Три-Ливень. Опустившись рядом с ней на колени, она положила руку на лоб и принялась исцелять её раны.
К Мэн Хао, возникшему на её месте, продолжал мчаться кулак И Фацзы. Он без колебаний призвал на помощь культивацию и вспыхнул силой 123 бессмертных меридианов. Одновременно с этим обрушились 33 Неба с их ужасающей мощью. Всё это было нацелено на поменявшегося в лице И Фацзы. Он отскочил назад, уклонившись от атаки Мэн Хао, а вместо атаки кулаком выполнил запечатывающий магический пасс в сторону Мэн Хао. Чёрный трёхголовый змей позади него с рёвом бросился на Мэн Хао, намереваясь сожрать его.
— Я рад, что ты показался! — рассмеялся он. — Изначально для своего крещения я хотел использовать именно тебя. Раз уж ты сам пришёл ко мне в руки, ровно через год будут справлять твои поминки!
И Фацзы запрокинул голову и расхохотался. Лицо молодого человека буквально лучилось восторгом. После ещё одного взмаха руки его чёрный трёхголовый змей начал стремительно расти. Выросший змей с шипением бросился на Мэн Хао.
— Он не с Девятой Горы и Моря! — с трудом выкрикнула бледная Ли Лин’эр. Несмотря на исцеление Гуидин Три-Ливень, она всё ещё была очень слаба.
Что до патриарха Покровителя, он стоял в стороне, хитро посматривая из стороны в сторону. Само собой, он не стал вмешиваться, по его мнению, смерть Мэн Хао наконец-то подарит ему свободу. Он уже хотел под шумок улизнуть, но тут Мэн Хао взмахом рукава создал разлом пятого заговора, который принялся медленно кружиться вокруг головы патриарха Покровителя. Перепуганная черепаха застыла как статуя, боясь пошевелиться.
Мэн Хао вновь перевёл взгляд на своего противника и ожёг его испепеляющим взглядом. После предупреждения Ли Лин’эр в его глазах появился странный блеск. Мэн Хао выполнил магический пасс и указал рукой перед собой. В этот же миг в воздухе с рёвом материализовалась голова кровавого демона, но уже в следующую секунду их стало 123. Они вместе атаковали... высвободив всю силу Мэн Хао. Когда головы кровавого демона объединились вместе, к трёхголовому змею полетела одна гигантская голова. В результате столкновения прогремел оглушительный взрыв и во все стороны ударила взрывная волна. Вместо того чтобы отступить, Мэн Хао возник перед И Фацзы и нанёс ему удар кулаком. В этот удар он вложил всю внутреннюю силу бессмертного, а также всю мощь истинного бессмертного тела. Такой удар обладал огромной разрушительной мощью, поэтому его можно было сравнить с могущественной магией.
В воздух поднялось огромное облако пыли, а потом раскололась пустота. Чувствуя надвигающуюся опасность, у И Фацзы глаза на лоб полезли. Он и раньше знал о силе Мэн Хао, но только сейчас понял, насколько же он был силён. В этот критический момент И Фацзы запрокинул голову и с рёвом выполнил магический пасс двумя руками. Его тело оплели потоки света, мгновенно превратившиеся в золотые доспехи. Они ярко сверкали, отчего И Фацзы стал похож на истинного бессмертного даже больше, чем Мэн Хао.
Кулак Мэн Хао пришёлся в эти золотые доспехи. Их натёртая до блеска поверхность треснула, а самого И Фацзы с силой отшвырнуло назад. Вот только стоило трещинам появиться, как они сразу же исчезли. Похоже, Мэн Хао не мог навредить И Фацзы простым ударом кулака!
Глаза Мэн Хао холодно заблестели, а вот И Фацзы презрительно расхохотался и сказал:
— Мэн Хао, верно? Истинный бессмертный, да? Ну, и что с того?! Ты даже не можешь пробить мои истинные латы! С чего ты вообще взял, что можешь сражаться со мной?! Бессмертные? Вот это и есть так называемые бессмертные? Покажи мне внушительную магию бессмертных прошлого! Покажи мне, как на самом деле должны выглядеть бессмертные!
Пока И Фацзы смеялся, Мэн Хао поражённо на него смотрел, совершенно не понимая, что тот несёт.
— Ты не понимаешь? Не знаешь? О, понятно. Для вас же это большой секрет. Кто-то вроде тебя ещё не достоин знать правду.
При виде выражения лица Мэн Хао И Фацзы расхохотался словно помешанный.
— Замолкни, — холодно осадил его Мэн Хао.
Во вспышке света он перекинулся в огромную золотую птицу Пэн и с огромной скоростью спикировал на И Фацзы. Уже в следующую секунду в него ударили бритвенно-острые когти. И Фацзы с холодным смешком задействовал свою магическую технику. Рядом с ним возник чёрный змей с девятью головами, которые с шипением попытались укусить Мэн Хао. В это же время в каждом глазу и на лбу И Фацзы проступило по магическому символу. Три символа соединились вместе в магическую формацию. Её он тоже послал в Мэн Хао.
Пустоту огласил шипение, свист и рёв, когда Мэн Хао полоснул змею когтями и взмахом крыльев послал в сторону магической формации порыв ветра. Внезапно появился целый лес гор. Объединившись в горные цепи, они стали напоминать множество гигантских драконов. За довольно небольшой промежуток времени они успели обменяться несколькими дюжинами ударов. Каждый раз, как божественная способность Мэн Хао попадала в И Фацзы, её блокировали сияющие латы.
В глазах Мэн Хао вспыхнул опасный огонёк. Бессмертные драконы с рёвом устремились к И Фацзы. Грохот сотряс земли Руин Бессмертия. Множество статуи и частей руин поблизости были отброшены назад взрывной волной. И Фацзы слегка поменялся в лице и внезапно отступил. Одновременно с этим он начал нараспев читать заклинание:
— Человек есть закон Неба. Небо есть закон Земли. Земля есть закон Линь![1]
После двойного магического пасса от тела И Фацзы начала расходиться странная рябь. Удивительно, но за его спиной раскрылось два огромных чёрных крыла, испускающих странное свечение. Казалось, они слились с пустотой вокруг него, придав ему крайне причудливый облик. В этот же миг в его руке возник огромный чёрный лук.
— Три Закона Истребляют Бессмертных!
Стоило ему это сказать, как на его сияющих латах появилось множество магических символов, которые объединились в стрелу! Лук был натянут, стрела сорвалась с тетивы! Пустота завибрировала настолько сильно, что в некоторых местах раскололась. Смертоносная стрела прошивала звёздное пространство, летя к Мэн Хао. Увидев летящую в Мэн Хао стрелу, Ли Лин’эр занервничала, но она никак не могла ему помочь. Попугай, холодец и патриарх Покровитель, похоже, вообще не беспокоились.
Мэн Хао холодно хмыкнул и поднял перед собой руку. В его ладони тотчас материализовалось копьё из Древа Мира с костяным наконечником. Его появление породило в пустоте разноцветные вспышки и бескрайнюю рябь, которая расшевелила все Руины Бессмертия. Мэн Хао метнул копьё, вызвав тем самым рокот всего звёздного неба. Копьё мчалось по пустоте, словно белый дракон. И копьё, и стрела летели настолько быстро, что по пустоте от них расходились кольцеобразные ударные волны. В момент их контакта прогремел чудовищный взрыв, от которого закладывало уши.
— Мэн Хао, и вот это вся твоя сила? Ни одна твоя атака так и не смогла пробить мои латы. Это и есть сила истинного бессмертного?
В следующий миг после столкновения стрелы и копья Мэн Хао сделал шаг вперёд.
— Раз ты так просишь, сейчас я их разобью, — спокойно сказал он.
С первым же шагом он взмахнул указательным пальцем, озарив звёздное небо ярким светом. В мгновение ока этот свет сгустился в сферу размером с кулак! В крохотное... солнце! От этого солнца начали расходиться ужасающие волны. На это И Фацзы лишь холодно рассмеялся, практически проигнорировав маленькое светило. Вместо того чтобы отступить, он двинулся вперёд, сотворив второй лук и стрелу!
На второй шаг Мэн Хао опять взмахнул рукой и создал второе небесное светило... луну! Солнце и луна начали медленно кружить друг напротив друга. Почувствовав их энергию, глаза И Фацзы слегка расширились, но Мэн Хао уже сделал третий шаг и новый магический пасс. В этот раз появился иллюзорный образ горы, вставшей между солнцем и луной! Это была проекция Девятой Горы и солнца с луной на её орбите!
От резко возросшей энергии И Фацзы поменялся в лице. Каждую клеточку его тела затопило чувство грозящей ему страшной опасности. Забыв о наступлении, он начал пятиться назад. Стоило ему начать пятиться, как Мэн Хао сделал четвёртый шаг и вновь взмахнул рукавом. Пустоту затопил рокот... а потом появились белая и чёрная жемчужины. Они принялись вращаться вокруг Девятой Горы и солнца с луной.
Испускаемые ими ужасающие волны обратили перепуганного И Фацзы в бегство.
— Объединение магических техник! Э-эт-это же сложнейшее направление магии, на которое способны только всемогущие эксперты! Как тебе это удалось?!
В ответ на возгласы И Фацзы глаза Мэн Хао полыхнули обжигающей жаждой убийства. Последним взмахом руки он послал Девятую Гору и кружащие вокруг неё солнце, луну и две жемчужины в сторону И Фацзы. Они летели настолько быстро, что И Фацзы просто не мог уклониться. С диким рёвом он выполнил двойной магический пасс и выставил обе руки перед собой. Из его лат брызнул слепящий свет, когда он зачерпнул всю свою силу, чтобы попытаться заблокировать летящую на него атаку.
Пустоту огласил мощнейший грохот. Солнце с луной разрушились, Девятая Гора раскололась, чёрная и белая жемчужины рассеялись, но в то же время сияющие латы И Фацзы начали слой за слоем раскалываться.
Перепуганный И Фацзы зашёлся в приступе кровавого кашля, от его недавнего высокомерия ничего не осталось. Только он хотел броситься бежать без оглядки, как Мэн Хао сделал пятый шаг. Его лицо исказила свирепая гримаса, не предвещающая ничего хорошего.
В этот момент откуда-то сзади прогремел древний голос:
— Остановись!
Попугай заморгал и распушил перья. Холодец задрожал, а патриарх Покровитель повернул голову и посмотрел назад с небывалой серьёзностью.
[1] Это видоизменённое Эр Геном изречения Лао Цзы из "Дао Де Дзин". В оригинале оно звучит так: "Если человек — закон Земли. Если же Земля — законы Неба. Небо под законом Дао сева. Дао чтит законы лишь Свои. В хаосе возникшая, беззвучна! Стала прежде Неба и Земли. Неизменны таинства твои! Ты вне форм, но с ними неразлучна. Имя назови, Мать поднебесной! Просто иероглиф напишу... Дао превеликим назову, Музыкой Безмолвия чудесной". — Прим. пер.
Глава 1023: Пакт союза Гор и Морей
Загадочному практику практически удалось поймать и убить Ли Лин’эр! Вопреки ожиданиям, никто из клана Ли не пришёл ей на выручку. Что само по себе было очень странным... особенно если учесть, что планета Северный Тростник, где располагался клан Ли, находилась не так уж и далеко. На Девятой Горе и Море сражения и смерть простых практиков были обычным делом, но, если под угрозой был избранный, такие ситуации никогда не оставались без внимания! Мало кто вообще нападал на избранных с чётким намерением убить, большинство боялись серьёзных последствий. Однако этот загадочный практик явно намеревался прикончить Ли Лин’эр. И самое главное... недавно кто-то скрыл от глаз Мэн Хао происходящее. Это говорило, что этот практик явно работал не один. Где-то в тени скрывался всемогущий эксперт, который втайне ему помогал. Мэн Хао понял это ещё до того, как успел настигнуть Ли Лин’эр. В конечном счёте он посчитал, что это не имеет значения, он был обязан спасти её. Поэтому после крика неизвестного, потребовавшего его остановиться и не убивать наглеца, он без колебаний выкрикнул:
— Патриарх Покровитель, задержи этого человека на четверть часа, и получишь сто лет свободы!
Во время схватки он был немногословен, всего лишь три раза нарушив молчание. Поначалу патриарх Покровитель был возмущён таким предложением и даже подумывал отказаться от жалких ста лет свободы, но потом осознал, что предложи Мэн Хао ему вечную свободу, он бы никогда ему не поверил. А вот всего сотня лет звучала куда убедительнее.
— Твою бабулю! — проворчал он.
Со свирепым блеском в глазах он резко развернулся к приближающемуся старику и взревел. Черепаху окружило чёрное свечение, а потом она бросилась наперерез старику. Неизвестным стариком оказался тот самый человек, что всё это время путешествовал с И Фацзы — его защитник дао! При виде огромного патриарха Покровителя глаза старика расширились от страха. Не особо понимая, как с ним сладить, он взмахом руки создал гигантское иллюзорное существо, похожее на головастика. Оно было смолисто-чёрного цвета, без глаз, но с огромной пастью. Появившись, головастик разинул пасть и бросился на патриарха Покровителя, намереваясь вцепиться в него зубами.
— Магическая Атака Твоей Бабули! — проревел патриарх Покровитель, не сбавляя ходу. На этой фразе он слегка запнулся, гадая, почему выкрикнул именно эти слова. Но, немного подумав, решил, что они прозвучали весьма к месту.
Воздух вокруг патриарха зарокотал, когда он вспыхнул всей своей силой. Обычно что-то такое не могло заставить старика остановиться, но тут он заметил исходящие от патриарха Покровителя лучи света. Он резко изменился в лице, словно это кое-что ему напомнило. В страхе перед этими лучами света он начал в панике от них уворачиваться, что не позволило ему добраться до своего подопечного.
Мэн Хао даже не посмотрел в его сторону, как, впрочем, не стал и снижать скорость. За одно мгновение он добрался до И Фацзы. С кровожадным блеском в глазах он занёс руку, намереваясь ударом кулака уничтожить беззащитного И Фацзы.
Сердце И Фацзы готово было вырваться из груди. В своём мире он обладал невероятно высоким статусом. В противном случае он бы никогда не получил право пройти испытание на Девятой Горе и Море, не говоря уже о защитнике дао, приставленного его оберегать. Но ни в плане опыта, ни свирепости или жестокости он не шёл ни в какое сравнение с Мэн Хао. И Фацзы даже представить не мог всё то, что довелось пережить Мэн Хао.
В момент страшной опасности напуганное выражение лица И Фацзы сменилось гримасой безумия. Он прикусил кончик языка, а потом сплюнул немного крови, которая превратилась в огромное кроваво-красное озеро, помчавшееся навстречу Мэн Хао. Когда озеро столкнулось с кулаком Мэн Хао, оно просто испарилось в кровавый туман, который начал быстро испаряться. Что до кулака... он прошёл сквозь туман и ударил в грудь И Фацзы. Вместе с грохотом магического взрыва послышался треск ломающихся костей. Изо рта И Фацзы брызнула кровь, его грудная клетка промялась под мощью удара. Отлетев назад, он почувствовал себя так, будто у него внутри произошли 123 вспышки энергии. В следующий миг он взорвался, однако Мэн Хао нахмурился. Разбрызганные в результате взрыва плоть и кровь начала соединяться в воздухе. Следом появились жуткие волны энергии.
— Мэн Хао! Я убью тебя! Убью, слышишь?! Ты уничтожил моё любимое магическое тело! Я заберу твоё и переплавлю его в новое магическое тело! Мэн Хао, я не успокоюсь, пока ты не сдохнешь... сдохнешь!
Казалось, этот вой звучал из глубин преисподней, но в действительности звучал из восстанавливающегося тела. Пока ещё звучало эхо этих полных безумия и бесконечной злобы слов, плоть стремительно соединялась вместе в нечто совершенно непохожее на И Фацзы, а скорее... на трёхголовое существо с длинным хвостом. Оно не походило ни на человека, ни на демона. Первая голова имела лицо И Фацзы, вторая являла собой жуткую смесь змеи и человека. Третья голова была полностью змеевидной с длинным раздвоенным языком.
— Мэн Хао, — прошипело существо, — я разорву тебя на мелкие куски! Я искупаюсь в твоей крови и завершу моё бессмертное основание!
При виде нового облика И Фацзы у Мэн Хао от удивления расширились глаза. У Ли Лин’эр тоже сердце забилось быстрее. Мэн Хао ещё никогда не доводилось видеть такое странное существо. На своём пути ему встречались демоны, воплощения гор и рек, которые являлись истинными старшими демонами, но такое он видел впервые. Это был одновременно зверь и не зверь, практики и не практик.
С удивлением Мэн Хао почувствовал внезапную вибрацию Нефрита Заклинания Демонов в своей бездонной сумке. Ещё никогда нефрит не вибрировал с такой силой: ни при нахождении пятого заговора, ни при встрече с заклинателем демонов шестого поколения. Как если бы в Нефрите Заклинания Демонов пробудилась невиданная ненависть и злоба, которую не способно было стереть течение времени.
«Мятежник из нижних миров! Линия крови клана Чжэн! При встрече с им подобными заклинатели демонов должны их убить! Убить! Убить! Убить!!!»
У Мэн Хао загудела голова от мощи древнего голоса Нефрита Заклинания Демонов. Из его бессмертного меридиана заклинателя демонов поднялась смертоносная аура, а сам меридиан начал вращаться. Если Мэн Хао не убьёт этого так называемого мятежника нижних миров, то бессмертный меридиан заклинателя демонов лишит его своего одобрения! За всю свою жизнь Мэн Хао не чувствовал настолько жгучей ненависти и безумия.
Как только И Фацзы показал свой истинный облик, старик, сражающийся с патриархом Покровителем, закричал не своим голосом:
— Дурак! Безмозглый болван! Т-т-ты... проклятье, ты ведь уже проиграл! Почему сразу не вернулся?! Как ты мог оказаться настолько туп, чтобы раскрыть здесь свою истинную форму?! Чёрт тебя дери! Проклятье! Клан Чжэн — это просто сборище беспросветных кретинов!
Взбешённого старика всего трясло, но за его гримасой ярости угадывались страх и тревога. Словно поступок И Фацзы мог навлечь на них страшную катастрофу.
В момент появления истинного тела И Фацзы из родового особняка клана Цзи на Девятой Горе раздался протяжный вой. Этот вой в мгновение ока затопил всю Девятую Гору и Море. Однако из всех жителей этот пронзительный вой могли слышать только эксперты царства Дао. Этот звук не звучал очень и очень давно! Услышав его, все патриархи царства Дао Девятой Горы и Моря поменялись в лице, особенно в трёх великих даосских сообществах. Все эксперты царства Дао без промедления вылетели наружу, выглядели они при этом серьёзно и немного нервно.
Клан Цзи Девятой Горы встал на уши. Их эксперты царства Дао, задыхаясь, бросились к окраине родового особняка, где на вершине Девятой Горы располагался небесное озеро![1] Его прозрачная, словно стекло, поверхность была покрыта тонким слоем белого тумана. На дне этого озеро покоилось девять медных треножников. От каждого из них веяло непередаваемой древностью, словно они веками существовали в потоке времени. Эти девять треножников окружали... огромную чёрную черепаху[2]. Ни черепаха, ни девять треножников не принадлежали клану Цзи. Можно сказать, что на них не имел права претендовать ни один клан или секта. Они принадлежали... Девятой Горе! Любой клан или секта, ставшая хозяевами Девятой Горы и Моря, получала над ними только контроль!
Спину чёрной черепахи усыпали острые шипа, каждый из которых густо покрывали магические символы. Существо выглядело крайне свирепым, при этом шипастая спина едва заметно выступала из воды. Многие годы черепаха стояла совершенно неподвижно, словно каменное изваяние, но мгновением ранее она внезапно сдвинулась с места! Вздрогнув, она подняла голову и взвыла. Её ужасающий рёв прокатился по всему звёздному небу. Озёрная вода покрылась рябью, девять треножников закачались, весь мир задрожал.
Эксперты царства Дао очень сильно нервничали. Услышав вой чёрной черепахи, они изменились в лице. Этот вой означал, что черепаха терпела неописуемую боль.
— Что случилось? Почему чёрная черепаха воет от боли?!
— Может, кто-то решил организовать вторжение в наш клан Цзи?!
— Не думаю, помните о той легенде Девятой Горы...
Пока эксперты царства Дао нервно дрожали, над Девятой Горой раскрылось гигантское око! Внутри с большим трудом можно было разглядеть старика, медитирующего в позе лотоса. Как только возникло это око, вся Девятая Гора и Море задрожали, а потом оттуда прогремел древний голос:
— Чужаки вторглись на Девятую Гору и Море! Во исполнение древнего пакта союза Гор и Морей убить чужаков!!!
[1] Так в Китае называют озеро, расположенное на горе. — Прим. пер.
[2] Чёрная черепаха севера — наряду с лазоревым драконом востока, красной птицей юга и белым тигром запада это один из четырёх китайских знаков зодиака. Этих мифологических существ часто используют в сяньсе и популярной литературе. Черепаха символизирует север, воду и зиму. Хотя по-китайски её называют Сюаньу, «чёрный воин», это название часто переводят как Чёрная черепаха. Обычно её изображают как черепаху со змеёй, обвившейся вокруг неё. — Прим. пер.
Глава 1024: Парагон убивает защитника дао
Внезапный звук потряс всех экспертов царства Дао Девятой Горы и Моря. В их головах возник образ, указывающий на примерное положение Мэн Хао в Руинах Бессмертия. Очевидно, этот образ служил своего рода ориентиром, указывающий экспертам царства Дао на местоположение чужака в Руинах Бессмертия!
В следующий миг примерно половина этих экспертов ступила в звёздное небо и поспешила к указанному месту. Одним из них был Фан Шоудао. Он и эксперты трёх великих даосских сообществ стали одними из первых, кто спешно отправился к Руинам Бессмертия. С планеты Северный Тростник патриарх и другие эксперты клана Ли отправились к месту, указанному в образе. Такой внезапный поворот событий застал всех врасплох, однако это явно не был какой-то хитрый манёвр клана Цзи. Произошло нечто... судьбоносное. Даже клан Цзи не решился бы на такой обман.
Пока эксперты царства Дао на всех парах мчались к Руинам Бессмертия, старик, противостоящий патриарху Покровителю, в страхе побледнел. Он прекрасно понимал, в какую опасность они угодили из-за ошибки И Фацзы.
"Тупица! Кретин! — мысленно проклинал его старик. — Будь проклят этот чёртов клан Чжэн! В прошлом вы все были точно такими же, как этот сопляк! Одно дурачьё да болваны!"
Несмотря на гнев, старик трясся от страха. Он прекрасно понимал, чем может обернуться безрассудное решение И Фацзы явить свою истинную форму. Хоть девять гор, оставшиеся от мира бессмертных, были лишь тенью своего былого величия и больше не правили 3000 нижними мирами... в мире Бессмертного Парагона остались всемогущие сущности, от одной мысли о которых его пробивал холодный пот. Старик был в курсе глубоко засевшей ненависти людей из мира Бессмертного Парагона к двум силами, противостоящим им в той древней войне. Только одну вещь мир Бессмертного Парагона ненавидел больше тех двух сил... все нижние миры, восставшие против мира бессмертных в той войне! Одним из них был мир Духовной Звезды!
Старик заскрежетал зубами, начисто позабыв о И Фацзы. Он бросился бежать, на ходу призвав к себе свой корабль. Оказавшись на борту, он повернул судно и со всей возможной скоростью полетел прочь, рассчитывая с его помощью сбежать с Девятой Горы и Моря, прежде чем прибудут местные практики. С его уровнем культивации он мог чувствовать ауры множества могущественных экспертов, летящих в его сторону. Этих людей он мог позволить себе проигнорировать, однако помимо них ощущалось ещё кое-что. Жуткая сущность, пронизывающая всю Девятую Гору и Море.
"Лорд Девятой Горы и Моря... Цзи Тянь! Этот кретин И Фацзы в этот раз и вправду напортачил!"
Мрачный старик заскрежетал зубами, правя при этом кораблём. Он прикусил кончик языка и сплюнул немного крови, а потом даже сжёг часть долголетия, чтобы получить временный прирост к скорости. Его судно с невероятной скоростью мчалось по звёздному небу. Ещё немного и он сольётся с пустотой.
Тем временем в глубине Руин Бессмертия стояла неприметная пещера бессмертного, где в позе лотоса медитировала женщина в белом наряде. В её открывшихся глазах вспыхнул холодный свет. Этот холод нёс в себе ненависть, ярость и желание убивать. Она медленно подняла руку и указала пальцем в пустоту. С кончика пальца сорвалась тончайшая иллюзорная нить и умчалась вдаль. В мгновение ока она преодолела все Руины Бессмертия, прошила пустоту и наконец достигла старика на корабле. Тот сперва не заметил ничего странного. Только за мгновение до соединения с пустой старик изменился в лице. Он уже хотел обернуться... как вдруг в фонтане кровавых брызг его голова слетел с плеч. Нить, похожая на длинный волос, с едва заметным блеском промчалась мимо него и бесследно исчезла.
Когда мир вокруг закрутился, в остекленевших глазах старика застыло непонимание. Прежде чем его сознание окончательно померкло, он понял, что произошло.
"Пара... гон..."
Голова старика превратилась в пепел вместе с его обезглавленным телом. Лишившись хозяина, судно больше не могло соединиться с пустотой и постепенно стало видимым. Патриарх Покровитель покосился на пустой корабль и без задней мысли проглотил его. Как только корабль оказался в его чреве, по телу черепахи прошла дрожь. Он перевёл взгляд с исчезающей нити на Руины Бессмертия. Глядя вглубь руин, на его морде возникло слегка отстранённое выражение. Казалось, он внезапно вспомнил нечто очень важное, случившееся в далёком прошлом, но, сколько бы он ни бился, это воспоминание оставалось размытым и неясным.
Мэн Хао тоже видел гибель старика и то, как патриарх устремил взгляд куда-то вглубь Руин Бессмертия, вспомнив о встреченной им женщине в белом. После смерти защитника дао у И Фацзы всё внутри похолодело, а сердце сжал в тиски страх. Ещё никогда он не чувствовал благоговения перед Девятью Горами и Морями, но сейчас... он был вне себя от ужаса.
"Что... что это за сила?! Она сразила моего защитника дао с одного удара!!!"
Округлившиеся глаза И Фацзы лихорадочно бегали, в висках гулко стучала кровь. Внезапно ему вспомнились все те легенды и мифы, что он слышал об этом месте. Он задрожал и начал медленно пятиться назад. В его голове не осталось ничего, кроме мыслей о побеге. Вся его бравада и презрение рассеялись как дым на ветру. Глаза Мэн Хао блеснули. Сейчас дело было уже не в Ли Лин’эр. Учитывая истинную форму И Фацзы, а также слова и жажду убийства Нефрита Заклинания Демонов, он просто не мог позволить ему улизнуть. У него было много вопросов... ответы на которые мог дать только И Фацзы!
Мэн Хао даже не заметил, что у патриарха Покровителя появилась отличная возможность сбежать. Забыв о черепахе, он бросился в погоню за И Фацзы. Благодаря своей новой форме И Фацзы стал значительно сильнее и быстрее. Довольно быстро он успел набрать довольно неплохую дистанцию. Перепуганный молодой человек хотел только одного: спастись из лап Мэн Хао. Сбросив его с хвоста, он найдёт безопасное место, где уже сможет спокойно подумать о том, как вернуться домой. Правда сейчас он понятия не имел, как это сделать, но ему совершенно не хотелось отправляться в могилу вслед за своим защитником дао. Дрожа, он мысленно кричал:
"Отец точно почувствует гибель моего защитника дао! Он обязательно спасёт меня! Надо найти, где спрятаться, и уже там дожидаться, пока отец найдёт меня! Чёртов мир бессмертных. Будь он проклят! Почему его ещё тогда не уничтожили до самого основания?! И ещё этот треклятый Мэн Хао. Он вынудил меня. Я не такой уж и плохой парень, что я ему такого сделал?!"
Чертыхаясь про себя, И Фацзы прибавил скорости. Мэн Хао преследовал его вглубь Руин Бессмертия. Патриарх Покровитель заморгал, а потом, сделав вид, что он разозлился, последовал за Мэн Хао. Вот только с каждой секундой он летел всё медленнее и медленнее. При этом его голос, наоборот, становился всё громче:
— Хватит убегать! Патриарх точно тебя догонит!
— Всё ещё убегаешь?! Как же ты меня бесишь! Я буду гнаться за тобой до самого конца! Ух, как же я зол!
Во время всех этих криков глаза патриарха Покровителя хитро бегали из стороны в сторону. Когда Мэн Хао исчез вдалеке, патриарх Покровитель резко сделал полный разворот и без оглядки помчался в противоположную сторону. Попугай, холодец и Ли Лин’эр всё ещё находились на нём. Все трое поражённо уставились на давшую дёру черепаху. Несколько вдохов спустя патриарх Покровитель с помощью какой-то неизвестной техники переместился в другую часть Руин Бессмертия, а потом стряхнул со своей спины попугай, холодца и девушку.
— Проваливайте, — проревел он, — отныне патриарх будет наслаждаться блаженной свободой! Ха-ха-ха! Патриарх опять всех переиграл. Уж кто, а он-то знает, как воспользоваться удачно подвернувшейся возможностью! Мэн Хао, мелкий ты ублюдок, я тебе ещё покажу, запомни, между нами ещё ничего не кончено! Твою бабулю, я торжественно клянусь, что в этот раз тебе никогда не найти меня!
Патриарх Покровитель от радости хотел пуститься в пляс, но ограничился довольным рёвом. Сбросив Ли Лин’эр, попугая и холодца, он поспешил прочь.
Тем временем в другой части Руин Бессмертия полыхала жажда убийства Мэн Хао. Его культивация, как и окружающие его 33 Неба, лучились силой. Вот только И Фацзы летел слишком быстро. Хоть их схватка и не закончилась, даже под шквалом ударов он не сбавлял скорости. С другой стороны, каждое такое столкновение оставляло на нём всё новые раны. И всё же с помощью какой-то неизвестной секретной магии он осуществлял взрывные рывки вперёд. Несколько раз ему практически удалось сбросить Мэн Хао с хвоста. В такие моменты ему приходилось прибегать к Восьмому Заговору Заклинания Демонов, чтобы наверстать набранный им отрыв.
Погоня шла несколько дней. В конце концов они добрались до места, где в воздухе парила голова чудовищных размеров. Её пустые глазницы напоминали чёрные дыры, словно кто-то много лет назад вырвал её глазные яблоки. Через всю голову, от макушки до подбородка, проходила огромная рана. От самой головы исходила безотрадная и древняя воля.
С приближением головы на И Фацзы навалилось жуткое давление, заставившее его снизить скорость. Почувствовав настигающего его Мэн Хао, на его лице проступил страх. Когда в него угодил Восьмой Заговор Заклинания Демонов, его тело задрожало.
"Дело дрянь!"
Глаза Мэн Хао полыхали жаждой убийства. Он поднял руку и попытался схватить И Фацзы магией Срывания Звёзд. Его жертва запрокинула голову и взревела. Из тела И Фацзы ударило множество лучей чёрного света, превратившихся в стаю чёрных летучих мышей, которые полетели к Мэн Хао. Благодаря взрывной волне от столкновения двух заклинания И Фацзы вновь полетел вперёд. Ему уже почти удалось уйти из зоны поражения магии Срывания Звёзд, но тут Мэн Хао схватил его за крылья. Когда он их безжалостно оторвал, из горла И Фацзы вырвался отчаянный вопль. Из ран на его спине потекла кровь, лицо приобрело нездоровую бледность. Его трясло и кидало из стороны в сторону, и всё же он продолжал лететь вперёд.
Жажда убийства Мэн Хао ни капли не уменьшилась. Нефрит Заклинания Демонов завибрировал, словно безумный, когда он убрал оторванные крылья в свою бездонную сумку. Его глаза засияли, словно два острых ножа, и он вновь бросился в погоню.
Тем временем эксперты царства Дао вошли в Руины Бессмертия в поисках чужаков. В их ушах всё ещё звучал пронзительный вой чёрной черепахи. Она не заснёт, пока не будут убиты все чужаки.
Глава 1025: Поиск Души И Фацзы
Могучий рёв чёрной черепахи прозвучал во всех уголках Девятой Горы и Моря, но его могли слышать только достойные. Когда эксперты царства Дао вошли в Руины Бессмертия, ужасающая жажда убийства всё ещё пронизывала всю Девятую Гору и Море.
Убить чужаков! Такова была воля мира Горы и Моря.
Хоть Мэн Хао и не мог слышать чёрную черепаху, Нефрит Заклинания Демонов в его бездонной сумке вибрировал от переполняющей его ненависти, которая передалась и самому Мэн Хао. Словно лига Заклинателей Демонов бесконечно презирала и ненавидела всех так называемых чужаков. Такую ненависть могла утолить только смерть всех встреченных им чужаков. Для Мэн Хао, как заклинателя демонов девятого поколения, это чувство было практически неодолимым. Но даже без Нефрита Заклинания Демонов он бы всё равно убил И Фацзы. После его наглой провокации Мэн Хао просто не мог оставить его в живых.
И Фацзы спасался бегством. Взмахом руки он создал целую свору чёрных летучих мышей. Они затмили небо, а потом спикировали на Мэн Хао в попытке замедлить его. Мэн Хао холодно хмыкнул и выполнил магический пасс правой рукой, заключив себя внутри гигантской головы Кровавого Демона. Когда она обрушилась на стаю, летучие мыши запищали от боли. В мгновении ока голова Кровавого Демона засияла алым светом, который поглотил летучих мышей. После этого Мэн Хао превратился в луч алого света и с невероятной скоростью помчался через пустоту Руин Бессмертия в погоне за И Фацзы.
Бледному как мел И Фацзы ещё никогда не было так страшно. Он знал о могуществе Мэн Хао, но эта сила... превосходила все его самые смелые ожидания.
"Проклятье! Чёрт подери!!!"
И Фацзы уже давно понял, что даже в истинном обличье был не соперником Мэн Хао. Его время было на исходе. После смерти защитника дао он остался один. Не в силах оторваться от Мэн Хао, он понимал, что его ждёт всего один исход... смерть! Быть убитым телом и душой!
И Фацзы запрокинул голову и взревел. Даже без крыльев у него всё ещё оставалось три головы. Все три пары глаз были налиты кровью. Вместе с его рёвом со лба каждой из голов вырвалось по кольцу чёрного загадочного света. Резким рывком головы он превратил три кольца в лучи света, ударившие в Мэн Хао.
— Свет Жизненной Силы! — безумно прокричал он, выполнив магический пасс.
В тот самый миг, как в него ударили три луча чёрного света, в руке Мэн Хао вспыхнули электрические сполохи. Во вспышке Треножника Молний он посмотрел на И Фацзы, а потом поменялся с ним местами. И Фацзы вообще не понял, что только что произошло. Лучи света резко остановились прямо перед взмокшим от холодного пота И Фацзы. Он в оцепенении наблюдал, как Мэн Хао взмахом рукава сотворил в воздухе десятки тысяч гор, которые затем с рокотом обрушились прямо на него.
— Мэн Хао, — взмолился он, — если отпустишь меня, я, И Фацзы, буду у тебя в неоплатном долгу!
Он быстро выполнил двойной магический пасс и широко развёл обе руки. Три луча света по его команде исказились и превратились в чёрный ураган. Пока этот заслон противостоял атаке Мэн Хао, И Фацзы развернулся и во все лопатки бросился бежать в противоположную сторону. Мэн Хао не проронил ни звука. Не успел И Фацзы уйти далеко, как Треножник Молний в электрической вспышке опять попытался переместить его. Окружающий его чёрный ураган сумел устоять против перемещающей силы. Произошло редчайшее явление… Треножник Молний не сработал!
— Э-э-э? — удивлённо протянул Мэн Хао.
И Фацзы прибавил ходу и в луче радужного света помчался к одним из множества развалин и парящим в воздухе трупам Руин Бессмертия. Мэн Хао холодно фыркнул и после молниеносного магического пасса указал рукой на убегающего И Фацзы.
— Мост Парагона!
Сразу после этих слов воздух затопил рокот. Внезапно появился мост, способный всколыхнуть Небо и Землю. Когда он начал опускаться на Руины Бессмертия, исходящие от него волны заблокировали путь И Фацзы. Изумлённый беглец был вынужден остановиться. От одних этих волн у него начался неконтролируемый кровавый кашель.
— Мэн Хао!!! — проревел он, словно безумец, а потом с большим усилием выполнил ещё один магический пасс.
Вокруг него замерцал чёрный свет, а его три головы начали выкрикивать нечто, похожее на магические проклятия. Позади него начала обретать очертания огромная иллюзорная статуя... гигантской чёрной змеи, от которой исходила ужасающая аура. Похоже, эта сущность была своего рода духом, жившим в этом мире в далёкие времена. Испускаемая ей аура древности была настолько невероятной, что задрожали даже Руины Бессмертия. Постепенно к ней начала примешиваться смертоносная аура.
— Предок, я смиренно прошу вас появиться! — прокричал И Фацзы.
Статуя зарокотала, стремительно обретая материальную форму, а потом открыла пасть и набросилась на Мост Парагона. С грохотом гигантский мост обрушился, однако и статуя иллюзорной змеи тоже не выдержала их столкновения. Прогремевший взрыв смёл все ближайшие руины и разметал трупы. Удивлённый Мэн Хао был вынужден отступить на пару шагов.
И Фацзы скрутило в приступе кровавого кашля, но его глаза всё ещё сияли безумным светом. Статуя змеи была уничтожена, однако И Фацзы теперь окружало гигантское каменное яйцо. Оно резко взмыло в воздух и помчалось вдаль, словно метеор. Благодаря яйцу скорость И Фацзы стала в разы выше. Когда он практически сбежал от Мэн Хао, в глазах его преследователя вспыхнула жажда убийства. Звёздный камень в его левом глазу в яркой вспышке материализовался у него на ладони. Он мгновенно растаял, превратившись в звёздный свет. Слившись с ним, Мэн Хао стал планетой и пустился в погоню с возросшей скоростью. Ничто не могло остановить его в облике планеты с бурлящей внутри энергией. Всё быстрее и быстрее, всё ближе и ближе к И Фацзы!
Что до самого И Фацзы, под влиянием давления его скорость начала снижаться. Спустя десять вдохов Мэн Хао в образе планеты догнал его. В мгновение ока планета столкнулась с каменным яйцом, защищавшим И Фацзы. Грохот взрыва прогремел до самых Небес. Каменное яйцо разбилось, а И Фацзы в отчаянии взвыл. Прямо во время кровавого кашля одна из его трёх голов, та, что носила человеческое лицо, внезапно взорвалась.
Трясущийся И Фацзы попятился и в отчаянии закричал:
— Отец, спаси меня!!!
Он зачерпнул часть собственной жизненной силы и вложил её в загадочную магическую технику, позволившую ему послать голос через пустоту за пределы мира Горы и Моря в его родной мир. В следующий миг на Руины Бессмертия опустилось жуткое и очень сильное давление! Планета резко уменьшилась в размерах и превратилась обратно в Мэн Хао. Источая холод, он указал на свою жертву пальцем:
— Седьмой Заговор Заклинания Демонов, Кармический Заговор!
С кончика пальца Мэн Хао начали расходиться волны, отчего на теле И Фацзы появились невидимые для постороннего глаза нити Кармы. Но Мэн Хао прекрасно видел, как они тянулись к пустоте, словно хотели коснуться жуткого опускающегося на руины давления. Прежде чем они успели это сделать, Мэн Хао опустил палец, заставив нити Кармы задрожать. В мгновении ока все нити были силой возвращены в тело И Фацзы. Мэн Хао запечатал их, чтобы не дать им опять покинуть его тело.
— Нет!!! — заунывно взвыл И Фацзы.
Он всё ещё кашлял кровью и пятился назад. Мэн Хао двинулся на него, в его глазах легко читалось желание убивать.
— Пятый Заговор Заклинания Демонов! — произнёс он после ещё одного движения пальцем.
Перед рукой Мэн Хао возник крохотный, несколько сантиметров в высоту, разлом. Вот только с его появлением в сторону И Фацзы ударила устрашающая сила. Она обрушилась на его вторую голову. Не успела та закричать, как её проглотила пустота.
— Не убивай меня! Мэн Хао, пощади! Этим ты посеешь много добра с миром Духовной Звезды! Я обязательно отплачу тебе сторицей! Я отдам тебе горы ресурсов для культивации, безграничную силу! Всё, что пожелаешь, только...
Последняя голова И Фацзы дрожала и пыталась убедить Мэн Хао пощадить её. Его сердце переполняло сожаление и досада. Мэн Хао с каменным лицом продолжал идти на него. Взмахом рукава он мощным ударом промял грудную клетку И Фацзы. Когда правая рука бедолаги превратилась в облако кровавого пара, Мэн Хао перекинулся в золотую птицу Пэн и ударом когтей разорвал тело И Фацзы напополам. Изо рта И Фацзы текла кровь, даже с такими серьёзными ранами он всё ещё был жив. Своим стремительно мутнеющим зрением он увидел странный огонёк, вспыхнувший в глазах Мэн Хао. Он не просто хотел убить И Фацзы. Его куда больше интересовали его происхождение и хранимые им секреты. Поэтому он медленно ослаблял его, вместо того чтобы убить на месте. Стоило И Фацзы опять попятиться, как Мэн Хао одним шагом переместился ему за спину. Он поднял руку и с жутковатым блеском в глазах... хлопнул ладонью по макушке И Фацзы.
— Поиск Души!
Эту зловещую технику он выучил в древней секте Бессмертного Демона. Она позволяла копаться в душе жертвы и просматривать её воспоминания. Из горла трясущегося И Фацзы вырвался самый душераздирающий вопль за всю их схватку. Его тело превратилось в пульсирующий комок боли. В то же время по телу Мэн Хао прошла дрожь. Благодаря Поиску Души в его разуме начали появляться воспоминания И Фацзы.
"Это..." — на этом его мысль оборвалась.
Мэн Хао чувствовал себя так, будто в него угодило бесчисленное множество молний, которые потрясли его до самого основания.
Глава 1026: 33 мира, Треволнение Горы и Моря
Как только рука Мэн Хао легла И Фацзы на голову, его разум затопил настолько чудовищный грохот, что ему показалось, будто его голова сейчас взорвётся. Из мозга И Фацзы он извлёк множество образов и огромное количество информации. Божественное сознание Мэн Хао соединилось с воспоминаниями И Фацзы, позволив ему видеть их так же ясно, как свои. Дыхание Мэн Хао сбилось, а в глазах застыло неверие. Хоть он и был мысленно готов к чему-то невероятному, воспоминания И Фацзы всё равно потрясли его до глубины души.
И Фацзы вопил во всю глотку, ещё никогда в жизни он не испытывал такой жуткой боли. Даже в самых страшных кошмарах он не мог представить, чтобы кто-то с его статусом в мире Духовной Звезды окажется подвергнутым заклятием Поиск Души. У него во рту пузырилась пена, покрасневшие глаза слегка выкатились из орбит. Его била крупная дрожь от ощущения, будто какая-то огромная рука роется у него в мозгу и вытаскивает вещи прямо у него из головы. Такую боль... практически невозможно было описать словами! От его воплей и криков кровь стыла в жилах.
Рука Мэн Хао испускала невероятно мощную силу притяжения, поэтому, сколько бы И Фацзы ни бился, ему никак не удавалось вырваться из его хватки. Сейчас Мэн Хао вообще не обращал внимания на жалкие попытки И Фацзы вырваться. Он тяжело дышал, пока перед его мысленным взором проносились совершенно невероятные образы.
— Это... — вырвалось у него.
Перед его глазами предстал... целый мир! Мир, где привычный порядок вещей был перевёрнут с ног на голову. Небо находилось внизу, а земля наверху. Все здания, горы и реки свисали сверху вниз. Солнце, луна и звёзды парили внизу! Если встать на одно из небесных тел или поверхность солнца, то можно было увидеть бескрайние земли, рассыпаны по ним горы и древние города. В этих городах стояли статуи, изображавшие девятиглавую змею! Там Мэн Хао увидел множество живых существ. Большинство из них походили на И Фацзы — некая смесь человеческих и звериных чёрт. Другие выглядели как обычные практики. Однако Мэн Хао чувствовал, что за их человеческим обликом скрываются такие же полузвери-полулюди. Исходящая от них аура буквально кричала о жестокости и одержимости. Они были холодными и кровожадным существами. Ни в одном уголке Девяти Гор и Морей не было такого места. Этот мир... находился где-то за пределами Девяти Гор и Морей!
Мэн Хао никогда не покидал Девятую Гору и Море, однако, отчётливо видя и чувствуя родной дом И Фацзы, он ощущал, что естественные законы и эманации того мира отличались от привычных ему. Это жестокое место было совершенно не похоже на его собственный мир. Словно самым могущественным естественным законам в этом странном мире было кровопролитие.
"Что это за мир?!" — удивлённо подумал он.
Он изначально подозревал, что за происхождением И Фацзы стоит какая-то тайна, но, увидев другой мир своими глазами, он ни капли не сомневался... перед ним было существо не с Девяти Гор и Морей.
В то время как Мэн Хао увидел образы иного мира, в его разум бурным потоком хлынули воспоминания И Фацзы. Они с грохотом взорвались внутри него, грозя перевернуть все его представления о мире.
"В древние времена в старшем мире обитали бессмертные! Среди бессмертных рождались парагоны. Из-за положения этого царства, из-за его невероятной силы... он был известен как мир Бессмертного Парагона! Этот мир был первым среди всех Небес и звёздного неба! Под ним находились 3000 других миров, которые для выживания полагались на мир Бессмертного Парагона. Из поколения в поколение они боготворили мир бессмертных. Бесчисленное множество живых существ занимались культивацией в надежде туда попасть. Все жаждали обрести Бессмертие! Царство Духов, царство Звезды, царство Аквадрева, царство Дэва, царство Духовной Звезды, царство Падения Потока... Все 3000 миров склонялись перед миром Бессмертного Парагона! Любой, снизошедший из мира Бессмертного Парагона в один из нижних миров, считался богом!
Сменялись эпохи, неизвестно, сколько времени прошло, но однажды произошла катастрофа... Всё, что случилось во время той катастрофы, было записано на огромной фреске в мире Духовной Звезды, которая сохранилась до наших дней даже спустя эоны. В тот судьбоносный день в одной части звёздного неба появились девять солнц, которые тащили по небесам огромную разноцветную статую. Статую человека с вечно седыми волосами! В тот день в другой части звёздного неба появились девять бабочек, они тащили за собой через пустоту огромный гроб. На поверхности этого гроба были вырезаны все живые существа! Обе этих силы могли сравниться с миром Бессмертного Парагона и заставить 3000 нижних миров дрожать в страхе.
Пришла катастрофа... война, во время которой все 3000 нижних миров оказались предателями. В самый критический момент они перечеркнули бесчисленные эпохи, что над ними господствовал мир Бессмертного Парагона, и присоединились к двум могущественным силам, чтобы помочь им уничтожить мир Бессмертного Парагона. В той войне... мир бессмертных был разрушен. Мириады членов линии крови бессмертных погибли, сгинуло столько древних бессмертных, что и не счесть. Могущественные всевышние дао бессмертные и девять императоров погибли. Выжить удалось лишь трём парагонам. С помощью неведомой магической техники они создали девять гор и девять морей — осколки разрушенного мира бессмертных. К моменту окончания войны из 3000 восставших нижних миров уцелели лишь 33 мира. Покрыв себя славой, они стали 33 замками, полностью запечатавшими мир бессмертных. Позже жители этих 33 миров ради удовольствия стали охотиться и убивать бессмертных. Те, кому удавалось убить бессмертного, проходили обряд крещения в крови своей жертвы и становились знаменитыми на все 33 мира!"
Поток этих невероятных откровений выбил у Мэн Хао почву из-под ног. Он был настолько поглощён историей, что даже не заметил, как И Фацзы начал слабеть и прекратил вырываться. По его голове начали расходиться кровоподтёки, а его пламя жизненной силы — медленно угасать. Его душа и жизненная сила находились на грани коллапса. Наконец его тело стало холодным, глаза потускнели.
Сведения в разуме Мэн Хао превратились в настоящий ураган. Не отдавая себе отчёт и не в силах контролировать собственную силу, он раздавил голову И Фацзы, словно перезрелый арбуз. Тело И Фацзы камнем рухнуло в пустоту. Со временем оно станет частью Руин Бессмертия. Мэн Хао опустил руку и приманил к себе кольцо с пальца И Фацзы.
После гибели И Фацзы крики чёрной черепахи резко стихли. Перестав дрожать, она медленно погрузилась в воду и опять застыла. В скором времени поверхность небесного озера вновь стала гладкой как зеркало.
Практики клана Цзи с облегчением выдохнули. В головах всех экспертов царства Дао в Руинах Бессмертия прогремел голос Цзи Тяня:
"Собратья даосы, с чужаками покончено".
Бушующие волны изумления, захлестнувшие Девятую Гору и Море, наконец улеглись. Эксперты царства Дао, находящиеся в Руинах Бессмертия, окинули взглядом загадочные руины, после чего отправились по своим сектам и кланам. Фан Шоудао ещё немного постоял, но в итоге тоже решил вернуться домой. В Руинах Бессмертия вновь воцарился покой. Дрейфующие в пространстве трупы продолжили своё бесконечное путешествие.
Мэн Хао в глубине руин выглядел начисто сбитым с толку. В его голове всё ещё крутились образы, полученные в результате Поиска Души. После длительных раздумий его лицо приобрело сложное выражение. Он не стал принимать все полученные из головы И Фацзы сведения за чистую монету, но на основании уже имеющейся у него информации и логики он был на восемьдесят процентов уверен, что большинство воспоминаний были правдой.
— Так вот какая история у Девяти Гор и Морей... — пробормотал он. — Мир Бессмертного Парагона...  Это объясняет много странного из того, что я услышал на планете Южные Небеса. Бессмертные...
Его глаза ярко засияли.
— Лига Заклинателей Демонов, должно быть, как-то связана с Девятью Горами и Морями, — бормотал Мэн Хао. — Бьюсь об заклад, между лигой и тремя великими парагонами явно есть какая-то связь!
С этими словами он поднял голову и посмотрел на звёздное небо.
— 33 мира, стерегут снаружи... наблюдают за Девятью Горами и Морями... 33 мира, 33 Неба...
Эта цепочка рассуждений привела его к словам, которые он услышал от заклинателя демонов шестого поколения и из нефритовой таблички заклинателя демонов восьмого поколения...
— Треволнение Горы и Моря... Каждое поколение лиги Заклинателей Демонов должно попытаться преодолеть Треволнение Горы и Моря. Это треволнение предназначено судьбой для каждого поколения лиги Заклинателей Демонов. Другими словами, они хотят пробиться через 33 мира, прорубить себе путь к свободе!
Мэн Хао с шумом втянул воздух. Ему какое-то время пришлось размеренно дышать, чтобы успокоить расшалившиеся нервы. Даже зная о существовании секрета, с его низкой культивацией он не мог ни полностью его понять, ни что-либо с ним сделать.
"Эшелон..." — внезапно вспомнил он.
Мэн Хао на время отложил все свои сомнения и тревоги, сейчас самым главным было выбраться из смертельно опасных Руин Бессмертия. Поэтому он огляделся и двинулся в путь. Ему нужно было добраться до Девятого Моря и мира Бога Девяти Морей.
"Надо заглянуть в мир Бога Девяти Морей и забрать причитающуюся мне награду трёх великих даосских сообществ. В трёх сообществах я смогу стать сильнее, ступить на царство Древности... а потом начать искать путь к царству Дао! Заклинатель демонов каждого поколения лиги должен столкнуться с Треволнением Горы и Моря, а значит, я должен стать намного сильнее. Когда-нибудь наступит день... когда я тоже попытаюсь пробиться сквозь покров, накрывший все Девять Гор и Морей! Я собственноручно выясню... были ли сведения из воспоминаний И Фацзы правдой!"
Глаза Мэн Хао загорелись одержимостью, а вот дрожащее сердце постепенно вернулось к размеренному ритму. В луче яркого света он полетел через Руины Бессмертия. Разглядывая руины и плывущие в пустоте трупы, он невольно задумался о легендах, которыми обросли Руины Бессмертия. Предположительно... эти руины были частью мира бессмертных, оставшиеся по завершении той глобальной войны.
Во время своего путешествия он во все стороны раскинул своё божественное сознание. Он аккуратно огибал опасные места и часто останавливался, чтобы подождать, пока мимо пролетят разнообразные полуразрушенные статуи или гигантские существа. Всё это время перед его глазами стояли образы из древних времён, образы, похожие на те, что он видел сейчас перед собой.
Так прошло полмесяца. За это время Мэн Хао миновал центр Руин Бессмертия. Иногда он летел с ураганной скоростью, иногда двигался не быстрее черепахи. Однажды он случайно повернул голову и заметил неподалёку полностью чёрный участок земли, плотно заросшую сорняками. Многие из этих сорняков... на самом деле являлись редчайшими бессмертными травами, уже не встречающимися во внешнем мире.
При виде этого странного места Мэн Хао показалось, будто на него вылили ушат холодной воды.
— Охо, что тут у нас?.. — пробормотал он, прищурив глаза.
Глава 1027: Расшевелить море насекомых
Землю покрывал плотный травяной ковёр, вот только это место изменилось с тех пор, как Мэн Хао побывал здесь последний раз. Большинство растений имели пурпурный оттенок. Они вздымались высоко над землёй и медленно раскачивались на ветру. Кроме тихого шуршания листвы, не было слышно других звуков. Среди пурпурной травы росли разнообразные целебные травы. Солнцецветы, лозы бессмертного наития и много чего ещё. Были и другие, куда более редкие растения. Можно сказать... что это место представляло собой сад целебных трав неописуемой ценности. Однако Мэн Хао до сих пор не забыл, что за этим тихим и умиротворённым пейзажем, полным растений непередаваемой ценности, скрывались целые орды ужасающих чёрных жуков! Чёрная земля, из которой они росли, была такой именно из-за этих жуков. Не говоря уже о том, что вся эта область располагалась на спине гигантского чёрного жука. Опасности этого места пугали не одного Мэн Хао, любого эксперт царства Дао пробил бы холодный пот, окажись он здесь. Любой из них, скорее всего, предпочёл бы обойти это место стороной.
