» » Глава 101-147


Глава 101-147


Глава 101-147
+55
Глава 101. Требование к наследнику Шамана.
Если бы Шаман задал этот вопрос другому человеку в племени, этот человек был бы в восторге. Однако именно Шао Сюань сидел перед Шаманом.

На самом деле Шаман давно ожидал, что Шао Сюань откажется от его предложения. Он просто не ожидал, что Шао Сюань даст ему такой твердый и мгновенный отказ.

Если говорить о невыносимо долгом поиске наследника... Ну, давайте просто скажем, что это долгая история.

Быть духовным проводником всего племени означало, что Шаман должен очень серьезно относиться к поиску наследника. Таким образом, множество Шаманов в истории племени потратили неимоверное количество времени и сил, чтобы найти своих преемников.

Когда Гуи Хи, лидер другой охотничьей команды, бы еще совсем маленьким, он был выбран Шаманом. И Шаман намеревался развивать его с молодых ногтей. Кроме того, именно Шаман назвал его Гуи Хи.

Имя Гуи Хи произошло от благословения "Вода может размыть овраг". Можно было увидеть, сколько ожиданий Шаман вкладывал в этого ребенка.

Однако позором было то, что тогда Шаман работал над исследованием недавно найденных растений. Он стал настолько одержим этим, что забыл следить за Гуи Хи. Когда он был менее занят и осознал важность развития ребенка. он обнаружил, что Гуи Хи уже поставил своей целью стать воином. Все, чего он хотел, это достигнуть вершины власти, и ничто иное не могло отвлечь его от цели.

Гуи Хи восхищался и уважал Шамана, как и все остальные в племени. Он буквально начал бы битву не на жизнь, а на смерть, если бы услышал какие-то плохие слова о Шамане. Однако с тех пор, как у него появилась собственная цель, все, чего он желал, это стать могущественным воином.

Шаман не злился на цель Гуи Хи. Однако он начал переосмысливать свои действия.

Главным приоритетом для людей в племени всегда было желание стать мощными воинами, и они были очень стойки в этом своем стремлении к силе. Заставить кого-то изменить свою цель, невозможно было превратить этого человека в квалифицированного Шамана. Преемником должен быть кто-то, кто на самом деле желал этого.

После Гуи Хи Шаман начал обращать внимание на других людей в племени.

Однако, поскольку все хотели стать воинами, Шаман думал, что, возможно, он мог выбрать из тех, кто еще не проснулся. Если бы он или она не смогли пробудиться, возможно, они захотят стать следующим Шаманом?

На самом деле неважно, имел ли Шаман силы Тотема или нет. До тех пор, пока он или она был квалифицированным преемником, он или она, естественно, мог получить унаследованную от Шамана силу.

Что касается тотема... Ну, это было бы бесполезно для человека, решившего стать шаманом. Потому что Шаман никогда не покинет племя.

Шаман племени должен оставаться в безопасном районе. Никто никогда не посмеет гарантировать, что не произойдет несчастного случая. Таким образом, обычно Шаман никогда не выходил из племени после того, как унаследовал власть и обязанности своего предшественника. Никто из племени никогда не допустит Шамана в опасное место.

Если бы один Вождь исчез, они всегда могли выбрать следующего сильнейшего человека, чтобы тот стал следующим Вождем. Однако с Шаманом это было не так. Каждый Шаман воспитывался и развивался с детства. Как только кандидат был выбран, Шаман будет держать кандидата рядом с собой и преподавать ему все свои знания в лекциях и практических занятиях.

Что касается "требований" к потенциальному кандидату ... Никто не знал их, никто не мог дать точный список необходимого. Это полностью зависело от мнения настоящего Шамана.

Среди Шаманов в прошлом были мужчины, женщины, воины Тотема и не пробудившиеся люди. Таким образом, пробуждение силы не было решающим фактором отбора. Однако примерно в течение двадцати лет после пробуждения Гуи Хи, Шаман не нашел никого, кто подходил бы на роль кандидата. Он постоянно спускался с горной вершины, чтобы увидеть детей по всему склону и даже у горного подножия. Но каждый раз его ждало лишь разочарование.

Однажды Гуи Хи принес свою новорожденную дочь Шаману, прося чести, чтобы Шаман дал маленькой девочки имя. Шаман снова поддался искушению, глядя на младенца в руках Гуи Хи. Он назвал Гуи Зе. Это было также имя, которое имеет в истоках благословение.

"Земля создает дома, а вода размывает овраги. Насекомые не работают без благословения природы... (1)"

Итак, с детства Гуи Зе была воспитана и развивалась как следующий Шаман. Об этом знали лишь несколько человек, живущих на вершине горы.

Однако Шаман не ожидал встретить Шао Сюаня.

С момента своего пробуждения Шао Сюань не был похож на других. С тех пор Шаман уделял ему особое внимание. Более того, его отношение к Шао Сюаню было улучшено всеми шагами и действиями Шао Сюаня за последнее время.

Если обратить внимание на его физическое состояние, то было видно, что он мог добиться более быстрого прогресса, чем другие. Затем, как можно объяснить, что Шао Сюань мог видеть то, что не могли видеть другие? Как быть со способностью Шао Сюаня к самовосстановлению, которая была лучше, чем у воинов Тотема среднего уровня?

А теперь он еще и постиг Шаманские Тома!

Почему он получил такую силу?

На самом деле у Шамана не было объяснений. Он узнал, что Шао Сюань имел полное пламя внутри своего тела в тот день, когда он пробудился. В то время как другие люди в племени имели только ограниченную частичку пламени. Однако, тем не менее, у него, казалось, была и какая-то сила Шамана. Он мог видеть то, что другие воины не могли видеть.

Шаман считал, что, когда придет подходящее время, он передаст всю свою силу своему преемнику. Однако Шао Сюань, похоже, приобрел ее, не наследую напрямую от Шамана.

Был ли он потомком от бывшего Шамана? Но это вообще не имело смысла, поскольку Шаман полностью передавал свою силу преемнику, ничего не оставляя себе. Шаманы были людьми без эгоистических мыслей и намерений. Их преданность была полностью направлена на племя.

Кроме того, после повторного изучения нескольких свитков на шкурах животных, на которых описывались родословные всех в племени, он был уверен, то предки Ах-Сюаня были обычными воинами. До сих пор у Шамана не было точных ответов на все эти вопросы. Но он решил не заморачиваться с поиском ответов.

Но в тот момент, когда он собирался предложить Шао Сюаню занять его место, он получил от мальчика твердый отказ.

- Ты уверен? - шаман задал вопрос, который редко можно было услышать после подобного отказа.

Шао Сюань молча смотрел на Шамана. Он отличался от членов племени понятиями, мышлением и принципами взаимодействия с многими вещами. Он был совсем другим, и как он мог стать их духовным проводником? Тем не менее, все этим причины должны были остаться в тайне.

- Хорошо. - Шаман вздохнул и оставил этот вопрос. Он спросил о другом, - Ты читал эти кожаные свитки?

- Да.

- Ты их понимаешь?

- Да.

- Значит, ты хочешь больше узнать о Шаманских Томах? - спросил Шаман.

- Если это возможно. - В Шаманских Томах было много вещей, которые глубоко поразили Шао Сюаня. Между тем, он догадался, что в более древних Шаманских томах может содержаться еще больше секретов. Если он хотел лучше понять племя, ему нужно было начать с понимания Шамана. И Шаманские Тома были отличными историческими книгами.

- Тогда я могу принести тебе больше Шаманских Томов, - медленно сказал Шаман.

Шао Сюань ничего не сказал об этом, вместо этого он ждал, что еще скажет Шаман.

Шаман поднял голову и взгляну на каменный стол, н котором были разные виды трав. Он продолжил:

- Я надеюсь, что ты поможешь Гуи Зе.

- Конечно, я это сделаю - Шао Сюань намеревался рассказать Гуи Зе, что он знал, даже без просьб Шамана. Помогать другим было равносильно помощи себе. Травы, которые были упакованы перед охотничьей миссией, были подготовлены Гуи Зе. Шао Сюань был бы счастлив. если бы мог помочь с этим и повысить эффективность Гуи Зе.

Шаман кивнул, довольный ответом. Он все-таки становился старым, и многое ему уже было не под силу. Он был готов учить Гуи Зе, но плоть была слабой. Он уже не мог охватить все аспекты. Способ обработки разных трав не мог быть полностью объяснен Гуи Зе Шаманом. На самом деле, Гуи Зе было легче получать свои знания от других. Например, Гуи Зе лучше овладеет методами обработки пронзающего сердце стебля, если кто-то научит ее.

В прошлом Шаман считал, что Гуи Зе научится понимать вещи, описанный в Шаманских Томах, когда она унаследует силу от него. Таким образом, он потратил больше времени на то, чтобы учить ее правильному мышлению, отношению и взгляду на мир. Кроме того, он сосредоточился на развитии и пониманию тенденций в племени. Эти вещи были самыми важными.

Хотя присутствие Шао Сюаня рядом с ней вполне может решить проблему.

Шаман был немного разочарован произошедшим, но в общем и целом он остался доволен ситуацией. Он встал и собирался уйти после беседы с Шао Сюанем о травах, описанных в шаманских томах.

Перед уходом Шаман сказал Шао Сюаню:

- Ты можешь приходить ко мне в дом, начиная с завтрашнего утра. Некоторые Шаманские Тома не могу быть принесены сюда. Ты можешь прийти в Медицинский дом и после обеда.

- Хорошо. - ответил Шао Сюань, искренне поблагодарив Шамана.

Поскольку Гуи Зе не вернулась в Медицинский Дом, Шао Сюань почувствовал легкую скуку. Он обработал все необработанные растения на каменном столе. Это было не очень сложно, так как единственное, что требовалось травам, это предварительная обработка. Он видел, как Гуи Зе обрабатывала травы раньше, а еще он изучил способ обработки из Шаманских Томов, которые он читал в последние дни. Он знал о том, как что он должен делать. Он действовал как искусный и опытный человек, когда обрабатывал их, точно так же, как когда он обрабатывал пронзающий сердце стебель.

Выйдя из Медицинского дома, Шао Сюань поднял глаза к небу.

Чача парил над его головой в небе.

- Ты тоже хочешь увидеть как велик этот огромный мир? - прошептал Шао Сюань.

_______________________________________

1. Это цитата из древней баллады, к сожалению, не нашла ее перевода, а оригинал даже выкладывать смысла не вижу.

Глава 102. Написание Шаманского Тома.
На следующее утро Шао Сюань пришел в каменную комнату Шамана.

Кожный свиток, который Шаман передал Шао Сюаню, описывал методы обработки десяти редких животных, использующихся в медицине.

Шао Сюань предположил, что Шаман лишь позволит ему прочесть несколько томов, относящихся к лекарственным ингредиентам. Но, неожиданно, когда он закончил с прочтением свитка, Шаман спросил:

- Ты прочел его полностью?

- Да. Я уверен, что смогу собрать все лекарственные части, если когда-нибудь встречу этих животных. - ответил Шао Сюань.

- Э-э.... - Щаман ответил на это неоднозначным междометием, а затем сказал воинам, охраняющим дверь. - Не выпускайте никого, если это не очень срочно.

Видя такое поведение Шамана, Шао Сюань не мог не стать серьезным. Казалось, что у Шамана есть что-то важное, что он хотел с ним обсудить.

- Сядь там.

Шаман указал на короткий стол возле себя, и достал кусочек чистого кожного свитка, а также каменную плиту с особыми пигментами, которые мог использовать только Шаман.

Ну, в этой ситуации ...

Шао Сюань, вероятно, понимал, что его ожидало.

- Ты не знаешь, как сделаны Шаманские Тома? - спросил Шаман.

- Нет, я этого не знаю. - Шао Сюань был немного смущен, может быть, Шаман был не единственным, кто мог сделать Шаманские тома?

Увидев любопытство и смущение в глазах Шао Сюаня, Шаман стал медленно объяснять:

- Сила Тотема - не единственная сила. Сила тотема - это комбинация тела и духа. Стать воином Тотема - это означает лишь обращение внимания на силу тела. Что касается духа... У каждого есть это в себе, но ее очень мало.

- Тогда...что это за сила? - спросил Шао Сюань.

- Другая - сила наследования. Наследование духовного сознания. - казал Шаман. - Каждый Шаман наследует способности свое предшественника, и одна из вещей, которые предаются наследнику - это Наследование духовного сознания. Поскольку ты можешь понять содержание Шаманских Томов я считаю, что ты не похожа на других, обычных людей. У тебя должно быть больше Силы Наследования, чем у других. - объяснил Шаман.

- Сила наследования... Как Вы ее находите? - спросил Шао Сюань.

Шаман уставился на мальчишку и указал одним из своих костлявых пальцев на точку между бровей Шао Сюаня:

- Спроси у Тотема, и ты найдешь ответ самостоятельно.

Шао Сюань закрыл глаза и начал активировать Тотем, который ощущал в своем сознании.

Помимо двух рогов, которые были окружены танцующим пламенем, он больше ничего не видел.

Когда Шао Сюань почувствовал удивление, он услышал, как Шаман шепчет ему на ухо:

- Смотри внимательно.

Внезапно что-то привлекло его внимание. Когда Шао Сюань посмотрел на основание пламени, он увидел там бледно голубое пламя.

Было несколько слоев пламени.

Шао Сюань открыл глаза и вопросительно спросил:

- Оно синего цвета?

Шаман с удовлетворением кивнул. Хорошо, что мальчик видел. Что касается того, как и где на земле Шао Сюань получил Силу Наследования... Шаман понятия не имел, и он решил не уделять слишком много внимания этому.

- Сколько у тебя Силы Наследования? - спросил Шаман.

Шао Сюань посмотрел на кисточку рядом с ним, а потом перевел взгляд на Шамана:

- Можно?

Шаман передал ему тонкую кисочку.

Ручка-кисточка была слишком неудобной по мнению Шао Сюаня, и писать было непросто, не так просто, как угольком. Но где же он сейчас найдет уголек? Он мог сделать один-два штриха за одно движение кистью-ручкой.

Шао Сюань сначала нарисовал очертания тотема на пустом свитке перед ним.

Шаман наблюдал, как Шао Сюань нарисовал тотем, и его улыбка становилась все шире. Это был хороший тотем, хорошо нарисованный. Это было намного лучше, чем большинство рисунков, сделанных другими людьми в племени. Однако, мог ли Шаман хорошо рисовать, не имеет значения. Линии и завитки были очень мало связаны с тем, чтобы быть хорошим Шаманом.

- Вот здесь. - Шао Сюань нарисовал линию вокруг пламени, покрывавшего два рога. - Это должна быть Сила Наследования, верно?»

- Да. Это Сила Наследования. - сказал удовлетворительно Шаман.

Когда Шаман собирался что-то сказать, он услышал, как Шао Сюань продолжил:

- И здесь ... здесь ... также, здесь ... о, подождите секунду, здесь было немного ... подождите ... позвольте мне перепроверить ...

Шаман был полностью ошеломлен, и он забыл то, что собирается сказать.

Поскольку Шао Сюань продолжал делать штрихи здесь и там, это заставляло лицо Шамана подергиваться снова и снова.

Когда Шао Сюань рисовал больше штрихов, выражение на лице Шамана становилось все более напряженным. Кажется, он был счастлив и грустен одновременно. Были и другие эмоции. В общем, все было сложно.

Если бы он разговаривал с кем-то другим, Шаман мог подумать, что допустил ошибку. Тем не менее, это был Шао Сюань, и Шаман знал в глубине души, что Шао Сюань говорил правду.

У него было так много Силы Наследования и таланта, но он хотел быть воином!

Шаман испытывал горечь в своем сердце, он буквально хотел броситься в Огненную Яму и сделать искренний салют перед всеми предками.

"Уважаемые предки, как мог кто-то с такой Силой Наследования и талантом не стать следующим Шаманом?!"

Если бы Шаман был немного моложе и более вспыльчивым, он бы, вероятно, поднял свою трость и поколотил бы Шао Сюаня за это.

Сравнив синее пламя в своем уме с тем, которое он нарисовал на кожаном свитке, Шао Сюань посмотрел на шамана:

- Ну, это все, что у меня есть.

- Это все, что у тебя есть? - Шаман стиснул трость, словно этим движение пытался совладать с тысячей разных эмоций, которые бушевали в его сердце. Все смешанные эмоции были затолканы в глубины сердца.

Шао Сюань считал, что это не так много, потому что синее пламя занимало лишь небольшой процент от всего пламени. Шао Сюань услышал, как Шаман сказал, что большинство людей в племени не имеют большой Силы Наследования. Однако он понятия не имел, что он имел в виду под "не так много", поэтому он изобразил все, что имел. Если бы он знал стандарты Шамана раньше, он определенно скрыл бы какую-то часть.

Шаман некоторое время молча смотрел на рисунок Тотема со всеми этими штрихами.

Когда Шао Сюань поинтересовался, что случилось с Шаманом, тот начал говорить серьезным тоном:

- Отлично, теперь тебе будет легче рисовать.

Шао Сюань внимательно слушал объяснения Шамана о методе рисования Шаманских Томов.

- Все рисунки в Шаманских Томах - это комбинация Силы Наследования, сознания и линий. Когда эти три фактора смешиваются и достигают равновесия, они становятся Шаманским рисунком. Если читатель может использовать Силу Наследования и посмотрит на рисунок с созданием, он сможет взаимодействовать с сознанием, что вложено в изображение. Если бы можно было точно контролировать Силу Наследования, он мог бы даже почувствовать эмоции создателя, которые он испытывал во время написания свитка.

Это напрямую зависит от способностей читателя и писателя, когда дело доходит до глубины взаимодействия. Чем сильнее они оба, тем теснее и ярче будет взаимодействие...

Шаман рассказывал теорию, а Шао Сюань внимательно слушал, потому что он должен был это знать, если хотел сделать подобное свои собственные рисунки.

Когда Шаман закончил объяснять, Шао Сюань запомнил и понял большую часть из этого, а потом снова взял кисточку, чтобы начать делать свой первый Шаманский рисунок.

Новичок в Шаманских Томах всегда начинал практиковать с копирования других Шаманских рисунков. Потому что, кода вы делаете копию, вами будет руководить сознание, которое уже вложено в рисунок-оригинал, и будет проще понять и осмыслить весь процесс.

После того, как Шао Сюань внимательно посмотрел на один рисунок в Шаманском томе, Шао Сюань сосредоточился на пустом кожаном свитке перед собой.

Он поднял руку, и в тот момент, когда его кисточка коснулась кожаного свитка, Шао Сюань стимулировал всю Силу Наследования, которую он имел, и начал рисовать в соответствии с тем, что сказал ему Шаман.

В этот момент Шао Сюань использовал всю свою Силу Наследования, и вся его энергия была сосредоточена на кончике его кисти. Это было единственное, о чем он заботился, и это был единственный фокус, который он использовал. Под руководством Шаманского Тома он медленно начал рисовать.

После одного мазка Шао Сюань полностью вспотел, и казалось, что он потратил все свои силы. Он почти рухнул на стол, тяжело дыша.

Глядя на кожаный свиток, он обнаружил, что там был лишь маленький круг.

Шао Сюань вытер пот рукавом. Он не мог не думать, что рисование Шаманских Томов было слишком сложным. Это был только один мазок, который выглядел как простой круг. Однако с самого начала это было чрезвычайно сложно, и вряд ли остальной процесс станет более простым.

Было ли это связано с тем, что у него не было достаточной Силы Наследования? Шао Сюань задумался над этим.

Если бы Шаман знал о мыслях Шао Сюаня, он, вероятно, точно ударил бы его тростью. Когда сам Шаман начал копировать, он сделал три остановки, чтобы завершить этот небольшой кусочек. Шао Сюань же закончил свой первый фрагмент рисунка без единой остановки! Это было настоящей редкостью даже во всех поколениях в истории Шаманов!

Глава 103. Речь идет не о внешнем виде.
Шао Сюань все утро рисовал этот полный круг и был полностью измотан. Если бы ему о подобном сказали в прошлом, он бы никогда не поверил, что подобное произойдет. Однако теперь он испытал это сам. Рисовать картинку может быть так изнурительно, особенно устает дух.

Выйдя из каменного дома, Шао Сюань огляделся и почувствовал, что все дома в его глазах вращаются в причудливой карусели.

Некоторое время он продолжал смотреть на небо и, наконец, головокружение исчезло. Он поднял каменную коробку, которую дал ему Шаман, только после того как он наконец уверенно смог держаться на ногах. Шао Сюань направился в Медицинский дом, чтобы помочь Гуи Зе обработать эти травы и растения.

Шао Сюань не знал, что сказал Шаман Гуи Зе, но когда он начал учить ее методам обработки растений, она не стала сомневаться в этом и продолжала серьезно учиться, чтобы улучшить свои способы обработки трав.

По сравнению с рисованием Шаманских Томов обработка лекарственных растений была намного проще. Когда солнце опустилось, и он вышел из Медицинского Дома, чтобы отправиться домой, он совсем не устал.

В каменном ящике, предоставленном Шаманом, были два кожаных свитка, некоторые специальные шаманские пигменты и кисточка. Шаману не хватало времени на то, чтобы научить Шао Сюаня всему, поэтому ему пришлось практиковать самому в течение большей части времени.

Каменная коробка была покрыта сеткой травы, и она развернулась, когда Шао Сюань поставил ее на стол.

- Это...? - Старый Ке спросил Шао Сюаня, когда тот принес обратно домой каменную коробку.

- Это задание, данное Шаманом. - Хотя Шаман сказал Шао Сюаню практиковаться самому и предоставил необходимые материалы, они не предназначались для пустой их расточительной тратой. Результаты практики он должен был предоставить Шаману позже. Поэтому это следует рассматривать как домашнее задание.

На этих словах Старый Ке сразу стал серьезным и преисполнился уважением. Он даже на ящик смотрел с искренним уважением. Он не осмелился открыть коробку и прекратил все свои вопросы, как только услышал, что Шао Сюань собирался рисовать картину. По его мнению все, что выходит из уст Шамана, было абсолютно правильным и важным..

- Ты никогда не должен разочаровать Шамана! - Сказал Старый Ке серьезным тоном.

Войдя в свою комнату Шао Сюань достал свитки из кожи животных. Их было два в каменном ящике, один из них был совершенно пустым, а другой был тем, который он использовал утром, и теперь на нем был изображен круг.

Шао Сюань развернул свиток и достал пигмент, а также кисточку. С другой стороны, Шао Сюань достал угольную ручку, которую сделал сам, и попытался начать с нее.

Когда Шао Сюань начал стимулировать Силу Наследования, он быстро сдвинулся талией под острым углом, прежде чем смог что либо написать на кожаном свитке.

С легким треском угольная ручка разбилась на мелкие кусочки и упала на каменный стол. Если бы Шао Сюань промедлил бы хоть на секунду, все эти мелкие кусочки попали бы на кожаный свиток.

Как и ожидалось, ни одно случайное перо не может использоваться для создания Шаманского Тома.

Кисть, которую Шаман дал Шао Сюаню, была изготовлена из меха свирепого зверя и специальной древесины.

Отказавшись от использования других видов ручек, Шао Сюань послушно поднял кисть, данную Шаманом, и начал рисовать.

Поскольку это была практика копирования, он, конечно же, продолжил бы круг, который он сделал сегодня утром. После первой попытки он был более уверенным в своих действиях во второй раз.

Он не спешил. Когда Шао Сюань закончил с этим кругом и вернулся к реальности, он заметил, что уже темно, ему потребовалось не менее часа, чтобы закончить,

По сравнению с его первой попыткой утром, второй раз занял не меньше времени. Но хорошо, что на этот раз Шао Сюань не был таким истощенным, как в первый раз, и у него не было такого головокружения.

Это был прогресс.

В последующие дни Шао Сюань каждое утро брал каменную коробку к дому Шамана. Однако Шаман был занят поручениями, поэтому Шао Сюань сидел в маленькой комнате в задней части каменного дома, чтобы попрактиковаться в рисовании. Когда возникал вопрос или проблема, он отправился к Шаману, если Шаман был свободен. С другой стороны, Шаман был настолько занят в эти дни, что у него не было никакого запаса энергии или времени, чтобы обратить внимание на работу Шао Сюаня.

Через пять дней наступила официальная зима.

Температура резко упала в течение ночи.

Утром Шао Сюань открыл дверь, и все, что он мог увидеть, было белым.

В гигантском гнезде на крыше Чача смотрел вниз, вытянув шею. Увидев Шао Сюань, он взмахнул крыльями, чтобы избавиться от снега и взлетел.

Шао Сюань не заставлял Чачу спать снаружи. Когда была почти зима, Чача все еще не собирался входить в дом. Теперь с сильным снегопадом он все еще не передумал, чтобы таким образом избежать холода. Поскольку он мог это вынести, Шао Сюань решил не вмешиваться в образ жизни Чачи. В конце концов, он не был какой-то домашней птицей, и ему нужно было научиться выживать и в холода, чтобы, как только он вырастет достаточно, он мог вернуться в лес. Он не мог портить Чачу.

Цезарь и Чача последовали за Шао Сюань до вершины горы, и когда Шао Сюань прибыл, Цезарь спустился с горы сам, а Чача полетел в другие места, чтобы охотиться за едой. Увидев это, можно было сказать, что они были хорошо обучены.

Шао Сюань прибыл в каменный дом и обнаружил, что оба лидера охотничьих команд Та и Гуи Хе были здесь.

Он соответствующим образом их поприветствовал и вошел внутрь с каменной коробкой, не мешая им. Он направился в меньшую комнату, чтобы продолжить практиковаться.

Эти два лидера команды знали только, что Шао Сюань узнал что-то о травах у шамана, и они считали его счастливым мальчиком. Какая большая честь учиться у самого Шамана! У всех в племени была такая же мысль.

Они никогда бы не догадались, что Шао Сюань действительно учил прямо сейчас.

Развернув кожаные свитки, Шао Сюань еще не начал практиковать. Раньше, когда он вошел в комнату, он услышал извинения двух руководителей команды.

В прошлом году они нашли довольно много трав, но среди них был значительный процент неправильных. Многие растения выглядели одинаково, и их было трудно правильно идентифицировать. Несмотря на то, что у них были кожаные свитки с картинками растений, но было неизбежно, что они приносили некоторые неправильные каждый раз. Например, растения и травы, возвращенные Гуи Хе, были не самыми правильными, и некоторые из них нужно было просто выбросить.

Это была проблема в общении между ними.

Шаман не мог конкретно рассказать всем воинам-охотникам то, что ему было нужно. Простого словесного описания было недостаточно. Не было реальной картины, никакой реальной обработки. Таким образом, во время общения точность данных могла быть улучшена.

В этом не было виноватых, ведь не все могли понять содержание Шаманских Томов, так же, как Шао Сюань.

Что, если когда-нибудь в будущем все смогут прочитать Шаманские Тома!

Думая об этом, Шао Сюань посмотрел на каменный стол перед ним.

На столе был незавершенный Шаманский Том. Шао Сюань начал читать его, но текст его невероятным образом удивил.

Он рассказывал о сельском хозяйстве. Однако, к сожалению, изображения, излучаемые томом, были недостаточно ясными.

Это была копия какого-то древнего Шаманского Тома. Никто не знал, сколько раз он был скопирован, и первоначальное сознание уже было размыто.

При копировании древнего Шаманского Тома это было похоже на пересказ или передачу чужих мыслей, поскольку копир не мог видеть реальную сцену. И сделать вторую копию было похоже на перефразирование чужой перефразировки. Личные чувства и комментарии были неизбежны.

Например, когда один человек передавал слова другого, значение было бы почти таким же. Однако, с большим количеством людей, сделавших это, будет ли предложение тем же, что и оригинальное?

Скорее всего, он немного изменится.

По сравнению с оригинальными Шаманскими Томами копии древних Шаманских Томов по-прежнему содержали контент, но содержание было размытым и не столь ясным, как оригинал. Такие, как копия, лежащая перед Шао Сюанем.

Шаман не имел личного опыта в сельском хозяйстве и земледелии, конечно, он не мог скопировать точное содержание оригинального автора.

Тот, сто лежал на столе, должен быть сделан Шаманом, копировавшим что-то, переданное его предшественниками. Поскольку Шаман оставил его здесь, он явно не собирался скрывать его от Шао Сюаня.

Шао Сюань провел некоторое время, кожаный свиток Шамана. Хотя было неясно, он был уверен, что сцена, нарисованная на коже животных, не происходит в племени. Место в картине больше напоминало какую-то равнину. Были огромные сельскохозяйственные угодья с плодородной почвой. Некоторые растения были посажены в землю, и некоторые люди были заняты заботой о тех растениях на полях.

Было обидно, что в нынешнее время наше племя находилось где-то не в подходящем для сельского хозяйства месте. Кроме того, люди в племени не имели намерений заниматься чем-то подобным. Им было достаточно, если они могли найти съедобные растения на тренировочных площадках и близлежащих горах.

Шаман, вероятно, никогда лично не увидит сцену, описанную в этом кожаном свитке ... Возможно, он хотел, чтобы Шао Сюань увидел эту картину из прошлого племени, поэтому он оставил здесь этот кожаный свиток. Действительно, для каждого человека в племени, видя что-то подобное, было бы совершенно захватывающим.

Однако даже Шаман не знал об уникальном прошлом Шао Сюаня.

Отбросив кожаный свиток, Шао Сюань продолжал свою собственную практику. Теперь он не копировал работу Шамана. Вместо этого он делал свой собственный рисунок.

То, что он хотел нарисовать сейчас, было то, что он видел на лугах. Некоторое время он размышлял, а затем, тяжело закончив картину, Шао Сюань посмотрел на сделанный им рисунок. Если бы вы взглянули только на символический штрих, вы вряд ли сопоставили бы его с растениями на плодородной почве земле, потому что рисунок был похож на толстого земляного червя.

Однако речь шла не о внешности. Важно было, можно ли изобразить картину в сознании других.

Шао Сюаня уже успел это сделать.

Одноклассник, который был по специальности археологом, из прежней жизни Шао Сюаня сказал: "Доисторическое искусство - это существование доисторической идеологии, а не существование эстетического смысла или существование эстетической идеологии".

В то время Шао Сюань не понимал, что он говорил. Но теперь он понял.

Создатели Шаманских Томов жили далеко в прошлом. Но они использовали метод искусства, чтобы сохранить свои мысли и знания с помощью Силы Наследования. Вот и все, и это не имело никакого отношения к внешнему виду.

Думая об этом, Шао Сюань почувствовал себя спокойнее.

Глядя на рисунок, который он сделал несколько мгновений назад, Шао Сюань подумал:

"Если эта вещь была бы показана археологам в моей предыдущей жизни, они никогда бы не догадались, что описывают эти беспорядочные штрихи."

Глава 104. Близнецы.
Во второй половине дня, когда Шао Сюань покинул Медицинский дом, чтобы вернуться домой, еще не было темно. Травы были почти закончены, и в последнее время было не так много работы. Итак, Шао Сюань планировал вернуться домой пораньше, чтобы заняться рисованием.

Однако вскоре после того, как Шао Сюань покинул Медицинский дом, он остановился и внимательно прислушался, потому что его ушей донесся какой-то шум. Не колеблясь, он сделал поворот и пошел к источнику шума.

Где-то между горным склоном и вершиной горы было особое место. Это было учебное место, специально построенное воинами. Однако для воинов не было места для тренировки, вместо этого оно предназначалось для не пробужденных детей, живущих в районе горных склонов или над ними.

Дети, живущие в горах, начинают тренироваться очень рано, и здесь их основное место обучения. Однако из-за ограниченного пространства, когда кто-то тренировался, другие должны быть оставить это место, поэтому они не пострадают от брошенных деревянных или каменных инструментов. Все дети здесь еще не разбудили свою силу тотема, поэтому их сила была ограничена.

Большинство детей, которые могли обучать здесь, были из "могущественных семей", которые жили на горе, с родителями или бабушками и дедушками, занимающими важные должности в племени. Они должны быть, по крайней мере, семьями лидеров группы мелких охотничьих групп, иначе он или она не смогли бы найти здесь место, и, вероятно, рано или поздно их потомки будут исключены.

Классовое неравенство существовало в каждом обществе.

Шао Сюань никогда не тренировался в этом месте в детстве. Позже, когда его сила тотема пробудилась, он наблюдал, как другие дети тренировались там некоторое время, когда он однажды поднялся на гору.

Теперь была зима, и шел сильный снег. Но даже в этих условиях тренировочное место по-прежнему было очень многолюдным и шумным. Казалось, что там много людей.

Когда Шао Сюань подошел ближе, шум стал яснее.

По сравнению с дорожками в районе горного подножия, дорожки в верхней части горы и на склонах были менее занесены снегом, даже при сильных снегопадах зимой. Некоторые не пробужденные дети приходили на улицу в толстой одежде, сделанной из кожи животных. Большинство из них не испытывали недостатка в еде дома, а шкуры животных, которые они носили, были хорошего качества. Даже если мороз был сильным, холод не угрожал бы их жизни.

Вдоль очищенного пути Шао Сюань прошел на эту тренировочную площадку для детей. В этом месте было почти сто человек, и из возраст варьировался от 5-6 лет до подросткового.

Поскольку ни один из них не мог бороться с холодом, как воины Тотема, дети в тренировочном месте были обернуты в шкуры, как китайские рисовые пельмени.

В то же время в толпе собралось трое детей, и Шао Сюань знал двух из них.

Это были близнецы Мая и Цяо по имени Ян и Гуан.

Янгуан означал солнечный свет на местном языке, однако он был разделен двумя словами, чтобы назвать близнецов. Май и Цяо были их родителями. Ах-Ян был мальчиком, и он родился на мгновение раньше своей сестры Ах-Гуан.

Близнецы редко рождались в племени. На данный момент Ян и Гуан были единственными близнецами в племени. Шаман лично проверял их, когда они родились.

Ян и Гуан были на один год моложе Шао Сюаня, и они не разбудили их тотемную силу. Однако они были довольно талантливы и имели хорошие физические характеристики. К концу этой зимы Май планировал отправить своих близнецов в предвыборную группу, чтобы представить их перед Шаманом.

Ах-Гуан была отмечена из-за ее силы многими людьми в племени с тех пор, как она родилась. Все думали, что она пробудится, как только достигнет подходящего возраста. С ней просто нелегко было справиться. По сравнению с Ах-Гуан, Ах-Ян, как брат, не был таким необычным. Однако он был гораздо мягче и ни с кем не спорил. Когда Ах-Гуан затевала драку с другими, он даже вышел бы и остановил ее. У них были совершенно противоположные личности.

Конечно, это была только известная все вокруг история.

Естественно, так как Шао Сюань был одним из близких друзей Мая и Цяо, он знал, что реальная ситуация сильно отличается от этой.

Это правда, что Ах-Гуан родился сильной, и она могла сразиться с двумя детьми своего возраста. Однако, когда дело доходит до ее импульсивного нрава, раздражительности и ее любви к борьбе ... все это было неправдой.

Люди в племени имели различное отношение к мальчикам и девочкам. Если мальчика ударит девочка, люди скажут:

- Ну, это еще не повод считать, что ты потеряешь что-либо, будучи побитым один раз.

Но если стороны поменять местами?

Это очень сильно осуждалось! Это было абсурдно! Даже если другие люди бы ничего не сказали, родители мальчика преподали бы ему дома урок, избив его еще сильнее.

Это не имело ничего общего с манерой поведения джентльменов или чем-то подобным. Вся эта фигня поколениями вдалбливалась в сознания людей племени. Здесь каждый Шаман ценил защиту девушек, поскольку это имело большое значение для будущего продолжения рода в племени. Доля мужчин и женщин в племени не была одинаковой, и ежегодно девочек рождалось меньше пацанов. Поэтому многие Шаманы из поколения в поколение были очень обеспокоены этим.

Если бы поблизости были некоторые другие племена, тогда молодые люди могли бы просто заманить некоторых невест из других племен. Однако из собственное племя, казалось, было единственным в регионе. А если исключать тех молодых людей, которые были связаны друг с другом кровью, то становилось еще меньше людей, из которых можно было составить пары. Теперь в племени было довольно много вечно холостых парней. Если бы в прошлом Старый Ке не получил травму, возможно, у него были бы внуки.

Это было также причиной того, что молодые воины хвастались, как павлины, щеголяющие своими хвостами, когда они каждый раз шли по Пути Славы. Им нужно было продемонстрировать свою добычу и, следовательно, свои способности.

Просто из-за разного отношения людей к разным полам, каждый раз, когда насилие было необходимо для разрешения ситуации, или когда кто-то на них нападал, Ах-Гуан становилась той, кто сражалась впереди, а ее брат, Ах-Ян, действовал как тот, кто удерживал свою сестру. Он постоянно говорил ей "остановись", "отступись", вместе с "извините" и "она слишком вспыльчивая".

Как и сейчас, когда у близнецов возникли проблемы с кем-то другим. Ах-Гуан использовала обе ноги и руки, чтобы сражаться, она явно хотела сражаться со все жестокостью. Однако ее брат держал ее за плечо, когда она несколько раз пыталась, но не смогла ударить других.

Однако она, судя по всему, добилась успеха несколько раз, если нет, откуда взялись все следы на теле мальчика?

Ах-Ян держал свою сестру, видимо, стараясь успокоить. Однако, когда парень из другой группы вышел из своего окружение, Ах-Гуан его атаковала. Она промахнулась на дюйм, но все же оставила на его одежде из шкур животных след. Тот отступил назад.

Правд ли, что Ах-Ян не смог удержать свою сестру?

Даже дурак не купился бы на это!

Эти двое детей были равны по силе, если он действительно хотел остановить свою сестру, тогда это было бы не слишком сложно.

Близнецы были еще очень молоды, и они были не такими простыми и неприхотливыми, как их родители. Вместо этого у них было довольно злобное чувство юмора. Если бы сегодня они узнали некоторые простые ловушки от Шао Сюана, они бы использовали их, чтобы обмануть других завтра.

Видя, что кто-то из тех, чья сила Тотема уже пробудилась, может сейчас выйти, Шао Сюань решил первым окликнуть ее:

- Гуан, Гуан!

Все обернулись на его голос.

Увидев, что это Шао Сюань, Ах-Гуан сразу улыбнулась, хотя она была злой всего лишь мгновением раньше. Она "избавилась" от своего брата и побежала к Шао Сюаню. Она была очень плотно одета, с плащом за плечами. Когда она бегала, она выглядела, как движущийся пельмень.

Ах-Гуан смотрела на Шао Сюаня, как будто он мог быть ее сторонником. Потянув Шао Сюаня за руку, она сказал:

- Надо мной издеваются, братик Ах-Сюань!

Несколько человек, которых только что ударила Ах-Гуан, были полностью ошеломлены ее обвинениями. Чёрт! Это полная ерунда! Любой, у кого есть глаза, мог ясно видеть, кто был жертвами!

Дети смотрели на Шао Сюаня с разными выражениями на лицах.

Некоторые младшие дети не имели представления о том, кем был Шао Сюань, и им тоже было все равно. Но относительно старшие имели разные выражения лиц, особенно те, кто пробудился вместе с Шао Сюанем. Не говоря уже о том, что Шао Сюань внес большой вклад в племя и присоединился к передовой группе, а теперь он еще и учился у Шамана! Это было похоже на сияющий ореол над его головой.

Из-за этого, хотя Шао Сюань был тем, у которого нет опоры за спиной, и когда-то жил в сиротской пещере, никто здесь не осмелился исключить его и попросить его уйти.

Ку стоял за толпой, и у него были более сложные эмоции на лице. Будучи одним из детей из сиротской пещеры, он был одним из самых почитаемых из них в прошлом году в течение короткого времени. Однако теперь все говорили о Шао Сюане. И все это продолжалось долгое время.

Прошел всего один год, и теперь все изменилось так сильно.

Глава 105. В этом нет ничего сложного.
После прослушивания близнецов, описывающих всю ситуацию, Шао Сюань наконец понял, почему произошла драка

Хотя в глазах людей, живущих в районе горного подножия, лидеры мелких охотничьих групп считались уже замечательными людьми, однако здесь все было по-другому. Цяо и Май были далеки от высшего класса.

Насколько известно Шао Сюаню, здесь было довольно много детей, а их родители являлись лидерами маленьких охотничьих групп в охотничьих командах. В этом не было ничего особенного, но их дедушка и бабушка могли занимать важные почты в племени. Например, лидер команды, шеф-повар, а среди некоторых детей были даже те, у кого в предках были Шаманы племени. Репутация и семейная власть накапливались на протяжении веков, и у них были очевидные преимущества перед другими людьми в племени, и они также были очень уважаемы из-за занимаемых ими позиций.

По сравнению с этим, близнецы от Мая и Цяо были всего лишь детьми с богатыми родителями, но не с родословной.

Кроме того, пока близнецы смогли получить возможность тренироваться на этом месте для обучения детей, другие со своими родителями допускались до настоящих учебных площадок. У многих детей был подобный опыт. У них был кто-то, кто защищал их от страдания, пока они находились в окружении пробужденных воинов Тотема. Однако сейчас была зима. Раньше Ян и Гуан были младше и отказывались выходить зимой на улицу. Поэтому они никогда не были на этой специальной детской тренировочной площадке в прошлом.

Близнецы были друзьями с большинством детей, связанных с охотничьей группой Мая, и они не были так близко знакомы с другими детьми с вершины горы. Но в этом годы близнецы решили провести надлежащую тренировку и упражнения, чтобы к концу сезона силы их тотема пробудились

Просто они не полностью понимали здешнюю ситуацию, а также правила, принятые на этой тренировочной площадке.

Поскольку это была тренировочная площадка, специально разбитая и обустроенная для детей, ни один взрослый не будет вмешиваться в дела, которые тут происходит. И руководство, и правила, были установлены не пробужденными детьми. Даже у их предков был подростковый период. Многие из установленных ими правил, использовались до сих пор.

Например, здесь было правило о том, что если ребенок хотел здесь тренироваться. он должен был повесить свою именную табличку.

Это означало, что дети должны были повесить каменную табличку с вырезанным на ней своим именем на высоком каменном столбе, который находился на краю тренировочной площадке. Ребенок получал разрешение тут тренироваться, только после того, как он сделал это.

Когда Шао Сюань впервые увидел этот каменный столб, что стоял на краю тренировочной площадки, он решил, что это телефонный столб, или что-то вроде этого. Когда он приблизился к нему и понаблюдал за ним, когда он коснулся его своими руками, он понял, что это не телефонный столб, да и вообще не столб, это было настоящее дерево.

У этого каменного дерева была долгая история, возможно, ему были уже сотни лет. Было сказано, что каменное дерево существовало, когда место для обучения было впервые построено. Однако оно росло очень медленно. Даже через 10 лет вы не смогли бы увидеть признаки его роста.

Предки оставили это дерево здесь, и теперь дерево стало тем, кто решает, кому даровать право на то, чтобы войти на тренировочную площадку.

Каменное дерево имело ширину почти в два человека и было более 50 метров в высоту. Оно было тонким, но высоким, и на вершине было несколько ветвей, а вся остальная часть - чистый ствол. В другое время года дети забирались по стволу, чтобы повесить свои именные таблички на одну из ветвей. В будущем, когда они станут настоящими воинами Тотема, они снова взберутся на каменное дерево, чтобы забрать свои каменные таблички обратно. Это было своего рода последнее прощание с этой тренировочной площадкой.

Это было равносильно искренней церемонии и стало традицией, соблюдавшейся на протяжении веков.

Обычно это было не так сложно для близнецов. Хотя дерево было похоже на камень, но поверхность ствола была грубой, как кора, как и у любого другого дерева. Восхождение было не слишком тяжелым для них.

Как правило, правила могут быть немного изменены в особых случаях. Например, в такую погоду совершенно невозможно подняться на каменное дерево. Однако сегодня ситуация была немного сложной.

Две группы детей должны были сразиться, и те, кто победили бы, смогли бы тренироваться на этой площадке в течение следующих двадцати дней, в то время, как потерпевший поражение не имел права в это время появляться здесь.

Эти битвы проводились каждую зиму, потому что многие дети готовились к своему пробуждению в конце сезона. Чтобы поддерживать физическую форму и наилучшее состояние для предварительного отбора перед концом зимы, они будут сражаться как можно сильнее, чтобы отстоять даже несколько минут времени обучения в этом месте.

Это была единственная открытая площадка в верхней половине горы, которая была пригодна для таких вещей, как метание и другие виды тренировок. В районе горного подножия было несколько открытых площадок, но они не хотели туда ходить.

Более того, наличие места в этом тренировочном месте позволяло детям демонстрировать свой статус. Посещение этого места означало большую честь, даже если кто-то только стоял на тренировочной площадке, наблюдая за тем, как другие тренируются. Ку, например, сюда тоже кто-то привел. Просто он был недостаточно подготовлен, чтобы тренироваться здесь, потому что он не повесил свою табличку с именем на каменном дереве. Тем не менее, он часто хвастался этим опытом перед другими детьми, живущими у подножия горы.

Первоначально план обучения подразумевал, что дети будут заниматься тут по очереди, например одна группа могла прийти и тренироваться тут в течение первых десяти дней, а затем наступала очередь в десять дней для следующей группы и т.д. По очереди. Однако каждый раз зимний сезон начинался с демонстрации физической силы.

Естественно, люди в племени справлялись со своими проблемами по средствам насилия.

Многие люди в племени считали, что дети делают правильно, сражаясь друг с другом, и восхищались этим жестоким способом решения проблемы.

Независимо от того, какая была очередность по использованию этого тренировочного места, мысли каждого были одинаковыми: "Нам нужно использовать это место прямо сейчас. Вы отступите? Нет? Тогда давайте сражаться!"

Победитель был прав, несмотря ни на что. Проигравший был неправ, также несмотря ни на что.

В этом тренировочном месте всегда велась подобная борьба за территорию.

Всякий раз, когда приходило время, каждая из сторон призывала своих друзей и семьи прийти на помощь, в том числе и уже пробужденных воинов Тотема. Шао Сюань видел Мао и Мо-Эра. Как правило, они не вмешивались в драки своим прямым участием. Вместо этого пробужденные воины Тотема были здесь только для того, чтобы наблюдать, а так же подбадривать детей.

Обе стороны принадлежали к двум различным лагерям. Некоторые из них были связаны с охотничьей командой Та, а остальные были связаны с воинам команды Гуи Хе.

В это время подошли близнецы, Ян и Гуан, и присоединились к своей группе. Их друзья, естественно, приветствовали их участие, однако другая сторона не согласилась с этим и стала требовать соблюдения традиций, утверждая, что они должны их придерживаться. За словесными аргументами пошли физические, и близнецы, не сдерживаясь, решили противников просто отпинать.

Ребенок, которого только что ударила Ах-Гуан, насмехался над близнецами за то, что они "боятся высоты".

Узнав, что произошло точно, Шао Сюань посмотрел на это каменное дерево.

В отличие от других деревьев, каменное дерево было покрыто толстым слоем льда по всей поверхности. Без опасения повредить каменное дерево, было очень сложно подняться и повесить наверху именную табличку.

Даже воины Тотема колебались бы, если бы им пришлось лезть со всеми этими условиями.

Посмотрев на близнецов, закутанных в толстую одежду из шкур животных, которые были похожи на два жирных пельменя, Шао Сюань перевел взгляд на дерево, высотой 50 метров. Близнецы просто соскользнут со ствола, как только прыгнут на дерево, не говоря уже о том, что просто не смогут подняться наверх.

- Использование каменных инструментов разрешено? - спросил Шао Сюань.

- Нет, это повредит каменное дерево. Но можно пользоваться веревками. - ему ответил паренек, который был одного возраста с Яном и Гуан. Он был ужасно высокомерным и имел жестокое лицо.

После этого парень усмехнулся близнецам, словно говоря:

"Разве вы не гордитесь своей силой? Но теперь вы можете использовать это!"

- Его зовут Мэн. Он - худший! Он тот, кто остановил нас у входа. - сообщила Шао Сюаню Ах-Гуан.

Погода была очень холодная, ледяной ветер, сильный снег. Многие из не пробужденных детей уже замерзли. Они думали, что близнецы должны просто отказаться от своих планов, потому что они так и не смогли бы ничего сделать. Так зачем тратить время? Они хотели увидеть финальный бой! Иначе бы они не потащились сюда, чтобы мерзнуть на этом холоде.

- Итак, что вам теперь нужно? - Шао Сюань посмотрел на близнецов.

Взгляды обоих детей сразу стали подавленными. Несмотря на то, что они были специалистами в разного рода трюках, они не могли придумать ничего, чтобы они смогли сделать.

- На самом деле, я думаю, что это может подождать. Позже, когда мы закончим бой, это место будет принадлежать нам в течение следующих двадцати дней. Вы можете прийти потренироваться здесь позже. - сказал Мао, выходя вперед.

Один из детей, стоящих за Мэном, ухмыльнулся словам Мао:

- Как будто ты можешь так просто выиграть битву!

Две стороны были всего лишь в одном шаге от следующей ссоры. Шао Сюань покачал головой. Борьбы между двумя противниками - это было одно, а распределение права входа на тренировочную площадку, стало лишь причиной, за которую они все цеплялись.

- На самом деле, это не так сложно. - сказал Шао Сюань.

Дети из обеих групп сразу же посмотрели на Шао Сюаня, услышав его слова.

Не так сложно?

Он, должно быть, хвастается!

Не только Мэн и его спутники, но и те, кто сопровождал Мао с любопытством посмотрели на Шао Сюаня. Они понятия не имели, почему Шао Сюань это сказал.

- Каменный инструменты запрещены? - снова спросил Шао Сюань.

- Конечно! - сказал Мэн.

- Никакой помощи от других людей?

- Определенно!

- Получается, что все остальные средства разрешены?

- Да, ты можешь использовать все, что угодно, если это не вредит дереву!

- Тогда это просто.

Договорив, Шао Сюань вложил два пальца в рот и под любопытными взглядами окружающих - свистнул.

Глава 106. Оказывается, это тоже вариант.
Свист ушел в снег и ветер.

Слушая свист Шао Сюаня, многие люди выглядели странно и смущенно, потому что они понятия не имели, почему Шао Сюань это делает. Однако некоторые другие дети, казалось, что-то поняли, и ошеломление отразилось на их лицах.

- Ах!

Близнецы взволнованно закричали, потому что они уже догадались, как Шао Сюань собирался решить эту проблему. Они смотрели в небо, и даже падающий снег не мешал им открывать глаза, потому что они боялись потерять какие-либо детали.

- Что, черт возьми, происходит? - Мэн спросил других детей позади него.

- Этот орел ...

Мэн поднял глаза в небе, в том же направлении, на которое указывали его спутники.

В небе появилась маленькая черная точка, и вскоре маленькая точка становилась больше и больше. Даже большие летающие снежные хлопья не могли скрыть это тело, поскольку оно становилось все ближе и ближе.

- Это Чача! Чача! - Близнецы были так взволнованы, что хотели подняться как можно выше. Они хорошо знали Шао Сюаня, поэтому они были знакомы с Чачей.

Однако у других были разные мнения.

Для многих людей в племени Чача находился в том же положении, что и Цезарь. Они выживали в племени только потому, что Шаман позволял им оставаться в племени. Многие даже подумывали, что такие животные, как Цезарь и Чача, уже потеряли свою квалификацию быть добычей, потому что у них не было такой жестокой природы, как у животных в дикой природе. Люди больше не видели в них свирепых зверей. Даже без благословения Шамана они не попытались бы выследить Цезаря и Чачу, потому что это не было проблемой.

Как и большинство воинов Тотема, они чувствовали, что охота означает стремление к силе. Охота на более свирепых зверей всегда вызывала больше волнения и смысла. Животное, потерявшее свою свирепость, бесполезно для них.

Обычно они часто видели, как орел летает в небе. Тем не менее, они никогда не думали о том, что в конечном итоге сделает этот орел.

Они не были глупыми, но традиционные мысли и взгляды, пропагандируемые на протяжении сотни лет, уже заманили их в сети этой философии. Конечно, они не могли даже подумать о том, чтобы суметь использовать животных как-то иначе, кроме как в пищу. Но близнецы уже мыслили по-другому.

Чача парил в небе, но не летел на землю.

Шао Сюань сделал жест рукой, и люди увидели, что орёл в небе летит к Шао Сюаню.

- Неужели... Птица на самом деле смогла увидеть, что Шао Сюань махнул ей рукой?! - кто-то ошеломленно прошептал в толпе.

- Мой папа однажды сказал, что орлы могу видеть кролика издалека... - сказал еще один ребенок.

- Это так классно!!

- Значит, он также может видеть опасность и рисковую ситуацию издалека? Если так, моему отцу больше не придется рисковать жизнь в охотничьих миссиях. - сказал кто-то тихим голосом.

Шепот внезапно остановился на этом предложении.

Да... Если бы он мог увидеть опасности издалека и предупредить людей заранее... Возможно, некоторых ненужных рисков можно было бы избежать, когда люди находились в дикой природе, отправляясь на охоту.

Все так думали.

Однако они все еще не думали, что зверь может это сделать. Животное - это всего лишь животное. Они не могли говорить, как люди, и даже если это был орел, он был просто птицей, которая умела летать.

Свист!

Черная тень хлестнула крыльями, и все снежинки вокруг были отброшены в стороны потоками воздуха.

Люди посмотрели в ее сторону.

Расправляя крылья, Чача спокойно приземлился на руку Шао Сюаня.

Вокруг было много людей, но Чача не был робким. Его глаза орла оглядели толпу, а затем он начал клевать свои перья, как будто вокруг никого не было.

Шао Сюань опустил руку, чтобы близнецы могли хорошо поговорить с Чачей.

- Чача, пожалуйста, помогите мне положить это на верхнюю ветку! Это дерево, да. На его вершинах есть ветки. Любая ветка бы подошла для этого... - Ян и Гуан вытащили свои таблички с названиями камней и поговорили с Чачей.

Каменные таблички были не большими, только в два раза меньше ладони ребенка, и на верхней части каменной таблички была пробита маленькая дыра, чтобы кожаная веревка могла пройти через отверстие. Большинство детей в верхней половине горы имели похожие каменные таблички. Некоторые были подготовлены до того, как они родились, а некоторые были подготовлены после их рождения. Даже многие люди, которые не подготовили такие таблички для своих детей, делали их после того, как неоднократно видели подобное в руках у других детей.

Каменные плиты были сделаны из тонких первоклассных каменных сердечников, а кожаная веревка была сделана из кожи свирепых зверей, поэтому она не будет легко рваться.

Когда Ян и Гуан разговаривали с Чачей, другие продолжали смотреть на них. Большинство людей не верили, что животное может понять человеческие слова. Увидев, что близнецы разговаривают с Чачей, они выглядели удивленными.

- Может ли он их понять?

- Многие звери в лесах умны.

- Но даже если бы он мог понять смысл, будет ли он выполнять их просьбу?

- Наверное, нет... Мой папа сказал, что птицы в лесах все свирепые! Как он может слушать наши слова и делать то, что мы говорим?

Пока некоторые дети делились своими знаниями о птицах вообще, и об орлах в частности, они подняли глаза и увидели, как близнецы касаются этого орла руками. Все замолчали, но продолжали смотреть на них.

Чача был немного раздражен, потому что близнецы каждый раз трогали его.

Увидев, как Чача клевал руки близнецов, все сердца людей напряглись. Даже Мэн и некоторые молодые воины Тотема, стоящие в стороне, смотрели на близнецов. Конечно, у тех, кто имел опыт охоты, было лучшее понимание поведения свирепых птиц.

Тот, кто ударил Ах-Гуан, ухмыльнулся в глубине души.

"Видите? Вас клюнули! Говорят, что клюв орла может нанести серьезную травму!"

Однако, ко всеобщему удивлению, близнецы хоть и отдернули руки, но на них не было ни следа царапин.

Конечно, птицу держали вдали от дикой природы слишком долго, и теперь она не знала, как клюнуть других! Его мягкий характер не был похож на птиц в лесах. Некоторые люди, казалось, прозрели, видя это. Пока кто-то со стороны Мао не приблизился у Чаче с длинной деревянной палкой. Он тоже хотел прикоснуться к птице, но не осмелился сделать это своей собственной рукой. В конце концов, он решил использовать деревянную палочку.

Однако, прежде чем деревянная палка смогла приблизиться, Чача взмахнул крыльями и крепко клюнул за нее.

Дух!

Рука парня, державшая деревянную палочку, немного онемела. Если посмотреть на палочку, то можно было обнаружить, что на ней появилась дыра. Если бы палка не была такой толстой, Чача бы легко ее перекусил.

Теперь никто не осмеливался сказать ничего в его адрес.

Если у кого-то еще есть сомнения, он может проверить Чачу, коснувшись его своими рукам. Однако никто не был таким идиотом, чтобы это сделать.

Чача хотел броситься на этого мальчика с деревянной палкой, но был остановлен Шао Сюанем.

- Тот, кто подойдет без разрешения, подвергнется нападению - сказал Шао Сюань.

Затем близнецы закончили разговор с Чачей, показав ему свои каменные таблички. Две каменные таблички были уложены друг на друга, и кожаная веревочка прошла через них обеих.

- Если ты поможешь нам в это, я попрошу хорошего мяса у папы только для тебя, Чача! - сказала Ах-Гуан.

- Лети. - Шао Сюань поднял руку.

Чача взмахнул крыльями и поднял лапы. Он схватил каменные плиты близнецов в момент взлета. В мгновение ока он взлетел в Небеса.

Шао Сюань совершал тонны подобных тренировок с Чачей, и некоторые из задач были еще более сложными. Итак, повесить таблички с именами близнецов на ветках, было для Чачи все равно, что съесть кусок пирога. Шао Сюань совершенно об этом не беспокоился.

Внизу на тренировочной площадке люди смотрели на летящего орла, направившегося к каменному дереву. В тот момент, когда люди стали задаваться вопросом, когда он будет замедляться, и что он будет делать, когда приблизится к стволу, Чача как раз замедлился. А потом, как порыв ветра, Чача полетел к ветке на самом верху.

Многие люди явно не видели движения Чачи. В их глазах орёл просто пролетел над верхушкой дерева, ничего не сделав.

- Это не помогло, - сказал кто-то. Он говорил это так, как будто именно так и должно было случиться, но все же, в его тоне были следы разочарования.

- Нет, птица сделала это! Таблички уже там, - Тот, кто сказал это, стоял за Мэном.

В отличие от обычных детей, которые еще не прошли свое пробуждение, у воинов Тотем было гораздо лучшее зрение.

В конце предложения люди услышали легкий звук "Динь" с вершины каменного дерева. Это был звук каменных табличек, ударяющих по льду наверху.

Когда каменные таблички появились наверху, они скользнули вдоль ветки. В такую погоду кожаные веревки быстро покроются слоем льда. Таким образом, независимо от того, насколько сильным будет ветер, каменные таблички не упадут. Когда в конце сезона лед растает, на ветвях появится много листьев, которые так же блокируют возможность падения каменных табличек. Если бы кто-то не поднялся и не снял эти таблички, то, как правило, независимо от того, насколько будет дуть сильный ветер, каменные таблички не упадут на землю.

У Мэна было очень сложное выражение лица.

Они использовали этот способ для выполнения задачи! Оказывается, был и такой вариант!

Это также не нарушило правила.

Они никогда не думали о возможности подобного. В их сознании все животные, особенно свирепые звери, должны были быть убиты и съедены. Все это время они были на противоположной от людей стороне.

Почему животное ведет себя так? Цезарь стал себя так вести, а теперь также себя вел и орел!

Все на тренировочной площадке думали о чем-то, увидев, что орел вернулся к руке Шао Сюаня.

Раньше было только две возможности: Сделать это самими, или облажаться и не суметь справиться с проблемой, как бы не старались. Но теперь Шао Сюань продемонстрировал им новый вариант решения этой проблемы!

Глава 107. Соревнование.
Когда задача была завершена, Шао Сюань позволил и без того нетерпеливому Чаче улететь.

Если бы вы подумали об этом, вы обнаружили бы, что Шао Сюань воспользовался правилами, и это был один из способов поиздеваться над другими. Однако сейчас это было по особому поводу. Другая сторона сдерживала близнецов, заставляя их сделать то, что было им не под силу. Раньше для таких детей могли сделать исключение, ведь забраться на это каменное дерево в зимний сезон было для них попросту невозможно.

Но Шао Сюань прекрасно знал близнецов. У них был очень настойчивый характер. Даже если им сейчас помог Чача, по окончанию зимы первое, что они сделают, это поднимутся по каменному дереву, чтобы коснуться своих каменных табличек, которые содержали их имена. Это обеспечило бы им чувство облегчения и означало бы. что они были достаточно квалифицированы и никак не нарушили установленные тут правила.

Как и ожидалось, когда Чача улетел, Ах-Гуан, глядя на нахмурившееся мрачное лицо Мэна, сказала:

- Как только окончится зима, мы снова придем сюда только для того, чтобы забраться на самый верх. Подожди и увидишь!

Ах-Ян кивнул, стоя рядом с ней:

- Я тоже обещаю это сделать!

Хотя Чача уже улетел, ранее произошедшая ситуация оставила свой след в сердцах многих людей. Он может быть и не столь уж глубоким, но в будущем, когда они столкнутся с подобными трудными задачами, они могут снова вспомнить о произошедшем сегодня.

Дети принимают новые вещи лучше, чем взрослые. Умение людей всегда должны формироваться с детства. Кроме того, по окончанию этой зимы Шао Сюань планировал вывести Цезаря на несколько охотничьих миссий. Он надеялся, что люди постепенно примут его способ обучения диких животных.