В поле качающейся на ветру травы Мэн Хао увидел едва заметное движение на земле, словно там что-то копошилось. Он поменялся в лице и быстро выполнил магический пасс. На его тело начали накладываться запечатывающие метки, с огромной скоростью снижая его культивацию. Спустя несколько вдохов снизу послышалось жужжание. А потом, казалось, отделился целый слой земли, на поверку оказавшийся роем жутких чёрных жуков. Они быстро поднялись в воздух и полетели вперёд, словно огромный чёрный ураган. Их целью был не кто иной, как Мэн Хао над ними. Похоже, что-то на нём спровоцировало их на агрессию. Мэн Хао скривился. Он уже и забыл об агрессивности этих жуков. Чем выше культивация, тем чувствительней они её к ней становились, а сейчас Мэн Хао был намного сильнее, чем во время прошлого своего визита сюда. Немного подумав, Мэн Хао решил, что такое поведение чёрных жуков было вполне естественным, несмотря на довольно большое между ними расстояние.
С этой мыслью Мэн Хао без промедления развернулся и бросился бежать. Всё это время он продолжал запечатывать культивацию, пока не оказался на стадии Конденсации Ци, но даже это не остановило чёрных жуков. Видя, как их количество продолжает увеличиваться, Мэн Хао пробил холодный пот.
"Не могли же они затаить обиду за тот случай?"
Глаза чёрных жуков сияли, словно крохотные рубины, похоже, они совершенно не собирались прекращать погоню за Мэн Хао.
"Что-то не так!" — подумал он, слыша стук крови в висках.
По своему прошлому опыту он знал, что они должны были оставить его в покое, как только он отлетит достаточно далеко. Жуки меж тем неумолимо нагоняли. Внезапно до него дошло, что взгляды всех этих созданий были обращены не на него... а на его бездонную сумку! Он быстро послал в свою бездонную сумку поток божественного сознания, но не обнаружил там ничего необычного. В ней не появилось ничего нового. Более того, пойманные им в прошлый раз чёрные жуки всё ещё находились в спячке под запечатывающими метками.
"Это всё из-за них? — предположил он и быстро метнул одного жука в свору преследователей, но те проигнорировали его. — Почему они ведут себя так странно?!"
Посуровев, он взмахнул правой рукой и высвободил силу своей культивации. С силой бессмертных меридианов он схлестнулся с чёрными жуками в открытом бою. В первом же столкновении погибло множество насекомых, но его божественные способности лишь ранили большинство остальных жуков. Более того эта атака только разозлила жуков, отчего их натиск стал ещё яростней. Мэн Хао заметил, что с земли поднимались всё новые и новые жуки, только их сила равнялась уже царству Бессмертия и Древности. Тут его сердце пропустило удар.
"Нет, их точно привлекает что-то в моей бездонной сумке. Но что?!"
Он начал в спешке запечатывать хранимые внутри предметы, не позволяя их ауре просачиваться наружу. Одновременно с этим он ни на секунду не прекращал своего бегства. Когда печать легла на кольцо, чёрные жуки внезапно застыли на месте. Они начали летать кругами, словно пытались что-то найти. Выглядели они довольно раздражённо. Наблюдая за ними, у Мэн Хао спина покрылась холодным потом. В конечном итоге чёрные жуки развернулись и полетели обратно в сад целебных трав, где они вновь превратились в чёрный покров, устилающий землю. Не став даже утирать пот со лба, он вытащил кольцо из своей бездонной сумки. Его он совсем недавно снял с тела И Фацзы!
"В нём было дело? Или в чём-то, скрытом внутри?" — гадал он, крутя кольцо перед глазами.
После схватки Мэн Хао, не глядя, просто забросил его в бездонную сумку. Для открытия этого бездонного кольца требовалось могущественное божественное сознание. Изначально Мэн Хао решил отложить его изучение до того момента, пока он не окажется в безопасности далеко за пределами Руин Бессмертия. Но теперь, несмотря на значительную нагрузку на божественное сознание, ему было необходимо открыть его прямо сейчас.
Большинство предметов для хранения сокровищ Мэн Хао имели форму сумок. Ему впервые попалось настолько необычное кольцо. Немного подумав, он надел кольцо на палец и послал в него поток божественного сознания. Оно тут же вышло из-под контроля, кольцо жадно втянуло его в себя. Один вдох спустя Мэн Хао уже чувствовал, что достиг предела.
"Только не говорите мне, что причина такого расхода божественного сознания заключается в отличии естественных законов и системы культивации его родного мира от принятых здесь?!"
Мэн Хао хмуро проглотил несколько целебных пилюль, после чего поработал над кольцом ещё час. Когда в кольце исчезло чудовищное количество божественного сознания, наконец послышался треск. В следующий миг Мэн Хао смог увидеть всё содержимое кольца. От увиденного его глаза маслянисто заблестели.
Внутри лежало много всего, поэтому Мэн Хао не мог с уверенностью сказать, что так разозлило чёрных жуков. Первыми подозреваемыми были целебные пилюли. Во время погони за И Фацзы Мэн Хао не раз видел, как тот их принимал. Он по одной доставал из кольца чёрные пилюли в ожидании реакции чёрных жуков в саду целебных трав. Хоть он и не знал названия этих целебных пилюль, с его навыками в Дао алхимии ему достаточно было вдохнуть их аромат, чтобы понять их назначение. Его удивление росло с каждой новой пилюлей. Их явно переплавили, руководствуясь совершенно иной школой алхимии, которая кардинальным образом отличалась от той, что существовала на Девятой Горе и Море. Это заставило Мэн Хао серьёзно задуматься. Порывшись в кольце, он обнаружил там благовонную палочку.
"Благовонная палочка? Не может же в ней быть дело?"
Её окружало пятицветное свечение, природу которого Мэн Хао был не в силах определить. Достав её из бездонного кольца, он не получил никакой реакции от чёрных жуков. Мэн Хао нахмурился и принюхался к благовониям. Одного вдоха хватило, чтобы сильно стимулировать его бессмертные меридианы и вызвать циркуляцию всего его бессмертного ци.
"Какие любопытные благовония, — задумался он, — от одного вдоха моя культивация забурлила..."
Он проверил себя с помощью божественного сознания и обнаружил, что за короткое время... его культивация совершила значительный прогресс. В его загоревшихся глазах это уже были не простые благовония, а ценное сокровище.
"Благовонные палочки обычно должны гореть. Интересно, что случиться, если я подожгу её?.."
Его сердце дрожало от предвкушения, но сейчас было не время для экспериментов. Он осторожно положил благовонную палочку обратно в кольцо.
"Эти благовония явно совершенно особенные, — довольно заключил он. — Это сокровище для занятий культивацией, тут сомнений быть не может".
После этого его взгляд остановился на одной из самых любимых им вещей на свете. По его мнению, они вряд ли могли стать причиной такого странного поведения чёрных жуков. Ими были чёрные камни, хранящие в себе естественный закон. Внешне они напоминали бессмертные нефриты: каждый камень сиял загадочным светом и лучился аурой жизни. Очевидно, это были ресурсы для культивации из родного мира И Фацзы, что-то вроде аналога бессмертных нефритов и духовных камней.
Мэн Хао никак не мог оценить их стоимость, но кольцо было намного вместительней бездонных сумок Мэн Хао, что позволяло хранить там немало таких камней. Сейчас там лежало по меньшей мере миллион чёрных бессмертно-духовных камней. Мэн Хао вытащил один, чтобы получше рассмотреть. Внешний осмотр лишь подтвердил правильность его выводов.
Только стоило ему достать один чёрный бессмертно-духовный камень, как земля сада целебных трав, казалось, взорвалась фонтаном черноты. С жужжанием в воздух взмыла орда чёрных жуков, даже больше, чем в первый раз. Рой этих жутких созданий жадно устремился на ошалевшего Мэн Хао. Бросив последний взгляд на чёрный камень, он без колебаний запечатал его и забросил в кольцо, после чего бросился наутёк. Чёрные жуки рассеянно полетали несколько часов, прежде чем неохотно вернуться в сад целебных трав.
"Так вот в чём причина!"
В груди Мэн Хао бешено стучало сердце. При взгляде на чёрные камни в бездонном кольце, его глаза странно засияли. Когда жуки угомонились, он опять вернулся к проверке содержимого кольца. Внутри обнаружились нефритовые таблички. После их изучения у Мэн Хао глаза на лоб полезли.
"Это же..."
В них хранилась информация. Проверив каждую табличку, выяснилось, что их содержание было практически идентичным. Характер этих сведений сразу напомнил ему о векселях, используемых ростовщиками в мире смертных. По сути, с этими нефритовыми табличками можно было в особых учреждениях снять определённую сумму бессмертно-духовных камней. Любую из этих табличек можно было обменять на миллион бессмертно-духовных камней, а таких нефритовых табличек в кольце лежало больше сотни. Высчитав стоимость всех нефритовых табличек, глаза Мэн Хао покраснели. Внезапно его жутко заинтересовал мир, откуда прибыл И Фацзы. Но в данный момент его больше всего интересовал сад целебных трав. При виде растущих там целебных трав ему так и хотелось потереть руки. Похоже, с прошлого визита его энтузиазм ни капли не убавился.
"Когда шанс сам просится в руки..." — подумал он, погладив бездонное кольцо с чёрными камнями внутри.
Его глаза горели в предвкушении. В этот раз он разойдётся на полную. В этот раз он не ограничится пучком целебных трав. На сей раз он не только заберёт как можно больше целебных трав, но и чёрных жуков! Ещё на планете Восточный Триумф пробежавшись по первому тому законов о Дао насекомых, Мэн Хао был уверен, что сумеет поймать немало чёрных жуков.
"Я не успокоюсь, пока не поймаю больше тысячи этих ребят..." — поклялся Мэн Хао.
Он невольно облизнул губы от одной мысли, каково это будет иметь больше тысячи чёрных жуков, которые будут атаковать его врагов. Перспективы заполучить новый козырь его очень обрадовали.
Глава 1028: Хочешь увести моё дело?
Мэн Хао вытащил из бездонной сумки чёрное перо — предмет для изменения аура и внешности. Его он считал одним из важнейших артефактов в своём арсенале. С другой стороны, он прекрасно знал о необычной природе чёрных жуков. В прошлый раз только с помощью этого пера и магии холодца ему удалось похитить немного целебных трав. Мэн Хао понимал, что способность пера изменять ауру недолго сможет дурачить чёрных жуков, довольно скоро они его раскусят.
"Если только не придумать способ отвлечь их, вот тогда потенциал пера будет использован на полную", — подумал он с блеском в глазах.
Он давно уже заметил, что область, на которой располагался сад целебных трав, не находилась в фиксированном месте в пустоте. Скорее, она дрейфовала по руинам, не подвластная естественному закону. По правде говоря, в её маршруте прослеживалась определённая закономерность. Спустя какое-то время глаза Мэн Хао сверкнули, и он снялся с места. Рассчитав траекторию движения дрейфующей земли с садом целебных трав, он решил обогнать её. В каждые встреченные им руины, парящие в пустоте, отправлялся запечатанный бессмертно-духовный камень.
— Со скоростью движения области с садом, — бормотал он, — она должна пройти над этими руинами в ближайшие пару дней.
Он полетел дальше, спрятав ещё десять чёрных камней в разных местах. А потом он быстро полетел в сторону дрейфующего сада целебных трав, после чего затаился неподалёку от места, где был спрятан первый чёрный камень. Теперь осталось только ждать. Когда догорела палочка благовоний, вдалеке показался массив земли с садом целебных трав. Тот медленно летел в сторону руин, где прятался Мэн Хао.
Мэн Хао ещё раз прокрутил в голове весь план, а потом выполнил магический пасс и указал рукой на запечатанный чёрный камень. Одним движением пальца была снята сдерживающая его ауру печать. Стоило ауре вырваться наружу, как сад целебных трав задрожал, и оттуда вылетел разъярённый рой чёрных жуков. Словно чёрный ураган, орда в десятки тысяч насекомых помчалась вперёд. Прямо в полёте их рой принял очертания огромной руки. С громким жужжанием множество чёрных жуков приближались к укрытию Мэн Хао.
Взмахом пера Мэн Хао задействовал его магию. Больше он не выглядел как практик, став существом с похожим на чёрных жуков внешностью и аурой. В этот момент чёрный ураган из насекомых влетел в руины, где он всё это время прятался. Мэн Хао смешался с остальными жуками. Несмотря на бешено стучащее сердце, он старался выглядеть как можно свирепее и агрессивнее. Он даже попытался сымитировать жужжание чёрных жуков, когда те стали драться за бессмертно-духовный камень. Несколько мгновений спустя руины обрушились, не в силах выдержать совокупную мощь многотысячной орды. Обломки начали с жадностью пожираться чёрными жуками.
У Мэн Хао кровь застучала в висках при виде чёрных жуков, пожирающих куски камня. По его мнению, даже зубы Толстяка бледнели на фоне челюстей этих жутких созданий. Что до бессмертно-духовного камня, самый проворный чёрный жук успел раньше всех его сожрать. Мэн Хао наблюдал, как этот жук в агонии зажужжал. Его медленно окутал чёрный свет... который принял очертание размытого призрачного глаза. Другие чёрные жуки с безумным блеском в глазах наблюдали за ним, словно им не терпелось наброситься на него и разорвать на части. Прежде чем они успели накинуться на него, чёрный жук с призрачным глазом посмотрел вверх и грозно зажужжал. Одного этого хватило, чтобы остальные насекомые застыли на месте. Это слегка озадачило Мэн Хао. Полетав немного вокруг, он отправился вместе с роем чёрных жуков обратно в сад целебных трав. Находясь в такой близости от жуков, он ни на секунду не ослаблял бдительности. Изредка он щёлкал челюстями и жужжал, подражая другим чёрным жукам. В саду целебных трав он старался не привлекать к себе внимания его обитателей.
Когда всё успокоилось он прижался к земле, настороженно стреляя глазами из стороны в сторону. Спустя какое-то время он медленно пополз к месту, где вокруг солнцецвета собралось большое количество чёрных жуков. Во вспышке света солнцецвет внезапно исчез. Мэн Хао очень нервничал, но в то же время был крайне взволнован. После этого он двинулся к следующему месту. При встрече с другими чёрными жуками он щёлкал челюстями и жужжал, словно пытаясь напомнить им, что он был таким же, как и они. К сожалению, его жужжание звучало совершенно не так, как у остальных жуков. Однако Мэн Хао быстро учился, к тому же беспрерывное подражание другим жукам постепенно давало свои плоды. Любой, увидевший сейчас Мэн Хао, ни за что бы не поверил своим глазам. Несмотря на все опасности, радость Мэн Хао постепенно росла.
"Богат! — мысленно кричал он. — Скоро я стану богатым!"
Он проползал мимо лежащих то тут, то там чёрных жуков, по пути собирая лозы бессмертного наития, пока он не заметил траву одухотворённости. С блеском в глазах он пополз в её сторону. В такой манере Мэн Хао удалось собрать семь-восемь разных целебных трав. Сияние в его глазах становилось всё ярче и ярче. В один момент он заметил в нескольких дюжинах метров скрюченное пурпурное деревце.
"Пурпурный древогром!"
Когда он пополз в сторону деревца, несколько чёрных жуков внезапно холодно посмотрели в его сторону, словно они что-то заподозрили. Мэн Хао в страхе примёрз к месту. Он понимал, что один клич этих чёрных жуков в момент натравит на него целый рой жутких насекомых. Чтобы не дать им повода поднять тревогу, Мэн Хао притворился более свирепым и агрессивным, чем они. Он угрожающе зажужжал, словно едва сдерживался, чтобы не напасть на них. Чёрный жук перед ним задрожал от ярости и весь подобрался. Мэн Хао смерил его таким же свирепым взглядом и с жужжанием сделал несколько угрожающих шагов ему навстречу.
После длинной паузы чёрный жук неуверенно попятился, освободив путь Мэн Хао. С бешено бьющимся сердцем он медленно прошёл мимо жука и поспешил к крохотному деревцу. В короткой вспышке света пурпурное дерево исчезло. Исчезновение дерева, похоже, стало последний каплей, наконец чёрные жуки заметили, что происходит нечто странное. Земля задрожала, и чёрные жуки один за другим начали подниматься в воздух. Растревоженные насекомые принялись летать на небольшой высоте, тщательно обыскивая сад. Мэн Хао тоже поднялся в воздух и притворился, что тоже присоединился к поискам.
В воздух поднималось всё больше и больше жуков, отчего Мэн Хао начал нервничать. Он понимал, что рано или поздно жуки раскусят его. Его сердце, казалось, было готово вырваться из груди, но тут впереди в пустоте он заметил место, где спрятал один из бессмертно-духовных камней. Он без промедления снял с его ауры печать. Воздух тут же наполнило громкое жужжание. Чёрные жуки вокруг Мэн Хао словно спятили. Глаза существ покраснели, и они бросились в пустоту за пределами сада. Разумеется, Мэн Хао последовал за ними.
Как и в прошлый раз, орда жуков полностью уничтожила и пожрала руины. Бессмертно-духовный камень достался ещё одному чёрному жуку. На его спине тоже появился призрачный глаз. Расправившись с руинами, все жуки вернулись на дрейфующую землю, а Мэн Хао вновь приступил к сбору целебных трав. Каждый раз, как чёрные жуки начинали его подозревать, он снимал печать с одного из своих камней.
В такой манере прошло несколько дней. Мэн Хао вошёл в ритм, собрав уже больше семидесяти видов целебных трав. За столько времени он вдоволь напрактиковался жужжать как чёрные жуки. Неудивительно, что его жужжание теперь звучало крайне натурально.
"Я сорвал куш!" — радостно думал он, подползая к черепашьему духоцвету.
Внезапно все чёрные жуки вокруг беспокойно зашевелились и даже зажужжали. Многие подняли головы вверх и холодно посмотрели куда-то в небо. Мэн Хао по привычке присоединился к жужжанию, но от увиденного в его глазах промелькнуло изумление. До этого спокойная пустота вдалеке теперь была подёрнута рябью.
Эта рябь расползалась как круги по поверхности пруда. В её центре через пустоту спокойно шагала... женщина в длинном розовом платье. Её внешность сразу же приковывала к себе внимание, к тому же, несмотря на её молодость, в её ауре ощущался едва заметный отпечаток древности. Неспешно шагая по пустоте, женщина освещала себе путь фонарём. Она держалась очень настороженно. Только убедившись, что в округе ей ничего не угрожает, она слегка расслабилась.
С появлением женщины чёрные жуки вместе с Мэн Хао взмыли в воздух и бросились в её сторону. На что женщина подняла фонарь над головой, а потом открыла дверцу, явив подсвечник внутри. На нём горела небольшая белая веточка, чей подрагивающий свет освещал женщине путь. Не теряя ни секунды, она распорола подушечку пальца и капнула кровью на пламя.
Кровь мгновенно превратилась в облако дыма, который накрыл надвигающуюся группу чёрных жуков, включая Мэн Хао. Чёрные жуки в ступоре застыли на месте. Мэн Хао с удивлением осознал, что этот дым никак на него не подействовал. Хоть дым и очень быстро накрыл жуков, свет в лампе также быстро начал угасать. Мэн Хао посчитал, что он потухнет, когда догорит благовонная палочка.
Самодовольно улыбнувшись, женщина в розовом поспешила к дрейфующей земле внизу. По приземлении она разослала во все стороны дым, погружая всех взлетавших в воздух жуков в своего рода кому. Она осторожно двинулась по саду целебных трав и начала собирать растения.
"Хочешь увести моё дело?" — взбешённо подумал Мэн Хао.
Существовало немного вещей, которые бы он ненавидел всем сердцем. Одной из них были люди, пытавшиеся присвоить себе его дело. До этого он в страхе за собственную жизнь был вынужден собирать местные целебные травы. Потратив с десяток бессмертно-духовных камней и несколько дней притворяясь жуком, он собрал около семидесяти целебных трав. И тут пришла эта женщина и с помощью своей лампы сумела с первого захода собрать десять растений! Мэн Хао просто не мог такое стерпеть.
"Уж что я и вправду ненавижу, так это жульничество! Эта потаскуха мухлюет!"
Мэн Хао в ярости заскрежетал зубами, глядя, как женщина быстро собирает целебные травы. Наконец он не выдержал и рванул вперёд. Дым, усыпивший чёрных жуков, совершенно на него не действовал. Стоило ему сорваться с места, как женщина крутанулась на месте и поражённо на него уставилась. Мэн Хао исполнил свою лучшую имитацию чёрного жука. Ещё никогда он не жужжал так правдоподобно.
Глава 1029: Демоническое насекомое
Жужжание Мэн Хао звучало очень похоже на звуки, издаваемые настоящими чёрными жуками, поэтому все оцепеневшие из-за дыма насекомые внезапно проснулись и тоже громко зажужжали.
"Проклятье! — мысленно ругнулась женщина. — Почему на этого не подействовал дым?!"
Покосившись на Мэн Хао, она отступила назад и выполнила магический пасс свободной рукой. Она не только раздавила крохотную белую веточку в лампе, но и прикусила кончик языка, сплюнув немного крови.
Тем временем жужжание Мэн Хао пробуждало всё больше чёрных жуков. Они вылетали из дыма и в ярости устремлялись к женщине. Даже Мэн Хао не ожидал, что таким необычным способом сможет пробудить чёрных жуков. Некоторые особо ретивые насекомые, похоже, были настолько им впечатлёны, что принялись летать вокруг него, словно желая стать его последователями. Из-за этого Мэн Хао очень выделялся среди остальных жуков. Что интересно, теперь он выглядел... как один из их предводителей.
Сердце Мэн Хао бешено колотилось, но глубоко внутри он был крайне доволен собой. Что до женщины, он не особо беспокоился за её безопасность. Всё-таки это были Руины Бессмертия. По тому, как она покинула пределы покрытого рябью пространства, Мэн Хао предположил, что её культивация находилась на начальном царстве Древности. У неё явно должны иметься свои способы сбежать в случае необходимости. Он не планировал убивать её, только спугнуть с присмотренного им места.
Сейчас всё выглядело так, будто план и вправду сработал. Чёрные жуки слетались к женщине со всех сторон, но тут переломленная веточка в лампе превратилась в белый дым. Вобрав в себя кровь женщины, он окутал её зыбким покровом. Пока чёрные жуки ещё не успели добраться до цели, женщина исчезла в белом дыму. Когда дым рассеялся... на её месте появился чёрный жук! При создании этого жука явно было отведено огромное внимание к деталям. И внешне, и в плане ауры, он выглядел как самый настоящий чёрный жук! Сложно сказать, был ли он настоящим или созданным кем-то!
У Мэн Хао отвисла челюсть. Надвигающаяся орда чёрных жуков тоже остолбенела. Ввиду не очень развитого интеллекта они не поняли, что сейчас произошло. От такого манёвра своего конкурента Мэн Хао пришёл в бешенство. После того как женщина в обличье чёрного жука присоединилась к армии насекомых, всё успокоилось.
"Какое позорище! — кипятился он, буравя взглядом жука, ползающего по земле в поисках целебных трав. — Отбросить всю свою гордость практика и превратиться в жука ради каких-то жалких целебных трав! Разве такое пристало практикам?!"
Он на полном серьёзе считал, что у этой женщины начисто отсутствует стыд. Несмотря на такое к ней отношение, Мэн Хао продолжал переползать сквозь море жуков от целебного растения к растению. Как вдруг он осознал, что за ним кто-то следует. Оказалось, что те несколько жуков в каком-то смысле стали его последователями, после того как Мэн Хао их пробудил. От этого он ещё сильнее выделялся среди остальных жуков. Теперь за ним следовала небольшая свита из жуков, немного похожая на имперскую стражу. Как ни удивительно, но с ними сбор трав пошёл гораздо быстрее.
В данный момент Мэн Хао и женщину разделяло значительное расстояние. Это не только позволяло им не вмешиваться в дела друг друга, но и ещё долго не даст женщине понять, что среди чёрных жуков у неё завёлся конкурент.
Поддавшись ярости и негодованию, Мэн Хао с удвоенной скоростью принялся собирать целебные травы. Чтобы остаться здесь как можно дольше он был готов мириться с наглостью женщины, вздумавшей увести его дело, пока она не вмешивалась в его дела. Её методы не отличались особым изяществом, что несколько раз приводило к переполоху среди чёрных жуков. Разумеется, это сказывалось и на работе Мэн Хао.
Со временем чёрные жуки становились всё более нервными. Несколько раз даже Мэн Хао оказывался в опасности. После каждого такого переполоха территорию сада начинали патрулировать жуки, вынуждая Мэн Хао прекратить работу. Постепенно усиливающаяся тревожность жуков, похоже, вообще не беспокоила женщину. А вот Мэн Хао дошёл до точки, где больше не мог это терпеть. Подождав, пока в саду опять всё уляжется, он поспешил к месту, где работала женщина.
В конечном итоге оба жука заприметили небольшой клочок травы одухотворённости и практически одновременно рванули в его сторону. Только сейчас женщина заметила, что происходит нечто странное. Она зразу признала в Мэн Хао жука, который ранее почувствовал её присутствие. Завидев его, она сжала челюсти и угрожающее зажужжала. Подручные Мэн Хао свирепо посмотрели на женщину и тоже зажужжали. За неимением другого выхода Мэн Хао подобрался немного ближе и передал ей сообщение:
«Неужто нельзя быть более осторожны при сборе целебных трав? Может быть, тогда жуки перестанут так реагировать!»
Изумление женщины чувствовалось, даже несмотря на её обличье жука.
«Т-т-ты... ты демоническое насекомое! — хрипло выдавила она в ужасе. — Настоящее демоническое насекомое!»
Женщина резонно предположила, что Мэн Хао не был практиком, как она сама, а являлся насекомым, превратившимся в демона. Разумеется, её сложно было за это винить. Маскировка Мэн Хао была слишком убедительной. По её мнению, перед ней действительно был один из чёрных жуков. За её способность к трансформации в чёрного жука она должна была благодарить свои врождённые способности. На всех Девяти Горах и Морях только члены линии крови её клана были способны на такое. Другие божественные способности для трансформации просто не могли одурачить чёрных жуков. Ей ещё никогда не доводилось видеть человека, который бы как Мэн Хао скрывался в море этих насекомых. К тому же с его обликом и свитой ей даже в голову не могло прийти, что перед ней мог оказаться практик. Она считала, что на свете просто не могло существовать таких невероятных практиков, способных не только затесаться в стан к чёрным жукам, но и стать одним из их предводителей.
«Это ты демоническое насекомое! — возмущённо рявкнул Мэн Хао, гневно смерив взглядом женщину. — Вся твоя семья демонические насекомые! Слушай сюда, я первый нашёл это место. Если хочешь собирать целебные травы, валяй, но делай это осторожно! Хватит привлекать внимание жуков! Так ты никому из нас не поможешь!»
Мэн Хао в бессилие стиснул зубы. Женщина явно знала, как собирать целебные травы, и точно не собиралась уходить. Если они начнут драться, тогда о целебных травах можно будет забыть.
Женщина поражённо на него уставилась. Внимательно осмотрев Мэн Хао, она начала всё больше убеждаться, что перед ней такой же практик в обличье жука, как и она сама. И всё же ей трудно было в это поверить.
«Ты действительно практик?» — спросила она.
Глубоко внутри она с облегчением выдохнула. Встреча с практиком в этом саду была куда предпочтительней, чем с насекомым, трансформировавшимся в демона. Её глаза загорелись холодным светом.
«Для меня неважно ни кто ты: практик или демоническое насекомое, ни кто первым нашёл это место, — сказала она со сталью в голосе. — Все эти целебные травы принадлежат мне. Убирайся отсюда! Даже если ты демоническое насекомое, попробуешь учинить что-то или устроить драку, и я размажу тебя как букашку. Если ты действительно практик, тогда этот сад станет твоей могилой! Что до твоего требования не привлекать внимание насекомых, ты мне не указ! Мои дела тебя не касаются, а теперь проваливаю отсюда!»
В глазах женщины читалась жажда убийства. Она отвернулась от Мэн Хао и поспешила к целебному растению, которое привлекло их внимание.
"Таких как она вообще возможно вразумить?!" — подумал Мэн Хао.
С холодным блеском в глазах он поспешил к тому же целебному растению. Они достигли нужного растения в одно и то же время. В этот момент женщина во вспышке рассыпалась на три жука и устремилась к целебному растению. Вот только Мэн Хао был невероятно искусен в сборе целебных трав, поэтому даже в образе трёх жуков женщина действовала слишком медленно. Во вспышке света Мэн Хао быстро собрал растение.
«Жить надоело?» — угрожающе прошипела она.
Женщина внезапно выплюнула комок дыма, который накрыл область вокруг неё и Мэн Хао. Одновременно с этим дым дестабилизировал работу чёрного пера, отвечающего за маскировку ауры. В ту же секунду, как его аура пришла в хаос, поднялось громкое жужжание. Даже недавняя свита Мэн Хао внезапно свирепо загудела и помчалась в его сторону. Мэн Хао совершенно не ожидал, что женщина прибегнет к такой тактике. С аурой, явно принадлежащей практику, Мэн Хао больше не мог скрываться среди жуков, поэтому был вынужден подняться в воздух. Земля внизу задрожала, когда на него уставились десятки тысяч пар глаз, а потом целая орда жуков бросилась вслед за ним.
Женщина в образе жука быстро отлетела назад, в её глазах без труда угадывалось самодовольство. Про себя она холодно рассмеялась. Мэн Хао одарил женщину испепеляющим взглядом. Необычные свойства дыма застали его врасплох. Он совершенно не ожидал, что этот дым сможет рассеять эффект его трансформации.
"Так, — подумал он, — ты решилась на атаку только потому, что обладаешь магической техникой, способной вмешаться в мою трансформацию. Тебе действительно так хочется избавиться от меня?.. Что ж, сейчас узнаем, кто кого прогонит первым!"
С холодным смехом Мэн Хао движением кисти вытащил из бездонного кольца бессмертно-духовный камень и бросил его в сторону своей соперницы. Женщина поражённо уставилась на приземлившийся перед ней чёрный камень. От ауры бессмертно-духовного камня чёрные жуки обезумели. С громким жужжанием жуки, что гнались за Мэн Хао, внезапно сменили направление. Во многих других местах дрейфующей земли в воздух поднимались чёрные жуки и с покрасневшими глазами бросались к бессмертно-духовному камню.
Женщина скривилась, если бы могла. Она никак не ожидала, что Мэн Хао прибегнет к такой тактике, чтобы повернуть ситуацию в свою пользу. Её аура не вызывала подозрения у жуков, но из-за лежащего перед ней камня она оказалась в центре огромной бури.
"Что это за камень? — подумала она. — Он сводит с ума жуков призрачного глаза! Хм, это явно какое-то сокровище, а значит, у него таких камней явно немного. В лучшем случае небольшая горстка. Всего-то и нужно, что побегать немного от обезумевших жуков, пока у него они не кончатся!"
Женщина попятилась и выплюнула ещё один комок дыма, который окутал её со всех сторон.
Глава 1030: Су Янь
Бессмертно-духовные камни действительно являлись сокровищами, и их запасы у Мэн Хао не были бесконечными. У него имелось всего около миллиона…
Как только женщина в облике жука выплюнула сгусток тумана и отскочила с пути мчащейся орды насекомых, Мэн Хао холодно рассмеялся. Со своей позиции в воздухе он молниеносным движением руки отправил в сторону своей конкурентки ещё два чёрных камня, отрезав ей пути к отступлению. С появлением новых бессмертно-духовных камней чёрные жуки окончательно спятили. В воздухе поднялось ещё сорок-пятьдесят тысяч разъярённых насекомых. Жуткий рой затмил небо и бросил на землю огромную тень. При виде мчащейся в её сторону шевелящейся чёрной массы у женщины округлились глаза. Теперь она окончательно убедилась, что её конкурент использует невероятно редкие сокровища, поэтому ей опять пришлось отступить. Чтобы уйти с пути чёрных жуков ей даже пришлось прибегнуть к перемещению.
"Ни за что не поверю, что у него ещё много таких штук!" — подумала она, переведя дух.
Несмотря на пренебрежение к их хозяину, чёрные камни изрядно её удивили. Тем временем Мэн Хао продолжал кидаться бессмертно-духовными камнями. В этот раз он бросил сразу пять. Земля задрожала, когда орда чёрных жуков со всех сторон начала слетаться к женщине. Её тело залила вспышка перемещения — ей чудом удалось спастись из окружения. Хоть её сердце и готово было вырваться из груди, она всё равно смотрела на Мэн Хао с неизменно холодной улыбкой.
"Сколько этих камней у него ещё осталось?!"
Словно прочитав её мысли, Мэн Хао бросил ещё десять бессмертно-духовных камней, что поставило женщину в крайне опасное положение. И всё же она была убеждена, что его запасы должны были вот-вот закончиться.
"Как только у тебя кончатся камни, следующей жертвой этих жуков станешь ты!"
Скрежеща зубами, женщина продолжала убеждать себя, что ей осталось продержаться ещё немного, что победа была уже близка. Всё-таки она могла легко скрыть свою ауру от жуков, когда как Мэн Хао не был на это способен. Отсюда и брала корни её уверенность в том, что с окончанием запасов бессмертно-духовных камней у её противника ей легко удастся одержать победу.
"Уже совсем скоро они закончатся! У него явно осталось не больше нескольких дюжин!"
Стиснув зубы, она была вынуждена постоянно уворачиваться от обезумевших жуков. Но из-за чудовищного количества насекомых с каждым разом это становилось делать всё труднее. Вокруг в Мэн Хао в воздухе не было ни одного жука. Он посмотрел на рой жуков невероятных размеров и лихорадочно мечущуюся по саду женщину, а потом бросил ещё пять камней, следом ещё пять... и ещё пять...
За несколько вдохов Мэн Хао отправил вниз больше сорока бессмертно-духовных камней. Каждый из них не только вызывал переполох среди жуков, но и всё больше изумлял женщину.
"Невозможно! Откуда у него столько камней?!"
Женщина в панике уклонялась от жуков. Для неё эти чёрные камни были настоящим направленным на неё оружием. Она даже подумывала прикарманить себе несколько, но безумный блеск в глазах чёрных жуков заставил её передумать. В страхе, что, если она схватит один камень, жуки просто разорвут её на части, она решила не прикасаться к камням и продолжать уклоняться. Что до Мэн Хао, продолжая бросать бессмертно-духовные камни, он, по сути, контролировал чёрных жуков, вынуждая этих кровожадных существ неотступно преследовать женщину.
"Чёрт, чёрт, чёрт!!!" — мысленно чертыхалась она.
Сейчас она уже сожалела о своём опрометчивом решении прогнать Мэн Хао. Если бы она согласилась сотрудничать, то не оказалась бы в такой опасной ситуации.
Шло время... Ещё десять камней, двадцать, тридцать, сорок... Изо рта женщины текла кровь. Всё это время ей приходилось безостановочно избегать слетающихся к камням чёрных жуков. К этому моменту её взгляд, казалось, мог прожечь дыру в человеке, спокойно рассыпающим горстями бессмертно-духовные камни. Его неиссякаемые запасы постепенно подтачивали её уверенность.
"Да сколько же у него этих проклятых камней?!"
При виде всё новых и новых горстей чёрных камней в её сердце начал закрадываться страх. Особенно с учётом стремительно заканчивающихся мест для перемещения. Довольно скоро в её глазах наконец проступили изумление и неверие.
«Невозможно!!!» — хрипло выдавила она.
Она не могла поверить своим глазам, когда над её головой, словно дождь стрел, блеснули триста бессмертно-духовных камней.
«У меня их ещё полно!» — угрожающе объявил Мэн Хао.
Ему так и хотелось самодовольно выпятить грудь. Ему очень нравилось чувство власти над этой наглой женщиной и способности раздавить её одними лишь своим богатством. Он, конечно, поступил немного импульсивно, выбросив сразу триста камней, но в результате появления сразу такого количества камней земля задрожала и к ним устремилась целая орда чёрных жуков. Среди них были насекомые, по силе не уступающие царству Древности или Бессмертия. С ужасающей рябью больше ста тысяч жуков взмыло в воздух!
Женщина не на шутку испугалась. Даже в самых смелых мечтах она не могла ни представить предмет, способный вызывать такую реакцию у жуков призрачного глаза, ни ситуацию, где бы у Мэн Хао имелось такое их количество!
Сотни бессмертно-духовных камней прочертили множество дуг в воздухе. Сто тысяч чёрных жуков остервенело бросились вперёд, громко жужжа и щёлкая челюстями. Они даже начали драться между собой за право первым добраться до камней рядом с женщиной, которая не сомневалась, что её сейчас разорвут на куски. Но тут она стиснула зубы, похоже, приняв какое-то важное решение. Пока волна чёрных насекомых катилась в её сторону, она окружила себя туманом. В мгновение ока она трансформировалась из чёрного жука обратно в практика, а потом, указав себе под ноги, использовала какую-то неизвестную божественную способность. Её атака материализовала огромное дерево прямо у неё из-под ног. Могучее дерево достигало трёх тысяч метров в высоту и имело коническую форму с заострённой верхушкой. Взмахом ладони женщина перевернула его остриём вниз и обрушила дерево вниз. В следующий миг оно вонзилось в землю внизу, словно гигантский гвоздь. С чудовищным грохотом огромное дерево-гвоздь погрузилось глубоко в землю. Воздух прорезал оглушительный рёв, он доносился откуда-то снизу. Всё вокруг начало рушиться, множество целебных трав было уничтожено. Чудовищный рёв вызывал землетрясение во всех окрестных руинах.
Мэн Хао пробил холодный пот, когда он увидел, как земля внизу превратилась в чёрного жука титанических размеров. Похоже, дерево вонзилось в его тело, чем и вызывало его рёв. Мэн Хао без колебаний взмыл высоко в звёздное небо. Что до ста тысяч чёрных жуков, этот вой, похоже, привёл их в чувство. Не обращая внимания на женщину, они развернулись и полетели к вонзённому дереву.
На женщине в розовом наряде лица не было. С трудом хватая ртом воздух, она последовала примеру Мэн Хао и полетела прочь. Два луча света умчались вдаль, преследуемые пронзительным рёвом. Мощь этой звуковой атаки была такова, что она даже ранила Мэн Хао. Из его рта брызнула кровь, и его культивация сильно задрожала, заставив его потратить время на её стабилизацию. Женщина слегка зашаталась, с её губ тоже брызнула кровь. Глазами, полными ужаса, она посмотрела назад на дрейфующую землю с садом целебных трав и что-то пробормотала себе под нос. Что именно Мэн Хао не смог разобрать. С бешено стучащим сердцем он поспешил вперёд. Бледная женщина последовала за ним, прекрасно понимая, что своими действиями навлекла на них страшную беду.
Эхо жуткого рёва породило в воздухе множественную рябь. Земля задрожала, а потом послышался треск. Из образовавшихся трещин шириной в несколько сотен метров брызнул загадочный свет. Оттуда вырывались клочья тумана и потянуло леденящим холодом. Вместе с этим с каждой секундой нарастала громкость жужжания. За несколько вдохов из этих трещин вылетело столько новых жуков, что стотысячная армия чёрных жуков превратилась в орду из сотен тысяч насекомых. Казалось, они затмили собой небо. Жужжащее море превратилось в нечто, похожее на иссиня-чёрную руку, которая рванула за Мэн Хао и женщиной. Судя по всему, жуки не собирались успокаиваться, пока не убьют обоих. От одного вида несметной орды чёрных жуков у Мэн Хао всё внутри похолодело.
— Это всё твоя вина! — раздражённо крикнул он. — Я просто собирал травы, никого не трогал! И тут пришла ты и решил заграбастать всё себе! Если бы не твоя жадность, ничего из этого не случилось бы!
— А, может, этого я и добивалась! — с сарказмом в голосе ответила она. — Ну, и что ты мне сделаешь? Может, я и хотела, чтобы за мной погнались жуки призрачного глаза. Если у тебя с этим какие-то проблемы, можешь пойти и сказать им об этом!
Мэн Хао буквально кипел от ярости. По его мнению, в голове этой женщины не было ни капли здравого смысла. Он холодно хмыкнул, когда вокруг него вспыхнул золотой свет. Его 123 бессмертных меридиана вспыхнули всей своей мощью. С их бессмертной силой он перекинулся в золотую птицу Пэн. Захлопав крыльями, он набрал скорость и полетел вперёд. Женщина с помощью какой-то неизвестной техники превратилась в размытое пятно и тоже увеличила свою скорость. Вдвое они со свистом помчались прочь от чёрных жуков.
Даже оказавшись за пределами сада, чёрные жуки всё равно не оставили преследование, совершенно не сбавляя скорости. Вдобавок к ним присоединялось всё больше и больше насекомых. Такая чёрная волна жутких тварей могла изумить и напугать любого практика.
Мэн Хао и женщина отчаянно пытались оторваться от них. Но, кажется, чёрные жуки не собирались их так просто отпускать. Они с громким жужжанием продолжали преследовать их. Мэн Хао заскрипел зубами и резко сменил направление. В этот момент море насекомых разделилось на два потока: один продолжил преследовать женщину в розовом, другой — Мэн Хао. Стоило Мэн Хао сменить направление, как в глазах женщины что-то промелькнуло. Её тело размылось ещё больше, пока не стало практически прозрачным. Внезапно, жуки перестали чувствовать её ауру и с жужжанием бросились вслед за Мэн Хао.
"Хочешь драться со мной? Сначала наберись опыта! С тех пор как я, Су Янь, пробудилась на Восьмой Горе, никому ещё не удавалось превзойти меня! В моём путешествии через Девятую Гору я не собираюсь нарушать эту традицию!"
Женщина самодовольно проводила взглядом орду чёрных жуков, переключившуюся на Мэн Хао. Вместо того чтобы полететь дальше, она решила последовать за ним.
"Как только он окажется на грани поражения, я добавлю ещё парочку угроз. Чтобы спасти свою шкуру он точно отдаст все собранные целебные травы и эти чёрные камни. Я точно смогу вынудить его их отдать!"
От пленящей и немного коварной улыбки Су Янь на её щеках образовались очаровательные ямочки, только подчеркнувшие её красоту.
Глава 1031: Попытка управлять чёрными жуками
Когда Су Янь растаяла в воздухе, преследующие её чёрные жуки переключили своё внимание на Мэн Хао. Женщина не стала полностью невидимой, в воздухе можно было с трудом разглядеть контуры её тела. Однако она не воспользовалась своим положением для побега. Вместо этого она с широкой улыбкой последовала за ордой чёрных жуков. Такое выражение лица было очень хорошо знакомо Мэн Хао.
"Решила погреть руки на чужой беде!" — подумал Мэн Хао, чувствуя полыхающую в груди чёрную ненависть.
Это было одно из его любимейших времяпрепровождение, вот только сейчас роли изменились. Теперь он стал жертвой чьих-то махинаций. Как он мог смириться с этим?
"Эта потаскуха выжидает, пока меня измотает погоня, чтобы потом попытаться выманить у меня моё добро! Должно быть, она положила глаз на мои бессмертно-духовные камни! — осознав всё это, он холодно фыркнул и заскрипел зубами. — Бессмертно-духовные камни, по сути, те же самые духовные камни!"
Попытка украсть его деньги для него ничем не отличалась от попытки покушения на его жизнь. Глаза Мэн Хао тут же налились кровью.
Чёрное море из сотен тысяч насекомых, громко жужжа, продолжало вести за ним погоню. Судя по всему, они скорее умрут, чем сдадутся. Если он хоть на немного замедлится, они разорвут его на части и сожрут останки. Особенно опасными были чёрные жуки, чья сила равнялась царству Бессмертия и выше. Они были очень проворными, именно их Мэн Хао опасался больше всего. Ещё больше головной боли вызывали чёрные жуки царства Древности.
"Решила извлечь выгоду из моих затруднений, хм?.. Что ж, мы ещё посмотрим, кто из нас окажется победителем!"
С холодным блеском в глазах он поднял руку, в которой блеснул бессмертно-духовный камень. Чёрные жуки позади зажужжали громче и немного ускорились. В глазах Мэн Хао вспыхнул странный огонёк. Он выполнил магический пасс, сотворив рядом со своей левой рукой магические символы, которые полностью запечатали бессмертно-духовный камень. После этого камень странным образом блеснул.
Следующая за морем жуком Су Янь при виде его манипуляций удивлённо охнула и насторожилась, отчего она слегка снизила скорость. Ещё с самого начала их схватки эти бессмертно-духовные камни показались ей странными. Не зная, что задумал Мэн Хао, она сразу же насторожилась.
В следующие несколько вдохов из левой руки Мэн Хао ударил загадочный свет. В то же время бессмертно-духовный камень завибрировал, а магические символы на его поверхности замерцали.
"Шестой Заговор Заклинания Демонов!"
Глаза Мэн Хао ярко сверкнули. Он покрепче сжал бессмертно-духовный камень, и из него брызнул яркий луч света. Удивительно, но он наполнил бессмертно-духовный камень Шестым Заговором Заклинания Демонов — Заговором Жизни-Смерти. Сделавшись предельно серьёзным, он с размаху запустил бессмертно-духовный камень в сторону моря насекомых, словно забрасывая удочку. Словно он пытался выудить чёрного жука! Какой бы чёрный жук первым не съест бессмертно-духовный камень, его поглотит Заговор Жизни-Смерти. Хотя шансы на успехи были невысоки, если он будет пытаться достаточно долго, рано или поздно ему повезёт.
В луче света бессмертно-духовный камень влетел в море насекомых. В этот же миг на него набросилось множество чёрных жуков. Между ними сразу же завязалась борьба за камень. Вскоре довольно крупный жук проглотил его прямо на глазах сотен тысяч своих собратьев, которые жадно проводили камень глазами. Довольно скоро этот чёрный жук начал дрожать. Спустя вдох его разорвало на части.
Выражение лица Су Янь изменилось. Мэн Хао нахмурился, но он понимал, что шанс на успешное применение Заговора Жизни-Смерти был довольно низким, а с учётом использования бессмертно-духовных камня в качестве наживки и того ниже. Но он не унывал и продолжал попытки. В ходе своего бегства он кидал всё больше и больше бессмертно-духовных камней. Каждый раз съевший его чёрный жук умирал во взрыве, только остальных жуков это не сильно заботило. При виде бессмертно-духовных камней они начисто забывали о том, что они могут убить их.
Су Янь следовала за ним, внимательно наблюдая, как Мэн Хао разбрасывался причудливыми и удивительными чёрными камнями. Спустя два часа один чёрный жук проглотил брошенный Мэн Хао камень, но вместо того, чтобы взорваться, его тело засияло слепящим светом и покрылось магическими символами. Наконец один магический символ оторвался от жука и соединился с телом Мэн Хао. Как только у него в голове появился крохотный иллюзорный образ жука, Мэн Хао расплылся в улыбке. Он знал, что теперь мог убить этого чёрного жука одной лишь силой мысли.
"Сработало!" — подумал он, облизав пересохшие губы.
У него имелся только первый том законов о Дао насекомых, по сути, являющимся вводным пособием к разведению духовных насекомых. Мэн Хао был уверен, что сможет использовать описанные там методы и приёмы. Однако, когда дело касалось управления насекомыми и более вдумчивого постижения Дао насекомых, его навыки и знания оставляли желать лучшего. Как оказалось, это не имело значения, ему не требовалось учиться техникам контроля. С Заговором Жизни-Смерти он получал над ними полный контроль.
После первого успешно пойманного жука у Мэн Хао прибавилось уверенности. Больше он не пытался в панике сбежать, теперь он позволял морю жуков нагонять его, после чего кидал в них бессмертно-духовные камни.
Су Янь не без удивления за всем этим наблюдала. Ничего из увиденного не говорило о том, что Мэн Хао получал контроль над чёрными жуками, но у неё всё равно зрело дурное предчувствие. Ей даже начало казаться, что если она не сбежит прямо сейчас, то впоследствии окажется в серьёзной опасности.
"Что это за камни? Такие странные!"
Она практически убедила себя развернуться и сбежать, но так и не смогла заставить себя это сделать. Скрежеща зубами, она продолжала следовать за ним с удвоенной осторожностью. За следующие несколько дней Мэн Хао истратил уже больше тридцати тысяч бессмертно-духовных камней. В результате чего под его контролем оказались больше 300 чёрных жуков. Он не стал призывать их к себе, позволив остаться в море насекомых. К сожалению, остальные 30000 насекомых, съевшие его бессмертно-духовные камни, умерли. Постепенно количество чёрных жуков под его контролем выросло до 400, а потом и до 500... Разумеется, выросло и количество погибших жуков — до 50000. Наконец со стороны дрейфующей земли, где располагался сад целебных трав, послышался рокочущей рёв, чем-то похожий на зов.
Несколькими мгновениями ранее...
События последних нескольких дней оставили Су Янь в полнейшем шоке. Всё это время она гадала, сможет ли Мэн Хао действительно убить всех чёрных жуков.
"Что он за чудовище?!" — думала она, слыша стук крови в висках.
Она всё больше убеждалась, что если продолжит погоню, то с ней случится нечто совершенно ужасное. После своего пробуждения ей ещё никогда не попадался практик, похожий на Мэн Хао. Ещё никогда она не встречала человека настолько загадочного и непостижимого, что от одной мысли о нём её наполнял ужас. Когда она уже решила было уйти, внезапно послышался рёв, отчего все чёрные жуки резко остановились на месте.
Глаза Мэн Хао заблестели. Его связь с пойманными 500 чёрных жуков позволила ему понять, что их вызывает обратно гигантских размеров король, скрывающийся под дрейфующей землёй и садом целебных трав.
В следующее мгновение насекомые прекратили погоню и полетели на зов. Похоже, после смерти 50000 чёрных жуков их король наконец оставил идею убить Мэн Хао. Как только море насекомых оставило преследование Мэн Хао, его глаза холодно заблестели. Он внезапно один за другим начал бросать бессмертно-духовные камни. Чёрные жуки оказались в замешательстве. С одной стороны, им жутко хотелось сожрать эти бессмертно-духовные камни. С другой, король жуков призвал их обратно. Воздух заполнило жужжание, когда море насекомых разделилось на два потока: один послушно полетел на зов короля, другой, состоящий из десятков тысяч чёрных жуков, с жадностью бросились на бессмертно-духовные камни.
Су Янь изменилась в лице. Она никак не ожидала, что Мэн Хао сам спровоцирует море насекомых. Правда, довольно скоро жуки больше не могли противиться зову своего короля. Мэн Хао удалось захватить ещё несколько дюжин жуков, прежде чем те развернулись и полетели обратно к дрейфующей земле.
Когда это произошло, Су Янь после нескольких секунд нехотя решила уйти. После всего, что сделал Мэн Хао, у неё осталось очень странное чувство. К тому же мучающее её недоброе предчувствие стало только сильнее.
Когда чёрные жуки повернулись в сторону сада целебных трав, Мэн Хао скомандовал:
— Ко мне!
Больше 500 жуков остановились и полетели к Мэн Хао. У всех на панцирях имелись призрачные глаза, отчего они выглядели особенно свирепо. Су Янь находилась довольно далеко, но она всё равно поражённо уставилась на Мэн Хао. Она изначально подозревала, что происходит нечто странное, но ей и в голову не могло прийти, что Мэн Хао всё это время брал под контроль чёрных жуков. Её сердце бешено забилось в груди, пока она сама попыталась незаметно ускользнуть.
Глаза Мэн Хао холодно сверкнули. Несколько дней за ним шла смертельная погоня, в то время как женщина в розовом платье следовала за ним по пятам в ожидании своего шанса. Как он мог отпустить её?
"Теперь мой черёд быть разбойником!"
Взмахом руки он использовал Заговор Жизни-Смерти, приказав больше 500 свирепым жуков лететь за Су Янь. Мэн Хао сел в позу лотоса на одном из чёрных жуков и холодно посмотрел на убегающую женщину. Она летела очень быстро, но чёрные жуки ничуть не уступали ей в скорости. Все 500 мчались через пустоту, чем-то напоминая рой призрачных глаз, от которых исходил загадочный свет и зловещая аура.
"Как такое вообще возможно? — лихорадочно соображала Су Янь. — Он... он может управлять жуками призрачного глаза! Если верить легенде, этих жуков очень словно связать узами. Единственный способ, лично вырастить их из гусеницы, да и то для этого требуется использование особых техник с крайним низким шансом на успех! Эти секретные методы и техники не сохранились до этой эпохи, они были давным-давно утеряны! И всё же... он как-то получил над ними контроль! Но самое важное другое: он управляет не гусеницами, а взрослыми жуками!"
Разум Су Янь парализовал страх. Вот только она боялась не культивацию Мэн Хао, давно сообразив, что он находится всего лишь на царстве Бессмертия. Её пугали 500 чёрных жуков под его контролем!
Глава 1032: Преследование Су Янь
Теперь ситуация коренным образом изменилась: Су Янь спасалась бегством, а Мэн Хао вёл преследование. Через Руины Бессмертия, словно чёрный ураган, летели 500 жуков. Каждый из них был по меньшей мере полметра в длину, некоторые особо крупные особи достигали в длину трёх метров. Такое количество жуков делало их рой похожим на небольшое море насекомых. Их было слишком мало, чтобы затмить небо, однако вполне достаточно, чтобы всё вокруг дрожало и по воздуху расходилась рябь. Если бы дело было только в чёрных жуках, тогда у Су Янь имелось множество способов сладить с ними и сбежать. Однако её преследовали не только чёрные жуки, но ещё и Мэн Хао.
Сам Мэн Хао сидел в позе лотоса на одном из самых крупных жуков. Его холодный, словно лёд, взгляд не сходил с Су Янь. Всё-таки именно по её вине его план по сбору целебных трав пошёл псу под хвост. Она не только попыталась увести его дело, но и сделала невозможным дальнейший сбор целебных трав. После чего ей ещё хватило наглости использовать чёрных жуков, чтобы попытаться убить его. Но самое страшное её преступление заключалось в стремлении воспользоваться его затруднительным положением, чтобы отнять его добро. Мэн Хао уже и забыл, когда последний раз становился жертвой подобных махинаций. Даже козни старого лиса Фан Шоудао не вызывали в нём столько гнева. Некоторые предпочитали относиться к женщинам с чрезмерной мягкостью, но Мэн Хао был не из таких. Холодно фыркнув, он указал на Су Янь рукой и сделал короткое движение пальцем. Это был Восьмой Заговор Заклинания Демонов!
Су Янь с тревогой обнаружила, что её тело внезапно задрожало. Сначала застыла её культивация, а потом и её саму пригвоздило к месту. Бессмертные меридианы Мэн Хао вспыхнули силой, превратившись в 123 головы кровавого демона. При виде надвигающихся голов, глаза Су Янь расширились от удивления, но потом она с силой прикусила язык. Ценой невероятной боли, которую сопровождал хруст костей, она всё-таки смогла вырваться из заговора Мэн Хао. В её глазах промелькнул страх, но куда больше в них было холода. Не став уклоняться от 123 голов кровавого демона, она глубоко вдохнула силу Неба и Земли. Подняв правую ногу, она резко опустила её вниз и зашагала к Мэн Хао.
После первого же шага пустота задрожала. От второго всё вокруг затряслось. На третий шаг на земле в радиусе трёх тысяч метров образовались трещины. Глаза Мэн Хао расширились от удивления при виде эффекта от божественной способности женщины в розовом. После трёх шагов её энергия яростно забурлила. У Мэн Хао слегка закружилась голова. Каждый её шаг, казалось, топтал мысли у него в голове, сеял хаос в его культивации и заставлял пламя его жизненной силы подрагивать. Следом Су Янь с ледяной маской сделала четвёртый шаг, и воздух затопил рокот! После пятого шага весь мир, казалось, перевернулся вверх дном, послышался протяжный вой. Словно пространство вокруг них постепенно превращалось в совершенно иной мир. Её шестой шаг вызвал громовые раскаты, прогремевшие на тысячи метров окрест, и древнюю, многовековую ауру. Головы кровавого демона Мэн Хао задрожали, а потом были разорваны на куски вражеской энергией. В этот момент Су Янь сделала седьмой шаг!
— Семь Шагов Бога Загробного Мира! — произнесла Су Янь.
Пустота раскололась, а потом её затопил оглушительный рокот. В воздухе появилась огромная пята, испускающая невероятную энергию. Стоило женщине сделать седьмой шаг, как на Мэн Хао покатилась безграничная и свирепая энергия. Звёздное небо задрожало, но Мэн Хао быстро справился с изумлением и выполнил магический пасс двумя руками.
— Мост Парагона!
Со сдавленным рычанием он создал из 123 бессмертных меридианов и 33 Небес Моста Парагона, который встал на пути опускающейся пяты. От их столкновения пустоту с грохотом разорвало на части. С многократным эхом жуткая пята начала распадаться слой за слоем, превращаясь в множество тающих в воздухе огней. Мост Парагона задрожал и тоже распался на части.
В уголках губ Мэн Хао и Су Янь показалась кровь. Женщина поражённо уставилась на своего противника. Она находилась на царстве Древности и была совсем непростым практиком этого царства. У неё имелось собственное Дао. По аналогии с истинными бессмертными царства Бессмертия, она являлась избранной царства Древности. Несмотря на всего одну потушенную лампу души, её можно было назвать как угодно, но только не слабой. В её глазах Мэн Хао даже на пике царства Бессмертия был намного слабее её. До этого столкновения она боялась только чёрных жуков и его загадочных бессмертно-духовных камней. Поэтому своей атакой она надеялась по меньшей мере ранить его, а потом сбежать от чёрных жуков. Однако после первого же их обмена ударами выяснилось, что по силе они находятся примерно на одном уровне. Напуганная Су Янь тут же бросилась бежать.
Мэн Хао всё ещё сидел на спине чёрного жука, со странным блеском глядя вслед убегающей женщине. Его сердце буквально распирало от предвкушения, но не из-за самой Су Янь, а из-за её божественной способности! За долгие годы занятий культивацией Мэн Хао добыл немало всевозможных божественных способностей и магических техник. Немногие из них были достаточно могущественными, чтобы по-настоящему впечатлить его... Во время схватки с Ван Тэнфэем и Ван Му магические техники их клана Ван потрясли его до глубины души. Более того, именно из-за них ему пришла в голову идея попытаться заполучить себе эти магические техники. К сожалению, клан Ван Девятой Горы и Моря считался одним из великих кланов, что очень усложняло его задачу. И вот сейчас божественная способность женщины в розовом вновь потрясла его до глубины души.
"Что это за даосская магия? Каких-то семь шагов обрушили мой Мост Парагона. Полагаю, причиной тому либо перевес в силе её культивации, либо недостаточность понимания мной Моста Парагона, что не позволяет мне использовать его в полную силу. Однако это просто показывает, что её даосская магия семи шагов обладает своими уникальными особенностями".
Прямо во время погони за Су Янь Мэн Хао погрузился в раздумья.  Наконец он выполнил магический пасс и указал на женщину рукой. Молниеносное движение пальцев превратило 123 бессмертных меридианов в невероятного Инлуна, который с рёвом захлопал крыльями и бросился в погоню. При виде огромного дракона Су Янь изменилась в лице. Стиснув зубы, он выполнила магический пасс и накрыла руками свои уши. Она глубоко задышала, отчего в воздухе послышался громогласный рокот неизвестной даосской магии. Как только занялся ураганный ветер, Су Янь стала похожа на чёрную дыру, поглощающую в себя силу Неба и Земли. Как вдруг она резко обернулась к Мэн Хао и закричала! Причём настолько громко, что её крик мог разорвать Небо и Землю надвое!
Этот крик перекрыл все остальные звуки мира. Он распорол пустоту, подняв чудовищный ветер. Мэн Хао задрожал, в то время как его чёрных жуков замотало из стороны в сторону. Из его ушей потекла кровь, а голова так сильно загудела, словно могла вот-вот взорваться. Создавалось впечатление, что этот крик вырвался не из горла Су Янь, а какого-то гиганта. В нём ощущалась неописуемая свирепость и непререкаемая властность, не признающая оков судьбы. Крик превратился в звуковую атаку, которая смела Мэн Хао со своего места на спине жука и отбросила далеко назад.
Су Янь скрутило в приступе кровавого кашля, использование этого божественного крика явно дорого ей далось. Побледневшая женщина в страхе бросилась бежать.
— Ещё немного, — бормотала она, пытаясь выжать из своего тела ещё хоть каплю скорости, — если я оторвусь достаточно далеко, то смогу сбежать из этого места!
Мэн Хао наконец выпрямился, утёр кровь, а потом с недобрым блеском в глазах посмотрел на улепётывающую Су Янь.
— Тебе не сбежать, — произнёс он, — твои фокусы не помогут избежать поимки!
Несмотря на холодный блеск его глаз, сердце Мэн Хао переполняла радость. Для него это была не просто миловидная женщина в розовом платье, а настоящий кладезь божественных способностей и даосской магии. Чтобы добыть божественные способности клана Ван ему придётся изрядно постараться, однако его вполне устроят и заклинания этой женщины.
От взмаха его рукава все 500 чёрных жуков зажужжали и с покрасневшими глазами бросились вперёд. Культивация Мэн Хао вспыхнула силой, вот только Су Янь улетела уже довольно далеко. Мэн Хао холодно хмыкнул, как вдруг над его раскрытой ладонью возник Треножник Молний. Его глаза блеснули, словно у настоящего демона, а потом он исчез в электрической вспышке.
Тем временем Су Янь практически набрала необходимую скорость для использования следующей даосской магии. Её тело затуманилось, а по пустоте вокруг начала расползаться рябь. Словно перед ней строился туннель, в который она готовилась нырнуть. В тот же момент на её теле заискрилось электричество. Всё произошло настолько быстро, что она успела только слегка поменяться в лице. Женщина исчезла, а на её месте возник Мэн Хао. Разумеется, из-за разницы в их скорости с появлением Мэн Хао туннель в пустоте сразу же захлопнулся. А Су Янь появилась на месте Мэн Хао — в самой гуще 500 чёрных жуков! Разъярённые насекомые тут же свирепо зажужжали и бросились на неё. Ошарашенная Су Янь оцепенело уставилась на своего противника.
— Этот треножник... откуда он здесь?! Твоя фамилия Ван?!
В глаза Мэн Хао что-то незаметно промелькнуло, однако он ничего не сказал. Вместо этого он зачерпнул силу своей бурлящей культивации. Эссенция Божественного Пламени вместе с силой 33 Небес ударила прямо в Су Янь. При этом её атаковали 500 чёрных жуков. В ответ на это ошеломлённая Су Янь выполнила магический пасс и послала свою божественную способность. Призрачный глаз на спинах чёрных жуков засиял загадочным светом, который помог им отбить её заклинание. Атака женщины только разозлила жуков.
Когда Мэн Хао начал приближаться, от жара его эссенции Божественного Пламени Су Янь стало не по себе. Отбросив тревогу и страх, она решительно подняла руку. Из всех крохотных линий на её ладони брызнул свет, а потом вокруг неё с рокотом появились три отпечатка руки, однако чёрные жуки атаковали, прежде чем эти три отпечатка ладони успели окончательно сформироваться. Кашляя кровью, Су Янь бросилась бежать.
В этот момент вдалеке показались два луча света, мчащиеся через Руины Бессмертия. Словно почувствовав магические волны, они сменили направление и полетели к Су Янь и Мэн Хао. Ещё до того, как их можно было разглядеть, до них донёсся голос.
— Моего хозяина зовут Мэн Хао! Слышишь? Мэн Хао! Заправила Руин Бессмертия и Лорд Девятой Горы и Моря! Да я ведь пошутил! Т-т-ты... нельзя же быть такой мелочной! Зачем тебе убивать нас?! Меня не в чем винить, всему, что я сделал, меня научил мой хозяин! Почему бы тебе не найти его, а? Эй, как ты смеешь атаковать нас! Проклятье! Лорд Пятый это так не оставит! Мой хозяин точно тебе этого не спустит, так и знай!
Глава 1033: Мощь Эшелона
В одном из этих двух лучей света летел пёстрый попугай с холодцом в форме колокольчика на лапе. С каждым взмахом крыльев колокольчик негромко позвякивал. В другом луче света... летела молодая девушка. Выглядела она мрачно, да и вид у неё был слегка потрёпанный, хотя, если судить по взбугрившимся на её шее венам, её довели практически до полного умопомешательства. Этой девушкой... была Ли Лин’эр.
Всклокоченный и слегка измождённый попугай во все лопатки улепётывал от огромного и жуткого существа шириной в десятки тысяч метров. Оно напоминало огромную сферу, покрытую густой шерстью. Единственный его глаз холодно блестел. Изредка густая шерсть скручивалась в некое подобие щупалец, которые разносили любые препятствия между сферой и Ли Лин’эр с попугаем. Несмотря на свою ужасающую ауру и жуткий вид, существо двигалось не очень быстро. Словно его присутствие шло вразрез с естественными законами Руин Бессмертия, что выливалось в давящее на него давление. Поэтому во время его полёта казалось, будто его окружал размытый мерцающий свет.
— Что, уже и пошутить нельзя? — гневно возопил попугай. — Чего ты так на меня взъелся?!
— Тут я полностью тебя поддерживаю! Он настоящий бесстыдник! Так нельзя! Когда Лорд Третий наберёт побольше силы, я тебя обязательно наставлю на путь истинный!
— Заткнитесь! Заткнитесь! Заткнитесь!!! — истерично закричала Ли Лин’эр.
После непродолжительного знакомства с холодцом и попугаем, ей начало казаться, будто её рассудок медленно скатывается в пучину безумия. После того как их бросил патриарх Покровитель, ей пришлось путешествовать по Руинам Бессмертия бок о бок с этой парочкой. В поисках выхода им приходилось двигаться очень осторожно. Поначалу всё шло неплохо. Она могла совладать с незамолкающим холодцом и заносчивым попугаем. Не зря же говорят, прежде чем бить собаку следует подумать о том, кто её хозяин. Мэн Хао спас её, поэтому она решила взять его питомцев с собой. Впоследствии выяснилось, что проклятый попугай по какой-то причине оказался совершенно разнузданной птицей. Ли Лин’эр неоднократно приходилось ошеломлённо наблюдать, как попугай при встрече с любым существом с мехом или перьями начинал вести себя как полный кретин. Ему не было дела до опасности, которую могли представлять встречаемые им существа. Завидев их, он с радостным клёкотом стрелой бросался к ним. Происходящее дальше каждый раз лишало Ли Лин’эр дара речи. Её голова наливалась свинцом от осознания того, что после встречи с попугаем все её убеждения и идеалы были безжалостно растоптаны.
Последней выходкой попугая стало нападение на гигантскую сферу. Изначально она даже не двигалась, но несколько сотен раундов с попугаем, похоже, разворошили осиное гнездо. Не в силах это терпеть, сферическое существо взревело, чем чуть не уничтожило культивацию Ли Лин’эр. Они тотчас бросились бежать, но сфера не могла простить такого унижения и в ярости бросилась за ними в погоню.
Во время их бегства они внезапно ощутили волны магических техник, а значит, в той стороне должны были находиться люди. Попугай предложил полететь туда, что они и сделали, готовясь молить о спасении от преследующей их сферы. Как только они оказались достаточно близко, их смогли увидеть и Мэн Хао, и Су Янь. Хотя Су Янь куда больше беспокоила летящая позади них гигантская сфера.
— Пожиратель лун! — выдохнула она в ужасе и тяжело задышала.
Появление пожирателя лун отрезало ей пути к отступлению. С одной стороны были Мэн Хао и его чёрные жуки, с другой — пожиратель лун. Она оказалась между молотом и наковальней практически без надежды на спасение.
"Проклятье, как всё могло повернуться так круто? Во всех Руинах Бессмертия обитает всего несколько пожирателей лун. Обычно они пребывают в спячке, из которой их не способно пробудить даже обрушение Неба и Земли. Но даже пробудившиеся пожиратели лун не могут двигаться ввиду разницы в естественных законах. Что происходит? Почему их преследует пожиратель лун? Как эта женщина и попугай смогли так разозлить его, что он начал их преследовать?!"
У Су Янь сердце ушло в пятки. Она хорошо знала, насколько жуткими бывают разъярённые пожиратели лун. Только она собралась дать дёру, как на неё налетел Мэн Хао с его эссенцией Божественного Пламени. Су Янь выполнила магический пасс и со своей божественной способностью вступила в схватку с Мэн Хао. В следующее мгновение между ними завязался жаркий бой, в котором Су Янь постепенно теснили. В уголках её рта показалась кровь. Несмотря на минимальную разницу в силе, ей постоянно приходилось уворачиваться от его чёрных жуков. Из-за этого её несколько раз чуть не задело.
Тем временем приближался пожиратель лун. Холодный свет его глаза был способен уничтожить всё живое на его пути.
"Проклятье!"
Женщина изменилась в лице и стёрла кровь с губ. Она понимала, что долго так не протянет, в лучшем случае ещё десять вдохов. А потом она проиграет. Стиснув зубы, она приняла, пожалуй, самое тяжёлое решение. Преисполненная решимости, она позволила атаке эссенции Божественного Пламени поразить себя и закашлялась кровью, словно была тяжело ранена. Но на самом деле она воспользовалась импульсом этой атаки, чтобы вылететь из окружения чёрных жуков прямо к пожирателю лун. Полетев в его сторону, она выставила руку, отчего кровь в её жилах забурлила. В следующий миг от неё по воздуху разлился странный сладкий запах. Ни один практик не мог почувствовать в нём ничего странного, но пожиратель лун сразу же повернулся в её сторону. Внезапно на его массивном теле открылся проём, очень похожий на рот. Эта жуткая пасть открылась прямо в центре единственного глаза. Могло показаться, будто у этого существа теперь стало два глаза. Внутри поблёскивали ряды из десятков тысяч бритвенно-острых зубов, словно всё существо внутри состояло только из них.
Гигантское существо с шумом вдохнуло воздух, отчего Су Янь потянуло к пожирателю лун, словно воздушного змея, которому обрезали нить. В мгновение ока она пролетела мимо попугая и Ли Лин’эр, которые с открытыми ртами смотрели на Мэн Хао, явно не ожидая встретить его здесь. А потом они вместе с холодцом перевели взгляд на пожирателя лун. При виде пасти, ощетинившейся жутковатыми зубами, все трое сжались от страха. Мэн Хао нахмурился. Су Янь уже практически попала в пасть к пожирателю лун. Если он попытается использовать Треножник Молний, то вместо неё это чудовище сожрёт его.
"Как умно!" — мысленно похвалил её Мэн Хао, сразу раскусив замысел Су Янь.
Она явно намеренно спровоцировала существо проглотить её. Судя по всему, у неё имелся способ выбраться даже из пасти этого гиганта. Так она пыталась сбежать, а также не дать Мэн Хао использовать Треножник Молний.
"Что ж, тебе всё равно не уйти!"
Уж слишком Мэн Хао понравилась даосская магия Су Янь. Он молниеносно хлопнул по своей бездонной сумке и вытащил оттуда фрукт нирваны только не свой, а принадлежащий патриарху первого поколения клана Фан! Мэн Хао без колебаний приложил его ко лбу. Его разум тотчас сотряс мощный рокот, а потом появилось странное ощущение, будто где-то внутри начало что-то набухать. Мэн Хао чувствовал растущую силу культивации и бессмертных меридианов. Следом обрушились 33 Неба и превратились в беспредельный бессмертный свет, которые превратились в сияющий императорский халат. Теперь Мэн Хао больше не выглядел как парагон царства Бессмертия. Он поднялся на ступень выше... став бессмертным императором древних времён!
Глаза Ли Лин’эр округлились. Раньше она видела эту трансформацию только через проекцию. В Мэн Хао бурлила энергия, с чьей помощью он мог убить практика царства Древности с тремя потушенными лампами. Увиденное в проекции не шло ни в какое сравнение со зрелищем, развернувшимся прямо у неё перед глазами. Сердце девушки бешено застучало, а культивация с бессмертными меридианами задрожали, словно хотели покориться Мэн Хао.
Су Янь затряслась от страха. Она и представить не могла, что у Мэн Хао был припасён такой козырь. В ужасе она вложила всю свою силу до последней капли, чтобы как можно скорее долететь до пожирателя лун. Теперь она понимала, он был её единственной надеждой на спасение.
От Мэн Хао поднялась неописуемая энергия, когда он холодно посмотрел на женщину, летящую к пожирателю лун. С непроницаемой маской на лице он сделал шаг вперёд. Всего один шаг перенёс его мимо Ли Лин’эр и попугая. Взмахом рукава он мягко оттолкнул эту парочку подальше от пожирателя лун. Вторым шагом он перенёс себя прямо к Су Янь и сферическому чудовищу. В этот момент Су Янь лишилась последней надежды. Она выпустила в него все свои божественные способности и магические техники, на которые сейчас была способна, но Мэн Хао незатейливым движением руки разбил их всех и схватил её за шею. От его ледяного прикосновения Су Янь застыла, после чего он бессмертной силой заблокировал её культивацию.
— Нашей вражды недостаточно, чтобы я убил тебя, — произнёс он. — Будешь паинькой, и я сохраню тебе жизнь.
Одновременно с этим в них ударило одно из щупалец пожирателя лун. Не успел Мэн Хао увернуться, как щупальце застыло прямо в воздухе. Словно чудовище почувствовало в Мэн Хао нечто, что его напугало. Мэн Хао с блеском в глазах посмотрел на пожирателя лун и его зубастую пасть в каких-то тридцати метрах от себя. Чудовище настолько испугалось, что его начало трясти... а потом оно и вовсе начало пятиться назад, закрыв пасть. В единственном его глазу Су Янь изумлённо увидела ужас! Похоже, это существо испугалось Мэн Хао. Перед тем как он успел увернуться, Мэн Хао почувствовал, как внутри него пробудилась метка, дарованная женщиной в белом халате. Метка тринадцатого в Эшелоне! Она проступила у него на лбу и ярко вспыхнула. Он вновь не без дрожи в сердце задумался о женщине в белом и её статусе парагона. Крепко держа Су Янь за шею, он взмахнул кистью, словно дав пожирателю лун разрешение уйти.
— Уходи, — попробовал он, при этом готовясь в любой момент рвануть назад.
Гигантского пожирателя лун заметно трясло. Это с удивлением отметили и Лин’эр, и Су Янь, и попугай с холодцом. Пожиратель лун, казалось, кивнул и спешно скрылся вдали. Ли Лин’эр во все глаза уставилась на Мэн Хао, облачённого в императорский халат из бессмертного света. Сейчас он выглядел как настоящий парагон Неба и Земли, который мог коротким взмахом руки обратить существо титанических размеров в бегство. Этот образ, словно сошедший с холста, навеки останется в памяти Ли Лин’эр. Попугай растерянно моргал, а холодец удивлённо пялился на хозяина. А вот на лице Су Янь отразились смешанные чувства.
— Ты... из Эшелона?!
Поддержи ЯЗН лайками - зеленая кнопка на главной странице романа.
Глава 1034: Мы не подходим друг другу
Пожиратель лун медленно растворился в Руинах Бессмертия. Мэн Хао парил в воздухе, медленно теряя энергию бессмертного императора. Наконец фрукт нирваны вылетел из его лба и исчез в бездонной сумке. Опутав Су Янь множество сдерживающих заклятий, он забросил в бездонную сумку и её. Перед тем как исчезнуть в чреве сумки она холодно улыбнулась ему, однако ей не удалось скрыть изумления и другие эмоции в своих глазах. Мэн Хао всё это проигнорировал и повернулся к попугаю и Ли Лин'эр. Девушка неосознанно отвела глаза. Сложившийся за долгое время у неё в голове образ Мэн Хао вошел в конфликт с нынешними эмоциями. Она была твердо уверена, что в прошлом ненавидела Мэн Хао до зубовного скрежета, особенно после всех нанесенных ей унижений. Узнав о помолвке, её первой реакций было отторжение. Она была готова умереть, только бы избежать свадьбы с Мэн Хао. Она не могла представить себя в роли возлюбленной и спутницы Мэн Хао. Для неё такая жизнь была сродни кошмару. Поэтому она и приняла решение сбежать со свадьбы. Разумеется, она и подумать не могла, что из лап смерти её вытащит тот самый человек, из-за которого она сбежала из дома.
Чувствуя бурю противоречивых эмоций в сердце Ли Лин'эр, Мэн Хао отвернулся и негромко вздохнул. Он знал, что она сейчас должна была находиться в клане Ли. Вся эта ситуация с И Фацзы недвусмысленно говорила, что она сбежала из клана. Несложно догадаться почему. С учетом приближающейся свадьбы, которая должна была скрепить союз между кланами, появление здесь Ли Лин'эр говорило, что она, как и Мэн Хао, решила сбежать до церемонии. Это было единственное объяснение.
В этот момент в разговор решил вклиниться попугай, громко прочистив горло:
— Хао, сынуль, что за привычка вмешиваться в чужие дела? — пожурил он Мэн Хао, словно гордый и мудрый наставник. — Как ты мог подумать, что Лорд Пятый испугался своей возлюбленной! Я просто пытался помочь ей немного раскрепоститься. Но ты прогнал её и всё испортил... Эх, ладно, тут уж ничего не поделаешь. Просто забудь. Не хочется признавать, но, похоже, нам было не суждено стать парой.
Вокруг Мэн Хао сновали сотни черных громко жужжащих жуков. Даже без энергии бессмертного императора из-за них Мэн Хао всё еще выглядел как человек, с которым никому не хотелось связываться. Каждое насекомое в его маленькой армии носило на спине призрачный глаз, испускающий жутковатый холод. В глазах самих жуков не было эмоций, но от них самих медленно поднималась свирепая аура. Даже экспертам царства Древности стало бы жутко, столкнись они с этими черными жуками.
Мэн Хао перевел взгляд на Ли Лин'эр и спросил:
— Так что, эта старая черепаха уже смылась?
Прежде чем Ли Лин'эр успела ответить, колокольчик на лапе попугая внезапно гневно завопил:
— Этот старый ублюдок совершенно не знает совести! Злодей каких поискать! Такие как он заслуживают самой страшной смерти! Лорд Третий торжественно клянется наставить его на путь истинный! Эта дряхлая черепаха, будь она трижды неладна, ради спасения собственной шкуры посмела выбросить меня как какой-то мусор! Вот так она отплатила мне за всё милосердие и мудрые советы. Как же Лорд Третий сглупил. Как же Лорд Третий зол! Эта бесстыжая штука встала на кривую дорожку! Эта черепаха настоящий изверг!
Судя по взбешенной тираде холодца, он был жутко зол на патриарха Покровителя за то, как с ним несправедливо обошлись. Попугай присоединился к своему разъяренному товарищу:
— Всё верно! Этот ублюдок зашел слишком далеко. Проклятье!
Вот только попугай зашел немного дальше в своих обещаниях.
— В следующую нашу встречу Лорд Пятый покажет ему, насколько же я хорош! Я сделаю его одной из своих ненаглядных возлюбленных!
Не особо слушая двух шутов, Мэн Хао во вспышке света переместился на спину одного из черных жуков. Сев в позу лотоса, он посмотрел на Ли Лин'эр и прочистил горло, чтобы привлечь её внимание:
— Сестра даос Ли, — начал он, — думаю, в результате некоторых прошлых событий между нами возникло некоторое недопонимание...
Ли Лин'эр подняла на него глаза. При слове "недопонимание" перед её глазами промелькнули сцены с участием Мэн Хао в особенности те, где он неоднократно использовал свою ладонь. Те воспоминания до сих пор разжигали в её груди гнев вперемешку со стыдом. Она практически физически чувствовала отголоски боли и онемения на своей попе.
— И всё же я спас тебя, верно? — продолжил Мэн Хао. — Хотя ты всё еще должна мне денег...
Ли Лин'эр нахмурилась.
— Потому что ты заставил меня написать долговую расписку! — медленно чеканя каждое слово, сказала она.
— Верно, верно. Не будем обращать внимание на мелкие детали. Мы говорим о Карме, поэтому ты точно должна мне денег.
Стоило Мэн Хао увидеть выражение лица Ли Лин'эр, как он быстро выпалил:
— Не беспокойся. Тебе больше не нужно возвращать мне долг!
С характером Мэн Хао последняя фраза далась ему с невероятным трудом.
— Послушай, жизнь и так непростая штука, так зачем усложнять её друг другу? Наши кланы хотят заключить союз, ради которого они готовы пожертвовать нами. Очевидно, мы столкнулись здесь, потому что оба попытались избежать свадьбы. В каком-то смысле мы сейчас в одной лодке! — глаза Мэн Хао ярко свернули, и он продолжил: — Послушай, я ведь спас тебя. Ни для кого ни секрет, тем более для меня, что я весьма хорош собой и многие девушки по мне сохнут. Отличный пример пойманная мной чертовка. Она тоже клеилась ко мне, но я отверг все её поползновения. За это она решила мне отомстить. Совершенно непростительное поведение, как по мне!
Мэн Хао объяснил всё это без какого-либо намека на румянец. Хорошо, что Су Янь его не слышала, иначе бы она точно впала в приступ неконтролируемого бешенства.
— Сестра даос Ли... — серьезно продолжил Мэн Хао, — не хотелось бы, чтобы ты неверно истолковала мои чувства к тебе. Поверь мне, между нами ничего бы не получилось. У меня начисто отсутствуют какие-либо намерения за тобой ухаживать. К тому же я уже женат. Мы... просто не подходим друг другу.
Глаза попугая округлились, холодец непонимающе заморгал, а Ли Лин'эр и вовсе слегка приоткрыла рот. Еще никогда ей не доводилось видеть, чтобы человек настолько невозмутимо себя расхваливал.
— Ты! — вскричала она.
— Я серьезно, — попытался еще раз Мэн Хао, сделав шаг назад. — Мы действительно не подходим друг другу. Сестра даос Ли, я знаю, что недавняя впечатляющая сцена, где я был окружен невероятной энергией, произвела на тебя глубокое впечатление, но, прошу, держи себя в руках. Постарайся не влюбиться в меня! Женщины должны вести себя скромно и целомудренно. Мы... просто не созданы друг для друга.
— О, тут можешь не беспокоиться, Мэн Хао! — сквозь зубы прорычала Ли Лин'эр. — Если бы передо мной стоял выбор выйти замуж за тебя или за свинью, я бы выбрала свинью!
— Ты серьезно? — спросил Мэн Хао со странным огоньком в глазах.
— Мэн Хао... я, Ли Лин'эр, всегда держу данное слово! — с нескрываемым раздражением объявила Ли Лин'эр.
Рассказ Мэн Хао представлял ситуацию так, будто ей не терпелось выйти за него замуж. Но когда в ответ на её слова Мэн Хао с облегчением выдохнул, пламя ярости в груди Ли Лин'эр стало еще жарче. Мэн Хао добродушно рассмеялся и с улыбкой указал на ближайшего к ним черного жука.
— Сестра даос Ли, раз мы разрешили наши недопонимания, пожалуйста, прими мои извинения. Давай, садись на этого жука. Я обещаю доставить тебя за пределы Руин Бессмертия в целости и сохранности.
Тут ярость Ли Лин'эр окончательно вышла из-под контроля.
— Извинения? — проскрежетала она. — Мэн Хао, ты вообще не знаешь, что такое такт? Что, черт возьми, значит "прими мои извинения"? Только не говори мне, что ты и вправду подумал, будто я, Ли Лин'эр, вижу в тебе своего избранника, любовь всей моей жизни? Думаешь, твой отказ требует извинений?
Мэн Хао бессильно поскреб свою голову и вздохнул.
— Так и быть, я забираю назад свои извинения.
— Что это значит "забираю назад свои извинения"? — Ли Лин'эр казалось, что она сейчас спятит.
— Никаких извинений! — выпалил он. — Хоть я и отказался от твоей любви, разрушил все те хорошие чувства, что ты испытывала ко мне и не оставил тебе ничего другого, кроме как наблюдать за мной издалека. Несмотря на всё это, я не извиняюсь! Порядок? Ты довольна?
Ли Лин'эр запрокинула голову и закричала. Схватившись руками за волосы, она попыталась их вырвать, словно разговор с Мэн Хао окончательно лишил её рассудка. Дрожащая девушка подумала обо всём, что произошло с ней после побега из клана. Её сердце пронзила печаль, а в горле сильно запершило. Девушка в слезах села на спину жука и демонстративно замолчала. Мэн Хао тоже ничего не говорил. Попугай и холодец переглянулись, а потом о чём-то зашептались. Оба то и дело поглядывали в сторону Мэн Хао и Ли Лин'эр, при этом холодец явно был чем-то озадачен. А вот попугай, наоборот, словно мудреный жизнью старец, что-то негромко объяснял холодцу. Тот несколько раз понимающе кивнул.
После этого всё улеглось. Черные жуки следовали за Мэн Хао, который провожал Ли Лин'эр к выходу из руин. С жужжащей свитой их путешествие через Руины Бессмертия прошло практически без осложнений. Благодаря своему опыту в Руинах Бессмертия Мэн Хао умело вел их от центра руин к границе. В течение нескольких дней разбросанные повсюду обломки встречались им всё реже и реже. Вдалеке уже виднелась граница руин, а за ними море.
Это был ненастоящее море, скорее, оно напоминало настолько плотный туман, похожий со стороны на настоящее клубящееся море. Мэн Хао чувствовал, что на самом дне этого тумана он был настолько плотным, что там вполне могло находиться настоящее море. Это место называлось Девятым Морем!
Глаза Мэн Хао ярко заблестели. Армия жуков, включая тех, на которых летели Мэн Хао и Ли Лин'эр, не сбавляя скорости, приближались к границе. Как вдруг перед ними, словно из ниоткуда, появилась женщина в белом платье. Когда она вышла из пустоты, Руины Бессмертия, казалось, потемнели. Словно весь мир, включая свет всех звезд, был сосредоточен в этом человеке. Даже на Девятое Море опустился штиль. Перед этой несравненной и величественной женщиной прекращали действовать естественные законы. Она парила в воздухе, спокойно глядя на Мэн Хао.
При виде женщины Мэн Хао сразу же приказал черным жукам остановиться. Вот только в этом не было нужды, все подконтрольные ему насекомые задрожали, боясь приблизиться к женщине.
— Приветствую вас, почтенная! — сказал Мэн Хао дрожащим голос и низко ей поклонился.
Это была та самая женщина, что нарекла его одним из Эшелона... та самая женщина-парагон!
Попугай в страхе опустил голову и сжался, словно пытался спрятаться. Холодец сделался неестественно молчаливым, не решаясь открыть рот в её присутствии. Ли Лин'эр почувствовала ужасающую ауру этой женщины и поспешила присесть в реверансе.
Женщина перевела взгляд с Мэн Хао и Ли Лин'эр на холодца.
— Мне недавно вспомнилось кое-что... Ты еще помнишь меня?
Холодец задрожал.
— Нет! — тихо выдавил холодец древним голосом.
Мэн Хао сразу показалось это странным. С момента их знакомства болтливый холодец еще никогда не ограничивался в ответах всего одним словом.
Глава 1035: Холодец был императором молний?
Женщина в белом платье смотрела на холодца со смешанными чувствами. Похоже, его вид воскресил в её памяти далекие воспоминания. Мэн Хао почему-то показалось, что за своим фасадом невозмутимости женщина скрывала обиду.
У Мэн Хао всё внутри похолодело. Переводя взгляд с холодца на женщину и обратно, он очень надеялся, что ему показалось, и женщина не затаила на холодца обиду. И всё же, чем больше он смотрел на неё, тем больше убеждался в истинности своих подозрений.
После небольшой паузы парагон в белых одеждах медленно спросила:
— Так ты не помнишь или не желаешь признавать, что помнишь?
— Не помню, — хрипло выдавил холодец, растеряв свою обычную болтливость.
— Много лет назад жил практик по имени Лэй Даоцзы. Он был культивировал молнии и являлся одним из девяти императоров. Его еще знали как императора молний. Знаешь его?
Глядя на холодца, выражение лица женщины становилось всё противоречивее. Иногда её воспоминания становились кристально четкими, иногда всё было как в тумане. Но за последнее время она вспомнила многое из того, что произошло в прошлом.
— Никогда о нем не слышал, — в его древнем голосе слышалась горечь.
Женщина в белом внимательно посмотрела на холодца, а потом со вздохом тихо сказала:
— Если бы не великая катастрофа, он, скорее всего, стал бы четвертым парагоном. В те времена между им и мной существовали определенные договоренности.
Холодец хранил молчание, не проронив ни единого звука. Женщина в белом ненадолго закрыла глаза, а потом посмотрела на попугая. Она даже не пыталась скрыть своего отвращения, на что попугай еще сильнее вжал голову, отказываясь встретить её взгляд. С точки зрения Мэн Хао, попугай очень сильно нервничал, возможно, даже был напуган. Наконец женщина перевел взгляд с попугая на Мэн Хао.
— Как я погляжу у тебя всё в порядке. Как только ты войдешь на царство Древности, то тебя точно можно будет включить в мой план!
Сказав это, она развернулась, чтобы уйти. Мэн Хао уже давно перестал быть новичком в мире практиков. Ему был привычен присущий этому миру взаимный обман, к тому же он давно перестал принимать слова людей за чистую монету. Поэтому он сразу догадался, что за кулисами что-то происходит. Женщина уделила ему и попугаю лишь толику своего внимания, главной причиной её появления явно был холодец! Похоже, она хотела задать ему несколько вопросов. Мэн Хао давно подозревал, что попугай и холодец обладали необыкновенным прошлым. Но для него стало сюрпризом их связь с парагоном в белых одеждах. В прошлом холодца, похоже, произошла невероятная и в то же время трагическая история.
Только женщина собралась уйти, как вдруг она остановилась и взглянула на Ли Лин'эр. Внимательно посмотрев девушку, в её глазах появился странный огонек.
— О, ты выглядишь прямо как... — пробормотала она. Взмахом пальца она перенесла Ли Лин'эр к себе и серьезно спросила: — Хочешь заниматься культивацией под моим руководством?
Ли Лин'эр ошеломленно уставилась на женщину. Судя по тому, как Мэн Хао вел себя в её присутствии, она явно была невероятным и загадочным человеком. Засомневавшись, она повернула голову и увидела застывшего в ошеломлении Мэн Хао. Мысленно фыркнув на это, она сложила ладони и поклонилась женщине в белом.
— Я согласна!
Женщина едва заметно кивнула и отвернулась. Под ногами Ли Лин'эр возникло облако, которое понесло её вслед за женщиной. Ли Лин'эр стало немного тревожно, но при виде остолбеневшего Мэн Хао она самодовольно ухмыльнулась ему.
Помимо удивления Мэн Хао чувствовал, будто им полностью пренебрегли. Откровение о необычном происхождении холодца он еще мог понять. Но после всех занятий культивации и достижения царства Бессмертия он мог с помощью фрукта нирваны достичь уровня бессмертного императора. И всё же только дурак мог не понять, что Ли Лин'эр вызвала у женщины в белом куда больший интерес, чем он сам. Поднявшись из грязи в князи, она одарила его мстительным взглядом, как будто пытаясь сказать, что в следующую встречу их положение будет кардинально иным.
Мысленно закатив глаза, он сложил ладони и низко поклонился Ли Лин'эр. Он нацепил на лицо маску серьезности, словно желая еще раз извиниться.
— Лин'эр, прими мои извинения. Даже с твоим новым статусом я всё равно не могу взять тебя в жены. Я уже женат, к тому же мы не подходим друг другу. Желаю тебе всего наилучшего и искренне надеюсь, что однажды ты найдешь своё счастье, — завершил свое извинение Мэн Хао с тяжелым вздохом.
Ли Лин'эр от этих слов тут же затрясло.
— Заткнись, черт тебя дери!
Сверля его взглядом, она в чувствах топнула ногой. После чего отвернулась и полетел вслед за женщиной в белом. Когда два силуэта исчезли вдали, попугай с холодцом наконец с облегчением выдохнули.
— Вот это было страшно! — воскликнул Лорд Пятый. — Кто бы мог подумать, старая ведьма как-то вернула себе часть воспоминаний!
Попугай обхватил себя крыльям, словно не веря, что ему удалось сегодня уцелеть.
— К счастью, к ней вернулась лишь малая часть воспоминаний, — пробормотал попугай, — иначе я бы не отделался одним лишь раздраженным взглядом. Она бы точно общипала меня и зажарила себе на обед.
Попугай явно не верил, что ему удалось выжить. Холодец протяжно вздохнул, как вдруг его лицо посветлело от восторга:
— Как моя игра?! Ха-ха-ха! Мэн Хао и ты, старая курица, что скажете?! Хорошо Лорд Третий сыграл или нет? Хорошо или нет?! Ха-ха-ха! Эй, я почти забыл о нашем споре! Лорд Третий выиграл! Актерская игра Лорда Третьего выше всяких похвал! Однако это было немного неправильно и аморально. Пятая Курица, ты не согласен?
Слишком долго молчав, холодец затараторил с такой скоростью, словно хотел наверстать упущенное.
— Твоя актерская игра не стоит моего пердежа! — сказал попугай и отвесил холодцу затрещину. — Ты чуть меня не сдал! Ты слишком много болтаешь! В следующий раз в разговоре со старой ведьмой только попробуй сказать больше одного слова!
Мэн Хао пристально посмотрел на холодца. Он вновь стал болтливым и раздражительным как раньше. Из его разговора с попугаем Мэн Хао понял, что эти двое заключили о чем-то пари. Мэн Хао почувствовал подступающую головную боль. Он не знал, что сказать этим двум простофилям, однако у него из головы никак не выходил император молний, о котором упомянула женщина в белом. Он задумчиво наклонил голову, но не стал ничего спрашивать у холодца. В прошлом он неоднократно пытался выудить из этих двоих хоть какую-то информацию, но безрезультатно. Со временем он смирился с этим.
Наконец он послал божественную волю, приказав черным жукам лететь вперед. Несколько часов спустя Мэн Хао вместе с армией насекомых и пререкающимися холодцом с попугаем покинули пределы Руин Бессмертия. Впереди лежало Девятое Море. Задумавшись обо всём, что случилось в Руинах Бессмертия, Мэн Хао повернулся и посмотрел в направление планеты Восточный Триумф. Его глаза засияли решимостью, и он верхом на жуке полетел к Девятому Морю.
"Мир Бога Девяти Морей должен вручить мне всю причитающуюся награду, заработанную во время испытания трех великих даосских сообществ", — подумал он.
Все три великих даосских сообществ согласились принять его в ученики из-за его членства в Эшелоне, к тому же они явно собирались наделить его своими благословениями. Мэн Хао понимал, что не сможет долго оставаться в мире Бога Девяти Морей. Забрав свою награду, он немного позанимается там культивацией, а потом двинется в следующее даосское сообщество.
"Их благословения явно должны будут помочь мне как можно скорее достичь царства Древности!" — заключил Мэн Хао с блеском в глазах.
По словам женщины-парагона только по достижении царства Древности он, как член Эшелона, станет частью её плана. Что до самого царства Древности, он шел к нему своим путем.
"Поглотить фрукты нирваны!" — подумал он, нахмурив брови.
После ухода с планеты Восточный Триумф он неоднократно пытался вобрать фрукты нирваны, но даже со своими фруктами нирваны ему не удавалось сделать соединение перманентным. На самом деле Фан Вэй тоже не мог долгое время держать фрукты нирваны в себе. Это он почувствовал еще во время их схватки.
В полной тишине он приближался к Девятому Морю. Иногда впереди показывались путешествующие практики, но, завидев его пятьсот черных жуков, они в страхе облетали его стороной. Не желая быть узнанным, он использовал черное перо для изменения внешности. Поэтому никто из встреченных им людей не признал в нём известного на всю Девятую Гору и Море Мэн Хао.
По мере приближения к Девятому Морю усиливался шум океанских волн. Впереди клубилось море тумана, а звездное небо сотрясала беспредельная энергия. Мэн Хао не терял времени зря. В пути он несколько раз пытался поглотить фрукты нирваны и время от времени доставал Су Янь из бездонной сумки. Он пытался завязать с ней светскую и дружелюбную беседу в надежде убедить её расстаться с частью своих даосских заклинаний в обмен на свободу. Какой бы подход он не использовал, Су Янь только насмешливо на него поглядывала и ограничивалась едкими ремарками. После нескольких попыток стало ясно, что ему попалась весьма несговорчивая пленница. Наконец его терпение лопнуло. Взмахом руки он запечатал её сдерживающими заклятиями и затолкал обратно в бездонную сумку.
"Готов спорить, немного мучений сделают её более сговорчивой!"
Мэн Хао совершенно не хотел использовать на ней Поиск Души. Между ними не было особой вражды, чтобы он применил на ней эту гнусную магию. Идеальным сценарием было бы её полное сотрудничество и добровольная передача части своих даосских заклинаний.
Несколько дней спустя Мэн Хао верхом на черном жуке наконец влетел в пограничную область Девятого Моря. Это был единственный черный жук, которого он не поместил в бездонную сумку. При взгляде на туманы Девятого Моря в глазах Мэн Хао появился странный блеск. Казалось, у Девятого Моря нет ни конца, ни края. Туман раскинулся насколько хватало глаз. В воздухе чувствовалась влажность, отчего Мэн Хао заключил, что под всем этим туманом действительно скрывается море.
— Какое огромное море... — выдохнул он.
В клане Фан он изучал карты Девяти Гор и Морей. Если пересечь всё Девятое Море, то можно было добраться до территории Восьмой Горы.
"Девятая Гора и Море — это не конец моего пути!"
Глядя вдаль, он почувствовал, как его грудь распирают высокие устремления. На своем пути культивации он хотел быть свободным и ничем не связанным. Он мечтал об истинной свободе и независимости. Ни Небеса, ни Земля не могли преградить ему путь.
Когда Мэн Хао похлопал жука по спине, тот зажужжал и в луче черного света рванул к туманам Девятого Моря. В тот же момент, как он вошел в Девятое Море, в окружающем его тумане и темной пучине моря внезапно открылось множество глаз. Они принадлежали многочисленным морским тварям и демонам, обитающим в Девятом Море. Обычно они не враждовали с практиками, но сейчас по неизвестной причине они все открыли глаза и кровожадно взревели. Словно в ауре Мэн Хао было нечто, что вызвало во всех морских демонах и других тварях Девятого Моря обжигающую ярость.
Глава 1036: Мир Бога Девяти Морей
Как только морские твари и демоны открыли глаза, ближайшие к Мэн Хао существа бросились к Мэн Хао через туман Девятого Моря. Туман заклубился, и оттуда послышался едва различимый рёв. Тем временем Мэн Хао оставил размышления о своих великих устремлениях и, прищурившись, вгляделся в туман впереди. Без какого-либо предупреждения туман разошелся в стороны и оттуда с рёвом вылетел гигантский морской котик. В длину существо достигало полных девять метров и из-за странной зубастой пасти больше напоминало собаку. Вырвавшись из тумана, зубастое существо с аурой, сравнимой с царством Бессмертия, в считанные мгновения добралось до Мэн Хао. Его глаза горели безумной жаждой убийства, словно он не мог жить под одним небом с Мэн Хао.
Появление странного зверя порядком удивило Мэн Хао. Это был его первый визит в Девятое Море, поэтому он просто еще не успел нажить здесь себе врагов, если, конечно, не считать Фань Дун'эр. Нападение морского котика стало для него полнейшей неожиданностью. Когда ему в нос ударил запах сырой рыбы, он нахмурился и холодно посмотрел на зверя. В метре от своей цели существо широко раскрыло пасть, намереваясь вцепиться в Мэн Хао зубами, но тот молниеносно выбросил руку и схватил его за шею. Морской котик заскулил и начал отчаянно вырываться. К несчастью для него, Мэн Хао держал его стальной хваткой. Сила его физического тела находилась на самом пике царства Бессмертия, поэтому лишь небольшая горстка людей могла вынудить его прибегнуть к магическим техникам. Для большинства врагов царства Бессмертия ему было достаточно одной силы физического тела. Глаза Мэн Хао холодно сверкнули, и он резко сжал пальцы. Послышался хруст, морской котик несколько раз дернулся, а потом обмяк — Мэн Хао сломал его шею и уничтожил его душу. Перед смертью существо безумно оскалилось.
Мэн Хао нахмурился еще сильнее и отпустил руку, позволив бездыханному телу упасть в море внизу. В этот момент со всех сторон послышались новые животные крики и вой. В мгновение ока его окружили несколько дюжин морских тварей. Среди них были существа всех мастей, но выглядели все одинаково свирепо. Они без промедления бросились к Мэн Хао, не сводя с него своих покрасневших от злобы и безумия глаз. От них даже начали расходиться волны магических техник, отчего Небо и Земля задрожали, а Девятое Море забурлило.
Брови Мэн Хао еще сильнее сдвинулись к переносице. Творилось явно нечто очень странное. Холодно хмыкнув, он легким движением кисти вызвал пятьсот черных жуков. Они разлетелись веером и, громко жужжа, полетели навстречу морским тварям. В следующий миг воздух сотряс вой, ознаменовавший начало сражения. Что бы ни делали морские твари, их божественные способности не могли навредить черным жукам. Их острые зубы разбивались об крепкие панцири насекомых. А вот сами жуки с легкостью перекусывали их пополам. За десять вдохов всё вокруг окрасилось кровью, от нападавших остались только истерзанные трупы, но и их быстро сожрали черные жуки. Это была кровавая и жестокая сцена, но Мэн Хао довелось видеть вещи и похуже. Эта сцена не вызвала в нём совершенно никакого дискомфорта, однако его брови по-прежнему были нахмурены. Он двинулся вперед, послав на разведку черных жуков. За следующие несколько часов на них неоднократно нападали обезумевшие морские твари Девятого Моря. Сперва в атаке принимали участие всего несколько существ, потом их количество увеличилось до пары дюжин, а потом на него и вовсе нападали сотни морских тварей. Со дна моря даже поднялся морской дракон и с жутким рёвом попытался проглотить Мэн Хао.
"Здесь явно дело не в Фань Дун'эр", — заключил он со зловещим блеском в глазах.
Черные жуки исступленно рвали воющих морских тварей на части. Что до морского дракона длиной в тридцать метров, Мэн Хао просто сделал шаг ему навстречу и ударил кулаком. Могучий зверь вздрогнул, а потом его разорвало на части. Вскоре Мэн Хао стало не по себе. Его со всех сторон обступал клубящийся туман, поэтому он раскинул божественное сознание. С его помощью он выяснил, что в его сторону двигается практически тысяча морских тварей. Некоторые из них были человекоподобными и имели угольно-черную окраску. Судя по их ауре, они явно были не простыми морскими тварями, а чем-то более опасным. Во взгляде каждого существа читалась обжигающая ненависть. Вот только это было еще не всё. Со временем Мэн Хао выяснил, что его ненавидели не только морские твари. Создавалось впечатление, будто по какой-то необъяснимой причине само Девятое Море хотело его изгнать.
Вдалеке Мэн Хао увидел еще больше морских тварей. Никто точно не знал, сколько существо обитает в бескрайнем Девятом Море. Однако он нутром чувствовал, что если всё это не прекратится, то его затянет в полномасштабное и кровопролитное сражение, которое привлечет к нему еще больше жутких морских обитателей. От этой мысли у него холодок пробежал по коже. Когда им заинтересуются существа с силой поздних ступеней царства Древности, тогда ему будет несдобровать.
"Проклятье, что происходит?!" — ломал голову Мэн Хао.
Он мысленно приказал черным жукам взмыть вверх, подальше от поверхности моря. За ним в погоню сразу же бросилось больше тысячи морских тварей. В этот момент он вытащил из бездонной сумки верительную бирку и высоко поднял её над головой.
— Ученик Мэн Хао вернулся в мир Бога Девяти Морей. Прошу предоставить мне эскорт из сообщества! — во всю глотку прокричал он.
С этими словами он переломил нефритовую бирку. Поднялась могучая рябь, унесшая его голос в пучину моря. К этому моменту свора морских тварей практически добралась до него. Мэн Хао явно не собирался становиться добычей всех этих разъяренных существ. Холодно фыркнув, он вспыхнул силой своих бессмертных меридианов, а потом, взмахнув рукой, вызвал десятки тысяч гор, которые и обрушил на морских тварей. В этот момент со дна моря послышался чей-то холодный голос:
— Ты Мэн Хао?
С рокотом морская вода разошлась в стороны, и оттуда вышла фигура. Он сделал шаг и завис в воздухе над морским туманом. Это был мужчина, вот только с очень странной внешностью. Его кожа была чернильного цвета, несмотря на отсутствие чешуи, на его лбу виднелась золотая рыбья чешуйка. Его одежды члена мира Бога Девяти Морей очень напоминали наряд Фань Дун'эр во время их первой встречи. От его взгляда все морские твари застыли на месте, а потом развернулись и исчезли под водой. Мэн Хао сразу же проверил территорию божественным сознанием. Выяснилось, что, хоть они и успокоились, ни одно из существ не уплыло далеко. Их холодные глаза всё еще сияли жгучей ненавистью.
— Спасибо, что выручил, собрат даос, — с облегчением сказал Мэн Хао. Он сложил ладони и поклонился мужчине. — Меня зовут Мэн Хао. По приказу трех великих даосских сообществ я прибыл в мир Бога Девяти Морей!
Судя по его виду, мужчина не являлся практиком, а был странной смесью морского зверя и человека. Благодаря особым магическим техникам он мог принимать человеческое обличье. От него исходило ощущение, похожее на демона, и всё же он таковым не являлся. Мужчина мрачно смерил Мэн Хао взглядом, при этом в его глазах промелькнули ненависть и отвращение, с которыми ему удалось совладать с очень большим трудом.
— Пойдем, — холодно процедил он.
В нём инстинктивно поднялась жажда убийства. Силой воли подавив её, он полетел вниз ко дну моря. Лицо Мэн Хао потемнело. Ему не было дело до морских тварей, но он не мог понять, почему это существо ненавидело и желало его смерти. Всё-таки он не сделал ничего, чтобы оскорбить кого-то в Девятом Море. Держась настороже, он с холодным смешком собрал черных жуков и последовал за мужчиной.
Во время путешествия оба молчали. Приближаясь ко дну моря, Мэн Хао ощутил присутствие новых видов морских тварей. Все они считали его врагом.
"Почему они себя так ведут?" — размышлял он.
Они спускались всё глубже и глубже, пока на его лице не проступило удивление. По мере погружения давление стремительно усиливалось, однако его культивация сама собой начала вращаться, чтобы ему противостоять. Оно не являлось эффектом какой-то запечатывающей магии, а было естественным давлением Девятого Моря. Оно ограничивало силу его культивации, словно ему на плечи взвалили нечто очень тяжелое. Из-за этого магические техники, которые легко применялись на поверхности, здесь использовать будет гораздо труднее.
Чем глубже они погружались, тем сильнее становилось давление. Мэн Хао с удивлением обнаружил, что его культивация ослабла на тридцать процентов от её изначальной силы. В его глазах вспыхнул азартный огонёк, только сейчас он понял, почему мир Бога Девяти Морей являлся одной из самых могущественных организаций. Если здесь долгое время заниматься культивацией, то по возвращении на поверхность сила культивации станет намного сильнее, чем раньше.
"Три даосских сообщества просто невероятны. Должны существовать некие особые причины, почему им удалось просуществовать столько веков. Видимо, занятий культивацией здесь достаточно, чтобы практики мира Бога Девяти Морей были намного сильнее представителей остальных сект".
В этот момент он перестал сопротивляться давлению Девятого Моря и начал пытаться выдержать его без помощи культивации. Когда догорела палочка благовоний, мужчина довел его до... совершенно удивительного места.
На дне моря находился огромный подводный остров! Он не лежал на морском дне, а парил в воде, исчезая далеко в черноте моря. Чем-то он напоминал сказочный дворец царя дракона. Всюду виднелись покрытые узорами камни, стоящие рядом с многочисленными теремами, причудливые и экзотические цветы, а также горные цепи, между которыми лежали города и реки. В лучах яркого света повсюду летали мириады практиков. В воде проплывали морские драконы, наполняя весь этот мир ощущением жизни.
На входе в сообщество стояло девять врат, сверкающих золотом. На самых первых вратах было выбито четыре слова.
Мир Бога Девяти Морей.