Картины, которые предки нарисовали на стенах в каменном зале сиротской пещеры, состояли из сцен, которые показывали, что они охотились с собаками. Возможно, однажды в будущем эта грандиозная сцена снова станет реальностью. Такого же мнения придерживался и Шаман.

- Ладно, теперь, когда все разрешилось, я возвращаюсь. - сказал Шао Сюань близнецам.

- Не уходи, братик Сюань! Позже у нас будет дуэль, а еще я буду участвовать в соревновании! - сказала Ах-Гуан.

Дети со стороны Мэна мгновенно начали кричать на слова Ах-Гуан.

- Ты не можешь присоединиться к соревнованию, Ах-Гуан!

- Да, в самом деле! Ты можешь попросить Ах-Яна занять твое место!

- Согласен! Ах-Ян, как ты можешь позволить своей сестре присоединиться к соревнованию?

Раньше, когда они сопротивлялись присоединению близнецов, они делали это по двум причинам. Во-первых, обе стороны сражались за место тренировки, конечно же, они хотели сделать все, чтобы ослабить другую сторону. Во-вторых, и что было более важно, Ах-Гуан была девушкой, что родилась с силой. И если бы девушка с такой силой присоединилась к соревнованию, у Мэна не было бы подходящего человека, который мог бы сразиться с ней. Теперь, когда кто-то сказал, что Ах-Ян должен сражаться вместо Ах-Гуан, многие дети начали повторять это предложение.

Шао Сюань посмотрел на кучу детей и ухмылялся в своем сердце. Какими глупыми были эти дети! Они были полностью обмануты близнецами. Только сейчас, когда кто-то сказал, что Ах-Ян должен присоединиться к бою, оба близнеца не могли не улыбнуться.

Это была лучшая из трех игр, и каждая партия отправила трех детей на битву.

Шао Сюань, Мао и другие наблюдали за боем издалека.

У не-пробужденных детей был очень простой способ сражаться друг с другом. Никаких каменных орудий не допускалось, так как они сражались голыми руками. Все движения были изучены ими в занятиях со своими родителями и другими взрослыми. Однако из-за отсутствия реального опыта охоты и отсутствия силы тела, а также того факта, что на них было слишком много одежды ... импульс боя был очень слабеньким.

Шао Сюань стоял в стороне, наблюдая, как дети с двух противоположных сторон сражаются друг с другом. Из-за этого непомерного количества одежды на них, они напоминали ему живые пельмени, сталкивающиеся друг с другом. Шао Сюань с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться в голос, но бой был чем-то серьезным в глазах всех детей, которые находились здесь. Итак, Шао Сюань старался контролировать свое выражение лица.

Как и ожидал Шао Сюань, было достаточно двух вздохов, чтобы Ах-Ян повалил своего противника на землю всего тремя ударами. В четвертый раз он ударил своего противника по лицу, когда пригвоздил его к земле, пока противник не признал поражения. Похоже, что Ах-Ян долгое время сдерживал свои намерения, и теперь он наконец выпустил их.

Оглядевшись вокруг, Шао Сюань обнаружил, что помимо тех, кто хорошо знал Ах-Яна, все остальные выглядели крайне забавно.

В конце концов, Мэн был единственным, кто выиграл в своей партии. Два других, оба были побеждены, а это означало, что в течение следующих двадцати дней они не должны ступать на территорию тренировочной площадки.

У людей племени была одна особенность, которая заслуживала уважения, она заключалась в том, что если они проиграют, они не будут искать оправдания неудачи. Кроме того, после поражения они не будут поступать грязно, например, ставя ловушки на победителей. Если они падают, то отдыхают, а затем встают и начинают движение оттуда, где они упали. Если они проигрывают, они стремятся стать лучше, чтобы в будущем стать победителями.

Близнецы приветствовали других и начали обсуждать вопрос о переносе большего количества каменных инструментов на место обучения.

Молодые воины, которые следили за боем, тоже хотели уйти. Но как только Шао Сюань собирался развернуться и уйти, он услышал, как кто-то с другой стороны крикнул:

- Подождите!

- Что такое? У вас есть что сказать после поражения? Или ты хочешь с кем-то сразиться, Лей? - ухмыльнулся Мао.

Этот "Лей", о котором говорил Мао, был тем, кто раньше стоял за Мэном.

Лей пробудился на год раньше Шао Сюаня и Мао. Он был еще старше Шао Сюаня, когда был пробужден. Если бы кто-то взялся подсчитать, то обнаружил бы, что он был на два года старше Шао Сюаня. Он был самым выдающимся среди своих сверстников, а еще он всегда возвращался в племя с большей из всех них добычей. После двух лет, как он стал воином, он теперь был на голову выше Шао Сюаня, учитывая, что он был намного старше его.

Лей ответил Мао:

- Кто бы из вас мог стать моим противником, если я вступлю в бой? - он говорил это так, словно издевался над непробужденными детьми: "если я вступлю в бой".

Прежде чем Мао успел что-то сказать, Лей отвернулся и посмотрел на Шао Сюаня:

- У нас есть кое-кто на нашей стороне, кто хочет провести дружеский бой с Ах-Сюанем. Обычно, когда Ах-Сюань изучает медицину у Шамана, его трудно найти. Сегодня, по чудесному совпадению, мы все здесь. К тому же, если бы мы организовали этот небольшой бой, то другие непробудившиеся дети получили бы возможность увидеть, что такое настоящий бой между воинами Тотема.

Когда он говорил "Воины Тотема", он сказал это с гордостью. Не только Лей, другие все были рады услышать, как он это сказал.

Молодые воины Тотема хотели похвастаться, в то время как непробудившиеся дети с нетерпение ждали увидеть это. У их отцов были свои битвы и соревнования, а у молодого поколения - свои.

Когда Лей закончил слова, один из парней из этой группы вышел вперед

- Тай? - Мао нахмурился, увидев человека, который вышел.

Тай пробудился в том же году, что и Шао Сюань и Мао. Однако Шао Сюань его не знал хорошо, так как он был в другой охотничьей команде.

Тай поднял руку и уставился на Шао Сюаня, сказав:

- Я слышал, что ты - самый лучший среди наших сверстников, и я уже давно хотел бросить тебе вызов.

Слова Тая не оставили равнодушным и тех, кто был на стороне Мао:

- Кто сказал, что он самый лучший из наших сверстников?

- Заткнись! - Мао посмотрел на того, кто заговорил.

Он не был доволен тем, что приходится это признавать, но он хорошо помнил о том, что произошло во время той охотничьей миссии. Шао Сюань действовал намного лучше, чем он. Кроме того, если бы не Шао Сюань, он, вероятно, оказался бы в брюхе Черного Ветра. Его отец также сказал ему, что он сейчас является соперником Шао Сюаня.

Хотя с тех пор, как это сказал Та, прошло уже полгода, и Мао добивался прогресса быстрее, чем большинство детей в племени, но он понятия не имел, на что способен Шао Сюань, потому что после того он больше ни разу ни был с ним в одной охотничьей группе. Шао Сюань к тому же не остался в передовой группе. Оба, Мао и Та, не знали о нынешней силе Шао Сюаня.

Мао не верил, что Шао Сюань не добился прогресса в течение этой половины года. Его прогресс можно было увидеть даже по добыче, которую он приносил после каждой охоты.

- Ах-Сюань? - Мао посмотрел на Шао Сюаня и спросил его отношение к этому предложению.

На самом деле, Шао Сюань очень не любил эту привычку сражаться друг с другом, но он не мог отказаться от боя. Если бы он отказался или попытался придумать какие-то оправдания, чтобы избежать боя, его бы сразу стали считать слабаком.

Когда кто-то бросает вызов вам, вы обязаны его принять. Это было неписаное правило в племени.

Поскольку он не мог отказаться от этого, ему пришлось принять вызов. Шао Сюань мог воспользоваться этой возможностью, чтобы увидеть, на что способны его сверстники.

Сложив вещи, которые были у него в руках, Шао Сюань сказал близнецам:

- Последите за моими вещами.

Поскольку Тай шагнул вперед, люди отступили, чтобы освободить для него место.

Шао Сюань вошел в образовавшийся круг, глядя на молодого воина.

Глаза Тая не выглядели дружелюбными. Он снял плащ и отбросил его в сторону, оставшись стоять на холодном воздухе лишь в кожаной безрукавке. Возможно, он показывал разницу между воинами Тотема и обычными детьми, или, возможно, он снял плащ, чтобы было удобнее двигаться. Или, может быть, он пытался тем самым похвастаться своими тотемическими узорами во время боя?

Это можно было назвать хобби воинов. Они очень любили демонстрировать тотемические узоры на своих руках.

Тай стиснул кулаки так, что его пальцы захрустели. С громким ревом он стимулировал силу Тотема внутри своего тела, и тотемические узоры, которые были отличительной чертой воинов Тотема, быстро распространились от его лица по шее. Тотемические узоры на руках тоже были очень яркими, они распространились от плеч примерно на пять-шесть сантиметров.

Увидев тотемические узоры на теле Тая, многие непробужденные дети уставились на них с завистью. Каждый раз, когда воины сравнивали тотемические узоры, они могли лишь наблюдать со стороны.

Среди сверстников. которые пробудились в одно с ним время, Тай быстро продвигался вперед. Поскольку он всегда занимал высокое положение, люди хорошо знали его силу.

Затем толпа перенесла сое внимание на другую сторону круга. Люди поняли, что мало что знают о Шао Сюане, который был из сиротской пещеры из район горного подножия.

В отличие от высокомерного поведения Тая, Шао Сюань стоял в соей части ринга, словно истукан.

Глава 108. Один год.
Ситуация выглядела немного странно.

Если бы толпа не знала, что эти двое собираются сражаться, они могли бы подумать, что этот Шао Сюань, вероятно, спит!

Снежинки продолжали падать с неба, подгоняемые сильным ветром. Некоторые непробудившиеся дети сжимались под их одеждами из шкур животных, но их глаза все еще фокусировались на Шао Сюане и Тае.

Тай ждал какое-то время, но все же он не видел, чтобы Шао Сюань реагировал. Он задавался вопросом, что делает Шао Сюань ... Был ли он настроен на настоящую битву, или он просто обманывал людей? Думая об этом, Тай начал как-то раздражаться.

Лей и другие тоже были очень смущены.

Разве он не принимал бой всерьез? Или он не был полностью погружен в боевое состояние?

Нет, это не тот случай!

В глазах Лея вспыхнул свет осознания.

Дыхание!

В охотничьих миссиях воины часто занимаются контролем дыхания, чтобы скрыться.

Прежде чем охотник атакует, он никогда не позволит жертве заметить его присутствие. Таким образом, воины скрывали свое дыхание, ожидая добычу, а многие старые опытные воины даже формировали свои собственные техники и привычки сдерживания дыхания. Обычно они двигались и ходили молча.

По сравнению со старыми опытными воинами, у большинства молодых воинов Тотема таких привычек не было. Конечно, такая привычка не могла быть сформирована за одну ночь.

Это не требовало предварительной подготовки, но постепенно оно становилось привычкой, которая развивалась естественным образом после неоднократно повторяющихся охотничьих миссий.

Это говорило о том, что они противостояли тому. кто был в лучшем состоянии, чем они!

В прошлом, когда пожилые люди семьи Лея тренировали его, они тоже входили в такое состояние. Похоже, что они всегда ощущали себя на тропе войны, их было очень сложно не только атаковать, но и просто обнаружить. С первого взгляда казалось, что они были немного в стороне, но как только они атаковали, они наносили смертельный удар, который мог немедленно прикончить врага.

Однако это была привычка самых опытных воинов. Как долго охотился стоящий перед ним мальчик? Он пробудился только год назад! Не говоря уже о том, что он был на два года моложе Лея!

Размышляя об этом, Лей сдвинул брови, которые постоянно подергивались. Он широко распахнул глаза, глядя на Шао Сюаня. Он хотел понять, что тот собирается делать дальше, и ему было интересно узнать, правильными ли были его догадки.

- Я готов. - сказал Шао Сюань одно короткое предложение, продолжая стоять как какое-то бревно.

Тай уже немного разозлился раньше. наблюдая за поведением Шао Сюаня. Он собирался что-то сказать, но прежде чем он смог это сделать, услышал слова этого мальчишки, чем был очень удивлен. Однако, поскольку Шао Сюань сказал это, ему не нужно было принимать во внимание что-либо еще. Просто он чувствовал себя немного неловко. Он не знал, почему, но он чувствовал неловкость.

Что касается Шао Сюаня, то знания Тай о нем ограничивались только слухами, которые передавались из уст в уста между членами племени. Например, он знал, что Шао Сюань нашел предков, был допущен в передовую группу и воспитывал бездушного волка, а также паршивую птицу. Некоторые люди говорили, что Шао Сюань был самым выдающимся воином среди своих сверстников, именно к последнему слуху Тай всегда относился с большим подозрением.

Насколько сильным может быть кто-то его собственного возраста? Они проснулись в одном и том же году, но Шао Сюань был из сиротской пещеры из области горного подножия! Кроме того, у него не было легендарных историй об избиении им кого-либо!

- Отлично!

Тай сильно оттолкнулся от земли, бросившись к Шао Сюаню. Вместе с каждым шагом, который он делал, он взметал слой снега, который успел скопиться на земле. Раздавались звуки "бум", когда он с силой наступал на землю. В то же время ожесточенная атмосфера быстро распространялась, и люди вокруг почувствовали давление, которое распространялось от Тая в этот момент. Было очевидно, что Тай обладал удивительной взрывной силой.

Люди смотрели на Шао Сюаня, который все также молча и неподвижно стоял. Он не демонстрировал признаков защиты и не показал свои тотемические узоры.

Он был ошеломлен?

Люди не могли не удивляться.

Не только другие, но даже Тай, который ударил кулаком по направлению к Шао Сюаню, начали испытывать смущение. Тем не менее, он уже был в середине движения, не было никакого способа остановить его без веской причины. Кого волнует, о чем он думал?! Он преподнесет ему первый урок!

Банг!

Кулак Тая ударился по чему-то очень плотному.

Что это было, черт возьми?!

Все эмоции в сердце Тая изменились, оставив лишь сильное изумление.

Как это возможно?!

Все думали точно так же.

Тай был так удивлен, что просто остался стоять на мести, как громом пораженный. Его волосы встали дыбом. Был ясный холодный снежный денек, но Тай почувствовал, как по его спине стекает пот.

Взглянув на ладонь, которая блокировала его кулак, Тай был полностью потерян. Она выглядела такой же, как его собственная, даже по размеру была не больше, однако она с такой легкостью заблокировала его удар кулаком!

Он поднял взгляд от ладони, которая блокировала его кулак, но не мог понять, насколько распространены тотемические узоры на руках его противника, поскольку обе его руки были покрыты рукавами из кожи животных Затем он увидел лицо с четкими тотемическими узорами.

Всего лишь мгновение назад никаких узоров там не было, но теперь...

Тотемические узоры на лице Шао Сюаня распространились не так медленно, как у Тая. Тотемических узоры на лице Шао Сюаня, казалось, появились сразу, единовременно.

Как было известно всем, тотемические узоры должны появляться сверху вниз. Хотя скорость их появления была отражением того, насколько хорошо человек овладел своей силой Тотема. Чем выше его контроль над силой, которой он обладал после пробуждения, тем быстрее его тотемические узоры появлялись на его коже. Фактически, тотемические узоры Шао Сюаня, казалось, появились из ниоткуда, без каких-либо предпосылок. В мгновения ока.

Насколько же хорошо этот мальчишка овладел своей силой Тотема? Люди не осмеливались об этом слишком много думать.

Тай посмотрел в глаза Шао Сюаню, и в тот момент, когда их взгляды встретились, Тай почувствовал холод, пробежавший по его позвоночнику. Глаза Шао Сюаня излучали ожесточенную атмосферу, и Тай чувствовал, как будто он столкнулся с каким-то свирепым зверем, который пока лишь демонстрировал клыки, но собирался откусить ему руку следующий момент.

Ретироваться! Теперь это была единственная мысль в голове Тая.

Тай шагнул по земле, планируя вернуться назад. Однако, достаточно скоро, он понял, что не может отступить вовсе! Ладонь, которая раньше просто блокировала его кулак, сейчас плотно сжалась и крепко удерживала его руку.

Лей закрыл глаза, стоя и наблюдая за боем со стороны.

Одно движение прояснило все.

Не было необходимости продолжать этот фарс.

Он не мог знать, что кто-то из племени уже достиг такого уровня!

В его памяти все еще было свежо то, что однажды сказал его великий дедушка:

"Тебе нужно смотреть дальше, чтобы не попасться в ловушку окружающих."

Он до сих пор не обращал внимания на это напоминание. Помимо людей, живущих в верхней части горы, кто еще вообще заслуживает внимания? Теперь оказалось, что он совершил огромную ошибку и был, в конце концов, просто недальновидным человеком.

Когда он снова открыл глаза, Лей сумел контролировать свое выражение лица, не показывая на нем удивления.

- Ты проиграл, Ах-Тай. - спокойно сказал Лей.

Проиграл? Ах-Тай пришел в себя, хотя еще мгновение назад думал о том, как отступить. Да, он проиграл.

Тай почувствовал, что хватка на его кулаке разжалась, а его рука обрела свободу, хотя еще миг назад он был под жестоким контролем своего противника.

- Я проиграл. - сказал Тай.

Глядя на человека перед ним сейчас, Тай заметил, что тотемические узоры, которые только что покрывали лицо Шао Сюаня, теперь полностью исчезли, словно они и вовсе никогда не появлялись.

- Твой кулак предназначен для свирепых зверей, так что внимательно выбирай свою цель в будущем. - сказал Шао Сюань.

- Это правильно. - подумав немного, сказал Лей. - Это действительно скучно, если мы сражаемся только в племени... Я понимаю, что ты имеешь в виду.

Шао Сюань посмотрел на Лея...

"Ты полагаешь, что что-то знаешь?"

Он чувствовал, что это было не так...

Сам же Лей думал, что он полностью понимал точку зрения Шао Сюаня и продолжил:

- Каждый раз, когда мы возвращаемся с охоты и идем по Пути Славы. Лучший способ показать свои способности - это соревноваться друг с другом в добыче, на которую мы охотимся.

Остальные тоже думали так:

- Это правильно!

Даже Тай, который был расстроен, снова обрел боевой дух:

- Хорошо! Тогда мы будем соревноваться в добыче!

- И я тоже! - сказал Лей.

Во время охоты может случиться все, что угодно. Не обязательно должно было быть так, что самый сильный боец принесет самую хорошую добычу. Многие факторы имели решающее значение для охоты. С годовым обучением и участием в тренировочных миссиях, молодые воины Тотема уже превращались в опытных воинов в свой второй год после пробуждения. Им не было нужды отступать.

- Я тоже хочу. - сказал Мао.

После выступления Лея и Мао многие другие молодые воины выкрикивали из толпы, пытаясь начать участие в этом соревновании.

Шао Сюань же стоял полностью потерявшись...

"Я совершенно не имел в виду любое из этого дерьма!"

Первоначально Шао Сюань хотел сказать, что, когда у вас есть энергия и сила для борьбы, которую вы тратите в бесполезных боях с людьми племени, вы можете просто вернуться к тренировкам и больше практиковаться, так что, когда вы вернетесь в следующем году в свою охотничью команду, вы сможете выплеснуть все свои убийственные намерения на добычу.

Из-за того, что каменные изделия были не долговечны, все в племени лелеяли свои прекрасные каменные изделия. Так обычно, когда они начинали драку или дуэль, они бы не доставали свои лучшие каменные изделия. Большую часть времени люди сражались друг с другом голыми руками. Что касается деревянных палочек... ну, они были предназначены только для тех, кто только что пробудился.

Такой бой должен был использоваться только для дружеского спарринга или обычной практики. Это было совершенно необязательно - определять точного победителя. Это была мысль Шао Сюаня, поскольку у воинов Тотема темперамент менялся кардинально, когда они брали в руки орудия для охоты.

Однако Шао Сюань не ожидал, что его слова будут неправильно истолкованы. Эти люди были так взволнованы. Увидев их покрасневшие лица, Шао Сюань предположил, что даже десять свирепых зверей не могли вернуть их с небес на землю.

- Поскольку мы конкурируем друг с другом в добыче... Тогда мы соревнуемся в качестве или в количестве? - спросил кто-то.

Мао и Лей одновременно посмотрели на Шао Сюаня.

- Ах-Сюань, что ты думаешь? Ведь именно ты это предложил. - спросил Мао.

"Я не предлагал ничего подобного!"

Шао Сюань поднял руку, чтобы потереть лоб. Если бы он мог, он бы хотел вернуть слова, которые сказал ранее, и заменить из более простыми и понятными для этих...детей. Он сам виноват в том, что вызвал столько неприятностей.

Однако, если как следует подумать об этом, то можно было обнаружить, что это была неплохая идея. Им было лучше попытаться получить больше добычи, чем устраивать бои внутри племени. После целого года охоты молодые воины были намного более зрелыми в отношении разума и нравов. Они прекрасно понимали, что они не могут быть импульсивными на охотничьих угодьях, и, следовательно, будут контролировать себя. При таких обстоятельствах им будет легче сосредоточиться на охоте и стремлении завоевать все более сильную добычу.

Это не может уложиться в короткий срок, раз уж кто-то слишком стремиться проявить себя. Более того, они принадлежали к различным охотничьим командам. И две охотничьих команды поочередно отправлялись на охотничьи миссии. Окружающая среда также может повлиять на результаты.

- Один год. На следующую зимы, когда мы закончим сбор добычи, мы и проведем соревнование по результатам. - сказал Шао Сюань.

Мао и Лей согласились, что это была хорошая идея:

- Хорошо, тогда один год.

Слишком много людей кричали, желая присоединиться к охотничьему соревнованию, поэтому Лей сказал:

- Возможно, мы должны записать имена всех тех, кто хочет участвовать.

- У меня есть звериная кожа! - молодой воин достал кусок кожи животного.

- Тогда как насчет пера? У кого-нибудь есть ручка? А пигмент? - Мао посмотрел на толпу позади него.

- Используй мою. - сказал Шао Сюань, доставая угольную ручку, которую сделал сам, и протягивая ее.

- Что это? Оно может писать? - спросил кто-то из толпы.

Многие люди впервые увидели угольную ручку Шао Сюаня. Но Мао, который некоторое время провел с Шао Сюанем, когда они были в одной и той же охотничьей группе, уже видел ее, а потому знал, как ею пользоваться.

Мао взял ручку и записал свое имя на коже животного, прежде чем передать ее Шао Сюаню.

Когда Шао Сюань закончил писать свое имя на свитке, ручку перехватил Лей. Он схватил ее так, словно это был каменный нож, и записал свое имя.

После этого другие воины бросились записывать свои имена в список.

В конце концов, каждый воин Тотема, в том числе Мо Эр и Ку разместили свои имена на свитке из кожи животных и официально согласились принимать участие в этом годичном конкурсе. Многие люди, такие как Мо Эр, совершенно не интересовались борьбой друг с другом. но когда дело доходило до соревнование на охоте, они становились весьма и весьма заинтересованными.

Близнецы и некоторые другие дети, которые могли пробудиться после этой зимы, испытывали зуд и дикое желание стать участниками соревнования, но пока не могли стать его частью. Мао и Лей никогда не позволили бы им участвовать в конкурсе. Недавно пробужденным воинам требовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к изменениям в себе, и люди не желали, чтобы они стремились к успеху, даже путем нарушения правил, которые были установлены в охотничьей команде. Как, например, Ах-Фей, он был настолько небрежен, что почти втянул все племя в серьезные последствия.

Таким образом, эта кучка "жирных пельменей" могла только дрожать в своей толстой одежке из шкур животных и смотреть друг на друга, дуясь от обиды.

Глава 109. Квалификация для участия в ритуале.
Из-за соглашения, которое они заключили на следующий год, и из-за того, что молодые воины написали свои имена на свитке из кожи животных, люди не уделяли особого внимания тому, что произошло в предшествующем этому бою.

Борьба за территорию была чем-то незрелым, и это была просто битва между детьми. Тем не менее, этот кожаный свиток со всеми именами детей был письменным вызовом, это была проблема воинов Тотема!

Не стоит говорить о том, что все понимали, что именно было более важным и привлекательным.

Время, проведенное на склоне горы затянулось, так что было уже поздно, когда Шао Сюань, наконец, вернулся домой в район горного подножия.

- Ты сегодня был занят в Медицинском доме? Или было что-то не так с Шаманом? - видя, что Шао Сюань пришел домой позже обычного, Старый Ке спросил его немного нервно.

- Ничего не произошло. Задач в Медицинском доме было не так много. Я ушел рано, но встретил нескольких ребят на горном склоне. Мы пообщались немного, прежде чем я пошел домой. - сказал Шао Сюань.

Старый Ке довольно облегченно вздохнул, услышав этот ответ. Он даже поддержал это начинание:

- Для тебя будет лучше, если ты будешь больше общаться с людьми в горах.

- Да, я понимаю.

После ужина, Шао Сюань вернулся в свою комнату, закатал рукава, а затем медленно стимулировал силу Тотема в своем теле.

В отличие от тренировочной площадки, на этот раз Шао Сюань попытался контролировать медленное наращивание силы, поэтому тотемические узоры появлялись на руках так же медленно. Пламя-подобные узоры начали появляться на его плечах и спускаться по рукам.

Они прошли треть верхней части рук, а затем дошли до половины, после чего спустились на две трети.... Тотемические узоры наконец остановились на длине в две трети его плеч!

Когда он был в последней охотничьей миссии в этом году, Шао Сюань вспомнил, что его тотемические узоры достигли лишь половины. Фактически, после окончания охотничьего сезона Щао Сюань не тратил много времени на тренировки на тренировочной площадке, прежде чем начал изучать медицину и Шаманские Тома у Шамана. Помимо рисования Шаманских Томов...

Рисование Шаманских Томов?!

Сила Наследования!

Шао Сюань сосредоточился на Тотеме в своем сознании. Два рога были обернуты красным пламенем, а у его основания вокруг обоих рогов, синее пламя появилось яснее, чем раньше. По сравнению со временем, когда он только начал учиться рисованию Шаманских Томов, синего пламени стало намного больше. Тем не менее, красное пламя не уменьшилось в количественном отношении, вместо этого оно тоже становилось все больше!

Теперь он не был в состоянии битвы, поэтому само пламя показывало свою стабильную высоту.

В прошлом Шао Сюань не заметил изменений, и сосредотачивался только на синем пламени, которое представляло Силу Наследования, когда он рисовал Шаманские Тома. Но теперь, казалось, что синее пламя увеличивало все пламя вокруг Тотема.

Настолько полезно было практиковать Силу Наследования?!

Это было полностью за пределами ожиданий Шао Сюаня.

Неудивительно, что Шао Сюань чувствовал, что он мог использовать свою силу Тотема более умело, чем во время своей последней охотничьей миссии. Он не ожидал победить Тая всего в один ход. Он подумал, что, возможно, потребуется некоторое время, чтобы они могли выявить победителя. Но в тот момент, когда Тай показал свои тотемические узоры, Шао Сюань внезапно почувствовал, что этот человек перед ним не был таким уж сильным. Он мог справиться с ним. Он мог справиться с ним легко!

Шао Сюань понятия не имел, будет ли тоже самое, если он выйдет против воинов, чьи тотемические узоры достигнут двух третий длины плеча. В то время он внимательно вспоминал сцену и медленно пытался ощутить изменение своих тотемических узоров. Затем он пожал плечами, достал коробку с кожаным свитком, кистью и пигментом и начал рисовать Шаманский Том.

* * *

Тем временем дети в горах постепенно возвращались в чувство после ухода Шао Сюаня. Тай даже сказал с сожалением:

- Я забыл спросить о длине его тотемических узоров!

Лей посмотрел на то место, где стоял Шао Сюань, и заметил, что в земле есть его следы. Они остались с того момента, как Шао Сюань столкнулся с Таем, но люди раньше не обратили на них внимания.

- Почему ты должен заботиться о длине тотемических узоров у противников? Все, что тебе нужно сделать, этот победить его до конца следующей зимы. - сказал Лей.

- Да, действительно. - Тай потер кулаки, соглашаясь с ним.

* * *

В то время, как другие молодые воины размышляли и обсуждали, какую добычу и как они планируют охотиться в следующем году, Шао Сюань сохранил свой старый образ жизни. По утрам он отправлялся рисовать в дом Шамана, а затем помогал Гуи Зе в Медицинском доме во второй половине дня. После этого он возвращался домой, оставался в своей комнате и медленно рисовал свои Шаманские Тома на коже животных.

Зима тянулась день за днем.

Однажды Шао Сюань посетил сиротскую пещеру. Некоторые дети спали, но у старших детей была энергия, чтобы носить камни, тем самым тренируя свою силу. Очевидно, это было потрясающее изменение. Теперь у детей в пещере не было недостатка в еде. Помимо рыбы, которую они ловили до зимы, они постоянно получали подарки от Чачи. Каждый раз, когда Чача ловил какую-то мелочь, которую не собирался есть, он бросал ее у входа в сиротскую пещеру.

Все улучшалось.

Шао Сюань потянулся, глядя на почти законченный рисунок на каменном столе перед ним.

Теперь ему было не так сложно закончить рисунок. Сначала ему понадобилось бы полдня отдыха, после окончания одного рисунка, но теперь он смог полностью завершить несколько рисунков за половину дня. После этого он все еще мог тренировать Цезаря и Чачу.

Шаман дал ему две части кожи животных. Шао Сюань отправился к вершине горы, чтобы скопировать другие Шаманские Свитки или нарисовать собственные рисунки, а затем представить свою работу Шаману для изучения. В тоже время то, что Шао Сюань хранил дома, чтобы практиковаться... Об этом Шаман не имел никакого понятия.

В глазах Шамана, то, что Шао Сюань в течение дня проделывал такую тяжелую работа, копируя так много рисунков каждый день, уже превзошло его ожидания. Шаман никогда бы даже не подумал, что каждый день, когда Шао Сюань возвращается домой, он продолжает рисовать на других кусочках кожи. Не говоря уже о том, что он не копировал, а создавал оригинальную работу, основанную на его собственном сознании!

Шао Сюань планировал представить свою работу в подарок Шаману позже. Шаман не жалел сил, чтобы научить его знаниям о травах и о том, как контролировать свою Силу Наследования. Ша Сюань тоже хотел отплатить за это старому Шаману.

Ради племени Шаман вынужден всегда оставаться внутри племени. Это была большая жертва - не иметь возможности выйти за его пределы. Конечно, у Шамана были свои обязанности.

Однако яд для одних может стать медом для других. Шао Сюань считал такое положение дел трудным и несправедливым, но, возможно, Шаман был другого мнения. Он мог испытывать легкое сожаление от того, что не мог выйти за пределы племени. Шао Сюань мог видеть это каждый раз, когда смотрел в глаза Шаману.

"Почти сделано..." - подумал про себя Шао Сюань, посмотрев на свиток из кожи животных перед собой.

* * *

До того, как зима подошла к концу, люди в племени были заняты выбором квалифицированных детей, достигших определенного возраста, чтобы подготовить их к предстоящей церемонии. Шаман был довольно занят в эти дни, и у него не было времени проверить работу Шао Сюаня.

В тот день, когда у Шамана, наконец, появилось свободное время, чтобы посидеть с закрытыми глазами и отдохнуть, он вдруг о чем-то подумал и посмотрел на свиток из кожи животных на своем столе. Он был оставлен здесь Шао Сюанем, когда тот закончил утреннюю практику. Шаман был занят чем-то другим, поэтому просто оставил его там, так и не открыв.

Взяв свиток одной рукой, Шаман заметил что-то странное. Это была не та же самая кожа, которую он дал Шао Сюаню. Возможно ли, что за последние несколько дней этот мальчик закончил целый свиток рисунков?

Преисполнившись любопытством в своем сердце, Шаман развернул кожаный свиток. Когда он развязал кожаную веревку на обложке, Шаман вспомнил, что каждый раз в прошлом, когда он проверял работу Шао Сюаня, он молча вздыхал в глубине своего сердца, потому что такой талантливый молодой человек не хотел бы стать следующим Шаманом. Действительно, как только кто-то выходил за пределы племени с другими воинами, он или она, возможно, никогда не будут удовлетворены возможностью навсегда остаться в его пределах. Ему было бы лучше развивать кого-то из молодежи.

Он развернул кожаный свиток.

Первоначально Шаман предположил, что Шао Сюань будет рисовать что-то простое, например, растения, такие как прыгающие фрукты, или другие несколько видов медицинских растений. Однако он не ожидал, что....

Его руки дрожали.

Первая картина Шаманского Тома была немного длинной. Если бы другие увидели это, они бы никогда не догадались, что это такое. Однако, тот, кто смотрел на нее сейчас, был самым настоящим шаманом. Он видел гигантские лозы, скручивающиеся вокруг древних деревьев, и густой туман, медленно поднимающийся от земли, в окружении леса скрывались озера и другие водоемы. Можно было чувствовать слабость и риск, который вызывал дрожь во всем теле, заставлял дыбом встать волосы, а нервы натянуться от напряжения... Это была картина, наполненная дыханием леса!

Шаман поднял руку к груди. Он смотрел только на первую картину, но его сердце уже билось так быстро.

С древних времен многие Шаманы воспитывались так же, как и он сам. Как только они были избрана, им никогда не дозволялось покинуть племя. Итак, с самого детства Шаман никогда не покидал территорию племени.

Хотя он знал о многих вещах, например, об именах свирепых зверей, с которыми могли столкнуться охотничьи команды, а также о том, что передовая группа направлялась на поиски трав в другие территории. Он знал об этом только со слов других, никогда не видя эту сцену своими собственными глазами. Даже когда он видел всех ужасных зверей, они уже были убиты воинами, когда их предоставляли Шаману.

Возможно, в молодости Шаман и задавался вопросом, как это - быть в дикой природе. Возможно, он мечтал, что однажды сможет выйти из племени. Но со временем он стал настоящим Шаманом. И он оставался им уже так много лет. Все его мысли смягчились, он превратился в ответственного и уважаемого Шамана с большим грузом ответственности на плечах. Ему нужно было быть у руля и решать направление развития племени.

Шаман с трудом пытался держать свои эмоции под контролем, хотя он уже прошел через многое, и почти ничего не могла вызвать у него таких колебаний эмоций.

Одна картина за другой, там описывались вещи, происходящие вдоль всего маршрута охоты, а также то, с чем столкнулся Шао Сюань, когда он был в передовой группе, включая полет на гигантских стрекозах.

Шаман вернулся к началу свитка, чтобы прочитать его снова, после того, как он прочел его один раз.

Кто-то снаружи приготовил немного кипяченой воды и принес ему стакан заваренных трав, чтобы Шаман мог попить, если бы захотел.

Человек, соблюдая тишину, вошел внутрь. Кроме того, он старался не шуметь, чтобы не помешать Шаману, когда он ставил каменную чашку на стол. Войдя в дверь, он увидел Шамана и подумал, что, возможно, тот читает какой-то древний свиток, оставленный предками. Каждый раз, когда он читал что-то, он становился чрезвычайно возбужденным или грустным.

* * *

В тоже время Шао Сюань уже выполнил задачи, поставленные Шаманом, поэтому он пошел помочь в Медицинском доме Когда он спустился с горы после рабочего дня, то обнаружил, что Старый Ке уже крутится вокруг его двери, похоже будучи чем-то серьезно обеспокоенным. Когда он сделал один круг, он ударил своей тростью по земле.

- Что случилось? - спросил Шао Сюань.

- Эй, ты вернулся! - Старый Ке шагнул к Шао Сюаню, его губы дрожали так, что он просто ничего не мог сказать.

- Успокойся, пожалуйста. Просто скажи мне, что случилось.

- Я не могу успокоиться! - тяжело вздохнул Старый Ке. Через некоторое время он, наконец, пришел в себя и сумел взять себя в руки. После чего тихо сказал, - Кто-то принес тебе сообщение от Шамана.

- Хорошо, что он сказал?

- Шаман сказал, что ты должен подготовиться к церемонии ритуала в конце этой зимы.

- Разве не все должны присутствовать на церемонии ритуала? - Шао Сюань недоумевал, не понимая, в чем причина волнения.

- Ты находишься в списке основных членов! Ты будешь одним из тех, кто будет стоять на краю Огненной Ямы! Прямо в центре! - Старый Ке с силой ударил тростью по земле.

Старый Ке никогда не испытывал большего чувства гордости, чем сейчас. Ему казалось, что его ребенок стал самым выдающимся. Хотя Шао Сюань имел и другие успехи в прошлом, чем смог заработать одобрение Шамана и получить возможность учиться у него. Однако церемония ритуала была буквально самой священной для людей в племени. Любой человек будет многократно кланяться вершине горы, если он или она примет участие в любом событии церемонии ритуала. Не говоря уже о том, чтобы стать одним из тех, кто стоит во внутренним кругу!

Однако Шао Сюань не был частью этого племени в полном смысле этого слова. Хотя он изо всех сил старался вписаться в него, он не мог изменить свои мысли. Он не был так взволнован, как Старый Ке.

Что же касается Старого Ке, то он был довольно активным.

- Что тебе следует одеть? Где твой наряд,сделанный из кожи Раздражающего Черного Ветра? Где он, Ах-Сюань? Вытащи его, а я помогу тебе привести его в порядок!

Костюм, сделанный из кожи Раздражающего Черного Ветра?

- Я одел его один раз во время приветствия и упокоения Предков. Затем я бросил его под кровать.

Костюм не был неудобен ему, ведь его вес был ничем для Шао Сюаня, он просто ощущал себя каким-то маленьким монстром, нося этот наряд, у которого на спине был ряд шипов.

Старый Ке достал одежду из кожи Черного Ветра и забрал его для чистки, оставив Шао Сюаня в его комнате.

Один из тех. кто будет стоять во внутреннем круге вокруг Огненной Ямы? Это будут те же самые парни?

Он изо всех сил пытался найти воспоминания о прошлом ритуале. Внезапно его веки дрогнули. Какого черта?! Это те, кто должен танцевать Ритуальный Танец!!

Ритуальный танец, который содержал в себе демонстрацию тотемических узоров, потрясание телесами и размахивание тряпками, как паршивая официантка!

".... Это ужасно неловко..."

Глава 110. Ритуальный танец.
Не каждый мог бы узнать древний танец, также известный как Ритуальный Танец.

К концу каждой зимы на ритуальной церемонии во время Фестиваля Снега было пятьдесят воинов Тотема, выбранных для выполнения обязанностей в качестве ритуальных танцоров рядом с Огненной Ямой. Все пятьдесят их них были элитными воинами, признанными всем племенем.

Однако, основываясь на своих знаниях, Шао Сюань полагал, что в список ритуальных танцоров могут быть выдвинуты только выдающиеся молодые воины, с опытом работы в охотничьих командах в течение нескольких лет, или люди с выдающимся вкладом в племя В течение сотни лет очень немногие вошли в список этих людей в подростковом возрасте. Более того, Шао Сюань пробудился всего лишь год назад.

Когда Старый Ке услышал слова посланника, его первая реакция была реакцией отторжения. Любой в племени с нормальным мозгом в это просто-напросто не поверит. Однако посланник дважды повторил, чтобы подтвердить подлинность, и сказал, что это действительное решение, принятое Шаманом. Шаман попросил Шао Сюаня подготовиться в ближайшее время.

Неудивительно, что Старый Ке был так взволнован.

Ритуальная церемония была важным событием в племени, Ритуальный же танец состоял не только в выборе правильных танцоров. Он должен был быть достаточно точным в соответствии с инструкциям древних учений. Шао Сюань никогда не узнавал об этом так называемом древнем учении. Это не казалось простым руководством.

Поскольку Шао Сюань не знал никого, к кому он мог обратиться за помощью в вопросах ритуального танца, он был вынужден подняться на вершину горы, чтобы просить помощи у Шамана. Даже Май и Цяо не были знакомы с ритуальным танцем, что уж говорить об остальных, которые жили ниже них?

Рано следующим утром Шао Сюань взял каменную коробку и отправился к дому Шамана.

К тому моменту, как он пришел, Шаман говорил о предстоящей церемонии ритуала с Вождем и двумя лидерами команд племени. Было много вещей, которые надо было подготовить заранее.

С появлением Шао Сюаня оба лидера команд и Вождь сразу же посмотрели на него, но очень мягко. Они не ожидали, что его выберут в число пятидесяти избранных танцоров. Однако сейчас, когда Шаман попросил их собраться, он прямо заявил о том, что Шао Сюань должен стать частью ритуального танца.

Им было известно о соглашении в один год, которое заключило молодое поколение, а также о том, что Шао Сюань победил Тая за один ход. Что касается способностей Шао Сюаня, то он был действительно ярким среди только пробужденных воинов за последние годы. Не было сказано ни слова против. Он также внес несколько значительных вкладов в племя в течение прошлого года. Итак, когда Шаман решил, что Шао Сюань будет одним из пятидесяти, то и лидеры команд, и Вождь не возражали.

В глазах людей племени, быть одним из пятидесяти избранных, это большая честь. Тем не менее, лидеры обеих команд больше думали об этом, так как они знали, что значит быть одним из этих пятидесяти. Каждый год они старались рекомендовать людей из своих собственных команд, а Шаман подтверждал список имен.

Помимо больших шишек, Шао Сюань также застал Туо внутри каменного дома.

- Ах-Сюань, я назначил Туо, чтобы он научил тебя всем движениям ритуального танца. Что касается рисунков.... - у Шамана на губах была широкая улыбка. - На данный момент ты можешь прекратить заниматься этим.

Вождь Ао посмотрел на Шамана, а затем снова на Шао Сюаня. Он почувствовал, что есть что-то, чего он не знает. Но иногда Шаман был таким. Никто никогда не мог предсказать его действия и мысли.

- Хорошо, - ответил Шао Сюань.

Вместо того, чтобы остаться в доме, Шао Сюань ушел вместе с Туо.

Туо жил возле горной вершины, поэтому им не потребовалось слишком много времени, чтобы добраться до его дома. Кроме того, Туо было одним из пятидесяти в этом году.

Воины из семьи его родителей и бабушки с дедушками исполняли ритуальный танец. Так что древний танец передавался в его семье. Ему не нужно было изучать шкаги и движения от других людей, и овладел ими очень хорошо. Иначе бы Шаман не позволил ему обучить танцу Шао Сюаня.

По правде говоря, Туо был более чем удивлен, когда Шаман поручил ему обучить Шао Сюаня Ритуальному танцу. В конце концов Шао Сюань был слишком молот, и прошел лишь год, после его пробуждения как воина Тотема. Он не должен был быть определен, как один из пятидесяти!

"Возможно, это потому, что он нашел предков." - решил Туо.

- Я обучился движениям танца еще в детстве. Это не сложно. - сказал Туо. - Я буду танцевать полный набор шагов, чтобы ты мог посмотреть. Вот, следи за мной.

Закончив говорить, он начал танцевать в комнате. В глазах Шао Сюаня эти шаги были еще очень сырыми, без какого-либо чувства красоты. Они вообще не казались чем-то мелодичным. Вообще складывалось впечатление, что танцор не танцует, а моет посуду. Однако Туо был очень серьезен при исполнении танца, как будто он делал что-то грандиозное и торжественное. Даже если это была всего лишь демонстрация, он дела все с уважением и большой гордостью.

После этой демонстрации, Туо научил Шао Сюаня двигаться в ритме танца.

- Согни свое тело вот так.... Вот, тут нужно вытянуть руки...

Шао Сюань подражал действия Туо, качая руками вверх и вниз, взад и вперед. Иногда ему приходилось трясти руками и бедрами, топать ногами или трястись всем телом, чтобы создавать сильные ритмичные звуки. Кроме того, его ноги должны были двигаться взад и вперед, влево, вправо. Иногда его тело должно было наклоняться вперед, а затем немного приседать, прежде чем он вскидывал одну ногу, словно заскакивал на спину лошади. Затем ему нежно было махать руками над головой, как будто он держал кнут, а затем оборачиваться назад, а потом снова вперед.

Если бы Шао Сюань увидел такой с позволения сказать танец в своей прошлой жизни, он бы просто рассмеялся над этим вслух. Однако теперь ему пришлось заставлять себя изучать его и оставаться серьезным при выполнении всех этих движений.

Несмотря на то, что барабаны или свистки не сопровождали танец, все движения поддерживали определенный ритм.

Но танец не заключался только в одних этих движениях. Туо сказал Шао Сюаняю, что он должен использовать свою силу тотема при выполнении ритуального танца, а также дышать определенным образом. Все это было частью "древнего учения".

В общем, Шао Сюань пришел к выводу, что ритуальный танец должен сопровождаться медитацией и конкретным дыханием!

Какая польза от этой координации? Туо ничего не сказал об эффекте сейчас, но Шао Сюань мог догадаться, что это должно быть связано с пламенем или тотемом.

Шао Сюань слышал от кого-то, что самая ранняя форма проявления чувств у людей связана с движениями тела и танцами. Танец и движения были также определенным языком людей, выражающим их страсти и желания.

Здесь древний танец был инструментом, который они использовали для общения с пламенем и тотемом. Поэтому. когда они танцуют, люди словно говорят с ними.

Размышляя о том, что ритуальный танец использовался в ритуальных церемониях и, как два лидера команд сражались за пятьдесят мест для своих людей, возможно, ритуальный танец был действительно связан с совершенствованием его участников.

Как и сказал Туо, движения были простыми, и их было легко запомнить. Самое главное во все процессе было то, как поддерживать медитацию во время танца, а еще и правильно дышать в процессе. При этом не сбивая собственных движений.

Когда был почти полдень, Шао Сюань запомнил все движения.

- Неплохо. Ты быстро учишься. Только сейчас ты совершил некоторые ошибки. - сказал Туо.

Шао Сюань пошевелил руками и кивнул:

- Когда я вернусь, я попрактикуюсь еще.

- Действительно. Практика ведет к совершенству. Не совершай ошибок во время церемонии ритуала. - Туо перестал улыбаться и серьезно сказал. - Если ты что-то забудешь, или у тебя возникнут вопросы, ты знаешь, где меня найти. - Поскольку Шаман поручил ему обучать Шао Сюаня, он было ответственен за его ошибки или удачи.

Во время ритуальной церемонии не должно было быть ошибок!

* * *

После того, как последняя снежинка упала с неба, а облака начали исчезать, наконец луны раскрыли свои лица в небе. После тихой зимы, племя возобновило свою жизнедеятельность.

Шаман назначил кого-то объявить время для церемонии ритуала этого года, чтобы о начале Фестиваля Снега донесли до всех жителей.

В день церемонии Шао Сюань принял хорошую ванную. Это было то, что все в племени должны были делать до ритуальных обрядов. Что касается детей из сиротской пещеры.... Их уже оттащили к воде и помыли вчера!

Сегодня Цезарь и Чача остались в доме. Чача вел себя неплохо, но отказался куда-либо идти, как будто уже что-то почувствовал. Чача перебрался с крыши в дом с самого раннего утра. Кажется, у зверей и птиц всегда оставался инстинкт, который помогал им избегать опасности.

- Теперь поторопись. Ты должен совершить ритуальный танец в этом наряде! - Старый Ке достал костюм из кожи Черного Ветра, который он уже несколько раз почистил. Он хотел, чтобы Шао Сюань выступал в этом наряде. Он был еще более нервным, чем Шао Сюань.

Лицо Шао Сюаня дрогнуло. Он взял одежду из рук Старого Ке и надел костюм с шипами на спине.

Раньше, когда он слышал разговоры о танцах, он представлял себе красивых, стройных и нежных женщин. Потряхивая своими уложенными волосами, с плавными движениями и шагами, они привлекали внимания публики, которая была счастлива смотреть на красавиц.

Однако теперь Шао Сюань почувствовал, что он обрастает клыками и когтями в этой одежке. Он чувствовал себя таким варваром, словно какое-то инопланетное существо, вторгшееся на Землю. Хорошо, что все люди были одеты примерно так же. Сегодня они все превратятся в животных, и это был грандиозные праздник.

Старый Ке нарисовал красочные узоры на лице краской, но Шао Сюань не стал этого делать. Ему нужно было заранее подняться на вершину горы, так как Шаман лично будет рисовать узоры на лицах пятидесяти избранных танцоров. Пигмент также будет отличаться от обычного.

- Я поднимусь туда первым. - Шао Сюань вышел из двери, одетый в костюм из кожа Раздражающего Черного Ветра.

- Конечно, иди быстрее. Я позже поднимусь туда с Гэ и другими. - Старый Ке взмахнул руками, указывая Шао Сюаню, что он должен идти немедленно, чтобы не заставлять Шамана ждать. Шао Сюань был единственным среди пятидесяти человек, кто был из район горного подножия. Он не мог опаздывать. Он не должен этого допустить, или другие посчитают, что люди горного подножия не ведают о пунктуальности.

Перед каменным домом Шамана другие уже собрались. Многие из них узнали от лидеров команды. что Шао Сюань будет с ними в этом году. Но когда они лично увидели Шао Сюаня, они все же испытали удивление, но ничего не сказали. Сегодня для них был очень важный и великий день. Никто не имел достаточно внутренней энергии, чтобы обращать внимание на другие вещи.

Уже стемнело, когда Шаман, наконец, закончил рисовать узоры на лицах пятидесяти людей.

- Пойдемте. - человек среднего возраста в команде сказал

С момента пробуждения силы Тотема в прошлом году Шао Сюань сильно вырос. Однако, когда он оказался посреди кучи взрослых воинов, он все еще был самым мелким. Даже в одежде из кожи животного, все люди понимали, что он был маленьким.

- Как это возможно?? Что он там делает? - прошептал кто-то, когда люди поднимались на вершину горы.

- Кто это?

- Это Ах-Сюань! Я узнаю его по наряду, сделанному из кожи Черного Ветра!

Кто-то, одетый в костюм, сделанные из Раздражающего Черного Ветра в этом возрасте, не мог быть никем иным, кроме как Шао Сюанем.

- Неужели он действительно идет в этой группе? Как он может быть одним из пятидесяти? Сколько ему лет?

- Разве ты не можешь просто заткнуться?! Это решение Шамана!

Некоторые были удивлены, другие испытывали зависть. Люди делили разные эмоции в толпе.

Ланг Га и другие уже знали правду от Старого Ке. Но даже сейчас они все еще находили это невероятным. Быть одним из пятидесяти всегда было их мечтой с самого детства. Однако теперь их мечты сбылись для того, кто был даже моложе их.

В кругу деревянных свай вокруг Огненной Ямы уже были установлены каменные котлы. содержавшие свежие фрукты и мясо свирепых зверей.

Шао Сюань последовал за командой и остановился на деревянном помосте. Он добрался до места.

Церемония ритуала должна была начаться, и на вершине горы собралось много людей, а некоторые еще только поднимались в гору. Многие люди в толпе говорили о Шао Сюане. Естественно, что самый молодой человек из пятидесяти, а также единственный, что стал одним из них после того, как пробудился всего год назад, привлекал к себе наибольшее внимание людей, не говоря уже о том, что такого не происходило за весь последний век!

Было более восьмидесяти детей, отправленных на вершину горы для пробуждения. На два больше, чем в прошлом годы. Ту и Ба из пещеры, а также близнецы Мая и Цяо были в толпе.

Стало совершенно темно.

Как и воспоминаниях Шао Сюаня, один шаг за другим, ритуальный танец прошел гладко. Когда Шаман, наконец, начал петь, Шао Сюань явно почувствовал реакцию тотема в своем сознании.

В то же время небольшое пламя в центр Огненной Ямы начало быстро расти. В один миг оно превратилось из того, что не могло даже поджечь кучу древесины, в то, в которое словно вылили ведро нефти. Оно стало огромным в мгновение ока.

Будучи воинами Тотема, они, естественно, имели более сильное восприятие Тотема. Тотем в их сознании начал расширяться в размерах, вместе с восходящим огнем в Огненной Яме.

Когда пламя заполнило всю яму, на вершине пламени появились два тотемных рога, завернутых в пламя.

Глава 111. Квалификация для присоединения.
Теперь, первое Пламя! Оно все возрастало! Появился Тотем!

Тотемная сила в его теле стала активироваться, даже без его волевой стимуляции. На лице каждого воина Тотема появились тотемические узоры.

Пламя синего и белого цвета в сознании Шао Сюаня танцевало вместе с Пламенем в Огненной Яме.

Возможно, это была иллюзия, но Шао Сюань почувствовал, что пламя в Огненной Яме выросло выше, чем в прошлом году, оно даже танцевало более ожесточенно, словно изо всех сил пыталось выбраться на свободу.

Те, кто стоял рядом с деревянными сваями, не должны двигаться вне ритма танца, так что теперь Шао Сюань не мог посмотреть на выражения лиц других людей. Возможно, другие тоже испытывали ощущение какой-то ненормальности этой ситуации, но он не чувствовал никакого изменения или волнения в голосе Шамана. Таким образом у него остались только его подозрения.

В то же время те, кто был свидетелями этой сцены, были просто напросто лишены других мыслей. Все. что они могли видеть, этот тотем в центре над Огненной Ямой.

Он осветил окрестности, а вся вершина была покрыта слоем красного света.

Пение Шамана становилось все громче.

Дух! Дух! Дух!

Барабаны внезапно стали бить в определенном ритме, вместе со звуком постукивающих костей и ударами камней, а это означало, что Шао Сюань и другие должны были начать танцевать.

Вместе с пением Шамана люди у деревянных свай стали перемещаться вокруг Огненной Ямы.

Ритуальный танец передавался из поколения в поколение на протяжении веков, и Шао Сюань, в конце концов, его недооценил.

Движения не требовали особого напряжения. И он не чувствовал неловкости, "моя посуду", "копая морковку" и "размахивая тряпками" перед множеством людей. Реальная ситуация заключалась в том, что Шао Сюань, наконец, осознал основные тайны и чудеса, заключенные в ритуальном танце, как только пропустил его через себя. Постепенно он перестал чувствовать смущение.

Звуки пятидесяти человек, топочущих по земле и размахивающего руками, постепенно объединились в синхронные удары.

Сначала ритм был немного странным, но с внешним ритмом и звучанием, которые поддерживали ритуальный танец, он постепенно стал довольно гармоничным. Специальные ритмы доходили до своего пика, удар за ударом.

Шао Сюань много раз практиковал этот ритуальный танец дома, поэтому он уже запомнил каждое движение. Он прекрасно понимал, что следовала за тем или другим шагом, когда он должен действовать. Его разум не затуманился.

Танцуя, Шао Сюань уделял дополнительное внимание тому, чему приказывали уделять внимание древние учения, как и сказал ему Туо. Они использовал особую технику дыхания во время танца, чтобы почувствовать связь между ним и тотемом.

Вскоре у Шао Сюаня возникло ощущение, что он, похоже, слился со всем, что было вокруг него.

Тотем в Огненной Яме, казалось, постепенно слился с Тотемом в его голове. Шао Сюань не был уверен, повлиял ли Тотем в Огненной Яме на тот, что был в его сознании, или же это было ровно наоборот. Он не знал, как обстояли дела у других воинов, но он решил тщательно переосмыслить эти перемены.

Если было необходимо определить разницу, тогда.. единственно различие заключается в том, что Тотем в его голове имел голубое пламя по краям, а у Тотема в Огненной Яме не было таких синих язычков.

Древние учения указывали, что нужно "стараться изо всех сил создать связь с Тотемом я Огненной Яме". Шао Сюань думал, что он полностью не связан с Тотемом в Огненной Яме, поэтому он попытался стимулировать свое синее пламя в сознании, усиливая связь с Тотемом в своей голове. С усилением синего пламени в сознании Шао Сюаня, весь Тотем в его уме внезапно стал больше.

В то же время пламя в Огненной Яме внезапно возросло, устремляясь к небу. Столб пламени почти мгновенно увеличился от его первоначального размера, что так сильно напугало старого опытного воина, что он почти совершил неправильный ход во время ритуального танца. Он никогда не испытывал ничего подобного во время проведения этого ритуала. К счастью, у него была хорошая реакция. Он успокоился и продолжил танец...

Все остальные продолжали двигаться вперед, как ни в чем не бывало. Однако, глубоко в своих сердцах, люди чувствовали, что что-то было не так, как обычно, видя пятьдесят избранных, исполняющих ритуальный танец.

Похоже, что Эти люди больше не были ритуальными танцорами и Огненной Ямы, размахивающими руками и ногами. В настоящий момент они не выглядели танцорами. Вместо этого они создавали ощущение, что они были подготовленными воинами с каменными орудиями и копьями, готовые к охоте в любой момент!

Даже многоопытные ритуальные танцоры чувствовали, что на этот раз что-то отличалось от прошлого. Они чувствовали, что их кровь кипит, а волнение не желает успокаиваться.

Импульс, созданный пятьюдесятью людьми, которые танцевали как единый организм, был наполнен мощной и жестокой силой, распространяющей какой-то непобедимый величественный дух.

Если Шао Сюань должен был как-то это охарактеризовать, он сказал бы, что даже стирка и мытье посуды заставляет людей чувствовать себя великолепными и доблестными.

Незаметно наступила вторая фаза, когда из Огненной Ямы стали вылетать шарики пламени, которые начали дрейфовать по окрестностям. Поскольку Пламя сильно выросло, летящие шары были больше обычного.

Благодаря специальному способу дыхания и медитации на восприятии тотема, Шао Сюань мог почувствовать, что шары пламени летят прямо к нему.

Они коснулись его, прежде чем он их поглотил.

Внутри его тела заструилась какая-то новая энергия, и она была принесена летающими шарами пламени. Они объединились вдоль его меридианов.

Тотемное пламя в его голове быстро развивалось, поглощая эти шары пламени.

"Если, скажем, другие, поглощали энергии из шаров пламени, как сплошные потоки, то люди, танцующие в непосредственной близости от Огненной Ямы, впитывали энергию, как океаны, впитывающие в себя впадающие в них реки. Возможно, это и была награда ритуальным танцорам." - думал Шао Сюань.

Когда Май и другие обсуждали это, Шао Сюань усвоил, что сила пламени в сознании тесно связана со скоростью прогресса человека. Таким образом, можно было предсказать, насколько выгодно было иметь привилегию оставаться рядом с Огненной Ямой во время ритуальных обрядов. Неудивительно, что оба лидера команды изо всех сил стараются получить возможности войти в 50 избранных для воинов своих команд. Но несмотря ни на что было всего пятьдесят мест.

Ритуальная церемония продолжалась, и Шао Сюань не имел права отвлекаться.

К концу возникновения третьего пламени, церемония подошла к своему завершению.

Шао Сюань понятия не имел, какой степени достигло третье пламя, но громкий крик Шамана, осыпающего всех "Великими Благословениями", коснулся всех на вершине горы.

Также была завершена церемония пробуждения восьмидесяти детей.

Шао Сюань перестал двигаться и огляделся, обнаружив, что каждый ребенок здесь имеет тотемические узоры на лицах. Присмотревшись, он подтвердил, что никого не осталось без них.

Раньше бывало по несколько человек, которые не могли быть пробуждены в выбранной партии детей. Им приходилось ждать еще год. Однако в этом году все дети пробудились.

Не только Шао Сюань, даже Шаман не ожидал подобного! Четверо из тех, кого привели в этом году к Шаману, по его мнению не должны были пробудиться. Однако, к вящему его удивлению, они все равно пробудились.

Шаман уставился на спину Шао Сюаня, когда тот уходил, а затем посмотрел вниз на землю. Он услышал, как Вождь Ао говорил о своей идее произошедшего на ритуале, а затем решил, что ему нужно серьезно подготовиться к будущим событиям.

* * *

Ритуальная церемония закончилась. Люди стали возвращаться по домам, спускаясь вниз по горе. Шаман утверждал, что в следующем году Великое Благословение получит больше детей.

Шао Сюань собирался спуститься с горы вместе со Старым Ке, после того, как он переговорит с Ту и Ба кое о чем.

Повернувшись, Шао Сюань столкнулся с Маем и Цяо, которые только что переговорили со своими близнецами.

- Эй, Ах-Сюань! У тебя осталось около двадцати дней. - сказал Май. - Но поскольку ты теперь один из пятидесяти, то думаю, с учетом нынешних обстоятельств, тебе будет легче справиться.

В прошлом году охотничья команда Та была первой, кот отправился на охоту. поскольку у племени была политика равного отношения к командам, то выходили они по очереди, получалось, что в этом году первой выходит команда Гуи Хе, а команда охотников под руководством Та, выдвинется на вторую охотничью миссию. Итак, после церемонии ритуала, Шао Сюаню оставалось еще около двадцати дней на то, чтобы убедить людей из своей охотничьей группы. Он также должен был сообщить об этом Та, поскольку именно Та был тем, кто составлял список имен в разных охотничьих группах под его командованием.

Ну, и Шаман тоже должен был знать об этом.

Шао Сюань намеревался взять Цезаря на охотничью миссию в этом году. Он провел почти год в охотничьей группе и провел оценки рисков и потенциальных выгод от того, приведет он Цезаря, или нет. Конечно, это были только теории, и все, что угодно, могло произойти в лесу в реальности. Никто не мог ничего гарантировать, и всегда было лучше быть более осторожным.

Итак, Шао Сюань создал безопасный план. Если Цезарь плохо себя почувствует после того, как его выведут в дикую природу, то он должен был остаться в первом охотничьем месте с Цезарем, чтобы не быть обузой остальным.