Глава 1037: Враждебность

Это был мир Бога Девяти Морей — одно из трёх великих даосских сообществ Девятой Горы и Моря. Оно просуществовало десятки тысяч лет, уходя своими корнями вглубь веков. Похоже, оно существовало столько же, сколько и Девять Гор и Морей. После продолжительных занятий культивацией те, кто покидал это место и отправлялся во внешний мир, переживали невероятный рост культивации. На всей Девятой Горе и Море существовала всего одна достаточно могущественная секта, которая не только позволяла своим практикам заниматься культивацией в самом Девятом Море, но и опустила всю секту на морское дно... и звалась она мир Бога Девяти Морей! Из-за такого необычного способа тренировки своих практиков это сообщество вполне заслуженно называлась миром бога. Особенно с учётом находящейся здесь силы Неба и Земли. Во всём Девятом Море именно это место было главным её сосредоточием. Вдобавок чем глубже погружался человек, тем плотнее становилась эта энергия.
Разум Мэн Хао дрогнул. Он посетил немало сект, но ни одна из них не произвела на него такого глубокого впечатления, как мир Бога Девяти Морей. Окинув взглядом раскинувшийся перед ним массив суши, похожий на настоящий континент, он увидел не только практиков, но и других причудливых существ. Несмотря на поразительное сходство с людьми, это явно были какие-то другие формы жизни. Жизненная сила каждого этого существа напоминал встреченных им морских тварей. Глаза Мэн Хао понимающе блеснули, это были уникальные демонические практики Девятого Моря. Они не являлись настоящими старшими демонами. Свой нынешний облик они получили в результате трансмутации в ходе их культивации.
Другим невероятным наблюдением Мэн Хао стало расположение мира Бога Девяти Морей. Он парил над дном моря, разделённый с ним массой непроглядной черноты. По мере спуска в эту черноту усиливалось не только давление, но и концентрация энергии Неба и Земли. Можно сказать... что давление Девятого Моря делало это место для практиков настоящей землёй обетованной.
— Мир Бога Девяти Морей... — пробормотал он.
Взирая на великолепия этого места, в его глазах появился странный блеск. Он ощущал давление Девятого Моря и его эффект на культивацию. В его случае её ограничило до семидесяти процентов от изначальной силы. Его взгляд остановился на сверкающих золотом вратах на входе в мир Бога Девяти Морей. Над главными воротами была выбита надпись "Мир Бога Девяти Морей", остальные золотые врата больше напоминали каменные стелы, нежели обычные ворота! К тому же поверхность этих золотых врат-стел были испещрены именами, сияющими достаточно ярко, чтобы их могли видеть все практики в округе. Имена располагались в виде списка, по десять тысяч имён на каждой стеле. На одной из них Мэн Хао разглядел имя Фань Дун’эр на девяносто четвёртой строчке. Рядом с золотыми иероглифами её имени была выведена короткая фраза: "24000 метров в глубину, 54 часа!" Немало других имён имели похожу приписку про 24000 метров, однако время разнилось. На других каменных стелах находились другие списки, словно они фиксировали результаты с различных испытаний.
Сердце Мэн Хао забилось быстрее. Золотые врата, похожие на каменные стелы, напомнили ему о лекарственном павильоне и павильоне пилюль клана Фан, а также о каменной стеле в землях предков. Всё это были имена учеников мира Бога Девяти Морей. Попадание в эти списки явно было предметом большой гордости для этих учеников.
Со странным блеском в глазах Мэн Хао следовал за мрачным и неразговорчивым мужчиной. Изредка им на пути попадались ученики мира Бога Девяти Морей. Они улыбались и кивали его провожатому, но при виде Мэн Хао некоторые демонические практики изумлённо приоткрывали рот. Но потом изумление быстро сменялось кровожадной аурой, а их глаза резко краснели.
На это Мэн Хао ещё сильнее нахмурился, следуя за мрачным человеком в мир Бога Девяти Морей. Только они ступили на гигантский континент, как все демонические практики всего мира Бога Девяти Морей вне зависимости от того, чем они сейчас занимались, уставились на Мэн Хао. В их глазах можно было увидеть жажду убийства, нестерпимую ярость и отвращение. Ощущения от нахождения под пристальными взглядами десятков тысяч демонических практиков было сложно описать словами. Мэн Хао поменялся в лице, но, осознав, что среди них есть и демонические практики с культивацией царства Древности, у него округлились глаза. От этих холодных и злобных взглядов его сердце учащённо забилось. Но этим дело не ограничилось. Внезапно многие обитатели послали свои потоки божественного сознания, отчего сердце Мэн Хао кольнуло от страха. Судя по всему, десятки тысяч демонических практиков с большим трудом держали себя в руках. Ярким контрастом на их фоне были практики-люди, они смотрели на него с любопытством.
Многие сразу же его узнали.
— Это же Мэн Хао!
— Я слышал, его сделали своим учеником все три великих даосских сообщества...
— Вся Девятая Гора и Море стала свидетелями его славных подвигов в битве за планету Восточный Триумф. Он парагон царства Бессмертия!
Простые практики отреагировали на его появление по-разному: одни были удивлены, другие холодно на него смотрели, а некоторые так вообще ехидно ухмылялись. Однако, вне зависимости от их отношения к Мэн Хао, их всех удивило странное поведение демонических практиков.
В сердце Мэн Хао продолжало расти чувство беспокойства. Ожидая нападения в любой момент, он следовал за мрачным мужчиной через мир Бога Девяти Морей. По мере их продвижения вглубь сообщества свирепость и жажда убийства демонических практиков продолжала расти.
В один момент в толпе демонических практиков кто-то холодно фыркнул, а потом оттуда к Мэн Хао полетел яркий луч света. В нём находился очень привлекательный мужчина в белом халате. На его лбу блестела рыбья чешуйка, а из головы торчало два красных рога. Излучая могущественную и кровожадную ауру, он с огромной скоростью помчался вперёд. Неподалёку от Мэн Хао он выставил руку и сотворил из ряби в воздухе девять летающих мечей. В следующий миг каждый меч принял форму алой рыбы. Они свирепо взревели и бросились вперёд. Что до самого мужчины, он обладал кровожадной аурой и могучей культивацией. От него исходила сила бессмертных меридианов, правда их было не 100, но точно больше 90.
С началом его атаки остальные демонические практики мира Бога Девяти Морей загорелись ещё большей жаждой убийства. Провожатый Мэн Хао после нескольких секунд колебаний не попытался ни урезонить нападавшего, ни остановить его. Он вёл себя так, словно его совершенно не заботило происходящее и ему было плевать, выживет Мэн Хао или нет.
Мэн Хао нахмурился и отступил на пару шагов, после чего взмахом руки заслонил себя от алых рыб-мечей горными цепями.
— Собрат даос, что это значит? — спросил он, ещё немного отступив.
Ему действительно не хотелось начинать своё знакомство с миром Бога Девяти Морей конфликтом с местными практиками. Его противник никак не ответил. Он холодно улыбнулся, будто считал, что унизит себя, ответив Мэн Хао. Выполнив магический пасс, из ряби в воздухе он создал перед собой огромную красную руку, после чего та полетела к Мэн Хао. Культивация мужчины вспыхнула силой. Несмотря на давление Девятого Моря она всё равно была довольно впечатляющей. Его жажда убийства оказалась не менее сильной.
— Собрат даос, — ещё раз попробовал помрачневший Мэн Хао, слегка попятившись, — объясни причину твоего нападения. Если хочешь убить меня, будь добр, назови хотя бы причину.
Мужчина не собирался останавливаться. Он бросился вперёд и взмахнул рукой, отчего чешуйка на его лбу ярко заискрилась. Его мгновенно окружило больше тысячи рыбных чешуек. С холодным блеском все они со свистом устремились к Мэн Хао, закружившись на ходу в ураган.
— Умерщвление Чешуёй! — холодно скомандовал мужчина, его жажда убийства продолжала усиливаться. Похоже, он собирался разрубить Мэн Хао на десятки тысяч кусочков.
Мэн Хао был так разозлён, что на его лице невольно проступил улыбка. По прибытии в Девятое Море к нему с порога проявили враждебность, причём совершенно не объясняя причин. А отношение демонических практиков в мире Бога Девяти Морей было и того хуже. Мэн Хао никогда не особо не считался законами и принципами, даже если их постановили Небеса. Его Дао свободы не могло принять ни оковы внешнего мира, ни обиды. Хоть он и несколько раз пытался разрешить ситуацию миром, его противник не только не ослабил натиска, но и стал атаковать ещё яростней.
"Дай им палец, и они всю руку потребуют!" — мрачно подумал Мэн Хао.
Перестав отступать, он сделал шаг вперёд и позволил рыбьим чешуйкам поразить себя. Послышался лязг и звон. Ученики мира Бога Девяти Морей поражённо уставились на Мэн Хао, которого даже не поцарапали бритвенно-острые чешуйки. Более того, многие из них разбились при контакте с его телом. Глаза Мэн Хао холодно сверкнули, и он сделал ещё три шага вперёд. С порывами ураганного ветра до него долетело девять мечей-рыб, но Мэн Хао без особой суеты ударил в них раскрытой ладонью. Девять мечей тут же завибрировали.
— Прочь! — спокойно приказал он.
Одно слово трансформировалось в девять громовых раскатов, которые разметали девять рыб-мечей во все стороны, после чего их разорвало на куски. После вспышки пугающей энергии Мэн Хао его противник слегка побледнел. Несмотря на пузырящуюся на губах кровь и то, что последняя волна энергии отбросила его назад, он стиснул зубы и выполнил новый магический пасс. Мэн Хао с холодной ухмылкой вызвал голову кровавого демона. Даже с подавлением части его культивации он всё ещё оставался невероятно могущественным экспертом царства Бессмертия. После следующего взмаха рукава голова кровавого демона жутко взревела. От её рёва многие наблюдавшие за схваткой практики невольно поёжились. Им на секунду показалось, будто их кровь хотела вырваться из их тел. Свирепая голова кровавого демона рванула к мужчине, на что тот в страхе бросился бежать. Его не покидало ощущение, будто малейшее промедление с его стороны закончится его смертью. К сожалению, его скорость не шла ни в какое сравнение со скоростью головы кровавого демона. Когда та оказалась совсем близко, мужчина со смесью отчаяния и ярости закричал:
— Почему вы стоите?! Нападайте!
Примерно дюжина демонических практиков неподалёку тут же сорвалась с места и атаковала голову кровавого демона. Были и те, кто с яростным рёвом бросился на самого Мэн Хао. Теперь вместо одного противника у него их стало около сотни. Жажда убийства полыхала, словно яркое пламя костра. Могло показаться, будто мир Бога Девяти Морей захлестнула новая волна беспорядков. Все обычные практики странно посмотрели на своих демонических собратьев, а некоторые даже попытались остановить сражение.
Мэн Хао же внезапно сверкнул улыбкой, которая не предвещала ничего хорошего. Его больше не интересовали причины их агрессии, всё-таки этот человек попытался убить его... а значит, всё было до боли просто — этот мужчина должен умереть! Мэн Хао выпал отличный шанс... заявить о себе в мире Бога Девяти Морей!
Его глаза холодно сверкнули, как вдруг в его руке с треском возник Треножник Молний. В электрической вспышке он поменялся местами с демоническим практиков, стоящим рядом с его целью. Тот успел только ошеломлённо разинуть рот, как Мэн Хао потянулся к его лбу своим пальцем. В этом пальце была заключена смертоносная аура. Если он коснётся мужчины, то его гарантировано уничтожит и телом, и душой.
В этот момент откуда-то издали раздался раздражённый голос:
— Каков нахал!
Мэн Хао даже бровью не повёл, словно не услышал голос. Его палец наконец достиг лба оцепеневшего мужчины. Того затрясло, а потом с мерзким звуком его меридианы порвались, а тело разорвало на мелкие куски. Лёгким взмахом руки Мэн Хао стряхнул кровь и повернулся в сторону, откуда прозвучал голос.
— Ты назвал нахалом меня или его? — холодно спросил он.