* * *

В один из последующих дней, Шао Сюань взял Цезаря к дому Шамана, чтобы поделиться своими идеями со стариком. Результат был именно таким. как и предсказал, Шао Сюань. Шаман не отклонил его предложение. Вместо этого Шаман с нетерпением ждал результатов. Он дал специальное разрешение Шао Сюаню, чтобы он мог остаться в первой охотничьей локации с Цезарем, если что-то пойдет не та.

Поскольку Шаман высказал это предложение, Та не возразил. Более того, в глубине души, он был немного взволнован теорией Шао Сюаня: "Хорошая собака может быть глазами и ушами охотника". Он хотел увидеть, как Цезарь будет вести себя снаружи, и может ли волк оказаться неожиданно полезным, несмотря на то, что с детства находился в племени и был приручен Шао Сюанем.

После получения разрешений от Шамана и Та, Шао Сюань попросил всех остальных из охотничьей группы Мая собраться вместе на тренировочной площадке, чтобы они могли увидеть Цезаря во время его тренировки, таким образом он и собирался продемонстрировать навыки Цезаря.

Другие думали, что в любом случае не откажутся от предложения Шао Сюаня, так как и Шаман, и лидер команды, и Май - все согласились на эту авантюру. Кроме того, Шао Сюань был одним из пятидесяти в ходе церемонии ритуала этого года. Это был не тот человек, которого они хотели бы разочаровать.

А вот после просмотра тренировки Цезаря, некоторые из них заговорили о том, чтобы в будущем завести своих собственных волков. Во всяком случае волки в лесах постоянно сражались друг с другом, а в стае, которая проиграла бой, вряд ли кто-то выживет. Они несколько раз сталкивались с такими сражениями, а потому считали, что украсть детенышей или двух во время беспорядков, будет не так сложно.

После решения вопросов с охотничьей группой, Шао Сюань начал готовиться к предстоящей охотничьей миссии. Все каменные инструменты были подготовлены еще зимой, и теперь ему не нужно было тратить много времени на каменное ремесло. Обучение Цезаря продолжалось изо дня в день, и Шао Сюань изменил некоторые из ловушек, чтобы увидеть его реакцию.

Цезарь был очень умным. Помимо тех, которые были слишком сложными, Цезарь управлялся с большинством задач, которые Шао Сюань ставил перед ним, и осваивал многие навыки, которые мальчик ему преподавал.

- Ты когда-нибудь задумывался о том, каким будет будущее Чачи? - спросил Старый Ке.

- Чача не так ласков, как Цезарь, и кто знает, не вылетал ли он уже за пределы территории племени, когда мы даже не знали об этом? - сказал Шао Сюань. Однажды он обнаружил остатки травы в клюве Чачи, которая не принадлежала к какому-либо виду растений в племени. Она произростала только в лесу, где они охотились.

В то время Шао Сюань довольно резко его отругал, так что Чача вел себя довольно хорошо последующее время. Однако теперь он, вероятно, возвращался к своей природе. Чача врос очень сильно, и, возможно, рука Шао Сюаня уже через полгода не будет для него безопасным местом для приземления. По словам Шамна, непослушная птица все еще была в подростковом возрасте. Чача был преисполнен любопытством, отчего никто никогда не сможет его полностью контролировать. Он мог просто взлететь в небеса. Кто может сравниться с этим?

Теперь Чача уже отправлялся к реке, чтобы поиграть. Иногда он внезапно опускался к реке, чтобы довольно быстро поймать рыбу, плавающую в верхнем слое воды. Он просто разрывал рыбину на куски, а затем бросал ее обратно в воду, чтобы сверху понаблюдать, как пираньи сражаются за кровавую добычу.

Этого птенца нелегко приручить. Никто не знал, сколько времени потребуется, чтобы приручить его до того уровня, когда его можно будет взять в дикую природу, как Цезаря.

Через двадцать дней, хотя команда охотников Гуи Хе не вернулась, Та уже завершил список имен второй охотничьей миссии и объявил об этом.

Увидев Цезаря, поднимающегося в гору с Шао Сюанем, Старый Ке вдруг почувствовал ностальгию. Как быстро промелькнуло время. В мгновение ока маленький суетливый комочек, принесенный Ланг Га, превратился в красивого молодого волка.

Глава 112. Крысиное Дерево.
Пока они шли с вершины горы до границы племени, Цезарь привлекал очень много внимания.

Когда они шли по Пути Славы, почти все люди вокруг обращали внимание на него.

Почему волк сопровождал охотничью команду?

Неужели они все посходили с ума?

Такая ненормальная вещь полностью сосредоточила на себе внимание людей, об этом будут говорить в племени в течение долгого времени.

Во время первой охотничьей миссии Шао Сюаня Ланг Га сказал ему, что его единственной задачей будет "идти в ногу". Ему не нужно было ничего делать, кроме как идти в ногу с командой. Следовательно, теперь, в первый свой выход на охоту, от Цезаря требовалось то же самое, просто идти в ногу.

Когда люди из племени впервые отправлялись в дикую природу на охоту за зверьем, они будут сильно зависеть от своих тренировок и от руководства своих предшественников. Однако, когда Цезарь попал в дикую природу, он больше полагался на свой животный инстинкт.

Согласно этому инстинкту, Цезарь не боялся и не дрожал, столкнувшись со всем этим незнакомым окружением. Вместо этого он становился все более и более взволнованным.

Несмотря на то, что он был "заперт" в племени почти два года, что он вырос в племени, его дикая сущность стала более или менее пробуждаться, когда он оказался в лесу. В дикой природе Цезарь бежал, словно порыв ветра. Если бы не правила охотничьей команды, он бы уже давно выл от удовольствия, или делал еще что-то подобное.

Сначала Цезарь очень интересовался окрестностями, обнюхивая все вокруг. Однако после того, как был несколько раз предупрежден Шао Сюанем, стал держать свое любопытство под контролем. Полагаясь на свои инстинкты. он внимательно следил за охотничьей командой и не тормозил группу.

Иногда люди в охотничьей команде передвигались по ветвям деревьев. Цезарю было на них не забраться, поэтому он бежал внизу, по земле, пробегая под всеми ветвями. Когда в освещенных местах он неосознанно замедлялся, в затененных, передвигался намного быстрее. Это были некоторые природные инстинкты, которые скрывались в крови Цезаря. Пока он был племени, природа не находила выхода, но она стала совершенно очевидной, когда он оказался в дикой местности.

Увидев, что Цезарь не отстал, и не вел себя как-то ненормально, люди из охотничьей группы были очень рады. В середине путешествия, Цезарь даже сумел выманить большого дикого зверя от охотничьей команды, а затем, сбросив его с хвоста, вернуться обратно.

Прибыв к горам, они достигли первого охотничьего места. Они отправились на охоту рано утром, после ночного отдыха.

Когда он отправился вниз по горе, Ланг Га сказал Шао Сюаню:

- Следи за Цезаерм, Ах-Сюань. В этом районе много ловушек. Остерегайся, чтобы он не угодил в одну...

Прежде чем он смог закончить предложение, Ланг Га увидел Цезаря, который шел в область с многочисленными ловушками, обнюхивая все вокруг. Казалось, что он блуждает, но он успешно избегал всех ловушек!

Люди в охотничьей группе немного замедлились, чтобы посмотреть на него. На самом деле вокруг вершины горы было очень мало свирепых зверей. Установка ловушек здесь была в основном для защиты. Если бы какие-то крупные звери или свирепые животные начали преследовать их до этих мест, они могли бы использовать ловушки, чтобы дать им отпор.

Однако теперь Цезарь гулял там без единого звука срабатывания ловушек.

Это было совпадение?

Этого не должно быть. Цезарь шел по полю, покрытому ловушками, и они там были поставлены не забавы ради. Однако до сих пор ни одна из них так и не сработала!

Люди обернулись и посмотрели на Ланг Га. Тот покраснел, а его брови слегка дернулись. Очевидно, нынешняя ситуация намного превзошла все его ожидания.

- Я научил его, как идентифицировать ловушки, и мы много практиковались в этом направлении. - спокойно сказал Шао Сюань. Он давно предсказал, что эти ловушки не будут угрожать Цезарю. Пока они были в племени, тренировка в вопросе о том, как избежать ловушек, была обязательной в курсе обучения Цезаря каждый день!

- Так... Он... Он может избежать ловушек? - Ланг Га сглотнул, потому что обнаружил истину, которую трудно было принять.

Если даже животные могут научиться избегать ловушек, то в чем смысл их установки? Для развлечения людей??

- Я буду менять и обновлять все ловушки днем. когда мы вернемся! - серьезно сказал Ланг Га. Он не уделял особого внимания этим ловушкам, поскольку была низкая вероятность того, что они будут использоваться в течение всего года. Каждый раз, когда они приходили в первое охотничье место, все, что он делал, это проверял ловушки, чтобы убедиться, что они все еще находились в рабочем состоянии, а также проверял маленьких животных, которые случайно могли в них попасться.

Май нашел реакцию Ланг Га очень интересной:

- Хорошо, животные знают, как важно учиться. Тебе нужно быть более внимательным с навыками, которые ты применяешь, Ланг Га.

Двигаясь вниз по горе, Цезарь не уходил от Шао Сюаня, чтобы отправиться в небольшие исследовательские приключения. Вместо этого он держался рядом с ним, охраняя его.

В прошлом году в этой части горы были уничтожены три Раздражающих Черных Ветра, но другие свирепые звери уже нашли это место и устроили здесь свой дом.

- Там есть дыра, Май! - прошептал Анг, который отвечал за разведку.

Все остальные были в восторге от доклада Анга.

- Где это? - после того, как подтвердилось, что вокруг нет свирепых зверей, люди быстро собрались вокруг разведчика.

Шао Сюань тоже приблизился к нему с Цезарем. Он увидел, как Анг оттолкнул небольшое количество травы, под которым обнаружилось отверстие среднего размера.

- Они вышли! - с волнением сказал Анг.

"Они", о которых говорил Анг, были зелеными грызунами. Воины-охотники называли их травяными крысами, потому что они выглядели как шарик зеленой травы. Их мех был зеленого цвета и такой толстый, что напоминал травинки. Когда они оставались в траве, их было очень сложно заметить даже опытным воинам. И днем, и ночью они выходили из своих нор за пищей и ради спаривания.

Причина, по которой люди в охотничьей группе были так взволнованы, заключалась в том, что в этот сезон а телах травяных крыс вырастало специальное растение - Крысиное Дерево.

Крысиное Дерево было своего рода паразитическим растением, и его паразитическая фаза находилась на первоначальном уровне. Семена этого растения были похожи на небольшие орехи, которые травяные крысы любили употреблять в пищу. Каждый год до наступления зимы травяные крысы помногу путешествовали почти повсюду в горах, чтобы собрать еду, а затем сохранить пищу в отверстиях, которые могут достигать до нескольких метров в длину. Когда у них было много еды и материалов для гнезда, они прятались в своих норках и переживали там зиму.

Однако в бассейне был немного иной климат, чем на другой стороне горы. Снег не выпадал, а температура не была такой низкой. Несмотря на это, травяные крысы, живущие в этой области, сохранили привычку готовиться к спячке.

Когда на другой стороне горы почти наступала зима, травяные крысы бассейна прекращали собирать пищу и возвращались в свои норки, чтобы подготовиться к зиме. В течение всего холодного сезона они проводят большую часть своего времени в норах, в промежутках между сном, они отправлялись в свой "погреб", чтобы перекусить, а потом снова засыпали.

Семена крысиного дерева начнут прорастать после того, как их съедят травяные крысы. Через несколько дней они прорвутся из-под кожи травяных крыс, превратившись в маленькие растения, похожие на шерсть. Вся энергия, необходимая для того, чтобы крысиное дерево росло, получалась им от самих крыс. Поскольку те жили в подполье, с солнечным светом были проблемы.

После всего зимнего роста, когда заканчивался сезон, травяные крысы повыползали из своих нор, чтобы начать свое путешествие, то саженцы деревьев на их спинах были довольно большими. Когда рассада будет готова, она отделится от крысы и начнет самостоятельно превращаться в крысиное дерево. Обычно это происходит в течение пятидесяти дней после окончания зимы.

Шао Сюань видел в лесу эти деревья. Они были огромными. Трудно было представить, что все эти великие деревья начали свой жизненный путь на сине травяных крыс.

Крысиные деревья перед отделением от крыс, были очень полезны людям, если бы они их съели. Дети, которые ели ростки крысиных деревьев, имели бы гораздо более сильное телосложение и имели шанс пробудиться несколько раньше. Конечно, в такой ситуации также имело значение количество. Чем больше вы ели, тем сильнее становился эффект. Даже если они не пробуждались раньше, это могло бы помочь сформировать им собственное тело.

У многих воинов в их охотничьей команде не было пробужденных детей дома. Для них было важно то, что дети пробудятся хотя бы на год раньше, это означало появление еще одного воина в семье, а значит больше количество участников в миссиях, что повлечет за собой большее количество еды. Но и для тех, чьи дети уже были пробуждены, рассада крысиного дерева была очень полезной, возможно, даже более полезной, чем в первом случае. Потому что она могла помочь в детоксикации организма. Она была намного эффективнее даже сбора трав, который мог предоставить шаман.

Люди со склона горы или ее вершины наверняка не заботились о получении этого растения, но для людей, живущих в районе горного подножия, рассада крысиного дерева может быть очень привлекательной.

Трудность заключалась в том. что травяных крыс было очень сложно поймать. Они были слишком хороши в умении прятаться, и как только они покидали свои норы, их больше негде было бы найти. Кроме того, в одной норе может быть более одного входа. Если бы они остались охранять один вход, то крыса могла бы проникнуть домой через другой, если только не суметь найти и перекрыть все входы. Во-вторых, время было определяющим фактором. Если рассада покинет крысиные спины, то она уже будет бесполезна.

Май внимательно осмотрел вход и спокойно сказал:

- Судя по земле, прошло уже полдня с тех пор, как они вышли.

Услышав, что это произошло так давно, люди сразу стали менее возбужденными. Как их можно будет найти, когда они уже блуждали по лесу полдня?

- Может ли Цезарь помочь нам найти их? - Анг показал на Цезаря и спросил Шао Сюаня.

- Мы можем попытаться. - сказал мальчик.

После его слов толпа снова возбудилась.

- Неужели он может помочь?

- Но как он это сделает? Волк же никогда не видел травяных крыс!

- Ладно-ладно, мы просто позволим Цезарю попробовать сделать это один раз. - Май остановил разглагольствования остальных. Двое детей в его семье уже пробудились, поэтому ему больше не нужны были саженцы для них. Однако из-за детоксикационного эффекта стоило все же попытаться их найти.

По команде Шао Сюаня Цезарь подошел ко входу в нору, чтобы понюхать воздух, а затем обошел территорию вокруг. Кажется, он что-то заметил. Хотя Цезарь никогда не видел травяную крысу в своей жизни, он обнаружил ее запах повсюду вокруг дыры.

Цезарь пошел в нужном направлении, а потом снова посмотрел на Шао Сюаня.

- Они должны быть там, дядя Май. - сказал Шао Сюань и снова отдал команду. - След!

Люди последовали за Цезарем. Они не передвигались быстро, а иногда, когда вокруг появлялись свирепые звери, об этом их предупреждал Цезарь.

Волк, кажется, был очень взволнован во время отслеживания. С его скоростью Шао Сюань понимал, что они приближаются к травяным крысам.

Свист!

Цезарь бросился вперед, как стрела, прыгнул высоко, чтобы перемахнуть через кустарники, и буквально всверлился в кучу травы, которая была выше роста человека.

- Цезарь! - Шао Сюань был немного обеспокоен. Он боялся, что Цезарь, возможно, слишком взволнован, чтобы отслеживать некоторые опасности, скрывающиеся в траве.

Трава была плотной, и никто не мог видеть, что скрывается внутри, или знать, что за ней происходит. После того, как Цезарь ворвался в заросли, раздался какой-то шорох.

Писк!

Вскоре Цезарь снова выскочил из травы.

Увидев волка, напряженные люди немного расслабились. Но их внимание быстро сосредоточилось на зеленом нечетком шаре, который Цезарь нес в пасти.

- Это травяная крыса!

- Быстро, быстро! Ах Сюань, проверь травяную крысу, посмотри, есть ли на ее теле рассада дерева!

Все воины были очень взволнованы.

Цезарь держал свою добычу в пасти, но не убил ее и даже не ранил.

Шао Сюань взял травяную крысу из пасти волка. Если бы не зеленый мех, она была бы только размером в два кулака, однако из-за зеленого меха она казалась в три раза больше своего изначального размера.

Держа в руках крысу, Шао Сюань понял, что она была довольно костлявой. Возможно, она была такой тощей из-за паразита на своей спине?

Он не видел никаких проплешин на теле. После тщательного осмотра, Шао Сюань разглядел специальный "мех", который был немного толще остальных волосков. Он взял убрал свой каменный нож в ножны на талии и взялся за "мех" голыми руками, чтобы проверить его у корней. Там был тонкий одеревеневший круг! Шао Сюань был уверен:

- Он все еще там!

Он передал травяную крысу другому воину, чтобы кто-то другой смог отделить этот мехоподобный саженец крысиного дерева, а затем оглянулся.

Когда Цезарь ворвался в траву, он сильно испугался. К счастью, Цезарь вышел из нее довольно быстро. Однако теперь жуткое чувство стало лишь сильнее, вместо того, чтобы исчезнуть. Оглянувшись на волка, он заметил, что его шерсть стояла дыбом, хотя всего мгновение назад он был в восторге от своей добычи.

- Дядя Май! - встревоженно окликнул его Шао Сюань.

Май наблюдал, как его люди отрезали рассаду крысиного дерева. Но увидев поведение Шао Сюаня, Май понял, что что-то не так, и тут же жестом привлек внимание остальных.

Глава 113. Выбор Цезаря.
Когда все успокоились, можно было легко услышать звук ветра, колышущего траву.

Они еще не убили крысу, так как носителя лучше было оставить живым, для того чтобы качество изымаемого Крысиного Дерева не пострадало. Травяная крыса боролась, даже будучи удержана крепкой рукой воина. Рассада Крысиного Дерева была удалена, что оставило на коже коричневое лысое пятно. Примерно через шесть месяцев оно снова будет покрыто необычными зелеными волосками.

Май посмотрел на воина, державшего крысу, и тот, наклонившись, положил ее на землю и отпустил.

Как стрела, выпущенная из лука, травяная крыса быстро устремилась в высокие заросли травы, едва оказавшись на свободе.

После нескольких писклявых звуков, все снова успокоилось, но атмосфера все еще была довольно удушающей.

Люди не ощущали никаких признаков свирепого зверя в окрестностях, но все они чувствовали, что что-то опасное скрывается в тенях, не будучи замеченным кем-либо из них.

С другой стороны, хорошим должно было быть то, что Май почувствовал бы присутствие опасности раньше, если бы там и правда что-то скрывалось.

Тем более, что эта травяная крыса без колебаний устремилась в заросли травы, что означало, что та территория была относительно безопасной.

Половина людей в охотничьей команде сосредоточила свое внимание обратно в сторону зарослей травы, в то время как остальные охраняли окрестности.

Хууу...

Это было похоже на порыв ветра.

Тем не менее, ветерок был совсем слабенький и никак не мог создать такой звук естественным образом.

Тем временем Цезарь издал рычание, его рычание лишь усилило нервозность людей.

Хууу...

Послышался еще один быстрый, но низкий ум, как будто что-то быстро пролетело.

Это что-то было уже очень близко!

Деревья в окрестностях не так плотно росли, и солнце осветило весь лес.

Черные тени мелькали в лучах солнца.

- Там!

Май бросился туда, а тем временем, пролетела еще одна черная тень.

Обычно животные, особенно свирепые звери, всегда выбирали самых слабых в группе, чтобы атаковать их, и Шао Сюань был первым, кого выбрали своей целью. В прошлом году он испытывал подобное на своей шкуре в течение всего охотничьего периода, и первым инстинктов других воинов было защитить мальчишку. Однако, на этот раз все без колебаний бросились к Цезарю.

Шао Сюань собирался побежать вперед со своим каменным клинком, чтобы блокировать атаку, но к его удивлению Цезарь сам нацелился на нападающего.

На короткой дистанции Цезарь резко увеличил скорость, он почти достиг своего предела. Словно длинный лук, который был натянут до предела, прежде чем выпустить стрелу, волк бросил свое тело на приближающуюся тень.

Бенг!

Пуф!

До остальных донесся звук столкновения и пронзенной плоти.

Двое сражающихся друг с другом опустились на землю.

То, что бросилось на них, было каким-то крылатым существом, похожим на летучую мышь. Размах его крыльев был около двух метров. Возможно, он был укушен Цезарем. потому что после того, как они приземлились, тварь больше не смогла взлететь.

Однако такое существо должно быть активным только в ночное время. Почему оно появилось в дневное время?

Пока эти двое сражались, Шао Сюань умудрился бросить несколько острых игл в голову этого существа, похожего на летучую мышь. Это был первый раз, когда Цезарь столкнулся с подобным противником в дикой природе. Насколько вероятно было, что волку будет трудно справиться с ситуацией в одиночку? На его теле уже были следы крови..

Атака со стороны отвлекла летучую мышь.

Пучи.

Раздался звук разрываемой плоти.

Повсюду брызнула кровь.

Цезарь буквально вырвал у существа часть крыла.

Резкий крик почти разрывал барабанные перепонки людей, а звуковая волна их дезориентировала. Но вскоре звук внезапно прекратился, потому что Цезарь оторвал летучей мыши голову.

С глухим рыком Цезарь продолжал рвать плоть мыши, сопровождая это неприятными звуками, и не останавливался до того, как разорвал все тело противника на мелкие кусочки.

- Цезарь! Подойди сюда!

Шао Сюань сделал быстрый шаг вперед, чтобы проверить раны волка, но прежде чем он смог подойти к нему, Цезарь неожиданно поднял взгляд на Шао Сюаня, хотя несколько мгновений назад еще смотрел на останки мертвой летучей мыши.

Он был вынужден остановиться, потому что почувствовал, словно ему на голову вылили ведро холодной воды. Чувство было очень неприятным.

В этот момент Шао Сюань столкнулся со взглядом двух волчьих глаз, которые были наполнены свирепой жаждой крови. Судя по его глазам, можно было сказать, что он был готов продолжать рвать все и вся.

С выступающих из открытой пасти волка четырех клыков капала кровь, заливая его шкуру.

Шао Сюань догадывался, что жестокая природа Цезаря может наконец пробудиться после того, как она подавлялась более двух лет.

Мальчик все еще помнил волчьи стаи, которые жили в лесу, где и охотились. И Цезарь был похож на этих опытных убийц.

Несмотря на то, что Цезарь провел два года в племени, принесенный туда еще детенышем, и никогда не чувствовал вкуса настоящей смерти, несмотря на то, что Цезарь отлично ладил с людьми внутри племени, его жестокая природа все еще была заперта в глубине его тела. Инстинкт только и ждал того момента, когда сможет пробудиться, как вулкан, ожидающий вспышки. Чем дольше он будет подавляться, тем более яростно он прорвется.

Наблюдая, как Цезарь медленно отходил от мертвой летучей мыши, Шао Сюань сжал в руке каменный нож. Если Цезарь не может контролировать свою жажду убийства и начнет нападать на людей, ни один воин в охотничьей команде никогда не позволит ему жить. Шао Сюань хотел сам отправить Цезаря на вечный покой, вместо того, чтобы позволять другим позаботиться об этом, выполнив его работу.

Невозможно было сказать, что он не был привязан к волку, проведя с ним вместе так много времени. Два года ушло на то, чтобы Цезарь вырос из нескладного волчонка в красивого и сильного волка, который был уже даже выше Шао Сюань, когда становился на задние лапы. Много чего произошло, и многие эмоции были разделены между ними.

Дом Шао Сюаня сменился с копны сена в сиротской пещере на довольно уютный каменный домик в районе горного подножия, см Шао Сюань вырос из костлявого маленького ребенка, в Воина Тотема. И все это время Цезарь был с ним.

Однако в этот момент, как Шао Сюаню, так и Цезарю, который был недалеко от грани, нужно было сделать выбор. Было три вероятных исхода. Во-первых, Цезарь атакует людей и охотничьей группе, и Шао Сюань лично его убьет. Во-вторых, Цезарь отказывается оставаться в охотничьей команде, и Шао Сюань отпускает его, в память о том времени, которое они провели вместе. В-третьих, Цезарь сумеет совладать со своей дикой природой и жаждой убийства и возвращается к Шао Сюаню.

Шао Сюань убрал руку, в которой не было ножа, за спину, чтобы сделать жест другим воинам, которые готовы были броситься в бой. Он указал, что они должны оставаться на месте, в то время как сам смотрел только на волка, который находился всего в десяти метрах от него.

Цезарь, что же ты выберешь?

На самом деле, с того момента, как он решил вывести Цезаря в дикую природу, Шао Сюань ожидал подобной ситуации. Несмотря на то, что он не желал смотреть в лицо фактам, правда заключалась в том, что если бы он продолжал заниматься только тем, что ел и спал в племени, то в итоге, жизни Цезаря могла начать угрожать опасность. Да, Шаман дал волку свою охранную табличку, но он мог ее и забрать. В племени не разрешалось держать домашних животных. Цезарю нужно было доказать свою полезность.

Волк продолжал стоять, тяжело дыша, с кровью на губах и кровожадностью в глазах. Вместе с каждым его вздохом, он испускал запах крови странной летучей мыши.

Однако, глядя на Шао Сюаня, жажда крови в его глазах постепенно исчезла, они снова стали ясными.

Сглотнув кровь, Цезарь поднял глаза на Шао Сюаня и стал приближаться к нему легким шагом.

- Ах-Сюань... - Ланг Га не мог не предупредить его. Раньше они были напуганы поведением Цезаря.

Когда они были в племени, люди говорили, что Цезарь был волком, который был приручен, а это означало, что он был всего лишь мусором в глазах других. Некоторые, возможно, даже подумывали о том, как из Цезаря сделать рагу. Но чтобы они сказали, если бы увидели такое поведение Цезаря?

Уже приручили? Это полная чушь! Его жажда крови охладила Ланг Га. Он изо всех сил сдерживался, чтобы не бросить свое длинное копье в Цезаря.

Мусор? Этот волк только что с легкостью оторвал крыло напавшего на него монстра! И это вы называете мусором?

Конечно, животное всегда остается животным, в его крови течет инстинкт убийцы.

Шао Сюань снова махнул толпе, используя свою пустую руку, чтобы сказать Ланг Га и другим не действовать прямо сейчас.

Цезарь медленно двигался к Шао Сюаню. Его лапы все еще были запятнаны кровью. Каждый шаг, который он делал, оставлял кровавый отпечаток на земле. На его теле тоже были пятна крови, когда он оторвал крыло летучей мыши, это было сделано очень свирепо.

Восемь метров... пять метров... три метра...

Шао Сюань наблюдал за приближением волка, спокойно глядя на него. Однако в глубине души он знал, что его сердце колотится очень быстро. Шао Сюань вытащил свою пустую руку, но все еще сжимал в другой каменной нож. Он был готов к любому выбор Цезаря.

Цезарь тяжело дышал, шаг за шагом приближаясь к Шао Сюаню. Он наблюдал за молодым воином Тотема, а затем опустил голову, словно знал, что недавно напакостил. Он осторожно пошевелил ушами, прежде чем ткнуться головой в ладонь Шао Сюаня.

В тот момент, когда его ладонь коснулась головы волка, Шао Сюань сделал глубокий вдох, он опустил вторую руку, сжимавшую каменный нож.

Как обычно, когда Цезарь выполнял поставленную перед ним задачу правильно, Шао Сюань потрепал его по голове и сказал:

- Хороший мальчик.

Голова Цезаря слегка дрогнула под рукой Шао Сюаня, он стал лизать руку мальчика, после чего положил ему на ладонь кусочек летучей мыши.

- Все в порядке, Ах-Сюань? - Ланг Га немного заикался. Цезарь выглядел так же, как и всегда, но сцена, представшая перед ними ранее, глубоко отпечаталась в его голове. Он все еще боялся приблизиться к волку. Кроме того, он все еще не опустил длинное копье в своей руке.

- Теперь все в порядке. - Шао Сюань знал, что остальные в охотничьей группе все равно будут настороженно относиться к Цезарю еще в течение некоторого времени. Но все же это было лучшее, на что можно было рассчитывать.

После того, как Цезарь испытал зов своей дикой сущности, он сумел совладать с собой. И это было хорошо.

Оттянув волка в сторону, Шао Сюань тщательно проверил раны и царапины на его теле. Он достал кое-какие лекарственные порошки, которые он заготовил для лечения ран, и стал применять их на шкуре Цезаря, чтобы проверить, работают ли они на животных.

Ланг Га и другие осторожно подошли к теле мертвой летучей мыши только после того, как Шао Сюань отошел с Цезарем.

Еще одна летучая мышь была убита Маем, и она была даже больше той, которую разорвал Цезарь. У нее были более острые когти, длинные, словно гвозди. Если бы она была противником Цезаря, возможно, волк был бы ранен сильнее, чем сейчас.

Почему такие существа стали выбираться в дневное время? Интересно, что старший охотник среди воинов Тотема скажет об этом.

- Возможно, это была ситуация, аналогичная той, что произошла в прошлом году? Ну, когда Раздражающий Черный Ветер вышел в разгар дня. - предположил кто-то.

- Нет, это не то же самое. - покачал головой Май. - Раздражающий Черный Ветер вышел в дневное время, потому что хотел отомстить нам. Но что не так с этими тварями? Со своим многолетним опытом работы, осмелюсь сказать, что это довольно большая редкость.

Толпа замолчала.

На самом деле, они не боялись таких существ вообще, так как они не были большой проблемой в этом лесу. Но люди были обеспокоены тем, что за этой ситуацией может скрываться что-то большее. Каждая ненормальная ситуация может быть предзнаменованием чего-то серьезного.

После непродолжительного момента тишины, люди внезапно услышали свист.

Сейчас здесь были все из группы Мая, так что никто из них не мог издать этого звука, видимо, свист шел не от них, этот звук могли издавать другие охотничьи группы.

- Вы должны остаться тут, а мы пойдем и проверим. - Май взял с собой нескольких воинов. Они поспешили в направлении свиста.

Вскоре Май вернулся с пятью воинами. И все они были ранены с разной степенью тяжести травм.

Это была охотничья группа, которая продвигалась аналогичным охотничьим маршрутом. В прошлом году, когда Шао Сюань и Мао удирали от Раздражающего Черного Ветра, Май обратился к ним за помощью.

Увидев мертвую летучую мышь, которую убил Мао, первый из пяти воином был шокирован:

- Вы столкнулись с этим?!

- Это не единственная. Мы столкнулись сразу с двумя. - Ланг Га и остальные отошли в сторону, чтобы показать им ту, с которой расправился Цезарь.

- Значит, вы тоже столкнулись с ними? - Май осмотрел раненых.

Тот же воин глубоко вздохнул:

- Да. Интересно, почему они вышли днем, когда обычно выходят только ночью. Наша охотничья группа была атакована ими несколько раз.... О, верно! Мы пришли сюда, чтобы просить вас о помощи.

Воин посмотрел на Шао Сюаня и Цезаря, который спокойно лежал у ног мальчика.

- Говорят, что ваш волк способен выслеживать добычу по запаху?

Май не ответил. Вместо этого он тоже посмотрел на Шао Сюаня.

Тот кивнул:

- Да.

- Некоторое время назад он поймал травяную крысу! - сказал Ланг Га. Хотя он все еще был довольно насторожен в отношении волка. это не мешало ему хвастаться другим воинам из прочих охотничьих групп. Когда они выходили из племени, в их адрес сыпалось множество насмешек и издевательств от других воинов.

- Мы хотим позаимствовать его, чтобы он помог нам в одной ситуации. - сказал воин, не обращая внимания на тон Ланг Га.

- Для чего? - спросил Май.

- Чтобы он помог нам найти человека.

Глава 114. Летучие мыши - Вампиры.
Из воинов, которые пришли к ним, главный звался Ча. Ча был почти того же возраста, что и Май, и он был вторым самым сильным человеком в своей охотничьей группе, а это означало, что он имел большое значение в ней. Он также был старым опытным воином-охотником. Среди пяти человек он был сильнее всех ранен.

- Вы потеряли людей из своей группы? - с удивлением сказала Май. Это было только начало охотничьего путешествия ... по-видимому, было крайне ненормально потерять кого-то.

- Мы потеряли трех воинов. Когда мы добрались до первого места для отдыха, они пошли за водой, но не вернулись. - Ча было трудно сказать это вслух, очевидно, что этот инцидент был большим ударом для всей охотничьей группы, не так плохо было, даже когда кого-то убили во время ожесточенной охотничьей миссии. Кто-то пропал без вести, и не было известно - почему. Даже их тела не были найдены, и это было что-то неприемлемое! Никто не хотел сдаваться. - Место, где мы набирали воду, тоже находится в горах, недалеко от пещеры, в которой мы проводим ночь. Опасные животные, такие как свирепые звери, редко появляются в близлежащем регионе. Однако до ночи эта троица так и не вернулась. Ах-Чен взял несколько человека, чтобы найти их. Но они нашли только их следы туда, и те, что они оставили вокруг водоема. Мы ждали еще полдня, люди даже разошлись, чтобы найти их.... Но все равно, никаких новостей. А пока мы искали наших пропавших, мы столкнулись с подобными тварями. - Ча потер свое усталое лицо и указал на мертвую летучую мышь на земле. - Они активно атаковали охотничью группу... В дневное время! Их были десятки, они могли ранить многих их нас. Ах-Чен сказал, чтобы я попросил вас о помощи, но я не ожидал, что они уже пришли и к вам, прежде, чем это сумели сделать мы.

Шао Сюань слушал, как мужчина рассказывал об их злоключениях, но тем временем он заметил, что с Цезарем было что-то не так. Мальчик проверил его рану, только чтобы обнаружить, что она действительно выглядит плохо. Кровь все еще сочилась из нее, а Цезарь выглядил очень уставшим, казалось, что он испытывал сильное головокружение.

- Он был укушен мышью, не так ли? - спросил Ча. - Любой, кого укусит эта штука, будет чувствовать себя слабым и истощенным. Но не волнуйся, он не умрет. Пусть волк съест это.

Ча передал какой-то корешок Шао Сюаню. Проведя так много времени в Медицинском доме и узнав много нового о травах и лекарствах от Шамана, конечно, Шао Сюань узнал это растение. Этот корень обладал незначительным поддерживающим эффектом, а так же мог нейтрализовать некоторые парализующие эффекты, вызванные токсичными растениями. Однако их было очень трудно найти в регионе, где обычно охотились. Более того, Ча и другие разделяли с прочими мнение о никчемности Цезаря, и не трогали волка только потому, что видели у него табличку с именем, данную Шаманом. Он даже рассмеялся над Маем, когда увидел, что тот принял в свою команду волка. Итак, зачему ему теперь давать Цезарю это драгоценное растение.

Увидев, что Май и Ланг Га смотрят на него удивленно, Ча объяснил:

- Я вынужден рассчитывать на помощь волка в поиске наших пропавших.

Это было правдой.

Раньше вы смеялись над нами, а теперь вам нужна помощь нашего волка? Ланг Га и другие действительно хотели немного рассердиться, но, думая о сложившейся ситуации, на их сердца опускалась неимоверная тяжесть.

Мужчины пропали без вести по никому не ведомой причине, не оставь после себя никаких следов. Они просто исчезли, также необъяснимо, словно растворились в тумане. Это было просто недоступно для понимания остальных. Они не боялись сражаться со свирепыми зверями, однако к чему-то неизвестному они всегда относились с большим волнением.

- Что сказал Ах-Чен? - спросил Май.

- Ах-Чен сказал, что наши люди, вероятно, были укушены этими отвратительными тварями, поэтому не смогли им сопротивляться. Весьма вероятно, что их эти твари куда-то и утащили. Однако было найдено лишь несколько смазанных следов, поэтому было сложно по ним кого-то выследить. - Ча снова посмотрел на Цезаря. Волк становился все более энергичным. - Надеюсь, что он нам поможет.

Шао Сюань проверил раны на теле Цезаря. Убедившись, что он в порядке, Шао Сюань сосредоточил свое внимание на двух мертвых летучих мышах.

Слюна летучих мышей имела анестезирующий эффект. Шао Сюань открыл пасть мыши каменным ножом. Он заметил, что их передние зубы были намного больше, чем коренные зубы. К тому же клыки были такими же острыми, как ножи. По-видимому, раны на теле Цезаря были оставлены именно этими зубами.

У некоторых животных с такими зубами, явно было мясо в рационе.

Кроме того, когти летучих мышей были не менее острыми, а еще задние лапы у них были очень сильными, а глаза - просто гигантскими.

- Итак? Можем ли мы отправиться прямо сейчас? - Ча немного волновался, он очень хотел вернуться назад. Чем больше они тормозили, тем меньше надежды, что они смогут найти людей, которых потеряли. Он понятия не имел, как обстоят дела на охотничьем пути.

Май посмотрел на Шао Сюаня, и когда тот кивнул, подтверждая. что Цезаря может идти, сказал:

- Хорошо, пошли.

Охотничья группа сначала вернулась в пещеру, чтобы на всякий случай прихватить с собой побольше каменных орудий.

Ча проложил маршрут, и они пошли, минуя дорогу через горы. Хотя безопаснее было бы путешествовать по горам, им потребовалось бы на это больше времени, чтобы добраться до места назначения. С этим все согласились. ведь они очень торопились, и должны были прибыть на место как можно скорее. Без колебания они выбрали самый короткий путь.

По пути они столкнулись с несколькими гигантскими летучими мышами, и воины убили их совместными усилиями.

- Все, будьте внимательны! Царапины - не проблема, но укусы могут быть довольно неприятными. А у меня не так много трав! - напоминал остальным Ча. - В охотничьем район меньше добычи, потому что многие гигантскорогие олени и мамонтовые коровы покинули свои прежние места обитания и ушли дальше в лес. Даже свирепые звери в эти дни появляются очень редко... Никогда раньше я не встречал такую ситуацию....

Услышав это, люди поняли, что это очень нехорошее предзнаменование.

Меньшее количество добычи означало, что животные стали жертвами других хищников. Миграция оленей и коров может указывать на то, что они пытаются убежать от этого опасного места. Но почему бы не появляться еще и свирепым зверям? Что угрожало и заставляло их испытывать страх?

- Это действительно не хорошо... - прошептал Ланг Га, а остальные молча согласились. Увидев больших летучих мышей, они все испытали недоброе чувства. Теперь они были еще сильнее в нем уверены.

Когда они шли вперед, Шао Сюань внезапно услышал необычный резкий крик, разнесшийся по воздуху. Тем не менее, ни Ланг Га, ни остальные. казалось, не просто не уделили ему особого внимания, а вообще ничего не слышали.

Шерсть на спине Цезаря встала дыбом, и он пристально посмотрел в небо.

Ча шел впереди. Май, Ча и несколько других воинов тотема среднего уровня, который возглавляли группу, внезапно остановились.

Май жестом сообщил другим, чтобы они молчали и были настороже, пока он и сам сосредоточенно прислушивался.

- Это правда? - прошептал Май.

- Да. - кивнул Ча, - Но прямо сейчас не мы их цель. Предполагается, что они нашли себе более интересную добычу.

- Ты что-то услышал, Май? Почему я ничего не слышу? - спросил Ланг Га.

Потому что твои способности ограничены, поэтому ты не можешь услышать. - Май долго вслушивался в неслышный большинству воинов звук, а потом указал в сторону. - Идите туда и устройтесь на деревьях. Спрячьтесь. Давайте посмотрим и оценим ситуацию, для начала.

Поскольку Цезарь не мог подняться на дерево, Шао Сюань сказал ему скрыться за высокой травой.

Шао Сюань взобрался на дерево рядом с ним и спрятался за плотными листьями после того, как достиг определенной высоты и мог видеть опасность издалека.

Подняв глаза, он выше себя на ветке увидел древесную лисицу. В это время древесная лиса вся напряглась, ее шерсть встала дыбом. Она широко раскрыла пасть, глаза блестели от страха. Но ее реакция и страх были вызваны не Шао Сюанем, а приближающимся с неба существом, или существами. Однако, поскольку он была очень насторожена, выскочивший из ниоткуда в ее поле зрения Шао Сюань напугал ее до смерти, она даже чуть не свалилась с ветки.

Древесная лисица некоторое время сердито смотрела на Шао Сюаня своими большими круглыми глазами, чтобы убедиться, что он ей не угрожает. Уверившись в своей безопасности, она обнажила зубы в сторону Шао Сюаня и бросила какого-то насекомого, которое еще не было съедено, на лицо мальчика. Казалось, что древесная лиса очень рассердилась на испугавшего ее Шао Сюаня.

Тот двинул головой. чтобы избежать остатков насекомого, летевших в него.

Насекомое врезалось в древесный ствол, но на лицо Шао Сюаня попало несколько капель от брызнуышей в разные стороны зеленой жидкости.

С не дрогнувшим выражением лица парень вытер жидкость со своего лица, проклиная в голове лисиц. У этого маленького зверька был по-настоящему плохой настрой.

Тем не менее, этот настрой был не настолько плохим, чтобы зверек начал бессмысленный бой. И Шао Сюань не планировал становиться зачинщиком.

Древесная лиса внезапно отвернулась от него.

Это было именно то направление, на которое Май указывал ранее.

Как и все остальные, Шао Сюань спрятался за плотными ветвями и листьями, но продолжал внимательно смотреть сквозь щелочки.

Вокруг было очень тихо, но эта тишина и вызывала беспокойство.

Чуть впереди на открытой территории стояли четыре серны, смотрящие в четырех разных направлениях. Их уши стояли прямо, звери выглядели очень напряженными.

Свист.

В небе появились черные тени, которые быстро приземлились на открытую местность.

Это было несколько летучих мышей... Одиннадцать летучих тварей приземлились на открытой площадке, окружая четырех серн.

Обычно летучим мышам было очень трудно ходить, когда они приземлялись, они сразу становились медлительными. Однако, когда эти летучие мыши приземлилисьи сложили свои крылья, оказалось, что они обладают длинными сильными ногами и крепкими передними конечностями.

Любая из них была намного больше той, которую убил Май.

Когда одиннадцать летучих мышей приземлились и окружили серн, они быстро побежали к своей добыче.

Серны попытались вырваться из окружения, но как только они совершили прыжок, их ударили летучие мыши, которые тоже подпрыгнули в воздух.

Одна гигантская летучая мышь была откинута на несколько метров, но, перевернувшись на траве, снова встала на ноги, чтобы начать новую атаку. Их острые зубы были похожи на бритвы, которые легко разрезали кожу серн.

Кровь полилась ручьем. Серны становились все медленнее и медленнее после того, как их укусили летучие мыши. Сначала им не удавалось выбраться из окружения, и шансы на выживание были очень призрачными.

Четыре серны были уже неоднократно укушены мышами, и у одной из них уже подгибались ноги.

Мыши же не стали снова атаковать, вместо этого они просто терпеливо ждали.

Когда, наконец, последняя серна ударилась о землю, летучие мыши начали хватать их тела, падающие в обморок, и совместными усилиями подняли в небо, вместо того, чтобы устроить пир на крови прямо на месте охоты.

Мыши хватали серн по двое или трое и улетали, широко расправляя крылья.

После того, как все мыши улетели, люди из охотничьей группы собрались под деревом. В то же время каждый из них чувствовал грусть и подавленность.

- Кажется, они не собираются немедленно поедать свою добычу. - сказал Май.

Ча ответил с мрачным выражением лица:

- Вот почему Ах-Чен сказал, что мы должны найти наших пропавших людей как можно скорее. По крайней мере теперь мы увидели поведение этих тварей. Если они не были съедены на месте. есть шанс, что они все еще живы.

- Они ведут себя так, как будто пытаются сохранить еду. Но зима уже закончена. - сказал какой-то старый воин. - Тогда зачем они таскают еду? Или, скорее, кому?

Группа задумчиво замолчала.

- Сначала найдем пропавших людей. - вздохнул Ча.

Когда Ча провел Мая и остальных в первое охотничье убежище их группы, чтобы встретиться с их лидером, Ах-Ченом, тот применял травы на раненых воинах.

- Что случилось? Еще одно нападение? - Ча поспешил к ним, чтобы проверить раненых воинов.

- В этот раз все не так плохо. Ни у кого нет серьезных травм. - Ах-Чен немного грустно улыбнулся. - Ты, наконец-то, здесь.

Ах-Чен посмотрел на Цезаря, который стоял рядом с Шао Сюанем.

- Неожидаланно, но на этот раз нам придется положиться на него

Пока оба руководителя групп охотников обменивались информацией, Шао Сюань изучал ситуацию в пещере.

Воины-охотники были настолько энергичны и воодушевлены, когда отправлялись на охоту с территории племени. Однако теперь люди едва не сходили с ума. Возможно, в глубине души все они были обеспокоены необъяснимыми исчезновениями своих компаньонов и кризисом, который произошел позже.

У всех на телах виднелись раны. К счастью, большинство из них были лишь царапинами, и лишь некоторые - следами укусов.

- Какое счастье, что мы не привели с собой молодых воинов, иначе... - Ах-Чен не продолжил предложение, но все знали, о чем он говорит.

Если бы в этой охотничьей группе были только что пробужденные воины, они были бы теми, кто больше всего пострадал от атак, как и Шао Сюань в прошлом году. Недавно пробужденные молодые воины не имели опыта охоты. Любая неосторожность и ошибка могли закончиться ужасной смертью.

- Ах-Сюань, мы вынуждены теперь положиться на тебя и Цезаря. - сказал Ах-Чен.

Глава 115. Гигантская яма.
Перед тем, как опустится темнота, было еще немного времени. Чтобы как можно скорее найти пропавших без вести, руководитель группы охотников немедленно показа нужное место Шао Сюаню.

- Я хотел бы знать, пошли ли они прямо к водопаду после того, как покинули пещеру. - сказал Шао Сюаню Чен.

Хотя они знали, что пропавшие люди отправились за водой для группы, Чен все еще хотел, чтобы Цезарь помог ему подтвердить это.

- Хорошо. - ответила Шао Сюань.

Внутри пещеры Шао Сюань попросил кого-нибудь принести предметы, которые использовали пропавшие люди, для Цезаря, чтобы тот смог их обнюхать и запомнить их запах.

Чен и Май взяли по дюжине воинов и отправились следом за Шао Сюанем.

- Мы пытались выследить этих мышей, думая обнаружить их старые гнезда. Однако мы проследили за несколькими группами летучих мышей только чтобы обнаружить, что у них разные гнезда. - сказал Чен.

Первая причина, по которой Ча отправился искать Мая и других, чтобы просить их о помощи, заключалась в том, чтобы позаимствовать Цезаря и проверить, смогут ли они найти пропавших людей с помощью волка. Во-первых, им нужно было убедиться в том, в каком месте они были, когда на них напали летучие мыши. Однако была и вторая причина. Независимо от того, сумеют ли они найти пропавших мужчин, им все равно придется искать помощи, учитывая, что они потеряли уже трех воинов, и эта ситуация не может быть еще более аномальной. Единственные. на кого они могли положиться, конечно же, были Май и его люди из охотничьей группы, так как они были ближе всего друг к другу.

Чен глубоко вздохнул, глядя на волка, который шел впереди всех.

Цезарь шел, обнюхивая все на своем пути.

После того, как они покинули пещеру, они действительно пошли прямо к водопаду, однако Цезарь внезапно остановился .

Шао Сюань внимательно следил за реакцией Цезаря и интерпретировал ее:

- Один из троих пошел так.

Чен посмотрел в направлении, на которое указывал Шао Сюань, и покачал головой:

- Там нет леса, пещер и ни капли воды, обычно никто не ходит в ту область.

- Мы не обыскивали эту область полностью, - сказал Ча.

Чен молчал несколько секунд, а затем сказал:

- Сначала пройдем к водоему.

Только один из троих отделился от группы, но пропали-то все трое. Что встретили двое других на своем пути, когда двигались к водоему?

Место, где воины группы Чена набирали воду, представляло собой естественный водоем у горного склона. Это было недалеко от пещеры первого охотничьего места.

- Обычно мы пополняем воду здесь, отправляясь небольшими группами по три человека. Здесь нет чрезвычайно опасных свирепых животных. Даже если мы столкнемся с одним или двумя, нам будет легко сбежать. Я сам приходил сюда за водой множество раз. Однако на этот раз все по другому. - Ча указал на траву под ногами.

На траве были следы, которые, вероятно, оставили пропавшие люди, когда они упали на землю. Множество травинок было сломано, а на камне поблизости было множество сколов и царапин.

Некоторые следы были явно оставленным каменными орудиями пропавших воинов, тогда как другие следы можно было идентифицировать, как следы когтей гигантских летучих мышей. Единственное различие от тех, что им встретились ранее, было то, что эти мыши явно были намного больше.

Если пропавшие воины были унесены по воздуху, то нет ничего удивительного в том, что никто из охотничьей группы Чена не смог их отследить. Потому что помимо следов и вмятин тут не было никаких полезных подсказок.

Однако, если их и правда унесли по воздуху, даже Цезарю с его хорошим обонянием было бы трудно продолжить поисковую миссию.

- Пойдем, посмотрим, куда ушел отделившийся. - Чен был немного разочарован.

- Ладно. - это был единственный вариант.

Люди вернулись к тому месту, где ранее разделились три воина. Здесь один из них ушел в сторону. Цезарь тщательно отслеживал запах, ведя людей глубже в эту область.

Сначала они блуждали по горному склону, но позже направились к вершине горы.

- Я помню это место. Здесь много камней и лишь узкие тропинки. Мы были здесь однажды в прошлом. - сказал Ча.

Чен оглянулся и добавил:

- Иногда в этой области появляются горные антилопы.

- Там запах крови. - внезапно заявил Ча.

Не только Ча, Май и некоторые другие тоже обнаружили этот запах.

Однако, так как ветер не дул в прежнем направлении, им было сложно сказать, откуда исходит запах крови.

Люди продолжали следовать за Цезарем, пока не достигли гигантской скалы, где было тело мертвой горной антилопы.

На нем было множество разорванных ран, судя по следам, раны были нанесены этими гигантскими летучими мышами. На земле были пятна крови, но их было мало. Большая часть крови была выпита летучими мышами.

Если бы они не следовали за Цезарем до этого места, люди из охотничьей группе вряд ли бы нашли что-то в этом регионе, в конце концов, они редко приходили в это место в прошлом. И никогда бы не догадались, что кто-то из группы, отправившейся за водой, пойдет сюда.

- Он, должно быть, услышать что-то, поэтому и пошел проверить, что за звук. - сказал Ча.

Тот, кто пришел сюда, был самым сильным из тройки пропавших воинов. Вероятно, он и подумать не мог, что встретит этих гигантских летучих мышей в середине их охоты. Тогда он сам стал добычей, и теперь никто не знал, жив ли он еще, никто не знал, куда его унесли.

- Если бы они съели его, то тут остались бы какие-то останки. Всякий раз, когда какое-либо существо поднималось ими в воздух, это означало,что они пока не планировали его есть. - сказал Май.

Исчезновение было лучше, чем смерть. По крайней мере у них был шанс остаться живыми.

Люди смотрели на Цезаря, который продолжал обнюхивать землю. Цезарь пошел в сторону, снова понюхал землю, а затем поднял глаза на Шао Сюаня.

- Судя по всему, Цезарь что-то нашел. - сказал Шао Сюань.

- Что-то на земле?

Ча быстро подошел к Цезарю и ткнул пальцем в землю под носом волка. Затем он осторожно поднес палец к носу. Ча не мог не нахмуриться, это что-то было очень вонючим.

- Что же может иметь такой странный запах?

- Возможно, это ... их моча. - быстро сообразил Шао Сюань.

- Их моча?

- Да. Им нужно выпускать жидкость, когда они съели слишком много, чтобы сделать их тела легче, что в свою очередь облегчит им полет. - объяснил Шао Сюань.

Услышав объяснения Шао Сюаня, Май и некоторые другие воины кивнули. Они думали, что это предположение и объяснение были разумными.

С этой подсказкой люди снова оживились, продолжая следовать за Цезарем.

Когда охотники вышли из области гигантских скал, они заметили, что в окрестностях не так много деревьев. Они продолжали идти какое-то время, приближаясь к месту, где воины набирали воду, но вместо того, чтобы идти прямо к нему, Цезарь повел людей дальше.

- Эти твари продолжают мочиться на протяжении всего пути? - спросил Ча.

- Я думаю, что запах будет держаться на протяжении всего пути... и... в нем есть запах человека. - наблюдая за действиями Цезаря, сказал Шао Сюань.

- Что ты имеешь в виду? - Чен посмотрел на мальчишку.

- Грубо говоря, тот, кто попал в плен, вероятно, был полит этой мочой, отчего ее запах смешался с запахом человека. - сказал Шао Сюань.

Это должно было быть так! Воин все носили толстую одежду из шкур животных, когда отправлялись за водой, она могла впитать много жидкости, а затем капли мочи, просочились по ней вниз.

Этого воина действительно преследовали неудачи. Он только вышел из пещеры, чтобы набрать воды, но его схватила гигантская летучая мышь, а потом еще и облила с ног до головы своей мочой. Однако из-за этого другие могут найти их по следам и подсказкам, которые он оставил.

Люди шли за Цезарем, поднимаясь в гору. Иногда, когда запах прекращался, им приходилось увеличивать область поиска.

Май немного заволновался, когда стемнело:

- Вероятно, мы не сможем вернуться назад. Здесь есть пещера?

- Мы редко приходили в этот район в прошлом. Однако тут было много пещер. Когда мы искали их, мы нашли довольно много дыр и пещер прямо в этой горной долине.

- Где эти пещеры? - спросил Шао Сюань.

Чен казал в нескольких направлениях:

- Эти отверстия и пещеры не находятся на нашем охотничьем пути, мы не знакомы с окружающей средой.

Цезарь уже перестал ходить туда-сюда. Запах пропал. На этот раз он больше не сможет продолжать поиск.

- Что теперь? - Ча огляделся по сторонам. Они стояли на какой то горе, которая не была слишком высокой. Рядом не было деревьев, а на земле была только трава.

Ничего ненормального не было в их окружении, по крайней мере а поле их зрения ничего странного не происходило.

Шао Сюань стоял там, чувствуя, что тотем в его сознании, похоже, сейчас очень активен. Глядя на других, казалось, что ни у кого из них не было подобных ощущений.

Шао Сюань внимательно наблюдал за тем, как пламя на его тотеме трепетало и указывало в нужном направлении. Там была вершина горы. Поскольку она не была достаточно высокой, снега на ней не было, лишь пятна травы.

Шао Сюань пошел в том направлении. Май и другие предположили, что Шао Сюань, вероятно, определил правильное направление, основываясь на поведении Цезаря, поэтому последовали за ним.

Шаг за шагом они приближались к вершине, и тотем в его сознании становился все более энергичным. Помимо этого, Шао Сюань услышал что-то вроде потока воздуха, обладающего большой скоростью. Это что-то было похоже на сильный храп.

- Дядя Май, ты что-нибудь слышал? - спросил Шао Сюань.

- Нет... О, да! Я что-то слышал. Это вопль этих тварей... нет, непонятно, возможно, это слишком далеко... - пробормотал Май.

- Я тоже что-то слышал. - Чен поспешно подбежал к вершине горы.

Вой летучих мышей? Шао Сюань нахмурился. Нет, это было не так. По крайней мере, он слышал, конечно же, не звуки летучих мышей.

Чен первым добрался до вершин, но внезапно остановился, словно увидел что-то его глубоко потрясшее.

- Ты что-то нашел? - Май и остальные тоже ускорились, достигая вершины в несколько прыжков.

Как и Чен, остальные тоже застыли в ошеломлении.

Перед ними открылась большая яма в земле, диаметром более 100 метров и глубиной более 80 метро, как минимум.

Внутренняя стена ямы была не такой бесплодной, как остальная часть горы, это было похоже на другой мир, скрытый от внешнего.

Несколько толстых корней и лоз переплелись друг с другом, уходя вниз. Листья раскинулись вокруг как гигантские зонтики. На стенах росли различные виды растений, некоторые из них цвели, и даже плодоносили.

- Это...

Поскольку они никогда не заходили так далеко, Чен понятия не имел, что в этом месте была такая большая яма. Когда они гонялись за этими летучими мышами, они не думали о том, чтобы подняться на вершину.

Шао Сюань посмотрел вниз на дно ямы, стоя на самом краю. Темно не было. При остаточном дневном свете люди могли видеть ситуацию внизу. Однако по сравнению со стенами ямы на дне было значительно меньше растений. Только некоторые неизвестные растения монотонно располагались внизу.

Тотем в его сознании стал чрезвычайно активным, а пламя танцевало, завернув в себя оба рога.

Что-то там приманивало тотем.

- Существует множество видов редких трав внизу! Некоторые растения я видел только в свитках, когда учился у Шамана. - сказал Шао Сюань.

Май и Чен обменялись многозначительными взглядами и сказали:

- Мы пойдем вниз, чтобы проверить ситуацию. Вы, ребята, ждите здесь нашего сигнала.

Май спустился по лозам с Ча, Ченом и несколькими другими воинами, чтобы проверить, не опасно ли там. Им нужно было проверить это. Шао Сюань, Ланг Га и другие воины остались на краю ямы, ожидая.

Как и сказал Шао Сюань, внизу было множество прекрасных трав, среди которых были и те, что они использовали для детоксикации укусов летучих мышей. Это был приятный сюрприз для воинов.

После беглого осмотра, Чен помахал воинам, ожидающим наверху, чтобы показать, что они могут спуститься. Даже делая это, люди должны были быть осторожными, поскольку еще не были известны все опасности и риски.

У лоз было несколько шипов, да и вообще они не были гладкими, что было хорошо для воинов, это сделало их спуск вниз более легким.

Шао Сюань спустился вниз с остальными, но оставил Цезаря дожидаться их наверху.

На стенах ямы было довольно много растительности и люди торопливо собирали те, которые знали, которые могли использовать для чрезвычайных ситуаций.

Шао Сюань не сосредоточился на редких и лекарственных растения вокруг. После того, как он приземлился на дно, он почувствовал, что пламя его тотема кажется еще более возбужденным.

Он посмотрел себе под ноги.

Вокруг были груди помет летучих мышей.

Глава 116. Огненный Кристалл.
От него пахло довольно плохо.

Толстый слой помета летучих мышей покрывал землю, и, казалось, сто он накапливался годами. Верхний слой был немного свежее, что указывало на то, что гигантские летучие мыши прилетают сюда почти каждый день. Только прямо сейчас их видно не было. Возможно, они прилетят позже, когда ночью станет темно.

На стенах ямы было много больших трещин диаметром от одного до нескольких метров. Некоторые звуки выходили из них, являясь источником того звука, который они слышали раньше. Крики летучих мышей слышали почти все. Однако некоторые звуки превышали слуховые способности младших воинов Тотема. Только такие воины среднего уровня, как Май, мог уловить их. Возможно, были некоторые шумы, которые даже Май и другие воины среднего уровня не могли слышать.

Звук воздушного потока, который доносился оттуда, время от времени шел очень ритмичными толчками. Шао Сюань был единственным, кто мог его услышать.

Хоть звуки летучих мышей исходили из этих широких щелей, он шел издалека. Из-за этого Май и Чен позволили другим воинам спуститься в яму. Тем не менее, они предупредили их, чтобы все были более осторожны, поэтому они старались не шуметь.

Над щелями были следы когтей, которые были очень похожи на те, которые они обнаружили на скале возле водоема. Это крючкообразные острый когти гигантских летучих мышей позволяли им крепко держаться за расщелины в скалах и легко по ним передвигаться.

- Ах-Чен! - прошептал Ча.

Ча обнаружил каменный меч возле больших щелей, и он явно принадлежал одному из пропавших воинов.

В отличие от того, когда он находился вне ямы, теперь пламя его тотема, не имело конкретного направления. Оно просто перекатывалось и ожесточенно танцевало.

Более или менее это могли почувствовать и другие, но у них не было ясных и очевидных чувств, которые испытывал Шао Сюань. Они предполагали, что это произошло потому, что они были в опасном месте и сильно нервничали, опасаясь потенциальных опасностей, которые могли появиться в любое время. Никто не думал о Тотеме.

Шао Сюань медленно поднял ногу и пошел вперед.

Он шел не спеша. Вместо этого каждый шаг, который он делал,был очень осторожным. Другие думали, что Шао Сюань делал это, чтобы не издавать никакого шума. Но кроме этого Шао Сюань оценивал изменения, которые происходили с его тотемом, когда он делал каждый шаг.

Что-то явно оказывало влияние на тотем. Согласно его реакции, он чувствовал себя как при рассматривании Шаманских Свитков, которые он читал в доме Шамана. Он может ориентироваться на стены, или даже расположиться под его ногами. И подобных...импульсов было больше одного.

Однако гигантская яма была слишком большой. У него не было возможности тщательно проверить каждый ее дюйм, так как он должен был предотвратить любые возможные кризисы, которые могли проявиться в любое время. Все, что он мог сделать, это грубо оценить ситуацию и попытаться найти общее скопление "сигналов".

Один шаг... два шага... десять шагов...

Неожиданно Шао Сюань остановился.

Это было здесь!

Он присел на корточки и смахнул слой помета своим каменным ножом. Под ним обнаружилось земляное дно ямы.

Грунт там был очень твердым, намного прочнее обычных камней. Неудивительно, что в этой области было не слишком много растений. Здесь и там виднелось лишь несколько трав и прочих растений, которые сумели прорости в этом месте.

Окаменевшая земля была слишком твердой для них. Шао Сюань попробовал ее расковырять, но обнаружил, что даже его меч, сделанный из зуба, не мог повредить поверхность.

Не боясь испачкаться в фекалиях, Шао Сюань положил ладонь на землю, чтобы почувствовать то, что пробудило активность тотема в его голове.

Оно не было похоронено где-то глубоко. Это что-то было прямо под его ладонью. Он почувствовал, что сможет докопаться до него, немного разрыв землю. Однако это создало бы слишком много шума.

Как раз в это время Шао Сюань услышал, как Цезарь громко завыл.

- Дядя Май! Что-то направляется с неба! - предупредил Шао Сюань.

Как только Цезарь их предупредил, Шао Сюань быстро развернулся, чтобы спрятаться за листьями и лозами, так что то, что летело с неба, не могло увидеть его так легко.

- Прячемся!

Май и Чен призвали своих воинов спрятаться.

Остальные, не говоря ни слова, быстро среагировали на приказ. Они прятались за лозами и другими растениями.

Тридцать воинов быстро нашли себе убежище, так что сверху их местоположение было трудно заметить.

Вскоре после этого с неба появился какой-то шум.

Шао Сюань посмотрел сквозь листья и понял, что несколько гигантских летучих мышей летели ко дну ямы. Все они были очень большими, у самой маленькой из них размах крыльев был не менее пяти метров.

Они передвигались парами, держа в своих лапах Гигантскорогих Оленей. Казалось, что они напали на целое их стадо.

Раньше они слышали, что стада этих олений уже мигрировали прочь отсюда. Поэтому сложно было сказать, напали ли эти мыши на новое стадно, или преследовали тех, кто уже покинул эту территорию.

Слетев с высоты, летучие мыши влетели в широкую щель друг за другом, продолжая тащить свою добычу, пока не скрылись в темноте расщелины. Однако одна темно-коричневая летучая мышь с более пышным мехом, осталась снаружи, ее глаза внимательно осматривали яму.

По сравнению с их зрительными качествами, их чувство обоняния и слух на самом деле были намного более эффективными. Мышь не видела никаких аномальных признаков, но она чувствовала, что снизу пахнет как-то иначе.

Широко раскрыв рот и оскалив острые зубы, похожие на клинки, слегка пошевелив своим необычным носом, она что-то пискнула, что было неподвластно слуху большинства людей. Сразу же после этого, она внезапно сильно ударила по стене и, расправив крылья, полетела вперед, словно порыв ветра.

Она полетела туда, где прятался ближайший к ней человек!

Они были обнаружены!

Тот, кто прятался там, вынужден был выставить перед собой свое длинное копье. чтобы защититься. А это означало, что прятки больше не казались подходящим вариантом. Им нужно было как можно скорее покинуть это место. Силы мышей превосходили их в сотни раз.

- Бежим! - Чен выкрикнул, приказывая всем отступить. Когда эта мышь нашла людей, она явно сообщила своим сородичам, и многие из них уже быстро летят сюда. Сейчас у них было слишком мало людей, они должны были уйти как можно скорее.

Шао Сюань бросился туда, где что-то чувствовал под землей. Через несколько секунд он вложил все свои силы в руки и ударил мечом. Искры посыпались от удара клинка, когда он уперся в землю.

Бах! Бах! Бах!

Каменные осколки брызнули в стороны.

Вещь, которая хранилась под поверхностью, была извлечена.

Не обращая внимания ни на что другое, Шао Сюань крепко схватил это что-то из земли и отступил с максимальной возможной скоростью. У него не было времени позаботиться о том, сколько летучих мышей следовали за ним по пятам, он бросился к гигантским лозам, чтобы, подобно проворной обезьянке, подняться наверх.

Когда Шао Сюань бросился копать землю, Май повернулся на звук. То, что он увидел, разозлило его так сильно, что из его головы почти повалил дым!

Что, черт возьми, случилось с этим парнем?! Даже если это было какое-то редкое растение, как оно могло быть дороже его собственной жизни?! Как он мог заботиться о каких-то вещах вместо того, чтобы бежать, спасая свою жизнь?!

К счастью, Шао Сюань бежал очень быстро. Ему потребовалось меньше одного вздоха, чтобы добежать до лоз. И он не замедлялся.

После того, как они покинули яму, Чен повел других, чтобы убежать к первой стоянке.

- Убираемся отсюда прямо сейчас!

Из гигантской ямы раздавался какой-то неприятный голос, который слышали все. Оглянувшись назад, они почувствовали, что их волосы встали дыбом!

В небе над гигантской ямой взмыли многочисленные огромные летучие мыши, и к ним присоединялись все новые сородичи.

Люди ускорились, чтобы суметь убежать.

Быстро оценив ситуацию, они решили спуститься с горы. На склонах почти не было деревьев, и им было лучше бежать по лесу у горного подножия, где они могли встретиться с одним или несколькими свирепыми зверями, которые помогли бы им сбить летучих мышей со следа. По сравнению с авиаполком летучих мышей свирепые звери в лесу сейчас им казались более привлекательными.

Конечно, это зависело и от вида свирепого зверя. Если бы жестокий зверь, которого они нашли, не вызвал у летучих мышей никаких неприятностей, но заблокировал бы путь улепетывающим людям, они бы просто нашли там свою смерть.

Туча летучих мышей преследовала их в течение некоторого времени. Однако воины спрятались, прикрываясь различными животными, чтобы те заблокировали продвижение летучих мышей. Наконец мыши отказались от их преследования.

Несмотря на то, что армия летучих мышей долго не преследовала их, люди не перестали убегать. Они замедлили свои шаги только тогда, когда достигли знакомого им района, где находилось убежище их первого охотничьего места.

- Как дела? - Май посмотрел на Чена и Ча, которые проверяли обстановку.

- Они не стали нас преследовать. - ответил Чен.

Они снова посмотрели на Цезаря. Судя по поведению волка, казалось, что у них не было больше проблем.

Затем группа наконец успокоилась.

Май немного успокоился, когда пересчитал людей и уверился в том, что они никого не потеряли. Однако, когда он взглянул на Шао Сюаня, он снова был в ярости.

Май подошел к Шао Сюаню большими шагами и поднял его за шиворот:

- Ты что, смерти ищешь?! Какая вещь может быть равна по цене твоей жизни?! Ты знаешь, что почти стал их десертом?! Я должен был просто держать тебя подальше от ямы!

Он был ужасно возмущен, что было редкостью. Он относился к Шао Сюаню, как к ребенку из своей семьи. В прошлом году, когда Шао Сюань вляпывался в неприятности, он винил себя в том, что мало обращал на него внимания. К счастью, каждый раз Шао Сюань оказывался в порядке. Однако сегодня Шао Сюань совершил такую непростительную ошибку, хотя всегда поступал правильно и подчинялся приказам. Что заставило его рисковать собой в такой ситуации?

Ча тяжело дышал, сев на землю. Он покачал головой и подумал про себя:

"Хорошо, что он не из нашей группы, или я бы первым делом избил его сам".

Шао Сюань был немного ошеломлен поведением Мая. С тех пор, как он присоединился к охотничьей команде, он никогда не видел, чтобы Май был в такой ярости. Однако он знал, что Май ведет себя так ради его блага. Это было не просто обвинение, а проявление заботы и любви.

Ланг Га хотел разрядить ситуацию, но когда он сделал шаг вперед и наткнулся на взгляд Мая, ему пришлось лишь смущенно улыбнуться. И больше попыток двинуться вперед он не предпринимал.

- Что было так ценно, что стоило бы твоей жизни? Покажи это! Что бы ты там не раскопал! - если бы они не были в такой ситуации, возможно, Май бы так и не вскипел.

- Прости, я не подумал. Это было действительно импульсивное действие. Шао Сюань знал, что он был слишком нетерпелив. В следующий раз ему нужно оставаться более спокойным.

После этих слов мальчик протянул кулак и раскрыл ладонь. Разжав пальцы, он продемонстрировал Маю то, что все еще сжимал в руке.

- Это просто... - увидев то, что лежало на ладони мальчика, Май вдруг вспомнил кое-что. Прежде чем он смог закончить предложение. он застыл на месте, как будто его огрели по голове. Его лицо покраснело, и на мгновение показалось, что он забыл, как дышать, он не верил в то, что видел.

Ча хотел подобраться ближе, но к его удивлению, прежде чем он смог встать на ноги, его оттолкнул Чен, который быстро поднялся.

Чен оттолкнул встававшего перед ним Ча и уставился на красный кристалл в руке Шао Сюаня. Как и Май, у него были ошарашенные красные глаза. Возможно, это было из-за волнения, или их глаза отражали отблески маленького кристалла.

- Огненный Кристалл...

Глава 117. Союз пяти охотничьих групп.
- Огненный кристалл?! - Чен не мог ничего поделать со своим дрожащим голосом. На данный момент он не мог успокоиться.

Май медленно поставил Шао Сюяня на землю, глядя на красный кристалл в его руке. Май попытался протянуть руку, чтобы взять кристалл, но, подумав о чем-то, он заколебался.

Шао Сюань вытянул руку вперед и перевернул ее, отпустив кристалл.

Май поспешно схватил его, словно боялся, что он упадет на землю. Он держал его в руке, как будто это нечто было самым драгоценным в мире. Нервный, возбужденный, неверующий, он был погружен в бушующую смесь разных эмоций, и даже сам не смог бы сказать, что именно он чувствует прямо сейчас.

Держа кристалл в руке, Май почувствовал, что в воздухе кружит поток тепла. Однако этот поток не распространялся на большое расстояние, оставаясь рядом с кристаллом, словно он был заключен в какую-то невидимую тюрьму.

Весь кристалл был размером с перепелиное яйцо неправильной формы. Он не был чистым на поверхности, потому что к нему были прикреплены какие-то камушки. Тем не менее, солнечные лучи, прорывавшиеся сквозь зазоры в листьях, бликовали на его поверхности. Свет, отражаемый им, не был ярким, но создавал завесу красной дымки вокруг кристалла.

Наверху листья танцевали на ветру, что заставляло и блики света непрерывно двигаться. Казалось, что красная тень тоже танцует вокруг красного кристалла, как настоящее пламя.

- Это действительно Огненный Кристалл?!

Чен задрожал, когда приблизился к Маю. Он хотел взять его, чтобы рассмотреть, но Май сжал свою руку, крепко удерживая кристалл.

Увидев поведение Мая, Чен широко распахнул глаза. Желваки на его лице даже начали дрожать, когда он сказал:

- Ты не дашь его мне?! - он говорил медленно, выделяя каждый слог.

Чен смотрел на Мая, и, казалось, что он начнет борьбу с ним прямо сейчас, если Май не даст ему посмотреть на кристалл. Мускулы на лице Мая тоже подергивались, и было сложно сказать, что именно выражало его лицо.

Эти два человека смотрели друг на друга какое-то время, прежде чем Май медленно разжал пальцы. Это было намного медленнее, чем когда Шао Сюань открыл свои пальцы, как будто что-то препятствовало его движению. Когда он раскрыл свои пальцы, он проговорил, словно подчеркивая ситуацию:

- Он был найден воинов в нашей группе!

Чен проигнорировал эти слова Мая, сразу же схватив в свои руки кристалл.

Он не ощущался как обычные камни. Вместо того, чтобы ощущаться холодным и тяжелым, он был окружен потоком тепла.

- Огненный Кристал!... Это действительно Огненный Кристалл! - Чен не хотел возвращать его, едва заполучив в свои руки.

Огненный Кристалл был чрезвычайно ценным камне для людей в племени. Он содержал энергию, необходимую для воинов Тотема, и мог помочь повысить силу воинов.

Существовал особый метод поглощение Огненного Кристалла. Его нужно было положить в огонь в Огненной Яме. Часть энергии будет поглощено пламенем ямы, но другая часть будет поглощена людьми, стоящими вокруг Огненной Ямы.

Более двадцати лет назад кто-то из охотничьей команды Гуи Хе нашел маленький Огненный Кристалл, который был немного больше, чем ноготь мизинца. В то время дюжина младших воинов в одночасье перешла в разряд воинов среднего уровня. И несколько средних воинов стали намного сильнее, хотя и не смогли продвинуться на уровень старших воинов Тотема. Их тотемические узоры немного не достигали локтя, но затем они достигли сразу их запястий!

Давным-давно один Шаман однажды сказал, что тот, кто нашел Огненный Кристалл получит приоритет в его использовании. Независимо от того, был ли этот человек с вершины горы или горного подножия. Никто другой не мог помешать его использованию. Однако существовало правило, что люди должны использовать его для целой группы охотников. Какой бы человек из охотничьей группы не нашел Огненный Кристалл, они все могли бы принести пользу своим семьям!

Это было очень заманчиво для любого воина в племени, а не только Мая и Чена.

- Ты посмотрел достаточно? Отдай его нам! Этот кристалл нашел человек из нашей группы!

Май хотел вернуть его, но Чен не хотел его возвращать.

Шао Сюань смотрел на двух лидеров охотничьих групп, которые спорили об этом куске камня, так, словно видел их впервые. Разве они не боялись привлечь внимание больших летучих мышей или свирепых зверей тем, как сильно они шумели?

Когда эти двое схватили кристалл, Чен сказал:

- Ваша группа лишь присоединилась к нашей миссии, ваши ребята были не единственными там, так что не думай об этом!

Глядя на двух лидеров групп, которые действовали подобным образом, другие воины тоже присоединились к спору. Некоторые из них понятия не имели, что такое Огненный Кристалл. Но когда они были проинформированы своими товарищами, они начали смотреть на сжатую руку Чена с ярко горящим желанием в глазах.

У воинов племени было постоянной стремление к силе. И они были готовы противостоять любым рискам и кризисам, чтобы эту силу заполучить!

Обе стороны оказались в тупике на некоторое время, но вдруг кто-то спросил Шао Сюаня:

- Ах-Сюань, а где ты нашел этот Огненный Кристалл?

После этого вопроса оба лидера групп замерли, чтобы взглянуть на Шао Сюаня.

- В той огромной яме, где мы были раньше. - сказал мальчик.

Май отказался от борьбы с Ченом, поскольку знал, что Чен не сможет взять его себе. Шаман бы этого не допустил.

- Прежде чем ты ушел оттуда, именно Огненный Кристалл ты и выкапывал? - спросил Май.

- Да. Я почувствовал что-то хорошее под ногами. Позже, когда мы отступали, я почувствовал нежелание оставлять его там, поэтому я начал копать. - сказал Шао Сюань. - Извините, но в следующий раз я буду действовать умнее.

- Нет-нет-нет. Я был бы еще более импульсивным, если бы был на твоем месте! - сказал Чен. Если бы он ощутил Огненный Кристалл под своими ногами, как можно было не начать его сразу раскапывать?!

Однако не каждый мог ощутить Огненный Кристалл. В конце концов, Ах-Сюань учился у Шамана. Люди все стали предполагать, что именно обучение у Шамана позволило Шао Сюаню найти Огненный Кристалл. Люди склонны верить всему, с чем был связан Шаман, не задавая дополнительных вопросов.

Теперь Ча не мог не подумать: Почему Ах-Сюань не в нашей группе?!

Но вскоре люди поняли и другое.

Чен тяжело дышал, но попытался сказать как можно более легким тоном, обратившись к Шао Сюаню:

- Ты чувствовал существование другого Огненного Кристалл, когда мы были в гигантской яме?

- Да! - Шао Сюань уверенно кивнул.

Когда они бежали, спасая свои жизни, он чувствовал еще несколько кристаллов, но у него не было времени их выкапывать.

После ответа Шао Сюаня вокруг стало очень тихо. Затем послышалось очень тяжелое дыхание.

Там были Огненные Кристаллы...

Больше одного куска Огненного Кристалла...

И они были такие большие по размеру...

- Лидер!

- Давайте вернемся к другим Огненным Кристаллам!

- Да, пойдемте!

Воины из группы Чена стали распаляться, они хотели немедленно бежать обратно.

- Подождите секунду. Подождите! Давайте сначала подумаем об этом!

Чен начал шагать, раздумывая на ходу, что же им нужно было сделать. Даже когда он начал двигаться, он не разжимал кулак.

Шао Сюань заметил, что люди в племени, похоже, любят ходить по кругу, когда они взволнованы.

Каждый раз, когда он видел их, Шао Сюань думало собаке, которая у него была в прошлой жизни. Каждый раз, пока он не пугал ее, она бегала по кругу.

- Если бы я знал, что в яме есть Огненные Кристаллы, я скорее бы умер, чем оставил их там, даже если бы мне пришлось сражаться со всеми этими мышами. - сказал Чен. - Но теперь, когда мы уже ушли оттуда, нам нужно обо всем хорошенько подумать.

- В самом деле, мы должны как следует подготовиться. Ни в коем случае не следует спешить с этим. - Май произнес хорошие слова, но его тон говорил о том, что он-то как раз спешил. Все они были увлечены желанием заполучить Огненные Кристаллы.

- Вернемся первыми! - сказал Чен.

- Да! Вперед! - группа воинов, потрясая длинными копьями и каменными мечами собралась бежать обратно к яме.

- Куда вы, ребята, собрались?! Я имел в виду, что сначала нам нужно вернуться в пещеру на нашем первом месте охоты! - закричал Чен. Его борода слегка дрожала.

Народное волнение затихло.

Когда они вернулись в пещеру в своем первом месте охоты, Май, наконец, получил Огненный Кристалл от Чена. Он сказал Шао Сюаню, что сохранит его для него. Мальчик не возражал против этого, потому что у Мая не было намерения сохранить его только для себя. Кроме того, преимущество кристалла всегда распространялось на всю группу. Никто не будет обделен.

Май, Чен и некоторые опытные воины собрались для обсуждения добычи Огненных Кристаллов. Поскольку Шао Сюань был тем, кто его нашел, они привлекли к дискуссии и его.

После ночной встречи эти два лидера группы, наконец, пришли к консенсусу. Они решили позвать остальные три охотничьи группы.

Когда Шао Сюань сказал, что в гигантской яме есть другие Огненные Кристаллы, он думал о том, что ему делать, если Чен и Май решат вернуться и сражаться с мышами самостоятельно. Он хотел отговорить их от возвращения и в случае необходимости отказаться помогать. У них было слишком мало людей, а это означало, что у них недостаточно силы, чтобы заполучить эти сокровища.

После того, как люди успокоились, они поняли, что две охотничьих группы не были способны победить множество гигантских летучих мышей. Не говоря уже о том, что среди них были раненые воины. Люди мыслили в правильном направлении.

Май и Чен написали несколько строк на кусках кожи, которые хотели передать другим охотничьим группам, писали от имени лидеров групп. Им было интересно, захотят ли другие прийти им помочь. Однако другие, если не были полными идиотами, должны были броситься им на помощь, затаив дыхание.

- Сейчас другие группы все еще должны быть рядом с первыми точками охоты. Они не могли уйти слишком далеко. Мы можем связаться с ними, если поспешим.

Май и Чен отправили нескольких воинов, чтобы те доставили письма другим охотничьим группам.

В пещере раненные воины сосредоточились на своем выздоровлении, в то время как здоровые воины охотились на летучих мышей днем и ночью, когда и где бы они их не находили. Если они видели летучую мышь, они убивали ее!

Раньше они старались избегать подобных встреч, но теперь, поскольку они знали, что это касается Огненных Кристаллов, у них стало к ним совершенно другое отношение. Каждый день был похож на то, что они, как накачанные стероидами, выходили с каменными мечами и длинными копьями на охоту, едва у них появлялось время.

Лидеры остальных трех групп действовали быстро, после того, как они получили письма. Самая быстрая группа прибыла уже на второй день, а самая медленная прибыла на третий день утром. Со всеми своими воинами.

На этот раз они не смогли бы закончить свои охотничьи маршруты, но ни у кого из них не возникло возражений по этому поводу. Даже предки вылезли бы из своих могил, чтобы поддержать их в этом решении. Каждый воин пришел сюда добровольно, и все они стремились прийти как можно быстрее, опасаясь, что опоздание будет означать то, что они не получат кусок своего пирога.

Всего было пять охотничьих групп, и пять лидеров групп решали, что на этот раз их главная задачу будет направиться в эту гигантскую яму. Но до этого им нужно было подготовить достойные контрмеры.

В то время, как пятерка лидеров продумывали контрмеры, члены охотничьих групп продолжали рваться в бой каждый день.

Раньше, когда они слышали об аномальных ситуациях, они беспокоились, опасались и боялись их. Но теперь ни одно из этих чувств не нашло отклика в их душах. Все воины затачивали свои каменные орудия, и они думали о том, чтобы убить как можно больше мышей каждый день.

Тот, кого укусила летучая мышь, отдыхал в пещере. Пробудившись ото сна, он встал, спотыкаясь, по стеночке пробрался к выходу, говоря:

- Пустите меня...я могу... Я могу отрубать им головы!

Его товарищ по охотничьей группе с сожалением улыбнулся и подходил к нему, приговаривая:

- Ладно-ладно, ты можешь отрубить им головы. - затем одним резким движением ударял несчастного и тащил его обратно в угол, чтобы он спал и дальше.

После того, как он управился со своей задачей, он повернулся и обнаружил, что все на него смотрят. Он проговорил с чистейшей невинностью на лице:

- Наш босс сказал, что у нас недостаточно трав. Так что тех, кого укусили мыши, должны как следует выспаться, чтобы оправиться о того, как был укушен. Сон поможет ему выздороветь.

Воины из пяти охотничьих групп все собрались в пещере первой точки охоты. Она была немного переполнена, но никто об этом даже не задумывался. Теперь люди были полны надежд в своих сердцах. Все они надеялись, что смогут добиться быстрого прогресса, в то время как Май и другие лидеры групп мечтали о прорыве к старшему воину Тотема. Как правило, ресурсы, которые у них были, были относительно ограниченными, особенно для большинства, что жили в районе горного подножия. Они испытывали большие амбиции в отношении себя и своих семей.

Что качается передовой группы...

Ну, передовая группа зашла слишком далеко, чтобы ее можно было найти ...

Глава 118. Дым.
Каждый день пять охотничьих групп отправляли людей, чтобы проверить ситуацию в гигантской яме. До сих пор не было никаких новостей о трех пропавших без вести мужчин из охотничьей группы Чена.

Воины, проверяющие ситуацию в гигантской яме, всегда наблюдали издалека, так как не имели возможности войти в пещеры этих летучих мышей. Вокруг входа в пещеру летали летучие мыши, и их было намного больше, чем вокруг трещин в гигантской яме.

Прошло уже семь дней. Согласно предположениям людей, те трое пропавших имели довольно ничтожные шансы на выживания. Однако, поскольку это касалось Огненных Кристаллов, и раз уж это была совместная операция пяти охотничьих групп, они не могли действовать импульсивно без тщательной подготовки. Иначе они потеряют не только этих трех мужчин.

- Множество жертв было занесено внутрь, но ни разу не видели, чтобы что-то оттуда выбрасывали. - сообщил разведчик.

Эти летучие мыши никогда не оставляли себе то, что уже ели. Кроме того, они никогда не ели существо полностью, их интересовала только кровь. Так что, едва они заканчивали пить кровь, мыши теряли интерес к своей жертве.

В течение этих семи дней Шао Сюань наведывался в гигантскую яму вместе с самыми опытными и сильными воинами. Это была еще более тщательная подготовка к миссии.

Шао Сюань тщательно проверил несколько мест и нашел только одно местечко с Огненными Кристаллами, зарытыми близко к поверхности. Остальные находились значительно глубже, и их было проблематично выкопать.

Когда они выкопали ту часть, что была вблизи поверхности, они, конечно, потревожили летучих мышей, и те некоторое время их преследовали.

Однако, как ни странно, эта погоня была совсем не такой, как в прошлый раз. Если бы тогда они не создали для них препятствие на полпути, людям было бы сложно сбежать от этих ублюдков. Но в этот раз летучие мыши бросились за ними не сразу, более того, складывалось впечатление, что люди были для них лишь незначительными проблемами, или вообще не интересовали их.

Предположительно, большие летучие мыши медленно собирались вместе в этой гигантской яме. Все твари объединялись постепенно.

Хорошо, что большинство летучих мышей не были умны, и их можно было считать лишь опасными зверями.

Шао Сюань подумал о том, чтобы сделать несколько больших сетей, которыми они могли бы захватить летучих мышей. Однако из-за нехватки сырья был вынужден отказаться от этого плана.

В конце концов, пять лидеров группы приняли решение о том, что они будут использовать дым.

В результате объединения всех пяти охотничьих групп было всего менее двухсот воинов. Однако в этой гигантской яме были тысячи летучих мышей. Более того, основываясь на информации, полученной их разведчиками, все больше и больше летучих мышей слеталось туда каждый день.

Ну, не каждая мышь, конечно, была таких гигантских размеров, как та, которую они встретили внутри гигантской ямы. Многие их них были того же размера, как та, что атаковала Цезаря.

В битве с одной особью было не сложно одержать победу, но количество было серьезной проблемой, и с ней было необходимо как-то справиться.

Теперь цель лидеров охотничьих групп состояла в том, чтобы выкопать побольше Огненных Кристаллов и найти тех пропавших людей. В то же время они хотели бы попытаться избежать личного столкновения с этой армией летучих мышей. Независимо от того, какая цель была их приоритетом, им было необходимо выманить этих летучих мышей из нор на некоторое время. Выкурить их казалось довольно недурным планом.

Люди в охотничьих командах часто использовали некоторые растения, чтобы задымить местность в своих интересах. Например, чтобы очистить территорию от жуков или отогнать животных. Так что и в этот раз они решили использовать дым.

Им нужно было тщательно выбирать растения, которые они использовали бы, чтобы создать дымовую завесу. Они могли бы все испортить, если бы дым, которые они использовали, причинил бы вред их товарищам по команде, но не повредил бы летучим мышам.

Руководители пяти охотничьих групп сравнили несколько видов растений, которые они использовали для изготовления дыма, и отобрали лучшие.

- Эти твари почувствуют себя отвратительно от этого запаха. Вчера я бросил им маленький шар, и они буквально разлетелись от него. - с гордостью сказал Ланг Га.

Вчера Ланг Га встретил несколько летучих мышей, которые охотились. Они почти преуспели в своем деле, когда Ланг Га бросил в них шарик с дымящимися травами. Он приземлился около добычи, которая уже потеряла способность двигаться. Однако мыши, которые еще мгновение назад не могли дождаться, чтобы насладиться праздничным столом, почуяв дым, который распространился от шарика с травами, были вынуждены с криками разлететься в стороны, торопливо взмахивая крыльями. Им очень не понравился запах этого травяного сбора.

- Отлично! Тогда у нас будет больше шансов на успех. - сказал Май.

Помимо выбора правильных трав для создания дымовой завесы, они должны были заготовить другие травы, для лечения и детоксикации, если бы их укусили и парализовали, или если бы они пострадали от дыма. Люди могут терпеть запах, но будет плохо, если они будут подвержены воздействию этого запаха в течение длительного времени.

Согласившись с предложением Шао Сюаня, воины стали плести из трав маски, чтобы они позволили им нормально дышать, когда они войдут в пещеры летучих мышей. Освежающий аромат трав позволял дышать спокойно даже в густом дыме.

- Босс, когда мы пойдем? - спросил кто-то, когда они все еще были в пещере первой локации охоты. Теперь им нужно было каждый день отбивать свою пищу у этих гигантских летучих мышей. Многие животные покинули территорию, и воинам было трудно найти правильное мясо. Тем более, что они должны были получить пищу прежде, чем летучие мыши добирались до нее.

- Скоро, - сказал Чен.

Они подготовили каменные инструменты, травы для завесы, лекарственные травы, которые им, вероятно, понадобятся. Теперь пришло время действовать.

Шао Сюань сидел в углу, слушая их разговор о предстоящей миссии. Он посмотрел на свою руку, в которой держал крошечный красный кристалл. Он выкопал его в последнюю вылазку в гигантскую яму. У поверхности оказалось два небольших Огненных Кристалла. Один из них теперь хранился у Чена, а другой, меньший, был в распоряжении Шао Сюаня.

Этот маленький Огненный Кристалл был немного больше рисового зернышка, и намного меньше, чем первый Огненный Кристалл, который он выкопал самостоятельно. Из-за этого у других лидеров не возникло претензий к Шао Сюаню, оставившему его в своем распоряжении. С их точки зрения было важнее добыть те, что еще были погребены в той гигантской яме.

Чувствуя жар в ладони, Шао Сюань испытывал некоторые сомнения.. Май и другие говорили, что энергия в Огненных Кристаллах может быть поглощена только после того, как они будут сожжены в пламени Огненной Ямы. Тем не менее, за то время, что он держал в руке этот Огненный Кристалл, он почувствовал, что поглотил от него немного энергии. Это было не так много, но все же довольно ощутимо. На этот раз он хотел убедиться в своих ощущениях, а потому попросил сохранить маленький осколок для себя.

В своем море сознания он мог видеть следы красных "нитей", соединявшихся с его Тотемом, а затем пропадавших в нем. Хотя Огненный Кристалл был таким маленьким, он содержал гораздо больше энергии, чем мог предположить Шао Сюань.

Когда он взглянул на него своим вторым зрением, Шао Сюань смог увидеть, что Огненный Кристалл в его руке "горел". Красная энергия от пламени расходилась в воздухе, а затем проникала в его руки, по рукам двигалась к его телу, прежде чем окончательно слиться непосредственно с тотемом.

* * *

Через два дня пять охотничьих групп вышли на дело.

План был разработан и у каждого была своя собственная задача.

Шао Сюань следовал за Маем и несколькими другими воинами в пещеру летучих мышей. Они изначально собирались зайти внутрь из расщелины в гигантской яме, но предложение было отклонено, потому что было слишком сложно спрятаться внутри гигантской ямы. Более того, летучие мыши в этой гигантской яме были намного больше, чем в других местах, и им было бы легче обнаружить ненормальный для их территории запах. По сравнению с этими тварями, другие летучие мыши на этой горе были намного более легкими целями. С этими летучими мышами было проще справиться, а растения поблизости, могли дать защиту и убежище.

- Каменные расщелины и другие пещеры внутри горы должны быть связаны друг с другом. Пойдем внутрь одной из этих пещер. - сказал Май своим спутникам.

Все одели маски, изготовленные из трав. Это было не очень удобно, но вполне практично. Чудесный запах трав успокаивал их нетерпение и беспокойство.

После проверки направления ветра Май указал людям, чтобы они начали действовать.

Некоторые воины спрятались за кустами и деревьями, держа травы при себе, а другие подошли к пещере с шариками трав в руках.

У всех были тонкие деревянные копья в свободной руке. Шарики трав были привязаны к этим копьям.

Они подожгли их и, дождавшись, когда огонь разгорится, погасили его, оставив травинки тлеть, отчего густой дым стал подниматься вверх.

- Бросайте!

Длинные тонкие копья были брошены вперед. Словно стрелы, выпущенные из луков, они устремились в пещеру летучих мышей.

Одно копье за другим с привязанными к ними дымовыми шариками влетело в пещеру.

Вскоре из пещеры поднялся густой дым.

Они выбрали эту пещеру потому, что прямо сейчас ветер дул внутрь.

Часть дыма все же покинула пещеру, но большая часть осталась внутри.

Скриии! Скрииии! Скрииии!

Из пещеры раздались громкие крики, которые услышали Ланг Га и другие.

Увидев, что дым начал подниматься над пещерой, люди поняли, что летучие мыши внутри размахивали своими крыльями.

Воины, которые бросили ранее свои копья, были готовы.

Вууш! Вууш!

Одна за другой мыши вылетали из пещеры, в мгновение ока их стало более сотни.

Летучие мыши не были в восторге от того, что их выгнули из пещеры. Некоторые и них продолжали кричать. Они осмотрелись и увидели группу людей, стоящих у пещеры.

Скриии!

С писклявыми криками эти сумасшедшие летучие мыши полетели к воинам, который раньше метали копья.

- Бежим!

Те немногие воины, что были выбраны метателями копей, были самыми быстроногими среди своих сверстников. Увидев приближающихся летучих мышей, они сразу бросились бежать.

Они побежали в сторону серой зоны. Ранее Чен показал охотничьим группам этот район. Он был заселен гигантскими пауками. Эта местность не принадлежала к их охотничьему маршруту и обычно они туда не совались, но сейчас они решили использовать этих гигантских пауков в своих целях.

Они планировали натравить летучих мышей на гигантских пауков, заставив их сражаться друг с другом.

Когда большая группа летучих мышей погналась за быстро отступающими людьми, воины, что прятались в кустах, вышли и направились в пещеру. Прежде чем они вошли внутрь, они не забыли бросить еще дымовых шариков у входа в пещеру.

Обычно, в такой солнечный день, когда свет озаряет землю, все эти летучие мыши должны прятаться глубоко внутри пещер и отдыхать. Однако теперь это было совершенно иначе.

Некоторые летучие мыши еще летали снаружи, а некоторые просто преследовали воинов. Остальные же были где-то в глубинах пещеры, так что там наверняка было еще много летучих мышей.

С ними не трудно было справиться. Май взял факел и легко сбил летучих мышей в пещере, его примеру следовали другие воины. У этих мышей были большие круглые глаза, но их глаза были бесполезны в этой темной пещере. они больше полагались на хорошие слух и обоняние.

Воины охотничьей команды надели толстые кожаные ботинки. Многие воины не привыкли носить обувь, но были вынуждены надеть их перед миссией.

Толстые слои экскрементов покрывали пол пещеры, в них ползало множество насекомых.

Пуфф!

Ланг Га раздавил какое-то насекомое. Нахмурив брови, он сказал:

- Это место воняет!

Май ничего не сказал, но повел своих людей глубже в пещеру, освещая себе путь факелами. Зачищая территорию от летучих мышей, он продолжали бросать дымовые шарики вперед.

Как Май и его спутники, люди из других четырех охотничьих групп вошли в разные пещеры. Они спешили на случай непредвиденных ситуаций.

Все они быстро продвигались вперед, продвигаясь по заполненной вонью и ароматами трав пещерам. Внутри было множество обрывов и острых камней, валявшихся повсюду. Если бы факелы не освещали их путь, они бы не продвинулись далеко.

Раньше люди предполагали, что каменные расщелины связаны с другими пещерами. Теперь, услышав впереди голоса других охотничьих групп, они это подтвердили.

- Как и ожидалось, все они связаны между собой.

Глава 119. Туман.
Войдя через пять разных пещер, воины из пяти разных охотничьих групп, наконец-то, объединились.

Перед ними располагался большой пустой зал. Никто не мог увидеть, где был потолок, да и вообще впереди стелился густой туман.

Раньше они думали, что некоторые летучие мыши могут передвигаться под покровом этого тумана, но к своему удивлению на всей этой открытой зоне они не видели ни одной летучей мыши.

Возможно, они находились в других пещерах, но здесь все равно не должно было быть так пусто. Почему, черт возьми, было так пусто? Люди не знали, что такого особенного было в этом месте.

- Как дела у вас? - спросил Май остальных лидеров групп.

- Хорошо. В пещерах осталось не так много летучих мышей. Это все равно, что съесть кусок пирога!

- То же самое и у нас.

- Похоже, что большинство из них вылетели наружу.

Это был хороший знак.

- Что-то приближается, - уныло сообщил Ча.

Снаружи было гораздо больше пяти пещер, и к этому место выходили и другие проходы.

- Должны ли мы погасить огонь?

- Нет. Это бессмысленно. Давайте просто ждать. Возможно, это лишь пара летучих мышей.

Чен махнул остальным.

Слабые звуки хлопанья перепончатых крыльев были очень хорошо различимы в этом тихом зале.

Вскоре люди услышали, как летучие мыши вылетают из одной из пещер.

Свист! Свист! Свист!

Хотя люди и не могли разглядеть этих летучих мышей, но, основываясь на том, что они слышали, они могли точно определить, их местоположение.

Длинные копья Мая и нескольких других воинов полетели на звуки, издаваемые летучими мышами.

После серии свистов, эти летучие мыши едва успевали издать писк, прежде сем падали на землю.

Чен попросил некоторых из охотников бросить дымовые шарики в ближайшие пещеры, которые они не проверяли, а сам шагнул вперед, чтобы проверить, что за добычу несли эти две летучие мыши.

В телах мышей было множество длинных копий, пронзающих их насквозь, отчего они выглядели как кактусы. Корова, которую они несли, также пострадала от массированной атаки. Она была еще жива. но без сознания. Как и другие жертвы, которых вместо того, чтобы убить, приводили в бессознательное состояние и непосредственно приносили сюда.

- Судя по их маршруту, они направлялись в этом направлении.

Люди посмотрели в сторонку, в которую указывал Чен. Но даже при свете факелов они не могли увидеть, что было впереди, так как все укрывал туман.

- Ах-Чен, ты думаешь, что они, может быть... - Ча смотрел на туман и что-то несвязно бормотал.

Вся добыча, принесенная летучими мышами, была доставлена в это место. Так что, возможно, троих пропавших мужчин из охотничьей группы Чена могли принести сюда же? Кроме того, одной из целей прийти в это место, было именно то, что они хотели выяснить, почему эти мыши ведут себя так странно. Если они смогут это выяснить, они смогут решить проблему раз и навсегда. Иначе они рискуют сталкиваться с армией охотящихся мышей каждый раз, когда будут направляться в яму для сбора Огненных Кристаллов в будущем.

Ну, причиной столь странного поведения всех мышей, вероятно, скрывались за туманом.

Пятерка лидеров неоднократно проанализировала эту ситуацию, когда готовились к операции. Они предполагали, что летучие мыши, вероятно, готовили пир для своего вождя. У многих животных были похожие привычки. Было очень возможно, что они сохраняли еду для него. Если это действительно было так. они сделают все возможное, чтобы уничтожить этого лидера.

Был ли лидер на самом деле здесь?

Неужели армия летучих мышей распадется естественным образом, как только они убьют этого лидера?

- Давайте проверим. Будьте осторожны! - сказал Чен остальным.

Как только они вошли в туман, пламя факелов потускнело.

Видимость сильно понизилась, а вокруг был очень неприятный запах, сам же туман был очень густым.

- Миазмы? - спросил Шао Сюань.

Резкий запах вызывал головокружение, но это был не просто необычный для этих пещер запах. Этот запах дурманил сознание людей. К счастью, свежий запах масок из ароматных трав облегчал это чувство.

Люди слегка прикусывали травинки, и горький прохладный вкус трав немного приводил их в чувство.

Раздался очередной звук хлопающих крыльев. На этот раз мышей было явно больше. Укрывающий эффект от тумана был, в конце концов, очень ограничен. Десятки летучих мышей вылетели их разных пещер, все с добычей в когтях. Май и другие были готовы бросить в них свои каменные копья, но, к их удивлению, они вообще не атаковали охотничьи группы. Даже не глядя на них, мыши, удерживая добычу, полетели прямо в туман.

Где-то в тумане раздался звук чего-то падающего на землю. Вскоре после этого летучие мыши вылетели из плотного тумана, а затем направились обратно в пещеры.

- Их лидер должен быть там. - прошептал Чен.

Когда они пошли глубже, пламя их факелов становилось все слабее, как будто они из всех сил старались потухнуть. Из-за "тумана" даже Май мог видеть только а десять метров, выставив вперед руку с факелом. Что уж было говорить об остальных?

- Это место...

Прежде чем Ча смог закончить свою мысль, он на что-то наткнулся.

Его нервы мгновенно напряглись, и он изготовился к битве. Но вскоре он понял, что то, что он задел ногами, не подавало признаков жизни.

- Мертво? - Ча пнул объект под ногами.

То, чего он хотел коснуться, было телом мертвой летучей мыши. Более того, она была мертва уже довольно долгое время.

Не только под ногами Ча, вся эта область, покрытая густым туманом, была устлана скелетами и телами летучих мышей. Другими словами, повсюду лежало множество мертвых летучих мышей. В некоторых местах было даже несколько слоев летучих мышей. Это было довольно жутко.

Когда они шли вперед, все большее количество тел летучих мышей лежало вокруг, иногда складываясь в небольшие курганы.

Повсюду были эти мертвые летучие мыши.

Только мертвые летучие мыши.

Более того, многие из них явно умерли насильственной смертью, а их останки были разбросаны повсюду. По-видимому, они были жестоко разорваны, что и привела к их смерти.

Неудивительно, что все остальные мыши торопливо покинули эту местность. Она была буквально гигантской могилой летучих мышей.

- Каждая из них была очень большой по размеру, и они все мертвы уже некоторое время... - сказал Чен, после того, как проверил нескольких лежащих поблизости на земле тел.

- Это похоже на внутреннее сражение, судя по ранам на их телам.

- Зачем им нужно было сражаться друг с другом?

- Я помню, что некоторые животные должны принять участие в битве. если хотят, чтобы их приняли лидером стада или стаи, - сказал Май.

- Итак, ты говоришь, что это...

- Лидер действительно здесь?!

Люди мгновенно почувствовали напряжение. Если бы летучие мыши были живы, ни один из пяти лидеров групп никогда не осмелился бы вести людей внутрь, учитывая количество и размер этих тварей. Однако, если лидер изгнал их всех, то каким же большим и жестоким зверем он должен был быть?

Несмотря на это, люди не собирались возвращаться назад.

На самом деле, обсуждая с Маем и остальными сложившуюся ситуацию, Шао Сюань предложил им вернуться в племя, чтобы попросить помощи у другой охотничьей команды. В конце концов они были лишь на первом месте охоты, а это значит, что они могли быстро вернуться в племя, чем отправиться на поиски передовой группы. Кроме того, было бы намного безопаснее, если бы у них было больше воинов из племени, которые могли бы помочь.

Однако предложение Шао Сюаня было отвергнуто единогласно. Одной из причин было то, что две охотничьих команды всегда конкурировали друг с другом. Все пять лидеров группы не хотели, чтобы люди из другой команды присоединились к их миссии. Они даже будут держать в тайне эти новости от них как можно дольше. Во-вторых, чем больше людей будет участвовать, тем меньше пользы принесет им завершение этой миссии. Никто этого не хотел.

Предложение Шао Сюаня было основано на теории, что "там, где есть жизнь, есть надежда", а вот остальные были настроены так. что скорее готовы были умереть, чем поделиться Огненным Кристаллами.

Это была логика людей племени. Раньше Май ругал Шао Сюаня, говоря "что могло стоить твоей жизни", но позже он стал столь же одержим Огненными Кристаллами, как и остальные.

Шао Сюань недооценил это безумие. Итак, он понял, что эти люди готовы действительно рискнуть своей жизнью, едва услышат, как пятеро лидеров говорят о плане действий.

Когда они шли вперед, они все еще слышали, как много летучих мышей то и дело доставляло добычу, бросая ее с воздуха. Никто из них не интересовался теми людьми. что стояли в тумане. Вместо этого они все были сосредоточены на своем деле.

Бэнг!

Это был еще один звук чего-то упавшего на землю.

Брошенная жертва упала очень близко к людям из охотничьей команды.

- Подожди секунду! - сказал Чен низким голосом.

- Это звук дыхания. - Май и некоторые другие тоже услышали это.

Рядом было много звуков дыхания.

Помимо дыхания воинов Тотема из охотничьей команды и летучих мышей в воздухе, было множество звуков дыхания, слабого дыхания.

Словно поднимаясь в гору, они наступали на слой трупов летучих мышей и двинулись дальше.

Свет факелов был ужасно слабым. Пламя горело лишь в одну пятую от своей первоначальной силы и размера, что приводило к серьезному ограничению кругозора. Теперь люди больше полагались на слух, чтобы узнать о том, что происходило в их окружении.

Некоторые младшие воины больше не могли двигаться вперед. Они уже достигли своего предела. теперь они едва держались, чтобы не упасть в обморок. Влияние травяных масок почти сошло на нет. Они больше не могли противостоять ядовитому туману.

- Те, у кого возникли трудности, должны сесть и остаться тут. Остальные продолжат двигаться дальше. - сказал Май.

Остальные четыре группы сделали то же самое.

Шао Сюань держал в руке крошечный огненный кристалл, и энергия от него поддерживал мальчика в трезвом уме. Он смог продержаться дольше, чем другие младшие воины Тотема.

- Это гигнскорогий олень! - кто-то узнал лежащие на земле существо.

- А тут горная антилопа!

- Дикий кабан!

Вокруг постоянно появлялись признаки живых существ. Все они были без сознания. Животные никак не могли оставаться в сознании в такой среде. Даже если они проснутся, они снова впадут в обморок, едва вдохнув густой туман.

Воины охотничьей группы Чена были в восторге от того, что узнали, что, возможно, их люди могли быть еще живыми.

На этом кургане из тел летучих мышей было много видов животных. Было очень сложно среди этого многообразия найти троих мужчин.

- Ты что-нибудь видишь, Ах-Сюань? - Май вспомнил, что Шао Сюань обладал лучшим ночным зрением, чем другие, поэтому обратился к нему.

- Я не могу видеть, что происходит вдалеке, но я постараюсь изо всех сил! - сказал мальчишка.

Шао Сюань мог видеть окружающие объекты, когда использовал свою особую силу. но даже в этом случае он чувствовал, что между ним и объектами был слой тумана. Это было странно, но он все же мог видеть вещи, хотя и лишь в пятидесяти метрах от него. Но даже это было намного лучше, чем у других.

Поскольку все, что он мог видеть, было скелетами, ему было необходимо идентифицировать разных животных на основании внешнего вида скелетов.

Другие защищали его от непредвиденных опасностей вокруг, поэтому Шао Сюань сосредоточился на поиске человеческих скелетов с помощью своего особенного зрения.

Большинство младших воинов Тотема остались позади них, и Шао Сюань был единственным молодым воином, который до сих пор мог идти.

Однако все люди полагали, что у него это получалось благодаря тому, что он смог узнать от Шамана. Должна быть причина, по которой он все еще может быть там.

Энергия Огненного Кристалла постоянно поглощалась рукой Шао Сюаня, продолжая поддерживать умиротворяющее состояние тотема в его сознании. Однако он почти не выполнял свою функцию.

Шао Сюань предположил, что, возможно, Огненный Кристалл исчерпал свою энергию, поэтому его тотем поглощал меньше, чем раньше.

Ритмичный звук дыхания все еще присутствовал, однако Шао Сюань не мог найти происхождение звука. На самом деле, он был единственным, кто мог отличить звук одного дыхания от другого.

Он посмотрел на кучу скелетов. И, наконец, он пристально присмотрелся к тому месту, где, казалось, виднелось три человеческих скелета.

- Я их нашел! - тихо сказал Шао Сюань.

Чен взял некоторых людей, чтобы броситься туда, куда указывал мальчик, и, конечно же, он увидел, что некоторые люди лежат на земле. Эти трое находились не далеко друг от друга и все еще дышали.

После того, как они нашли этих троих пропавших без вести мужчин, Шао Сюань все еще чувствовал себя немного взволнованным. Он все это время ощущал, что поблизости есть кто-то еще.

Шао Сюань посмотрел на свою руку, которая крепко держала Огненный Кристалл. После этого быстрого взгляда он ощутил пронизывающий холод у себя на затылке. Волосы встали дыбом, и холодный пот выступил на всем его теле.

В его сознании не все энергетические линии, испускаемые "горящим" Огненным Кристаллом входили в его тело, как раньше. Некоторые из них поплыли в сторону тумана.

Глава 120. Может быть только один лидер.
Энергия, содержащаяся в Огненном Кристалле в руке Шао Сюаня, могла быть поглощена только самим Шао Сюаном, и предполагалось, что другие не могли поглотить ее. Раньше Шао Сюань даже неоднократно это проверял.

Не важно, кто это был, младшие или средние воины, они не могли напрямую поглотить энергию кристалла.

Итак, Шао Сюань до сих пор считал, что никто кроме него, ни один другой человек или зверь, не сможет поглотить энергию Огненного Кристалла. Включая пятерку лидеров охотничьих групп и Цезаря. Кроме того, ни один из них не проявлял никаких признаков того, что это вообще возможно.

Однако теперь, своим особым зрением Шао Сюань видел, что некоторые красные энергетические поток, испускаемые "горящим" Огненным Кристаллом, плывут за него, а не поглощаться его рукой.

Кто же за ним стоял?

Дядя Май? Может быть это был один из руководителей групп из другой группы охотников?

Вокруг был более одного воина. На самом деле их было немало, тех, кто охранял Шао Сюаня, чтобы он мог сосредоточиться на поиске. Однако...

Шао Сюань обернулся и посмотрел туда, куда тянулись энергетические потоки.

Он увидел объект в виде бриллианта, плавающего в воздухе. Он был около трех метров в высоту, и Шоа Сюань не мог видеть его скелет. Все, что представало его особому зрению - форма большого блестящего бриллианта.

Май и другие следили за окрестностями и не замечали ничего ненормального. Они даже задавались вопросом, был ли вообще лидер летучих мышей в этой пещере. Или, если он был в какой-то уязвимой форме и не мог выйти? Им очень повезло, что Шао Сюань нашел пропавших трех воинов, и они все еще были живы.

Тем не менее, Май и остальные неожиданно ощутили, как по их коже побежали мурашки, едва они увидели выражение лица Шао Сюаня, когда он обернулся.

Май быстро отреагировал и резко развернулся. Прежде чем он успел что-либо увидеть, он бросил свое длинное копье в полную силу в том направлении, куда смотрел Шао Сюань.

Длинное копье ничего не задело. Оно пролетело какое-то время по воздуху, прежде чем врезалось в каменную стену пещеры и упало на землю.

Там ничего не было. Это было все, что смогли увидеть воины, развернувшись.

Шао Сюань снова посмотрел на свою руку с Огненным Кристаллом.

Красные линии испускаемой им энергии изменили направление. Почти в то же время, как Май что-то сделал, их движение изменилось.

Теперь красные линии от Огненного Кристалла дрейфовали.

Май и остальные посмотрели на Шао Сюаня. Увидев, что он поднял глаза, они тоже посмотрели вверх. На этот раз никто из них не стал бросаться в бой. Они намеревались сначала взглянуть.

Май и остальные все еще ничего не видели. По крайней мере в поле их зрения не было объекта, который они могли бы увидеть.

Но с Шао Сюанем ситуация обстояла иначе.

Когда он поднял глаза, зрачки мальчика сжались, увидев нечто.

Раньше. когда они вошли в туман, Шао Сюань обратил внимание на потолок, однако он ничего не видел, он даже не мог разглядеть, где он оканчивается. Но теперь, поскольку они поднялись на большую кучу мертвых летучих мышей, они приблизились к потолку пещеры. Взгляд Шао Сюаня, наконец, мог разглядеть его.

Над их головами висело множество блестящих бриллиантов.

И то, которые он видел раньше, был самым близким.

Они, казалось, плавали в воздухе, по крайней мере так это видел Шао Сюань.

Вот из-за них летучие мыши действовали так странно?

Если это так, то их было слишком много!

Оно тут было не одно! Этих особей здесь было множество!

Их было не менее сотни!

До потолка было не так далеко. Хотя он находился менее чем в пятидесяти метрах, он все еще находился за пределами зрения Мая и остальных.

В то время как брошенное Маем копье даже вскользь не задело эту штуку!

Более того, руководители групп не могли даже почувствовать присутствие этих существ!

Разрыв между двумя сторонами конфликта был очевиден. Если бы эти существа решили на них напасть, то последующую ситуацию Шао Сюань мог описать только одним словом - Смерть.

Поток энергии Огненного Кристалла дрейфовал вверх.

Глядя на красные линии, плывущие вверх, Шао Сюань хотел прекратить "горение" Огненного Кристалла и убрать его. Однако, если бы он это сделал, он никогда бы не смог разглядеть существ наверху. Даже Май и другие лидеры охотничьих групп, не ощущали их присутствия, что уж говорить о других воинах.

- Дядя Май! - Шао Сюань чувствовал, что ему трудно даже говорить.

- Что ты видел, Ах-Сюань? - Май чувствовал себя неуютно.

Когда Шао Сюань собирался ответить, над их головами раздался легкий треск.

Май и остальные смогли его услышать. Их взгляды сразу изменились. Не заботясь больше ни о чем, он крикнул:

- Осторожно!

Чен и некоторые другие воины проверяли состояние своих пропавших товарищей, но теперь они насторожились. Однако, помимо звуков.которые они слышали сверху, они больше ничего не могли ни видеть, ни слышать.

Треск. Треск. Треск.

Продолжительный звук напоминал ломающиеся тонкие раковины.

Шао Сюань увидел, что сверкающий бриллиант сломался посередине.

Разорвавшаяся оболочка сползла, демонстрируя скрывающееся внутри существо.

Щао Сюань мог видеть только скелет, который был очень похож на скелет летучей мыши. Он был невелик, но ощущение давления, которое он оказывал, было в сотни раз сильнее, чем от других гигантских летучих мышей.

Когда воины охотничьих групп вошли в зону тумана, они увидели, как большие летучие мыши влетали внутрь, у летали сразу после того, как сбрасывали добычу. Однако с тех пор больше не прилетело ни одной летучей мыши.

Существо наверху продолжало разрушать свою раковину, оно потихоньку расправляло свои крылья. Оно просто парило в воздухе, без единого взмаха крыльев!

После того, как оно вылупилось их этого яйца, существо посмотрело вниз и увидело Шао Сюаня.

Шао Сюань почувствовал холодок, пробежавший по спине, все его волосы встали дыбом. Он мог видеть только скелет и острые зубы во рту, но чувствовал, что пара кроваво-красных глаз смотрела на него, хотя он не мог их разглядеть.

Это был лишь мимолетный взгляд, а затем он повернул голову, чтобы посмотреть на другие "бриллианты", которые висели на потолке.

Они действовали сами по себе.

В следующий момент Шао Сюань увидел, что существо открыло пасть, а несколько костей в носу и горле странным образом сместились, двинувшись вперед. Это было очень быстро, но и довольно размеренно.

Первоначально люди просто стояли на грудах мертвых летучих мышей, но теперь им казалось, что их головы вот-вот взорвутся. Все их чувства, включая зрение и слух, исчезли в одно мгновение.

Ланг Га и многие другие просто упали на землю, не сказав не слова.

Кровь по текла изо рта средних воинов, а так же из носов и ушей.

Пуфф!

После того, как они выплюнули сгусток крови, Май и остальные тоже стали оседать на землю один за другим.

Пламя факелов исчезло, и в пещере не осталось источников света.

Прежде чем они упали без сознания, все. что они видели, это погасшие факелы и навалившуюся на них бесконечную темноту.

Единственной мыслью в их сознании было только: почему они не вернулись в племя за помощью?

Да, они рисковали своей жизнью ради Огненных Кристаллов, но это не значит, что им было все равно, если все пять охотничьих групп погибнут одновременно!

Кто бы тогда принес Огненные Кристаллы в племя?

В этом случае они станут грешниками в глазах племени, а не вершителям чего-либо!

Единственным, кто поднял руку, был Шао Сюань. На самом деле он тоже испытывал головокружение. Даже с его особым зрением все, что он видел, было искажено. То, что удерживало его в сознании, был Огненный Кристалл, зажатый в руке.

Когда существо выбралось из своей скорлупы, оно прекратило поглощать энергию Огненного Кристалла. Поэтому теперь вся энергия кристалла уходила на поддержку Шао Сюаня.

Шао Сюань тоже сожалел о произошедшем. Случилось бы все это, если бы он не откопал Огненный Кристалл? Или, может быть, он должен был остановить всех, кто решил принять участие в этой миссии? Должны ли были они вернуться к племени за помощью? Нет, даже с силами всех охотников они не смогли бы победить этих существ.

Из больше сотни...

Бэнг!

Бэнг-бэнг!

Один за другим раздались громкие взрывы. Шао Сюань собрался и посмотрел вверх.

Какого черта?!

Тот, что вылупился первым, стал убивать своих собратьев.

Все "бриллианты", свисающие с потолка, начали взрываться один за другим. Они не вылуплялись, они взрывались!

У некоторых "бриллиантов" уже были трещины до этого, существа из них пытались вылупиться. Тем не менее, все скорлупки были уничтожены в мгновение ока. "Бриллианты" взрывались по цепной реакции, а те, что уже стали вылупляться, буквально были разорваны на части.

Причина, по которой лидер назывался лидером, заключалась в том, что он занимал лидирующую позицию в группе.

И одного лидера было достаточно для стаи.

Шао Сюань изо всех сил пытался дойти до Мая и остальных, полностью игнорируя падающие трупы и части тел. Он потянулся, чтобы проверить дыхание остальных, и почувствовал облегчение, обнаружив, что они все еще дышат. Хорошо, что они все еще живы.

Так как ему было трудно стоять на ногах, Шао Сюань решил сесть на груду мертвых летучих мышей. Он наблюдал как первое существ убивает своих собратьев чрезвычайно жестоким образом. Один из них с откушенной головой упал перед Шао Сюанем.

Из-за отсутствия факела мальчику не удавалось использовать обычное зрение, чтобы осмотреться. Все, что он мог увидеть, это скелет, который упал перед ним. Он коснулся его и почувствовал мех на теле. Мышцы были очень плотными, а крылья были точно щиты.

Если бы они все могли выжить, эта стая была бы главным владельцем леса. Однако лидер должен быть только один, а остальные были обречены на трагичную смерть. Они должны были стать ступеньками в продвижении лидера.

Не удивительно, что летучие мыши в пещерах старались не соваться сюда. Теперь, когда эти твари сражаются друг с другом, ни одна другая мышь не осмелилась бы приблизиться к месту схватки. Смерть стала бы единственной судьбой того, кто осмелился бы сунуться внутрь.

Многочисленные летучие мыши, чьи тела громоздились тут, были сильнейшими в своих стаях, но после жестокой битвы выжила лишь сотня из них. Затем, после какой-то особой мутации, которую Шао Сюань не мог понять, они превратились из могущественных животных в высших свирепых зверей.

После этого, благодаря жестокой битве, сильнейший станет их лидером, например, тот, который уже был занят убийством сородичей.

Не важно, насколько маленьким будет шаг, это будет шаг вперед.

Хотя по-прежнему было множество "бриллиантов", которые не трескались, они каким-то образом передвигались. Невозможно было убить всех сразу.

Резня продолжалась около получаса. Шао Сюань просто сидел там, наблюдая за ней все это время. Теперь он не смог бы встать на ноги. Он не мог даже держать равновесие. Все, что он мог сделать, это сидеть на земле.

Когда резня прекратилась, звуковые волны, наконец, закончились. Шао Сюань почувствовал, что его мозг был словно опухшим, а его зрение больше не искажалось.

Чувствуя что-то ненормальное, Шао Сюань поднял глаза.

В полуметре от него стоял полный скелет. Парень мог чувствовать исходящий от него запах крови.

Шао Сюань смотрел прямо на него несколько секунд. В то время, как он задавался вопросом, собирается ли эта тварь убить людей после того, как она уничтожила своих сородичей, мышь укусила безголовый труп, рядом с Шао Сюанем. После этого она развернулась и пошла в другом направлении.

У нее были сложенный передние лапы и сильные задние конечности. Однако, когда она шла, то двигалась легче других. Даже когда она была перед Шао Сюанем, тот не слышал никаких звуков.

Летучая мышь-альфа обошла все поле битвы, везде кусая поверженных ею сородичей и другой скот, что оставили тут другие летучие мыши.

Однако, как ни странно, она избегала людей из охотничьей команды.

Когда летучая мышь-альфа ушла, Шао Сюань потянулся и коснулся безголового тела, и понял, что его высосали.

Она не выглядела большой по размеру, но, по-видимому, обладала удивительным аппетитом. Кроме того, ела она очень быстро. Другие летучие мыши, в основном, просто лижут кровь, в то время как Альфа одним единственным укусом выпивала всю кровь из тела жертвы. Бедная добыча в мгновение ока превратилась из бессознательной в мертвую.

Почти вся еда, подготовленная летучими мышами в пещере и каменных щелях, была укушена Альфой, за исключение людей из команды охотников.

Глядя на это, Шао Сюань почувствовал, что этот единственный чемпион, бродящий среди гор мертвых тел, не воспринимал воинов как пищу.

Глава 121. Гора Летучих Мышей.
После того, как она поела, летучая мышь взлетела под потолок и вскоре исчезла из поля зрения Шао Сюаня.

* * *

На вершине горы над гигантской ямой.

Черная тень тихо выскользнула из расщелины между камнями на склоне гигантской ямы.

Снаружи ярко светило солнце.

Под его яркими лучами эта черная тень взлетела прямо в небо, ее стало невозможно разглядеть.

Если бы Шао Сюань видел это, он обнаружил бы, что его некоторые носовые и горловые кости открываются и закрываются, выпуская звуковые волны, которые не могли бы услышать даже средние воины Тотема.

Эти слабые звуки, которые невозможно было услышать человеку, привлекли больших летучих мышей из разных областей леса, они взлетали вверх одна за другой.

Все летучие мыши побросали то, чем занимались, не важно, охотились они, обедали или гонялись за воинами, что ранее бросали дымовые шары в пещеры. Вместо этого они взмыли высоко в небо и без колебаний направились к гигантской яме.

* * *

В серой зоне, заполненной гигантскими пауками и их паутиной, воины, который там прятались, заметили, что все летучие мыши, преследовавшие их, внезапно бросили это занятие и улетели. Даже те, что попали в патину, бились в ней, как сумасшедшие. После того, как они наконец разрывали паутину и освобождались, они взлетали в небо и устремлялись к гигантской яме.