Глава 1038: Обещаю не убивать тебя

Окружённый толпой демонических практиков, он расправился со своим противником быстрее, чем искра успела бы вылететь из кремня. Люди мира Бога Девяти Морей поражённо на него уставились, а демонические практики смотрели на него исподлобья. И тех, и других впечатлила молниеносная атака Мэн Хао. Многие годы в стенах мира Бога Девяти Морей не убивали ученика. Даже во время восстания, подготовленного кланом Цзи, их шпионы и агенты только сеяли хаос в трёх великих даосских сообществах.
Что до Мэн Хао, технически он являлся учеником мира Бога Девяти Морей, однако практики сообщества не приняли его и считали чужаком. Действовал он крайне жестоко и атаковал с явным намерением убить, а потом коротким взмахом рукава избавился от облака кровавых брызг. Эта цепочка событий ввела в ступор всех практиков мира Бога Девяти Морей.
Когда он повернулся на голос и заговорил, все ученики: люди и демонические практики — услышали в его тоне властность и надменность. Его ответ звучал так, словно ему не было дела до всех законов и принципов, даже тех, что были установлены Небесами. Всё это произвело на них глубокое впечатление.
Вдалеке послышался чей-то яростный рёв. Мэн Хао холодно наблюдал за идущим к нему по воздуху стариком в чёрном халате. В его походке ощущалась едва сдерживаемая ярость, культивация бурлила. Невероятно, но позади него угадывались очертания огромной иллюзии: полностью чёрного морского дракона, на лапах которого поблёскивали острые когти. Его длинные усы трепетали на ветру. При виде Мэн Хао существо одарило его особо свирепым взглядом. Поднялся могучий ветер, создавший возмущение во всей энергии Неба и Земли в этом месте. Что до старика, на первый взгляд он выглядел как обычный практик, только у него на лбу имелась чёрная рыбья чешуйка. Вдобавок из его головы торчали два чёрных витых рога. Исходящее от них пульсирующее свечение говорило о невероятной силе их хозяина.
— Подлый плут! Как смеешь ты вести себя столь нахально в мире Бога Девяти Морей! — прогремел его древний голос.
После этих слов на Мэн Хао навалилось могучее давление. Вокруг старика кружились лампы души, пять из которых были потушены.
— Это старейшина Хай Шэн!
— Приветствуем вас, старейшина Хай Шэн!
Появление старика сразу воодушевило демонических практиков. Тот проигнорировал их приветствия, всё его внимание было сосредоточено на Мэн Хао. От него буквально сочилось жгучей ненавистью и жаждой убийства, словно он не мог находиться с Мэн Хао под одним небом. Надвигаясь на Мэн Хао, он даже не посмотрел в сторону демонических практиков и выставил руку с растопыренными пальцами, словно это были когти хищной птицы. Морской дракон позади с рёвом изящно обогнул хозяина и ударил в Мэн Хао своими когтями. Этой атакой он явно намеревался разорвать его на части. В когтях скрывался естественный закон, похоже, часть их силы была заимствована из самого Девятого Моря. Удар превратился в запечатывающую метку, из-за которой всё вокруг задрожало. На морском дне началось землетрясение, а потом поднялась мощнейшая рябь.
Несмотря на холодный блеск глаз, Мэн Хао знал, что он находится в страшной опасности. К всеобщему удивлению, он перекинулся в золотую птицу Пэн и с пронзительным криком полетел к морскому дракону. В следующий миг птица и дракон с грохотом столкнулись в воздухе. После этого из клюва золотой птицы брызнула кровь. Ей пришлось повысить свою скорость, чтобы увернуться от первого удара когтей морского дракона. Стоило птице отступить, как дракон резко крутанулся на месте, разорвав пространство своим хвостом. Если удар хвоста придётся в цель, то Мэн Хао не спасёт даже истинное бессмертное тело. Если ему удастся выжить, то такой удар всё равно тяжело его ранит. Всё-таки ему противостоял эксперт царства Древности с пятью потушенными лампами.
Всё это произошло практически мгновенно. Хвост, сияя силой, мчался в направлении Мэн Хао. Тот мрачно трансформировался обратно в человека и взмахнул рукой. Воздух тут же заполнило жужжание 500 чёрных жуков. По его приказу они быстро построились перед ним в щит. Когда хвост с грохотом ударил по жукам, их формация дрогнула и распалась на пятьсот частей. Несмотря на чудовищную силу удара, жукам удалось разделить её между собой, поэтому ни одно насекомое не погибло. При поддержке чёрных жуков Мэн Хао отступил примерно на три тысячи метров. Видя, что иллюзорный морской дракон собирается ещё раз атаковать, он приказал жукам окружить его.
Скорость их поединка ошеломила всех учеников мира Бога Девяти Морей. Им с трудом верилось, что Мэн Хао с культивацией царства Бессмертия мог противостоять старейшине царства Древности.
Старик в чёрном халате нахмурился и двинулся вперёд. Его жажда убийства стала ещё сильнее. Мэн Хао втянул полную грудь воздуха и искоса посмотрел на старика. Его культивация царства Древности была не совсем обычной. К сожалению, они всё ещё находились на дне моря, будь они на поверхности, то он был бы куда сильнее.
Мэн Хао подозревал, что с поглощёнными фруктами нирваны его силы царства Бессмертия оказалось бы достаточно, чтобы дать отпор. Однако... только в том случае, если Девятое Море не будет подавлять его культивацию.
Ощутив на себе усилившееся давление старика, его глаза блеснули, а с губы изогнулись в холодной усмешке. Вместо того чтобы отступить, он сделал шаг вперёд и громогласно заговорил:
— Это я-то нахал?! Моё имя Мэн Хао, ученик конклава мира Бога Девяти Морей! Не успел я вернуться в моё сообщество, как на меня без предупреждения напали. И ты, старейшина, даже не попытавшись разобраться, кто был прав, а кто виноват, атаковал меня с намерением убить. И после этого я здесь нахал?! Убитый мной человек — вот кто настоящий нахал! Он хотел убить члена клана Фан и ученика всех трёх великих даосских сообществ! Готов спорить, это был шпион клана Цзи! До меня доходили слухи об устроенных их агентами волнениях в трёх великих даосских сообществах. Должно быть, этот человек был сторонником клана Цзи! Он не только атаковал меня без объяснения причин, но и позвал на помощь своих друзей-предателей! Моё убийство подарит ему благосклонность клана Цзи! Моё убийство камня на камне не оставит от репутации даосских сообществ! Готов спорить, ему поручили устранить меня!
Слова Мэн Хао были остры, как идеально наточенные клинки. С каждой фразой он делал шаг вперёд. Пусть и приукрашенные, его доводы недвусмысленно говорили обо всей серьёзности ситуации.
Демонические практики взбешённо закричали:
— Ты!!!
— Бесстыдник! Клевета!
— Он не был шпионом клана Цзи и уж тем более пособником в мятеже!
Их жажда убийства стала ещё сильнее, словно им не терпелось наброситься на Мэн Хао и загрызть его. Самые вспыльчивые в ярости стиснули кулаки и пошли в его сторону. Что до простых практиков, они не знали, что делать. Многие из них уже оповестили через нефритовые таблички старейшин секты. Их конфликт привлёк внимание учеников из других областей сообщества.
Выражение лица Мэн Хао не изменилось, однако глубоко внутри он холодно рассмеялся. Он ещё никогда не терпел поражение в состязании ораторского мастерства: ни в секте Пурпурной Судьбы, ни на планете Южные Небеса, ни в клане Фан. Невозможно сосчитать, сколько людей хотя бы раз называли его острым на язык.
— Если он не из клана Цзи, тогда почему напал на меня сразу, как только увидел?! — возразил он, мрачно окинув взглядом разъярённых демонических практиков. После чего он повернулся к старику в чёрном халате и невозмутимо сказал: — И теперь к вам ещё присоединился старейшина! Классический случай, когда сильный обижает слабого. Старейшина Хай Шэн, может быть, ты хочешь открыть свой собственный филиал пыточной прямо здесь?! Хочешь использовать свою превосходящую силу царства Древности, чтобы убить меня? Думаю, всё дело...
Глаза демонических практиков покраснели. Прежде чем Мэн Хао успел закончить мысль, старейшина Хай Шэн холодно хмыкнул. Выглядел он при этом очень мрачно. Мэн Хао специально говорил очень громко, чтобы его голос слышали как можно больше людей. Старейшина Хай Шэн хотел атаковать его, но не хотел действовать слишком открыто. Поэтому ему ничего не оставалось, как кипеть от ярости, сетуя на то, что Мэн Хао удалось отбить две его атаки. Когда он заговорил, его громоподобный голос обрушился на всех собравшихся мощным давлением:
— Не имеет значения, что произошло. В нашем сообществе убийства недопустимы. Арестуйте его и доставьте в суд для вынесения наказания!
Видя растущую толпу, старейшина Хай Шэн больше не мог в открытую атаковать Мэн Хао. В такой ситуации убить его не представлялось возможным. Но мысленно он с холодной усмешкой подумал: "Может, я и не смог убить тебя сегодня, но унизить тебя не составит проблем! Твоя репутация среди учеников трёх великих даосских сообществ будет втоптана в грязь! К тому же это покажет всем остальным группировкам мира Бога Девяти Морей, что ты непримиримый враг нашей орды демонических практиков! Демонические практики станут лишь первой ласточкой, уже совсем скоро всё больше и больше людей перестанут сдерживать свою ненависть к тебе, а значит, твои проблемы и враги в мире Бога Девяти Морей будут множиться как грибы после дождя! Несмотря на одобрение главных старейшин и патриархов, они не являются твоими защитниками дао. Рано или поздно наступит день... когда тебя здесь убьют! Только так мы сможем развеять эту кровавую вражду! Только так демонические практики мира Бога Девяти Морей смогут ослабить вонь от твоей мерзкой ауры! А если захочешь узнать причину... что ж, не мои проблемы! Я не собираюсь тебе ничего объяснять!"
Мрачный как туча старейшина Хай Шэн смотрел на Мэн Хао своими налитыми кровью глазами. Сердце Мэн Хао пропустило удар: он всё ещё не мог понять причин происходящего. Что именно послужило причиной такой глубокой ненависти между ним и демоническими практиками?
"Может, дело в бессмертно-духовных камнях? Или в моём статусе заклинателя демонов лиги? Или, быть может, моё появление было воспринято как угроза какой-то местной группировкой? Старым врагом клана Фан?"
У Мэн Хао разболелась голова. С какой бы стороны он ни подходил к проблеме, ему так и не удалось найти ответ. После приказа старейшины Хай Шэна семь-восемь недобро настроенных учеников полетели к Мэн Хао.
Глаза Мэн Хао холодно сверкнули. Он уже убил одного человека, поэтому не видел особого смысла останавливаться. Хотя... перспектива получить несколько новых долговых расписок показалась ему ещё заманчивее!
"Раз они не собираются ничего объяснять, — подумал он, — тогда я просто сделаю их своими должниками, причём их долг будет настолько большим, что они и за всю жизнь не расплатятся! Да и не верится, что эти беспорядки не заметили старые хрычи мира Бога Девяти Морей. Уж кто, а они должны быть в курсе таких вещей!"
Вся эта ситуация с алчущими его крови демоническими практиками уже начала раздражать Мэн Хао.
— Не волнуйтесь, если будете делать всё, как я скажу, обещаю не убивать вас! — холодно процедил он. Взмахом руки он обрушил вниз десятки тысяч гор.

Глава 1039: У меня есть доказательства

Из этих восьми демонических практиков было три женщины невероятной красоты. Похоже, это было отличительной чертой всех демонических практиков женского пола. Даже кровожадный блеск глаз не мог затмить их ослепительной красоты. Некоторые части их тел явно принадлежали морским существам, но это не только не умоляло их привлекательности, а, наоборот, подчёркивало её. Демонические практики мужского пола тоже были весьма хороши собой.
При виде надвигающихся практиков глаза Мэн Хао заблестели, и он использовал заклинание Поглощения Гор, обрушив на них созданные горные цепи. Восемь практиков были готовы к чему-то подобному. Пока горы рокотали, они выполнили магические пассы и засияли бессмертным ци. Каждый из них находился на царстве Бессмертия, правда, никто из них не являлся истинным бессмертным. Все были лжебессмертными. Против опускающихся гор они выставили свои божественные способности, а также идолов дхармы.
Загрохотали взрывы. Все демонические практики находились на пике царства Бессмертия. С холодными смешками они начали разрушать воплощения заклинания Поглощения Гор. Следом они построились в магическую формацию, что позволило им усилить свои божественные способности. В следующий миг горные цепи заклинания Поглощения Гор рассыпались на части. Восемь практиков полетели дальше под предводительством красивой женщины. Она выглядела как обычный практик без единой чешуйки на коже. Вот только она стояла внутри раковины, по размерам превышающей человеческий рост. Она летела с невероятной скоростью, не сводя с Мэн Хао глаз. В её руке блеснула невероятно красивая жемчужина, которая по её команде ярко засияла.
— Замёрзни! — произнесла она.
От её чарующего и мелодичного голоса резко похолодало. В сиянии жемчужины скрывалась загадочная сила, грозящая пригвоздить Мэн Хао к месту. Со странным блеском в глазах он поднял руку над головой и произнёс:
— Рескрипт Кармы!
Над его рукой возникли два цвета: чёрный и белый, которые трансформировались в нити. Одновременно с этим над его головой появились нити Кармы. В эту же секунду Мэн Хао сделал шаг вперёд и возник прямо перед женщиной в раковине. Она успела только поменяться в лице, как рука Мэн Хао уже потянулась к её лбу. Шестое чувство женщины забило тревогу, поэтому она без промедления приказала раковине закрыться. На что Мэн Хао лишь холодно хмыкнул. Этого оказалось достаточно, чтобы дестабилизировать её культивацию и остановить закрытие раковины. Воспользовавшись этой заминкой, Мэн Хао молниеносно прикоснулся указательным пальцем ко лбу своей противницы. Этого мимолётного касания хватило, чтобы связать её узами Кармы. Круговым движением пальцев он завязал узел из нитей Кармы, которые не мог видеть ни один посторонний человек. Благодаря магии узел превратился из сияющего скопления света на его ладони в долговую расписку. Женщина практик задрожала, у неё было ощущение, будто у неё что-то похитили против её воли. Она попыталась в страхе сбежать, но Мэн Хао коротким взмахом рукава сорвал её с места мощным порывом ветра, после чего запечатал и затолкал в бездонную сумку.
"Сработало! — обрадовался он, немного отступив, чтобы проверить пойманного демонического практика. Маслянистый блеск в его глазах стал ещё явственней. — Демонические практики хороши! Я могу продать их в качестве питомцев или даже ездовых животных. Продать можно всё что угодно, покупатель всегда найдётся! Всё их тело — это одно большое сокровище. Я могу отрезать от них кусок и переплавить в целебные пилюли ци и крови. А в гигантской раковине скрыто ещё и демоническое сердце! Превосходно. Просто превосходно! Эти рыбьи хари куда лучше, тех морских зверюшек из моря Млечного Пути".
Мэн Хао справедливо посчитал: раз демонические практики считают его врагов, значит, они для него будут просто рыбьими харями. Как вдруг ему захотелось в сердцах ударить себя по лбу.
"Проклятье, не надо было убивать того парня!"
Прямо во время всех этих размышлений он переместился к другому демоническому практику. Этот из-за выступающего горба чем-то напоминал верблюда. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это был никакой не горб, а черепаший панцирь. Удивительно, но этот демонический практик начал свой путь культивации, ещё будучи черепахой!
— Ух, больше всего я ненавижу дурацких черепах! — проворчал Мэн Хао.
При виде тянущейся к его лбу руки, у его жертвы побелело лицо. С рокотом Рескрипт Кармы связал их нитями судьбы. Демонический практик попытался сбежать, но Мэн Хао ловко схватил его огромной рукой магии Срывания Звёзд и запечатал, после чего убрал в бездонную сумку. Он двигался с умопомрачительной скоростью, довольно быстро захватив в плен ещё четырёх демонических практиков. Наблюдавшие за этим ученики поражённо разинули рот.
— Что он делает?
— О, я, кажется, вспомнил. У Мэн Хао есть странное хобби заставлять всех писать ему долговые расписки. Специально для этого он даже создал божественную способность, чтобы насильно связывать людей Кармой!
— Он захватил младшего брата Цзиня и младшую сестру Шуй.
Демонические практики при виде творящихся бесчинств были готовы рвать и метать. С яростными воплями несколько дюжин из них бросилось на Мэн Хао. Похоже, своими действиями Мэн Хао разозлил всех демонических практиков сообщества. Не успела первая дюжина сорваться с места, как за ними последовали сотни их не менее разъярённых товарищей.
В глазах старейшины Хай Шэня полыхало пламя всепоглощающей ярости. Он уже хотел вмешаться, как вдруг опустил руку и остался на месте. Даже без его помощи Мэн Хао противостояли сотни демонических практиков. Хоть они все и являлись лжебессмертными, с таким количеством их одновременная атака могла заставить отступить даже практика царства Древности.
Энергия клокотала, полыхали магические техники, округа тонула в жажде убийства. Мэн Хао, может, и был могущественным экспертом, но от такого количество противников даже ему стало не по себе. Мэн Хао схватил пятого демонического практика и отлетел назад. Тот выл и вырывался, однако на него быстро легла печать, и он отправился в сумку. Место, где он только что стоял, разорвало мощным взрывом. Взрывная волна ещё не успела улечься, а свора разъярённых демонических практиков вновь бросилась в атаку на Мэн Хао.
"Будь они прокляты, эти старые хрычи из мира Бога Девяти Морей! — ругнулся Мэн Хао. — Почему они медлят?!"
Он продолжал отступать под натиском сотен обезумевших демонических практиков, ни капли не сомневаясь, что старые ублюдки с интересом наблюдают за всем со стороны.
"Я убил одного из них, но они так и не появились... — подумал он и холодно хмыкнул. — Что ж, я был прав. Если что-то случится, старые хрычи возьмут на себя ответственность. Раз так... я заставлю их вылезти из своей берлоги!"
На его руке возник Треножник Молний. Объединённая атака такого количества людей, конечно же, пугала, однако Мэн Хао ни капли не боялся сражаться против такого численного перевеса. Более того, при определённой осторожности такой тип сражений идеально подходил его стилю ведения боя.
Исчезнув в электрической вспышке, Мэн Хао возник в самой гуще демонических практиков. Треножник поменял его местами с одним из них. Как только он полностью материализовался, то сразу же выбросил руку вперёд, пока ещё никто не понял, что произошло. Демонический практик, наполовину покрытый чешуёй, был связан нитями Кармой и схвачен.
Следом его противникам в глаза опять ударила вспышка. Мэн Хао вновь исчез и возник уже в другом месте, чем вызвал раздосадованный вой демонических практиков. Словно угорь, он был слишком скользким, чтобы хоть кому-то удалось его поймать. Сколько бы демонические практики не атаковали, у них не получалось удержать Мэн Хао на месте. Разумеется, из такого хаотичного поединка Мэн Хао не мог выйти без единой царапины. Из уголков его губ тонкой струйкой стекала кровь, и всё же его глаза сияли как никогда ярко. Чаще всего ему хватало одной вспышки света, чтобы поймать себе нового демонического практика.
Десять, пятнадцать, двадцать... Довольно скоро счёт пленников Мэн Хао вырос до тридцати демонических практиков. Наконец чьё-то терпение лопнуло. В самом сердце мира Бога Девяти Морей кто-то холодно хмыкнул. Следом поднялось настолько противоестественное давление, что оно даже изменило естественный закон и заставило Девятое Море с шумом забурлить. От этого звука Мэн Хао скривился. В воздухе материализовался огромный палец, который начал опускаться на Мэн Хао. Его сопровождала клокочущая аура эссенции.
"Царства Дао!" — ошеломлённо понял Мэн Хао.
Против такой жуткой силы ему было нечего противопоставить. Но не успел палец материализоваться, как кто-то сухо покашлял. Наконец ещё один реликт мира Бога Девяти Морей больше не мог сидеть сложа руки. Сухой кашель принял форму страшного давления, которое не позволило демоническим практикам дальше атаковать. Прямо в воздухе возник старик. Один шаг, и он уже стоял перед огромным пальцем, опускающимся на Мэн Хао. Взмахнув рукой, он коснулся кончика пальца. С рокотом палец задрожал, а потом рассеялся. Старик попятился на пару шагов, его лицо было усыпано целой сетью белых и красных линий, словно после этого столкновения его ци и кровь погрузились в хаос.
— Старший брат У, разве в этом есть необходимость? — спросил старик.
Мэн Хао сразу же признал в нём Лин Юньцзы! Но он был не один. Вслед за ним появились ещё семь-восемь учеников мира Бога Девяти Морей, включая Фань Дун’эр. Она одарила его презрительным взглядом, удержавшись, чтобы не показать, насколько она была рада обрушившемуся на его голову несчастью. С появлением Лин Юньцзы все ученики мира Бога Девяти Морей сложили ладони и низко поклонились. Даже старейшина Хай Шэн склонил голову.
В этот момент прогремел другой голос:
— Он убил члена моей орды демонических практиков!
— Первым атаковал не Мэн Хао, — медленно возразил Лин Юньцзы, — более того, он даже дважды уклонился от атаки. Любой член сообщества, посмевший атаковать ученика конклава, совершает тем самым страшное преступление, которое не будет снято, даже если бы он выжил после контратаки. Его в любом случае изгнали бы из сообщества.
— Среди моих демонических практиков я не видел ни одного нападавшего, — отозвался холодный и древний голос. — Я видел только, как этот малец убивал моих людей. Вдобавок он взял в плен 33 ученика моей орды демонических практиков. Почему он их не освободил?!
Мэн Хао не стал дожидаться ответа Лин Юньцзы. Он совершенно не боялся устроить здесь сцену. Всё-таки он являлся не только учеником трёх великих даосских сообществ, но и кронпринцем клана Фан. Если мир Бога Девяти Морей допустит, чтобы с ним что-то случилось, это станет началом серьёзного конфликта на Девятой Горе и Море. Преисполненный уверенностью и мужеством, он во вспышке света возник рядом с Лин Юньцзы и закричал:
— Эти тридцать три рыбьи хари должны мне денег! Целую кучу духовных камней! Не имея такой суммы денег, они продали себя ко мне в рабство в уплату долга! У меня есть доказательства!!!
Театрально взмахнув рукой, он раскрыл ладонь, на которой возникла стопка долговых расписок, созданных с помощью Рескрипта Кармы.

Глава 1040: Не провоцируйте меня

От слов Мэн Хао Лин Юньцзы слегка опешил. Ученики мира Бога Девяти Морей позади него во все глаза уставились на Мэн Хао. Даже Фань Дун’эр не заметила, как у неё приоткрылся рот. Другие практики вообще бесцеремонно разинули рты. Всё потому, что Мэн Хао произнёс... рыбьи хари. Глаза демонических практиков налились кровью, а их желание убивать взмыло до Небес, превратившись в настоящую бурю ярости прямо в центре мира Бога Девяти Морей.
— Он посмел назвать нас рыбьими харями? Мы просто обязаны его убить! Сейчас же! Я уже не помню, когда последний раз лакомился практиками, но мне жуть как хочется его сожрать!
Похожие крики ярости раздавались со всех сторон. Мэн Хао с непроницаемым выражением лица лишь холодно усмехнулся. Разумеется, всё это он произнёс намеренно. Он не верил, что вежливостью сумеет заставить демонических практиков перестать считать его врагом, заслуживающим смерти. Какой бы ни была причина такого их отношения, эту ненависть, похоже, невозможно было разрешить. Раз он не мог сражаться с ними в открытую, то решил прибегнуть к своему самому разрушительному оружию. Иногда сила слов была куда полезней и опасней, чем сила культивации. К примеру, до сегодняшнего дня не существовало ещё такого смельчака, кто бы посмел назвать демонических практиков "рыбьими харями". Более того, ввиду их истории, корнями уходящей глубоко в историю самого мира Бога Девяти Морей, этот термин никогда не ассоциировался с демоническими практиками. И сегодня Мэн Хао произнёс его во всеуслышание. Немало ситуаций могли полностью изменить одна фраза или всего пара слов. Эту теорию отлично подтверждала реакцию обычных практиков мира Бога Девяти Морей. До этого они считали демонических практиков собратьями по секте, соучениками, но сейчас при взгляде на них в их головах невольно возникала фраза: "Рыбьи хари".
— Ерунда и вздор! — прорычал древний голос.
Жажда убийства неизвестного приняла форму гигантской руки, которая с рокотом начала опускаться на Мэн Хао. Судя по всему, эта рука могла раздавить не только его, но и раскрошить всю землю вокруг. Из-за неё раскололся воздух и пал естественный закон, словно опускалась не огромная рука, а ярость самих Небес.
Лин Юньцзы слегка поменялся в лице, но тут с негромким вздохом в воздухе появилась пожилая женщина. Коротким движением пальца она уничтожила руку, однако её останки соединились вместе в огромное щупальце. Послышалось сдавленное кряхтение, но щупальце не исчезло. Оно обогнуло пожилую женщину и рвануло к Мэн Хао. В этот раз старушка не стала ничего делать, ограничившись словами:
— Младший брат У, довольно. Ты знаешь, насколько Мэн Хао важен. Не заставляй меня выбирать меня между ним и нашей дружбой.
Пока она говорила, прямо из воздуха ударил поток божественного сознания. Даже в отсутствии физического тела, появившаяся аура царства Дао лучилась невероятным давлением. Угрожающая природа этой ауры была очевидна даже самому слабому практику. Она соединилась с аурами старушки и Лин Юньцзы, породив неистовую энергию, которая всколыхнула и заставила закипеть все соседствующие области Девятого Моря.
Вслед за первым потоком божественного сознания откуда-то из глубин мира Бога Девяти Морей появился второй. Это божественное сознание излучало безумие и свирепость, к тому же его переполнял демонический ци. Это явно было порождением демонического практика царства Дао! Однако даже присоединившись к божественному сознанию практика по фамилии У, их объединённая сила уступала старушке и её сотоварищам. Впрочем, на этом всё не закончилось. Не прошло и секунды как с двух разных сторон поднялись ещё две ауры царства Дао. Судя по направлению, откуда прибыли все эти потоки, их можно было разделить на четыре разных фракции.
В патовой ситуацией всех этих четырёх сил, щупальце застыло в нерешительности. Ставшие свидетелями этому ученики мира Бога Девяти Морей выглядели сбитыми с толку. Ни демонические, ни простые практики даже представить не могли, что прямо у них на глазах развернётся нечто столь впечатляющее. Только крошечная горстка учеников наблюдала за противостоянием без особого удивления. Они явно знали о непростых отношениях между различными фракциями мира Бога Девяти Морей.
У Мэн Хао слегка округлились глаза. Изначально он решил просто прощупать почву в мире Бога Девяти Морей, но результат превзошёл все его самые смелые ожидания.
"Не могу поверить, у них семеро экспертов царства Дао! Эти ребята вполне заслуженно носят звание одного из трёх великих даосских сообществ!" — с внутренней дрожью заключил Мэн Хао.
Нетрудно было заметить, что сильнейшей фракцией в мире Бога Девяти Морей являлась фракция старушки. Именно её клика настояла на принятия его в качестве ученика.
После длинной паузы из щупальца раздался древний, полный холода и жажды убийства голос:
— Мы можем забыть об убитом им человеке. Если он освободит всех моих учеников, падёт предо мной ниц и раскается во всех своих преступлениях, тогда мы закроем глаза на сегодняшний инцидент.
Старушка нахмурилась. Она была не против освобождения захваченных в плен демонических практиков, но заставить его преклонить колени и раскаяться во всех преступлениях — это уже было чересчур. Не успела она сформулировать ответ, как вдруг Мэн Хао расхохотался.
— Закроем глаза на сегодняшний инцидент? Только я прибыл в Девятое Море, как на меня устроила охоту целая свора свирепых рыбьих харь. В мире Бога Девяти Морей прямо с порога на меня без предупреждения напало ещё больше рыбьих харь. А одна рыбья харя так вообще попыталась меня убить! Когда я с ней расправился, старая рыбья харя со своей культивацией царства Древности попыталась довершить начатое и прикончить меня! А потом целая армия маленьких рыбьих харь набросилась меня всем скопом! И, наконец, совершенно неожиданно эксперт царства Дао посмел поднять на меня руку! Даже у моего терпения есть границы! Ты думаешь, можно вот просто взять и закрыть глаза на сегодняшний инцидент? Чёрта с два мы закроем на это глаза!
Всю свою тираду Мэн Хао выдал язвительным голосом, в его тоне звучала сталь. От его слов все собравшиеся ученики нахмурились. Многие из них считали Мэн Хао невежественным и заносчивым. Его голос не шёл ни в какое сравнение с могучими голосами экспертов царства Дао. Демонические практики холодно усмехнулись, по их мнению, Мэн Хао переоценивал себя.
— Закрой пасть. Тебе вообще права не давали говорить! — прогрохотал древний голос.
Несмотря на присутствие рядом Лин Юньцзы, от мощи этого голоса у Мэн Хао из глаз, ушей, носа и рта потекла кровь, однако он свирепо оскалился, а потом громко расхохотался.
— Права не давали? Я кронпринц клана Фан и будущий глава клана. У клана Фан есть земной патриарх Фан Шоудао, а также патриарх Яньсюй и патриарх первого поколения! В битве за планету Восточный Триумф они без труда расправились с напавшими экспертами царства Дао. Хочешь, чтобы я пал перед тобой ниц? Это всё равно, что заставить весь клан Фан отдать тебе земной поклон! Даже если я это и сделаю, посмеешь ли ты его принять?!
Его слова прогремели в ушах всех присутствующих подобно небесному грому. Даже так и не появившийся хозяин древнего голоса, который медитировал в уединении, лишился дара речи. Он мог проигнорировать Мэн Хао, но не клан Фан. Особенно после жуткой демонстрации могущества патриарха первого поколения во время битвы за планету Восточный Триумф, которая вынудила отступить даже клан Цзи. Как он мог сравниться с чем-то подобным? От воспоминаний о тех событиях у него до сих пор кровь стыла в жилах.
Упоминание патриарха первого поколения внезапно воскресило в его памяти все легенды о нём. Он был из поколения беспощадных экспертов, ровесник Цзи Тяня. По легендам о великой войне, в которой Лорд Цзи стал Небесами, на счету патриарха первого поколения клана Фан было больше всего смертей, он в буквальном смысл утопил всю Девятую Гору и Море в крови!
— И кстати, — продолжил Мэн Хао, — я не просто ученик мира Бога Девяти Морей. Я являюсь учеником конклава монастыря Древнего Святого и грота Высочайшей Песни Меча! Ты спросил у этих сообществ разрешения выносить мне наказание?! Ты хочешь, чтобы я, их ученик конклава, отдал тебе земной поклон? Это всё равно, что потребовать опуститься перед тобой на колени весь монастырь Древнего Святого и грот Высочайшей Песни Меча! Что ж, позволь ещё раз спросить: если я отдам тебе земной поклон, посмеешь ли ты его принять?
Пока Мэн Хао всё это говорил, Лин Юньцзы молча стоял рядом, а вот старушка едва заметно улыбалась. Изначально она планировала вмешаться, но сейчас поняла, что в этом нет нужды. С искорками веселья в глазах она наблюдала за Мэн Хао. Что до эксперта царства Дао из орды демонических практиков, он начал колебаться.
— Ты действительно считаешь свою орду рыбьих харь единственной фракцией во всех трёх великих даосских сообществах? Всё ещё думаешь, что у меня нет права говорить за себя? Позволь спросить, у кого оно есть? Если ты сейчас же не дашь удовлетворительного объяснения, думаешь, клан Фан, монастырь Древнего Святого, грот Высочайшей Песни Меча и эти уважаемые патриархи мира Бога Девяти Морей не смогут стереть с лица земли твою жалкую орду рыбьих харь?
Мэн Хао говорил всё громче, а его тон становился всё язвительней. В рядах простых учеников послышался коллективный вздох, а вот демонические практики побледнели. Сейчас Мэн Хао находился в центре внимания всего мира Бога Девяти Морей. С гордо задранным подбородком он буквально источал властность, которую мог увидеть любой практик.
— А знаешь, мне даже не нужно звать на помощь всех этих людей. Если ещё раз скажешь "пасть ниц", у меня может случайно дрогнуть рука, и я случайно переломлю эту нефритовую табличку, которая призовёт по твою душу патриарха первого поколения клана Фан!
С этими словами Мэн Хао торжественно поднял над головой нефритовую табличку. Его заявление тут же посеяло панику. В лице поменялся не только Лин Юньцзы и старушка, но и оба патриарха царства Дао из орды демонических практиков. Не сдержали изумления и двое практиков царства Дао, принадлежащих к другим фракциям. В данный момент слова были самым страшным оружием в руках Мэн Хао.
— Небось думаете, что я блефую? Ну что ж, зарубите себе на носу: мой патриарх первого поколения лично вручил мне эту нефритовую табличку с обещанием в любое время прийти ко мне на помощь. Всё потому, что я единственный наследник заклинания Одна Мысль Звёздная Трансформация! К тому же я единственный человек во всём клане Фан, кому удалось переплавить все три святые целебные пилюли патриарха первого поколения! Вдобавок я совершил нечто, чего никому ещё не удавалось: подтвердил собственное Дао и открыл максимально возможное количество меридианов, все 123! О, и не стоит забывать... что я ещё состою в Эшелоне!
Перечисляя свои заслуги, Мэн Хао чеканил каждое слово. Ответом на это сначала была гробовая тишина, а потом в рядах практиков поднялся настоящий переполох. За многие годы существования мира Бога Девяти Морей Мэн Хао стал первым человеком, кто прилюдно распёк эксперта царства Дао. К тому же от его язвительной тирады многим стало слегка не по себе.
Как и во время убийства демонического практика, так и сейчас во время своей длинной речи Мэн Хао решил не ограничиваться полумерами. Он хотел твёрдо обозначить своё положение среди многочисленных фракций мира Бога Девяти Морей с их непростыми взаимоотношениями. В запугивании простых учеников не было никакого смысла, ему надо было внушить страх в сердца экспертов царства Дао. Ему незачем было скрывать какую-то информацию, всемогущие патриархи могли легко навести справки и подтвердить подлинность его слов. С другой стороны, Мэн Хао хотел занять господствующую позицию в мире Бога Девяти Морей, поскольку не планировал здесь надолго задерживаться. Поэтому чем сильнее он запугает все местные группировки, тем легче пройдёт его визит в это сообщество. Вместо того чтобы позволить согнуть себя в бараний рог, он выхватил меч из ножен и ощерился шипами. В действительности не имело значения, поверят ли ему люди или нет. Главное было показать его значимость для клана Фан, монастыря Древнего Святого и грота Высочайшей Песни Меча. Этого было достаточно.
С началом шума и гвалта в рядах простых практиков щупальце в воздухе внезапно исчезло. Напоследок неизвестный холодно хмыкнул, но не стал ничего говорить. Две ауры царства Дао из орды демонических практиков растворились в воздухе. Две всемогущие ауры царства Дао из других фракций внимательно посмотрели на Мэн Хао, а потом медленно растаяли.
Как Мэн Хао и предполагал, правдивость сказанного была неважна. Главное, что его тирада позволила всем понять, какие могущественные силы Девятой Горы и Моря стоят у него за спиной, и донесла до них самый важный посыл:
"Не провоцируйте меня!"
Заметка от бакайоши: На этих выходных 5 и 6 мая у меня не будет доступа к пк, поэтому релизов не будет. Прошу прощение, надеюсь на ваше понимание.