- Что с ними...не так? - один из воинов, тяжело дыша, спросил другого.

- Направление, в котором они улетают... Это...

- Другая сторона горы!

- Что-то случилось у остальных?!

- Идем туда! Быстро!

Все воины стали свистеть, чтобы узнать местоположение друг друга.

Все те, кто занимался отвлечением летучих мышей, помчались к их логову.

Когда они покинули лес, и больше не было плотных крон, блокирующих им обзор, воины мгновенно увидели, что над гигантской ямой висит темное облако из летучих мышей. Более того, оно продолжало увеличиваться в размерах.

Независимо от того, откуда им приходилось лететь, почти каждая летучая мышь устремилась к гигантской яме, присоединяясь к этому невероятному "облаку".

* * *

Внутри пещеры Шао Сюань восстановил свои силы.

Это было не самое подходящее время для того, чтобы продолжать торчать внутри, потому что все остальные теряли сознание снова, даже если умудрялись приходить в себя на некоторое время.

Шао Сюань стал перетаскивать спящих на грудах тел летучих мышей воинов прочь из области тумана.

Когда он закончил перетаскивать их из тумана, Шао Сюань сунул каждому их них в рот травы.

Внутри пещеры не осталось больше ни одного живого существа.

Потратив некоторое время на отдых, Шао Сюань вскоре услышал какие-то звуки снаружи. Это пришли те воины, которые отвлекали внимание летучих мышей.

Увидев воинов, лежащих на земле в беспамятстве, те, что только что пришли, были ошеломлены. Тем не менее. они почувствовали облегчение после того, как проверили, что все они живы.

- Что происходит снаружи? - спросил Шао Сюань.

- Все те летучие мыши, которые гонялись за нами, внезапно повернули и вернулись к вершине горы... Внутри пещеры... Ну, я имею в виду тех летучих мышей, о которых ты говорил, все они собрались над гигантской ямой, - сказал один из воинов. - Мы, наверное, должны поторопиться и уйти отсюда, а поговорить обо всем можно будет и позже.

Шао Сюань не мог не согласиться. Если бы те летучие мыши вернулись, никто из воинов уже никогда никуда не уйдет.

Шао Сюань получил возможность взглянуть на небо только после того, как они вынесли всех бессознательных людей за пределы пещеры.

За это время "темное облако" в небе стало довольно большим, создавая ощущение того, что само небо потемнело. Шао Сюань стоял на земле, но не ощущал даже лучика солнечного света.

Повернувшись, чтобы посмотреть на вокруг, Шао Сюань обнаружил, что ниже горы тоже стали собираться темные пятна, и они тоже росли, потому что все больше летучих мышей издалека слетались к горе.

- Что они делают?

- Понятия не имею.

После того, как воины увидели масштабность их стаи, все чувствовали, что их план был слишком смелым. У них было около 150 воинов. В мышей в небе... Ну...

Вид того, как это множество собиралось вместе, вызывал ужас. Неужели здесь собирались все летучие мыши этого региона?

Пока он разглядывал мышей в небе, Шао Сюань внезапно услышал какой-то звук. Оглянувшись, он увидел, что к нему бежит цезарь.

Раньше, когда охотники отправились на миссию, Шао Сюань оставил Цезаря в пещере. Кроме того, Цезарь не жаловал ароматы трав. Ему пришлось остаться в пещере с несколькими ранеными воинами.

Но сейчас Цезарь бежал к нему!

- Что он здесь делает?

- Неужели что-то случилось в нашем укрытии? - нервно спросили несколько воинов.

- Нет, Цезаря забеспокоило то, что происходит здесь, - ответил Шао Сюань.

Цезарь все это время ожидал в убежище, но вдруг он услышал голос Альфы летучих мышей. Он поспешил к Шао Сюаню, найдя его по запаху.

Парень погладила волка по голове, сказав ему подождать.

В воздухе "темное облако", кажется, расширилось до предела, и больше ни одна летучая мышь к нему не присоединилась. После того, как все мыши собрались, стая улетела в каком-то направлении.

- Там...

Шао Сюань посмотрел в ту сторону, куда полетела стая. Вдали виднелась очень высокая гора. Она была выше, чем все остальные горы поблизости, окруженная облаками и туманом, ее вершина была покрыта снегом.

- Я помню, что в той горе было много щелей и пещер.

- Да. Однажды я ходил с лидером на ту гору. Но в пещерах было множество медведей и других свирепых зверей. Поэтому лидер запретил нам приближаться к этому месту.

Кто-то их охотничьей группы Чена поделился своими знаниями об этой горе с остальными спутниками.

Теперь это гигантское "темное облако", образованное летучими мышами, направлялось прямиком к вершине этой горы.

- Они что, собирались занять это гору для последующего обживания?

- Возможно, но их ждет неизбежный жестокий бой.

- Как вы думаете, кто победит?

- Я не знаю. Но я не хочу, чтобы летучие мыши победили, иначе как мы будем отправляться на охоту в будущем? - люди из команды Чена были обеспокоены.

Воины из остальных охотничьих групп с сочувствием похлопали их по плечам. Для всех животных в этих горах было истиной катастрофой встретить эту стаю летающих монстров. Если бы не Огненные Кристаллы, они бы никогда не решились схлестнуться с этими летучими мышами.

Поскольку стая улетела, воины обсудили ситуацию и решили сначала отнести бессознательных товарищей в укрытие.

Вероятно, из-за этих летучих мышей, они по пути в пещеру не встретили никаких свирепых зверей, да даже и обычных животных.

* * *

Через день люди, что были без сознания, начали просыпаться. Май и остальные лидеры групп были первыми, кто проснулся. Тем не менее, даже после пробуждения, ни продолжали чувствовать головокружение. Им потребовался еще один день, чтобы полностью оправиться.

Шао Сюань рассказал им, что первая вылупившаяся летуча мышь убила всех остальных без малейшего признака милосердия, она стала Альфой летучих мышей и увела гигантскую стаю этих тварей к высоченной горе, видимо, для борьбы за территорию. Пять лидеров охотничьих групп заволновались, решив проверить тамошнюю текущую ситуацию.

* * *

Армия летучих мышей понесла тяжелые потери в бою, который начал их Альфа, но, в конце концов, они победили. Они выгнали и убили множество существ, которые обитали в тех пещерах. Когда Май и остальные пошли туда, они увидели несколько трупов пещерных медведей.

Огромное количество этих медведей покинули свои дома. Те, что сумели остаться в живых, не осмаливались снова вернуться в этот регион.

Хотя нынешняя ситуация, вероятно, означала, что им придется в будущем иметь дело с этими летучими мышами, все пять лидеров охотничьих групп были в восторге от того, что раз эти летучие мыши завоевали новое место, то они, скорее всего, не вернутся к гигантской яме.

Это означало, что теперь их путь был свободен, и они могли спокойно пойти туда и извлечь Огненные Кристаллы!

Этот факт заставил пятерку лидеров испытать такое счастье, что они позабыли, что еще не до конца поправились. Они распорядились, чтобы их люди приготовились к раскопкам.

Над гигантской ямой в небе было тихо в связи с отсутствием рядом летучих мышей.

Под руководством лидеров, воины сначала избавились от слоя мертвых летучих мышей. Затем Шао Сюань указал все места, где он ощущал Огненные Кристаллы. Чем ближе к поверхности лежал Кристалл, тем меньше был круг, которым он отмечал его местоположение. После того, как он закончил, остальные принялись копать.

В итоге на дне гигантской ямы было начертано семнадцать кругов, а значит, у них была возможность откопать семнадцать Огненных Кристаллов разного размера. Это было огромное сокровище, если они действительно смогут их выкопать.

- Я не ожидал, что смогу снова вдохнуть свежего воздуха, - сказал Чен.

- Я тоже, - горько улыбнулся Май. На этот раз им сопутствовала удача. Им очень повезло, что Альфа не посчитал их достойными стать его трапезой.

- Интересно, станет ли эта Альфа - королем летучих мышей в будущем. - задумчиво проговорил Ча.

Во многих стаях или стадах животных существовали Альфа-лидеры, однако короли среди них встречались редко. Тот, кого можно было назвать королем, определенно должен быть самым сильным среди своих сородичей. Это были уже лидеры всего вида, а не какой-то их группы.

- Я думаю, что это возможно. Если это случится, у нас не будет возможности им сопротивляться. Я много лет охотился здесь, но это первый случай, когда я столкнулся с чем-то подобным.

- Когда-нибудь в будущем, если эта тварь станет королем летучих мышей, я попрошу Шамана изменить маршрут охоты, сказал Чен.

Место, где живет король-зверь, несомненно станет запретным местом. Король Каменных Червей был необычным исключением, потому что ни один Каменный Червь, большой или маленький, старый или молодой, никогда целенаправленно не нападал на людей. Тем не менее, эти летучие мыши совершенно отличались от него.

Независимо от того, сможет ли эта мышь стать королем, и сколько времени на это потребуется, пятерка лидеров приняли совместное решение, заключающееся в том, что они будут держаться как можно дальше от той горы! Они постараются никогда с ними больше не встречаться!!

Когда Май и остальные вошли в пещеру летучих мышей, они пострадали от токсичности туманной зоны. Вероятно, причиной такой токсичности было то, что на дне пещеры скопилось большое количество тел. Но поскольку никто из них после потери сознания не приходил там в себя, никто из них не знал, что именно произошло после того, как они отключились.

Шао Сюань не стал рассказывать Маю и остальным всю историю, оставив кое-что в секрете. Например, он не рассказал, что Альфа летучих мышей поглотил некоторое количество энергии крошечного Огненного Кристалла, который он сжимал в руке, и о том, что он высасывал кровь всех живых существ, но, по какой-то причине, просто не тронул воинов.

Это было то, что Шао Сюань мог рассказать только Шаману, но он не знал, стоит ли и Шаману рассказывать все это.

У Шао Сюаня возникала головная боль, когда он раздумывал о том, что он должен будет рассказать Шаману после того, как они вернутся. Шао Сюань посмотрел на свою ладонь и удивился.

* * *

Через пять дней работы все Огненные Кристаллы, отмеченные Шао Сюанем, были выкопаны.

Глядя на маленький мешочек с Огненными Кристаллами, лидеры всех пяти охотничьих групп не могли сдержать слезы радости. Они готовы были погибнуть ради этих Огненных Кристаллов.

Они использовали лучший мешок из кожи животных, чтобы сохранить кристаллы, и даже те, что сохранили Май и Чен, были положены в сумку.

- Ах-Сюань, где твой кусочек Огненного Кристалла? Иди, давай соберем их вместе и аккуратно сохраним. После того, как мы вернемся в племя, мы должным образом их используем, - сказал Май.

- Ах...это...Он пропал... - сказал Шао Сюань. Этот маленький Огненный Кристалл был полностью им поглощен, и после того, как он поглотил всю содержащуюся в нем энергию, кристалл превратился в белый порошок. Тем не менее, вряд ли эту информацию следовала сообщать всем остальным.

- Ты его потерял? - все лидеры удивленно уставились на него.

После того, как они уверились, что у Шао Сюаня действительно не было кристалла, что он не пытался сохранить его для себя, все почувствовали, что это большая утрата. Но, честно говоря, именно Шао Сюань вытащил их одного за другим их тумана, и ни один из лидеров не счел нужным обвинять его в утрате сокровища. На этот раз Шао Сюань снова внес в завершение этой миссии наибольший вклад. Ох, верно, Цезарь также проявил храбрость и внес значительный вклад в их дело.

* * *

Как и другие молодые воины, отдыхающие после полученных ран, Мао не был допущен к участию в откапывании Огненных Кристаллов. Вместо этого он просто следил за процессом с краю гигантской ямы.

Когда пять лидеров группы аккуратно складывали Огненные Кристаллы в сумку из шкуры животных, радостно обсуждая, как рассказать шаману эту замечательную новость, Мао с любопытством размышлял о том, что его отец скажет об Огненных Кристаллах, когда охотничья команда снова соберется вместе. Выражение его лица было довольно заинтересованным.

* * *

В то же время Та, который вел своих людей по Зеленой Земле, внезапно чихнул. Почему-то у него было странное чувство в последнее время... Интересно, с чего бы?

Глава 122. Я поглотил его.
Поскольку воины большую часть времени проводили за выкапыванием Огненных Кристаллов и разборками с гигантскими летучими мышами, они не сумели добыть много добычи во время этой вылазки. Помимо охоты для пропитания, в котором они нуждались, почти никто из пяти охотничьих групп не охотился с целью сохранения мяса.

До наступления дня сбора оставалось не так много времени, которое можно было потратить на охоту. Тем не менее, пятерка лидеров почти каждый день проводила вместе, охраняя этот маленький мешочек с Огненными Кристаллами.

Что касается добычи, которую они должны были принести в племя, все лидеры готовы были заявить вслух, что у них не было времени заботиться о подобных мелочах!

Наконец наступил день сбора.

Та привел передовую группу из Зеленых Земель, у них был хороший урожай. Помимо все добычи и мяса, они нашли редкое растение Плоскохвостку. Команда охотников Гуи Хе также принесла много вещиц после своей первой охотничьей миссии в этом году, и Та совершенно не желал им уступать. К счастью, удача была на их стороне.

Однако Та был действительно обеспокоен тем, что могло случиться с охотничьей группой Мая. В конце концов, он рискнул взять со своей группой волка.

На этот раз они вернулись раньше, чем ожидалось. Он был готов ждать еще два-три дня, чтобы вся охотничья команда собралась воедино. Однако неожиданно все пять охотничьих групп прибыли вместе.

Этой ситуации никогда не возникало в прошлом. Охотничьи группы могли обращаться к другим группам, когда сталкивались с крупными проблемами. Но, судя по энергичным шагам воинов, они не подвергались никаким смертельным опасностям, хотя среди них действительно было много раненых.

Глядя на волка, Та предположил, что тот хорошо ладит с другими воинами.

Увидев, что они в целом здоровы, Та снова почувствовал, что ему трудно дышать, когда обнаружил, что у них почти нет добычи!

- Что случилось? - спросил Та, будучи в плохом настроении.

Пятерка лидеров охотничьих групп стояла рядом, демонстрируя свои большие белые зубы, улыбаясь Та... как идиоты...

* * *

Внутри племени.

Старый Ке не очень хорошо спал в последнее время, особенно в те дни, когда охотничья команда должна была вернуться. Каждый день он совершал несколько прогулок вдоль Пути Славы.

Он задавался вопросом, все ли хорошо с Ах-Сюанем, все ли с ним в порядке, и хорошо ли себя ведет Цезарь. В конце концов, это был первый выход Цезаря наружу. Будет ли он в порядке в окружении такого количества свирепых зверей?

Когда он позволил своему разуму расслабиться, Старый Ке услышал крик орла с Неба. Глядя на Чачу в Небесах, Старый Ке остановился.

Неужели охотничья команда вернулась?!

Без единого колебания Старый Ке быстро подошел к Пути Славы. К тому времени, как он пришел туда, у Пути уже были люди.

- Я слышал, что на это раз многие люди получили серьезные ранения.

- Из какой группы охотников?

- Я не знаю

- ...

У Старого Ке было нехорошее предчувствие из-за этих слов. Возможно, говорили об охотничьей группе Мая? Кто-то предсказывал, что Май и его охотничья группа столкнутся с серьезными проблемами, если возьмут с собой волка.

Некоторые другие люди упоминали имя Цезаря во время обсуждения, но они не говорили о вине Цезаря. Из-за этого Старый Ке почти разрывался.

Вскоре появились пострадавшие воины, и их было действительно очень много.

Примерно через пол дня появилась остальная часть охотничьей группы.

- Помимо передовой группы, другие охотники почти не несут добычи... - проговорил кто-то.

Людям было трудно поверить, что воины могли принести столь незначительную добычу!

- Что, черт возьми, случилось?!

Пока люди шептались, воины из другой охотничьей команды тоже раздумывали о чем-то тайком. Действительно, они были более сильной командой! По сравнению с их урожаем, охотничья команда Та была просто печальной шуткой.

Никто не ожидал, что в добыче, которую они принесут, будет настолько большая разница. Раньше команда охотников Та всегда приносила множества мяса и мертвых животных. Даже в самое плохое время они приносили намного больше, чем сейчас.

Ну, забудем об этом. Хорошо уже то, что они вернулись живыми.

Это была их первая охотничья миссия в этом году, и у многих семей были довольно высокие надежды на их возвращение. Теперь они не могли не чувствовать себя несколько разочарованными. Зима закончилась, но, казалось, что они будут еще долго страдать от голода. Им не хватало еды.

Несмотря на разочарование, люди все же решили успокоить возвращающихся воинов. Однако, после того, как они, наконец, совладали со своими эмоциями и подготовили приятные слова, они обнаружили, что каждый воин, идущий по Пути Славы, улыбался, словно он был чемпионом, без каких-либо признаков расстройства. Они махали руками своим семьям, стоящим по бокам Пути. Не принеся большого количества добычи, они несли на лицах невероятно широкие улыбки.

Людям пришлось проглотить заготовленные им утешительные слова, которые они уже подготовили.

- Что с ними не так?

- Неужели такой жалкий результат слишком сильно повлиял на них?

Люди не знали, почему воины так себя ведут.

Старый Ке, наконец-то, успокоился, увидев, что и Шао Сюань, и Цезарь были в порядке. На самом деле неважно, какой у них был урожай. Самое главное было в том, что они вернулись в целости и сохранности.

Тем не менее, Старый Ке заметил, что лидер команды, Та, который шел впереди воинов, выглядел очень слабым, это был почти обморок! Нельзя было сказать, что он был очень доволен, но и расстроенным его было не назвать.

Что же случилось?

Когда они закончили ритуал по очистке мечей на вершине горы, все сбежали с горы, как сумасшедшие. Некоторые воины даже забыли свою добычу.

Вскоре люди узнали причину, по которой охотничья команда вела себя столь странно.

- Огненные кристаллы?!!

Старый Ке был очень взволнован, и поверил в то, что Шао Сюань говорит правду, лишь после того, как выслушал его несколько раз.

Не только Старый Ке реагировал подобным образом, все со своими семьями в племени столкнулись с такой ситуацией. Некоторые из старейшин племени даже потеряли сознание из-за этой захватывающей новости.

Плохой результат охотничьей миссии?

Да как бы не так! Эти Огненные Кристаллы были самым большим урожаем!

Нет продуктов в их домах?

Нет никаких проблем, потому что в реке еще было много рыбы. Никто не собирался умирать только из-за того, что в течение примерно двадцати дней им придется питаться рыбой.

Что? Вы говорите, что в рыбе содержится мало энергии?

Но ведь у нас есть Огненные Кристаллы!

Шаман сказал, что любой, кто участвовал в добыче Кристаллов, имел право на их часть. Все их близкие и родственники могут получить энергию из Огненных Кристаллов.

На этот раз все племя было взбудоражено. Если у них был член семьи или родственник в охотничьей команде Та, они торопились пообщаться с ним. Если родственника не было, они пытались найти его!

Это была такая редкая и драгоценная возможность!

Было сказано, что на этот раз они нашли много Огненных Кристаллов!

Хотя Шао Сюань внес большой вклад во все это, кроме Старого Ке он не имел других родственников или членов семьи в племени. Шаман умышленно дал ему дополнительные места, чтобы он мог привести друзей, с которыми был связан.

Старый Ке, Гэ и некоторые люди, которые когда-то помогали Шао Сюаню, получили возможность подняться на вершину горы, а также Ту и Цзе Ба из сиротской пещеры, который только в этом году пробудились.

Жаль, что энергию могли поглотить только те, кто уже пробудился. Так что были те, кого Шао Сюань не мог привести, даже если хотел.

В этот день каждый человек из тез, кто получил право присутствовать на ритуале, был в восторге от того, что ему разрешили прийти на вершину горы, в то время как остальные, кому не представилось такого шанса, в основном принадлежали к другой охотничьей команде. Они так завидовали, что их глаза даже покраснели.

Рядом с пламенем в Яме было установлено несколько Огненных Кристаллов, и когда Шаман закончил читать заклинание, огонь становился все больше и больше, постепенно проглатывая близлежащие Кристаллы.

В отличие от первого раза, когда Шао Сюань поглотил энергию самостоятельно, в этот раз все могли видеть, как красные энергетические потоки поднимаются вверх, а Огненные Кристаллы продолжают гореть в Пламени.

Многие огненные энергетические линии поднялись из Пламени и были поглощены людьми, стоящими вокруг Ямы Огня.

Хотя эта добыча была добыта совместными усилиями охотничьими группами, невозможно было исключить из этого ритуала передовую группу. В конце концов, это были те, кто искал травы и лекарства для всех. Все травяные сборы, используемые ранеными, были принесены именно передовой группой. В результате и представители этой группы стояли перед Ямой Огня. Однако они были немного смущены и чувствовали неудобства, наслаждаясь этой привилегией. Та из всех них испытывал самые сложные чувства.

И снова это был тот парень!

Такой была первая мысль Та, когда он узнал о произошедшем.

Хотя Огненные Кристаллы, которые они принесли, выглядели не такими большими, но использовались они не все. Тех, что сожгли, уже было достаточно для того, чтобы люди, стоявшие у Ямы Огня, полностью напитались их энергией. Большее количество кристаллов просто бы пропало даром.

Итак, оставшиеся Огненные Кристаллы были сохранены Шаманом, чтобы использовать их как награду за заслуги. Вы хотите поглотить Огненный Кристалл? Конечно, сделайте что-нибудь похвальное, и Шаман вознаградит вас этим.

Сам Шаман похвалил и признал Цезаря, и он пообещал, что узорная табличка, которую он дал волку, будет принадлежать ему навсегда. Это означало, что Цезарю будет разрешено прожить в племени всю его жизнь, никому не дозволялось причинять ему вред, и единственной причиной внезапной смерти может быть то, что его что-то убьет во время охотничьей миссии.

Этот жест демонстрировал отношение Шамана.

Видя Цезаря в качестве примера, многие другие люди задумались о том, чтобы в будущем завести себе волчонка.

Через два дня после того, как они поглотили энергию Огненных Кристаллов, немало младших воинов Тотема продвинулись на ступень выше, став средними воинами. Ланг га и Анг были среди них. Их сила значительно увеличилась, а тотемические узоры на их руках перекинулись ниже локтей.

Это сделало Ланг Га таким взволнованным, что он целый день провел один в своем доме. Он даже бросил любимый драгоценный каменный молот своего дедушки в азартном порыве.

В прошлом Туо и Кеке были единственными известными выдающимися молодыми воинами из поколения, в котором пробудились они и Ланг Га. В прошлом году Туо и Кеке стали средними воинами Тотема.

Но теперь, к удивлению Ланг Га, он также смог добиться быстрого прогресса за столь короткое время!

Об Огненных Кристаллах говорили в племени еще длительное время из-за ограниченного размера сообщества. В открытой дикой природе их племя было единственным, и в нем было мало историй, которые можно было бы посмаковать. Итак, в обозримом будущем племя не будет говорить ни о чем другом.

Каждый раз, когда кто-то выходил из дома, он мог услышать, как люди обсуждали все, связанное с Огненными Кристаллами. Например, какой воин продвинулся после поглощения энергии Огненных Кристаллов, кто добился наименьших успехов, а кто вообще не имел возможности подняться на вершину горы, и т.д. Кроме того, Шао Сюань и его волк тоже были предметами народного обсуждения.

- Я слышал, что именно волк нашел то место с Огненными Кристаллами.

- Как я этому завидую! Будет ли наша охотничья команда способна найти Огненные Кристаллы, если у нас будет волк? Даже если это будут не Огненные Кристаллы, было бы неплохо, если бы мы сумели найти что-то еще!

- Как насчет того, чтобы, отправившись в следующую охотничью миссию, поймать нескольких волчат? Ах-Сюань, кажется, сказал, что лучше всего тренировать детеныша с юного возраста, верно? В любом случае, волчьи стаи часто сражаются друг с другом в дикой природе, и будет обидно, если все детеныши будут вынуждены умереть. На них не будет тратиться так уж много еды, если мы принесем их в племя и оставим дома.

- В этом есть смысл.

Шао Сюань не ожидал, что только одна охотничья миссия заставит людей задуматься о том, чтобы начать держать в семье собственных волков.

После инцидента с Огненными Кристаллами Шао Сюань просил аудиенции у Шамана.

Шаман задал несколько уточняющих вопросов. Например, почему Шао Сюань сумел почувствовать расположение Огненных Кристаллов.

Даже если он обладал большей Силой Наследия, чем другие, это не гарантировало, что он сможет точно определить, где находились эти Огненные Кристаллы. Он мог бы обмануть других, но Шаман знал его лучше остальных.

Вначале Шао Сюань и Шаман предпринимали лишь малюсенькие шаги в своих отношениях. Однако со временем они стали больше доверять друг другу, постепенно раскрывая друг другу информацию.

Шаман рассказывал Шао Сюаню о вещах, которые даже лидеры могли не знать, в то время как Шао Сюань не скрывал от Шамана то, что он отличается от других.

Здесь было только одно племя, и Шаман представлял собой абсолютную силу и власть. Если бы он был эгоистичным и глупым, он мог бы подумать, что Шао Сюань угрожал его положению, и, возможно, попытался бы убрать его с дороги. Однако истина заключалась в том, что Шаман был счастлив и радовался каждый раз, когда видел что-то великое в Шао Сюане. Он продемонстрировал свою редкую для сторонних наблюдателей нежную улыбку, когда узнал, что Шао Сюань обладает некоторыми необычными способностями.

Шао Сюань не собирался скрывать от Шамана и последние новости. Он указал на свои брови и сказал:

- Тотем сказал мне об этом.

- Правда ли, что ты потерял маленький Огненный Кристалл, который держал в руке? - спросил Шаман. Он не пытался обвинить его, и это был вопрос из чистого любопытства. Он не думал, что мальчик мог потерять что-то столь важное. Кроме того, поскольку он мог ощущать существования Огненных Кристаллов, почему он не смог заметить, как и когда потерял его?

- Я не сказал, что потерял его, я сказал, что он... пропал. - Шао Сюань поднял руку и сказал Шаману, - Я впитал его.

Глава 123. Секретная Техника Отметки.
У Шамана внезапно стало подергиваться лицо, словно он не мог поверить словам Шао Сюаня. Однако, судя по поведению мальчика, было не похоже, чтобы он лгал.

- Подожди секунду.

Шаман обернулся и достал кусок Огненного Кристалла, передав его Шао Сюаню:

- Покажи мне.

Шао Сюань ничего не сказал, просто начав поглощать энергию кристалла, который он получил.

Хотя другие не смогли увидеть, как Шао Сюань поглощает энергию Огненного Кристалла, Шаман мог это увидеть. Это было невероятно, но энергетические линии были на сто процентов реальными!!

Как это могло быть возможно?!

Шаман бы полностью ошеломлен.

Причина, по которой Шао Сюань поделился эти опытом с Шаманом, заключалась в том, что он хотел найти ответы на возникшие у него вопросы. Он не знал всего о таинственной силе в своем теле. Однако казалось, что Шаман этого тоже не знал.

Увидев, что Шаман снова погрузился в свои мысли, Шао Сюань положил Огненный Кристалл на каменный стол перед ним.

Этим он вернул Шамана к реальности. Он посмотрел на этот Огненный Кристалл размером с перепелиное яйцо и снова повернулся к Шао Сюаню. Он искал следы отвращения, нежелания, огорчения или жадности. В конце концов, наибольший вклад в добывание этих кристаллов внес именно Шао Сюань. Если награждать людей согласно их вкладу, Шао Сюань должен быть тем, кто заслужил наибольшую награду. Однако мальчик на самом деле получил не так уж и много.

Но Шаман заметил, что глаза Шао Сюаня были довольно спокойными, и в его сознании не было никакой жадности или нежелания отдавать кристалл. Он также не испытывал неудовлетворенности распределением Огненных Кристаллов.

Такое доброе и благородное сердце!

Даже Шаман был тронут. Ах-Сюань приносил жертвы ради племени!

- Ты можешь взять этот Огненный Кристалл, - сказал Шаман.

- Нет необходимости, - видя на лице Шамана сожаление, сказал Шао Сюань, - Или вы можете дать мне меньший. Этот слишком большой, и будет огромная потеря, если я его потеряю.

Огненный Кристалл размером с рисовое зернышко, действия которого хватило бы на несколько дней, так что ему не нужно было владеть чем-то большим. Более того, он не планировал его использовать, пока был в племени. Только во время охотничьих миссий он будет использоваться, поэтому не было необходимости в таком крупном куске.

Шаман почувствовал, что этот молодой парень обладал действительно благородной душой, у которого не было личных амбиций, и все усилия были ради племени. Думая об этом, Шаман сказал увереннее:

- Ты должен его взять.

- Тогда хорошо, - парень забрал Огненный Кристалл размером с перепелиное яйцо и с казал, - На самом деле, Огненный Кристалл не оказывает на меня такого влияния, я не могу улучшить свои силы, даже если поглощу всю его энергию.

Шаман погрузился в молчание.

Шао Сюань не лгал, потому что изменения, вызываемые Огненными Кристаллами, были не такими значительными, как у других. У всех других воинов были очевидные улучшения после того, как они поглотили энергию Огненных Кристаллов.

Шао Сюань не лгал, потому что изменения, вызванные Огненными Кристаллами, были не такими значительными, как у других. У всех других воинов были бы очевидные улучшения после того, как они поглотили энергию Огненных Кристаллов. Однако эти Кристаллы не оказали столь значительного влияния на Шао Сюань, кроме того, для быстрого восстановления и поднятия духа.

Шао Сюань поглотил более половины энергии маленького кусочка Огненного Кристалла, который он нашел. После он снова поглотил довольно много энергии, когда стоял вместе с другими воинами у Огненной Ямы. На самом деле, он поглотил значительно больше энергии, чем другие. Однако тотемические узоры не руках не увеличились.

Перед уходом Шаман дал Шао Сюаню еще несколько свитков из кожи животных. Это были Шаманские Тома.

Узнав о проблеме с Огненными Кристаллами, Шаман поделился некоторыми древними томами с Шао Сюанем, которые были написаны бывшими Шаманами. Среди них был один о собаках.

Шаман был именно таким человеком. Он готов был открыть больше информации и помочь вам. если вы показали бы ему, что стоите того. Он сделал бы все, что было бы хорошо для племени.

Если ранее Шаман, вероятно, не стал бы показывать Шао Сюаню древних томов, поскольку они были секретами, скрытыми от всего племени. Более того, Шаман скорее всего не стал бы раскрывать их вовсе, пока это не станет необходимо. Однако сейчас он передумал.

Все древние тома, нарисованные предками, хранились у Шамана. Прошло более тысячи лет, и они были немного повреждены. Их можно было читать лишь став Шаманом, и никому не разрешалось их выносить.

В первую очередь Шао Сюань просмотрел все эти древние тома. Затем он выбрал свиток о собаках и стал внимательно его читать, погружаясь в информацию.

Когда он вернулся домой, в горное подножие, он заперся в своей комнате и начал копировать то, что он видел в древних томах, с помощью пера.

В то время, когда он еще жил в сиротской пещере, он видел стены в одной и каменных комнаты, на которых изображалось, как воины охотились с собаками. Однако в то время у него не было четкого образа. В конце концов, это для него был совершенно новый мир, и все, что казалось нормальным, могло иметь множество непредсказуемых секретов.

Изучив эти древние тома, Шао Сюань узнал, что у предков были разные требования и запросы к разным видам собак.

Согласна картинам в древних томах, предки собирали партию сильных, энергичных детёнышей, когда псы еще были совсем маленькими. Они обучали их строго, и некоторые щенки в этом процессе могли не выжить. Те, кто переживал процесс обучения, переходили ко второму раунду отбора.

Предки разделяли собак на два вида: обычные собаки и сопутствующие собаки. Обычные собаки были обучены. Они посещали охотничьи миссии и служили охраной. Однако никто из них не был действительно признан племенем, поскольку они не унаследовали реальной силы.

Однако сопутствующие собаки были непохожи друг на друга. Каждая собака была тщательно отобрана, обладали уникальными способностями и невероятной лояльностью. Они были признаны племенем и отмечались самим Шаманом. После этого они становились частью племени, получая право стоять у Огненной Ямы во время ритуалов и обрядов, могли получать силу Тотема от пламени, как и все остальные воины. Следовательно, они были намного сильнее обычных собак.

Однако эта отметка не наследовалась. Потомки сопутствующих собак должны были снова быть обучены и отобраны, как и детеныши обычных собак. Они могут быть признаны только после обучения и отбора по одинаковым стандартам. Но, проще говоря, потомство сопутствующих собак было во многом отличительным.

Что касается Секретной Техники Отметки... Только Шаман племени мог это сделать, потому что для этого требовалась Сила Наследования.

Шаман сказал Шао Сюаню, когда тот читал древние тома, что если он захочет попытаться, он найдем все связанные с этим древние тома. В конце концов, основываясь на текущих событиях, Цезаря можно было считать удовлетворяющим всем требованиям, чтобы быть отмеченным.

- Секретная Техника Отметки очень сложна и не может быть освоена за короткий промежуток времени, - вот что сказал Шаман, прежде чем Шао Сюань ушел.

Но Шао Сюань полностью понимал смысл слов Шамана. Он не хотел, чтобы мальчик бросился в это с головой. Если бы он попытался совершить Отметку без должного понимания и овладения техникой, не только Отметка бы не удалась, но и Цезарь мог даже умереть в процессе. На свитке Шаманского Тома было сказано, что при Отметке был лишь некоторый шанс успеха. Лишь половина собак выживала.

Риск не может быть просто проигнорирован.

Даже Шаман никогда не пробовал Секретную Технику Отметки. В конце концов, в племени, в котором сейчас жил Шаман, не было животных, на которых он мог бы попробовать это.

Шао Сюань должен был тщательно подумать о том, как поступить. Он будет единственным, кто должен сделать выбор и принять решение. Это означало, что Шаман не будет в это вмешиваться.

Поскольку был такой высокий риск, естественно, что Шао Сюань никуда не спешил. Сначала он собирался полностью осознать и освоить каждый шаг на этом пути.

Глядя на Цезаря, который лежал рядом с его ногами, Шао Сюань глубоко вздохнул. Волк был просто диким зверем и все еще был далек от свирепого зверя. В лесу он не мог конкурировать с Альфа-волком, который был выращен самой природой, в отличие от Цезаря. Ему понадобилось бы много времени, чтобы превратиться из обычного животного в свирепого зверя. Как и те летучие мыши в пещере, каждый зверь мог превратиться в свирепого зверя только тогда, когда он прошелся по трупам тысяч других животных.

В таких условиях обычные животные не могли долго выжить в лесах. Даже люди в племени должны быть стараться улучшить самих себя.

Независимо от того, человек это, или животное, они все старались улучшать себя и взобраться на вершину природной пирамиды. Делая шаг за шагом, они оставляли тысячи тел за собой.

- Хорошо, я делаю лишь первые маленькие шаги, - прошептал себе под нос Шао Сюаня, глядя на лениво зевающего волка.

Каждый день Шао Сюань читал древние тома в доме Шамана, а затем копировал их дома на свитки из кожи животных. Он работал над ними с полной сосредоточенностью, и соответственно, это было практикой развития его Силы Наследования.

Шаман также сдержал свое обещание и выяснил все связанные с Отметкой и собаками вопросы.

Кроме того, когда он отправлялся в охотничьи миссии, Шао Сюань продолжал свою работу по копированию, пока он был в племени.

В комнате Шао Сюаня уже было более десяти свитков, которые он закончил. Это был результат его тяжелой работы в течение всех этих дней.

Пока Шао Сюань копировал эти древние тома, к нему приходили многие люди из племени.

Поскольку люди в племени начали думать о том, чтобы завести своих собственных волков, некоторые из них приходили проконсультироваться к Шао Сюаню после охотничьих миссий.

Например, Мо Эр приходил, чтобы поговорить с Шао Сюанем.

Он хотел спросить о способах тренировки и содержании животного, поскольку у всех остальных не было абсолютно никакого опыта содержания животных дома. Это казалось легким, но на самом деле это было не так. Многие люди, не сумев справиться с содержанием животного, просто съели бы мясо умершего животного.

Шао Сюань посмотрел на детеныша, которого держал в руках собеседник, и его брови взметнулись вверх?

- Пещерный лев?

Этого зверя было очень трудно найти. Пещерный лев был очень жестоким и диким зверем. Большинство пещерных львов превратились в свирепых зверей. Даже волчьи стаи не осмеливались с ними связываться. Он совершенно не ожидал, что это будет именно львенок.

По словам Мо Эра они обнаружили группе пещерных медведей, сражающихся против пещерных львов, и пещерные львы были побеждены. Почти каждый детеныш пещерных львов был убит, за исключением этого малыша. Мо Эр вытащил его и хотел вырастить его.

Шао Сюань не имел опыта в том, как содержать дома пещерного льва. С самого начала он держал Цезаря как собаку. Тем не менее, у волка все еще оставалась дикая сторона натуры. Это была чистая удача, что Цезарь смог совладать со своей дикостью и взять ее под контроль. Что касается пещерного львенка Мо Эра... Все, что Шао Сюань мог сделать, это поделиться некоторыми базовыми знаниями с парнем. Все остальное зависит исключительно от Мо Эра.

Нужно было уделять особое внимание зверю, если вы брались содержать дома жестокое животное, и стараться не позволять ему выходить из-под контроля. Если возникнут какие-то необычные обстоятельства, люди в племени пострадают первыми.

Несмотря на то, что было нелегко держать животное, многие люди хотели попробовать.

Не только Мо Эр, многие воины принесли волчат после последующих охотничьих миссий. Хотя приносили и других животных.

Некоторые воины были так взволнованы, стараясь держать в доме животных но позже их домашние животные, все же, стали мясом и оказались в животах людей. Но все же некоторые из воинов мужественно придерживались своей первоначальной цели, среди них большинство принадлежало к молодому поколению, как и Мо Эр.

В зимнее время Шао Сюань продемонстрировал продемонстрировал некоторые способности птиц, используя Чачу. В начале нового года он вывел Цезаря на передовую и, следовательно, был признан всеми в племени. Делая это, он заставил молодых воинов попытаться самих сделать что-то.

Теперь Шао Сюань был первым и единственным, кто держал животное и получил признание Шамана. Поэтому каждый раз, когда люди возвращались в племя с животными, они приходили к Шао Сюаню, чтобы обсудить это.

Особенно Мао. Когда другие сосредоточились на волках, тиграх, леопардах и львах, этот парень притащил кабана! Казалось совершенно очевидным, что воины в племени поклонялись жестоким плотоядным животным, но дикий кабан...

Честно говоря, на самом деле это был не дикий кабан... Это было больше похоже на молочного поросенка!

Глава 124. Детёныши в племени.
Во время охоты Мао часто доводилось видеть подобных существ с четырьмя клыками, поэтому он полагал, что они очень похожи на диких кабанов и прочих свирепых животных.

В очередной раз увидев диких кабанов с четырьмя клыками, Мао наконец удалось поймать похожего на них детеныша и принести его в племя. Однако, здесь его ожидало горькое разочарование: не смотря на клыки, это было животное совсем другого вида. От диких кабанов эти звери отличались отсутствием густой шерсти и были совершенно неагрессивны.

Изначально Мао думал, что поймал просто маленького кабаненка, но, как выяснилось, это было абсолютно другое животное.

И хотя Мао был очень разочарован, он все же не убил и не съел своего нового питомца. Он оставил его у себя и даже сознательно снизошел до того, чтобы попросить совета по уходу у Шао Сюаня.

Многие втайне посмеивались над Мао, потому что, он, будучи внуком главы племени и сыном лидера команды, подобрал себе такое животное, в то время как другие выбрали волков или леопардов.

Вероятно именно потому, что он так и не поймал свирепого зверя с четырьмя клыками, Мао назвал своего питомца, который выглядел как бабирусса (1), Сы Я, что дословно означало "Четыре Клыка". К счастью, так как детеныш был мужского пола и после взросления должен был сохранить все четыре клыка, Мао решил пока оставить его себе.

В начале многие люди обращались к Шао Сюаню за советом, но постепенно их становилось все меньше и меньше. После нескольких охотничьих вылазок, лишь одна десятая тех, кто просил совета у Шао Сюаня в самом начале, продолжили приходить к нему с разными вопросами. Прочие же просто убили и съели пойманных детенышей.

Так произошло именно потому, что люди в племени впервые приручали животных. В некоторых ситуациях они не знали как правильно себя вести или попросту не могли рассчитать силу. Многим же банально не хватало терпения.

Конечно, не из всех детенышей можно было вырастить настоящих охотничьих животных. В основном они были довольно агрессивны, но и среди них попадались особи с физическими дефектами или просто пугливые по природе. У некоторых были и другие серьезные недостатки, поэтому даже после соответствующих тренировок, они не смогли бы стать охотничьими животными.

Несмотря на большие трудности, некоторые люди в племени по-прежнему пытались приручить детенышей, в то время как подавляющее большинство отказалось от этой затеи.

Однажды Шаман пригласил Шао Сюаня для разговора.

Шаману очень не нравилось происходящее в племени. Он считал, что так растить и воспитывать детенышей нельзя, поскольку это было слишком рискованно. Ему хотелось в будущем видеть сильных и преданных спутников для охоты, а не просто свирепых зверюг, которые вцепятся в горло при первой же возможности.

Для правильной дрессировки нужны были соответствующие методы.

Поэтому Шао Сюань нашел подходящее открытое пространство у подножия горы и установил там крупный обломок каменного сланца, в качестве чертежной доски. Когда он не ходил на охоту, он оставался там и объяснял, как правильно нужно дрессировать животных при помощи поощрительного лакомства. Когда две охотничьи группы отдыхали между вылазками, он специально находил время, чтобы обучить их. В конце концов, если они отправлялись на охоту, он ничего не мог втолковать другой охотничьей группе.

- Если вы хотите научить их тому, чему научились сами, вы должны сначала дать им команду и сделать соответствующий жест, перед тем как дернуть за соломенную веревку. Таким образом, они будут помнить смысл вашей команды и жеста. Если же вы этого не сделаете и просто потянете за веревку, они не поймут, что от них требуется.

- Цезарь, иди сюда...

- Вот пример... Вам нужно сделать точно так же...

Несколько раз Шао Сюань был свидетелем, как люди тянули за веревки и выкрикивали команды своим питомцам. Очень жаль, что подобная дрессировка не давала никакого эффекта.

- Я расскажу вам несколько способов обучения своих питомцев. Первый – механическая стимуляция. Иными словами, вы вынуждаете их делать то, что просите. Например, если вы хотите, чтобы ваш питомец затаился в траве и не вставал, скомандуйте ему лежать и слегка надавите на спину рукой. Таким образом, вы просто заставите его лежать. При повторении подобного действия у детенышей сформируется четкое понимание, как действовать в соответствии с вашей командой.

Пока Шао Сюань объяснял, один из его слушателей – молодой воин примерно его возраста – ухватил своего питомца за холку и спросил:

- Вот так?

- Ты же просто держишь его, а не нажимаешь на спину…

Именно такие мелочи Шао Сюаню и приходилось объяснять.

Кроме того, Шао Сюань рассказывал им, как правильно нужно сочетать разные методы дрессировки, как поощрять животных за правильное выполнение команды, как развивать в них желание слушаться.

Многие в племени никак не хотели понимать, насколько важна еда в качестве стимула для дрессировки. По их мнению, пища была настолько ценна, что они скорее сами отказались бы ее есть, не говоря уже о том, чтобы скармливать ее тем, кто и сами без пяти минут еда. Просто неприемлемо!

Тем не менее, все же находились люди, которые понимали и принимали такой метод дрессуры. В большинстве случаев, это были молодые воины, такие как Мо Эр и Мао.

Будучи в таком же положении как Шао Сюань в самом начале, Мо Эр сейчас жил один и никогда не голодал. Многие в его семье были воинами и он никогда не знал недостатка в еде. Именно поэтому, он не видел особой проблемы в том, чтобы поделиться едой со своим питомцем.

Иногда, приводя в пример Цезаря, Шао Сюань предлагал оставлять других детенышей с волком чаще, что бы те, подражая ему, смогли лучше усваивать команды.

Естественно, если другие молодые волки могли подражать действиям Цезаря, это было гораздо сложнее для пещерного льва Мо Эра и Сы Я Мао, поскольку первый был слишком своевольным, а второй – слишком ленивым и прожорливым.

Пещерного льва Мо Эра звали Ляо, что означало "Охота", и он совершенно отличался от тех львов, что прежде видел Шао Сюань.

Большинство пещерных львов обитали в горных пещерах особняком, а не стаями. Они в основном охотились в одиночку, часто сталкиваясь с пещерными медведями и прочими свирепыми хищниками, поэтому силы им было не занимать. Именно поэтому их было так нелегко приручить.

В отличие от остальных, и Мо Эр, и Мао должны были приложить гораздо больше усилий, чтобы приручить своих питомцев. Здесь ставка делалась именно на терпение.

Шли дни – и детенышей животных в племени оставалось все меньше. Но те, которых люди все-таки решили оставить, с каждым днем росли все быстрее и быстрее.

После объяснений и демонстраций Шао Сюаня, молодые воины постепенно меняли свои методы обучения. Теперь, бросив взгляд на племя, вы без труда могли заметить, как некоторые молодые воины беззаботно болтают между собой, держа рядом на привязи своего питомца.

Вначале всем детенышам вокруг шей повязывали соломенные поводки, но со временем в них отпала всякая потребность, так как питомцы привязались к хозяевам и не собирались убегать. Идя рядом со своим хозяином, они пристально следили за каждым его движением. Наконец-то, дрессировка начинала приносить свои плоды.

Иногда молодые воины из разных охотничьих групп устраивали между собой небольшие соревнования, чтобы выяснить, чьи методы дрессировки более эффективны.

Некоторые старейшие обитатели племени, которые уже многие годы не выходили на охоту, опасались, что звери могут напасть на племя в ночное время суток. Поэтому действия их потомков и вся затея с дрессировками оптимизма им явно не прибавляли.

Многие из них могли продемонстрировать жуткие шрамы и увечья, которые остались у них после встречи в горах со свирепыми хищниками. И хотя многие прирученные животные были не слишком опасными или агрессивными, эти старые охотники никак не могли избавиться от своих страхов. Именно поэтому, посовещавшись, они решили просить у лидеров охотничьих групп или вождя племени повлиять на молодежь, чтобы те отказались от своих безумных затей.

Тем не менее, дети двух лидеров команд в свою очередь тоже завели себе питомцев. А внук вождя даже держал у себя какого-то лысого кабана! Ходили слухи, что этот самый кабан сожрал все травы, которые припрятал Та. Именно поэтому Та с каждым днем становился все злее и злее, однако так и не смог поднять руку на кабана.

Старые воины были очень обеспокоены, но у них не было веской причины, чтобы требовать убийства всех новых питомцев. Небольшая группка молодежи каждый день усердно занималась дрессировкой детенышей.

* * *

Пока старые воины тайно совещались между собой, припрятав в горах каменный нож, Та дошел до крайней точки кипения. Он был в такой ярости, что у него на лбу набухли вены, а сам он буквально трясся от злости.

Вот прямо перед его глазами находится лысый кабан, которого приволок его сын. Этот самый кабан, без зазрения совести, недавно сожрал пучок трав, специально спрятанный под каменной лавкой. Травы использовались для борьбы с вредителями. Если их поджечь, с помощью дыма можно избавиться от множества насекомых. Кабан съел все травы до последнего листика и, не смотря ни на что, остался жив и здоров.

Сколько раз этот кабан проделывал подобное? Только проснувшись, он уже находился в поисках пропитания, в чем ему сильно помогал острый нюх. Все, что он находил, подлежало немедленному съедению. Сейчас Сы Я был намного мощнее других питомцев, возможно потому, что ел за десятерых.

Та не убивал Сы Я, чтобы не потерять лицо. Если бы он убил его, люди на другой стороне горы только посмеялись бы, что он не смог приручить и прокормить кабана. Вот почему Та уже долгое время не давал выхода своей злости.

- Только попробуй съесть это еще раз. Только дай мне повод, и я точно убью тебя, – процедил мужчина сквозь зубы.

Сы Я, тщательно пережевывая траву, в ответ только хрюкнул.

У Та в голове мелькнула мысль, что этот кабан явно проклят, и он в который раз спросил себя, почему же Мао все таки решил оставить этого зверя.

По сравнению с послушным Цезарем Шао Сюаня, этот хряк – простая трата времени и продуктов.

Вернувшись с тренировочной площадки, Мао обнаружил, что его отец пребывает в крайне раздраженном состоянии, поэтому он сразу же отправил Сы Я на улицу.

- Привяжи его хорошенько! Воспользуйся веревкой покрепче, иначе если он отвяжется, я тебя убью! – рявкнул Та в спину Мао.

Удерживая Сы Я, Мао быстро вывел его на улицу, мысленно возмущаясь, что его винят за проступки кабана.

* * *

Где-то на склоне холма.

С каменным лицом Мо Эр посмотрел на порванную звериную шкуру на кровати, а затем медленно наклонился и заглянул под стол.

- Живо вылезай оттуда!

Спрятавшийся там львенок, еще глубже забился под стол.

Сжимая в руке нож, Мо Эр подумал, что за такое не просто можно, но и нужно убивать.

В племени приручение зверенышей многим доставило проблемы, но Шао Сюань был слишком занят, чтобы обратить на это внимание.

Изучая древние тома, в которых говорилось о тайных ремеслах, Шао Сюань обнаружил, что на его развитие в основном влияет не тотем, а какая-то другая сила, скрытая внутри него.

Что же такое скрывалось внутри тотема? И что это был за странный камень, который привел его в этот мир?

Воины говорили, что именно тотем повлиял на силу в теле каждого человека, но Шао Сюань слабо мог себе представить, что тотем может пересечь круг вне зависимости от того, насколько он активен. Даже когда пламя бушевало сильнее всего, он все еще не мог пересечь круг.

Скорее всего, энергия, поглощенная Огненным Кристаллом, играла вспомогательную роль, которая могла бы просто ускорить восстановление, потому что тотем не мог играть доминирующей роли.

Отложив в сторону объемный том и потирая лоб, Шао Сюань размышлял о том, из чего же все-таки был сделан камень?

В это время Цезарь подошел к нему, держа в пасти деревянную коробку. Деревянный ящик был обвязан соломенной веревкой, поэтому Цезарь закусил ее концы, чтобы легче удерживать коробку на весу.

Внутри деревянного ящика находилось каменное оружие, не так давно отполированное Старым Ке. Шао Сюань потратил много времени на изучение древних томов. Когда Старый Ке закончил полировку оружия, он позволил Цезарю отнести его хозяину.

Взяв деревянный ящик, Шао Сюань потрепал Цезаря по голове и спросил:

- Я уже собираюсь уходить, не хочешь со мной?

Цезарь немедленно сделал шаг вперед, как бы говоря "да".

Шао Сюань свернул и убрал шкуру животного, на которой он собирался сделать несколько заметок.

Если у нас нет сопутствующей собаки, как описано в старом томе, вместо нее, мы просто будем использовать волка.

__________________________________________________

1. Бабиру́сса (лат. Babyrousa babyrussa) — млекопитающее семейства свиней подотряда нежвачных. Эта свинья настолько отличается от других свиней, что как правило выделяется в отдельное подсемейство, в котором является единственным представителем единственного рода бабирусс.

Бабирусса — свинья средней величины, высота в холке — до 80 см, длина тела достигает 100 см. Вес редко превышает 80 кг. Самцы, как у всех свиней, крупнее самок.

Облик бабируссы нетипичен для семейства свиней — у неё маленькая относительно тела голова, очень короткие уши, характерный выгиб спины, достаточно длинные ноги и очень редкий, практически отсутствующий шерстяной покров. Редкая щетина сероватого цвета, морщинистая шкура тоже серая, иногда с коричневым или розовым оттенком. Шкура, что примечательно, очень непрочна — охотничьи собаки туземцев без труда прокусывают её (стоит вспомнить толстую и грубую шкуру других свиней, например европейского кабана). Пятачок небольшой. У самцов гипертрофированы и нижние, и верхние клыки, достигающие огромных размеров. Верхние клыки, прорастая сквозь кожу верхней челюсти, загибаются вверх и назад так, что могут врасти кончиками в кожу лба у старых секачей. У самок развиты только нижние клыки.

Среди зоологов нет чёткого мнения, зачем секачам бабируссы такие клыки; это, возможно, лишь вторичный половой признак.



Глава 125. Новая волчья стая.
Команда охотников Та снова была готова отправиться в путь. Люди в племени уже привыкли к присутствию необычного животного, которое до сих пор было единственным, кто мог их сопровождать на Пути Славы.

Вначале никто не ожидал, что Цезарю будет позволено сопровождать группу охотников несколько раз подряд.

Сейчас шкуру Цезаря украшало два длинных шрама. И хотя его раны уже давно затянулись, они все еще не заросли мехом, а потому шрамы были особенно заметны. Эти отметины оставили острые когти огромной хищной зверюги, которая напала на волка во время охотничьей вылазки.

Тогда Шао Сюань жутко перепугался, потому как секундное промедление могло стоить Цезарю жизни. Когда после этого происшествия они вернулись в племя, Шао Сюань хотел запретить волку сопровождать группу на охоту. Однако Цезарь следовал за ними как привязанный, и юноше никак не удавалось повлиять на него. В конце концов, Шао Сюань сдался.

Рыская по лесу, Цезарь находил особое удовольствия, выбирая себе добычу гораздо крупнее себя. По взволнованному поведению Цезаря легко можно было угадать, когда приближалось время охоты. В остальное же время, когда он отдыхал, а его раны постепенно заживали, волк выглядел крайне вялым.

И вот, наконец, его раны затянулись, но, к сожалению, так и не заросли мехом. Май заметил, что, скорее всего, эти шрамы так до конца и не зарастут шерстью.

Среди воинов племени, шрамы были в особом почете, так как они означали, что человек столкнувшись с опасностью, сумел преодолеть ее ценой невероятных усилий. Именно поэтому шрамы Цезаря вызвали всеобщее восхищение и признание, а не сомнения в его силах и способностях.

На этот раз, прежде чем отправиться в лес, несколько лидеров небольших групп устроили совещание, на котором не раз упоминалось имя Цезаря.

Наличие Цезаря в команде Мая вызвало приступы зависти у четверых других лидеров. Цезарь был незаменимым помощником в команде, так как благодаря его острому обонянию было найдено множество полезных вещей, от Огненного Кристалла до редких трав и растений. И что самое важное, он также помогал группе загонять добычу. И как после этого можно было им не восхищаться?

- Май, обрати особое внимание, что в этом охотничьем районе полным-полно хищных и опасных животных. Вполне возможно, что обстановка в этих местах несколько изменилась, – заметил Чен.

- Когда ты упомянул об этом, я вспомнил, что действительно заметил некоторые перемены и странности в этой местности. Например, со стадами оленей с гигантскими рогами, бизонами и даже волчьими стаями, – задумчиво ответил Май.

- Что же там произошло? – задавались этим вопросом другие лидеры групп, сгорая от любопытства.

В конце концов, гора была такой большой, а охотничий район был всего лишь малой ее частью. Как правило, дикие млекопитающие звери очень неохотно меняли свой ареал обитания, если только их к этому не вынуждала смена климата. Кроме того, чаще всего хищники охотились именно на своей определенной территории.

Тем не менее, и Чэн, и Май обратили внимание, что хищные и травоядные животные стали часто появляться в совершенно разных районах. Все это выглядело очень подозрительно.

- Может там произошло что-то уж очень необычное? – предположил один из лидеров, имея в виду происшествие с летучими мышами, которое произошло в самом начале охотничьего сезона.

- Скорее всего, нет, – заверил его Чен, и тут же добавил, – Но мыши точно имеют к этому непосредственное отношение.

Стая летучих мышей, стараясь занять большую территорию, активно способствовала миграции диких животных, и такое положение дел до сих пор не изменилось. Летучие мыши означали не только постоянную угрозу для людей, но и были причиной того, что многие животные меняли свое место обитания.

Появление на этой территории другой сильной и сплоченной стаи означало цепь коренных изменений в этом ареале обитания.

Но перемены не ограничивались одними летучими мышами. Странности начали происходить и с гигантской ямой.

Чен собирался спуститься на дно ямы, чтобы поискать там что-нибудь полезное. Но оказалось, что ему просто не удастся снова попасть туда. Гигантская яма, скалистые ущелья и пещеры были заполнены ядовитыми испарениями. Если раньше на вершине горы можно было обнаружить растущие там редкие травы, то теперь природа в этих местах была мертва. Положение дел выглядело мрачным и удручающим.

- Летучие мыши снова вернулись? – поинтересовался Май.

- Понятия не имею. Но их, по крайней мере, не видно, – пожал плечами Чен.

- Вряд ли они вернутся. А вот причиной появления испарений, скорее всего, стало разложение многочисленных трупов летучих мышей и других животных, – мрачно произнес еще один лидер группы.

В обсуждаемой местности погибло около ста особей летучих мышей, еще не завершивших свою метаморфозу, и скорее всего гниение их тел и было причиной появления миазмов.

Когда в племя вернулся один из трех пропавших людей из группы Чэна, он еще долгое время не мог встать на ноги из-за сильного отравления испарениями. Да и другим не удалось продержаться там достаточно долго, так как из-за вредоносного запаха они потеряли сознание. Именно благодаря Шао Сюаню их сумели обнаружить и вынести из зараженного места.

Понимание того, что эти испарения крайне вредны для здоровья людей, заставило Чена отозвать свою группу и приказать им держаться подальше от этих мест.

И хотя группа Мая на своем охотничьем маршруте не должна была повстречаться ни с летучими мышами, ни угодить в гигантскую яму, эти два препятствия все же создавали определенные затруднения для охотников.

- Не лезь ты к этим мышам, – предупредил Май.

- Да понял я, понял, – проворчал Чен, которого произошедшие перемены очень удручали.

Войдя в лес, охотничьи группы разделились, а Май и члены его команды отправились к своей первой охотничьей стоянке.

В первый день все было тихо и спокойно, но Май всех попросил быть бдительными и особое внимание обращать на появившихся в этом районе диких зверей.

На первом из своих постоянных мест охоты Май и его группа обнаружила пасущееся стадо оленей.

- Май, а ты обратил внимание, что в последнее время во время охотничьих вылазок, мы ни разу не повстречали волчью стаю, которая обычно охотится на этих оленей? – обратился к лидеру воин средних лет.

Май в ответ только кивнул.

Во время своей первой охоты Цезарю так и не довелось встретиться с настоящей волчьей стаей. Все охотники, конечно, очень боялись последствий, которые может повлечь за собой подобная встреча, но в этом году пока все обошлось. Первый раз они встретились со стаей, которая просто отклонилась от своего обычного маршрута. А во второй раз они видели волков издалека, и эти особи выглядели крайне истощенными и болезненными.

До сих пор они не встретили ни одного волка и это настораживало. Поблизости от стада диких оленей обязательно должна была рыскать волчья стая...

- Будьте крайне внимательны, – сказал Май.

Так как им не приходилось тратить силы на волков, охотникам удалось подбить множество оленей.

Внезапно что-то резко промелькнуло в воздухе.

Присутствие Цезаря отвлекло внимание двух оленей с гигантскими рогами и тут же в воздух взметнулось несколько копий.

Ланг Га и несколько человек совместными усилиями оттащили оленьи туши и быстро разделали их, чтобы их легче было нести на обратном пути.

Вскочив на спину одному из старых оленей, Цезарь вцепился ему в горло. Однако по сравнению с гигантским оленем, волк значительно проигрывал ему в размерах. Несмотря на то, что олень был стар, он все еще был достаточно силен.

Сбросив Цезаря, олень бросился наутек так быстро, что волку никак не мог его догнать. Некоторое время преследуя добычу, Цезарь начал сбавлять скорость, обратив внимание что погоня уводила его все дальше и дальше от места охоты.

Добивая оленей и разделывая туши, Ланг Га и остальные обратили внимание, что жертва Цезаря сумела вырваться и уже скрылась в гуще леса. Охотникам захотелось успокоить и подбодрить волка, который всегда был им незаменимым помощником во время вылазок. Кроме того, в отличие от других питомцев в племени, он никогда не доставлял никаких проблем. Именно поэтому Цезарь нравился всем без исключения и его ни капельки не боялись.

Ланг Га и другие охотники оставили свою работу, наблюдая за происходящим и подбирая слова утешения для Цезаря. Но стоило только Цезарю прекратить преследование и повернуть назад, как на оленя из засады стремительно напал огромный волк.

Внезапное нападение застало оленя врасплох, поэтому он не сумел сохранить равновесие и упал на землю. Животное изо всех сил старалось подняться на ноги, но все его попытки были безуспешны. А из кустов появлялись все новые и новые волки...

Стая окружила оленя. Несмотря на то, что он наблюдал за происходящим издалека, Ланг Га смог различить как во все стороны брызнула кровь из ран животного.

- Эти волки… – интуиция подсказывала Ланг Га, что дальше ситуация станет только хуже.

- Это не местные волки, – нахмурился Май.

Любой охотник хорошо знал, что каждый хищник, а в особенности волк, охотится на своей территории. Естественно охотники хорошо знали, в каких районах обитают и охотятся определенные волчьи стаи.

Несмотря на приличное расстояние, люди смогли различить, что эта стая была гораздо агрессивнее, чем их предшественники. Вместо того, что бы просто перегрызть оленю горло, они заживо рвали его на куски.

Со своего места Цезарь, наблюдая за стаей, оскалился и глухо зарычал.

- Цезарь, ко мне, – оглушительно закричал Шао Сюань.

Для Цезаря эта стая представляла нешуточную угрозу, поэтому Шао Сюань не мог допустить их открытого столкновения. Во-первых, волков было больше. Во-вторых, даже если бы он сражался с волком из этой стаи один на один, ему все равно не удалось бы победить. Каждый волк в этой стае превосходил Цезаря по силе и был гораздо агрессивнее. Если Цезарь нападет на эту стаю, ему не жить.

Отправляясь на охоту, люди хорошо знали, что волков не стоит провоцировать, так как они чрезвычайно мстительны. Если их спровоцировать, они не остановятся, пока не вырежут все племя.

С появлением новой волчьей стаи охотничья группа решила как можно скорее вернуться в пещеру, пока не стало слишком поздно.

- Цезарь, немедленно иди ко мне! Не оглядывайся! Просто иди ко мне! – кричал Шао Сюань, заметив, что его волк то и дело оборачивается в сторону стаи.

Оглянувшись на волков в последний раз, Цезарь, наконец, послушно последовал за своим хозяином к их первой стоянке.

Ночью вся группа собралась у костра, болтая о разных пустяках и поджаривая на огне куски оленины. Вход в пещеру загораживал огромный валун, поэтому ветер задувал только сквозь щели и трещины. После случая с Раздражающим Черным Ветром, Май выбрал эту пещеру в качестве нового убежища.

Внезапно Май приказал всем замолчать и внимательно прислушался. Вся группа последовала его примеру и в пещере воцарилась полная тишина.

И в этой тишине раздался пронзительный волчий вой.

Эти завывания раздавались совсем рядом. Люди, чей слух был недостаточно острым, этого бы просто не заметили, но охотники сразу поняли, рядом с местом их стоянки рыскает волчья стая.

- Это, наверное, те волки, которых мы видели днем, – прошептал Ту.

Это была третья охотничья вылазка Ту и Цзе Ба с охотничьей группой Мая. И хотя внешне они совершенно не изменились, в их характерах произошли значительные перемены. Они уже считались воинами, которые должны были уметь сами о себе позаботиться и уметь добывать еду!

- Завтра старайтесь не подходить близко к этой стае. Скорее всего, они расправились с волками, которые обитали здесь, – предупредил Май.

Обычно, когда территорию делили между собой две совершенно разные волчьи стаи, существовала небольшая область, где можно было повстречать представителей обеих стай. Однако в этих местах подобной области просто не могло существовать.

И вот, у подножия горы появляется новая волчья стая, что может означать только одно – волки, обитающие здесь прежде, либо мертвы, либо были вынуждены покинуть эту территорию.

Пока все обсуждали появление новой стаи, Цезарь внимательно прислушивался к происходящему снаружи.

Прекрасно понимая намерения Цезаря, Шао Сюань решил, что следующие несколько дней он будет уделять своему питомцу гораздо больше внимания.

Глава 126. Ненависть.
На следующий день группа охотников заметила волчью стаю в том районе, где часто паслось стадо оленей с гигантскими рогами.

Вчера охотники могли наблюдать за волками только издали и совсем недолго, поэтому сегодня они сосредоточили все свое внимание на изучении поведения стаи.

Эти волки были очень похожи на тех, что обитали на этой территории прежде, однако явно превосходили их размерами и имели несколько другой окрас шерсти. Шкуры этих зверей были покрыты причудливыми узорами, которые переходили в темные пятна ближе к спине.

С тех пор, как Шао Сюань впервые столкнулся лицом к лицу с дикой природой, ему довелось повстречать множество волков самого разного окраса. Многие охотники, в том числе и Май, часто рассказывали об особых волчьих стаях. У каждой стаи был свой собственный узор на шерсти, поэтому если в такой стае рождался волчонок с другими узорами, его могли изгнать.

Однако таких волков Шао Сюань еще не встречал ни разу, чего нельзя было сказать о Мае и остальных охотниках.

- Почему мне кажется, что я уже где-то встречался с этой стаей? – спросил один из воинов.

- Мне вот тоже так кажется.

- Мы наткнулись на них, когда на нашей охотничьей тропе загоняли медведя, – припомнил Май.

В тот день Май и его группа заметили пещерного медведя, которого сильно ранил другой хищник. Долго не раздумывая, они решили воспользоваться подвернувшейся возможностью и просто добить зверя.

Однако не смотря на серьезные ранения, одолеть медведя оказалось непростой задачей. Группа охотников так долго преследовала его, прежде чем убить, что практически сошла с намеченного маршрута. В это же время недалеко от них, в бою сошлись две волчьи стаи. Преимущество явно было на стороне одной из стай, поэтому стычка превратилась в настоящую кровавую резню. Побежденным противникам не просто перегрызли горло. Их растерзали с особой жестокостью, и земля в этом месте была красной от крови.

После убийства медведя Май и члены его группы поспешили как можно быстрее покинуть это место. К этому времени, одна стая уже покончила с другой, поэтому совсем рядом с группой рыскало довольно много волков. Некоторые из них волокли по земле мертвых противников. На счастье охотников, когда они уходили оттуда, волки были сыты. К тому же многие члены стаи были ранены, поэтому их вожак предпочел увести волков, а не нападать на охотников.

Именно тогда Ланг Га, который тоже был там вместе со всеми, поймал Цезаря, который был еще совсем маленьким волчонком.

Цезарь был единственным, кому удалось выжить в той резне. По счастливой случайности, в тот день волчонок отбился от своей стаи, и, играясь, скатился с расположенного неподалеку крутого холма. Волк, который охранял логово их стаи, был слишком занят, чтобы обратить внимание на исчезновение Цезаря, так как именно тогда он заметил приближающуюся вражескую стаю.

Когда Май и его группа проходили мимо этих мест, они заметили лежащего под камнем Цезаря. Волчонок некоторое время был без сознания, но едва придя в себя, принялся жалобно скулить. Так Ланг Га и нашел его, лежащего под большим камнем в окружении высокого кустарника. Если бы Цезарь не начал скулить, его бы никогда не удалось обнаружить. На его счастье, ни один волк из вражеской стаи не учуял запаха волчонка и не пошел по следу Цезаря

- Я очень хорошо помню тот день. Когда я нашел Цезаря, он был таким маленьким, – Ланг Га отмерил рукой расстояние от земли, показывая насколько Цезарь был мал, – Но уже тогда он был храбрецом, так как пытался ухватить мою руку своими крохотными детскими клыками.

Эти воспоминание о маленьком Цезаре заставили Ланг Га и других охотников улыбнуться, правда, буквально через минуту, их лица снова стали серьезными. Воспоминания о кровавой бойне заставили всех, включая Мая и Ланг Га, чувствовать себя крайне неуютно.

По сути, охотники никогда не отличались особой чувствительностью. За долгие годы охоты, им и не такое приходилось видеть. Кроме того, разве они сами не убивали диких зверей? Если бы люди во время охоты проявляли доброту и милосердие, разве им удалось бы выжить в этом суровом мире? Разумеется, нет.

Именно безграничная жестокость волков заставляла всех свидетелей той бойни испытывать тревогу. Это была не просто борьба двух стай. Это скорее походило на хладнокровное истребление.

- Обращаюсь ко всем, но особенно это касается новичков: не связывайтесь с этой стаей, потому что, в противном случае, вам придется уничтожить их всех до единого, – Май обвел свою группу суровым взглядом.

В ответ все только согласно кивнули.

В этом году в группе охотников появилось несколько новичков. Так как зачастую им не хватало опыта, многим хищникам они казались легкой добычей.

Им пришлось пройти через то, что в свое время испытал Шао Сюань.

- Ах-Сюань, внимательно следи за Цезарем, – прошептал Май парню.

- Понял, – кивнул Шао Сюань, который еще вчера вечером решил не сводить с Цезаря глаз.

Во время охоты он внимательно наблюдал за своим питомцем. Тот факт, что Цезарь вел себя, как обычно, успокаивал его.

Пока несколько человек выслеживали очередную гигантскую зверюгу, Ланг Га проверял ловушки. Он попросил Шао Сюаня помочь ему, так как исправность ловушек играла огромную роль во время охоты.

Бросив взгляд на Цезаря, который расположился неподалеку, Шао Сюань отправился налаживать ловушки.

- Ланг Га, в тот день, когда ты нашел Цезаря, как ты думаешь, он мог видеть, что случилось с его стаей? – спросил Шао Сюань.

После недолгого молчания, Ланг Га ответил:

- Да. Я подобрал его у подножия склона, поднял наверх и положил на землю. Как только он ощутил окружающие его запахи, он сразу же протяжно завыл. Он даже попытался укусить своими детскими клыками двух мертвых волков из вражеской стаи, но их шкура для него была слишком толстой.

[Это было печальное, но в то же время очень трогательно зрелище!]

Во время схватки стая победителей тоже понесла некоторые потери. Двое волков погибли, но это не имело никакого значения, так как победители истребили всю стаю Цезаря.

- Эти пятнистые волки из вражеской стаи по силе значительно превосходили своих противников, кроме того они обладали мощными клыками и кровожадным нравом. Они часто убивали волков из разных стай и нападали на других зверей.

Когда Ланг Га увидел, как Шао Сюань нахмурился, он рассмеялся и сказал:

- Ты боишься, что Цезарь захочет им отомстить? Забудь об этом, он был слишком мал, чтобы что-нибудь помнить о том дне.

Во время разговора, Ланг Га поднял взгляд и посмотрел на Цезаря, лежащего неподалеку. Увидев, что волк внимательно смотрит на них, Ланг Га опустил голову и снова сосредоточился на ремонте ловушки. Каждый раз, когда он ремонтировал ловушки с Шао Сюанем, Цезарь устраивался рядом с ними и внимательно следил за работой.

- Ты так внимательно наблюдаешь за нами, как будто я готовлю ловушку для тебя, – подумал Ланг Га. Как всегда, эта мысль рассмешила его, приведя в хорошее расположение духа.

Шао Сюань внимательно слушал рассказ Ланг Га, когда внезапно раздались громкие крики.

- Берегитесь!

- Осторожно!

- Волчья стая!

Шао Сюань резко поднялся на ноги и огляделся.

Место Цезаря пустовало.

Май нервно следил за приближением волчьей стаи. Они собирались взять охотников в кольцо, но внезапно прямо им навстречу выскочил Цезарь. Вместо того чтобы противостоять им, он напал на крайнего волка, сильно укусил его и бросился наутек.

Май почувствовал, что волки заранее планировали напасть на них, но атака не была нацелена на Цезаря. Увидев Цезаря, волки, казалось, растерялись, но затем, следуя приказу своего вожака, бросились за ним в погоню.

Когда группа отправлялась на охоту, Цезарь обычно помогал им, отвлекая на себя внимание добычи. Но, как правило, их добыча не представляла такой угрозы, как эта волчья стая. Почему Цезарь внезапно выскочил им на встречу?

- Ах-Сюань, прикажи Цезарю вернуться...

Май оглянулся назад, но, оказывается, Шао Сюань тоже исчез. Его лицо покраснело от гнева, когда он заорал:

- Где Ах-Сюань?!

Резко появившись из ближайших высоких кустов, Ланг Га, задыхаясь, произнес:

- Я не смог догнать его.

Когда он увидел, что Шао Сюань старается незаметно ускользнуть, он тот час же бросился за ним следом, чтобы остановить юношу. Но неожиданно мальчишка оказался быстрее его, поэтому Ланг Га не оставалось ничего другого, кроме как вернуться к остальным.

- Он... оказался слишком шустрым! – произнес Ланг Га. Он никогда не думал, что его, человека, который практически сумел достичь уровня среднего воина-тотема и был быстрее всех в племени, сможет так легко обставить какой-то мальчишка!

Май глубоко вздохнул. Затем он перевел взгляд на молодых воинов и сказал:

- Возвращайтесь в пещеру! Цяо, уведи их отсюда!

Собрав группу из нескольких воинов, Май последовал за Ланг Га вглубь чащи леса.

В это же самое время Шао Сюань шел по следам волчьей стаи.

Скорее всего, Цезарь заметил приближение волков раньше, чем Май, поэтому он действовал очень быстро. Вполне вероятно, что он заранее поджидал их, иначе волк не сумел бы так резко выскочить им навстречу.

Так как Шао Сюань не смог сразу броситься за ними в погоню, сейчас он преследовал стаю, внимательно всматриваясь в следы на земле.

Раньше охотникам даже в голову не могло прийти, что эти волки могут развивать такую скорость.

Шао Сюань боялся за своего питомца, потому что, если дело дойдет до схватки, Цезаря точно убьют.

Не смотря на слова Ланг Га, юноше казалось, что Цезарь помнит день смерти его стаи. О том, как много Цезарь помнит о том дне, Шао Сюань мог только догадываться.

Идя по следам волчьей стаи, Шао Сюань не переставал о чем-то напряженно размышлять.

Между первой и второй охотничьими стоянками существовало небольшое пространство, где редко появлялись хищники, и Ланг Га вместе с Шао Сюанем устанавливали ловушки именно там.

Во время охоты часто могли возникнуть непредвиденные ситуации, поэтому чтобы их избежать, на отдельных участках устанавливались ловушки. Если во время охоты, люди встречались с опасным хищником, с которым не могли справиться, они заманивали его в ловушку. Пока зверь пытался выбраться, у охотников появлялось время, чтобы убежать от него как можно дальше.

Именно Ланг Га первым установил эти ловушки, а позже Шао Сюань вместе с ним учился ремонтировать и даже улучшать некоторые из них. Эти ловушки были предназначены, чтобы задержать, а возможно даже покалечить и убить хищных животных.

Каждый раз, когда они отправлялись на охоту, им приходилось проверять все места, где были установлены ловушки. В первый день этой охотничьей вылазки они пришли проверить их, а сопровождающий Шао Сюаня Цезарь внимательно наблюдал за их действиями.

Многие звери держались подальше от мест, где часто появлялись волки, и даже некоторые свирепые хищники опасались связываться с волчьей стаей. Это также помогло Шао Сюаню догнать волков.

Из зоны ловушек внезапно раздался оглушительный вой, который заставил Шао Сюаня прибавить скорость.

Когда Шао Сюань прибежал туда, он увидел, что в яму с острыми кольями угодил волк.

Колья еще не вонзились в тело волка достаточно глубоко, однако, чем больше зверь дергался, тем глубже они входили в его тело. Кровь хлестала из ран все сильнее и сильнее. По мере того, как колья все глубже проникали в тело волка, он оказывал меньшее сопротивление, так как острие каждого шипа было обработано соком трав, которые действовали как обезболивающее. Судя по всему, этот волк уже чувствовал приближение скорой смерти. Отвернувшись от ямы, Шао Сюань оставил его подыхать, устремившись дальше на поиски Цезаря.

Рядом с ямой, один из волков угодил в ловушку, и теперь конвульсивно бился в петле веревки, привязанной к ветке дерева. Чем яростнее он дергался, тем туже затягивалась петля на его шее. Подобные веревки были необычайно крепкими, так как их специально пропитывали смесью сока трав и крови животных. Висящий в воздухе волк отчаянно пытался перегрызть веревку, каждый раз терпя неудачу. В тот момент, когда Шао Сюаня подошел поближе, волк уже начал задыхаться.

Проходя мимо дерева, Шао Сюань на мгновение остановился и перерезал волку горло, таким образом, избавляя животное от дальнейшей бессмысленной борьбы и страшной смерти.

В ямах, петлях, сетях и даже на острых кольях можно было заметить мертвого или бьющегося в конвульсиях волка. Все эти волки имели характерный пятнистый узор на спине.

Преследуя волчью стаю, Шао Сюань периодически останавливался и добивал еще живых волков, попавших в западню. Если ему не хватало времени перерезать им горло, он издалека метал в них дротики, чтобы добить. Если бы он их не убивал, смерть этих зверей была бы полна боли и агонии.

Глава 127. Ранение.
Зона ловушек была не очень большой, однако многие волки оказались в западне. Когда Шао Сюань проходил мимо, он заметил, что в ловушки угодило по меньшей мере семь волков. Некоторые из них были еще живы.

Очевидно, преследуя Цезаря, волчья стая даже не могла предположить, что их добыча может привести их в подобное место.

Когда Цезарь благополучно миновал эту местность, они, особо не раздумывая, бросились за ним следом. Они видели, как Цезарь пробежал здесь без угрозы для жизни, поэтому естественно решили, что никакой потенциальной опасности здесь нет.

Обычно волки редко попадали в ловушки, потому что, как и многие дикие звери, обладали сильно развитой интуицией и огромным охотничьим опытом, которые позволяли им интуитивно обходить западню. Сегодня же они угодили в ловушки по чистой случайности, так как полностью сосредоточившись на преследовании Цезаря, больше ни на что не обращали внимания.

Миновав зону ловушек, Шао Сюань продолжил идти по волчьим следам.

Рядом с зоной ловушек находилась природная смоляная яма. Это была самая большая яма, что находилась возле их первого места стоянки. Ежедневно в нее попадало множество животных, как сухопутных, так и летающих.

Как-то Шао Сюань даже видел угодившего в эту яму бизона. Он застрял там, привлекая внимание многих хищников, которые бросались в яму следом за ним. В результате все они утонули в смоле.

Никто даже представить не мог, сколько костей покоится на дне этой ямы.

Неподалеку от места расположения племени тоже находилась небольшая яма со смолой. Шао Сюань видел, как некоторые люди набирают оттуда смолу, чтобы покрыть ею крыши своих жилищ. Но ради всеобщей безопасности, рядом с ямой всегда дежурило несколько человек.

Шаю Сюань заглянул в глубокую смоляную яму и увидел, что туда угодило два волка. Их ноги уже на треть погрузились в смолу. Как бы они не пытались выбраться, все было тщетно. На спасение не было никакой надежды, и волки медленно погружались на дно ямы, как и все их предшественники, угодившие в эту западню тысячи лет назад. На дне этой ямы останки волков не обглодают падальщики, поэтому их кости сохранятся в отличном состоянии, когда в отдаленном будущем их обнаружат люди, ведущие в этих местах раскопки.

По настоящему умные животные никогда не подходили близко к этой яме. Те же, кто все-таки рискнул приблизиться к ней, были либо слишком жадными хищниками, либо еще неразумными детенышами.

Границы смоляной ямы были чернее черного, но на самом деле здесь существовали и относительно безопасные места, по которым можно было пройти через смолу. Охотничья группа неплохо знала эти тропинки. Им несколько раз доводилось пересекать эту яму, когда они старались убежать от разъяренных хищников. Путь через яму был настолько узким, что животные особо крупных размеров просто не могли по нему пройти.

Шао Сюань неожиданно вспомнил, что как-то приводил сюда Цезаря. Пристально вглядываясь в тропинку, он смог различить отпечатки лап Цезаря среди множества других следов.

Цезарь был умен, как и его враги.

Тем не менее, двое из его преследователей оказались в смоляной ловушке.

Волки только недавно пришли на эту территорию, поэтому они не были хорошо знакомы с этой местностью. Но возможно, смоляная яма была и на их прежней территории, поэтому интуиция подсказала им более безопасный путь.

Шао Сюань обнаружил волчьи следы и вокруг ямы, которые доказывали, что большинство волков в стае пошли в обход. Те волки, что бросились прямо за Цезарем, намертво застряли в смоле.

Обходить яму было слишком долго, поэтому Шао Сюань выбрал прямой путь. Осторожно пересекая смолу, он старался не обращать внимания на двух завязших в ней волков.

Внимательно всмотревшись в следы, можно было заметить, что Цезарю удалось оторваться от большинства преследователей, а благодаря зоне ловушек и яме со смолой, он смог избавиться от десятерых членов стаи.

В этой стае насчитывалось около тридцати волков, и сейчас их численность сократилась ровно на треть.

Если бы эта стая была пуглива, волки уже давно перестали бы преследовать Цезаря. Но очевидно, этим хищникам был неведом страх, и, подгоняемые жаждой мести, они изо всех сил старались догнать своего противника. Как заметил Шао Сюань, до сих пор только трое или четверо волков из всей стаи продолжали упорно гнаться за Цезарем.

Будучи питомцем Шао Сюаня, Цезарь научился многим хитростям, в том числе заманивать своих противников в ловушку или провоцировать диких зверей, заставляя их забыть всякую осторожность. И, естественно, Цезарь знал, как одурачить своих преследователей.

Волчья стая была недостаточно хорошо знакома с этой местностью, и именно поэтому преимущество было на стороне Цезаря.

Но Шао Сюаня очень волновало то, что его питомец мог быть ранен. Преследуя волков, он заметил на земле несколько капель крови. Конечно, кровь могла быть чья угодно, поэтому Шао Сюань стремился найти Цезаря как можно быстрее и удостовериться, что с ним все в порядке.

Внезапно из глубины леса до Шао Сюаня донесся оглушительный рык.

Душераздирающий рев вспугнул птиц с деревьев, а несколько мелких зверей, стараясь убежать от источника опасности как можно дальше, выскочили прямо под ноги Шао Сюаню.

Гигантский медведь!

Но кроме страшного рыка, Шао Сюань смог различить протяжный волчий вой. И, к счастью, этот вой не принадлежал Цезарю.

С гигантским медведем было гораздо сложнее справиться, чем с кабаном с четырьмя клыками. И хотя этот зверь выглядел очень грузным и неповоротливым, на самом деле, он был необычайно быстрым для своих габаритов. Именно поэтому охотники старались держаться от него как можно дальше.

Если же все-таки охотничья группа натыкалась на медведя, то им приходилось убегать от него со всех ног, так как зверь сразу же нападал на них. Едва завидев медведя, охотники сразу же бросались к яме со смолой, надеясь, что это препятствие задержит их преследователя. Тем не менее, подобная тактика срабатывала, так как, медведь сначала замирал на краю ямы, а затем медленно обходил ее по кругу, оглушительно рыча. Казалось, он хотел сказать им:

- Я все равно вас всех сожру! Рано или поздно!

Теперь, чтобы победить волчью стаю, Цезарь спровоцировал гигантского медведя, совершенно не заботясь о собственной жизни.

Еще больше помрачнев, Шао Сюань бросился со всех ног на помощь своему питомцу.

Гигантский медведь продолжал оглушительно реветь, и вскоре Шао Сюань увидел огромного зверя, который встав на задние лапы, оскалил свои острые клыки.

Переведя взгляд, юноша увидел четырех волков, застывших прямо напротив медведя. Среди них, несомненно, был и их вожак. Только четверо волков смогли нагнать Цезаря, так как одна часть стаи просто отстала, а вторая угодила в ловушки и смоляную яму.

Все четверо, включая вожака, угрожающе оскалились, а с их длинных клыков на землю падали капли крови.

Оглядевшись вокруг, Шао Сюань нигде не увидел Цезаря. Правда, на поляне был еще один, пятый волк, но судя по окрасу шерсти, он принадлежал к стае врагов Цезаря. И в данный момент, его труп лежал позади медведя. Грозный хищник легко перегрыз этому волку горло.

Вожак стаи не хотел просто так сдаваться, поэтому, обнажив клыки, угрожающе зарычал на медведя. Гигантский медведь был в ярости, так как вплоть до этого момента, волки никогда не осмеливались беспокоить его. Кроме того его очень раздражало присутствие людей, которые так или иначе забредали на его территорию во время охоты. И что еще больше злило медведя, ему еще ни разу не удалось их поймать. Но в довершение ко всему, сегодня он обнаружил на своей территории каких-то посторонних волков.

Гигантский медведь зарычал еще более угрожающе.

Ситуация складывалась явно не в пользу волков, поэтому вожаку стаи не оставалось ничего другого, кроме как отступить. Трое других волков поспешили последовать его примеру.

Тяжело опустившись на все четыре конечности, гигантский медведь немедленно бросился в погоню за волками. Шао Сюань был хорошо знаком с повадками медведя, поэтому знал, что после недолгого преследования, он обязательно вернется сюда.

После того как волки и медведь покинули поляну, Шао Сюань спрыгнул с дерева, на котором он затаился, и принюхался, стараясь уловить все витавшие запахи.

На поляне преобладал металлический запах крови многочисленных жертв медведя.

Шао Сюань оглянулся, а затем переключился на особое зрение. Окружающие его зеленая трава и деревья исчезли. Сейчас юноша мог видеть только тени деревьев, камней, а также скелеты разных животных.

Внезапно одно место на поляне привлекло его внимание, и Шао Сюань буквально впился в него взглядом.

Вернувшись к своему нормальному зрению, Шао Сюань быстро пересек поляну, углубившись в заросли каких-то растений с крупными листьями. Внимательно присмотревшись, можно было заметить под этими листьями лужи крови.

Раздвинув листья, Шао Сюань наконец обнаружил лежащего там Цезаря.

Состояние волка было очень тяжелым. Своим особым зрением, Шао Сюань заметил несколько серьезных переломов. Вдобавок к переломам, на теле Цезаря было несколько очень глубоких ран и укусов, которые все еще продолжали кровоточить.

Из пасти волка тоже вытекала струйка крови, что свидетельствовало о возможном повреждении внутренних органов.

Шао Сюань быстро достал небольшой мешочек, в котором хранились порошки из трав. Он тщательно посыпал этим порошком раны Цезаря.

Вскоре порошок полностью пропитался кровью.

Но эти действия не могли спасти Цезарю жизнь. Если бы это было в его прежней жизни, он просто отнес волка туда, где ему оказали бы соответствующую помощь. Но сейчас, все что оставалось Шао Сюаню, это пытаться спасти жизнь своего питомца этими травами.

Если он немедленно что-то не предпримет, Цезарь умрет у него на руках. Шао Сюань видел, что волку уже трудно дышать.

Чувствуя присутствие своего хозяина, Цезарь открыл глаза и попытался приподнять голову, но Шао Сюань его остановил.

- Постарайся не двигаться, приятель, иначе твои раны будут кровоточить еще сильнее.

Но легкое движение волка уже усугубило ситуацию, усилив кровотечение. Кровь вперемешку с порошком стекала на землю, образовывая лужу под телом Цезаря.

Услышав слова Шао Сюаня, Цезарь оставил попытки приподняться и неподвижно замер. Он только слегка повернул голову, чтобы коснуться носом руки своего хозяина.

- Шшшш, успокойся, – Шао Сюань осторожно погладил волка по голове.

Не смотря на то, что Цезарь мужественно переносил ужасную боль, все же Шао Сюань заметил в глазах волка выражение печали и тоски. Цезарь прекрасно осознавал свое состояние и понимал, что он умирает.

Ждать помощи было неоткуда.

Сумел бы он отнести Цезаря обратно, в пещеру? Нет, определенно нет.

Раны Цезаря были слишком глубокими, а обратный путь мог только ухудшить ситуацию. Но что еще хуже, путь до пещеры был неблизкий, поэтому волк мог умереть по дороге.

Лихорадочно стараясь найти хоть какой-нибудь выход, Шао Сюань достал еще один неиспользованный мешочек с травяным порошком. Он положил несколько листьев в пасть Цезаря, но тот был слишком слаб, чтобы их прожевать.

Не теряя ни минуты, Шао Сюань быстро размял листья рукоятью ножа, а затем вылил их сок в свою походную флягу с водой. Тщательно взболтав флягу, он вылил ее содержимое Цезарю в пасть. Юноша не знал, сработает ли это, но он должен был хотя бы попытаться.

После того, как он напоил Цезаря настойкой, Шао Сюань осторожно коснулся головы волка:

- Подожди меня немного, приятель. Я скоро вернусь.

Юноша прикрыл Цезаря листьями, чтобы он не привлек внимание падальщиков, которые отлично знали – у медведя на поляне есть чем поживиться.

Шао Сюань собрал листья и стебли ротанга, чтобы смастерить из них примитивные носилки. Когда носилки были готовы, юноша осторожно переместил на них Цезаря.

Шао Сюань уже приметил растущее рядом с ними высокое дерево, на ветви которого он планировал поднять носилки Цезаря. Гигантский медведь может вернуться в свое логово в любую минуту, поэтому им нужно было найти какое-нибудь временное убежище. Кроме того время уже близилось к вечеру и небо начинало темнеть, поэтому дерево выглядело относительно безопасным местом.

Шао Сюань нашел длинный прочный стебель ротанга, который привязал к носилкам. Затем юноша забрался на дерево, встал на ветку и обвязал вокруг ветки другой конец стебля. Путем невероятных усилий, ему все же удалось осторожно поднять Цезаря на нужную высоту.

Едва Шао Сюань закончил, на поляну вернулся гигантский медведь. Он сразу же заметил кишащих возле его добычи падальщиков. Издав оглушительный рев, медведь бросился на мелких зверей, которые моментально разбежались кто куда.

Убедившись, что больше никто не посягает на его законную добычу, медведь сам приступил к еде.

Глава 128. Техника Клеймения и Отметки
Солнечный свет постепенно угас, и над лесом взошли две луны.

Именно сейчас начинали пробуждаться ночные животные, в то время как большинство птиц возвращались в свои гнезда.

На ветвях дерева, которое выбрал себе в качестве ночлега Шао Сюань, тоже было множество птичьих гнезд. Некоторые из них располагались прямо над головой юноши, поэтому он всеми силами старался не потревожить их обитателей.

Эти относительно небольшие птицы на первый взгляд выглядели довольно безобидно. Но их внешний вид был обманчив, так как они были очень опасны. Эти птицы всегда охотились стаей и в качестве жертвы выбирали тяжелораненое животное.

Из-за небольшой потасовки между птицами, одна из них выпала из гнезда и приземлилась прямо на сук, на котором стоял Шао Сюань.

Легко взмахнув крыльями, птица заняла удобное положение на ветке и вперила в юношу немигающий взгляд.

И хотя этот вид птиц не обладал хорошо развитым ночным зрением, это компенсировалось очень острым обонянием. Птица, замершая перед Шао Сюанем, вне всякого сомнения, отлично чувствовала запах крови Цезаря и его слабость.

Птица, которая уже взлетела по направлению к своему гнезду, внезапно изменила направление и бросилась на Цезаря, широко распахнув острый клюв. Благодаря зазубренным краям клюва, эти птицы могли легко отрывать куски плоти от тел своих жертв.

Но птица не успела добраться до своей жертвы, так как Шао Сюань резко шагнул вперед и одним точным ударом каменного ножа заколол ее.

Птица была так опьянена запахом крови, что совершенно забыла о присутствии человека, и это впоследствии стоило ей жизни.

Лишь за долю секунды до того как нож вонзился ей в сердце, птица ощутила приближение скорой смерти.

Не глядя, юноша отбросил нож и тушку птицы в сторону, поближе к основанию ветки дерева.

Как раз в этом месте, на стволе дерева находилось глубокое дупло, в котором мигал яркий зеленый свет.

Стоило только Шао Сюаню отбросить тушку птицы поближе к стволу дерева, из дупла тут же появилось множество распахнутых пастей, которые немедленно утянули птицу внутрь своего логова. Зеленый свет продолжал непрерывно мигать, заманивая пролетающих мимо насекомых в смертельную ловушку.

Скорее всего, это был какой-то вид древесного насекомого. Ничем не отличаясь от своих собратьев в дневное время суток, ночью эти насекомые излучали яркий зеленый свет, привлекая внимание своей добычи.

Многие птицы, затаившись в густой кроне дерева, не сводили с Цезаря алчного и голодного взгляда. Если бы волк был один, то они немедленно напали бы на него и за несколько минут обглодали до костей. Не смотря на то, что это был дневной вид птиц, они никогда не упускали возможности поживиться легкой добычей. Поэтому они не собирались так просто отказываться от намеченной жертвы.

Шао Сюань не спал. Конечно, ночью на дереве было безопаснее чем в лесной чаще, но не настолько, чтобы можно было спокойно провалиться в сон. Необходимо было сохранять постоянную бдительность, так как отовсюду грозила опасность.

Когда Шао Сюань искал подходящие стебли ротанга для носилок, ему удалось обнаружить несколько лекарственных растений для Цезаря, однако их применение не дало никаких результатов. С каждым часом, Цезарю становилось все хуже и хуже.

В конце концов, Цезарь не был воином Тотема. Если бы волк обладал способностью воина Тотема к восстановлению, он смог бы продержаться еще некоторое время. Воины Тотема могли частично исцелять свои раны, поэтому если возникала подобная ситуация, им хватало времени, чтобы добраться до племени, где им могли помочь.

Однако Цезарь был всего-навсего обычным волком, который за такой краткий период своей жизни никак не мог стать могучим или свирепым хищником. Если судить по его физическим данным, то он значительно проигрывал большинству молодых волков в новой волчьей стае.

Цезарь не был способен так легко исцелять свои раны, и Шао Сюань никак не мог этого изменить.

Эти гнетущие мысли заставили юношу еще больше помрачнеть, и он тяжело вздохнул. В конце концов, Цезарь был с ним с того самого момента, как он попал в этот мир.

А ведь с того момента прошло уже более двух лет...

Неожиданно Шао Сюаня озарило.

Способность к исцелению?

Да, именно так! Способность к исцелению!

Можно было постепенно повышать способность Цезаря к исцелению, пока волк не достигнет уровня, каким обладали все сильные хищники. Но даже если ему не удастся стать таким же сильным, как прочие свирепые звери, то благодаря подобному вмешательству, Цезарь сумеет выжить.

Способ, благодаря которому можно было сделать Цезаря сильнее, носил название древнего искусства Клеймения и Отметки и был описан в древних Томах!

Как говорилось в древних летописях, для применения искусства Клеймения и Отметки необходимо было строго соблюдать определенные правила. Некоторым требованиям Цезарь соответствовал как нельзя лучше: во-первых, ему разрешалось сопровождать охотничью группу. Во-вторых, он был предан своему хозяину и племени. Несмотря на то, что Цезарь никак не мог выполнить все условия, как завещали предки, Шао Сюань все же решил рискнуть.

Юноша не был уверен, сработает ли его идея. Вот почему раньше он никогда не пытался прибегнуть к этому способу, но сейчас у него просто не было другого выбора.

Каким бы ни был результат, он все же попытается сделать хоть что-нибудь. Если он потерпит неудачу, завтра Цезарь уже не встретит рассвет. Но если же ему повезет, то его друг выживет.

Но если он даже не попробует, Цезарь – обречен.

- Эй, приятель, – Шао Сюань осторожно коснулся головы волка. Затем глубоко вздохнув, он тихо произнес. - Есть способ спасти тебя, и если он сработает, ты станешь гораздо более сильным и свирепым хищником, чем прежде. Однако в противном случае, тебе придется навсегда распрощаться с этим миром.

Цезарь приоткрыл глаза и постарался ткнуться носом в руку Шао Сюаня, но он был слишком слаб даже для этого простого действия. Поэтому он только пристально посмотрел юноше в глаза.

Дуновение легкого вечернего ветерка слабо колыхало ветви дерева, и призрачный лунный свет, пробивающийся сквозь ажурную листву, отражался в глазах Цезаря. Казалось, глаза волка горят каким-то жутким, потусторонним светом. Точно так же выглядели глаза ночных животных, обитающих в этом лесу.

Но Шао Сюань не дрогнул и осторожно протянул руку, чтобы коснуться головы Цезаря.

- Ты согласен, и это очень хорошо. Старый Ке с нетерпением ждет твоего возвращения домой, да и детенышам зверей, которых приручили в последнее время, тоже потребуется твоя помощь. Кто их научит, как правильно себя вести, если не ты? Без тебя у них ничего не выйдет. И волки, которые уничтожили твою стаю, все еще живы. Разве ты не хочешь им отомстить?

Для выполнения древней техники Клеймения и Отметки одного желания того, кто собирался ее применять, было мало. Для достижения положительных результатов необходимо было еще и согласие того, на кого было направлено это древнее искусство. В случае отказа, все попытки были обречены на провал. Но даже если бы все получилось, существовала вероятность того, что применение этой техники спровоцировало бы появление кровожадного и свирепого зверя. Вот почему предки предпочитали выбирать только тех, кто дал добровольное согласие.

Нынешнее состояние Цезаря как нельзя лучше подходило для применения этой древней техники, поэтому Шао Сюань, пытаясь заручиться согласием своего друга, старался вызвать у него желание выжить.

В случае безвыходного положения исход мог быть самым непредсказуемым. Именно поэтому в древних свитках несколько раз упоминалось о борьбе в безнадежной ситуации и возрождении из пепла.

Еще немного поговорив с Цезарем, Шао Сюань больше не сомневался в своем решении. Он должен был приступить к исполнению задуманного немедленно, пока Цезарь еще находится в сознании.

Для начала юноша соорудил из ротанга простое ограждение, чтобы прочие мелкие животные не создавали помех.

Шао Сюань даже представить не мог, что повлечет за собой применение древнего искусства Клеймения и Отметки, но он был готов к подобному риску.

Взяв в левую руку каменный нож, Шао Сюань присел на корточки перед Цезарем и поднял правую руку.

Воскресив в памяти все, что было записано в древних томах, как он обычно это делал, Шао Сюань начал призывать силу Наследования, таящуюся в его теле.

В море сознания Шао Сюаня, от основания тотемного пламени до кончиков двух рогов, голубой огонь разгорался все сильнее и сильнее. В определенный момент от него отделилось голубое свечение.

В тот же самый момент, под правой ладонью Шао Сюаня, голубые потоки света начали образовывать два рога. Рога выглядели не как двумерный рисунок, а как трехмерная тотемная форма. По своей величине они не превышали размеров грецкого ореха и были значительно меньше, тех, что находились у Ямы Огня в племени.

Два рога постепенно обрели полную форму. Когда они закончили формироваться, их объяло голубое пламя, вокруг которого полыхал красный огонь.

Во время этого процесса Шао Сюань старался выполнять все действия как можно точнее, чтобы не совершить ошибки, которая могла все испортить. Когда, наконец, появилось и стабилизировалось красное пламя, которое доказывало, что формирование тотема силой Наследования прошло успешно, Шао Сюань смог вздохнуть с облегчением. Но расслабляться было рано, так как это было только начало.

После того как процесс создания клейма был завершен, Шао Сюань приступил к технике Отметки.

После успешного создания тотема Шао Сюань переместил ладонь, чтобы положить ее на лоб Цезаря и таким образом заклеймить его.

Изображение тотема двинулось следом за ладонью юноши. Когда он только коснулся головы Цезаря, изображение тотема не сразу появилось на лбу волка. И хотя Шао Сюань ощущал некоторое сопротивление, он не беспокоился, потому что в древних томах много раз упоминалось, что в самом начале процесса Отметки такое возможно. В конце концов, Цезарь не принадлежал к племени и не был человеком, поэтому подобное сопротивление было более чем вероятно.

Не прерываясь ни на секунду, Шао Сюань продолжал процесс Отметки. Этот процесс должен был протекать с единой скоростью, не слишком быстро, но и не слишком медленно. Так как об этом моменте в древних томах не упоминалось, он сам должен был выбрать нужный темп и контролировать его так, как подсказывает ему интуиция.

Когда Шао Сюань медленно опустил ладонь на голову Цезаря, на лбу волка начало медленно проступать изображение тотема.

Постепенно процесс Отметки был окончен, но юноша не спешил убирать руку с головы своего друга. Он контролировал поток силы тотема в теле Цезаря.

Так как волк все еще был в сознании, он старался следовать всем указаниям Шао Сюаня, чтобы взять под контроль появившуюся в его теле силу.

Этот ритуал был ему хорошо знаком, так как ежегодно в конце зимы он был свидетелем его исполнения. Дважды ему удалось избежать этого ритуала, но сейчас все действия казались ему понятными и хорошо знакомыми.

Когда сознание Цезаря начало занимать доминирующее положение, Шао Сюань поспешно отдернул руку.

Юноша вытер пот со лба и огляделся. Если бы кто-нибудь из обитателей леса осмелился напасть на них сейчас, то весь ритуал был бы обречен на провал. Безусловно, это было отличной новостью.

Глядя на Цезаря, лежащего рядом с ним, Шао Сюань прекрасно осознавал, что он сделал все, что было в его силах. Остальное зависело от самого Цезаря. Если ему удастся принять эту силу и овладеть ею, то для него все закончиться очень хорошо. Если же нет, волк был обречен.

Вскоре Шао Сюань обнаружил, что тело Цезаря сотрясает крупная дрожь, которая через несколько минут перешла в сильные конвульсии.

С громким хлюпаньем, из пасти Цезаря брызнула струйка крови, которая попала на лицо и одежду Шао Сюаня.

Крак!

Крак!

С таким звуком деформировались хрупкие кости, из-за чего тело Цезаря странно распухло. И в то же время, волк выглядел так, будто бы от него остались одни кожа да кости.

Что произошло?!

Потрясенный до глубины души, Шао Сюань продолжал следить за этими странными метаморфозами.

В древних томах ни о чем подобном не упоминалось. Конечно, там говорилось о том, что за довольно краткий период после слияния с тотемом, собака может превратиться в сильного и даже свирепого хищника. Однако подобное изменение протекало в течение нескольких дней, но никак не нескольких минут!

Но сейчас после исполнения ритуала прошло всего несколько минут, а тело Цезаря уже начало меняться!

Шао Сюань даже не мог представить себе, насколько сильно изменится Цезарь, так как на этот счет не было никаких подробных записей.

От внимания юноши не укрылся тот факт, что сломанные кости в теле Цезаря приобрели другую форму и стали значительно крупнее. Две рваные раны, наконец, перестали кровоточить, и сквозь одну из них отчетливо была видна белая кость.

И хотя тело Цезаря изменялось совсем не так, как это было описано в древних томах и все это протекало гораздо быстрее, чем мог ожидать Шао Сюань, все же юноша чувствовал, как жизненная сила переполняет тело волка. Не смотря на то, что внутренние перемены были не так очевидны, как внешние, все же они были хорошим знаком.

Птицы, которые затаились в густой кроне дерева и ждали подходящего момента для нападения, в испуге вернулись в свои гнезда. Они больше не испытывали никакого желания атаковать чужаков и стали пугливее, чем перепелки.

Насекомое, обитавшее в дупле дерева и заманивавшее своим зеленым светом неосторожную добычу, предпочло как можно глубже заползти в свое убежище.

Глава 129. Мутация
Ночь была необыкновенно тихой. Несколько диких животных бесшумно прошли мимо дерева. Вероятно, почувствовав запах крови Цезаря, они замедлили шаг и посмотрели вверх. Но в ту же минуту, они резко отступили и продолжили свой путь без всякой угрозы с их стороны.

Насекомое, затаившееся в дупле дерева, больше не высовывалось наружу. Даже когда мимо дупла пролетела потенциальная добыча, оно не предприняло никакой попытки нападения.

Шао Сюань догадался, что именно древний ритуал удерживал животных на расстоянии, точно так же как и во время церемонии в племени. Даже сейчас, когда пламя уже погасло, дикие звери не осмеливались на них напасть, и это не могло быть просто совпадением.

Но, несмотря на это, Шао Сюань всю ночь не сомкнул глаз.

С наступлением утра две луны постепенно исчезли с небосвода.

Со всех сторон раздавалось радостное птичье щебетание.

Когда солнечный свет проник сквозь густую листву дерева, оказалось, что птичьи гнезда над головой Шао Сюаня уже опустели и их опасные соседи отправились на охоту.

Раны Цезаря уже давно прекратили кровоточить. И хотя их покрывала довольно мерзкого вида корка, все же нельзя было не заметить, что раны стали постепенно затягиваться.

Цезарь, наконец, погрузился в глубокий сон, и Шао Сюань некоторое время внимательно прислушивался к его дыханию. Дыхание волка было ровным, что слегка успокоило юношу. Осторожно осмотрев места переломов, Шоа Сюань обнаружил, что кости в этих местах срослись, как будто и не были сломаны.

Были ли эти благоприятные перемены вызваны применением древнего искусства?

Шао Сюань неподвижно замер на ветви дерева и внимательно прислушивался. Он уловил раздавшуюся трель деревянного свистка и понял, что охотничья группа их ищет. Юноша быстро извлек свой деревянный свисток, и приложив его к губам, издал несколько трелей, которые для постороннего человека звучали бы как птичье пение. Но на самом деле это был сигнал, хорошо знакомый каждому охотнику.

Через небольшой промежуток времени, внимательно осматриваясь по сторонам, на поляну вышел Май в сопровождении своей группы.

- Ах-Сюань!

Когда Май увидел Шао Сюаня, стоящего на дереве, он почувствовал прилив небывалого облегчения.

А вот внешний вид Цезаря потряс мужчину до глубины души.

- Насколько сильно он пострадал?.. – внезапно Май запнулся и не смог продолжать.

Нет!

- Он... Неужели, он...

Указывая на Цезаря, Май никак не мог справиться с потрясением.

- Это... Цезарь? – Ланг Га быстро выступил вперед, чтобы осмотреть волка. – Еще вчера он выглядел совсем по-другому. Мне кажется, или он за ночь стал гораздо крупнее?

Остальные охотники согласно кивнули, не сводя с Цезаря пристального взгляда.

- Вчера его очень сильно покалечили, а затем его тело претерпело некоторые изменения, – сказал Шао Сюань

- Довольно значительные изменения, как я погляжу, – пробормотал Ланг Га.

Однако сейчас для обсуждений выдалось не самое подходящее время. Первым делом, им нужно было уходить отсюда как можно быстрее и возвращаться в пещеру.

Целую ночь Май и другие охотники искали Шао Сюаня и Цезаря. Даже когда небо начало светлеть, они ни на минуту не прекращали поисков. Поэтому сейчас на лице каждого охотника лежала печать усталости, вызванная бессонной ночью.

При виде их утомленного вида, Шао Сюань испытал угрызения совести.

- Простите меня, – произнес он.

Май устало махнул рукой:

- Просто иди вперед. Нам пора возвращаться.

Как бы ему не хотелось устроить Шао Сюаню хорошую взбучку, все же он понимал, что сейчас очень важно, как можно скорее вернуться в пещеру. Оставшиеся там охотники, скорее всего тоже всю ночь не сомкнули глаз.

Шао Сюань осторожно спустил с дерева носилки с Цезарем, стараясь не потревожить сон волка.

Но он волновался напрасно, так как Цезарь и не думал просыпаться.

Еще вчера Цезарь полностью умещался на носилках, но сегодня легко можно было заметить, что они ему малы. Настолько малы, что с одной стороны была видна половина головы Цезаря, а с другой свободно свешивался его хвост.

Май и остальные охотники, стоя под деревом, осторожно приняли опускающиеся носилки. После того, как они опустили их на землю, кто-то взволновано заметил:

- Он стал гораздо тяжелее.

- Он стал гораздо больше и выглядит таким тощим, – прошептал охотник средних лет, стоящий рядом с Маем.

Цезарь рос очень здоровым волком. Он никогда не голодал, поэтому даже во время охоты он выделялся на фоне тощих лесных обитателей. Но сейчас Цезарь выглядел болезненно худым.

Сменяя друг друга, Май и его группа по очереди помогали Шао Сюаню нести носилки. Таким образом, они гораздо быстрее добрались до пещеры.

Оставшиеся в пещере люди провели бессонную ночь. Цяо и остальные все это время провели у входа в пещеру, ожидая возвращения охотничьей группы. Все присутствующие не находили себе места от беспокойства. Возвращение Шао Сюаня вместе с остальными заставило всех вздохнуть с облегчением.

- Как хорошо, что вы, наконец, вернулись, – взволновано произнесла Цяо, переводя взгляд с одного лица на другое. Внимательно осмотрев Шао Сюаня и удостоверившись, что он в полном порядке, она облегченно улыбнулась.

- Мне жаль, что я доставил всем столько беспокойства, – произнес Шао Сюань. Он уже давно понял, насколько необдуманным был его поступок.

- Все в порядке, – ответила Цяо. Она хотела подробно расспросить о событиях вчерашней ночи, но внезапно ее взгляд упал на носилки. Она догадывалась, что Цезарь был серьезно ранен, но только сейчас она заметила, как сильно он изменился.

- Давайте, наконец, войдем внутрь, – Май первым шагнул в пещеру, занося туда носилки с Цезарем.

Внутри пещеры, Шао Сюань опустился на колени рядом с волком и попросил дать ему лекарства.

Тщательно обработав раны Цезаря, Шао Сюань коротко рассказал присутствующим о вчерашних событиях.

Слова Шао Сюаня потрясли всех до глубины души, но особенно сильное впечатление они произвели на Ланг Га.

Судорожно сглотнув, Ланг Га недоверчиво переспросил:

- Ловушки? Ушам своим не верю! Цезарь заманил своих врагов в зону ловушек!

Он нисколько не сожалел, что плоды его долгих трудов уничтожены. Но Ланг Га никак не мог поверить, что Цезарь сумел перехитрить своих противников, заманив их в западню.

- Более того, он заманил нескольких из них в яму со смолой, – продолжил Шао Сюань. Стоящий рядом Ланг Га нервно потер руки, чувствуя, как его охватывает ужас.

С тех самых пор, как они начали охотиться, мужчина всегда полагал, что только человек может воспользоваться ловушками в качестве средства защиты от свирепых хищников. Для него было настоящим шоком, что животное тоже смогло их использовать для своих целей. В прошлом это было совершенно невообразимо.

- А почему Цезарь выглядит...

- Он мутировал, – коротко произнес Шао Сюань.

В определенной степени, то, что произошло с Цезарем, можно было назвать мутацией.

- Мутировал? – для Ланг Га это слово было незнакомым, а потому и непонятным.

- Я имею в виду, что Цезарь за довольно краткий период стал таким, как свирепые дикие звери. Ну, или почти таким, – Шао Сюань постарался объяснить все как можно доступнее .

Все присутствующие не могли прийти в себя от потрясения.

Присутствие животного в охотничьей группе и так вызывало споры, а сейчас Шао Сюань утверждает, что Цезарь превратился в дикого зверя.

Дикого и свирепого зверя!

Это был весьма неожиданный поворот событий.

Как они могли отправиться на охоту в компании дикого зверя?

Эта новость была крайне пугающей, но в то же время и захватывающей.

- Я ни в чем не могу быть уверен. Давайте лучше подождем пробуждения Цезаря, – предложил Шао Сюань.

- Так как, все мы валимся с ног от усталости, предлагаю сейчас передохнуть, а потом отправиться на охоту, – резонно заметил Май.

Шао Сюань устроился рядом с Цезарем возле стены. Когда уже никто не обращал на него внимания, он осторожно достал из кожаного мешочка Огненный Кристалл, который дал ему Шаман.

Прошлой ночью практически вся его сила тотема ушла на применение древнего искусства. Вначале он проводил сложный ритуал Клеймения и Отметки, а затем не спал всю ночь, сохраняя бдительность. Шао Сюань сильно устал, поэтому крепко сжал в руке Огненный Кристалл, чтобы восстановить силу.

Изначально, Огненный Кристалл был красным, как огонь, но постепенно его цвет стал более тусклым, что не укрылось от внимания юноши.

Эту перемену можно было и не заметить, если бы силы, которую излучал Кристалл, не было бы достаточно для восстановления энергии трех воинов.

Шао Сюань и не подозревал, что неосознанно потратил столько сил.

Древние искусства требовали больших затрат силы, поэтому юноша решил, что в следующий раз будет очень осторожен.

Пока Шао Сюань и остальные отдыхали в пещере, Май привел несколько человек в зону ловушек.

В зоне ловушек они действительно обнаружили трупы волков, над которыми уже успели поработать падальщики. От некоторых волков остались лишь окровавленные кости, но сильный запах крови все еще привлекал внимание диких животных.

- Так это правда… – потрясенно произнес Май, обводя взглядом ловушки и угодивших в них зверей.

- Ах-Сюань не лгал.

- Цезарь… Он действительно знал, как ими пользоваться.

Не только Май и его жена Цяо, но и остальные вдруг представили, что будет, если остальные прирученные звери смогут измениться, как Цезарь...

- Май, подумай только, как это нам поможет! – взволнованно произнесла Цяо.

- Их помощь во время охоты будет неоценимой. Кроме того, изменятся и сами охотничьи группы.

Но у людей все еще оставались определенные сомнения. Что если, повзрослев, прирученные звери предали бы своих хозяев? Однако, раз Шаман дал свое согласие, все должно было обернуться хорошо.

Охотники придерживались очень простой логики. Как бы они не относились к происходящему, пока Шаман высказывал свое одобрение, все было в порядке.

Да, им просто нужно было следовать советам Шамана, и все будет хорошо.

Придя к такому выводу, Май и остальные почувствовали облегчение. Некоторые даже подумывали о том, чтобы уговорить Мая поймать еще нескольких детенышей и попросить Шао Сюаня помочь их приручить.

Но Май пока не сказал ни "да", ни "нет".

Вечером у костра только и было разговоров, что о дальнейшем приручении и тренировке новых питомцев.

Внезапно, лежащий рядом с Шао Сюанем Цезарь слегка шевельнулся.

Ланг Га, который сидел рядом с юношей, тоже это заметил.

- Ах-Сюань, кажется, Цезарь приходит в себя!

Желая внимательно осмотреть волка, Ланг Га низко склонился над ним. Но когда мужчина взглянул Цезарю в глаза, он не смог сдержать вздох удивления.

Ланг Га почувствовал себя так, будто он угодил в озеро с ледяной водой, и холод медленно сковывал его голову, замораживая череп изнутри. Все мышцы его тела были напряжены, а улыбка мужчины одеревенела. Вены на руках Ланг Га вздулись, как канаты. Мужчина всеми силами старался побороть этот невероятно мощный импульс, направленный на него.

Ледяной взгляд Цезаря не выражал ничего кроме дикости и невероятной жестокости. Это взгляд был хорошо знаком Ланг Га: он каждый день мог наблюдать его у диких зверей в лесу.

- Что происходит? – этот вопрос раздавался со всех сторон.

В этот момент Ланг Га как раз собирался предупредить всех, чтобы они не вздумали приближаться к волку. Но вдруг он обнаружил, что взгляд волчьих глаз начал смягчаться. Когда же мужчина вновь пристально взглянул на Цезаря, он обнаружил, что перед ним вновь находится всем хорошо знакомый волк.

Без всякого сомнения, перед ним был старый добрый Цезарь, который совсем не походил на лесного дикого зверя.

Когда Шао Сюань приблизился, чтобы проверить раны Цезаря, Ланг Га потер окоченевшие ладони и с кривой улыбкой произнес:

- Все в порядке. Хорошо, что Цезарь проснулся.

Очнувшись, Цезарь поднялся на ноги и первым делом обошел пещеру.

- Почему я нервничаю каждый раз, как Цезарь проходит мимо? – прошептал Ту, обращаясь к своему соседу.

- И я… Я чувствую то же самое, – согласился с ним Цзе Ба.

В это время, Шао Сюань отрезал большой кусок мяса специально для Цезаря.

Волк съел все с невероятным аппетитом, какого прежде у него никогда не наблюдалось. Не смотря на то, что Цезарь съел чуть ли не пол оленя, он выглядел все еще ужасно голодным. Но поскольку съестные припасы людей подходили к концу, больше волк ни к чему не притронулся.

На следующий день охотничья группа была готова продолжить охоту. Исхудавший Цезарь уверенно последовал за ними.

- Почему бы не позволить ему отдохнуть несколько дней? – спросил Май у Шао Сюаня.

- Ему это ни к чему. Он в полном порядке.

Каждое движение Цезаря было исполнено уверенности. Казалось, он с нетерпением ждал этого момента и еле сдерживался, чтобы не броситься в лес со всех ног. Глядя на него, Май решил воздержаться от своих советов.

Возле пастбища стада оленей с большими рогами не должно было быть и намека на присутствие волчьей стаи, поэтому сегодня охотники надеялись на богатую добычу.

Они как раз медленно подбирались к пастбищу, когда внезапно увидели отбившегося от стада одинокого оленя.

- Взять его, – крикнул Ланг Га. Он хотел позволить Цезарю просто загнать оленя, а тогда он и сам бы справился, но волк среагировал немедленно. Ланг Га мог только потрясенно проводить взглядом мелькнувшую в воздухе серую тень.

Резкий прыжок!

Олень и серая тень одновременно повалились на землю.

Когда Ланг Га вновь посмотрел на них, он увидел, что оленя прижимает к земле Цезарь, намертво вцепившийся ему в горло.

Глава 130. Вожак стаи
Еще пару дней назад Цезаря с легкостью смог сбросить старый олень, но сегодня волк запросто сумел повалить на землю молодого и сильного самца.

Всего каких-то два дня назад Цезарь не мог похвастаться такими силой и скоростью, какие он продемонстрировал сегодня.

Раздался глухой и резкий хруст, и олень больше не шевелился.

Цезарь ослабил хватку и наконец, выпустил шею оленя. Когда волк вновь подбежал к охотничьей группе, его клыки были перепачканы в крови его жертвы, которая продолжала капать на землю. После нападения на оленя, волк все еще пребывал в крайнем возбуждении, а в его глазах отражалась жажда насилия.

Ланг Га и остальные охотники, которые стали очевидцами произошедшего, смогли лишь отдать Цезарю команду притащить к ним тушу мертвого оленя.

И хотя волк двигался с невероятной легкостью, чувствовалось, что он был все еще слаб. Распахнув пасть пошире, он снова вцепился в горло оленя и подтащил его поближе к Шао Сюаню.

Мая и других охотников при виде этой картине пробрала дрожь ужаса.

Этот волк только что с легкостью убил здорового оленя с гигантскими рогами. И что вы думаете, он сделал после этого? Несмотря на то, что Цезарь стал крупнее, он все еще значительно проигрывал в размерах взрослому оленю. Но, не смотря ни на что, волк продолжал упорно, шаг за шагом, подтаскивать тушу оленя к Шао Сюаню.

Май взволновано переглянулся с остальными охотниками. В данной ситуации, напрашивался только один вывод.

Цезарь стал свирепым зверем!

Возможно, по жестокости и кровожадности, он уступал дикому кабану с четырьмя клыками, но факт оставался фактом.

И хотя все прекрасно знали, что Цезарь не злой, люди никак не могли отделаться от чувства тревоги, когда они видели, как волк приближается к ним со своей добычей. Каждый охотник непроизвольно напрягся, почувствовав металлический запах крови, который исходил от Цезаря.

Он загрыз этого оленя с особой кровожадностью.

А ведь именно так и поступают дикие животные.

Не смотря на то, что люди могли легко справиться с угрозой, исходившей от диких животных, они и не думали недооценивать своих естественных врагов, а потому всегда проявляли бдительность. Но им и в голову не могло прийти, что теперь дикое и опасное животное будет находиться рядом с ними, буквально на расстоянии вытянутой руки.

Бросив тушу у ног своего хозяина, Цезарь продолжил охотиться наравне с остальными членами группы. Поскольку волк уже утолил свою жажду крови, он больше не убивал свою добычу, а помогал остальным охотникам выслеживать и загонять отбившегося от стада оленя.

И хотя в самом начале каждый охотник слегка нервничал, вскоре все страхи были позабыты, и группа полностью погрузилась в процесс охоты.

Раньше Цезарю с большим трудом удавалось выслеживать оленей. Временами, глаза этих животных не отражали ничего, кроме безразличия. Но поскольку волки были естественными врагами оленей, иногда сам вид Цезаря вызывал в них прилив страха. Именно поэтому, только заметив приближение волка, все стадо сразу бросалось наутек.

Но теперь те олени, которые видели как Цезарь безжалостно расправился с их собратом, постарались как можно быстрее скрыться от волка в густой чаще леса.

Цезарь мог легко справиться с любым оленем, кроме того, который обладал гигантскими рогами. К счастью, они редко покидали стадо, потому что им приходилось защищать своих детенышей. И пока количество убитых оленей в стаде не превышало допустимую норму, они предпочитали не вмешиваться.

Перенося свою добычу в пещеру, люди все еще испытывали смешанные чувства.

Раньше они даже и представить себе не могли, что будут охотиться с помощью свирепого дикого зверя.

Тем не менее, их группа первой отправилась на охоту, взяв с собой волка, а теперь их группа будет первой, кто охотился вместе с диким и свирепым волком.

Эта мысль не была лишена доли привлекательности.

Май также посоветовался с Цяо, нужно ли поймать двух детенышей для Ах-Яна и его младшей сестры Ах-Гуан, чтобы они их приручали. Однако близнецы наотрез отказались от помощи Мая. Они сказали, что после того, как станут сильнее, они сами смогут поймать себе таких питомцев, каких им захочется.

- Наши питомцы должны быть сильными, – твердо решила Ах-Гуан.

- Да, – согласно кивнул Ах-Ян, а затем добавил. – И преданными, как Цезарь.

- Именно!

- И они должны быть совсем не похожи на лысого кабана Мао!

- Вот-вот!

Слушая их разговор, Май с улыбкой покачал головой и произнес:

- Да уж, как вижу вам не так-то просто угодить. Интересно, какому зверю удастся пройти такой строгий отбор?

Шао Сюань решил пока не рассказывать про применение древнего искусства. Он справедливо полагал, что вначале должен посоветоваться с Шаманом, который сможет все хорошо и доходчиво объяснить. Поэтому он должен сразу же обсудить все с Шаманом, как только вернется в племя.

За день до того, как охотничья группа перешла к своему второму месту стоянки, Цезарь ненадолго их покинул, но в этот раз Шао Сюань предоставил волка самому себе. Когда волк вернулся, он был легко ранен, а на его меху запеклась бурая кровь, большая часть которой, правда, принадлежала не ему. В зубах Цезарь притащил мертвого волка.

- Это… вожак той самой стаи? – ошеломленно произнес Май, разглядывая пятна на шкуре мертвого волка.