Глава 1041: Происхождение

"Не провоцируйте меня!"
Мэн Хао не произнёс это вслух, но в свою тираду он вложил для своих врагов недвусмысленное послание: "Не провоцируй меня, если не готовы к последствиям! Сегодня я убил одного демонического практика и взял в плен ещё тридцать три. Что ж, если завтра вы вздумаете бросить мне вызов, вас постигнет та же участь. А если вы будете и дальше давить, то я могу вспылить и устроить настоящую сцену".
Потоки божественного сознания царства Дао исчезли. В первый же день имя Мэн Хао зазвучало во всех уголках мира Бога Девяти Морей. Эта история произвела глубокое впечатление на всех учеников. Фань Дун’эр серьёзно посмотрела на Мэн Хао, но ничего не сказала. Её радость от несчастья её недруга как ветром сдуло. Теперь страх в её душе укоренился ещё сильнее. Ненависть демонических практиков никуда не делась, но Мэн Хао чётко установил своё положение в секте. Он всё ещё не знал причину их ненависть, но с установленным в сообществе положением это не имело значения. Ни один демонический практик не посмеет и пальцем его тронуть. Никто на царстве Бессмертия не обладал достаточной силой, практики царства Древности были раскритикованы в пух и прах, а эксперты царства Дао были им запуганы. Невероятное откровение обо всех его покровителях вызывало у них не только страх и зависть, но и заставило их проклинать его надменную и властную манеру вести себя.
Когда остальные практики начали расходиться, Лин Юньцзы переместил Мэн Хао вместе с собой. Он тряхнул головой, чтобы восстановить зрение, и огляделся. Его перенесло вглубь гор мира Бога Девяти Морей. Они оказались на горе с плотной снежной шапкой на вершине, пробирающий до костей холод свидетельствовал о высокой концентрации энергии Неба и Земли. Несмотря на то, что мир Бога Девяти Морей находился на дне моря, всё сообщество окружал огромный невидимый барьер, не позволяющий воде попасть внутрь. Однако могучее давление Девятого Моря всё ещё присутствовало.
На вершине горы располагался храм, куда Лин Юньцзы и повёл Мэн Хао. Там их встретили два человека, сидящих в позе лотоса. Одной была уже знакомая ему старушка в сером халате. Её лицо покрывала сеть морщинок, а длинные седые волосы каскадом ниспадали по спине. Она буквально источала древность, словно прожила на свете уже много веков. В её глазах скрывалась мудрость, словно она была способна читать сердце любого человека как раскрытую книгу.
Разумеется, все эксперты царства Дао были весьма эксцентричными людьми с богатым опытом и уникальными характерами. Они сразу поняли, что угрозы Мэн Хао на самом деле были лишь перечислением его достижений и всех покровительствующих ему сил. Однако он специально озвучил их всех, дабы держать всех в постоянном напряжении. В конечном итоге не имело значения, поверили ли ему эксперты царства Дао или нет, важно было посеять в их сердцах семена сомнений.
Рядом со старушкой сидел старик в зелёном халате с непроницаемым лицом. Со своего места он оценивающе смерил Мэн Хао взглядом, отметив каждый заслуживающий внимания аспект молодого практика перед ним. Его глаза ярко блеснули, чуть дольше они задержались на лбу Мэн Хао. Под взглядом старика культивация Мэн Хао сама собой начала вращаться, а потом у него на лбу проступила метка Эшелона. Увидев её, он кивнул и отвернулся.
— Мэн Хао, — с доброй улыбкой сказала старушка, — можешь звать меня Цзю-по[1]. Что до сидящего передо мной гуру, ты можешь обращаться к нему мастер Шэнь.
— Моё почтение матриарх Цзю-по и гуру мастер Шэнь.
Мэн Хао тут же взял под уздцы всю свою властность и надменность, кротко поприветствовав патриархов. Он даже застенчиво улыбнулся и сложил ладони в формальном приветствии. Цзю-по нашла его застенчивую улыбку довольно забавной. В её взгляде угадывалась теплота и доброта. Лин Юньцзы рядом одобрительно кивнул. Он проникся симпатией к Мэн Хао ещё во время испытания трёх великих даосских сообществ, особенно ему пришлась по душе его готовность пожертвовать многим ради мира Бога Девяти Морей. То испытание произвело на него глубокое впечатление.
— Это тебе, — со смехом сказала Цзю-по, — считай это подарком в честь твоего вступления в наше сообщество.
Лёгким движением кисти она послала ему бездонную сумку. Мэн Хао заморгал, уставившись на бездонную сумку, а потом послал в неё поток божественного сознания. От увиденного внутри его сердцебиение ускорилось. В бездонной сумке лежали множество рецептов пилюль и нефритовых табличек, огромная коллекция целебных трав, многие из которых считались крайне редкими. Общая ценность содержимого этой сумки была просто астрономической.
— Мы знаем о твоей любви к алхимии, — объяснил Лин Юньцзы с добродушным смехом, — поэтому мы втроём решили подготовить особый подарок к нашей с тобой первой встрече. Многие предметы в этой сумке мы привезли специально для тебя из нашего недавнего путешествия.
Несмотря на прямолинейность его слов, целебные травы показывали, насколько эти трое ценили Мэн Хао.
Мэн Хао ещё раз поклонился и сказал:
— Патриархи, я от всей души благодарю вас за доброту и щедрость.
Не теряя ни секунды, он ловко убрал бездонную сумку за пазуху своего халата, на что трое с улыбкой покачали головой. Даже мастер Шэнь ненадолго снял непроницаемую маску и улыбнулся.
— Сперва, — сказала Цзю-по, — позволь нам извиниться за случай в Девятом Море. Мы не ожидали, что произойдёт нечто подобное. Изначально мы хотели сразу же вмешаться и не допустить эскалации конфликта, но в силу непредвиденных обстоятельств мы временно не могли помочь. Надеюсь, ты понимаешь.
Выражение лица Мэн Хао не изменилось. За столько лет культивации в мире практиков ему довелось пережить немало ситуаций, где стороны обманывали друг друга. К некоторым вещам просто нельзя было относиться слишком серьёзно. Он вполне мог поверить, что она не знала, какую реакцию в орде демонических практиков вызовет его прибытие, однако у Цзю-по и её фракции явно имелись и другие мотивы. Всё-таки её группа возглавляла мир Бога Девяти Морей, неудивительно, что они хотели воспользоваться этим шансом и поставить на место орду демонических практиков. Мэн Хао не мог ей возразить, даже если бы и хотел. Похожая ситуация произошла в клане Фан, там его использовали в похожей манере... в чём не было ничего страшного. Однако такое отношение требовало определённой компенсации. Поэтому, получив бездонную сумку, он быстро подавил все возникшие было негативные чувства к троице. Даже если бы тот инцидент закончился по-другому, ему бы всё равно вручили этот подарок, в этом он не сомневался. Однако внутри наверняка лежала бы всего половина бесценных трав и растений.
При виде кротости и сообразительности Мэн Хао, а также отсутствия у него лишних вопросов относительно инцидента глаза Цзю-по одобрительно заблестели.
— Ты наконец добрался до мира Бога Девяти Морей. Теперь позволь мне вкратце рассказать тебе об истории трёх великих даосских сообществ, — медленно начала старушка. Мэн Хао сразу же навострил уши. — То, что мы тебе расскажем, не должно выйти за пределы этой комнаты. Три великих даосских сообщества существуют очень и очень давно, с самого возникновения Девяти Гор и Морей вплоть до наших дней. Их основали три величайших парагона! Истинные имена этой троицы давно уже стёрты жерновами времени. Однако все называли их: парагон Древний Святой, парагон Девять Печатей и парагон Грёзы Моря! Парагон Древний Святой основал монастырь Древнего Святого, а парагон Грёзы Моря основала мир Бога Девяти Морей и грот Высочайшей Песни Меча. Именно они положили начало трём великим даосским сообществам. Ты уже встречался с парагоном Грёзы Моря, по её воле ты оказался в Эшелоне. Она также последняя из ныне живущих парагонов...
Голос Цзю-по, казалось, доносился из древних времён, медленно поднимая завесу, которая скрывала истинную историю трёх даосских сообществ. Мэн Хао какое-то время молчал. До некоторых вещей он уже додумался сам, но, услышав их из уст Цзю-по, он всё равно был потрясён. Наконец он спросил:
— Три великих даосских сообщества ограничены только Девятой Горой и Морем? А что насчёт парагона Девять Печатей? Что он основал?
— Интересные вопросы, — одобрительно кивнула старуха. — На всех Девяти Горах и Морях существуют три великих даосских сообщества!
От этого откровения у Мэн Хао слегка закружилась голова.
— Они также называются мир Бога Девяти Морей, монастырь Древнего Святого и грот Высочайшей Песни Меча. Существует девять миров Бога Девяти Морей, только объединившись вместе... мы станем истинным миром Бога Девяти Морей! — спокойно объяснила старушка. — Что до парагона Девять Печатей, никто точно не знает, что он основал. За годы было обнаружено немало намёков, породившее огромное количество теорий и слухов...
На этом месте Цзю-по замолчала, словно она сама не верила в то, что сейчас собиралась сказать, настолько это была невероятная теория. За неё закончил бесстрастный старик мастер Шэнь:
— По слухам, — сказал он, — парагон Девять Печатей создал... весь мир Горы и Моря!
Мэн Хао показалось, будто в его голове прогрохотал гром. Эта информация выбила у него почву из-под ног.
— Парагон Девять Печатей создал мир Горы и Моря? — воскликнул он.
— Это всего лишь предположение, — поправил его мастер Шэнь, его древний голос гулким эхом отражался от стен храма. — Не существует способа проверить его подлинность. Однако парагон Девять Печатей являлся лидером трёх великих парагонов, возможно, в эпоху давней великой войны только он обладал достаточным могуществом, чтобы обернуть судьбу космоса вспять и возжечь крохотные благовония в память о мире бессмертных. На основании этой теории мы верим, что даосской магией парагона Девять Печатей являлся трактат Горы и Моря! Тот, кто сможет собрать полный трактат Горы и Моря, станет Лордом мира Горы и Моря! Этот человек поведёт нас на бой с 33 Небесами и вернёт миру бессмертных его былую славу! Мир, в котором мы сейчас живём, раньше звался миром бессмертных, миром Бессмертного Парагона, повелевавшим 3000 нижними мирами!
Мастер Шэнь закрыл глаза, чтобы скрыть проступившую в них печаль. Мэн Хао тяжело дышал. После Поиска Души И Фацзы он выяснил, что ныне от великого мира Бессмертного Парагона остался лишь мир Горы и Моря. Но, услышав историю непосредственно от мастера Шэня, она стала восприниматься им иначе. Внезапно перед его мысленным взором встали образы, полученные в результате Поиска Души.
— Этих знаний пока достаточно, — мягко сказала Цзю-по, — будет лучше, если ты пока не будешь знать о более сложных материях. Миссия трёх великих даосских сообществ — помочь Эшелону расти. Его основала парагон Грёзы Моря. На каждой из Девяти Гор и Морей есть практики Эшелона. Что до Девятой Горы и Моря... у нас было меньше всего представителей. Первым был твой предок, вторым — ты. Твой путь не ограничен Девятой Горой и Морем, тебя ждёт весь мир Горы и Моря. Члены твоего поколения больше тебе не соперники, теперь ими стали члены Эшелона мира Горы и Моря! Битвы Эшелона опасны, часто в них участвует больше двух практиков. Иногда за их спинами стоят целые секты, что в прошлом приводило к войнам между горами! Мы не просим тебя стать сильнейшим членом Эшелона. Мы лишь надеемся... что ты сумеешь сохранить своё место! Если ты и дальше будешь следовать намеченному пути, какую бы цену ни пришлось заплатить трём великим сообществам Девятой Горы и Моря... оно будет того стоить!
Цзю-по с нескрываемым предвкушением посмотрела на Мэн Хао. Ему было очень тяжело сохранять спокойствие. Хоть он и догадался о многих вещах, о которых ему сегодня рассказали, его сердце всё равно раз за разом накрывали волны непередаваемого шока.
[1] Цзю-по можно перевести как "девятая бабушка". — Прим. пер.

Глава 1042: Испытание в мире Сущности Ветра

В храме не было ни намёка на ветер, но сейчас Мэн Хао чувствовал себя так, будто в его сердце завыл ветер, поднимая в нём волны изумления. У него звенело в голове, да и чувствовал он себя начисто сбитым с толку.
— Никто не знает, какие у парагона Грёзы Моря планы на Эшелон... — сказала Цзю-по. В стенах храма её голос звучал подобно песне ветра. — Однако никто не запрещает нам строить теории. За годы три великих даосских сообщества мира Горы и Моря по крупицам собрали то, что вполне может быть ответом. Это простое объяснение ближе всего похоже на правду. Эшелон... это список потенциальных парагонов. В Эшелон могут попасть только те кандидаты, кто в будущем могут стать парагонами. Он был учреждён с целью воспитания новых парагонов мира Горы и Моря!
Глаза Цзю-по ярко сверкнули, при этом говорила она с мрачной серьёзностью.
— После великой катастрофы в мире Горы и Моря так и не появилось новых парагонов. Даже Кшитигарбха, считающийся сильнейшим практиком в мире, не является парагоном. Может показаться, что в этом нет ничего удивительно, — мягко сказала Цзю-по, — всё-таки стать парагоном это очень и очень непростая задача. Но на самом деле... это противоречит логике. Что до причин, в результате которых сложилась эта ситуация, быть может, о них известно только парагону Грёзы Моря. Так произошли три великих даосских сообщества и Эшелон.
Разум Мэн Хао дрогнул. Закончив говорить, старушка посмотрела на Мэн Хао. Мастер Шэнь молча сидел рядом с ней с закрытыми глазами. Лин Юньцзы тоже молчал, но глубоко в душе он тяжело вздохнул. Посмотрев на Мэн Хао, Цзю-по продолжила:
— Мир Бога Девяти Морей с Девятой Горы и Моря готов приложить все усилия, чтобы помочь тебе войти на царство Древности! Поэтому мы даруем тебе власть во всех областях секты. Мы откроем для тебя двери во все хранилища, где находятся наши даосские заклинания и ресурсы. По мере сил мы постараемся предоставить их всех тебе. Однако всё это второстепенно. Самое главное... мы откроем для тебя мир Сущности Ветра!
Как только Цзю-по упомянула мир Сущности Ветра, Лин Юньцзы поднял голову, а мастер Шэнь медленно открыл глаза. При упоминании мира на храм опустилось сильное давление, похоже, даже сами слова несли с собой невероятную силу.
— Мир Сущности Ветра — это уникальное место для испытания миров Бога Девяти Морей нашего мира Горы и Моря, — продолжила Цзю-по, но уже более приглушённым голосом. — У каждого из трёх великих даосских сообществ есть свои уникальные миры, находящиеся в мире Горы и Моря. Каждый мир Бога Девяти Морей, включая наш, имеет право подать прошение об открытии мира Сущности Ветра. За многие годы мы предлагали открыть его лишь единожды для патриарха первого поколения твоего клана Фан! И теперь после стольких лет мы готовы открыть его во второй раз... для тебя!
— Мир Сущности Ветра? — озадаченно переспросил Мэн Хао.
Он сразу понял, что эти три эксперта царства Дао говорили предельно серьёзно, вот только он никогда не слышал ни о каком мире Сущности Ветра. Название было совершенно незнакомым.
— До великой катастрофы, — с печалью в голосе начала объяснять Цзю-по, — под миром Бессмертного Парагона существовало 3000 нижних миров. С началом катастрофы многие из этих нижних миров восстали. Разразилась война... в результате которой большинство из них были уничтожены. Уцелели только 33 мира.... Мир Сущности Ветра раньше был одним из этих 3000 нижних миров. Будучи одним из восставших миров, он был практически полностью уничтожен в ходе той великой войны. Его останки забрала с собой парагон Грёзы Моря. Сейчас там живут потомки осуждённого тогда народа! Веками их перевоспитывали, дабы вернуть в их общество многие забытые традиции. Теперь они вновь чтят и поклоняются миру бессмертных. Оттого миры Бога Девяти Морей и выбрали это место для проверки своих учеников! Там ты сможешь испытать... всё величие мира бессмертных в расцвете его славы!
В этот момент в глазах мастера Шэнь появился странный блеск. Даже Лин Юньцзы тяжело задышал от одной мысли о славных днях далёкого прошлого.
— Мир Сущности Ветра является главным место для испытаний миров Бога Девяти Морей, потому что после раскола мира его эссенция погрузилась в хаос.  Благодаря этому хаотичному состоянию в этом место, как нигде, практики могут ощутить эссенцию.
В голосе Цзю-по чувствовалась загадочная сила, проникающая в душу Мэн Хао и заставившая его сердце дрожать.
— Эссенция — это дверь в царство Дао, — медленно продолжила она, — поэтому прохождение царства Древности... это процесс постоянного контакта с эссенцией. Особенно в случае с миром Сущности Ветра. Поглощение эссенции мира приведёт к невероятному прорыву в понимании силы эссенции! Что до тебя, ты можешь создать свой дао фрукт с помощью эссенции того мира и непосредственно перейти на царство Древности!
От этих слов у Мэн Хао закружилась голова. Часть из рассказанного он уже знал из воспоминаний И Фацзы, но объяснение Цзю-по помогло ему гораздо лучше понять ситуацию вокруг мира Сущности Ветра. Это был... один из миров прошлого! Хоть его половина и была уничтожена, это всё равно был совершенно иной мир!
Мэн Хао сделал глубокий вдох, в его глазах вспыхнул странный огонёк. Его путь к царству Древности лежал через фрукты нирваны. Узнав о способности эссенции мира создавать дао фрукты, он был уверен, что она очень поможет ему в поглощении его фруктов нирваны.
— Мир Сущности Ветра будет открыт для испытания отсюда, с Девятой Горы и Моря. Однако этот мир принадлежит всем мирам Бога Девяти Морей мира Горы и Моря. Поэтому вместе с тобой туда отправятся ученики из других миров Бога Девяти Морей. Раз они обладают правом открыть мир Сущности Ветра, значит, и они могут послать достойных учеников, тоже находящихся в Эшелоне! Поэтому во время испытания в мире Сущности Ветра ты с большой вероятностью встретишь... других членов Эшелона мира Горы и Моря, — сказав это, глаза старушки ярко заблестели. — Если получится, то попытайся убить людей из Эшелона. Если же нет, тогда постарайся не погибнуть.
Мэн Хао молча посмотрел на Цзю-по, а потом кивнул. Он уже понял, что Эшелон напоминал банку со скорпионами, которые становились сильнее, убивая друг друга. В Эшелоне, только пережив множество смертельно опасных ситуаций, человек мог стать по-настоящему сильным. Сейчас миру Горы и Моря была нужна бескомпромиссная сила. Ему был нужен... истинный парагон!
"Возможно, на самом деле ему не нужен парагон, — задумался Мэн Хао. — Всё-таки три великих парагона прошлого сумели сберечь только крошечную часть мира бессмертных, чем и предотвратили его полное уничтожение. Быть может... для разрешения всех накопившихся проблем миру нужен... кто-то сильнее парагона!"
Мэн Хао тяжело вздохнул. Перед его мысленным взором внезапно возникло видение. Девять солнц, тянущие за собой огромную статую; девять бабочек, тянущие огромный гроб.
— Мы уже начали подготовку к открытию мира Сущности Ветра, — спокойно сказала Цзю-по, — однако на всё уйдёт примерно три месяца. Это время ты будешь готовиться к предстоящим сражениям... Давление, испускаемое Девятым Морем, даёт серьёзную нагрузку на твою культивацию. Тебе нужно привыкнуть к нему как можно скорее. Это поможет тебе не только в будущем, но и в мире Сущности Ветра. После своего уничтожения его эссенция пришла в хаос, поэтому там тебя встретит похожее давление. Только привыкнув к давлению Девятого Моря, ты сможешь комфортно себя чувствовать в мире Сущности Ветра. В противном случае тебе будет очень трудно находиться в том мире. И не забудь про золотые врата-стелы нашего сообщества. Каждое из них символизирует испытание. Надеюсь... ты примешь участие в каждом из них! За эти три месяца ты должен использовать любую возможность, чтобы стать сильнее! Искренне надеюсь увидеть твоё имя на каждой из этих стел. Ты член Эшелона, второй человек, удостоившийся такой чести за всю историю Девятой Горы и Моря!
Цзю-по взмахом руки отправила в полёт бездонную сумку, которая зависла воздухе перед Мэн Хао.
— В этой бездонной сумке лежит обещанная награда за первое место испытания трёх великих даосских сообществ! В сумке много всего интересного... но есть две особенных вещи: древний бессмертный артефакт и кровь парагона! Эта кровь, пожалуй, представляет наибольшую ценность! Перед путешествием в мир Сущности Ветра может воспользоваться ей, чтобы самому убедиться, что такое по-настоящему невероятная сила! Насколько далеко ты сможешь зайти, зависит только от твоей удачи.
Цзю-по с надеждой посмотрела на Мэн Хао. После тяжёлого вздоха он молча взглянул на бездонную сумку. Наконец его глаза ярко засияли, и он протянул руку, чтобы взять парящую в воздухе сумку. Убрав её, он низко поклонился Цзю-по, мастеру Шэнь и Лин Юньцзы. Он не стал давать каких-то обещаний или благодарить их. Сейчас никакие слова не были способны выразить его чувства. Только сложив ладони и поклонившись, он мог показать свою искренность и целеустремлённость.
Глаза Цзю-по засветились одобрением, а мастер Шэнь кивнул. У Лин Юньцзы уже давно сложилось о Мэн Хао хорошее мнение, поэтому его губы тронула улыбка.
— Ступай, — сказала Цзю-по с улыбкой. — В этой бездонной сумки ты найдёшь нефритовую табличку-ключ от твоей пещеры бессмертного. Следующие три месяца там ты сможешь заниматься культивацией. Также там лежит верительная бирка, дарующая тебе право посетить любой уголок секты.
Мэн Хао кивнул, но тут внезапно заговорил мастер Шэнь:
— Когда орда демонических практиков потребовала возвращения захваченных тобой учеников, тебе было достаточно просто их вернуть, и это бы решило проблему. К чему такая непреклонность?
Лицо старика не выражало эмоций, но в глубине его глаз горел загадочный огонёк.
— Если их освобождение снизило бы враждебность демонических практиков, тогда я бы, конечно, так и поступил, — объяснил Мэн Хао, — однако этого бы явно не произошло. Возникает вопрос, зачем тогда их возвращать?! Я могу выручить за рыбьи хари немало духовных камней или бессмертных нефритов, ну, или использовать их в качестве инструмента устрашения, — закончил Мэн Хао с улыбкой.
Мастер Шэнь тоже улыбнулся и сказал:
— В пределах секты ты в безопасности. Однако за её пределами тебе следует быть предельно осторожным. В случае опасности без колебаний переломи верительную бирку. Пока ты находишься в радиусе миллиона морских миль от секты, я смогу прийти к тебе на помощь за три вдоха!
С этими словами старик закрыл глаза. После сегодняшнего разговора с Мэн Хао он получил его полное одобрение. Мэн Хао сложил ладони и низко поклонился. Он уже хотел уйти, но тут остановился и спросил:
— Я хотел бы задать вопрос. По какой причине меня атаковали морские твари в Девятом Море. И почему моё появление наделало столько шуму в рядах демонических практиков в мире Бога Девяти Морей?! В чём причина такой их ненависти ко мне? Мне даже показалось, будто их даже не заботила разница в культивации. Словно они настолько ненавидели меня, что не могли жить со мной под одним небом. Почтенные, не могли бы вы объяснить, в чём дело?
Мэн Хао вопросительно посмотрел на троицу. Ему действительно не давал покоя этот вопрос. Эти трое просто не могли не знать ответа. С их статусом в секте, даже если вся эта ситуация стала для них полнейшей неожиданностью, им достаточно было навести справки, чтобы всё выяснить.

Глава 1043: Ответ

На его вопрос Цзю-по и Лин Юньцзы улыбнулись. Мастер Шэнь так и не открыл глаз.
— Знала, что ты не уйдёшь, не спросив об этом, — сказала с улыбкой старушка.
Она не стала отвечать на его вопрос, оставив объяснение на Лин Юньцзы:
— Сперва, — начала он, — даже мы не были в курсе всей этой ситуации. Всё проверив, мы выяснили, что причина кроется в твоей ауре.
— Моей ауре? — удивлённо переспросил Мэн Хао.
Это сразу же позволило ему отмести половину построенных им теорий. Вместо объяснения Лин Юньцзы решил сначала рассказать ему о демонических практиках.
— Демонические практики — это уникальные существа. Они не являются практиками, и в то же время они не демоны. Своим появлением они обязаны своеобразной природе Девятого Моря, по сути, они формы жизни, появившиеся в результате метаморфозы. Они похожи и на практиков, и на демонов, и в то же время нет. Поэтому они зовут себя демоническими практиками! Их можно встретить только в морях мира Горы и Моря. Что до встреченных тобой в Девятом Море морских существ, они не обладают сознанием, поскольку их метаморфоза ещё не завершилась. Но дай им достаточно времени, и каждое из них сможет стать демоническим практиком. Вместе они зовут себя ордой, они те ещё ксенофобы. Несмотря на физические отличия от морских существ, они считают себя частью одной большой орды. Даже морские звери, ещё не обретшие сознание, в их глазах являются частью их семьи. Если ты навредишь одному члену их семьи, все остальные почувствуют это через твою ауру. Более того, многие из них обладают связью через линию крови с другими морскими существами. При таком раскладе нетрудно догадаться, что именно они являются истинными правителями Девятого Моря, а не практики.
Мэн Хао слушал его, разинув рот. Ни одно из его предположений даже близко не подошло к тому, что сейчас ему рассказали. Истина оказалась куда проще, чем всё, что приходило ему в голову. Дело было ни в лиге Заклинателей Демонов, ни в чёрных бессмертно-духовных камнях, ни в какой-то многолетней вражде с кланом Фан, ни в угрозе чьей-то власти. Мэн Хао криво улыбнулся, сообразив, в чём было дело.
— Став демоническими практиками, — продолжил Лин Юньцзы, — в них практически не остаётся различий от простых практиков. Что интересно, во многом они превосходят нас в силе. В их культивации они могут достичь Бессмертия, перейти на царство Древности и ступить на царство Дао. За годы многие демонические практики покинули это место и отправились в другие регионы Девятой Горы и Моря и даже на другие планеты. Осев там, они положили начало многим новым поколениям своего вида. К сожалению, морские звери могут обрести сознание и стать демоническими практиками только в Девятом Море. В других местах это невозможно. Так или иначе, все морские звери в океанах других планет уходят корнями в Девятое Море. Все они собратья по орде, и многие из них даже связаны кровными узами.
При виде кривой усмешки Мэн Хао старик странно на него посмотрел. Он и двое его коллег не ожидали такой реакции.
— Я понял, — со вздохом произнёс Мэн Хао, — все рыбьи хари под небесами — это одна большая семья...
Сказав это, он задумался обо всей несправедливости ситуации. У него не осталось сомнений, что все убитые в море Млечного Пути планеты Южные Небеса морские твари были частью орды местных демонических практиков. Откуда ему было знать, что тот случай приведёт к таким последствиям? Несмотря на то, что убитых им морских тварей отделяло от Девятого Моря огромное расстояние и множество поколений, несмотря на отсутствие у них силы местных демонических практиков, их кровь невозможно было изменить. Если бы он, как обычный практик, убил бы всего несколько морских обитателей, это, скорее всего, не вызвало бы переполоха в Девятом Море и мире Бога Девяти Морей. Демонические практики были похожи на простых практиков. Они бы не стали объявлять ему кровную вражду из-за горстки неразумных членов их орды. Но Мэн Хао убил не горстку, а в один момент вырезал практически всех морских тварей моря Млечного Пути. В глазах демонических практиков это было актом геноцида целой ветви их линии крови. Даже он затруднялся сказать, сколько демонических сердец ему удалось тогда добыть, а посчитать количество убитых морских тварей было и того сложнее. Сколько бы их ни было, этого оказалось достаточно, чтобы заразить его неописуемой аурой. Их реакция на человека с такой аурой, прибывшего в Девятое Море, была вполне объяснимой.
Мэн Хао слегка расстроился. Будь это любая другая причина, и он бы с большой вероятностью нашёл способ исправить ситуацию. Всё-таки он находился в Девятом Море, кровавая вражда с демоническими практиками была ему не нужна. Проблема заключалась в ауре... и способности членов орды чувствовать друг друга. В их глазах у Мэн Хао были руки по локоть в крови, чего никто из них не мог простить.
— Можно ли скрыть ауру? — спросил он.
— К сожалению, такую ауру невозможно скрыть, — со вздохом покачал головой Лин Юньцзы. — Единственное, что ты можешь сделать, это быть осторожным. Постарайся не покидать пределы секты. Никто из нас не мог такого предвидеть. Нам и в голову не могло прийти, что ты окажешься заражён настолько сильной аурой!
Даже Лин Юньцзы слегка упал духом.
— Истинные хозяева Девятого Моря — это демонические практики, — медленно сказала Цзю-по. — Если на секунду забыть о том, что сейчас здесь всё держит под контролем мир Бога Девяти Морей, и проследить всю историю этого региона, то становится понятно, что мы, по сути, являемся захватчиками. Бытует миф, что за способность демонических практиков обретать сознание они должны благодарить парагона Грёзы Моря. Благодаря этому мы веками сосуществовали бок о бок и в конечном итоге научились уживаться вместе. К тому же орда демонических практиков является одной из фракций мира Бога Девяти Морей Девятой Горы и Моря, а также других миров Бога Девяти Морей мира Горы и Моря. Не забивай себе голову этим голову. Будучи частью мира Бога Девяти Морей, орда демонических практиков обязана соблюдать установленные здесь порядки и законы. Нет ничего важнее Эшелона, поэтому можешь рассматривать эту неурядицу как ещё одно испытание.
Мэн Хао со вздохом кивнул и на прощание ещё раз им поклонился. Выйдя из храма, он остановился на вершине горы и вдохнул полную грудь морозного ветра. С такой высоты перед ним раскинулся практически весь мир Бога Девяти Морей.
"Что ж, может, действительно не надо забивать себе этим голову. Раз я не могу решить проблему, нет смысла себя изводить".
Мэн Хао вытащил нефритовую табличку-ключ из бездонной сумки и проверил её божественным сознанием. В его голове тотчас появилась карта сообщества. Довольно быстро он обнаружил пещеру бессмертного, отведённую ему тремя стариками. Она располагалась рядом с центральным регионом между двумя горными цепями.
Убрав нефритовую табличку, он сделал шаг с обрыва и в луче яркого света полетел к своей пещере бессмертного. На пути ему встречались ученики мира Бога Девяти Морей. Обычные практик удивлённо выгибали бровь, явно узнав его, а вот демонические практики с заметным усилием сдерживались, чтобы не наброситься на него, однако они не могли скрыть горящей в их глазах жажды убийства.
Мэн Хао продолжал смотреть исключительно вперёд, постепенно ускоряясь. Спустя час он добрался до места и огляделся. Первое, что он заметил, были две широкие горные цепи, чем-то напоминающие двух огромных драконов. В центре этих гор находился утёс, явно образовавшийся в ходе землетрясения. С края этого утёса вниз с шумом струилась вода, формируя громадный водопад. Вода внизу собиралась в прозрачное голубое озеро, которое скрывала плотная завеса водяной дымки. Это место было буквально пропитано сильной энергией Неба и Земли. В воздухе витал аромат цветов, звучало пение птиц. Словно в небесном саду, здесь росли экзотические травы и цветы, чей благоухающий аромат наполнял эту долину с озером. Со всех сторон её окружали непроходимые скалы. Хоть эта долина и располагалась практически в центре мира Бога Девяти Морей, это было очень уединённое и тихое место. Рядом с озером стоял двухэтажный дом, учитывая близость здания к скале, нетрудно было догадаться, что внутри он был куда больше, чем снаружи. Более того, глубоко в скале наверняка имелись вырезанные в камне комнаты.
Увиденное очень понравилось Мэн Хао. В луче света он пролетел мимо водопада и приземлился рядом с озером. Его появление распугало пьющих из него животных. Качающиеся на ветру цветы наполняли воздух чарующий ароматом. Мерный шум водопада сразу же поднял Мэн Хао настроение.
"Отличное место!" — довольно заключил он, разглядывая окрестности.
Он подошёл к своей новой резиденции и удовлетворённо огляделся.
Удивлённо присвистнув, он выполнил магический пасс и указал на стоящую перед резиденцией каменную колонну. Когда ветер коснулся камня, колонна задрожала, а потом всю территорию вокруг накрыл сияющий барьер. Поскольку он запечатал небо над резиденцией, вода из водопада начала собираться прямо на барьере. Вскоре прямо в воздухе образовался новый пруд. Его дном стал барьер, а стенками окружающие долину скалы. При виде барьера глаза Мэн Хао ярко засияли. Это место идеально подходило для уединённой медитации. Оно было полностью отрезано от внешнего мира и полностью безопасным.
Пока Мэн Хао восхищался своей новой пещерой бессмертного в мире Бога Девяти Морей, в звёздном небе, за пределами мира Горы и Моря, кое-что произошло. Оно располагалось даже дальше 33 Небес, находясь... в другом звёздном небе. Там была видна проекция древней земли, настолько огромной, что она просто не поддавалась описанию. Она парила в пустоте, беспрерывно испуская давление.
В мире этой проекции... находился огромный гроб, а также девять красивейших пёстрых бабочек. Вокруг гроба на коленях стояло целое людское море, благоговейно склонив головы. Перед толпой стояли три девушки совершенно внеземной красоты. Они с надеждой и ностальгией посмотрели на гроб, а потом на землю у себя под ногами.
Перед девушками стоял старик в чёрном халате. На его спине виднелся иллюзорный образ древнего дерева. Держа обе руки высоко над головой, он что-то громко кричал. Его слов нельзя было разобрать, однако они чем-то напоминали какое-то проклятие. Довольно скоро перед ним образовалось облако чёрного тумана. Он клокотал и клубился, источая сильнейшую ауру смерти.
— Я почти... нашёл. Если использовать это ещё раз, я смогу найти!
После длинной паузы старик закашлялся кровью, а его тело заметно исхудало. Дерево позади него зачахло, словно, чтобы сказать эти слова, ему пришлось истратить огромное количество жизненной силы. Не ему одному пришлось заплатить за эти слова. Изо рта каждого человека в людском море брызнула кровь. Девять бабочек задрожали, как вдруг каждая из них лишилась двух из четырёх крыльев.
В другом месте пустоты, где парила эта проекция мира, находилась ещё одна несравненно величественная проекция мира. В её мире можно было увидеть огромную статую мужчины и девять солнц! У подножия статуи стоял молодой человек в белом халате. Если присмотреться, то можно было увидеть... что он был вылитой копией статуи!
Он покачал головой и улыбнулся.
— Матушка была права. Те, кто был перерождён, всегда нетерпеливей тех, кто уже вернулся.

Глава 1044: Первое поглощение крови парагона

Пока в долине между двумя горными цепями над барьером продолжала собираться вода, из резиденции беззвучно вышла фигура. Мэн Хао с самого начала почувствовал присутствие этого юного мальчика. На вид ему нельзя было дать больше семи-восьми лет, он был облачён в алый халат и носил совершенно бесстрастную маску. Оказавшись на улице, он сложил ладони и поклонился Мэн Хао.
— Невероятная марионетка, — подивился Мэн Хао, подойдя к нему поближе, чтобы получше разглядеть.
Складывалось впечатление, будто он был вырезан из огромного куска чистейшего нефрита. Мэн Хао положил руку на плечо мальчику, и в его голове тут же появилась мнемотехника для управления марионеткой.
"Должно быть, это одна из самых лучших пещер бессмертного в мире Бога Девяти Морей, — решил он. — Только к ним могут приставить такую марионетку. Когда мне понадобятся ресурсы для культивации, можно будет просто послать за ними мальчика. К тому же его боевая мощь равняется бессмертному 7 ступени".
Мэн Хао был доволен своим новым жилищем. Ни одна из его пещер бессмертного не шла ни в какое сравнение с этим великолепием. Даже без подпитки из водопада вода в озере оставалась голубой и кристально-прозрачной. К тому же она была пресной, а не морской.
— Как предупредительно с их стороны, — произнёс он.
Взмахом руки он вызволил тридцать три пойманных им демонических практика и отправил в пруд. Прежде чем они успели отреагировать, он запечатал их быстрым магическим пассом. Когда их с негромким хлопком вернуло к своим изначальным формам, они в ярости начали кричать на Мэн Хао.
— Закройте пасть! — прорычал он.
От его громоподобного голоса демонические практики в страхе сжались и умолкли. Сейчас его пленники выглядели как морские твари, однако они всё равно гневно буравили взглядом Мэн Хао. Особенно злобно сверкали глаза существа из приоткрывшейся двустворчатой раковины. Не менее свирепо выглядела огромная морская черепаха. Помимо них в озере оказались заперты большая креветка, краб, морской конёк и другие. Окинув взглядом свой улов, в голову Мэн Хао внезапно закралась довольно жуткая идея.
"Это озеро чем-то напоминает гигантский котёл. Если я нагрею воду..."
Он сглотнул собравшуюся было слюну и быстро отмёл эту идею прочь. Именно в этот момент только успокоившиеся демонические практики внезапно опять потеряли над собой контроль и завыли. Некоторые даже попытались наброситься на Мэн Хао. Холодно хмыкнув, он рубанул рукой вниз и накрыл их мощнейшим давлением. Они не могли спастись из озера, поэтому воздух опять наполнили звуки их грубых проклятий. Не обращая на них внимание, Мэн Хао щелчком пальцев вызвал из своих бессмертных меридианов прядь эссенции Божественного Пламени. Стоило ей приземлиться на озеро, как на поверхности воды тут же появились первые пузыри.
Мэн Хао прочистил горло и немного смущённо сказал:
— Если вы не заткнётесь, то рано или поздно у меня может лопнуть терпение, и я сварю вас себе на обед!
Его угроза вкупе со стремительно нагревающейся водой произвела на демонических практиков отрезвляющий эффект. Теперь они смотрели на Мэн Хао не с ненавистью в глазах... а с ужасом. Они и представить себе не могли, что Мэн Хао посмеет сварить из них суп!
Убедившись, что демонические практики его поняли, Мэн Хао отозвал прядь эссенции Божественного Пламени. Вода в озере начала медленно охлаждаться.
— Так-то лучше, — искренне сказал он, — а теперь внимание! Ведите себя хорошо и слушайте, что вам говорят. Вы все мои должники. Оказавшись неспособными выплатить долг, вы и решили отдать себя на моё попечение. Итак, познакомьтесь с наставником, который научит вас... как подороже продать себя!
С этими словами он хлопнул по своей бездонной сумке, после чего в луче чёрного света оттуда вылетел попугай. Раздавшуюся звонкую трель колокольчика сразу же перекрыл его радостный клёкот.
— Лорд Пятый наконец-то на свободе! Лорд Пятый больше никогда не вернётся в эту бездонную сумку! Этот пьянящий запах свободы! Лорд Пятый сейчас... Э-э-э?
Попугай внезапно осёкся, с удивлением обнаружив в озере группу демонических практиков. Холодец в образе колокольчика так и не начал свою гневную тираду, осознав, что его товарищ почему-то замолк. А потом и он заметил демонических практиков.
— Мы что, будем вместе купаться? — радостно взвизгнул холодец, словно был совершенно не прочь присоединиться.
После нескольких кругов над озером, попугай оценил ситуацию и закричал:
— Болван! Разве ты не видишь, что он делает рыбный суп, дурья ты башка?! Они не купаются! Проклятье! Почему у этих рыбёшек нет шерсти?!
Мэн Хао прочистил горло и обратился к холодцу:
— Все они злодеи. Можешь даже посчитать, целых три злодея. Я поймал их специально для тебя, чтобы ты мог потренировать на них свою технику обращения людей на путь истинный!
Холодец затрясся от возбуждения и начал считать, а потом посмотрел на Мэн Хао так, словно перед ним стоял самый лучший человек на свете. На его памяти ещё ни один хозяин не относился к нему так же хорошо, как Мэн Хао. Тот едва заметно улыбнулся холодцу как доброму другу, а потом угрожающе покосился на попугая.
— Мы можем продать все эти рыбьи хари и неплохо навариться. За каждого из них я найду тебе очень пушистого зверя. Если вы выдрессируете их как следует, вам перепадёт тридцать процентов выручки!
Услышав фразу "очень пушистые звери" попугай восторженно закатил глаза. Он уже представлял себе, что будет делать со своими новыми пушистыми друзьями. Преисполненный энтузиазмом, он сразу же согласился на предложенные условия. С лёгкой руки Мэн Хао холодец с попугаем взяли на себя обязанность мучителей демонических практиков. Мэн Хао не сомневался, что с их уровнем мастерства дрессировка рыбьих харь не вызовет у них особых трудностей.
"Ещё эта чертовка Су Янь, — вспомнил он. — Я подожду ещё пару дней, а потом отдам её в руки попугая с холодцом на перевоспитание. Готов спорить, эти двое быстро её сломают".
Покончив с делами, он вошёл в свою резиденцию. Сам дом был не очень большим, но на втором этаже находилась каменная дверь. За ней лежали три довольно больших комнаты. Обойдя их, Мэн Хао что-то неразборчиво пробубнил себе под нос, а потом с блеском в глазах вызволил из сумки 30 чёрных жуков, по десять в каждую комнату.
Задумчиво разглядывая призрачные глаза на их спинах, он вспомнил слова Су Янь: "Эта чертовка назвала их жуками призрачного глаза... Они едят бессмертно-духовные камни. Интересно, какой призрачный глаз появится, если накормить их до отвала?"
Эта мысль уже некоторое время крутилась у него в голове, поэтому он отбросил последние сомнений и решил попробовать. Расставаться с бессмертно-духовными камнями было очень больно, но он знал, что на пути культивации без жертв нельзя добиться чего-то сколь бы то ни было важного.
Взмахом рукава он отправил тридцать бессмертно-духовных камней в три комнаты. Жуки призрачного глаза тут же набросились на камни и защёлкали челюстями. Он бросил по одному камню на жука, чтобы те не передрались. Всё-таки у него имелось всего 500 чёрных жуков, и ему не хотелось, чтобы они поубивали друг друга.
Довольно быстро жуки призрачного глаза проглотили бессмертно-духовные камни, а потом застыли. Вот только их аура начала медленно усиливаться, а тела — укрепляться, словно они вбирали в себя энергию из проглоченных камней. Поскольку жукам, похоже, требовалось время на поглощение энергии из камней, немного подумав, он решил поручить заботу о них мальчику. Вызвав его, он передал ему горстку бессмертно-духовных камней с инструкцией кормить жуков по необходимости. После этого он вернулся на второй этаж своего нового дома и сел в позу лотоса. Сделав глубокий вдох, он раскрыл ладонь, на которой тут же возникла бездонная сумка. С помощью божественного сознания он обнаружил внутри духовные камни, бессмертные нефриты, а также курильницу для благовоний. На вид она была очень древней, к тому же в её ауре ощущался отпечаток многих веков.
"Должно быть, это бессмертный артефакт, о котором упоминала Цзю-по", — заключил он.
Решив на время отложить её изучение, он принялся искать в сумке самый ценный предмет. Нефритовый фиал размером с мизинец, на дне которого покоилась капля алой жидкости. Это была та самая... кровь парагона! Он достал фиал из сумки и осторожно положил на ладонь. Этот сосуд сразу напомнил ему про испытание трёх великих даосских сообществ и то, как он занял там первое место. Сейчас ему казалось, будто те события произошли очень и очень давно.
"Наконец-то я получил награду. Интересно... какому из парагонов принадлежит эта кровь? Той женщине в белом по имени Грёзы Моря или Древнему Святому? Или же... парагону Девять Печатей?"
Мэн Хао сделал несколько глубоких вдохов, чтобы привести нервы в порядок, после чего без колебаний открыл нефритовый фиал. Вместо того чтобы вылить из него кровь парагона, он послал внутрь сосуда божественное сознание. Стоило ему войти в контакт с кровью, как вдруг поднялся алый туман. В мгновение ока он достиг его через божественное сознание. Мэн Хао слегка опешил, но потом стиснул зубы и застыл совершенно неподвижно.
Поток кровавого тумана проник в него через глаза, уши, нос и рот. В это же время он запечатал нефритовый фиал, чтобы случайно не пролить кровь парагона. Судя по всему, этот кровавый туман был лишь образцом с силой всего в тридцать процентов, но даже этого было достаточно, чтобы его тело затопила безумная и совершенно невероятная сила. На его лице проступили синие сосуды, а самого его затрясло. Кровавый туман превратился в мириады тонких нитей, которые начали проникать в его бессмертные меридианы. Постепенно начала формироваться зыбкая сила дао фрукта. В следующий миг она распалась, а её остаточная энергия разлетелась по всему телу Мэн Хао. Он быстро вытащил фрукт нирваны и приложил ко лбу. В этот момент десятки миллионов прядей внутри него наконец нашли себе достойную цель.
Его аура мощным рывком рванула вверх. Был высвобожден весь его бессмертный ци. Энергия забурлила, когда фрукт нирваны начал соединяться с его кровавыми сосудами и меридианами ци. Если он полностью вберёт его в себя, тогда слияние с фруктом нирваны можно будет считать успешным. А значит, он поднимется со своего места на царстве Бессмертия ещё выше и окажется как никогда близко к тому, чтобы... навсегда остаться на царстве бессмертного императора.