- Похоже на то, – ответил Ланг Га, взглянув на добычу Цезаря.

- Получается, Цезарь в одиночку истребил всю волчью стаю? – спросил один из охотников.

- Скорее всего, так и было.

- То есть, в этих местах больше нет волков?

Независимо от того, уничтожил Цезарь всю стаю или лишь ее вожака – охотникам такой поворот событий был только на руку. По крайней мере, теперь волков можно было не опасаться. Охотникам совершенно не хотелось связываться с настолько кровожадной волчьей стаей.

Цезарь подтащил труп вожака стаи к ногам Шао Сюаня и заглянул своему хозяину в глаза.

- Это твой законный трофей. Отнеси его в пещеру, где мы храним прочую добычу. А когда мы вернемся домой, я сниму с него шкуру, и ты будешь спать на ней. Так тебе будет гораздо теплее, – пообещал Шао Сюань.

Цезарь выглядел крайне удовлетворенным таким обещанием. Он оттащил тело волка к прочей добыче, и больше не удостоил его ни единым взглядом. Его раны начали подживать и уже покрылись коркой, поэтому потребность в лекарствах совершенно отпала.

Как только Цезарь удалился, несколько молодых воинов, в том числе Ах-Ян, его сестра, Ту и Цзе Ба, подошли посмотреть на мертвого волка. Подобное зрелище не часто увидишь. К живому волку они вряд ли осмелились бы приблизиться, но мертвый враг их совершенно не пугал, не смотря на то, что даже после смерти волк выглядел очень устрашающе.

Так же как Мао в свое время интересовал Раздражающий Черный Ветер, этим молодым воинам было любопытно взглянуть поближе на вожака волчьей стаи. Они коснулись его клыков, проверили остроту его когтей, не переставая поражаться размерам этого матерого зверя.

- Настоящий вожак стаи! Ты только посмотри на его клыки! А какие у него когти!

- Братец Сюань, а Цезарь сможет в будущем стать вожаком стаи? – одновременно обратились к Шао Сюаню Ах-Ян и его сестра.

- Понятия не имею, – честно ответил юноша.

Вожак стаи, который водится с охотниками? Подобный вариант был настолько сомнителен, что люди лишь могли покачать головой.

Однако в племени было много прирученных... детенышей.

Вполне вероятно, что Цезарь смог бы стать их предводителем!

Но никто не имел не малейшего понятия, когда это случится.

Благодаря помощи Цезаря дальнейшие охотничьи вылазки прошли очень успешно. Май и другие охотники, наконец, смогли расслабиться, поскольку в группе было много молодых воинов. Чем больше у них будет хороших помощников, тем больше добычи они принесут в племя.

И когда охотничья миссия была окончена, группа вернулась в племя хорошо знакомым маршрутом. Проходя мимо своего первого места стоянки, они не встретили ни одного волка с пятнистой шкурой.

Вполне вероятно, этот вид волков больше никому и никогда не повстречается в лесу.

* * *

С последней охотничьей вылазки уже прошло несколько дней, и Цезарь за это время значительно прибавил в весе. Конечно, он все еще выглядел достаточно худым, но никто бы уже точно не назвал его тощим. С течением времени его здоровье все больше приходило в норму.

Отсутствием аппетита волк тоже не страдал, скорее даже наоборот. Если бы во время охоты Цезарь не обеспечил себя большим количеством добычи, Шао Сюаню вряд ли удалось бы его прокормить.

В тот день, когда охотничья группа вернулась в племя, Цезарь вновь стал предметом жарких споров.

Шао Сюань старался держать рот на замке, до тех пор, пока его не позвал Шаман.

- Ты применял древнее искусство? – слова Шамана прозвучали скорее утвердительно, чем вопросительно.

Даже когда сами великие предки прибегали к древним искусствам, результат их действий мог быть самым непредсказуемым. Они могли преуспеть в своих начинаниях, а могли быть обречены на провал. Тем не менее, у Шао Сюаня все получилось с первой попытки. Было ли дело в везении юноши, или все зависело от каких-то определенных факторов – тут даже сам Шаман затруднялся дать верный ответ.

Шао Сюнь мог скрыть причину изменения Цезаря от кого угодно, но только не от Шамана. Но юноша и не собирался от него ничего скрывать.

Он подробно рассказал Шаману, что произошло.

- Его изменение очень напугало меня, потому что слишком сильно отличалось от того, что написано в древних Томах, – признался Шао Сюань.

Для того, чтобы удостовериться в словах юноши, Шаман внимательно пролистал Тома, в которых было описано древнее искусство Клеймения и Отметки. Как и говорил Шао Сюань, ничего из того, что происходило с Цезарем, в Томах не встречалось. Так же совершенно отсутствовало упоминание о том, что после Клеймения, охотничье животное так быстро и сильно переменится.

Результаты применения древнего искусства сильно отличались от того, о чем писали предки.

Тогда Шаман попросил юношу привести к нему Цезаря, чтобы он смог взглянуть на него. После тщательного осмотра, Шаман не мог не заметить, что Цезарь изменился гораздо больше, чем предполагали в своих записях предки. Более того, Цезарь продолжал меняться и после пробуждения. И с каждым днем это становится все очевиднее, так как волк продолжал медленно, но уверенно расти. А иногда он был настолько активным и игривым, что Старый Ке боялся, как бы в доме не рухнули стены.

- Если Чача соответствует всем требованиям, я применю древнее искусство к нему, и мы посмотрим каким будет результат, – сказал Шао Сюань.

Не смотря на то, что он делал это впервые, Шао Сюань довольно уверенно провел древний ритуал. Теперь он считал, что на деле все оказалось гораздо проще, чем писали предки.

Если бы Шаман только смог прочитать мысли юноши, он немедленно пожелал бы предстать перед предками, что бы извиниться за слова этого дерзкого мальчишки. Хотя с другой стороны, у парня настоящий талант. Почему же он не хочет стать Шаманом?

Услышав слова Шао Сюаня о Чаче, Шаман отрицательно покачал головой:

- Нет, Чача совсем не такой, как Цезарь.

И хотя Шао Сюань был склонен с ним не согласиться, прежде чем он успел открыть рот, Шаман уже перевел разговор совсем на другую тему.

Так как древнее искусство было успешно испробовано на Цезаре, теперь племя должно было задуматься и о других детенышах.

Шаман не мог скрыть своей радости: теперь большинство детенышей станут такими же крупными как Цезарь.

Прирученные питомцы в племени росли не по дням, а по часам. Конечно, многие из них не отличались кротким характером и были очень своевольными, но в этом была и вина их хозяев, у которых был очень непростой нрав. Если бы не вмешательство Шао Сюаня, скорее всего все окончилось бы тем, что новых питомцев приготовили на обед.

Попрощавшись с Шаманом и спускаясь с горы, Шао Сюань заметил Цезаря, который бежал в окружении нескольких молодых волков. Скорее всего, уже в следующем году они образуют новую волчью стаю.

Когда несколько молодых людей, которые приручили маленьких волчат, заметили Шао Сюаня, они немедленно направились к нему, чтобы получить совет. Многие из тех, кто раньше не воспринимал юношу всерьез, теперь переменили свое мнение, так как своими глазами увидели, как изменился Цезарь.

После того, как Шао Сюань ушел, Шаман отправился туда, где хранились древние Тома. Он открыл небольшой каменный сундук, в котором в соответствующем порядке лежали Тома.

Шаман извлек несколько свитков, в которых описывались древние искусства.

Он подумал, что сейчас самое время раскрыть тайны, связанные с охотничьими животными и древними искусствами.

Достав несколько кожаных свитков из сундука, Шаман перевел взгляд на Тома, оставшиеся внутри. С тяжелым вздохом, он опустил крышку каменного сундука.

Он справедливо полагал, что тайны истории должны раскрыться для каждого, но лишь в свое время.

Глава 131. Новый маршрут
Если Шао Сюань не отправился на охоту, каждые несколько дней он ходил на гору, чтобы передать свитки Томов, которые Шаман попросил его нарисовать.

На этот раз Шао Сюань нарисовал общие тома, а не Шаманские Тома.

Шаман планировал рассказать всем, что предки также охотились вместе с животными. Таким образом, он мог бы стимулировать их к воспитанию и обучению детёнышей. Но некоторое содержание в древних томах не могло быть раскрыто, и он раскроет только то что будет нарисовано Шао Сюанем, у которого были более превосходные навыки рисования, чем у других. Некоторое содержание было взято из части оригинальной версии древних томов.

Было гораздо проще нарисовать общие тома, для того, чтобы рисовать Шаманские Тома требовалось использовать Силу Наследования.

Неожиданно сто копий общих томов Шао Сюань закончил в течение десяти дней.

Сегодня Шао Сюань отдал последние десять экземпляров Шаману, поднявшись на гору.

Шао Сюань часто посещал Шамана. Более того, человек, который охранял дверь в покои Шамана, больше не останавливал его, потому что Шаман сказал, что Шао Сюань может входить в его дом.

- Это последняя десятка, - Шао Сюань положил их на каменный стол перед Шаманом, чтобы тот мог убедиться, соответствует ли все их содержимое требованиям.

Шаман быстро открыл и взглянул на них. Затем он отложил их в сторону, но не позволил Шао Сюань уйти сразу, как раньше.

Шао Сюань знал, что этот старик должен что-то сказать ему, и долго будет говорить, поэтому он сел, ожидая, что будет дальше.

Увидев реакцию Шао Сюань, Шаман улыбнулся. Затем улыбка постепенно исчезла, и он сказал:

- Ты знаешь, что Вождь, несколько старейшин в племени и я обсуждаем?

Шао Сюань покачал головой. Он знал, что недавно Вождь, два лидера команд, а также несколько старых воинов часто приходили сюда вместе, чтобы поговорить с Шаманом. Он догадался, что они обсуждали что-то важное, поэтому каждый раз Шао Сюань не оставался в доме Шамана надолго. Шаман расскажет ему, что ему нужно знать, рано или поздно, поэтому Шао Сюань не интересовался этим. Но теперь, казалось, что Шаман не собирался больше скрывать это от него.

Шаман достал большой свиток из кожи животных и развернул его на каменном столе, прежде чем заговорить:

- Ты знаешь, что находится в этом свертке?

Наклонившись вперед, Шао Сюань взглянул на рисунок на свертке.

Хотя некоторые детали чертежа были опущены, что-то еще можно было увидеть. Он сказал:

- Это маршруты охоты племени.

Свиток из шкуры животных на каменном столе был простой картой, на которой были расписаны только расположение племени и несколько охотничьих маршрутов.

Большинство линий на свитке были черного цвета, включая само местоположение племени и несколько охотничьих маршрутов, но один из них был окрашен в красный цвет, и этот маршрут был неизвестен Шао Сюаню.

Шаман поднял палец, чтобы указать на красный маршрут, и сказал:

- Это то, что мы обсуждаем.

Шао Сюань, глядя на маршрут, подумал об этом. Он, подняв брови, посмотрел на Шамана и сказал:

- Вы планируете открыть новый охотничий маршрут?!

Шаман не ожидал, что Шао Сюань поймет план так быстро. В конце концов, большинство людей племени никогда не думало о том, как открыть новый маршрут. Даже если бы они увидели карту, они, возможно, не захотели бы открыть новый маршрут.

Шаман был удивлен на мгновение, но вскоре улыбнулся и сказал:

- Именно.

Число людей в племени росло, каждый раз лишь ограниченное число из них могло пойти на охоту. Хотя те воины, которые были вынуждены оставаться дома получили ранения, в связи с чем были исключены из списка охотничьих групп, было неизбежно, что некоторые здоровые люди также остались позади.

Это было слишком расточительно.

Но увеличение людей в охотничьих группах могло иметь отрицательный эффект, а потому в нем не было необходимости. Тем более, что предки отмечали недостатки слишком большого количества людей в группе.

Шаман уже несколько лет рассматривал проект нового маршрута. Изменение Цезаря дало ему решимость сделать это.

Если бы некоторые детёныши в племени выросли и успешно прошли ритуал Клеймения и Отметки, они стали бы более полезными, и их сила не могла быть недооценена.

Было необходимо открыть новый маршрут.

Поэтому Шаман пригласил Вождя, лидеров обеих команд, а также несколько уважаемых старых воинов племени, чтобы обсудить с ними этот вопрос.

Если бы Шаман не упомянул новый маршрут, другие бы о нем даже не задумались, но поскольку это предложил именно Шаман, старые воины были очень взволнованы, потому что это было настоящим испытанием для них.

Они уважали и восхищались предками. Но они также были послушны Шаману. Те, кого вызвали, в целом поддержали его идею.

Новый маршрут не мог быть разработан за одну ночь, и они должны сначала завершить подготовку. Самое главное, они должны выбрать тех, кто будет отвечать за открытие нового маршрута.

После обсуждения они, наконец, решили осуществить этот план в течение трех лет. Если все пойдет хорошо, они смогут открыть его всего за год. Если в процессе двухгодичной подготовки произойдет что-то непредвиденное, план будет отложен. Если он не будет реализован в течение трех лет, Шаман отменит его.

Что касается числа людей, которые будут отвечать за этот план, то изначально они определили, что тридцати воинов будет достаточно. Качество членов было более важным, чем количество.

После первоначального решения два лидера команд и старые воины вернулись домой и тайком рассказали этот план членам своих семей. Они надеялись, что их потомки смогут достигнуть лучшего результата в течение следующих двух лет, чтобы у них было больше шансов быть избранным, чтобы открыть новый маршрут.

Они не боялись открыть новый маршрут. Почти все были очень рады услышать новости, особенно молодые и средние воины Тотема. Теперь они были в хорошей физической форме, поэтому каждый раз, когда они отправлялись на охоту, они ответственно трудились. Естественно, что воины сделают все возможное, чтобы стать членами тех, кто откроет новый маршрут.

Они думали, что открыть новый маршрут охоты, как и их предки, было большой честью, которая осталась бы в истории племени. Как они могли не быть взволноваными?

Вот почему в последнее время некоторые люди упорно тренировались на тренировочной площадке.

Когда Шаман закончил говорить о своем плане, он посмотрел на Шао Сюаня, который сидел напротив него.

Реакция Шао Сюаня отличалась от других. Шаман знал, что те, кто слышал эту новость, были очень взволнованы, и некоторые из них были продолжали испытывать волнение даже несколько дней спустя, выключая Вождя и лидеров обеих команд, которым было необходимо выбрать тех, кто должен был принять участие в этом проекте.

Однако почему Шао Сюань так спокоен? Он пессимистично относился к этому плану?

Шаман пристально посмотрел на Шао Сюаня, который выглядел задумчивым. Ему было любопытно, о чем думал этот мальчик.

Некоторое время Шао Сюань молчал. Затем он посмотрел на Шамана, вместо того чтобы спросить о плане, он сказал:

- Вы считаете, что обнаружите другие племена?

Шао Сюань произнес "другие племена" без тени сомнения. Шаман понял, что Шао Сюань был уверен в том, что другие племена существуют!

Шаман снова задумался над планом, но в данный момент он выглядел очень взволнованным с острым взглядом, который отличал его от человека, который должен был быть спокойным. Теперь Шаман смотрел на Шао Сюаня точно острый клинок.

Он ожидал, что Шао Сюань почти сразу отстранится, но парень все еще сидел на своем месте со спокойным выражением на лице и смотрел на Шамана.

Атмосфера долго оставалась напряженной, а затем Шаман заставил себя успокоиться и стал выглядеть, как обычно, а его недавнее возбуждение было редкой для него реакцией.

Шаман больше не говорил о новом маршруте, глубоко вздохнув, он уставился в глаза Шао Сюаню и сказал:

- Откуда ты знаешь?

Были ли другие люди вне племени? Люди в племени также обсуждали этот вопрос в свободное время. Они слышали слухи о вероятном существовании других людей вне племени. Многие в племени считали, что в мире существует единственное племя, в то время как единицы полагали, что могут существовать и другие племена, но мир был слишком велик, чтобы рискнуть отправиться в путешествие.

Не более пяти человек в племени знали истинный ответ, и Шаман среди них был, несомненно, самым просвещенным. В конце концов, он мог читать и понимать Шаманские Тома, которые были переданы ему предками, и знал больше, чем другие. Однако, он вспомнил, что никогда не показывал ни одного из тех свитков, где говорилось о других племенах, Шао Сюаню!

- Я пришел из пещеры рядом с горным подножием. В этой сиротской пещере есть каменная комната, которая украшена рисунками, - сказал Шао Сюань.

Шаман почувствовал, как его сердце внезапно загорелось. Он не помнил, есть ли в пещере рисунки. Кто-то когда-то был в пещере, но ничего не нашел, кроме старых и сломанных каменных орудий.

- Рисунок был скрыт, - сказал Шао Сюань и рассказал о том, как он нашел рисунок. - Я снова покрыл его слоем каменного порошка, когда должен был покинуть пещеру. До сих пор никто, кроме меня, не видел его.

Шаман успокоился, но ему также было любопытно, что нарисовано в пещере у подножия горы, и какими методами это было сделано.

- Какие там рисунки? - спросил Шаман.

- Есть охотничьи животные, сельхозугодия... И изящные письмена...

- Что еще? - продолжал допытываться Шаман.

Шао Сюань помолчал и сказал:

- Придет время и мы вернем наши земли, что были у нас отняты. Покуда пламя сильно - огонь Палящего Рога никогда не угаснет!

С первого слова этого предложения руки Шамана начали дрожать, что наглядно демонстрировало, что он не может контролировать свои эмоции.

- ... Зан! - хриплым голосом сказал старик. В древних томах третьим именем в списке предков было "Зан". Это имя также было упомянуто Шао Сюанем, говорящем об авторе эти слов.

Он больше не был в восторге от того, что они собирались открыть новый маршрут, в его голосе зазвучала горечь:

- Если бы мы могли уйти, зачем бы нам надо было открывать новый маршрут!

Шао Сюань смотрел на Шамана, глаза которого покраснели, старик не мог успокоиться за короткое время.

Подумав об этом, Шао Сюань не стал сообщать ему еще и о своей записной книжке.

Когда Шао Сюань вышел из дома Шамана, тот все еще находился в подавленном настроении. Первоначально парень не собирался рассказывать ему о рисунках в пещере. Он не ожидал того, что планируется создание нового маршрута, поэтому после услышанного рассказал о фреске в сиротской пещере.

Казалось, что Шаман тоже хотел уйти, многие их предков, вероятно, пытались, но потерпели неудачу.

"Ну что ж, еще предстоит пройти долгий путь".

Пока он шел домой, Шао Сюань внезапно услышал крик сверх и поднял глаза. Он был так взволнован, что возможно мог бросить копье в то, что издало этот шум.

Шао Сюань увидел, что Чача держал детеныша, которого обучал кто из племени, и малыш плакал от страха.

- Чача! Иди сюда!

Глава 132. Энтузиазм увеличивается
Многие люди, приручившие детенышей, уже практически потеряли всякое терпение. Каждый день они засыпали и просыпались с мыслью о том, не приготовить ли им своих питомцев на завтрак.

Но изменения, которые произошли с Цезарем, лишний раз убедили людей в необходимости продолжения процесса приручения.

По совету Шао Сюаня, многие начали ежедневно тренировать своих питомцев. Если же возникали какие-то неудобства, всегда можно было отвести детенышей на тренировочную площадку.

В лесу у многих детенышей проснулись охотничьи инстинкты, и они стали послушно следовать таким командам как: "ищи", "принеси", "отпусти", "держи" и тому подобное. Во время своего обучения, многие питомцы оказались гораздо смышленее и талантливее своих сородичей, поэтому продемонстрировали отличные результаты.

Однако, можно было смело сказать, что каждый из прирученных детенышей был талантлив по своему.

Что же касается Чачи, то ему доставляло особое удовольствие вмешиваться в процесс обучения, когда люди приводили своих питомцев к холмам, окружающим тренировочное поле.

Лей как раз обучал своего питомца по команде незаметно подкрадываться к добыче. Но стоило ему отвернуться, как он моментально услышал посторонний звук, будто кто-то на невероятной скорости пронесся по воздуху мимо него. Обернувшись, Лей обнаружил, что его питомец исчез.

Задрав голову, он увидел парящего над ним орла Шао Сюаня, который держал в когтях несчастного детеныша. Полностью проигнорировав обрушившийся на него поток ругательств и угроз, орел взмахнул крыльями и взлетел еще выше. Вскоре птица и вовсе скрылась из виду.

Вернувшись в племя с питомцем Лея в когтях, Чача случайно повстречал Шао Сюаня, который как раз спускался с горы.

Не смотря на то, что орел считал ниже своего достоинства повиноваться другим людям, он всегда подчинялся приказам Шао Сюаня.

Орел не сразу отпустил свою добычу, поскольку высота была приличной, и детеныш неминуемо разбился бы. Только снизившись, Чача разжал когти, и детеныш оказался в руках юноши.

Внимательно присмотревшись, Шао Сюань сразу узнал питомца Лея.

Хотя этот вид зверя был незнаком Шао Сюаню, он знал, что многие люди в племени не слишком обращают внимание на видовую принадлежность. Юноша припомнил, что Лей назвал своего питомца Мэн.

На первый взгляд, Мэн очень напоминал гиену, но присмотревшись внимательнее, вы легко заметили бы, что это сходство довольно поверхностное. В отличие от гиены, это животное имело более вытянутую морду, сильно развитые челюсти и острые клыки. Это была разновидность какого-то хищного животного, с которым часто сталкивалась группа Лея во время охоты. По своим повадкам, эти звери очень напоминали волков.

Однако Мэн отличался и от живущих в племени волков. Его тело было узким и продолговатым, а череп – крупным. Взрослая особь этого животного обладала мощной мускулатурой и могла развивать огромную скорость, поэтому во время охоты людям приходилось проявлять постоянную бдительность.

Когда его охотничья группа столкнулась в лесу со стаей этих зверей, Лей воспользовался подвернувшейся возможностью и забрал Мэна с собой.

Несмотря на весь свой испуг, оказавшись в руках Шао Сюаня, Мэн сразу же выпустил когти и грозно зарычал на Чачу.

Юноша внимательно осмотрел Мэна и обнаружил, что орел даже не поцарапал его. Шао Сюань догадался, что Чача хотел только напугать Лея и его питомца.

Как раз в этот момент к ним подбежал запыхавшийся Лей, который пребывал в крайне дурном расположении духа.

В отличие от Чачи, который летел по прямой, Лею пришлось бежать извилистым путем, пробираясь через все возвышенности и впадины. Не раз ему приходилось идти в обход, именно поэтому вся дорога заняла у Лея столько времени.

Заметив Лея, Шао Сюань опустил Мэна на землю. Тот сразу же метнулся к хозяину и лег у его ног, продолжая рычать на Чачу.

- Ты его хорошо обучил, – произнес юноша.

Наблюдая за поведением Мэна, Шао Сюань отметил, что питомец очень привязан к своему хозяину. Это означало, что если во время охоты он будет следовать всем приказам Лея, то, скорее всего, эта вылазка не закончится для него смертельным исходом.

Лей состоял в другой охотничьей команде, а потому часто расходился во мнениях с Шао Сюанем. Однако занявшись приручением питомца, Лей стал гораздо лучше относиться к юноше.

Спор, который был заключен зимой прошлогодней зимой, теперь казался обычной шуткой. Все племя отлично знало, что именно Шао Сюань обнаружил бесценные Огненные Кристаллы во время первой охотничьей миссии. Более того, он спас от страшной опасности большинство членов своей группы. Все это можно было считать охотничьими достижениями. В этом плане, он давно затмил остальных.

Однако, согласно условиям спора, этой зимой каждый должен был продемонстрировать, на что он способен. Но Шао Сюань мог этого и не делать, так как его достижения были всем хорошо известны. И Лею оставалось только смириться с этим.

Осмотрев Мэна на предмет повреждений, Лей обернулся к Шао Сюаню и в упор посмотрел на Чачу.

- Ах-Сюнь, тебе следует уделять больше времени тренировке этой птицы, иначе ты не оберешься с ней неприятностей!

- Хорошо, а ты, в свою очередь, должен научить Мэна следить за небом и парящими в нем птицами. Вдруг пригодится, – парировал Шао Сюань

Лей в ответ просто кивнул и отвернулся, собираясь уходить. Но сделав два шага, он снова повернулся к Шао Сюаню.

- Ты случайно не знаешь, что наш вождь и лидеры команд обсуждают в доме Шамана? – спросил он у юноши.

- Тебе тоже об этом известно? – удивленно посмотрел на своего собеседника Шао Сюань. Старейшины семьи Лея тоже были приглашены на обсуждение, поэтому, скорее всего, он тоже был в курсе происходящего.

- Разумеется, известно. И я готов поделиться информацией, но только в том случае, если ты мне тоже кое-что расскажешь, – предложил Лей.

- Что ты хочешь знать? – спросил Шао Сюань.

- Расскажи мне про причину изменения Цезаря. Во всех подробностях, – произнес Лей, и в его глазах загорелся огонек надежды. Лею всегда больше нравились свирепые дикие звери, поэтому ему очень хотелось, чтобы в будущем Мэн тоже изменился точно так же, как и Цезарь. Эх, мечты-мечты...

- Знаешь, можешь мне ничего не рассказывать. Что же касается изменения моего волка, то ты скоро и сам все узнаешь, – сказал Шао Сюань и махнул рукой. Чача немедленно взлетел и последовал за своим хозяином в горы.

Лей нахмурился, провожая взглядом удаляющихся Шао Сюаня и Чачу.

Неужели, Ах-Сюань знает о программе? Но ведь она пока держится в тайне и известна лишь узкому кругу людей. Почему Шаман рассказал ему?

И что он имел в виду, сказав, что Лей и сам скоро все узнает про изменение Цезаря?

Три дня спустя Шаман распространил среди племени сто экземпляров томов, в которых были описаны тайные искусства предков и процесс приручения охотничьих животных. И хотя томов хватило далеко не всем, люди активно обменивались ими между собой.

Сто новых экземпляров вызвали горячие обсуждения и споры, которые всколыхнули это, в целом, мирное племя.

Выходило так, что даже предки занимались приручением питомцев. Как такое возможно?

Предки были невероятно одаренными!

Неужели именно применение тайного древнего искусства превратило Цезаря в свирепого зверя?

Значит, Шаман всесилен и способен совершить что угодно!

* * *

Шаман не рассказал людям в племени, что именно проведение древнего ритуала стало причиной изменения Цезаря. Он также умолчал о том, кто именно заклеймил волка. Однако в томах напрямую говорилось, что именно Шаман способен провести древний ритуал. Естественно, все предположили, что Шаман испробовал древнее искусство на Цезаре, поэтому волк так сильно переменился.

Распространив тома среди населения, Шаман также заявил, что если прирученный питомец соответствует описанию охотничьего зверя, то он может принять участие в ритуале.

Шаман сказал свое слово, а вот прислушиваться к нему или нет, зависело только от самого человека.

Люди в племени никогда не отличались особенным терпением, но слова Шамана пробудили в них энтузиазм. Во время новой охотничьей вылазки, они даже поймали еще нескольких детенышей. Охотники связали их и принесли в племя. Затем они специально обучили их охотничьим командам. Некоторые люди и вовсе не собирались приручать зверей, но тома, распространенные Шаманом, заставили их изменить свою позицию.

За очень короткий промежуток времени количество питомцев в племени вновь возросло, но, к сожалению, некоторые из них окончили свои дни в котле.

* * *

Год спустя.

Детеныши, которые самыми первыми появились в племени, наконец, практически достигли пика развития. Конечно, некоторые из них еще не до конца повзрослели, но, обычно, в этом возрасте их лесные собратья уже начинали выходить на охоту. И некоторые охотники даже начали предлагать брать своих питомцев с собой на вылазки.

По мнению охотников, прирученные ими звери были крайне послушны и настолько сильны, что легко могли поймать каменных крыс. Более того, они проявляли особую жестокость, нападая на своего противника... Эти воины считали, что их питомцы намного лучше Цезаря.

Подобные мысли не раз посещали уже многих людей.

Вот уже почти два года они воспитывали и тренировали своих питомцев. Сам процесс приручения давался охотникам очень нелегко. Поэтому, как только их звери повзрослели, они решили, что пора пожинать плоды своих трудов.

Внимательно выслушав эти предложения, Шаман не стал их отвергать, а лишь посоветовал руководителям групп прислушиваться к словам Шао Сюаня.

Получив разрешение Шамана, Вождя и руководителей команд, несколько воинов, переполняемые гордостью, отправились со своими питомцами по Дороге Славы.

Однако когда охотничья группа, наконец, вернулась в племя, оказалось, что практически все воины потеряли своих питомцев.

Пять зверей сопровождало их на миссии, и единственным уцелевшим оказался питомец Лея, Мэн.

Мэн выжил, но получил много ран. В свое время, Лей видел, насколько сильно был ранен Цезарь, и это его слегка успокаивало. Во всяком случае, из всей пятерки выжил лишь Мэн, и это было уже своего рода достижением.

Такой результат очень обеспокоил некоторых людей, и они начали сомневаться в том, смогут ли их питомцы выжить во время охоты.

Двое из четырех зверей, которые не вернулись в племя, утратили контроль во время преследования добычи. Они не подчинялись приказам и даже попытались напасть на членов охотничьей группы. В результате их пришлось убить на месте.

Что касается двух других зверей, то одного сильно лягнула его жертва. Удар пришелся прямо по голове, поэтому этот питомец умер практически сразу. Другой же просто напросто сбежал, и никто не сумел ему помешать.

Подобный плачевный результат, заставил других воинов отказаться от своего намерения взять питомцев на ближайшую охоту. Они решили, что им следует посвятить больше времени тренировкам и добиться от своих зверей полного подчинения, как и советовал им Шао Сюань.

Следующие несколько миссий увенчались успехом, так как кроме Мэна, в племя вернулось еще несколько питомцев. В их числе были Ляо, пещерный лев Мо Эра, Сы Я, лысый кабан Мао и питомцы, прирученные Ах-Яном и Ах-Гуан.

Близнецам тоже в свое время удалось поймать двух животных во время охоты. Ах-Ян принес детеныша зверя похожего на гиену и назвал его Ан.

Ах-Гуан же раздобыла большое птичье яйцо, которое украла из гнезда. Ей всегда хотелось приручить птицу, которая смогла бы парить высоко в небе, как Чача. Однако, после того как она принесла яйцо в племя, выяснилось, что вылупившийся птенец никогда не сможет летать. Этот птенец принадлежал к виду бескрылых птиц, которые внешне напоминали фороракоса (1). Но Ах-Гуан все же решила продолжить приручать своего питомца и назвала его Цзин.

Два года спустя, питомцы близнецов отправились с ними на охоту и продемонстрировали довольно неплохие результаты. Май был на седьмом небе от счастья.

____________________________________________

1. Форорако́сы (лат. Phorusrhacos) — род вымерших птиц семейства фороракосовых ("ужасных птиц"), обитавших в эпоху миоцена в Южной Америке. Единственным научно описанным видом является Phorusrhacos longissimus.

Фороракосы вели хищный образ жизни, питаясь мясом и падалью. Представители данного рода достигали высоты 2,5 м и весили примерно до 150—300 кг. Мощные лапы длиной 1,8 м обеспечивали хорошие беговые качества, в то время как крылья были атрофированы. У фороракосов имелись необходимые атрибуты хищника: очень мощные когти и сильный изогнутый клюв, которым можно было наносить жертве удары, но не удерживать ее.



Глава 133. Девять животных
Согласно древним томам, каждое охотничье животное, перед проведением древнего ритуала, должно было пройти тщательный отбор. На данный момент, в племени насчитывалось меньше десяти питомцев, которые полностью соответствовали всем требованиям.

Сам Шаман хотел как можно скорее приступить к проведению ритуала, поскольку в томах говорилось о необходимости применения древнего искусства на ранних этапах взросления животных. Своевременное проведение ритуала увеличивало вероятность превращения животного в свирепого и дикого зверя. Если же применить древнее искусство спустя несколько лет, даже при условии, что все пройдет успешно, охотничье животное вряд ли сумеет достигнуть внушительных размеров.

Однако сам Шаман понимал необходимость соблюдения всех установленных предками условий, а потому все еще медлил.

Чтобы поскорее во всем разобраться, в свое время Шаман попросил Шао Сюаня во время охоты понаблюдать за поведением отобранных для ритуала животных. К этому моменту, Шаман уже успел составить список, в котором были указаны имена девяти питомцев.

И вот, наконец, Шао Сюань вручил Шаману свои записи, и теперь ожидал мнения старика. Вне зависимости от того, что он написал, последнее слово все равно останется за Шаманом.

Те питомцы, на которых остановит свой выбор Шаман, станут первыми животными в племени, которые пройдут древний ритуал. Шао Сюань не мог в одиночку взять на себя всю ответственность за подобное решение.

Цезарь и другие питомцы, которые пройдут обряд Шамана, будут пребывать в племени на особом положении.

Каждый из девяти выбранных Шаманом питомцев принадлежал к одному из трех определенных классов: тут были и птицы, и сухопутные звери, и даже земноводные животные, вроде черепахи.

Тем не менее, станут ли они лучшими из лучших могло показать лишь время.

Просмотрев свиток, который вручил ему полчаса назад Шао Сюань, Шаман глубоко вздохнул:

- Не смотря на то, они все подходят для ритуала, я все еще испытываю определенные опасения.

- Что Вы хотите этим сказать?

Шаман посмотрел на Шао Сюаня и медленно произнес:

- По отдельности они все хороши, но как они будут вести себя сообща?

Разумеется, Шаман не ожидал, что все девять питомцев сразу станут слаженной командой. Но он должен был убедиться, что если собрать всех этих зверей вместе, они, по крайней мере, не станут затевать между собой драку. Во время охоты любое животное подвержено вспышкам агрессии. Очень важно, что бы эти питомцы привыкли друг к другу. Если же после применения к ним древнего искусства, они будут нападать друг на друга во время охоты, все может закончиться очень плачевно. В особенности для охотничьей группы.

Немного помолчав, Шао Сюань, наконец, задумчиво произнес:

- То есть, Вы хотите заранее собрать всех избранных питомцев в одну группу, что бы посмотреть как они будут себя вести. Я правильно понимаю Ваш замысел?

- Да, именно так.

Шаман указал на имена, записанные в свитке. Из всего списка, лишь два питомца могли не принимать участия в общем сборе. Оставшихся же семерых, Шаман хотел собрать в одну группу.

По мнению Шамана, без знакомства с остальными питомцами спокойно могут обойтись черепаха из медицинского дома и белый сокол Гуи Хе, которого тот принес из зеленых земель. Именно благодаря этому соколу, группа Гуи Хе сумела обеспечить племя большим количеством добычи, чем это удалось охотникам Та. Но Гуи Хе очень долго никому ничего не рассказывал о своем соколе, пока его питомец не прилетел к своему хозяину в племя.

Помимо этих двух исключений, все остальные животные должны были научиться ладить друг с другом.

Перечитав все семь имен еще раз, Шао Сюань тяжело вздохнул и поинтересовался:

- И как же нам собрать их вместе?

Стая, которую должны были образовать эти семь животных, совершенно не соответствовала представлениям Шао Сюаня. В нее должны были войти звери, которые принадлежали к слишком разным видам. Все это очень напоминало смешанную армию, которая существует в современную эпоху. Каждый питомец имел свою видовую принадлежность, и все они сильно отличались друг от друга по повадкам и характеру.

Шао Сюань решил еще задержаться у Шамана, чтобы как можно подробнее обсудить этот вопрос. Их разговор длился не один час, и вот, наконец, юноша вышел из дома Шамана, прихватив с собой кожаный свиток, который мог расцениваться как "указ". Шао Сюань должен был сообщить нескольким охотникам, что Шаман счел их питомцев достойными древнего ритуала.

Команда Гуи Хе вернулась с охоты еще вчера, а группа Та должна была уходить только завтра, поэтому все они в данный момент находились в племени. Шао Сюань должен был по очереди сообщить им о решении Шамана.

Но, сначала он посетил Мао.

Когда юноша подошел к двери дома лидера команды, ему показалось, что он никого здесь не застанет. В доме царила полная тишина, поэтому Шао Сюань крикнул:

- Сы Я!

Раздался оглушительный грохот!

Здоровый лысый кабан буквально снес половину стены.

Это неожиданное появление заставило Шао Сюаня запнуться на полуслове.

При виде огромного пролома в стене, юноша решил как можно скорее сообщить все новости Мао и быстро покинуть дом лидера команды. Та придет в ярость, когда увидит, что кабан сделал с его стеной, поэтому Шао Сюань благоразумно решил здесь не задерживаться.

Не смотря на то, что у Сы Я выросли четыре довольно внушительных клыка, в племени его все еще продолжали дразнить "лысым хряком".

Мао вышел навстречу Шао Сюаню сразу же после эпичного появления Сы Я. С кислым выражениям лица внук вождя осмотрел проломленную стену и набросился на Шао Сюаня:

- Скажи, вот зачем ты его позвал?!

- Что значит "зачем"? – не понял Шао Сюань.

- Он тихо и мирно дремал, возможно видя во сне что-нибудь приятное. И надо же тебе было его потревожить… Завтра Сы Я будет сопровождать меня на охоте, и любому должно быть понятно, насколько он взволнован, – произнес Мао, потирая переносицу. – Ладно, говори, что ты там хотел рассказать. Мне еще нужно успеть отремонтировать стену до прихода моего отца. В противном случае, мне сильно влетит.

Большинство домов на горе были построены из камней. Как и любой молодой самец, Сы Я был слишком эмоционален. Он очень легко приходил в возбуждение и начинал волноваться. И подобные всплески энергии никогда не заканчивались для дома ничем хорошим. Та категорически противился проживанию кабана в доме, но стоило ему уйти, Сы Я быстро проникал внутрь. Именно поэтому, дверной проем приходилось чинить бессчетное количество раз.

- Читай, – Шао Сюань без промедления сунул в руки Мао "указ" Шамана.

Если в самом начале все мысли Мао были заняты ремонтом стены, то после прочтения свитка, внук вождя страшно заволновался. Согласно "указу", если Шаман будет доволен результатом испытания, то он проведет древний обряд на избранных питомцах. Мао был готов хоть сейчас отправляться на испытание.

Он ждал целых два года, прежде чем узнал о таинственном древнем искусстве. Как же он мог не волноваться?

- Когда же мы можем приступить? – нетерпеливо спросил Мао.

- Точно не завтра. Но ты можешь взять своего питомца на охотничью вылазку, – сказал Шао Сюань.

И хотя Мао не мог скрыть своего разочарования, он быстро сумел утешиться. Совсем скоро он отправится вместе с Сы Я на охоту. У него будет достаточно времени, чтобы потренировать своего питомца, так что во время следующей охоты они с Сы Я будут на высоте! Недаром же Шаман включил его питомца в свой список!

Оставив взволнованного Мао наедине со своими мыслями, Шао Сюань отправился дальше. Следующим пунктом назначения был дом Лея, так как Мэн тоже был занесен в список Шамана.

После Мао и Лея, Шао Сюань решил рассказать обо всем Мо Эру.

Когда Шао Сюань подошел к жилищу Мо Эра, он застал пещерного льва Ляо лениво лежащим у входа в дом. После окончания охоты, Ляо вначале наслаждался сытной едой, а потом отсыпался в течении нескольких дней.

Так как Ляо воспитывался в племени, люди понемногу начали избавлять от страха перед пещерными львами.

Заметив Шао Сюаня, Ляо, который до этого спокойно лежал и вылизывал лапу, замахал хвостом, стуча им по двери.

Вскоре появился заспанный Мо Эр. Раньше, даже после окончания охотничьей миссии, юноша был полон энергии. Но теперь он ходил охотиться вместе с Ляо, и, не смотря на большой объем добычи, Мо Эр был истощен как физически, так и морально. По своему характеру и повадкам Ляо сильно отличался от Цезаря. Поэтому, Мо Эр должен был быть постоянно начеку и следить за каждым шагом своего питомца.

- Что случилось? – зевнул Мо Эр и слегка пнул Ляо, чтобы тот перестал крутиться под ногами.

Взглянув на лениво катающегося по земле пещерного льва, Шао Сюань понял, почему он не удивлен выбором Шамана. Юноша передал "указ" Мо Эру и рассказал ему то, что он перед этим сообщил Мао.

Быстро прочитав свиток, Мо Эр пришел в восторг. Его сонливость как рукой сняло. Дыхание юноши участилось, а глаза возбужденно заблестели.

- Все ясно! Я приступлю к тренировкам Ляо как можно скорее!

Покинув дом Мо Эра, Шао Сюань отправился к дому Мая и Цяо, чтобы рассказать о решении Шамана Ах-Яну и Ах-Гуан. Вместе с этим, он хотел сообщить Маю, что его группа должна первой сопровождать на охоте эту странную "смешанную армию питомцев".

Пока Шао Сюань разговаривал с Маем и Цяо, Ан и Цзин затеяли небольшую драку во дворе. Изящные имена, которые выбрали близнецы, абсолютно не подходили этим двоим. Ах-Ян и Ах-Гуан активно подбадривали своих питомцев.

- Ан, заходи ему за спину! Избегай его когтей!

- Ах-Цзин, ударь его клювом! Вот так!

Внешне Ан очень сильно напоминал гиену, если бы не одно "но": у него были копыта. Если бы вы взглянули на ноги Ана, вы решили бы, что перед вами типичное травоядное животное. Но стоило вам перевести взгляд на его острые клыки, все ваши убеждения, растаяли бы как дым. Ан был как овечка в волчьей шкуре, вот только ноги выдавали его. Но на самом же деле это животное было опасным хищником, которого Ах-Ян наградил довольно мирным именем.

Шао Сюань перевел восхищенный взгляд на Цзина, чей клюв был тяжелым, как молот. Когда Цзин нападал, один мощный удар его клюва мог даже убить его жертву. Эта птица сильно отличалась от Чачи.

Рассказав близнецам и их родителям все новости, Шао Сюань отправился домой, чтобы подготовить необходимые для следующей охоты инструменты.

В конце прошлого года Шао Сюань отправился на охоту с Чачей, и орел оправдал все возложенные на него ожидания. Он не доставил группе никаких хлопот, и даже сумел поймать детеныша оленя, хотя никто не отдавал ему такого приказа. Но вскоре олени стали настороженно наблюдать за парящим в небе орлом. В первый раз Чаче удалось поймать добычу из-за невнимательности стада, но в следующий раз олени были настороже, и орлу не удалось закрепить свой успех.

Двадцать дней спустя, Та отправился на охоту со своей группой. После того как он вернулся в племя, на охоту отправилась группа Гуи Хе, но на этот раз Мо Эр и Лей остались в племени, чтобы пройти обучение с Шао Сюанем, Мао, Ах-Яном и Ах-Гуан.

Все произошло точно так, как представлял себе Шао Сюань. Все семь питомцев полдня сражались за одну маленькую каменную крысу, совершенно не пытаясь действовать сообща.

К счастью, за всей этой возней со стороны наблюдал Цезарь. В один момент волку надоела эта потасовка, и он решил вмешаться.

Люди в племени часто слышали громогласное рычание, которое доносилось с тренировочной площадки. Когда прошел первый испуг, они даже научились различать, какой зверь рычит или воет в данный момент.

И хотя в самом начале все семь питомцев даже не пытались действовать, как одна стая, только благодаря их хозяевам в тренировках наметился определенный прогресс.

Команды их хозяев и присутствие Цезаря сделали свое дело: спустя пять дней эти питомцы перестали видеть друг в друге врагов.

А десять дней спустя они, наконец, начали понемногу привыкать действовать как одна команда.

Прошло пятнадцать дней – и их связь стала еще крепче.

А через двадцать дней даже Шао Сюань остался доволен результатами тренировки.

Шаман не ожидал, что его затея удастся, так как знал, что каждый из этих зверей привык охотиться в одиночку. Но он все же решил таким образом проверить их. Если эти звери будут слушаться своих хозяев на протяжении всей охоты и вернуться живыми в племя, Шаман решил сразу же применить к ним древнее искусство.

Когда, наконец, наступило время охоты, практически все племя пришло посмотреть, как питомцы вместе со своими хозяевами идут по Дороге Славы.

Каждый из этих зверей становился предметом жарких споров и обсуждений.

Май немного нервничал, осознавая, что звери, за которыми всего пару лет назад было установлено пристальное наблюдение, теперь сопровождают его группу на охоту.

Ланг Га судорожно потер шею. Прямо за ним шел фороракос Ах-Гуан, чьего мощного клюва он всерьез опасался. Да и сложно не бояться птицы, чей клюв может запросто перебить хрупкую человеческую шею с одного удара.

Шаман стоял на вершине горы, пристально наблюдая за движением охотничьей команды. Он воздал должное Яме Огня в надежде на благословение предков, и поэтому рассчитывал на благополучный исход охоты.

В самом начале были приручены сто детенышей, но сегодня лишь некоторые из них удостоились чести сопровождать охотников. Как же все-таки сложно было выбрать!

И хотя Шаман полагал, что нынешнее поколение питомцев уступает тем охотничьим животным, которых держали предки, он все же надеялся, что разница между ними не слишком велика… Ведь так?

Глава 134. Сотрудничество
В этот раз собралась довольно большая охотничья группа. Воины не могли скрыть своего любопытства и интереса, то и дело косясь на сопровождающих их животных.

Когда Цезарь впервые отправился на совместную охоту с людьми, группа тоже вначале испытывала определенное беспокойство. Но сейчас охотники уже настолько привыкли к присутствию волка, что были даже рады его компании. Но сегодняшний день был особенным. До сих пор их никогда не сопровождало такое количество животных, поэтому глаза охотников искрились гордостью от осознания того, что они стали первой группой решившейся на подобный шаг.

Однако поднявшись на гору и добравшись до своей первой охотничьей стоянки, воины поняли, что их вылазка будет не такой легкой, как они себе представляли. Сопровождающие их животные своим количеством только отпугивали желанную добычу, поэтому пока охотникам нечем было похвастать.

Шао Сюань с самого начала разделил всех на две отдельные группы: первую возглавлял Май, а вторую – Цяо. Мао, Мо Эр и Лей вместе со своими питомцами были в группе Мая. Близнецы Ах-Ян и Ах-Гуан сопровождали Цяо.

Что касается Шао Сюаня, то его главной задачей было наблюдение за поведением зверей. Юноша должен был пристально следить за каждым из них, чтобы потом все тщательно записать и передать свои заметки Шаману.

Таким образом, Шао Сюань в какой-то степени превратился в школьного учителя, который руководил самой странной группой учеников. Каждый его "ученик" изо всех сил старался не разочаровать своего наставника и продемонстрировать ему все, на что он способен.

В самом начале питомцы были очень осторожны и пугливы, так как они впервые очутились в новом незнакомом месте. Но затем, немного пообвыкнув, они осмелели и открыли для себя головокружительный азарт охоты.

Три дня спустя, когда группа, наконец, вернулась в пещеру, Шао Сюань сделал первые записи на свитке из шкуры животных. Охотники в нетерпении столпились за плечом юноши, желая хоть одним глазком взглянуть на результаты своих питомцев. Однако Шао Сюань не собирался никому ничего показывать. Но даже если бы у него возникло подобное желание, охотники все равно ничего бы не разобрали в его записях.

И раз они не могли прочитать его записи, каждый старался выведать у юноши подробности окольным путем.

- Ну как мы справились, братец Сюань? Что думаешь? – одновременно подбежали к нему близнецы. Остальные охотники отправили их первыми разведать, что же такое там написал Шао Сюань.

- Неплохо, – отозвался Шао Сюань, даже не подняв головы от своих записей. Юноша, ни на кого не обращая внимания, методично продолжал покрывать свиток только ему понятными символами.

"Неплохо"? Что он хотел этим сказать? Доволен он результатами или нет?

Близнецы обменялись недоуменными взглядами.

- Мне кажется, мы могли бы испытать свои силы и поохотиться на какого-нибудь зверя, – задумчиво заметил Лей, который был самым старшим среди молодых охотников.

Для любого охотника не составляло особого труда выследить и загнать животное вроде оленя с гигантскими рогами или гигантского тапира. Большинство воинов в племени полагали, что получив на охоте серьезную травму, они таким образом докажут свою силу и смелость. Однако результаты охоты будет оценивать сам Шаман, поэтому каждый должен был изрядно потрудиться, чтобы впечатлить его. Вряд ли старика можно было удивить какой-нибудь травмой.

- И кто же станет нашей целью? Олень с самыми раскидистыми рогами в стаде? – иронично предположил Мао.

- В этих местах водится слишком много оленей с гигантскими рогами, поэтому такая задача нам не под силу, – покачал головой Лей.

- Я слышал, что в озере поселился новый Раздражающий Черный Ветер.

- Но он же появляется только по ночам!

- На кого вообще ты предлагаешь охотиться?

- Как насчет носорога?

- Только не на носорога! Давайте выберем кого-нибудь другого! – активно подключились к обсуждению близнецы.

- А вот я слышал, что возле смоляной ямы водится гигантский медведь!

...

Внезапно разгоревшийся спор начал набирать обороты. Каждый предлагал свой вариант, и громко старался перекричать остальных, доказывая, почему именно его предложение лучше остальных. Такими темпами, обсуждение грозило затянуться очень надолго.

Вскоре Шао Сюань почувствовал, что его голова буквально раскалывается от громких голосов спорщиков. Он махнул в их сторону рукой и рявкнул:

- Вы замолчите или нет?! Сколько можно!

В пещере сразу наступила тишина. Шао Сюань вновь уткнулся в свои записи, но вскоре почувствовал какой-то дискомфорт. Юноша поднял глаза и уперся взглядом прямо в огромный клюв, который навис над его головой.

Повисла длинная пауза.

С трудом отогнав питомца Ах-Гуан, юноша в сердцах воскликнул:

- И ты тоже отстань от меня! Дайте мне спокойно подумать!

Основываясь на наблюдениях прошлых дней, Шао Сюань взвесил все "за" и "против" в пользу каждого из перечисленных диких зверей. После непродолжительного молчания, юноша произнес:

- Если вы действительно хотите испытать свои силы, вы можете выбрать своей целью гигантского медведя. От этого, по крайней мере, будет польза. Но только вам следует тщательно продумать план.

Шао Сюань считал своим долгом напомнить каждому из них, на что следует в первую очередь обратить свое внимание. В противном случае, их невероятная самоуверенность может привести к плачевным последствиям и стоить некоторым из них жизни. Если подобное случится, Шао Сюань даже не представлял, как он сможет потом смотреть Шаману в глаза.

Чтобы поймать гигантского медведя, им придется действовать сообща. Даже двум охотникам не удалось бы справиться с подобным свирепым зверем.

Питомцы Ах-Яна и Ах-Гуан выросли вместе и практически все их детство прошло в постоянных сражениях. Немного повзрослев, они все также продолжали драться между собой, но в нужный момент могли легко объединиться против общего врага. Эти двое отлично понимали друг друга и могли за себя постоять.

Перед тем как отправиться на охоту, фороракос Ах-Гуан научился преследовать свою добычу, заходя с боку. Это значительно облегчало погоню, так как жертве не удавалось лягнуть птицу. В то же время питомец Ах-Яна стал более проворным и научился уходить от атак своего противника. Именно поэтому эти двое значительно превосходили остальных питомцев. В течении нескольких дней охоты, этот своеобразный тандем продемонстрировал неплохие результаты.

Спустя пару дней, группа молодых охотников отправилась к смоляной яме.

В качестве страховки, Май и Цяо устроили небольшую засаду. Они планировали не вмешиваться в сам процесс охоты, но если дело вдруг примет неожиданный поворот, они всегда могли прийти на помощь.

Шао Сюань разрешил Цезарю вмешаться и помочь им в случае опасности.

- Ах-Сюань, а почему ты сам не хочешь пойти вместе с ними? – спросил Ланг Га, когда он и юноша затаились в густой листве деревьев.

- Потому что они должны научиться рассчитывать только на себя. Успех дела или полный его провал будет зависеть только от них, – ответил Шао Сюань. Именно такую цель преследовал Шаман, когда отправлял всех на охоту. Он попросил Шао Сюаня вместе с Цезарем приглядывать за каждым из них, и при необходимости, вмешаться.

Вспомнив разговор с Шаманом, юноша глубоко вздохнул и пробормотал себе под нос:

- Старый лжец, как всегда, слишком много от меня хочет.

- Что ты говоришь? – переспросил Ланг Га. Мужчина был настолько поглощен наблюдением за местностью, что не расслышал последних слов Шао Сюаня.

- Ничего. Я говорю: они сегодня хорошо потрудились.

Внезапно их беседа была прервана криком Чачи, который парил высоко в небе. Таким образом, орел мог прекрасно видеть, что происходит внизу и по возможности привлечь внимание остальных.

Так как гигантский медведь мог с легкостью их победить, даже если бы они напали на него все вместе, молодые охотники решили в этот раз не полагаться на силу и не атаковать в лоб. Согласно разработанному плану, они хотели раздразнить медведя и заманить его в яму со смолой. Увязнув там, он стал бы легкой добычей.

Со своего места Шао Сюань не мог рассмотреть, что происходит на поляне, но его успокаивало, что Май и его охотники находились в непосредственной близости от места действия. Если вдруг все пойдет не по плану, они подадут знак.

Спустя некоторое время до Шао Сюаня донесся оглушительный рев, от которого задрожали кроны деревьев. Вскоре рев сменился громким топотом. Судя по всему, крупный зверь несся на огромной скорости, стараясь поймать нарушителей его покоя.

Топот медведя становился все громче и вскоре он полностью смешался с другими звуками, среди которых можно было различить стук копыт.

Внезапно раздался резкий свист!

Первым в поле зрения охотников оказался питомец Ах-Яна.

Следом за ним бежали фороракос и Мэн, питомец Лея.

Выскочив из леса, все трое бросились наутек в разные стороны.

Медведь, который уже практически догнал свою добычу, был вынужден остановиться. После минутного замешательства, хищник бросился преследовать фороракоса, но, к счастью, тот уже успел от него оторваться.

Благодаря своим длинным и мощным лапам, фороракос сумел легко преодолеть смоляное препятствие. Оказавшись на другой стороне ямы, птица громко защелкала клювом и издала клекочущий звук.

Каждый раз, когда питомец Ах-Гуан был взволнован, он издавал именно такие звуки.

Сейчас же это выглядело так, будто фороракос насмехается над гигантским медведем, высмеивая его медлительность и неповоротливость.

Медведь замер на краю смоляной ямы и угрожающе заревел. Тот факт, что людям и зверям каждый раз удавалось избежать его когтей, приводил его в ярость. Но ему не оставалось ничего другого, кроме как осторожно идти по краю ямы и грозно рычать. Тот, кто оказался на его территории и посягнул на его добычу, заслуживает мучительной смерти от его клыков!

Вскоре медведю наскучила погоня. Он уже собирался вернуться в свое логово, но внезапно в поле его зрения возник пещерный лев. Гигантский медведь люто ненавидел пещерных львов, которые хоть и уступали ему в размерах, все же умудрялись отбивать его законную добычу. Для медведя любая пещера, где обитали львы, была настоящим проклятием!

Гигантский хищник мигом сменил траекторию и бросился прямо на льва. Но ненавистный противник легко увернулся от его клыков и бросился бежать прямо через смолу, как до него это проделала птица.

Над поляной раздался полный ненависти рев медведя.

Вперив злобный взгляд в убегающих зверей, медведь устрашающе зарычал!

Каждый раз, когда он ему случалось преследовать охотников, свирепый хищник, добежав до смоляной ямы, замирал на самом ее краю и ревел так громко, что гнулись стволы деревьев.

Лей, Мао и Мо Эр вышли из своего укрытия и встали на другой стороне ямы. В свою очередь они принялись бросать в медведя камнями, стараясь разозлить его еще больше.

Вскоре к ним присоединился Чача, который нарезал круги над медведем и отвлекал его внимание на себя.

И пока огромный хищник пытался ревом запугать своих противников, за его спиной внезапно возникла фигура, которая начала бесшумно приближаться к нему.

Когда до медведя оставались считанные метры, фигура резким прыжком преодолела разделявшее их расстояние.

Ослепленный яростью хищник никак не ожидал, что найдется тот, кому хватит смелости напасть на него. Преследуя своих врагов, медведь настолько увлекся, что не заметил, как сам угодил в ловушку.

Его громогласное рычание заглушало прочие звуки. И лишь почувствовал легкую дрожь земли, медведь осознал, что кто-то собирается напасть на него сзади. Хищник резко обернулся, но не успел увернуться и получил сильный удар в живот.

Невзирая на боль, медведь замахнулся и полоснул когтями напавшего на него зверя.

Удар был такой силы, что Сы Я буквально отлетел в сторону.

Отвлекшись на Сы Я, медведь попутно старался сохранить равновесия на краю ямы, а потому не заметил появления нового противника. Серая тень стремительно метнулась к гиганту и нанесла мощный удар в область грудной клетки.

Медведь снова громко заревел.

Но теперь в этом реве слышались нотки беспокойства и страха. Он знал, что если упадет в яму, то живым уже из нее не выберется.

Медведь покачнулся и, не сумев сохранить равновесие, с громким всплеском рухнул в смолу.

Как только это произошло, у всех присутствующих вырвался вздох облегчения.

Мао немедленно бросился к своему пострадавшему питомцу. Когти медведя оставили кровоточащие борозды на шкуре Сы Я, но в целом кабан не слишком пострадал.

- Ничего серьезного, – сказал Май, осмотрев раны Сы Я. – Ему повезло, что раны не глубокие. Небольшой отдых пойдет ему только на пользу.

Ослабевший Сы Я лежал на земле и тихонько похрюкивал. До сих пор, он ни разу не получал таких ранений, так как считался одним из самых сильных питомцев.

Осмотрев животных и убедившись, что никто не получил серьезных ранений, охотники переключили свое внимание на медведя. Даже сейчас они никак не могли избавиться от страха перед этим грозным хищником.

Именно благодаря Цезарю, медведь угодил в смолу. Если бы не своевременное вмешательство волка, медведь разорвал бы Сы Я на части.

На всякий случай охотники принесли с собой веревку, сплетенную из травы. Если бы Сы Я случайно свалился в смолу, люди воспользовались бы веревкой для его спасения. Что касается медведя, то для веревки его туша была слишком тяжелой.

В этот момент охотники осознали, что хотя их план был идеален, все же от случайностей никто не застрахован.

- В будущем нам следует лучше продумывать детали плана, – заметил Шао Сюань.

Охотникам не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с ним.

Глядя, как медведь все глубже погружается в смолу, Май махнул рукой своей группе и охотники побрели прочь от этого места. Больше здесь делать было нечего.

Глава 135. Единственное исключение
После первой командной работы, последующие совместные вылазки прошли как нельзя лучше. В то же время молодые воины стали вести себя более осмотрительно.

Шао Сюань больше не сопровождал их, но иногда он разрешал Цезарю составить молодым охотникам компанию. Других приказов он волку не давал.

- Почему ты игнорируешь Цезаря? – сгорая от любопытства, спросил Ланг Га. После охоты на гигантского медведя, Шао Сюань предоставил волку полную свободу действий.

- Я прививаю ему независимость. Цезарь очень умен, а чрезмерное внимание иногда может только повредить, – произнес Шао Сюань.

- А разве перед этим ты не говорил остальным охотникам, как важно развить в их питомцах сильную привязанность к своим хозяевам? Почему же сейчас ты упоминаешь о независимости?

- Иногда нужно попробовать все существующие способы для решения проблемы, – задумчиво ответил Шао Сюань.

Ланг Га так и не понял, что юноша имеет в виду. Впрочем, он и не стремился к пониманию. Поэтому он просто отправился посмотреть, как проходит охота у молодежи.

Стоя в тени высокого дерева, Шао Сюань не сводил взгляда с бегущего неподалеку узенького ручейка. Поток подхватил несколько опавших с дерева листочков и теперь уносил их куда-то в неведомую даль.

Древние люди, наблюдая, как течение увлекает за собой упавшие в воду листья, изобрели лодку. Как только они обнаружили, что дерево не тонет в воде, они уже знали, как им построить лодку.

На самом деле, построить лодку было не так сложно, как вначале представлял себе Шао Сюань. Нужно было только найти дерево с подходящим стволом.

К счастью в лесу не было недостатка в деревьях, из стволов которых можно было сколотить каноэ.

Но все же из этого разнообразия следовало выбрать самый подходящий вариант для лодки.

* * *

Питомцы охотников старались не привлекать к себе внимания определенных свирепых животных, а потому держались подальше от занимаемых ими территорий. К всеобщему облегчению, стая молодых питомцев была слишком незначительна в глазах матерых свирепых хищников.

По решению Мая, его группа в компании нескольких питомцев, как раз покинула первое место стоянки и выдвинулась по направлению к третьему. Для охотничьей группы подобный маршрут был несколько необычен.

Внезапно тишину прорезал громкий крик.

Это был Чача, парящий высоко в небе.

Подняв голову, Шао Сюань увидел, что орел резко поменял траекторию полета.

Когда охотники добрались до своей третьей стоянки, оказалось, что переход занял у них гораздо больше времени, чем они рассчитывали. Поэтому было решено, сегодня уже никуда не ходить. Кроме того, данная местность была им совершенно незнакома, и требовалось время, чтобы разведать обстановку. Посовещавшись, охотники решили задержаться здесь на несколько дней, а затем вернуться обратно.

Однако казалось, Чача намеревался продолжать путь. Если бы не присутствие Шао Сюаня, орел бы уже давно полетел дальше.