Глава 1045: Потрясён

Секунда за секундой медленно тянулось время. Он уже давно перешёл временной порог слияния с фруктом нирваны. Когда догорела благовонная палочка, он всё ещё сидел на месте, фрукт нирваны по-прежнему находился внутри него. Он открыл глаза и уже собирался открыть фиал, но тут его рука застыла. Сотни тысяч нитей внутри него тускнели и стремительно исчезали. К сожалению, фрукт нирваны не слился с ним полностью и даже не наполовину. В процентном соотношении фрукт нирваны соединился с ним на один процент.
"Даже со всей этой кровью парагона, — подумал он, — в лучшем случае я добьюсь четырёх процентов слияния... Дело не в том, что эта кровь парагона поддельная или недостаточно сильная. Просто эта капля крови слишком разбавлена. Кто знает, сколько раз её разбавляли".
Мэн Хао мысленно вздохнул, прекрасно понимая, что, будь у трёх великих даосских сообществ образцы чистой крови парагона, их явно должно быть очень и очень мало. Никто в здравом уме не стал бы отдавать ему каплю чистой крови. Он и вправду попал в Эшелон, однако, если взглянуть на картину целиком, всегда оставался, пусть и мизерный, шанс, что в будущем появятся новые члены Эшелона. Как бы три великих даосских сообщества не ценили его, они просто не могли подарить ему каплю чистой крови парагона. Ведь даже такая разбавленная кровь считалась ценнейшим сокровищем! Изначально они обещали ему кровь парагона, при этом не уточняя, будет ли эта кровь чистой или разбавленной.
"Если я смогу достать каплю чистой крови, тогда после её поглощения смогу полностью вобрать в себя фрукт нирваны и стать настоящим бессмертным императором!"
В его глазах разгорелось пламя желания, стоило ему подумать о том, как он навсегда сможет получить культивацию, превосходящую парагона царства Бессмертия. Мэн Хао тяжело вздохнул, вот только его глаза всё равно азартно заблестели.
"Разбавленная... неполная... Получается, мне надо просто создать свою собственную каплю чистой крови парагона!"
С мрачной решимостью он медленно вытащил из сумки медное зеркало. Больше всего его пугала потенциальная стоимость новой авантюры. Более того, он даже не был уверен, обладало ли медное зеркало достаточным могуществом, чтобы продублировать кровь парагона. Однако он всё уже твёрдо решил, поэтому положил на медное зеркало фиал с кровью парагона. Сосуд тотчас начал растворяться в зеркальной поверхности, а потом зеркало неожиданно обезумело. Оно яростно завибрировало, а потом вырвалось из рук Мэн Хао и зависло в воздухе.
Из него брызнул яркий свет и поразительная аура. В мгновение ока всю резиденцию затопила эта устрашающая аура, а потом она пролилась наружу. Если распространение ауры не прекратится, она заполнит весь мир Бога Девяти Морей, а потом и Девятое Море. Следом она накроет всю Девятую Гору и Море... и впоследствии весь мир Горы и Моря!
Неподалёку от двухэтажного здания гордо летал попугай, уже предвкушая свою счастливую жизнь после обмена всех рыбьих харь на пушистых зверей. С этой мыслью он внезапно подлетел к демоническим практикам и закричал:
— Слушайте сюда: для Лорда Пятого вы все...
Попугай внезапно осёкся и вздрогнул, словно некая невероятная сила высосала из него всю энергию. К его несказанному удивлению, его тельце начало стремительно усыхать. Попугай потрясённо уставился на резиденцию Мэн Хао, а потом из его клюва вырвался пронзительный и нервный крик. С момента знакомства с Мэн Хао он ещё никогда не кричал так громко. Обычно попугай был довольно спокойным и сдержанным. Он никто не демонстрировал такой яркой реакции, даже при встрече со столь им любимыми лохматыми и пернатыми существами. Попугай так сильно нервничал, словно мог упасть без чувств в любую секунду, словно небо готово было рухнуть, словно весь мир находился на грани уничтожения.
— Он всё ещё жив!!! — сконфужено закричал попугай и на всех парах полетел к двухэтажному дому.
Он летел так быстро, что из его оперения сорвалось несколько перьев. Его трясло от непередаваемого ужаса. На втором этаже дома, где бушевала аура, которой то ли было наплевать на все естественные законы, то ли она просто могла их растоптать, сидел ошарашенный Мэн Хао. От такой жуткой тиранической ауры и её энергии могли быть раздроблены Небеса и звёздное небо.
Внезапно из зеркала послышался чей-то шёпот. Древний, словно доносящийся из давно ушедших времён. Внезапно перед мысленным взором Мэн Хао возникло множество образов. Из них отчётливо он мог видеть только три, остальные были слишком туманны. От увиденного в этих трёх образах у него всё внутри похолодело, а на лице проступило выражение полнейшего неверия.
Первый образ показал Небеса и звёздное небо. Это была картина хаоса. Не было небесных светил, одна лишь пустота. Внезапно появился луч света, летящий с невероятной скоростью. В этом мерцающем луче... находилось медное зеркало! Прямо во время полёта его поверхность засияла, как вдруг неподалёку от него возникло небесное светило. Оно всё летело и летело, создавая небесные тела и светила. В конечном итоге его сияние... заставило появиться звёздное небо, словно оно создавало целые миры! Оно не останавливалось, будто собиралось вечность лететь вперёд. В конце концов оно исчезло, оставив после себя бесчисленное множество областей звёздного неба, которые создавали мириады миров! От увиденного у Мэн Хао голова пошла кругом.
Второй образ показал мириады существ, населивших небесные тела и созданные миры. Они не являлись практиками, а неописуемыми живыми существами. Некоторые выглядели как звери, другие — как жидкость. Одни состояли из газа, другие были сделаны из камня и железа. Бесконечное множество вариаций, и все они участвовали в хаотичном сражении! Все эти существа были намного сильнее Мэн Хао. Они находились на царстве Дао! Мэн Хао с трудом верилось, что когда-то могло существовать такое количество существ царства Дао. Их было слишком много, при этом все сражались друг с другом за один предмет... за то самое медное зеркало!
От их сражения во все стороны поднималась не поддающаяся описанию рябь. Внезапно медное зеркало задрожало, а потом исторгло две жемчужины: белую и чёрную. Обе жемчужины разлетелись в разные стороны. Мэн Хао заметил, что обе жемчужины до этого были вставлены по обеим сторонам зеркала. Эти жемчужины не являлись основными элементами зеркала, а скорее, вспомогательными, присоединённые к медному зеркалу. И всё же от их ауры Мэн Хао стал задыхаться, словно две жемчужины хранили в себе неописуемо великую силу! Но даже с такой немыслимой силой... они всё равно были подчинёнными элементами зеркала, которые лишь дополняли его!
В третьем образе Мэн Хао увидел другой мир. Это был мир мертвецов, пролежавших здесь бесчисленное множество лет. Весь мир напоминал огромное кладбище. В луче света мимо этого мира летело зеркало. Стоило ему показаться, как произошло нечто, отчего у Мэн Хао вся спина промокла от пота. Один за другим... начали подниматься мертвецы. Их кожа вновь натянулась на кости, и в следующее мгновение они воскресли. Их глаза горели безумием и надеждой, словно они веками ждали именно этого момента. Внезапно вверх поднялась костлявая рука, на которой постепенно нарастали кровеносные сосуды и кожа.
У Мэн Хао изо рта брызнула кровь. Похожие ощущения как от этой руки он чувствовал только от одного практика — женщины в белом халате, парагона Грёзы Моря! Вот только исходящая из костлявой руки сила превосходила даже женщину-парагона! Она потянулась к медному зеркалу и в манящем жесте сомкнула пальцы. Всё звёздное небо обрушилось, как будто рука сжала все звёзды и небо до размеров крохотного предмета на своей ладони. На этом видение оборвалось. Мэн Хао закачался, словно пьяный.
"Медное зеркало... откуда оно взялось?.." — подумал он.
Ему сейчас казалось, что весь его мир перевернулся. Он посмотрел на медное зеркало и фиал с кровью парагона, который ещё не до конца погрузился в зеркальную поверхность. Самое удивительное было то, что Мэн Хао вновь увидел незавершённость зеркала! Оно было расколото с одной единственной целой частью. Разве он мог забыть, как помог зеркалу обрести этот кусочек в древней секте Бессмертного Демона?!
Несмотря на продолжительность видений, в действительности всё это произошло так же быстро, как искра вылетает из кремня. В этот момент попугай влетел на второй этаж и нырнул в зеркало. Оно задрожало и засветилось ещё ярче. К этому времени фиал с кровью парагона уже исчез внутри. Ужасающая аура перестала расползаться во все стороны, оставшись в пределах резиденции. Через десять вдохов она полностью исчезла и вернулась обратно в зеркало, где её уже никто не мог обнаружить.
Когда аура исчезла, из зеркала показался попугай. Он совсем исхудал, словно только что пережил неописуемо жуткое испытание. Он кисло улыбнулся Мэн Хао и бессильно упал на пол. Несколько секунд он пытался подняться и замахать крыльями, но в итоге остался лежать на полу, тяжело дыша.
При виде состояния попугая Мэн Хао, ещё не успев отойти от увиденных образов, просто не мог не спросить:
— Если бы я не положил на зеркало кровь парагона?..
Попугай на секунду просто приоткрыл клюв.
— А ты-то тут вообще причём? — удивился он. — Я был слишком беспечен и не заметил, что кто-то использует на зеркало магию. Если бы зеркало не использовалось, тогда всё было бы в порядке. Стоит его использовать, неважно, что будет дублироваться, оно... А?! — попугай неожиданно замолчал, похоже, он только сейчас пришёл в чувство. Он хитро закатил глаза и проклёкотал: — Верно. Проклятье! Это всё ты! Это всё из-за тебя! Теперь ты мой должник!
Пока попугай отчитывал Мэн Хао, за пределами мира Горы и Моря и 33 Небес кое-что произошло. Далеко, в пустоте звёздного неба, в центре проекции с огромным гробом, древний голос с радостной решимостью прогремел над всем миром:
— Я нашёл его! Оно там... там!!! После всех этих лет наконец-то появилась надежда. Клан Богов, приготовьтесь послать вниз приказы!
Пришло время воевать! Дабы пробудить Бога Загробного Мира нашего клана, мы вновь... пойдём войной на мир Бессмертного Парагона!
Вместе с громогласным эхом этого голоса весь мир в проекции начал дрожать. Три женщины рядом с гробом переглянулись и молча кивнули друг другу. В этот момент весь мир проекции начал затуманиваться. В следующий миг он уже исчез из пустоты звёздного неба.
— Высвободите всю силу мира и задействуйте всю возможную скорость истинной формы нашего мира Бога. Как только мы доберёмся до места, да снизойдёт истинный мир!
Слова трёх женщин громогласно прозвучали в пустоте, причём в их голосах угадывалась непоколебимая решимость.

Глава 1046: Железный петух, который может выдёргивать перья[1]

С исчезновением мира проекции три женщины решили начать войну, поэтому они привели их мир в движение, вот только на то, чтобы добраться до цели, потребуется время.
В другой части неба находился другой мир с девятью солнцами и огромной статуей. Он не был настоящим, скорее проекцией, похожей на мир трёх женщин. Оба истинных мира находились в месте очень и очень далёком... В мире проекции с девятью солнцами внезапно прозвучал зловещий голос, явно принадлежащий женщине.
— Для того чтобы добраться до места, у другой стороны уйдут сотни лет. То же можно сказать и про нас... В этот раз мы ничего не пожалеем! Мы должны преуспеть!
Голос женщины буквально сочился ядом, холодом и презрением ко всему живому, что сейчас её окружало. После её слов мир с девятью солнцами сделался зыбким, а потом растворился в пустоте.
Тем временем в мире Горы и Моря Мэн Хао даже не подозревал обо всём, что только что произошло. В настоящий момент он хмуро поглядывал на попугая. Не выдержав, он холодно хмыкнул. Несмотря на небольшое чувство вины из-за случившегося, в его взгляде, направленном на попугая, явно читалось раздражение. Прежде чем он успел хоть что-то сказать, попугай прочистил горло, моргнул и поднялся в воздух. Потеряв способность парить в воздухе, медное зеркало с лязгом упало на пол. Попугай как ни в чем не бывало вылетел в окно, однако глубоко в душе ему было очень тревожно.
"Грядёт... катастрофа. Эх, кажется, я облажался. Откуда мне было знать, что те две силы окажутся настолько настырными?! Хотя плевать, какое мне дело. В любом случае Мэн Хао сейчас владеет зеркалом, поэтому Лорд Пятый тут совершенно ни при чём. Если всё совсем пойдёт наперекосяк, я просто сбегу и на какое-то время погружусь в сон".
Наконец попугай сумел успокоиться и унять поднявшееся было беспокойство. При виде демонических практиков в пруду его глаза радостно заблестели. Он вновь представил себе райское будущее, когда обменяет их всех на целый гарем лохматых и пернатых возлюбленных.
— Ха-ха-ха! Лорд Пятый вернулся! А теперь слушайте и запоминайте! Лорд Пятый сейчас научит вас одной песне!
Попугай со свистом полетел к группе демонических практиков.
— Не робейте и пойте вместе со мной. Название этой песенки: "Я послушная маленькая рыбья харя!" Если споёте хорошо, то у Лорда Пятого вознаградит вас!
В резиденции Мэн Хао по-прежнему мрачно хмурил брови. Хоть попугай и сделал вид, что это был незначительный инцидента, Мэн Хао уже много лет занимался культивацией и неплохо умел подмечать самые малозаметные детали. Инцидент с медным зеркалом и выражение на морде попугая посеяли в его душе недоброе предчувствие.
— Боюсь... в будущем произойдёт что-то очень плохое, — пробормотал он.
Глядя на медное зеркало, он мысленно прокрутил в голове увиденные три видения. Наконец он тяжело вздохнул. Как никогда раньше он чувствовал, что происхождение медного зеркала было какой-то совершенно невероятной тайной.
"Откуда оно взялось? Помимо способности дублировать предметы у него явно есть и другие божественные способности, о которых я пока не знаю! Похоже, даже самые могущественные эксперты готовы на всё лишь бы его заполучить... Хм, что же оно такое?! Возможно, Зеркало Горы и Моря это не его настоящее название! Если медное зеркало такое невероятное и загадочное, как так вышло, что оно разбилось? И кто разбил его?! И почему?!"
У Мэн Хао только росли вопросы, причём в них практически не прослеживалось логической связи. Тщательно всё обдумав, его глаза ярко сверкнули.
"Вне зависимости от тайн, скрытых в медном зеркале, или его происхождения, сейчас оно находится в моих руках. Поэтому рано или поздно оно затянет в меня в конфликт. С моим нынешним уровнем культивации в борьбе за этот артефакт меня, скорее всего, убьют. Мне нечего будет противопоставить тем, кто захочет отнять зеркало. А значит, сейчас очень важно как можно скорее повысить культивацию! Только став сильнее, у меня появится шанс выжить в борьбе, которая обязательно разгорится в будущем! Только так я смогу гарантировать продолжение моего Дао!"
Он закрыл глаза и попытался успокоить сердце. Открыв их, он заставил зеркало приземлиться ему на ладонь. Он ненадолго задержал на нём взгляд, а потом без колебаний вытащил немного духовных камней и бессмертных нефритов и начал скармливать их зеркалу. Он ещё не отказался от своей изначальной идеи... продублировать кровь парагона!
"С достаточным количеством крови парагона я получу полноценную каплю чистой крови. С чем-то столь редким я смогу... успешно вобрать в себя первый фрукт нирваны!"
Он сделал глубокий вдох, его глаза страстно горели. Перед ним лежал путь к царству Древности. Единственный способ открыть дверь на этот путь — вобрать все четыре фрукта нирваны. После этого он сможет ударить в колокол древности и зажечь свои лампы души. Он использует пламя жизненной силы, словно ветра мира, чтобы одну за другой потушить лампы души! В конечном итоге он достигнет царства, где лампы будут потушены, но он останется в живых!
Духовные камни один за другим исчезали в медном зеркале. Словно чёрная дыра, оно жадно пожирало духовные камни. Однако с каждым исчезнувшим камнем зеркальная поверхность едва заметно вспыхивала, причём частота вспышке постепенно увеличивалась. Мэн Хао сохранял спокойный фасад, но он чувствовал, как глубоко внутри у него всё скручивается в узлы. Он уже привык прожорливости медного зеркала, поэтому, хоть у него сердце кровью обливалось, он послушно скармливал ему огромное количество духовных камней...
С растущей болью в сердце он больше не смог оставаться спокойным. Все полученные от трёх великих даосских сообществ духовные камни за победу в испытании исчезли в медном зеркале. Его лицо приобрело болезненно-бледный оттенок, глаза покраснели. Он напоминал запойного игрока, который никак не мог остановиться. Сияние медного зеркала продолжало усиливаться, пока на зеркальной поверхности не появилось два идентичных фиала с кровью парагона!
Мэн Хао тяжело вздохнул. Ему было физически плохо, но он решил не оплакивать потраченные духовные камни. Присмотревшись к двум фиалам, он дико расхохотался. Если бы Цзю-по и остальные увидели их, то ни за что бы не поверили своим глазам. Что интересно, от увиденного они могли по-настоящему спятить и устроить небывалых масштабов катастрофу.
Фиалы были похожи друг на друга как две капли воды. В обоих сосудах находилось одинаковые капли крови! Это чем-то напоминало создание чего-то из ничего. Мистический акт творения наполнил сердце Мэн Хао непередаваемым восторгом. Теперь он мог с уверенностью сказать, что после обретения фрагмента зеркала в древней секте Бессмертного Демона его дублирующая сила возросла. Вещи, которые раньше оно было не способно продублировать, теперь были ему по зубам. У него появилось ощущение, если он соберёт все фрагменты зеркала, то сможет продублировать Небеса или даже весь мир! Он сможет создать копию чего угодно.
Его сердце бешено стучало, а глаза ярко сверкали. В то же время в его сердце появилась настороженность. Если кто-то узнает о зеркале, на него обрушится страшная катастрофа! Разумеется, он понимал это чуть ли не с самого начала, как медное зеркало попало ему в руки. С тех пор как он вступил на путь культивации, эта мысль всегда крутилась где-то на задворках его разума.
Убрав копию фиала с кровью в сумку, он продолжил дублировать оригинал. Следующие три дня Мэн Хао, словно одержимый, скармливал медному зеркалу духовные камни и бессмертные нефриты. До него доносилось эхо пения снаружи. Судя по рассерженным интонациям, поющие пели без особой охоты, но Мэн Хао ничего не замечал. В его мире не существовало ничего, кроме зеркала и крови парагона.
Когда у него закончились духовные камни в ход пошли бессмертные нефриты. Когда и они подошли к концу, у него на руках осталось семь копий крови парагона. К этому моменту его глаза были красны от крови. Взмахом руки он послал верительную бирку мальчику, который снаружи ожидал его приказов. Получив сообщение с божественной волей, он послушно взмыл в воздух. Мальчик прошёл сквозь барьер и воду, после чего в качестве представителя Мэн Хао отправился за ресурсами мира Бога Девяти Морей. Трое стариков пообещали ему доступ ко всем ресурсам их сообщества. Хоть они и не пообещали отдать ему, что бы он ни попросил, их слово было железной гарантией, когда дело касалось ресурсов для культивации.
Довольно скоро мальчик вернулся с бездонной сумкой. Мэн Хао продолжил дублировать кровь парагона. Он был готов на всё, лишь бы исполнить своё желание вобрать в себя фрукт нирваны.
Прошёл день, затем второй, потом и третий. Мэн Хао носа не показывал из своей резиденции, продолжая остервенело дублировать кровь парагона. Вскоре семь фиалов выросли до пятидесяти. Такое количество крови парагона не смогли бы собрать даже мир Бога Девяти Морей. К тому же Мэн Хао наложил свои лапы на целое море духовных камней и бессмертных нефритов. Из страха он не считал, сколько потратил, потому что боялся. Если бы он узнал количество потраченных камней, то закашлялся бы кровью.
"Всё ещё недостаточно!" — подумал он.
Взмахом руки он опять послала марионетку за ресурсами для культивации. В этот раз мальчик долго не возвращался. Наконец Мэн Хао надоело ждать, и он нехотя поднялся на ноги. Только он хотел выйти из резиденции, как вдруг его взгляд остановился на самой левой комнаты для уединённой медитации. Оттуда доносился рокот, а потом каменная дверь содрогнулась и покрылась трещинами, словно в неё изнутри с невероятной силой что-то ударило. Мэн Хао с блеском в глазах использовал силу Заговора Жизни-Смерти, чтобы заглянуть внутрь. Изначально он оставил там десять жуков призрачного глаза, но сейчас не обнаружил там ни одного! Вместо них в комнате находился огромный глаз! Его окружали десять щупалец, которые безумно хлестали по комнате. Сияя чёрным свечением, глаз пытался пробиться через каменную дверь. При ближайшем рассмотрении внутри глаза Мэн Хао обнаружил крошечного чёрного беса, сидящего в позе лотоса. Бес не имел глаз, только большой рот, но самой странной деталью был чёрный панцирь на его спине. Судя по всему, загадочный призрачный глаз создал этот чёрный бес с панцирем.
Мэн Хао с удивлением осознал, что его Заговор Жизни-Смерти начал терять свою хватку! Только заговор начал ослабевать, как каменная дверь с грохотом обрушилась. Призрачный глаз с пронзительным криком вырвался наружу. Он бросился к Мэн Хао, словно планировал его сожрать!
[1] Железным петухом называют скупцов или эгоистов, а название главы происходит из поговорки про железных петухов, у которых невозможно выдернуть перья. — Прим. пер.

Глава 1047: Бросив бобы, получишь войско

Взрыв каменной двери осыпал Мэн Хао градом каменных обломков. Из облака пыли вылетел призрачный глаз, явно намереваясь либо сожрать, либо вселиться в его тело. Вместе с нападавшим из каменной комнаты ударил порыв холодного воздуха. Краем глаза Мэн Хао заметил, что внутри всё было покрыто льдом, словно там внезапно наступила зима. Но самым странным был цвет льда — зелёный!
"Он отравлен!" — быстро сообразил Мэн Хао, несмотря на ослабление Заговора Жизни-Смерти.
Мэн Хао быстро вернул себе самообладание. Вместо того чтобы уклониться, он взмахнул рукой перед собой, заставив меридианы вспыхнуть бессмертной силой. С треском обломки каменной двери превратились в пепел. Не успев исчезнуть, он закружился в вихре вокруг призрачного глаза. Жутко воющий ветер, казалось, находился в одном шаге от того, чтобы полностью уничтожить призрачный глаз. Как-никак Мэн Хао наделил его своей бессмертной силой, а она была способна сотрясти кого угодно на пике царства Бессмертия.
Всё произошло настолько близко, что и не описать словами. В мгновение ока ураган окружил призрачный глаз, на что тот вспыхнул таинственным светом, только не в форме луча, а кольца. Когда кольцо света соприкоснулось с вихрем, тот начал быстро рассеиваться. Не прошло и секунды, как призрачный глаз с пронзительным криком бросился на Мэн Хао.
"Любопытно", — подумал он.
Он чувствовал растущее ослабление Заговора Жизни-Смерти, однако это его не особо заботило. Вместо того чтобы усилить заговор, он решил воспользоваться такой удачной возможностью и проверить силу призрачного глаза. Прежде чем новое существо успело подойти достаточно близко, Мэн Хао сделал шаг вперёд и с размаху ударил кулаком. Этот, казалось бы, простой удар нёс с собой сконцентрированную силу всех 123 меридианов и его истинного бессмертного тела. Таким ударом можно было стереть с лица земли любого практика царства Бессмертия. Когда кулак со свистом помчался к цели, призрачный глаз закричал. Он хотел уклониться, но не мог пошевелиться, поэтому попытался закрыться своими щупальцами. Всё это время открытый призрачный глаз внезапно закрылся. С невероятным грохотом щупальца были разорваны в клочья, словно солома. Призрачный глаз был отброшен назад, а его энергия резко просела, а потом начала ослабевать и тускнеть. А вот чёрный бесёнок, наоборот, стал яснее. В следующий миг призрачный глаз рассыпался на части, но бес с панцирем совершенно не пострадал. С пронзительным визгом он обнажил пасть полную острых зубов и прыгнул на Мэн Хао.
— Э-э-э? — радостно протянул Мэн Хао, осознав, что после всех съеденных бессмертно-духовных камней призрачный глаз в результате метаморфозы получил божественную способность, которая помогла ему устоять против одного его удара.
При виде летящего бесёнка с панцирем глаза Мэн Хао сверкнули. Он не стал уворачиваться, позволив противнику приблизиться. Достигнув цели, бес растворился в его теле, словно был иллюзорным. В это же время тело Мэн Хао попыталось взять под контроль какая-то могущественная сила.
"Ага, вот оно в чём дело", — мрачно понял он.
Он отчётливо чувствовал внутри себя чёрного беса и его попытки уничтожить его душу, чтобы полностью взять под контроль тело. Казалось, эту пугающую силу невозможно остановить, но на губах Мэн Хао почему-то играла слабая улыбка. Выяснив замысел бесёнка, он холодно хмыкнул — в дальнейших проверках не было смысла. На его лбу появился магический символ ослабленного Заговора Жизни-Смерти. Внезапно он стабилизировался. Как какой-то бесёнок мог навсегда ослабить Заговор Жизни-Смерти?! Стоило заговору укрепиться, как раздался пронзительный вопль. Чёрный бесёнок, судорожно дрожа, вылетел из тела Мэн Хао и какое-то время просто кричал. Наконец существо бессильно упало на колени и заискивающе посмотрело на Мэн Хао.
— Как я и думал, оно обрело сознание! — прошептал Мэн Хао и взмахнул рукавом в сторону чёрного беса.
Боясь навлечь на себя гнев человека, существо в чёрном луче света послушно перелетело на ладонь Мэн Хао, где превратилось в чёрный боб. Внешне он очень напоминал целебную пилюлю, за исключением полного отсутствия аромата трав. К тому же изнутри выплёскивались эманации жизненной силы. Мэн Хао попробовал сжать его пальцами, но не смог раздавить. Судя по всему, он был необычайно крепким.
Только задействовав семьдесят процентов силы, чёрный боб в его руке захрустел и начал покрываться трещинами. Оттуда вылетел перепуганный поток божественной воли и взмолился о пощаде. Немного подумав, он ослабил хватку и убрал чёрный боб в бездонную сумку. При взгляде на две оставшиеся каменные комнаты его глаза ярко заблестели.
"Сравним с пиком царства Бессмертия, хм... ещё и разумный. Это значит, что с большой долей вероятности они будут и дальше расти! Один чёрный бес намного превосходит в силе десять чёрных жуков призрачного глаза. Их метаморфозу спровоцировали мои бессмертно-духовные камни. Если я смогу получить больше этих чёрных бесов, хотя бы несколько дюжин..."
Глаза Мэн Хао ярко заблестели, когда он представил, как взмахом рукава рассыплет в воздухе целую пригоршню чёрных бобов. Превратившись в чёрных бесов, они вселятся в тела его врагов, заставив их сражаться на его стороне.
Магические бобовые солдаты![1]
Следом он послал божественное сознание в две соседние каменные комнаты. В одной из них чёрные жуки призрачного глаза ещё не закончили пожирать друг друга. В другой остался только один спящий жук. Мэн Хао не сомневался, что в обоих комнатах уже совсем скоро появятся чёрные бесы. Бормоча что-то себе под нос, он вызвал ещё пять жуков и поместил их в комнату с разбитой дверью, не забыв покормить их бессмертно-духовными камнями. Вместо разрушенной двери он возвёл магическое заграждение. К этому моменту вернулся мальчик. Пролетев через воду и барьер, он вошёл в резиденцию и с поклоном передал Мэн Хао бездонную сумку.
Начисто позабыв о жуках призрачного глаза, Мэн Хао радостно схватил сумку и заглянул внутрь с помощью божественного сознания. Он нахмурился: внутри лежало куда меньше бессмертных нефритов и духовных камней, чем раньше. Разумеется, это было лучше, чем ничего. Хоть количество камней уменьшилось, в сумке всё ещё лежала весьма внушительная сумма денег. Отослав мальчика-марионетку, он сел в позу лотоса и принялся дублировать кровь парагона медным зеркалом. Совсем скоро его глаза опять налились кровью, а с губ то и дело слетали проклятья и бранные слова. Он думал, что уже привык к аппетитам медного зеркала и душевным страданиям, которые сопровождали процесс дублирования. Но, как выяснилось, это было не так.
К счастью, запасы крови парагона продолжали расти. Через неделю у него уже набралось восемьдесят порций! За это время он ещё десять раз посылал мальчика за ресурсами. Каждый раз в принесённой им сумке лежало всё меньше и меньше духовных камней и бессмертных нефритов.
В один из таких дней Мэн Хао в очередной раз ждал возвращения мальчика-марионетки. К сожалению, в руках вернувшейся марионетки не оказалось бездонной сумки, только нефритовая табличка. Мэн Хао кисло улыбнулся, давно уже подозревая, что нечто подобное должно было рано или поздно случиться. Поэтому без особого удивления он забрал табличку и послал внутрь божественное сознание. У него в голове тут же зазвучал голос рассерженного Лин Юньцзы.
"Всё, больше ты ничего не получишь. Что ты вообще делаешь со всеми этими духовными камнями, ешь?! Или ты просто перемалываешь их в крошку потехи ради?! Прошло всего полмесяца! Ты хоть представляешь, сколько духовных камней и бессмертных нефритов ты уже извёл?! Мир Бога Девяти Морей годами собирал бессмертные нефриты и духовные камни, но за каких-то жалких две недели ты профукал десять процентов наших запасов! Проклятье! Мы не отказываемся от обещания отдать в твоё распоряжение ресурсы всего сообщества, но то, как ты вычищаешь наши запасы, переходит все допустимые границы! Пока мы не откроем мир Сущности Ветра, ты больше ничего не получишь! Слышишь меня?"
Мэн Хао стало немного неловко. Даже услышав всё это не лично от Лин Юньцзы, по записанному с помощью божественного сознания голосу Мэн Хао в красках представил себе, насколько разгневанными были старик, Цзю-по и мастер Шэнь.
— Я тоже не хотел тратить столько духовных камней, — пробурчал он. — Мне тоже больно!
От одной мысли о растраченных горах духовных камней и бессмертных нефритов у него в груди кололо сердце. С другой стороны, ему казалось, что с ним не очень справедливо поступили. Он не стал считать количество потраченных ресурсов, не потому что не мог, а из страха лишиться рассудка.
— К тому же это всего лишь десять жалких процентов! Мир Бога Девяти Морей такая могущественная организация, но какие же они скряги!
Прочистив горло, он вернулся к сообщению Лин Юньцзы.
"Бьюсь об заклад, это тебя не убедило, верно малец? Думаешь, десять процентов это не так уж и много? Слушай сюда, самонадеянный мальчишка, наша фракция имеет доступ только к сорока процентам ресурсов для культивации мира Бога Девяти Морей. Орда демонических практиков контролирует тридцать процентов, а две других фракции по пятнадцать. Если тебе нужны ещё ресурсы для культивации, тут мы тебе не помощники. Иди и пройди испытания золотых врат. Твой статус члена Эшелона увеличит получаемую тобой награду в несколько раз. Видишь ли, когда сообщество награждает практика за прохождение испытания, затраты на награду делят между собой все фракции! Если тебе достанет мастерства, то за эти два с половиной месяца ты вычистишь все хранилища ресурсов мира Бога Девяти Морей, но тогда хотя бы без штанов останутся и остальные фракции, а не только наша!" — последние слова Лин Юньцзы выдавил сквозь стиснутые зубы.
Последние две недели явно превратились для него, Цзю-по и мастера Шэнь в сплошную головную боль. Если бы Мэн Хао не был частью Эшелона, то они давно бы уже наведались к нему лично и убили бы ни на что не годного, пожирающего духовные камни обжору.
Мэн Хао нахмурился и отозвал божественное сознание из нефритовой таблички. Он взглянул на медное зеркало, а потом на восемьдесят фиалов с кровью парагона.
"Мне нужно ещё двадцать фиалов!"
В его глазах разгорелось опасное пламя, граничащее с одержимостью. Ради создания чистой крови парагона и поглощения фруктов нирваны Мэн Хао уже начал подумывать обратиться к грабежу и разбою.
"Похоже, придётся посмотреть на эти испытания!"
С этой мыслью он поднялся и вышел из резиденции. Снаружи его встретил стройный хор голосов, доносящийся из озера и крики попугая:
— Ну-ну, пойте с Лордом Пятым. И хватит уже фальшивить! Раз-два запевай!
В детстве я был непослушным ребёнком,
Маленькой рыбьей харей!
Ла-ла-ла-ла, маленькой рыбьей харей.
Ла-ла-ла-ла, маленькой рыбьей харей.
[1] Это прямая отсылка к роману XIV века Ло Гуаньчжуна "Развеянные Чары". Там есть фрагмент, повествующий о девочке по имени Ху Юнъэр, которая своими колдовскими силами превращала красные и белые бобы в игрушечных воинов и коней. Именно благодаря этому роману появилось крылатое выражение «Бросив бобы, получишь войско». — Прим. пер.

Глава 1048: Пари

Услышав пение, Мэн Хао с тяжёлым вздохом посмотрел в сторону озера, где не без удивления обнаружил тридцать три исхудавших и осунувшихся демонических практика, во всю глотку распевающих песню. Что странно, пели они с неподдельной страстью в голосе. К тому же они смотрели на пёстрого попугая так, как фанатики смотрят на своего духовного лидера. Сам попугай во всё горло распевал песню вместе с ними, в то время как холодец в форме барабанов отстукивал для них ритм. Мэн Хао боялся представить, через что пришлось пройти демоническим практиков, чтобы в их глазах разгорелось такое истовое пламя веры. За исключением мелодий, которые обычно насвистывал патриарх Покровитель, Мэн Хао ещё никогда не слышал настолько раздражающей песни.
Покинув резиденцию и двинувшись к озеру, он с удивлением отметил, что демонические практики, включая огромную раковину, которая ненавидела его всей душой, даже не посмотрели в его сторону, продолжая беззаветно распевать песню. Для Мэн Хао весь мир, казалось, перевернулся с ног на голову. Он тяжело вздохнул и посмотрел на кричащего попугай, осознав, что он сильно недооценил эту птицу. Закатив глаза, он сухо покашлял и вытащил из бездонной сумки Су Янь. Девушка уже хотела опять высказать Мэн Хао всё, что она о нём думает, но, услышав пение, ошеломлённо разинула рот.
— Попугай! — рявкнул Мэн Хао. — Я отдаю эту чертовку тебе на перевоспитание. Мне она нужна такой же послушной, как эти рыбьи хари! И да, она стоит... сотню лохматых или пернатых зверей!
Попугай задрожал прямо в полёте и прекратил петь. Всё его оперение, казалось, встало дыбом.
— Сотню? — переспросил он с блеском в глазах. — Ты сказал сотню?!
Похоже, он хотел убедиться, что ему не послышалось. Мэн Хао серьёзно кивнул.
— Одну сотню! Каждый зверь будет иметь роскошную шубку или оперение!
Ради даосской магии он был готов отбросить всю осторожность. Су Янь не знала, что сказать. Она не особо поняла, о чём говорили Мэн Хао и пёстрый попугай, поэтому презрительно засмеялась и одарила своего пленителя ехидным взглядом.
Попугай запрокинул голову и радостно закричал:
— Будь спокоен! С Лордом Пятым эта чертовка скоро будет как шёлковая!
Пока попугай восторженно разглядывал Су Янь, холодец в стороне не очень обрадовался, что про него забыли.
— Ты можешь петь? А? Можешь? — рассержено спросил он. — Считать умеешь?!
— Кретины! — выплюнула Су Янь и с усмешкой закрыла глаза, перестав обращать на них внимание.
Мэн Хао с жалостью посмотрел на Су Янь и прочистил горло. Решив не уточнять, как именно попугай собирается перевоспитывать Су Янь, он взмыл в воздух и в мгновение ока оказался за барьером с водой. Оказавшись в воздухе над долиной, он увидел два летящих в его сторону луча света. Они холодно на него посмотрели, однако Мэн Хао даже бровью, спокойно проводив взглядом пролетающих мимо демонических практиков. Они не преминули недружелюбно хмыкнуть, даже не пытаясь скрыть своё презрение, после чего исчезли вдалеке.
Мэн Хао это никак не задело. Главной причиной его появления за пределами пещеры бессмертного была нужда в духовных камнях и бессмертных нефритах. Он взял курс к золотым вратам-стелам. Вместо того чтобы бездумно нырять в первое же попавшееся испытание, он планировал изучить их, чтобы решить, какую стелу испробовать первой.
"Мне нужно найти наиболее подходящую стелу. Такую, где можно будет получить награду в самый короткий срок!"
Мэн Хао не планировал оставлять работу над кровью парагона, поэтому был серьёзно настрое на успех. На пути к золотым вратам-стелам ему попадалось немало учеников. Простые практики смотрели на него с интересом, некоторые улыбались и складывали ладони. Всё-таки Мэн Хао прославился далеко за пределы сообщества, к тому же недавно он сумел заставить замолчать эксперта царства Дао. Тот случай стал настоящей сенсацией в мире Бога Девяти Морей. С другой стороны, встреченные им демонические практики не показывали ничего, кроме жажды убийства. Ненависть в их глазах была очевидной, и при виде Мэн Хао она становилась только сильнее.
В конце концов он остановился перед массивными золотыми-стелами. Они сияли ярким золотым светом, вдобавок на их поверхности было вырезано столько имён, что и не счесть. В этом месте собралось немало простых и демонических практиков. Любой, прикоснувшийся к вратам, тут же исчезал. Люди то появлялись, то исчезали, отчего место выглядело довольно оживлённым.
У основания каменных врат в позе лотоса сидел мужчина средних лет. Его глаза были закрыты, словно его совершенно не заботило происходящее в мире вокруг. Однако в случае драк или попыток сжульничать во время испытания, он тут же об этом узнавал и без колебаний наказывал провинившихся.
Мэн Хао какое-то время просто стоял в стороне и наблюдал. Он уже собирался уйти, как вдруг от одной из каменных стел разлился яркий красный свет. Это свечение быстро сформировало в воздухе образ иллюзорного мира. В нём можно было увидеть девушку, которая и была источником этого света! За спиной этой невероятная красавицы парил труп в белоснежном халате, придавая ей какую-то экзотическую грань.
Со всех сторон тут же послышались завистливые и изумлённые крики:
— Список изменился!
— Старшая сестра Фань Дун’эр оказалась в тридцатке лучших!
— Первую сотню оккупировали практики царства Древности. В таблицу можно попасть, только если у человека не больше пяти потушенных ламп души, но старшая сестра Фань Дун’эр попала в тридцатку лучших, будучи на царстве Бессмертия! Она точно истинная избранная!
В толпе раздавались много похожих криков не только от простых, но и от демонических практиков. Многие смотрели на проекцию с завистью, другие выглядели довольно мрачно, словно не желая мириться с произошедшим. В это же время имя Фань Дун’эр появилось на тридцатом месте в списке стелы.
Спустя какое-то время красный свет погас. Когда его не стало, из каменной стелы вышла слегка бледная, но очень довольная Фань Дун’эр. Собравшиеся практики тут же принялись складывать ладони и поздравлять её. Фань Дун’эр с улыбкой тоже сложила ладони. Она хотела вернуться домой, но тут её раскосые глаза остановились на Мэн Хао. Тот улыбнулся ей и кивнул. Теперь он знал, что эта каменная стела испытывала божественное сознание. Несмотря на уверенность Мэн Хао в собственном божественном сознании, его вряд ли можно было назвать его сильнейшим аспектом культивации. К тому же после прошлых стычек с Фань Дун’эр он знал, что её божественные способности и даосские заклинания были настолько сильны не из-за культивации, а благодаря божественному сознанию.
"Возможно, это как-то связано с техниками мира Бога Девяти Морей. Нужно будет найти время и заглянуть в павильон сутр"[1].
Из размышлений его вырвал звук раскалывающегося воздуха позади, оказалось, Фань Дун’эр полетела вслед за ним. Девушка мысленно жаловалась, что если бы не её наставник, наказавший ей рассказать Мэн Хао о каменных стелах, то она никогда бы по своей воле не приблизилась к нему. От одной мысли об их схватке после достижения им царства Бессмертия её всю заполняла жгучая ненависть. Во время его конфликта с демоническими практиками по прибытии в сообщество ей очень хотелось увидеть, как они разорвут его на части.
— Поздравляю с выходом в тридцатку лучших, младшая сестра, — сказал Мэн Хао со смехом.
— Для тебя я старшая сестра! — отозвалась она.
При каждой встрече с Мэн Хао в её душе поднималась волна неконтролируемой ярости. Словно от одного вида его лица все её эмоции выходили из-под контроля.
— В моей жизни у меня всего одна старшая сестра, — холодно произнёс Мэн Хао.
Фань Дун’эр немного удивилась, но не стала расспрашивать его об этом, вместо этого она успокоилась и с непроницаемым лицом заговорила:
— В мире Бога Девяти Морей всего девять золотых врат-стел. Первые — самые важные, так как испытывают давлением Девятого Моря. Это наиважнейшее испытание мира Бога Девяти Морей. Восемь оставшихся врат проверяют другие аспекты культивации. К примеру, девятая каменная стела испытывает физическое тело. Седьмая — божественное сознание. Есть пятая каменная стела и её испытание «резни». Испытав истинное сражение, можно добиться Дао резни. Третья стела, скорее всего, не подойдёт тебе. Оно связано с Дао трансформации. Каждый попавший в сотню лучших получит награду, соответствующую занимаемому месту. Награда возрастает после перехода с сотого места к пятидесятому и ещё раз после попадания в тридцатку лучших!
Фань Дун’эр объясняла всё очень быстро, будто хотела покончить с этим как можно скорее. Она боялась, что рано или поздно может не выдержать и наброситься на Мэн Хао прямо во время разговора, начав тем самым очередное ожесточённое сражение.
— Что насчёт десятки лучших? — спросил он.
— Десятки лучших? Советую тебе не загадывать так далеко, — посоветовала она с неприкрытым презрением в голосе. — Даже не мечтай забраться так высоко. В мире Бога Девяти Морей ещё никому на царстве Бессмертия не удавалось попасть в десятку лучших. Чтобы хотя бы задуматься о борьбе за одно из десяти мест тебе по меньшей мере надо находиться на царстве Древности и иметь две потушенные лампы души. Тебе повезёт, если ты сумеешь забраться хотя бы в двадцатку лучших. Может, ты и парагон царства Бессмертия, но в мире Бога Девяти Морей полно практиков, перед которыми ты ничто.
Мэн Хао с застенчивой улыбкой посмотрел на Фань Дун’эр, словно немного стеснялся из-за того, что сейчас собирался сказать.
— Прямо в точку, моя цель попасть в первую десятку. Как ты смотришь на небольшое пари?!
При виде его застенчивой улыбки Фань Дун’эр всё внутри похолодело. Она начала пятиться и раскручивать свою культивацию, настороженно глядя на Мэн Хао. Такое выражение лица ей уже доводилось видеть, и каждый раз её сердце начинало ныть в груди. Когда его губы изгибались в такую улыбку, Мэн Хао превращался в неописуемо гадкого человека. Уже не в первый раз Фань Дун’эр жуть как захотелось отделать его настолько сильно, чтобы никогда больше не видеть этого выражения лица.
— Ну так что, не побоишься поспорить со мной? — Мэн Хао повторил свой вопрос.
— Можешь даже не пытаться меня убедить, — отрезала она, холодно фыркнув. — На какие бы ухищрения ты ни пошёл, ни за что не поверю, что ты сможешь забраться на одну из первых десяти строчек любой из каменных стел. И можешь не мечтать, что я буду хоть о чём-то с тобой спорить!
Одарив его прощальным презрительным и насмешливым взглядом, она развернулась, намереваясь улететь как можно дальше отсюда.
— Если выиграешь, я заберу Уголёк, — невзначай бросил он.
Фань Дун’эр застыла на месте. Она медленно повернулась, дрожа от переполняемой её ярости. Её грудь вздымалась и опускалась в такт прерывистому дыханию. Она была настоящей красавицей, но в такие моменты, с таким испепеляющим взглядом, она становилась ещё привлекательней. Фань Дун’эр уже давно привыкла к трупу девушки и считала его чем-то вроде испытания, которое позволит ей закалить своё сердце Дао. Но глубоко внутри она была готова на всё лишь бы от неё избавиться. Даже её наставник не мог изгнать покойницу, поэтому её так называемая закалка была скорее вынужденной, чем добровольной. Поэтому-то, услышав такое предложение, она и не могла сохранять спокойствие. Как она могла быть уверена, что он и вправду на это способен?
Прочитав мысли девушки, Мэн Хао с улыбкой сказал:
— Я могу это сделать, ведь именно я сделал вас неразлучными спутниками.
— Ты! — воскликнула Фань Дун’эр, заскрежетав зубами. — Ладно, давай заключим пари!
[1] Сутра — в древнеиндийской литературе лаконичное и отрывочное высказывание, афоризмы, позднее — своды таких высказываний. В сутрах излагались различные отрасли знания, почти все религиозно-философские учения Древней Индии. — Прим. пер.

Глава 1049: Девятые золотые врата

Не успели слова Фань Дун’эр стихнуть, как Мэн Хао сухо покашлял. По непонятной причине ему не хотелось обманывать бедняжку. Но, вспомнив о ситуации с кровью парагона и потребности в целой прорве духовных камней и бессмертных нефритов, он понял, что не мог позволить себе упустить ни одну, даже самую небогатую жертву.
— Сколько духовных камней ты хочешь поставить? — спросил он девушку.
Фань Дун’эр холодно фыркнула. Как она могла не знать об уверенности Мэн Хао в своих способностях? В противном случае он никогда бы не предложил ей заключить пари. С другой стороны, она не меньше его была уверена в своей победе. Мэн Хао никогда не был в мире Бога Девяти Морей, не говоря уже о золотых вратах-стелах. А вот она разбиралась в вопросе куда лучше него.
"Мэн Хао, посмотрим, кто кого в этот раз обдурит!" — подумала она.
Девушка прикинулась, что отбросила всю осторожность, но глубоко внутри она не смогла удержаться от самодовольного смешка. В этот раз не Мэн Хао заманил её в ловушку, нет, теперь она дёргала за ниточки. Пока Мэн Хао пытался затянуть её в свои сети, она затягивала его в свои!
— Моё время ограничено, поэтому я готова заключить пари на твоё первое испытания золотых врат-стел, — постановила она. — Если дать тебе попробовать их всех, кто знает, сколько мы здесь проторчим. Поэтому учитываться будет только первая попытка. Ты можешь выбрать любую из стел. Если заберёшься в десятку лучших я дам тебе сто тысяч бессмертных нефритов и пять миллионов духовных камней. Это моя ставка! Ещё одно условие: ты должен пройти испытание сегодня же! У меня нет времени сидеть и ждать тебя. Если займёшь одну из первых десяти строчек, то сможешь сразу же забрать выигрыш. Если нет, то ты дашь клятву на собственном Дао не только избавить меня от трупа, но и аннулировать мою долговую расписку! Вдобавок при каждой нашей встрече ты будешь в знак приветствия падать передо мной ниц!
По напряжённым скулам и испепеляющему взгляду Фань Дун’эр могло сложиться впечатление, будто она добавила все эти дополнительные условия в надежде, что Мэн Хао откажется от пари. Мэн Хао заморгал и с подозрением посмотрел на девушку, после чего медленно кивнул головой.
— Ладно, поступим по-твоему, — сказал он. — Мы с тобой старые друзья. Ради нашей дружбы я готов принять это пари, пусть условия и не совсем для меня выгодны. По рукам!
Фань Дун’эр не смогла сдержать яркого блеска в глазах и тут же выпалила:
— Договорённость достигнута...
— ...Дао тому свидетель! — закончил фразу Мэн Хао.
Немало учеников неподалёку, услышав их разговор, посмотрели в их сторону. Некоторые практики мужчины смотрели на Мэн Хао с нескрываемой враждебностью, для них любой недруг Фань Дун’эр становился и их врагом.
На слова Мэн Хао Фань Дун’эр широко улыбнулась. Ей больше не требовалось пытаться скрыть свои махинации или тот факт, что она заманивала Мэн Хао в ловушку. Сейчас она была на восемьдесят процентов уверена в своей победе! Увидев улыбку Фань Дун’эр, Мэн Хао тоже улыбнулся. Будучи мошенником со стажем, как он мог не заметить жалких потуг девушки заманить его в ловушку.
Он не стал сразу выбирать испытание, вместо этого он в луче света начал перелетать от стелы к стеле, внимательно изучая их. Фань Дун’эр следовал за ним вместе с другими учениками мира Бога Девяти Морей и даже небольшой группой демонических практиков. Многие из них послали сообщения своим друзьям, поэтому довольно скоро по сообществу разошлась новость о пари между Мэн Хао и Фань Дун’эр. Со статусом святой дочери этого поколения мира Бога Девяти Морей она была известна далеко за пределами сообщества. В самом мире Бога Девяти Морей не было такого человека, который бы про неё не слышал. Если прибавить к этому её ослепительную красоту, то подсчитать её тайных воздыхателей было просто невозможно. Новость о заключённом ей пари сразу же привлекла много внимания.
Разумеется, Мэн Хао тоже был известен во внешнем мире, причём даже больше, чем Фань Дун’эр. Его статус и достижения сделали его центром всеобщего внимания. При этом не более, чем полмесяца назад, он отчитал всемогущего эксперта царства Дао. По этим причинам новость о пари между ним и Фань Дун’эр распространилась по миру Бога Девяти Морей быстрее лесного пожара. Многие были весьма заинтригованы. К месту событий прибыли как простые, так и демонические практики. Довольно быстро за Мэн Хао собралась группа в десять тысяч практиков, негромко обсуждающих происходящее. Многие из них с любопытством на него поглядывали, но большинство всё равно поддерживало Фань Дун’эр. К полудню Мэн Хао закончил проверку девяти золотых врат-стел и теперь завис в воздухе, что-то бормоча себе под нос.
— В чём дело, не можешь определиться? — слегка язвительно спросила Фань Дун’эр. — Не пытайся тянуть время, Мэн Хао. Мы же условились, что ты должен пройти испытание сегодня!
Мэн Хао повернулся к ней и улыбнулся. Его глаза холодно сверкнули, и тут он, не сказав ни слова, стрелой помчался к девятым вратам-стеле!
Первая стела испытывала давлением Девятого Моря — к такому он пока был не готов. После изучения остальных испытаний он не был до конца уверен, что сможет выиграть с ними спор. Однако девятая стела была испытанием физического тела, а в его возможностях и силе Мэн Хао ни капли не сомневался.
Глаза Фань Дун’эр блеснули, и она мысленно рассмеялась. Девятая стела была одной из трёх стел, которую, по её мнению, он должен был выбрать. Поэтому его решение совершенно её не удивило.
"Ты точно проиграешь!" — подумала она, надменно задрав подбородок.
Толпящиеся вокруг ученики принялись обсуждать его выбор:
— Девятая стела! Мэн Хао обладает истинным бессмертным телом, поэтому выбор этой стелы довольно безопасное решение.
— А он весьма безрассудный малый, вам так не кажется? Девятая каменная стела... предлагает очень трудное испытание!
— Поражение там пойдёт ему на пользу. Остудит его пыл! Всё-таки это мир Бога Девяти Морей!
Судя по всему, никто из зрителей не верил в победу Мэн Хао. Небо и Земля задрожали, когда Мэн Хао, рассекая воздух в луче радужного света, летел к девятым вратам-стеле. Рядом с ней уже собралось немало учеников, явно знавших про пари Мэн Хао с Фань Дун’эр. Все они с блеском в глазах наблюдали, как Мэн Хао подлетел к огромной стеле и коснулся её каменной поверхности, после чего исчез внутри.
Больше десяти тысяч учеников, оставшихся снаружи, тут же перевели взгляд на список имён в ожидании каких-либо изменений. Фань Дун’эр холодно усмехнулась. Будучи полностью уверенной в поражение Мэн Хао, она держалась очень спокойно.
Внутри каменной стелы находился целый мир, однако в нём не было ни неба, ни земли — только пустота. Мэн Хао слегка нахмурился, когда почувствовал печать на своих бессмертных меридианах. Он не мог их вращать, что, по сути, делало невозможным использование божественных способностей и магических техник.
"Мою магию запечатали?" — удивился он.
Проверив бездонную сумку божественным сознанием, выяснилось, что практически все предметы перестали работать. Естественные законы этого места явно блокировали всё, что было связано с магией. И всё же некоторые поистине невероятные предметы в сумке были всё ещё доступны. Одним из них был чёрный боб, испускающий волны энергии. Запечатывание магии, похоже, никак на него не повлияло.
Мэн Хао резко поднял голову, когда где-то впереди внезапно раздался гонг, а потом из пустоты вышла высокая фигура. Ей оказался мужчина в маске с длинными белоснежными волосами и халатом цвета морской волны. От него вообще не исходили эманации культивации. Пока неизвестный медленно приближался, Мэн Хао не без удивления заметил переполняющую его силу ци и крови. Несмотря на полное отсутствие волн культивации, его сила ци и крови была просто невероятной. Глаза Мэн Хао понимающе заблестели, теперь он понял, что за человек стоял перед ним.
— Этот практик культивирует своё тело!
Во время изучения древних хроник клана Фан он наткнулся на информацию о довольно распространённом в древние времена типе культивации. Те практики не культивировали особую магию, а сосредотачивали все свои усилия на физическом теле. Таких людей называли физическими практиками! Самым уникальным аспектом их культивации было полное отсутствие в них духовной энергии. Но их ци и кровь могли влиять на мир вокруг них.
Мужчина перед ним ещё не достиг этого уровня, но его ци и кровь всё равно находились на весьма впечатляющем уровне. После своего появления он без колебаний зашагал к Мэн Хао. Он ещё даже не успел до него дойти, а на Мэн Хао уже обрушилось жуткое давление, созданное его ци и кровью. Глаза Мэн Хао заблестели, а его губы невольно растянулись в улыбке.
"Получается, я не могу использовать магические техники, в моем распоряжении только моё физическое тело. Что ж, пришло время узнать... насколько далеко заведёт меня моё истинное бессмертное тело!"
Сделав глубокий вдох, он зашагал навстречу мужчине. Оба практически одновременно сжали пальцы в кулак и с размаху ударили! Прогремел взрыв. Мэн Хао вложил в свой удар всю силу физического тела, создав порыв ураганного ветра. Как только удар достиг цели, во все стороны ударила взрывная волна. Ветер спутал волосы Мэн Хао, но он не сдвинулся с места ни на пядь. Первый удар очень его обрадовал: в использовании только физической силы было что-то очень расслабляющее. Что до его противника, мужчину отбросило на несколько шагов.
— Пришло время умирать! — прорычал Мэн Хао и ещё раз ударил.
Удар угодил в пустоту, расколов её, но поднятый порыв ветра обрушился на его противника. Мужчина успел только дёрнуться, и уже в следующую секунду его разорвало на части. В этот же миг из пустоты вышло двое мужчин. Они были его полными копиями: в масках и халатах цвета морской волны. Их ци и кровь были невероятно сильны.
Когда они бросились в атаку на Мэн Хао, тот громко расхохотался. Вместо отступления он сам перешёл в атаку. С грохотом были уничтожены и эти двое, после чего появились 4 мужчин с более сильными ци и кровью. Похоже, так было устроено это испытание. Мэн Хао беспрерывно атаковал, накопив в своём теле огромное количество энергии. Его тираническая аура приобрела лёгкий оттенок бесстрашия и безумия. С рокотом весь мир содрогнулся. Только все 4 противника были повержены, как им на смену вышли 8. После уничтожения 8 мужчин из пустоты вышли 16. После победы над ними появились 32 мужчины! Следом 64, 128, 256... Каждый раз их ци и кровь была всё сильнее и сильнее. Даже в окружении множества врагов Мэн Хао не прекращал хохотать. Ему практически никогда не выпадал шанс использовать в сражении только физическое тело без каких-либо магических техник. После каждого его удара вспыхивали разноцветные вспышки.
Снаружи его имя начало подниматься в списке каменной стелы!

Глава 1050: Воин-небожитель

Имя Мэн Хао появилось на каменной стеле, как только он убил 64 противников. На поверхности золотых врат-стелы находился список из тысячи имён. Из них ярко сияли только имена в первой сотне, все остальные, находящиеся ниже, были затемнены настолько, что прочесть их можно было только с помощью божественного сознания. Что до имени Мэн Хао, оно появилось на 997 месте!
В любой другой день мало кто обратил бы на это внимание, людей обычно интересовали только люди в первой сотне. Остальные девятьсот имён определённо заработали своим владельцам немного известности, но из-за них никто никогда не стал бы поднимать шуму. Но сегодня огромная толпа зрителей сразу заметила имя Мэн Хао и громко загомонила:
— Вот оно!
— Он на 997 месте!
— Как быстро! Сколько он находится внутри?
Ученики принялись анализировать ситуацию. Довольно скоро они установили, что после исчезновения Мэн Хао в стеле не успела ещё сгореть даже палочка благовоний. Пока они это обсуждали, его имя перескочило с 997 места на 831, и, похоже, оно не собиралось останавливаться. Следующий скачок был с 831 места до 498! Среди зрителей поднялся небольшой переполох, их явно удивил такой резкий взлёт. Они ошеломлённо пялились на каменную колонну, гадая, как Мэн Хао удалось так быстро подняться до середины списка. С его репутацией никто не сомневался в его способности забраться в первую сотню, однако такое изумление среди зрителей вызвала скорость, с которой его имя поднималось вверх!
Его головокружительные рывки потрясли всех без исключения. В сражение с сотней противников победа за сто вдохов кардинальным образом отличалась от победы за пятьдесят вдохов. Не говоря уже про завершение схватки всего за феноменальные десять вдохов. Вот о чём сейчас думали о Мэн Хао ученики мира Бога Девяти Морей. Даже без проекции, которая бы показывала происходящее внутри стелы, им не трудно было понять, какую скорость набрал Мэн Хао.
Фань Дун’эр поменялась в лице, но уже в следующую секунду она вновь нацепила маску невозмутимости.
— Настоящая сложность начинается с попадания в первую сотню, — пробормотала она сквозь зубы. — Кому какое дело, что он быстро поднимается на начальных этапах?!
В мире золотых врат Мэн Хао хохотал во всё горло. Ци и кровь в его жилах ревели, словно разъярённый дракон. Он бесстрашно бросался вперёд, градом атак раскидывая практиков в синих халатах. Никто не мог устоять перед его напором. Разобравшись с 256 практиками, в глазах Мэн Хао вспыхнуло пламя одержимости. Его дыхание слегка сбилось, но сердце горело желанием сражаться.
"Я точно заберусь в десятку лучших! Даже если технически это невозможно, я всё равно смогу это сделать!"
Его взгляд опустился на бездонную сумку. Внутри лежал один предмет, который был главным источником его уверенности выиграть спор у Фань Дун’эр. На этом испытании большинство содержимого его бездонной сумки было запечатано, но, как Мэн Хао и ожидал, этот предмет избежал подобной участи. То, что запечатывающая магия не коснулась чёрного боба, стало ещё одной приятной неожиданностью.
Пока Мэн Хао пытался восстановить дыхание, пустоту впереди подёрнула рябь. Ему не собирались давать ни минуты покоя. Во вспышке невероятной ауры из пустоты вышло 512 мужчин в халатах цвета морской волны. Каждый из них был сильнее, чем его противники из прошлой группы. С их ци и кровью они находились на одном уровне с пиком царства Бессмертия, однако их нельзя было поставить в один ряд с избранными с 90 и более меридианами. Их сила находилась где-то в районе 70 меридианов. И всё же они были невероятно сильны. Мэн Хао не особо понимал, как члены мира Бога Девяти Морей вообще проходили подобные испытания, возможно, при помощи особых техник по закалке тела. Несмотря на всё это, он с ярким блеском в глазах вновь бросился в бой.
Воздух завибрировал от его могучего удара. Он уже потерял счёт времени и совсем забыл, что проходит испытание. Он, словно заведённый, раз за разом использовал силу своего физического тела, круша врагов. Впервые в жизни в схватке он не полагался на магические техники, божественные способности или силу культивации. Сейчас его единственным оружием было физическое тело. Его тело дрожало, но не из-за мышечной усталости, а потому что ему впервые выпал шанс использовать весь потенциал своего тела. Что интересно, в ходе непрекращающейся схватки Мэн Хао заметил, что его физическое тело начало демонстрировать первые намёки на прорыв, к тому же оно медленно, но уверенно становилось крепче.
С рёвом он бросился в гущу врагов и одним ударом уничтожил сразу трёх противников. Когда с последним врагом было покончено, в уголках его губ показалась кровь, а сам он судорожно втягивал в лёгкие воздух. Когда он поднял глаза, вместо ожидаемых 1024 противников перед ним стоял всего один человек, облачённый в длинный красный халат! Стоило ему двинуться к Мэн Хао, как пространство вокруг него окрасилось в алый. Этот феномен не был виден невооружённому глазу, только божественному сознанию. Нечто подобное появлялось после достижения определённого уровня силы ци и крови. Оно могло влиять на естественный закон вокруг владельца. Завидев мужчину в красном, у Мэн Хао расширились глаза, он чувствовал его угрожающую ауру.
"Наконец появился истинный физический практик!" — понял он, при этом его глаза загорелись желанием сразиться. По эманациям ци и крови Мэн Хао понял, что перед ним действительно человек, чья сила равнялась пику царства истинного Бессмертия.
Тем временем более десяти тысяч зрителей снаружи следило за именем Мэн Хао на золотых вратах-стеле. Оно постепенно поднималось вверх, пройдя 400 место, следом 300, пока наконец не достигло 101 места! На это у Мэн Хао ушло всего... один час! Для практиков час был подобен мимолётному мгновению. И всё же за это время Мэн Хао сумел подняться с самых низов до 101 места!
— Этот Мэн Хао... насколько сильное у него физическое тело?!
— Час! Прошёл всего час...
— Чует моё сердце, он и вправду попадёт в десятку лучших!
— Необязательно. Может, он использовал какую-то секретную технику для временного усиления физического тела!
Пока зрители строили догадки, на Фань Дун’эр поморщилась. Она не хотела признавать себе, но глубоко внутри она очень сильно нервничала. Скорость, с которой Мэн Хао взлетел на 101 место в испытании золотых врат-стелы, была совершенно неслыханной.
Внутри стелы Мэн Хао понятия не имел, на какой строчке находится, да и ему было всё равно. С предметом в его бездонной сумке он был уверен, что не проиграет. Поставленные на кон деньги не шли ни в какое сравнение с прогрессом его физического тела.
Мужчина в красном халате зашагал к Мэн Хао. Он сделал всего три шага, но каждый из них отдавался громоподобным грохотом, который сотрясал всё вокруг. Сердце Мэн Хао задрожало, словно его придавила гигантская нога, а ему самому стало трудно дышать, как будто в присутствии этого человека его душу одолевала чёрная тоска. Но тут в его глазах разгорелось пламя битвы, его ци и кровь забурлили, дав отпор этому странному чувству. Он не стал отступать и пошёл прямо на человека в красном.
Глаза его противника светились алым светом, словно два отполированных рубина. Пока они приближались к друг другу. Никто не разговаривал, никто не использовал магию, они просто... начали сражаться!
От грохота их поединка задрожали Небо и Земля. Мэн Хао обрушил на своего противника град ударов руками. Натиск мужчины в красном был не менее суров. Они то разлетались, то вновь сходились в воздухе, изредка разбавляя их кулачный поединок ударом ноги. Довольно быстро они обменялись несколькими сотнями ударов.
Мэн Хао громко хохотал. Чем дольше он сражался, тем сильнее становился. Словно происходящее закаляло его истинное бессмертное тело. Переход через границу предыдущего уровня силы навёл Мэн Хао на мысль, что он совершенно проглядел один важный момент: его физическое тело становилось сильнее только в бою! Это был ключ, открывающий новые горизонты могущества! Сражаться!
В Мэн Хао проснулся боевой азарт. Он без устали атаковал и всё время наступал. Несмотря на бурлящую ци и кровь, мужчина в красном халате был вынужден отступать. Не имело значения, что он являлся физическим практиком, достигшим уровня влияния на естественный закон. Он просто не мог сравниться с истинным бессмертным телом Мэн Хао. Спустя дюжину вдохов Мэн Хао с криком уничтожил мужчину в красном размашистым ударом кулака.
В мире наступило временное затишье. Мэн Хао парил в воздухе, его ци и кровь пели, становясь всё сильнее и сильнее. Удивительно, но вокруг него тоже появилось алое свечение! Похоже, он тоже теперь влиял на естественный закон этого мира! Мэн Хао стал выглядеть как настоящий воин-небожитель!
"Я понял. Физическим практикам для прогресса нужны постоянные ожесточённые сражения!"
Его глаза горели светом просветления. В мире снаружи он мог с лёгкостью расправиться с этим человеком в красном магической техникой, но без доступа к своей магии это испытание закаляло его физическое тело. Он заставил своё истинное бессмертное тело... задействовать всю силу, на которую оно было способно.
Сразу после победы над человеком в красном имя Мэн Хао вновь поднялось вверх в списке, только вот он сам об этом ничего не знал. Пустота перед ним сделалась зыбкой, и оттуда вышли два человека в красных халатах. Это испытание было цикличным с ограничением в 512 противников. В каждом цикле были разные физические практики, носящие халаты разных цветов и находящиеся на разных царствах физической культивации. 2, 4, 8, 16, 32, 64... На этом испытании участнику совершенно не оставляли времени перевести дух.
Физическое тело Мэн Хао становилось сильнее, как и его исступлённое желание сражаться. Он кашлял кровью, но и это делало его сильнее. Под непрекращающимся натиском его физическое тело постепенно приближалось к точке совершенства. Только с появлением 256 противников в красном Мэн Хао начал медленно сдавать позиции. Врагов было слишком много, вдобавок эти физические практики влияли на естественный закон. Сила физического тела Мэн Хао приближалось к своему пределу.
Когда его окружили со всех сторон, он холодно хмыкнул. Он не чурался жульничества, но пока ещё не хотел использовать свой главный козырь, поэтому в ход пошёл чёрный боб. Появившийся из него бес с пронзительным криком бросился на людей в красных халатах, оттянув на себя часть врагов. Бес был настолько свирепым, что даже не пытался уклоняться. Для защиты от ударов он использовал свой панцирь. Изначально он уступал по силе людям в красных халатах, но чем больше он сражался, тем увереннее становился его стиль боя. Все оставленные на нём раны тут же заживали. Когда один из противников подобрался слишком близко, бес попытался вселиться в него. К сожалению, очень быстро стало понятно, что в телах мужчин в красных халатах нельзя было вселиться. Поэтому бес просто начал разрубать их на части и пожирать плоть и кровь! Бес смог перетянуть на себя около дюжины врагов, чем немного облегчил сражение Мэн Хао.
Мэн Хао совершенно не ожидал от беса чего-то подобного, поэтому поглядывал за ним краем глаза весь бой. Через несколько дюжин вдохов одному из мужчин в красном наконец удалось поразить чёрного беса и отшвырнуть его назад. Сплюнув кровь, он прямо в полёте пронзительно закричал:
— Кинжал!!!
После этого крика его тело затуманилось и трансформировалось в кинжал, который полетел в сторону мужчины в красном халате.

Глава 1051: Десятка лучших

Из двух каменных комнат в резиденции Мэн Хао послышались глухие удары. Не прошло много времени, прежде чем двери с грохотом обрушились. Из облака пыли показались два призрачных глаза. Завидев друг друга, в их глазах промелькнула враждебность, но вместо того, чтобы драться, они вылетели из резиденции, явно намереваясь совершить побег. Вот только снаружи они наткнулись на попугая в разгаре репетиции хора демонических практиков. Попугай с удивлением покосился на них и, похоже, был не очень удовлетворён увиденным.
— Выглядят знакомо, не могу вспомнить, где я их уже видел. И почему у них такая редкая шерсть?
— Дубина стоеросовая, это не шерсть, а щупальца! — послышался издали крик холодца, который просто не мог упустить шанса поправить попугая. В этот момент у него появилось чувство, будто он не только знал всё на свете, но и превосходил попугай в интеллекте.
— Щупальца, шерсть, какая разница? — раздражённо процедил попугай. — И в том и другом случае их слишком мало! Эй, вы двое, вижу, вам не терпится присоединиться к хору Лорда Пятого!
Попугай без страха полетел к двум призрачным глазам. Вспыхнув загадочным светом, оба существа без колебаний атаковали птицу. Два беса внутри открыли рты, словно в попытке вселиться в попугая. Из их столкновения птица вышла полностью невредимой, а вот два беса отчаянно взвыли. Они почувствовали в попугае жуткую ауру, поэтому без оглядки бросились бежать. Призрачные глаза растаяли в воздухе, оставив бесов, которые незамедлительно перекинулись в два чёрных боба и бросились наутёк. Попугай уже хотел разразиться очередной самодовольной речью, но тут из чёрных бобов раздался безумный визг:
— Кинжал!
В следующую секунду в попугая уже мчалось два кинжала, на что тот слегка опешил.
— Чёрные бобы, которые становятся кинжалами? Бобовые кинжалы? Выглядит так знакомо...
Тем временем в мире испытания девятой каменной стелы чёрный боб в форме кинжала пронзил практика в красном халате. Тот в этот же миг исчез, будучи поглощённым кинжалом. Глаза Мэн Хао блеснули, но он не прекратил драться. Довольно быстро он расправился с оставшейся группой примерно в двести человек. Пустота вновь покрылась рябью и исторгла из себя 512 практиков. И вновь началась резня. С таким количеством противником Мэн Хао больше не мог сохранять прежний ритм боя. Его постепенно теснили, и всё же он оставался спокойным. Он изредка поглядывал на чёрного беса, который сражался с всевозрастающим остервенением. Благодаря поглощённым физическим практикам от него начали исходить эманации ци и крови. Мэн Хао уже не в первый раз был впечатлён талантами этого существа.
Снаружи более десяти тысяч учеников поражённо наблюдали, как имя Мэн Хао поднималось со 101 места вверх по списку: 97, 85, 78, 63, 54... наконец оно достигло 46 строчки! Его имя сияло золотым светом, привлекая внимание окружающих. К тому же для достижения этого места в списке Мэн Хао потребовалось всего два часа!
Никто из зрителей не ожидал чего-то подобного. Новый искрящийся золотой свет привлёк внимание учеников в других областях мира Бога Девяти Морей. Они прилетели к каменным колоннам и принялись расспрашивать людей на месте. То, что им рассказали, подействовало на демонических практиков куда сильнее, чем на простых людей. Кипя жаждой убийства, они мрачно посмотрели на стелу. Что до Фань Дун'эр, её лицо приобрело довольно странный оттенок, вдобавок она сжимала пальцы настолько сильно, что её костяшки побелели.
"Учитывая силу его физического тела, у него не должно возникнуть проблем попасть в тридцатку лучших, — подумала она, скрежеща зубами. — Но откуда такая скорость?!"
Мэн Хао уже давно обогнал её в списке, хотя это и было вполне ожидаемо. Вот только, по её расчётам, до своего текущего места Мэн Хао должен был добираться целый день, а не каких-то два часа. К этому моменту многие эксперты царства Древности заметили столпотворение у девятых золотых врат-стелы и послали своё божественное сознание на разведку.
Внутри мира стелы Мэн Хао смотрел на обступивших его со всех сторон мужчин в красных нарядах. С его губ невольно сорвался вздох. Даже с поддержкой чёрного беса было очень непросто противостоять объединённой силе ци и крови нескольких сотен практиков.
"Интересно, на какое место мне удалось забраться? — подумал он. — Явно не на первое. Как все эти люди из мира Бога Девяти Морей смогли забраться настолько высоко в списке? Как они смогли культивировать физическое тело сильнее моего?! — Глаза Мэн Хао заблестели. — Возможно, дело в самой культивации тела или... в мире Бога Девяти Морей обитают истинные физические практики!"
Мэн Хао совсем недолго пробыл в мире Бога Девяти Морей, но уже достиг немалых успехов. Не только его физическое тело стало сильнее, но ещё ему удалось нащупать подсказки к пути культивации тела. Если бы не это, то он давно бы уже достиг своего предела. И всё же он считал свою нынешнюю силу слегка неудовлетворительной.
"Я ещё не достиг ситуации, где бы мне понадобился этот предмет, однако же моё физическое тело ещё недостаточно сильно".
Он сделал шаг назад.
— Раз так, — сказал он, сделав глубокий вдох, — давайте поглядим, какой тип физических практиков может показать мне это испытание физического тела!
Его бессмертные меридианы были запечатаны, что значило невозможность использовать магические техники, однако ранее он почувствовал доступность секретной магии его бессмертных меридианов. Его физическое тело было основано на одном из 123 бессмертных меридианов. Поэтому он мог трансформировать все меридианы в силу физического тела. Ему не терпелось проверить, насколько сильным станет его физическое тело после использования этой секретной магии.
Не обращая внимания на приближающихся практиков в красном, он закрыл глаза. Когда враги уже почти добрались до него, он резко открыл их, а потом из его тела послышался рокот. Словно забил гигантский барабан, чей оглушительный бой сотряс весь мир. Бессмертные меридианы внутри его тела, несмотря на лежащие на них печати, предотвращающие использование магических техник, совершенно беспрепятственно трансформировались в силу физического тела. Сила Мэн Хао с рокотом рванула вверх. Ци, кровь и могучая энергия яростно забурлили.
В следующий миг на практиков в красных халатах налетела волна клокочущей энергии. Их растёрло в пепел, который закружился вокруг Мэн Хао. Чёрный бес с визгом уклонился от этой волны и со страхом в глазах посмотрел на Мэн Хао. Все практики в красных халатах были мгновенно уничтожены. Мэн Хао сжал пальцы в кулак и посмотрел вверх, его глаза при этом ярко сияли.
Снаружи его имя перескочило с 40 места на 19! С древних времён до сегодняшнего дня только восемнадцать человек добились более высоких результатов на этом испытании. Все они являлись практиками царства Древности, причём минимум с пятью потушенными лампами души. К тому же это не означало, что их физические тела были сильнее, чем у Мэн Хао. Всё-таки он прошёл эту стадию за несколько вдохов, когда как они были вынуждены медленно и методично избавляться от своих противников. Результат был одинаковым, но вот путь его достижения был совершенно иным.
Снаружи поднялся неслыханный переполох. Ученики мира Бога Девяти Морей просто не могли поверить, что стали свидетелями скачка имени Мэн Хао с 40 места в двадцатку лучших. Глаза Фань Дун'эр расширились от удивления, у неё перехватило дыхание, а из горла вырвался слабый стон.
— Двадцатка лучших!
— Мэн Хао забрался в первую двадцатку! И это спустя всего четыре часа!
— Сложно сказать, но у него и вправду есть шанс попасть в десятку лучших!
Золотое сияние его имени на каменной стеле усилилось, чем привлекло ещё больше внимания. В лучах света прибывали всё новые ученики.
Между тем в мире каменной стелы Мэн Хао парил в воздухе, словно настоящий воин-небожитель. Его энергию просто невозможно было описать словами. Он был воином-небожителем, парагоном царства Бессмертия. И теперь его физическое тело достигло уровня... парагона царства Бессмертия.
Чёрный бес задрожал, когда пустота вновь подёрнулась рябью. Оттуда послышался глухой рокот, а потом показался мужчина в чёрном халате и маске. Он был один, однако с его появлением всё вокруг начало трескаться под влиянием его ци и крови. Исходящая от него ужасающая энергия равнялась силе пика царства Бессмертия. Такой силой обладал сам Мэн Хао до использования секретной техники на своём бессмертном меридиане. И всё же в сравнении с нынешним Мэн Хао... энергия мужчины в чёрном была слишком слабой.
Мэн Хао двинулся вперёд, но вместо удара кулаком, просто взмахнул рукой, всколыхнув силой своего физического тела естественный закон этого мира. Под её гнётом само пространство прогнулось и мгновенно накрыло мужчину в чёрном халате.
— Раскол, — негромко сказал Мэн Хао.
С грохотом мужчину разорвало на части. Следом появились 2 противника, потом 4, 8... вплоть до группы в 512 практиков в чёрных халатах. Каждого из них Мэн Хао уверенно растёр в порошок. Его лицо сияло решимостью, когда как сам он метался между противниками и молниеносно их атаковал. Сила его физического тела достигла пика нынешнего поколения и даже превзошла экспертов царства Древности. Но Мэн Хао знал, что это была не самая сильная его форма. Он мог стать ещё сильнее с четырьмя поглощёнными фруктами нирваны. Тогда ещё до перехода на царство Древности у него будет самое сильное физическое тело, которое когда-либо существовало на царстве Бессмертия. Эта мощь превзойдёт даже царство бессмертного императора!
Уничтожение 512 противников в чёрном переместило имя Мэн Хао с 19 места на 5! Снаружи толпа, словно свихнулась.
— Пятый!
— Мэн Хао занял 5 строчку! Он уступает только четырём легендарным божественным воителям! За всю историю нашего мира Бога Девяти Морей ещё никому не удавалось превзойти людей на первых четырёх строчках девятых золотых врат-стелы. Эти занимают своё лидирующее положение, сколько я себя помню!
— Эти четверо отличаются от избранных нашей эпохи! Их имена веками занимают первые четыре строчки! Установленный ими рекорд ещё никто не смог побить!

Глава 1052: Передача техник культивации тела

Бледная как мел Фань Дун’эр на негнущихся ногах попятилась назад.
"Он жульничает! Он точно жульничает!" — раз за разом повторяла она, её глаза полностью покраснели.
Правда в этом случае её подозрения были совершенно беспочвенными. Не было смысла отрицать любовь Мэн Хао к жульничеству. И хоть он был готов пойти на это, на этом испытании этого не потребовалось. Он просто продолжал сражаться и совершать прорывы. В результате его физическое тело достигло невероятной силы.
Он парил в мире золотых врат-стеле, глядя как исчезают силуэты поверженных противников. Следом из искривившейся пустоты вышел один старик в белом халате без маски. Он словно находился в центре всего этого мира, и всё же от него не исходили эманации ци и крови. Создавалось впечатление, что он был простым смертным, но в глазах Мэн Хао старика окружал ореол тайны. К его несказанному удивлению, глубоко внутри у него поднялось чувство неописуемой опасности.
Старик посмотрел на Мэн Хао и внезапно заговорил голосом, похожим на шелест древнего пергамента:
— Я последняя стадия этого испытания. За всю долгую его историю только четыре человека с культивацией ниже царства Дао смогли выдержать мой первый удар. Из них только двое устояли после второго. И только один пережил третий удар! Победившего меня ждёт десятикратная награда золотых врат-стелы! К сожалению, никто ниже царства Дао так и не смог меня одолеть.
Прямо во время его речи от него ударил слепящий золотой свет, словно всё его тело превратилось в металл. Мэн Хао прищурился. Даже он не мог оценить всю глубину могущества старика, но чувство опасности всё равно затопило каждую клеточку его тела. Словно перед ним стоял не практик, а какой-то древний дикий зверь!
Мэн Хао неосознанно потянулся к своей бездонной сумке. Увидев это, старик внимательно посмотрел на Мэн Хао и сказал:
— Не пытайся достичь победы какими-то другими методами. Физические практики становятся сильнее только в горниле сражений. Это закаляет сердце и делает его неуязвимым. Хитрости и уловки лишают твоё сердце баланса. Поначалу кажется, что в этом нет ничего плохого, но с течением времени твой путь будет постепенно сужаться, пока ты не достигнешь точки, где уже не сможешь по-настоящему достичь успеха в физической культивации.
По телу Мэн Хао прошла дрожь, он задумчиво склонил голову, словно только что пережил просветление. Рука, опускающаяся к бездонной сумке, внезапно застыла. Наконец он поднял глаза на старика, глубоко вздохнул и сложил руки в поклоне. Выпрямившись, в его глазах вспыхнуло желание сражаться. Одновременно с этим уровень энергии его тела немного повысился. Эта энергия, казалось, стала немного чище, как будто в нём пробудилась совершенно новая сила воли.
Старик одобрительно кивнул.
— Первый удар, Истребляющий Жизнь Кулак, — хладнокровно произнёс старик.
Он медленно поднял руку и сжал пальцы в кулак. Выглядел он довольно обычно, за исключением одного момента: его большой палец лёг между указательным и безымянными пальцами. Он немного выдавался вперёд, создавая тем самым точку уязвимости! Во время удара стало понятно, что в нём нет никакой магической техники, но поднятый ураганный ветер был настолько холодным, словно это был ветер тотального истребления. Мир внезапно посерел, как будто этот кулак потушил огонь жизни во всём мире. Даже Мэн Хао почувствовал, как его пламя жизненной силы оказалось на грани исчезновения, всё благодаря невероятной природе этого кулака. Его сердце затрепетало от странного чувства. Ему казалось, что если этот кулак обрушится на планету, то он истребит на ней всё живое. Истребит всю жизнь!
Это был Истребляющий Жизнь Кулак!
Мэн Хао начал задыхаться в этой темнице изо льда и холода, однако это никак не ослабило его желание драться. Он тоже сжал пальцы в кулак, наполнив его мощью культивации, силой воли и могуществом физического тела. Когда он нанёс удар парагона царства Бессмертия, кровь в его жилах запела.
Они сошлись в воздухе. Стоило их кулакам столкнуться друг с другом, как Мэн Хао всего затрясло. Он зашёлся в приступе кровавого кашля и отлетел на триста метров назад. Остановившись, он утёр кровь и, взглянув на ладонь, обнаружил, что она почернела. Вся брызнувшая у него изо рта кровь замёрзла прямо в полёте.
С треском Мэн Хао накрыл слой инея и льда. В следующий миг Мэн Хао дёрнулся и разбил лёд. Бледный как мел, он не без дрожи посмотрел на старика. Разрушительная сила его кулака была просто невероятной. К тому же он чувствовал, что старик не использовал всю силу своего кулака.
— Истребление... — пробормотал он.
— Истребляющий Жизнь Кулак может истребить всё живое, — невозмутимо сказал старик. — Он может уничтожить любое живое существо или сущность. Первый удар кулака был создан для Дао смерти. Атакуя с волей смерти, физический практик может сразить богов!
Мэн Хао застыл словно громом поражённый. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и закрыл глаза, задумавшись о значении слов старика о первом ударе кулака. Явно не ожидая такой реакции, старик немного серьёзней посмотрел на Мэн Хао. Наконец его глаза одобрительно засияли.
После того как Мэн Хао устоял после первого удара кулака, в мире снаружи его имя на каменной стеле передвинулось вверх на 4 место! Это было продвижение всего на одну строчку, однако факт его нахождения в десятке, а если точнее пятёрке лучших, совершенно ошарашил учеников мира Бога Девяти Морей. От лица Фань Дун’эр отлила кровь. Она понимала, что проиграла, но никак не хотела мириться с этим. По её мнению, Мэн Хао смог забраться так высоко только благодаря жульничеству.
Шло время. Четыре часа спустя Мэн Хао открыл глаза. Взглянув на старика, он сложил ладони и низко поклонился.
— Уразумел? — спросил старик.
— Да, — искренне ответил Мэн Хао, — хотя лишь небольшую часть.
— Ладно, это неважно, — старик от души расхохотался. — Почему бы тебе не взглянуть мой второй удар кулака, Кулак Самопожертвования, так же известный как Кулак Одержимости!
Сказав это, он сделал шаг вперёд и опять замахнулся кулаком. В отличие от особого положения большого пальца Истребляющего Жизнь Кулака в этот раз он лежал на привычном месте. Этот кулак выглядел совершенно обычно, но с началом удара энергия старика взмыла вверх, отчего вокруг него начали вспыхивать разноцветные вспышки. Вызванный им ветер мог заставить задрожать даже небесные светила. От одной этой энергии изо рта Мэн Хао потекла кровь, а его самого с силой отбросило назад, не позволив контратаковать. Такая энергия была рождена силой волей старика, его безумием и одержимостью, которые могли заплатить любую цену, дабы наделить разрушительной силой его кулак. Настолько сильная одержимость могла сделать из человека дьявола. Это был не акт самопожертвования, а одержимости!
Удар кулака расколол пустоту, раскрошил Небо и Землю... такой удар нельзя выдержать, не пролив собственной крови. Кашляя кровью, Мэн Хао попятился назад. Ему даже в голову не пришло контратаковать. Его не покидало ощущение, что если он это сделает, то будет уничтожен и телом, и душой. Было в силе кулака нечто смертоносное.
Когда Мэн Хао начал отступать, старик взревел:
— Использую то, что ты понял о Истребляющем Жизнь Кулаке, иначе... умрёшь!
Мэн Хао поднял покрасневшие глаза на своего противника и сделал глубокий вдох, после чего сжал пальцы в кулак, положив большой палец между указательным и безымянным. В свой удар он вложил все знания, полученные после наблюдения за Истребляющим Жизнь Кулаком.
Под давлением Кулака Одержимости жизненная сила Мэн Хао погасла. Его наполнило ощущение смерти, но именно её волю он вложил в свой удар. В этот момент что-то внутри него щёлкнуло, словно он достиг более высокого уровня понимания. Его затрясло... он понял истинное, потаённое значение Истребляющего Жизнь Кулака! Теперь всё стало гораздо яснее.
"Я понял!"
Уже летящий к цели кулак едва заметно дрогнул, как вдруг из него заструилась безумная и несуществующая ранее энергия. Поднялся могучий ветер, превратившийся под влиянием удара его кулака в ветер резни. Когда всё вокруг замёрзло и покрылось льдом, взмывшая вверх истребляющая сила столкнулась с Кулак Одержимости. Прогремел оглушающий взрыв.
В фонтане кровавых брызг Мэн Хао отлетел назад, словно тряпичная кукла. Сквозь жуткий кровавый кашель он хрипло закричал:
— Истребляющий Жизнь Кулак! — в его голосе была лишь радость. — Теперь я понял! Истребляющий Жизнь Кулак!
Старик улыбнулся падающему Мэн Хао, медленно опуская кулак. Остановив падение, Мэн Хао с небывалой решимостью в глазах низко поклонился старику.
— Я бесконечно признателен за передачу этой техники! — сказал он.
— Ты не физический практик, к тому же ты не был крещён кровью бога, — ответил старик, — поэтому ты не выдержишь моего третьего удара. Ступай и возвращайся сюда, когда станешь сильнее. Помни: мы, практики, изначально не культивировали своё тело. Назначение физической культивации... убийство богов! Если в будущем тебе представится шанс убить бога, ты будешь крещён в его крови. Тогда-то ты и обретёшь своё боевое тело!
Взмахом руки старик запустил процесс разрушения мира. Мэн Хао почувствовал, как его закружило настолько быстро, что всё вокруг слилось в какой-то разноцветный калейдоскоп.
В это же время от девятых золотых врат-стелы ударил невиданный доселе яркий свет. Мир Бога Девяти Морей затопил мощный рокот. Все ученики его почувствовали, в особенности патриархи царства Дао. У всех на глазах имя Мэн Хао переместилось с 4 строчки... на 2! Старик явно посчитал, что Мэн Хао был более достоин, чем его предшественник, занимавший до этого 2 место.
Всё сообщество встало на уши. Практики дрожали; то тут, то там раздавались удивлённые выкрики:
— Небеса, 2 место! Мэн Хао занял 2 строчку в списке!
— Он оттеснил вниз трёх из четырёх божественных воителей, которые незнамо сколько лет занимали первые четыре места!
— Он явно заслуживает звания избранного, кронпринца клана Фан и ученика конклава трёх великих даосских сообществ!
Пока толпа гудела, Фань Дун’эр становилась всё бледнее и бледнее. В золотом свечении стелы постепенно материализовался силуэт Мэн Хао. Он не посмотрел ни на столпившихся практиков, ни на Фань Дун’эр. Вместо этого он повернулся к стеле, его взгляд был направлен на имя на первой строчке. Ему очень хотелось знать, кто сумел выстоять против третьего удара старика.
— Чжоу Уя, — прошептал он.
Может, он и был практиком из древних времён, может, в мире Бога Девяти Морей уже не состояло такого человека, но Мэн Хао всё равно хотел узнать его имя. Любому человеку, никогда не видевшему жуткой мощи первого удара старика, не суждено было понять, насколько же страшными для экспертов, практикующим культивацию физического тела, были Истребляющий Жизнь Кулак и Кулак Одержимости.
Мэн Хао навсегда запомнит имя Чжоу Уя.




Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментарии 2
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Movarik
    VIP Подписка
    20 ноября 2018 19:51
    4
    0
    эх..жаль кинули проект
  2. Degomori
    Посетители
    12 ноября 2018 17:23
    47
    0
    Возобновить проект, на других источниках уже 1192 главы