Наблюдая за поведением орла, Шао Сюань без труда понял, что Чача хочет отправиться в путь. Пока они осуществляли переход с первого места стоянки на третье, орел всячески демонстрировал свое желание двигаться в этом направлении.

- Дядя Май, ты не знаешь, что там находится? – поинтересовался Шао Сюань, указывая направление, которое выбрал Чача.

После недолгого раздумья, охотник покачал головой.

- Старые воины разное рассказывали об этих местах, но я уже не помню всех подробностей. Однако я знаю наверняка, что нам там делать нечего. Это место называют Отчужденной Землей, - ответил он.

- Отчужденной Землей?

- По-моему так. Я в этом неуверен, – пожал плечами Май. Он действительно плохо знал эти места. Когда он был гораздо моложе, он слышал, как старые охотники в разговоре упоминали об этой местности. И сейчас, Май мог лишь припомнить, что воины настоятельно рекомендовали туда не соваться.

Раз даже великие предки не продвинулись дальше места их стоянки, значит, у них на то были веские причины. Сердце Мая было преисполнено глубокого почтения к предкам, поэтому ничто не могло его заставить пойти в том направлении. Даже если бы вся группа решила двигаться дальше, они бы выбрали иной путь.

- Не нужно идти туда, – с нажимом произнес Май, пристально глядя на Шао Сюаня. – Пообещай мне, что не отправишься туда.

После недолгого молчания, Шао Сюань наконец согласно кивнул:

- Хорошо, я все прекрасно понимаю. Я обещаю, что мы туда не пойдем.

Услышав это обещание, Май вздохнул с облегчением и добродушно улыбнулся Шао Сюаню. Затем он перевел взгляд на небо и произнес:

- Нам уже давно пора возвращаться.

Шао Сюань вытянул руку и свистом подозвал к себе Чачу.

В ответ раздался протестующий клекот орла.

Чача никак не желал возвращаться обратно. Закладывая крутые виражи, он настойчиво продолжал кружить над местом их третьей стоянки. Кроме того, дурное настроение орла было обусловлено тем, что он затеял драку с незнакомой птицей и потерпел поражение. Ему очень сильно досталось. Эта стычка стоила Чаче нескольких перьев и чувства собственного достоинства, в то время как его противник отделался лишь незначительными повреждениями.

Разумеется, после этого происшествия настроение орла окончательно испортилось.

Залечивая раны своего питомца, Шао Сюань успокаивал его, как только мог.

- Когда мы вернемся в племя, я первым делом спрошу у Шамана про то место. И если у нас все будет получаться, мы с тобой туда отправимся.

По мере того, как приближалось время возвращаться назад в племя, молодых воинов, впервые отправившихся на охоту со своими питомцами, охватывало все большее волнение. И хотя они были уверены, что во время охоты их питомцы проявили себя наилучшим образом, не доставив всей группе никаких проблем, все же главным образом имело значение только то, что написал в своем свитке Шао Сюань. Ведь эти записи предназначались специально для Шамана.

Больше всех волновался Лей. Так как в свое время у него был конфликт с Шао Сюанем, он очень боялся, что это может отразиться на его результатах. Ему пришло в голову, что быть может Шао Сюань смягчится, если он преподнесет ему свою добычу. Во время охоты он и Мэн поймали настоящего свирепого зверя. И хотя по своему уровню это был не самый сильный хищник, все же до сих пор молодой человек не мог похвастаться и такой добычей.

Шао Сюань в недоумении уставился на тушу зверя, лежащую у его ног.

"Да ведь он явно старается меня подкупить!" – мелькнуло у него в голове.

Об это следовало поразмыслить.

Остальные тоже решили последовать примеру Лея, а потому начали сваливать свои трофеи перед Шао Сюанем.

Последним перед юношей предстал фороракос Ах-Гуан. Дернув шеей, птица низко опустила голову и выплюнула кость под ноги Шао Сюаню.

Повисло напряженно молчание.

Близнецы, озабоченные странным выражением лица Шао Сюаня, поспешно оттащили фороракоса в сторону.

Юноша не стал описывать факт взяточничества, но все же рассказал Шаману, что таким образом питомцы и их хозяева старались отблагодарить его.

Шаман не проявил к этому никакого интереса. Он забрал свиток, который записал для него Шао Сюань и внимательно изучал его в течении трех дней.

Лей, Мао, Ах-Ян и Ах-Гуан даже не догадывались, что Шао Сюань в свое время сделал выписки из Шаманских Томов, а также зарисовал весь процесс охоты.

Все, что касалось питомцев – их достоинства и недостатки, поведение и настроение – все получило отражение в записях Шао Сюаня.

Однако сразу после первой охоты Шаман так и не принял окончательного решения.

Вместо этого, старик решил, что питомцам необходимо осуществить как минимум еще парочку охотничьих вылазок. Ведь эти звери принадлежали воинам, состоящим в разных группах, а потому их охотничьи маршруты существенно отличались и практически не пересекались.

Шао Сюаню, волей неволей, пришлось подчиниться приказу Шамана и сопровождать на миссии то одну, то другую охотничью группу. Он четко следовал маршруту, который выбирала для себя та или иная группа, и был прекрасно осведомлен о том, какого рода добыча водится в этих местах.

После каждой охотничьей миссии Шао Сюань старался зарисовать подробную карту местности, на которой были бы отмечены местоположения зверей и свирепых хищников, поляны с лекарственными растениями и рощи высоких деревьев. Своей задумкой юноша поделился только с Шаманом, не обмолвившись и словом даже Старому Ке.

Следуя по маршрутам других охотничьих групп, Шао Сюань часто брал с собой Цезаря и Чачу. Однажды, когда они оказались на месте третьей охотничьей стоянки, орел вновь продемонстрировал горячее стремление лететь дальше, хотя до сих пор он вел себя очень сдержано.

Шао Сюань решил посоветоваться по этому поводу с Шаманом. Старик никак не прояснил ситуацию, а лишь пообещал внимательнейшим образом изучить Шаманские Тома и постараться найти ответ.

С тех пор юноша старался не брать с собой Чачу, если знал, что окажется неподалеку от этих мест. Он не знал, как поведет себя орел в этой ситуации, поэтому решил не рисковать.

После непродолжительной беседы с Шаманом, приручившие питомцев охотники, включая Лея и Мао, старались поймать как можно больше добычи, чтобы сделать внушительные запасы на зиму.

Этой зимой Шаман пообещал провести древний ритуал и применить тайное искусство ко всем питомцам, кроме Чачи и Цезаря. Он попросил Шао Сюаня присутствовать во время церемонии, и в случае необходимости закончить ритуал. Кроме него должна была присутствовать и Гуи Зе, как следующий преемник Шамана.

Им выпала честь провести ритуал возле Ямы Огня. Чтобы обеспечить Шамана достаточной духовной силой, Шао Сюань должен был бросить Огненные Кристаллы прямо в огонь.

Не смотря на то, что день выдался достаточно снежным, возле Ямы не было ни снежинки. Ярко горящий огонь придавал ей сходство с огромной печью и ярко выделялся на фоне белоснежных сугробов.

Шао Сюань опустил осколок Огненного Кристалла в Яму Огня и наблюдал, как красный энергетический поток течет по направлению к нему и Шаману. Сила Гуи Зе еще не пробудилась, а потому она не могла поглотить энергию Кристалла.

- Приступим, – торжественно произнес Шаман.

Первым привели Мэна, питомца Лея. Ни человек, который привел его сюда, ни даже сам Лей не имели права здесь оставаться. Они должны были дождаться окончания ритуала в соседнем каменном доме.

На вершине горы, у края Ямы Огня неподвижно замерли лишь три человека – Шаман, Гуи Зе и Шао Сюань.

Шаман, сидящий на покрывале из шкур животных, медленно и властно протянул руку по направлению к лежащему перед ним крупному зверю.

Вначале на ладони Шамана поступили знакомые очертания тотема в виде двух пылающих рогов, а затем появилось полноценное изображение тотема, охваченного голубым пламенем. Сам процесс формирования тотема занял у Шамана больше времени, чем в свое время понадобилось Шао Сюаню. Было заметно, что Шаман прилагает огромные усилия, для создания полноценного образа, но к счастью, пока все шло своим чередом, и он мог подпитывать свою силу от Огненного Кристалла.

В отличие от Шао Сюаня, которому приходилось внимательно следить за местностью, у Шамана не возникало такой потребности. Здесь было совершенно безопасно.

Старик провел ритуал в точности, как Шао Сюань, но ему понадобилось больше времени для Клеймения зверя. К всеобщему облегчению, он все-таки успел заклеймить питомца до того, как образ тотема окончательно рассеялся.

По окончанию ритуала Шаман чувствовал себя крайне изможденным. Если бы не вовремя отреагировавший Шао Сюань, то старик непременно рухнул у края Ямы Огня.

После первой попытки, Шаман обнаружил, что может провести ритуал лишь для одного питомца за раз. После каждого Клеймения, ему были необходимы несколько дней отдыха.

К тому моменту, как был заклеймен последний седьмой питомец, уже пролетело ползимы.

Согласно древним томам, применение древней техники гарантировало успешный исход лишь на пятьдесят процентов. А потому для Шамана совершенной неожиданностью стал тот факт, что все звери успешно прошли процесс трансформации. В итоге, все семеро были заклеймены по всем правилам! Даже не смотря на то, что, когда Шаман применял технику Клеймения к четвертому по счету детенышу, изображение тотема практически рассеялось, ему все равно удалось завершить ритуал.

Все семеро питомцев отлично себя чувствовали.

В последний месяц зимы, можно было заметить, как подросли питомцы, над которыми Шаман совершил ритуал. Однако, в отличии от Цезаря, эти изменения были не настолько кардинальными. Эти постепенные трансформации полностью соответствовали записям предков в древних свитках.

В то же самое время Чача, с каждым днем, становился все более вялым.

Это было совершенно на него не похоже, так как обычно орел был полон энергии. Неужели Чача стал единственным исключением среди остальных девяти животных?

Шаман сразу отказался применять древнее искусство к орлу. И даже не потому, что он не хотел этого делать, а просто потому что не мог. Шао Сюань, однажды попытавшийся провести обряд, тоже потерпел неудачу.

Судя по словам Шамана, Чача был настоящим гигантским орлом и имел собственный иной источник энергии.

Глава 136. Отчужденная Земля
Зимой семь зверей, которых заклеймил Шаман, постепенно начали меняться. Изменениям подверглись как их размеры, так и внешний вид.

Еще до начала зимнего периода, Шаман распорядился сделать большие запасы пищи, но так как, животные за это время значительно подросли, этой еды им было недостаточно. В конце концов, как и в случае с высшими и средними воинами тотема, чем сильнее и мощнее становились звери, тем больше энергии они расходовали, а потому простое мясо не могло их насытить в полной мере.

К концу зимы, все питомцы стали такими же тощими, как и Цезарь, когда его только заклеймили. И это притом, что ни один из них не страдал отсутствием аппетита. Даже крепыш Сы Я значительно сбросил вес.

После окончания зимы, как обычно наступало время проведения самой важной ритуальной церемонии.

Согласно древним томам, звери, которые были успешно заклеймены, могли участвовать в ритуальном жертвоприношении, так как огонь больше не был для них преградой.

В день проведения ритуала, все восемь питомцев, кроме Чачи, поднялись на гору и встали у края Ямы Огня.

Участие в ритуале означало, что они официально являются частью племени.

Если бы кто-то посторонний стал свидетелем этой церемонии, его глазам открылась бы поразительная картина. За последние сотни лет впервые в ритуальной церемонии участвовали как люди, так и звери.

Все были невероятно взволнованы, так как им выпала честь уподобиться великим предкам и стать свидетелями поистине грандиозного события!

После проведения ритуала Шаман занес подробные записи в Шаманские Тома. На его памяти, с тех пор как он стал Шаманом, это было одним из величайших достижений племени, поэтому он просто обязан был записать его для потомков.

Лишь Чача не принимал участие в этом ритуале. Его оставили дома, чтобы он не опалил себе перья в огне. Несмотря на отменный аппетит, орел все больше и больше впадал в уныние.

К тому времени, как была проведена церемония, зимние холода начали постепенно отступать. Звери, обитавшие как на вершине, так и у подножия горы, становились все более активными, пробуждаясь от зимней спячки.

За несколько дней до первой охотничьей миссии заклейменные звери начали довольно часто предпринимать вылазки к подножию горы.

Когда питомцы были еще совсем маленькими, Чача часто задирал их. В свое время, орел очень любил нападать на того или иного малыша и поднимать его в когтях высоко-высоко в небо. Исключение составляли только сокол Гуи Хе и черепаха Гуи Зе.

Теперь же, превратившись в свирепых зверей, они больше не боялись Чачу. И если бы орел не умел летать, то скорее всего питомцы отомстили бы ему за прошлые обиды.

Но, к счастью Цезарь был начеку и не позволял никому задирать или провоцировать Чачу.

Изначально Цезарь считался слабейшим из всех питомцев. Даже среди волков, он принадлежал к относительно слабому виду.

Но после того, как звери пошли ритуал Клеймения, все они, не исключая пещерного льва Ляо и Сы Я, значительно уступали в силе Цезарю. Именно поэтому они старались не злить волка.

Дурное настроение Чачи еще было обусловлено тем, что звери, над которыми он раньше любил издеваться, теперь были сильнее его.

И даже Шао Сюань не знал, как разрешить эту ситуацию.

После того, как Шаман закончил обучение группы воинов, в которых совсем недавно пробудилась сила, Шао Сюань поднялся на гору, чтобы с ним поговорить.

- Я хочу сходить туда с Чачей во время следующей охоты, – обратился Шао Сюань к сидящему напротив Шаману.

Шаман прекрасно знал, о каком месте говорит юноша. Услышав его слова, старик некоторое время хранил глубокое молчание, а затем встал и принес из соседней комнаты свиток из кожи. Он передал его Шао Сюаню и сказал:

- В этом свитке собраны все знания предков о том самом месте.

Когда в прошлом году Шао Сюань упомянул об этих землях, Шаман внимательнейшим образом изучил записи предков и собрал всю необходимую информацию, делая выписки в отдельном свитке.

Юноша взял записи Шамана в руки и принялся за чтение.

Это были обычные заметки, которые к тому же основывались на словах других людей, а потому не могли содержать полностью достоверной информации.

Однако в этом свитке упоминалось и название "Отчужденная Земля", о котором говорил Май.

Когда великие предки только начинали разрабатывать охотничий маршрут, они знали, что там путь им преграждают тернистые растения. Стоя на самой высокой точке горы, они смогли рассмотреть расстилающиеся вдалеке земли, однако из-за острых шипов растений никак не могли продвинуться вперед.

Таким образом, предки дали той территории название Отчужденная Земля, так как дорога туда была закрыта, и еще никому не удавалось туда добраться.

Кроме того, в свитке содержались очень любопытные сведения.

Шаман говорил, что Чача принадлежит к разновидности гигантских горных орлов. Источник силы и повадки этих птиц были совершенно не понятны Шао Сюаню. Но как раз в Шаманском Томе содержались упоминания о горных орлах.

Там говорилось, что сила гигантского горного орла берет начало от огромной заснеженной горы, настолько высокой, что невозможно рассмотреть от ее подножия ее вершину. Она круглый год покрыта снегом и льдом и носит гордое название – Орлиная Гора.

Прежний вождь племени Ао утверждал, что гигантские орлы прилетели к ним именно с этой горы, но сейчас это было бы сложно проверить, а потому информация не могла считаться достоверной. Орлиная Гора считалась источником силы этих птиц, но была ли она еще и местом их рождения? Ответить на этот вопрос было бы затруднительно.

Давным-давно предки слышали лишь легенды о гигантских горных орлах, но никогда не видели этих величественных птиц своими глазами. Некоторые люди утверждали, что гора – это кладбище орлов, а многие говорили, что это место их рождения.

В свитке содержалось не так много записей, поэтому Шао Сюань быстро закончил чтение.

- Получается, Чача хочет отправиться на Орлиную Гору? – озадаченно протянул юноша.

- Вполне может быть, – задумчиво произнес Шаман.

После непродолжительного молчания, Шао Сюань сказал:

- Мое решение не переменилось. Я все еще хочу отправиться с ним туда.

Шаман молча смерил юношу испытующим взглядом.

- Это очень опасно. Ты можешь не вернуться обратно, – медленно произнес он.

- Я знаю, – просто сказал Шао Сюань. Он уже принял решение и не собирался от него отступать. - Пожалуйста, расскажите об этом дяде Маю, – добавил юноша.

Шаман глубоко вздохнул. Он уже понял, что не сумеет отговорить Шао Сюаня от его затеи.

Шао Сюань был уверен в принятом решении. Он ухмыльнулся и беспечно махнул рукой:

- Не беспокойтесь, я благополучно вернусь домой.

Шаман почувствовал, как у него дергается веко, но затем беспомощно развел руками и отпустил Шао Сюаня домой.

Во время следующей охотничьей вылазки, при помощи нескольких свирепых зверей, Та и пять других лидеров групп собирались принести как можно больше добычи.

Май взволнованно рассказывал о своих планах Цяо, когда до него дошла новость о решении Шао Сюаня.

- Ты собираешься отправиться к Отчужденной Земле?

На лице Мая отражался весь спектр эмоций, которые он испытывал в данный момент. Свой вопрос он буквально процедил сквозь зубы. Мужчина глубоко вздохнул, стараясь совладать с собой и не наброситься на стоящего перед ним юношу.

Он знал, что Шао Сюань ни за что не откажется от своей затеи. Так какого же черта, в прошлом году он обещал не ходить туда!

Более того, этот мальчишка успел спросить разрешения у Шамана, и тот дал его ему, без всяких возражений. Что же на это можно было возразить!

- Не совсем. То место, куда я собираюсь отправиться, может находиться по ту сторону горы или где-нибудь еще. Я просто хочу понять, почему Чача так стремиться туда, – объяснил Шао Сюань.

Но его слова взволновали Мао и Цяо еще больше.

Разумеется, они высоко ценили мужество воинов, которые не страшились смерти. Но совсем другое дело, когда человек собирается понапрасну рисковать своей жизнью. Даже предки не пересекали границы тех земель. Мог ли Шао Сюань, который даже не был высшим воином тотема, благополучно вернуться домой?

Ужасно! Действительно ужасно!

Тем не менее, охотничья группа даже не догадывалась о намерениях Шао Сюаня, пока они не перешли с первого места стоянки на третье.

- Отчужденная Земля! Не ходи туда!

- Ах-Сюань, лучше послушай совета Мая. Останься с нами!

- Если ты уйдешь, то можешь уже не вернуться. Не уходи! Если Чача так хочет туда попасть, отпусти его. Тебе совершенно незачем следовать за ним. Почему ты хочешь уйти?

Каждый охотник в группе старался на свой лад отговорить Шао Сюаня от его безумной затеи. За несколько последних лет они оценили потенциал юноши, как будущего воина, и кроме того, успели сильно привязаться к нему. Но что еще более важно, Шао Сюань родился в пещере у подножья горы, но ни в чем не уступал тем, кто родился в пещерах расположенных выше. Тем самым он заслужил уважение всего племени.

По мнение многих старейших воинов, Шао Сюаня, рожденного в горной низине, ожидало блестящее будущее. Поэтому Шао Сюань должен был жить вместе со всеми на горе. Многие люди ставили юношу в пример своим детям, как, например, отец Сая. Каждый раз, когда он обнаруживал, что Сай плохо себя вел, он упоминал имя Шао Сюаня. Естественно, по этой самой причине Сай очень невзлюбил юношу.

Но теперь Шао Сюань намеревался отправиться туда, где не ступала нога предков. Неужели ему совсем не дорога его жизнь?!

Но, к сожалению, все их красноречие пропало даром, так как никто не смог переубедить упрямого юношу.

Почему Шаман дал согласие на эту авантюру?

Этого они никак не могли взять в толк.

Но раз уж даже Шаман дал свое согласие, никто не решался выказывать свое негодование.

Май отозвал Шао Сюаня в сторону, желая поговорить с ним наедине. Он дал юноше несколько советов, а затем вручил ему несколько хороших каменных копий.

- Дядя Май, вам не стоит меня ждать, если я не вернусь через шесть дней, – сказал Шао Сюань.

Май колебался, но все же, в конце концов, согласно кивнул.

Шао Сюань не собирался брать с собой Цезаря. Он оставил его у Старого Ке, и попросил того приглядывать за волком. Если он не вернется, у старика останется хоть какая-то компания.

Собираясь на охоту, Шао Сюань оставил Цезаря в племени. Когда юноша уходил, волк еще некоторое время бежал за ним следом, никак не желая расставаться с хозяином. Он не останавливался до тех пор, пока Шао Сюань не прикрикнул на него.

Попрощавшись с охотничьей группой, Шао Сюань махнул Чаче, показывая орлу, что готов следовать за ним. Вскоре орел и его хозяин начали медленно подниматься вверх. Юноше было бы очень трудно идти по горным склонам, где каждую минуту он мог сорваться с крутого уступа или ему пришлось долго обходить какое-нибудь препятствие. Куда проще было путешествовать по воздуху, так как на их пути не было никаких преград и практически не встречались крупные птицы.

Когда же они спускались на землю, Чача летел над плечом своего хозяина, что значительно облегчало путешествие, ведь юноше не приходилось нести орла на руках.

Они преодолели густые заросли джунглей, когда Шао Сюань обратил внимание, что чем дальше они продвигаются вперед, тем меньше зверей им встречается по пути.

Полдня спустя, Шао Сюань наконец с воздуха заметил Отчужденную Землю, о которой писали предки.

На границе с этой территорией росли густые терновые заросли, которые во все стороны угрожающе топорщились острыми шипами. Людям было не преодолеть такую преграду. Со стороны это выглядело, как устрашающий лес, который отрезал эти земли от всего живого.

Некоторые шипы, росшие у самой земли, имели не такие огромные размеры, но все же выглядели достаточно опасными. Казалось, они злобно следят за каждым, кто осмеливается над ними пролетать.

Даже свирепые хищники, которые занимали определенные территории, не осмеливались забредать сюда.

Глядя на бесконечные терновые заросли и на вспыхивающие среди них огоньки, Шао Сюань решил сначала сделать перерыв. Когда Чача отдохнет и наберется сил, они пролетят над этим опасным местом.

Глава 137. Гора
Хотя Шао Сюань захватил с собой достаточное количество вяленого мяса, Чача все же предпочитал питаться свежей добычей.

Поохотившись и утолив первоначальный голод, Чача вновь поднялся с Шао Сюанем в небо.

Вскоре им на пути встретилась враждебно настроенная крупная птица, и когда орел вступил с ней в бой, Шао Сюань чуть не выпал из когтей своего питомца и не разбился.

Если бы Чача был больше, юноша мог бы путешествовать у него на спине. Но пока орел был маловат, приходилось терпеть подобные перелеты.

Шао Сюань в очередной раз увернулся от острого клюва напавшей на них птицы. Одной рукой он ловко уцепился за когти Чачи, а другой быстро достал из кожаного мешочка, висящего на поясе, каменные иглы. Так юноша хотя бы мог защититься от нападающей птицы.

Каждая игла была обработана экстрактом трав, который имел парализующий эффект. Шао Сюань специально старался целиться туда, где тело птицы не было покрыто жесткими перьями. Как только такая игла вопьется в плоть, экстракт начнет свое действие, и тело жертвы сразу же откажется ей повиноваться.

Сразу же после попадания птица начала терять контроль над своим телом. Постепенно ее движения становились более медленными, а сама она выглядела полностью дезориентированной. Очевидно, эта птица была не так сильна, как могло показаться вначале. После того, как юноша подстрелил ее в шею, она резко взмыла вверх, а затем камнем обрушилась на землю. В тот момент, когда под воздействием экстракта, птица уже не могла взмахнуть крыльями, чтобы предотвратить свое падение, она ударилась о терновые заросли.

Раздался громкий грохот!

Птица, утратившая контроль над своим телом, так и не смогла прийти в себя после удара о терновник.

Кроме того, она крепко запуталась в зарослях, и любая попытка высвободиться стоила ей вырванных перьев.

Острые шипы терновника, угрожающе торчащие во все стороны, сильно изранили тело птицы.

Теперь, каждый раз, когда она пыталась вырваться из ловушки, раны начинали кровоточить еще сильнее.

Запах свежей крови привлек внимание обитавших в терновых зарослях хищников, которые начали возбужденно подбираться поближе к несчастной жертве.

Шао Сюань, которого крепко удерживал в воздухе Чача, опустил глаза вниз и увидел, как к отчаянно бьющейся птице со всех сторон стекаются черные тени.

Вскоре они со всех сторон окружили свою жертву.

Эти существа были похожи на обезьян, а их мех был того же оттенка что и цвет шипов терновника. Многие из них были размером с кулаки взрослого мужчины. Эти существа отличались невиданной гибкостью и проворством, а потому ловко пробирались сквозь шипы, ни разу не соскользнув вниз и не поранившись.

Когда стая этих обезьян окружила птицу, они одновременно, как по команде, набросились на нее.

В тот же миг Шао Сюань увидел, что место падения птицы окрасилось свежей кровью.

Брызги крови падали на растущие рядом шипы. Когда кровь высохнет, она, вероятно, будет иметь тот же цвет, что и они.

Вместе с брызгами крови в воздух взметнулось облачко перьев.

Некоторые обезьяны не подоспели вовремя, а потому изо всех сил старались протиснуться мимо своих более удачливых сородичей и приступить к трапезе. Эти твари еще долго не хотели покидать это место, а задрав голову вверх, обнаружили парящего в небе Чачу. Обезьяны стали неистово подпрыгивать и махать скрюченными лапами, будто стараясь поймать летящего орла.

Шао Сюань и Чача отвели взгляд, содрогаясь от ужаса. Казалось, в голове каждого из них вихрем пронеслись страшные картины того, что могло бы случиться, упади они в эти заросли. Чача взмахнул крыльями, стараясь как можно быстрее убраться подальше от этого места.

- Старайся не ослабить хватку, приятель. Если ты разожмешь когти, то я не жилец, – наиграно весело произнес юноша, похлопав орла по лапе.

В ответ на его слова раздался пронзительный крик.

Таким образом, Чача выразил свое согласие и, прибавив скорости, полетел в сторону видневшейся вдали горы.

По пути им попалась еще парочка птиц, но, к счастью, все закончилось благополучно.

Уже в сумерках они приземлились на ветви дерева, и оба, наконец, смогли вздохнуть с облегчением.

Неудивительно, что предки держались подальше от Отчужденной Земли. Помимо острых смертоносных шипов, жизни человека еще угрожали и плотоядные обезьяны. Даже высшему воину тотема не удалось бы справиться с такой огромной хищной стаей. Более того, в густых дебрях терновника мог обитать кто-то и пострашнее обезьян.

- Отдыхай, а я посторожу твой сон, - ободряюще произнес Шао Сюань, похлопав орла по шее.

Миновав терновую преграду, они добрались до горы, которая очень напоминала их охотничьи угодья. Однако Шао Сюань пока не спешил расслабляться и сохранял постоянную бдительность.

Вскоре на землю опустилась ночь.

Шао Сюаню не удалось отыскать поблизости пещеру, поэтому он нашел место для ночлега на дереве, замаскировав его парочкой веток. Он также установил небольшие ловушки и рассыпал порошок, запасы которого взял с собой. Он планировал остаться здесь на ночь.

Звуки ночного леса действовали успокаивающе, и Шао Сюаню начинало казаться, что это место совсем не отличается от их охотничьих территорий.

Внимательно прислушиваясь, юноша постепенно обнаружил, что все звуки леса сливаются в единое звучание, с характерными переливами. Чем дольше он слушал, тем точнее мог сформулировать свои мысли о здешней местности.

Шао Сюань попытался определить источники звуков.

Нет, здесь все было совсем иначе, в отличии от их лесов.

Ночные обитатели этого леса сильно отличались от тех, что жили в их охотничьих угодьях.

Именно поэтому следовало быть крайне осторожным и не слишком полагаться на свои прежние охотничьи знания.

В полночь Шао Сюаня разбудил шелест листьев. Будучи постоянно на чеку, юноша спал очень чутко. У него даже выработалась привычка, когда он ночевал в лесу, просыпаться от любого постороннего шороха.

Внимательно вслушиваясь в звуки ночного леса, юноша различил едва уловимый шелест. Казалось, это легкий ветерок шевелит листья деревьев.

Но все дело в том, что ночь была совершенно безветренной.

Рядом с Шао Сюанем не шелохнулся ни один листочек.

Сук под ногами юноши слегка вибрировал, но это практически невозможно было ощутить. Вибрация свидетельствовала о том, что какое-то существо взбирается по стволу дерева, минуя ветви, в том числе и ту ветку, на которой расположился Шао Сюань.

Звук постепенно приближался. Шао Сюань постарался успокоить Чачу. Крепко сжимая нож в правой руке, он затаил дыхание. Юноша быстро переключился на особое зрение и осмотрелся.

Хотя ветви сильно мешали ему, Шао Сюань все же нашел просвет между листьями и внимательно всмотрелся в темноту.

Он старался не сводить пристального взгляда с того места, откуда раздавался шелест.

Неужели это была… змея?

И хотя тело этого существа по своей структуре очень напоминало змеиное, все же его контуры были несколько размыты. Кроме того, кожа этого пресмыкающегося была покрыта тонкими и прочными костяными наростами. Подобного существа Шао Сюаню еще не доводилось видеть ни разу в жизни. Всматриваясь в очертания змеевидной твари, юноша пытался приблизительно прикинуть ее истинные размеры.

Тело змеи было намного толще, чем тело Шао Сюаня. Юношу крайне пугал тот факт, что она может с легкостью его проглотить

К счастью, змея не заползла на ветку, на которой обосновался Шао Сюань, а поднялась выше и переползла на другое дерево.

После того, как скрылась эта странная змея, сразу же прекратилось и шелестение. Чача тоже перестал волноваться.

Шао Сюань, все еще сжимающий в руке нож, перевел дух.

Он не был до конца уверен, успешным ли будет его путешествие. Но из-за его авантюрного склада характера, оставшегося в наследство еще с прошлой жизни, и страстного желания Чачи отправиться в путь, он и решился на это путешествие.

Вполне возможно, что впереди их поджидают еще более страшные опасности, но они просто не могли повернуть назад. Шао Сюань принял решение идти вперед и только вперед.

Быть может, он погибнет и уже не вернется домой. К счастью, сейчас племя достаточно обеспечено едой, а Цезарь везде сопровождает Старого Ке, поэтому его жизнь будет намного легче, чем раньше, когда он трудился в полном одиночестве.

При мыслях об этом, у Шао Сюаня защемило сердце.

Неужели он погибнет? Неужели все должно закончиться именно так?

Шао Сюань так и не решился расстаться с ножом, а потому крепко сжал его в руке и прикрыл глаза. Ему необходимо было отдохнуть, прежде чем продолжать путешествие.

Ночью юноша спал беспокойно, то и дело просыпаясь. В такие моменты он видел блестящие глаза ночных животных, которые отличались от тех, что обитали в терновых зарослях.

В течении следующих нескольких дней, Шао Сюань предпочел идти по лесу, следуя за летящим впереди Чачей.

Юноша старался не отставать от орла, так как верил, что тот выведет их куда следует.

Основной целью их путешествия было стремление живыми и невредимыми добраться до того места, куда так рвался попасть Чача. А потому, если не возникало такой потребности, они старались не охотиться и всячески берегли силы. Кроме того, опасность могла подстерегать их на каждом шагу. Разве могли они в таком случае, растрачивать энергию на посторонние вещи?

С тех пор как юноша принял решение отправиться вместе с Чачей на поиски того места, орел стал гораздо бодрее. Он активно охотился, не страдал отсутствием аппетита и стремительно летел к своей цели. Он даже летал, держа в когтях Шао Сюаня. В конце концов, путешествие по земле проходило бы гораздо медленнее, чем по воздуху.

Когда на их пути встречались крупные хищные птицы, Чача старался избежать прямого столкновения с ними. Он решался вступать с ними в бой, только если ему не удаввлось избежать его. В том случае, если орел проигрывал схватку, он постарался как можно быстрее унести... крылья. Если же ему и это не удавалось, он прибегал к помощи Шао Сюаня.

В течении шести дней они двигались к намеченной цели, преодолевая все преграды и трудности.

В это самое время, группа охотников на третьем месте стоянки тщетно ждала возвращения Шао Сюаня. В конце концов было принято решение возвращаться домой без него.

Шао Сюань никогда не думал что, то место, куда так стремился его орел, находится настолько далеко!

Они шли уже десять дней, но все никак не могли добраться до заветной цели.

Во время путешествия каждый из них получил довольно серьезные ранения. Тогда Шао Сюань нашел пещеру, и они провели там два дня, пока их раны не затянулись и они не смогли продолжить свой путь. Юноша прекрасно понимал, что должно пройти определенное время, после заживления ран. Только после этого они смогут отправиться дальше.

Шагая по незнакомому лесу, Шао Сюань был еще более настороженным, чем обычно, ожидая появления неведомой опасности. В то же самое время он научился лучше скрывать свое присутствие и двигаться, оставаясь никем незамеченным.

Крепко сжимая клинок, сделанный из зазубренного клыка, Шао Сюань осторожно пошевелил рукой. Побег из пасти опасного хищника, закончился для юноши переломом руки, но, к счастью, не слишком серьезным. Как следует отдохнув и выспавшись ночью, он вновь смог продолжить путешествие.

Все его каменные мечи сломались. По пути он создавал новые клинки, но их ждала та же участь: во время боя с дикими хищниками, они просто рассыпались в пыль. Теперь у него остался лишь меч, созданный Старым Ке. Но и этот клинок был в настолько плохом состоянии, что применить его можно было лишь один раз.

И вот, наконец, они добрались до крутого обрыва. Шао Сюань махнул рукой Чаче, и орел тут же начал снижаться.

Юноша прикрепил свой меч к поясу и здоровой рукой крепко ухватился за лапу орла.

Чача вместе со своим хозяином спустились вниз со скалы.

Теперь на их пути выросли густые дебри джунглей, которые им нужно было как-то пройти.

Деревья в этих джунглях, казалось, были еще выше, чем те, что им встречались раньше.

Пролетев некоторое расстояние, Шао Сюань попросил Чачу найти место, где он сможет опустить его на землю. Орел никак не отреагировал на его слова. Он не видел никакой угрозы, а потому продолжал двигаться вперед. По мнению орла, путешествие по воздуху будет протекать намного быстрее.

- Ну, хорошо, тогда не мог бы ты подняться еще выше, а то я чувствую…

Прежде чем Шао Сюань успел закончить фразу, "ветка" росшего рядом высокого дерева внезапно резко, как пружина, сделала выпад в сторону Чачи.

В тот момент, когда мнимая "ветка" дернулась в сторону орла, листья, покрывающие ее, стремительно уменьшились в размерах и плотно прилегли к телу. Эти самые листья выглядели точь-в-точь как чешуйки.

Это была змея!

Эта странная змея напомнила Шао Сюаню то существо, с которым они столкнулись в первую ночь, которую провели на этой горе.

Глава 138. Долина Змей
- Осторожно! – громко закричал Шао Сюань.

Сопровождаемая резким свистом, змея стремительно приближалась к ним, а ее тело сокращалось как пружина. Реакция Чачи на восклицание хозяина была слишком запоздалой.

Даже если бы их разделяло значительно большее расстояние, змея все равно оказалась бы в опасной близости от них в мгновение ока.

Шао Сюань очень хотел помочь Чаче, но, к сожалению, его возможности были ограничены. Единственное, что он мог сделать, это постараться вовремя предупредить орла об опасности. Однако юноша опоздал.

Услышав крик Шао Сюаня, Чача решил взлететь выше, а потому не увидел, как к нему стремительно приближается змея. К несчастью для орла, он заметил опасность слишком поздно и уже не смог увернуться.

Змея бросилась на Чачу и вцепилась клыками в его крыло.

Орел, которому набрать высоту мешал груз в лице Шао Сюаня, никак не мог избавиться от терзавшего его противника.

Издав громкий клекот, Чача камнем рухнул вниз, увлекая за собой и змею, и Шао Сюаня.

Сцепившиеся в клубок противники упали на крону одного из деревьев, и пролетели несколько метров, попутно переломав все встречные ветки, прежде чем приземлились на зеленую лужайку.

Подобные случаи в этой местности были далеко не редким явлением. Обитавшие здесь змеи часто нападали на птиц, совершенно не боясь разбиться при падении с огромной высоты. Они прекрасно знали, что падение всегда смягчит густая крона дерева, а от каких-то мелких повреждений защитит прочная чешуя, покрывающая их тело.

Крепко сжав челюсти на крыле Чачи, змея начала кольцами опутывать его тело. Как и любую другую свою добычу, она вначале хотела задушить орла, а уже потому съесть.

Из горла Чачи раздался глухой крик.

Он изо всех сил старался высвободиться из смертельных объятий, но тщетно. Чача обнаружил, что ему никак не удается выбраться из удушающей хватки противника. Чем яростнее он сопротивлялся, тем сильнее сдавливала его тело змея, причиняя ужасную боль. Вскоре орел уже не мог издать ни звука, чтобы позвать на помощь. Змея передавила дыхательные пути орла, и недостаток кислорода сделал свое дело: Чача практически лишился сознания.

Когда змея вцепилась в Чачу и они рухнули на землю, Шао Сюаню удалось разжать когти орла и высвободиться. Очутившись на твердой поверхности, юноша вскочил на ноги и, выхватив свой зазубренный клинок, бросился на змею. Острие меча с силой вонзилось в твердую чешую.

Раздался оглушительный хруст, как будто сломалась ветка сухого дерева.

Несмотря на то, что змеиная кожа была очень прочной и плотной, клинок Шао Сюаня сумел повредить ее, лишив тело пресмыкающегося нескольких чешуек.

Когда Шао Сюань отправлялся на охоту, он использовал этот меч для убийства диких зверей. Этот клинок был незаменим в том случае, если добыча юноши имела жесткую и крепкую шкуру.

Шао Сюань продолжал безжалостно вонзать меч в тело змеи. Каждый раз, он старался метить в одно и то же место. Несмотря на всю прочность чешуи, юноше удалось повредить кожный покров, нанося удары зазубренным клинком в определенное место.

Однако чешуя змеи выполняла еще одну защитную функцию. На теле пресмыкающегося были специальные роговые отростки, которые в случае опасности помогали змее замаскироваться среди веток дерева. Но змеиная шкура была гораздо прочнее древесной коры. Сколько бы усилий не вложил в свой удар Шао Сюань, он не смог нанести змее смертельную рану.

К тому же юноша сам был ранен и потерял много сил. У него никак не получалось убить змею, сжимавшую в своих кольцах Чачу. Кожный покров рептилии по своей прочности превосходил даже хребет Черного Раздражающего Ветра, и этот факт очень беспокоил Шао Сюаня.

Но если не получилось в первый раз, стоит повторить попытку, и не останавливаться, пока не добьешься желаемого результата.

После каждого удара клинка, во все стороны разлетались обломки жесткой чешуи. Некоторые из них попали юноше в лицо, оставив на коже глубокие кровоточащие порезы. Вскоре фрагменты чешуи покрывали густую траву на поляне.

Не останавливаться! Не дать этой твари вовремя отреагировать на удар!

Чача был крепко опутан змеиными кольцами. Шао Сюань знал, что он должен как можно быстрее что-то предпринять для освобождения друга. Если он не поторопится, Чаче грозит страшная смерть от удушья.

Крак! Крак! Крак!

Каждый удар юноши сопровождался неприятным треском. Обломки твердой чешуи устилали собой всю землю. Чудовищная змея издала резкое шипение, похожее на свист ветра в узком горном ущелье.

Удар! Еще удар! И еще раз!

Шао Сюань старался не обращать внимания на низкое шипение, терзавшее его барабанные перепонки. Он не переставал наносить точные удары своим мечом, вонзая его все глубже и глубже в шкуру рептилии.

Змея, наконец, поняла, чего добивается юноша, и пришла в ярость.

Специальные роговые отростки, до этого момента плотно прилегавшие к телу, начали стремительно подниматься. Вскоре все тело пресмыкающегося, кроме той части, которая сжимала Чачу в кольце, угрожающе топорщилось внушительными наростами. Змея, которая и до этого выглядела достаточно крупной, приняла поистине устрашающие размеры!

Змея повернула к юноше свою громадную ромбовидную морду, и с ненавистью уставилась на него. Ее коричневый раздвоенный язык то и дело показывался из пасти. Рептилия сжалась в тугую пружину и попыталась сбить юношу с ног мощным ударом хвоста.

Шао Сюаню пришлось временно прерваться. Он согнул колени и немного подался назад. Отступая, юноша нечаянно смял несколько растений, которые тут же забрызгали его обувь мутным зеленым соком.

Чтобы уклониться от мощного хвоста рептилии, юноша упал на землю, откатился в сторону и рывком поднялся на ноги, оставляя на почве глубокие следы. Он проделал все это с такой невероятной скоростью, что хвост змеи, посвистевший всего в нескольких сантиметрах, не задел его. Не теряя ни секунды, Шао Сюань еще крепче сжал свой меч и нанес еще один мощный удар по телу змеи!

- Не думай, что я не заметил уязвимое место на твоем теле! Тебе так просто не спрятать его от меня!

Еще один сильный удар!

Наросты, которые защищали ранение, были отсечены одним точным движением. Шао Сюань принялся наносить удары по поврежденному участку, стараясь нанести как можно больший ущерб телу рептилии! Серия непрекращающихся ударов мешала змее атаковать в ответ.

Даже если меч из звериного клыка не был бы настолько острым, все равно каждый его удар причинял бы змее невероятную боль.

Змея низко зашипела, и из ее пасти с омерзительным хлюпаньем вытекла струйка странной темно-зеленой крови.

Какой бы прочной не была шкура змеи, еще ни одно животное не могло выдержать нескончаемую череду сильных ударов острого клинка.

В конце концов, какой бы прочной не была змеиная кожа, она все же была не из стали. Шао Сюаню удалось пробить твердый кожный покров рептилии, и с каждым метким ударом трещина на чешуе становилась все больше. Змее было необходимо избавиться от настырного противника, иначе это могло для нее очень плохо закончиться.

Испытывая непрекращающуюся боль, змея угрожающе зашипела. В самом начале, ее единственным желанием было поймать и съесть пролетавшего над ней орла, так как птицы были ее любимой пищей. То существо, которое орел держал в когтях, рептилия не приняла во внимание, думая, что это добыча птицы. Змея никак не могла понять, почему у настолько хилого и слабого создания получилось нанести ей такой ущерб.

Рептилия даже не предполагала, что кто-то сумеет ранить ее настолько сильно, что у нее потечет кровь. Если бы только змея могла представить, чем это обернется, она бы наверняка избавилась от этого существа гораздо раньше.

К сожалению, уже было слишком поздно.

Змея начала собирать свое тело в кольца, стараясь защитить наиболее уязвимое место.

Однако Шао Сюань был очень проворным противником, поэтому ему удавалось не только избегать атак змеи, но и самому успешно наносить удары.

Удар!

Еще один удар!

Зазубренный меч мелькал с такой скоростью, что превратился в размытую вспышку света.

Рана змеи становилась все глубже, а темно-зеленая кровь уже текла без остановки.

Именно это заставило змею отказаться от своей добычи, чтобы спастись самой. Разжав кольца, рептилия выпустила полузадушенного орла и постаралась как можно скорее уползти подальше от этого места.

Нападение змеи, короткое сопротивление Чачи и схватка с ней Шао Сюаня – все это, на самом деле, длилось не больше минуты. Главной причиной такой быстрой победы был страх Шао Сюаня за Чачу и его молниеносная реакция, не дававшая змее опомниться. За столь краткий период, юноша потратил больше силы и энергии, чем когда либо.

Юноша молча смотрел в след уползающей змее и старался перевести дух. После того, как рептилия выпустила Чачу из своей смертоносной хватки, Шао Сюань кинулся к орлу, чтобы осмотреть его раны.

Крылья Чачи были переломаны в нескольких местах и выглядели просто ужасно. Орел мог только слегка пошевелить ими вверх-вниз. О полетах же пока пришлось и вовсе забыть.

Юноша внимательно осмотрел раны орла, на предмет укусов змеи, но не обнаружил никаких следов яда. Если укусы и были, то они, во всяком случае, были не смертельны.

Шао Сюань позволил себе расслабиться, увидев, что Чаче не грозит немедленная смерть.

Осмотревшись кругом, юноша решил, что необходимо найти безопасное укрытие, где он смог бы заняться лечением орла. После того, как они оба поправятся, они смогут продолжить свое путешествие. Правда, в дальнейшем им придется подняться в небо еще выше, чтобы избежать подобных опасностей.

Если они будут лететь достаточно высоко, то у этих странных змей не будет шанса напасть на них. А ведь этот лес кишмя кишел самыми разными ползучими гадами, и некоторых из них Шао Сюань мог видеть собственными глазами в ночное время суток.

Неудивительно, что по пути сюда им не попалось ни одной птицы. Должно быть змеи съели их всех до одной.

Внезапно размышления юноши прервал легкий шелест. Шао Сюань застыл на месте, стараясь не делать резких движений.

Чача, который, слегка помахивал ранеными крыльями, тоже замер.

Над их головами раздавалось печально знакомое низкое шипение, которое ни с чем невозможно было перепутать.

Шао Сюань почувствовал, как на его лбу выступила испарина, и страх ледяной рукой сжал его сердце. Он потратил все силы, чтобы спасти Чачу, и прекрасно понимал, что не выдержит еще одной схватки. Еще до того, как они оказались в этой местности, Шао Сюань сломал руку, и она еще не полностью восстановилась. Юноша думал, что у него будет время, чтобы оправиться после перелома, но схватка в лесу спутала все его планы.

Шао Сюань повернулся спиной к Чаче и замер, не сводя пристального взгляда с того места, откуда доносилось шипение.

Только сейчас, подняв глаза вверх, Шао Сюань понял, насколько бескрайним был окружающий их лес. Он казался сам себе лилипутом по сравнению с исполинскими деревьями, чья густая листва скрывала от его глаз небо. Тоненький солнечный лучик, пробившийся сквозь кроны деревьев, казался невероятным чудом.

Благодаря тому, что падая, змея и орел своим весом сломали множество веток, лесная поляна освещалась редкими лучами солнца. В сочетании с мрачным сумраком леса, солнечный свет был подобен сияющей колонне, разгоняющей окружающую тьму.

Шао Сюань и Чача, спина к спине, замерли в центре солнечного пятна.

В этом месте на поляне было теплее всего, так как солнце успело немного прогреть землю. Если бы они сейчас были в племени, то подобная обстановка так и манила растянуться на залитой солнцем лужайке, подставляя свое тело теплым лучам. Можно было бы прикрыть глаза только на минутку, но вскоре сладко заснуть, наслаждаясь теплом и светом.

Но в данный момент, ни Шао Сюань, ни Чача не чувствовали тепла солнца и были не способны насладится прелестями погоды. Напротив, надвигающаяся опасность заставляла их похолодеть от ужаса.

Лихорадочно оглядываясь кругом, они видели, что в лесу нет никаких других живых существ, кроме змей.

Прямо над их головами, две мнимые "ветви" дерева слегка зашевелились и скользнули вниз по стволу.

Раздался легкий треск.

Этот звук был очень похож на тот, который чуть раньше донесся до слуха юноши. Две крупные змеи плотно прижали к телу свои роговые наросты, которые использовали для маскировки. Они неторопливо поползли в сторону Шао Сюаня, нисколько не боясь, что добыча может от них ускользнуть.

Одна змея подползала к ним спереди, а вторая отрезала им путь к побегу с противоположной стороны. Чача и Шао Сюань оказались в ловушке.

Тук-тук! Тук-тук!

Шао Сюань слышал биение собственного сердца, настолько быстро оно колотилось в груди. Ладони юноши вспотели, и он нервно вытер их о штаны.

Шао Сюань крепко сжал свой меч, стараясь, чтобы руки не дрожали так сильно. Он знал, что его силы уже на исходе. Даже если он попытается дать змеям отпор, шансы на победу были ничтожно малы. Да, в принципе, если он рискнет и примет бой, быть может ему и удастся выжить. Но проблема была в том, что две подбирающиеся все ближе и ближе змеи по своим размерам нисколько не уступали предыдущему противнику юноши.

Глава 139. Гигантский орел
Даже не расправив свои роговые наросты, две змеи были намного крупнее Шао Сюаня. Постепенно они все ближе подбирались к юноше и орлу.

Как бы это ни было странно, но Шао Сюаню показалось, что он видит неприкрытое злорадство и торжество в глазах рептилий.

Хотя змеи видели, как их сородич отпустил свою добычу и отступил, испугавшись острого клинка, они не посчитали нужным вмешиваться. Казалось, они специально так долго наблюдали за поединком, чтобы выяснить реальную силу Шао Сюаня. В тот момент, когда змеи поняли, что юноша измотан и больше не представляет для них никакой угрозы, они решили напасть. Кроме того, их безумно привлекала перспектива полакомиться орлом, которого защищал человек. Медленно, но уверенно они окружали свою добычу, не оставляя никакого шанса на побег.

Определившись, кто станет их первой жертвой, змеи неспешно ползли в сторону Шао Сюаня.

Пока Шао Сюань лихорадочно соображал, ввязываться ли ему в бой с рептилиями, или стоит все же попробовать подхватить Чачу на руки и сбежать отсюда, где-то в вышине раздался пронзительный крик орла.

Этот звук не только разрушил тишину леса, но и заставил змей замереть на месте.

Твари, казалось, почувствовали какую-то опасность, поэтому временно оставили в покое Шао Сюаня и Чачу.

Сердце юноши учащенно забилось при мысли о спасении.

Он был абсолютно уверен, что это кричал орел.

Как было известно, орлы и змеи были естественными врагами, а потому любая их встреча заканчивалась смертью одного из них.

Конечно, Шао Сюань и Чача были слишком слабы, чтобы представлять угрозу сразу для двух змей.

Слабым существам ни за что было не выжить в этом лесу.

Чача поднял голову и посмотрел в небо. На какое-то время даже его враги-змеи перестали для него существовать.

Раздался резкий свист!

Крылья огромной птицы на минуту заслонили солнце, и поляна погрузилась в тень.

Казалось, две змеи в этот момент лихорадочно решают, продолжить ли им нападение, или все же лучше отступить. В тот же миг, силуэт птицы вновь мелькнул над поляной. Однако на этот раз орел снизился и пролетел прямо сквозь ветки деревьев.

Шао Сюань слышал, как ломаются ветки под мощными когтями. Когда же, наконец, показалась голова самого орла, юноша осознал, каким же маленьким был Чача по сравнению с этой хищной птицей.

"Должно быть, это другая разновидность гигантского орла", – мелькнуло у него в голове.

Скорее всего, перед ними был представитель Гигантских Горных Орлов. По сравнению с ним, Чача казался хилым птенцом, только выбравшимся из гнезда.

Вперив полный ненависти взгляд в двух змей, орел стремительно спикировал на них.

Каждый взмах его крыльев сопровождался оглушительным треском веток.

На застывших внизу юношу и его питомца градом обрушились сломанные ветки и куски древесной коры.

Шао Сюань поспешно увлек Чачу за собой, и они вдвоем затаились на безопасном расстоянии. Юноша не спешил убегать, так как предполагал, что орел сейчас вступит в схватку со змеями и избавится от них. К тому же, если они сейчас сбегут, кто знает, какие еще опасности встретятся им на пути. Вполне возможно, что они снова могут наткнуться на змей.

Остаться здесь и посмотреть чем все закончиться было наилучшим выходом из сложившейся ситуации.

Еще один взмах крыльев, и орел опустился на толстую ветку дерева, обхватив ее когтями. В голове юноши пронеслась мысль, что для того, чтобы обхватить такую ветку, понадобиться по меньшей мере десять человек.

Когда орел находился всего в нескольких метрах над землей, он внезапно резко спикировал на однуй из змей, угрожающе растопырив свои мощные когти.

Однако для такой крупной птицы открытого пространства на поляне было катастрофически мало.

Орлу никак не удавалось распахнуть крылья во весь их немалый размах. Но, не смотря на все неудобства, хищной птице все же удалось нанести сильный удар ближайшей змее.

Орел крепко ухватил рептилию, все глубже вгоняя в ее тело острые когти, а затем принялся наносить мощные удары клювом.

Другая змея, попытавшаяся прийти на помощь своему сородичу, смогла лишь слегка задеть перья орла, прежде чем мощный удар хвоста птицы отбросил ее в сторону.

Обычно орлы предпочитали охотиться на более открытой местности. Исключения составляли только те случаи, когда птицы были вынуждены вступить в бой в очень ограниченном пространстве. Как правило, ветки сильно затрудняли полет орла, и какими бы мощными не были его крылья, все же от мелких повреждений они не были застрахованы.

Шао Сюань не рискнул прийти орлу на помощь, так как справедливо полагал, что будет лишним в битве трех гигантских существ.

Гигантский орел схватил раненую рептилию за хвост, и цепко ухватив ее когтями, с силой ударил о ствол дерева. Другая рептилия, оправившись, вновь попыталась напасть, но была вынуждена уклоняться от ударов, наносимых противником.

В который раз над поляной раздался громкий хруст!

Змея врезалась своим массивным телом в дерево, а ее голова, казалось, пересчитала все его ветки.

Эта сцена заставила Шао Сюаня расхохотаться. Орел, размахивающий змеей как хлыстом, был просто неподражаем. Юноша никогда раньше не видел ничего подобного.

Гигантский орел, казалось, был прекрасно осведомлен о слабых местах лесных обитателей, поэтому умело ими пользовался.

Чача тоже был потрясен до глубины души, но совсем скоро, он пришел в себя, и даже несколько раз порывался присоединиться к избиению змей.

Наконец, заметив, что его противник находится практически на грани смерти, орел мощными ударами клюва принялся добивать змею.

Во все стороны брызнула густая темно-зеленая кровь. Но орел не останавливался и методично продолжал рвать змею на части.

Заметив, что другая змея пытается уползти, орел бросил свою полумертвую добычу, и набросился на нее.

Наконец, обе змеи оказались в цепких когтях хищной птицы.

После того, как орел насладился мучительной смертью своих врагов, он швырнул одну из змей в сторону Шао Сюаня и Чачи. Крепко сжимая в когтях другую рептилию, орел уже был готов улететь, чтобы полакомиться своей законной добычей.

Шао Сюань догадался, что брошенная к его ногам змея была своего рода подарком орла. Но юноша не собирался ограничиваться только этим. Разве мог он отказаться от подобной возможности?

Поэтому он собрался с силами, и, подхватив Чачу на руки, понес его в сторону орла.

Юноша видел, что гигантский орел не испытывает враждебности по отношению к его питомцу, но все же благоразумно замедлил шаг, приближаясь к величественной птице.

Гигантский орел уже не спешил улетать. Он пристально смотрел на юношу, заставляя того обливаться потом от страха.

Чача тоже внес свой вклад. Чем ближе Шао Сюань подходил к орлу, тем громче и жалобнее он начинал клекотать, взывая к сочувствию и симпатии.

Гигантский орел продолжал пристально и задумчиво наблюдать за человеком.

Внезапно он взмахнул крыльями и медленно поднялся в воздух. Перед тем как набрать высоту, орел низко пролетел над поляной, практически касаясь когтями земли.

В этот момент Шао Сюань принял единственно верное решение. Обхватив Чачу еще крепче, он из последних сил подпрыгнул и обхватил ногами туловище змеи, повиснув на ней вниз головой. Юноша специально выбрал то место, где тело рептилии сильно сужалось, чтобы иметь возможность уцепиться ногами.

Таким образом, Шао Сюань, повиснув вверх тормашками на теле мертвой змеи, летел следом за орлом. Вся его одежда быстро пропиталась мерзкой зеленой кровью. Чаче, которого юноша крепко прижимал к себе, тоже пришлось несладко, так как он был вынужден лететь вниз головой.

Благодаря своей физической подготовке и силе воина тотема, Шао Сюань мог практически без труда удерживать своего орла на весу. И хотя, иной раз ему было тяжелее всех в племени носить камни, все же Чача был гораздо легче по весу, хотя и казался крупным.

Порой гигантский орел чувствовал, что ему довольно тяжело лететь и начинал снижаться. В таких случаях Шао Сюань и Чача нередко бились головой о попадающиеся на их пути ветки. Вскоре оба отлично поняли, что в свое время чувствовала змея.

Шао Сюань изо всех сил вцепился в Чачу, стараясь не уронить его.

Они даже не смели надеяться, что орел позволит им путешествовать на его спине. Но, честно говоря, орел и так проявлял немалую доброту по отношению к ним. Он все еще очень лояльно относился к Чаче, не смотря на то, что они были не одной крови. Поэтому Шао Сюань не жаловался и принимал все как есть, боясь, что в один прекрасный момент орел может рассвирепеть и запросто проглотить настырных попутчиков.

В жестоком мире дикой природы, это было совершенно нормально, когда один вид животных питался совершенно другим видом.

Когда они, наконец, вылетели из леса, орел почувствовал себя гораздо лучше. Даже Шао Сюань заметил, насколько легче птице стало лететь.

Гигантский орел поднимался все выше и выше, стараясь держаться подальше от макушек лесных деревьев.

Эта птица выглядела настолько мудрой и опытной, что по сравнению с ней, Чача был просто неразумным птенцом.

Чем выше они поднимались в небо, тем больше мог видеть Шао Сюань. Перед глазами юноши открывался вид на далекие туманные горы и зеленевший далеко внизу лес.

К тому же, сейчас у Шао Сюаня выдалась возможность внимательно рассмотреть их спасителя.

После продолжительного наблюдения, юноша заключил, что орла в бою потрепало сильнее, чем он предполагал. Лапы орла покрывали кровоточащие порезы, а несколько когтей были и вовсе сломаны. Кроме того, было видно, что сейчас полет этой птицы уже не отличается былой стремительностью. Орла то и дело заносило в сторону, как будто он боролся с порывами сильного ветра. По сути, вес Шао Сюаня и Чачи был не ощутим для столь мощной птицы. Что касается туши змеи, то вряд ли орлу было слишком тяжело ее тащить в когтях.

Вывод напрашивался только один – после сражения со змеями, птице было довольно тяжело и больно лететь.

Затем Шао Сюань переключил свое внимание с когтей орла на его перья и клюв. Хотя эта птица очень сильно напоминала Чачу, юноша слишком хорошо знал своего питомца, чтобы не заметить даже малейшие отличия. Клюв гигантского орла был более изогнутой формы, и это, скорее всего, мешало ему крепко ухватить добычу.

Интересно, чем это было вызвано? Болезнью? Мутацией?

Или чем-то еще?

Несмотря на агрессивную манеру поведения, орел был сильно ослаблен и страдал от этого. По сути, любой бой мог вымотать его и не принести ничего, кроме новых вспышек боли.

У Шао Сюаня просто не укладывалось в голове, как такая опасная и хищная птица, так ловко сражающаяся в лесу, могла сейчас выглядеть настолько слабой и утомленной. Если бы юноша не взялся рассматривать орла, он бы по-прежнему полагал, что тот полон сил и энергии.

Внезапно в голову Шао Сюаня пришла неожиданная мысль.

Могло ли быть так, что орел оказался просто очень старым?

Но юноша даже понятия не имел, сколько вообще живут орлы, в каком возрасте у них наступает старость или когда Чача сможет достигнуть таких внушительных размеров.

Через десять лет?

Или через сто?

А может ждать придется еще дольше?

Вскоре на горизонте замаячили очертания горного хребта. До сих пор, Шао Сюань ни разу не был в этих краях. Похоже гигантский орел летел как раз в том направлении, которое так влекло Чачу.

Может они летят к Орлиной Горе?

Однако Шао Сюань не видел здесь никаких других гигантских орлов. Если это Орлиная Гора, то где все остальные ее обитатели?

Однако, оказалось, что до самой Горы еще нужно достаточно долго добираться.

Сейчас же орел просто выбрал место, чтобы дать отдых крыльям.

Когда они приблизились к высокой горе, гигантский орел начал энергично взмахивать крыльями, поднимаясь все выше. В этот момент, Шао Сюань буквально физически ощутил усталость гигантского орла. По сравнению с ним, даже Чача был более выносливым, когда нес юношу в когтях.

Наконец, гигантский орел приземлился на ровную площадку и, разжав когти, бросил змею на землю. Шао Сюань тоже разжал хватку и оказался на твердой земле. Он поднялся на ноги и отошел в сторону, все еще прижимая Чачу к себе.

Шао Сюань даже не прикоснулся к змее, зная, что это добыча гигантского орла. Свирепые хищники всегда очень трепетно относятся к своей добыче, так как они затратили на ее поимку много сил и энергии.

Чача тоже не удостоил змею взглядом, тихо замерев рядом со своим хозяином.

Шао Сюань извлек из своей сумки два куска вяленого мяса, которое уже было очень сложно прожевать. Один кусок он отдал своему орлу, а другой оставил себе.

Сначала Чача смерил предложенный ему кусок недоверчивым взглядом. Обычно он не ел подобную пищу, но сейчас у него просто не было никакой альтернативы.

Шмяк!

Рядом с Чачей приземлился окровавленный кусок змеиного мяса, которым любезно поделился гигантский орел.

Чача внимательно посмотрел сначала на гигантского орла, затем на свежее мясо, и только после этого снова взглянул на вяленую гадость, предложенную хозяином. Казалось, выбор очевиден.

Шао Сюань пожал плечами и принялся жевать жесткое мясо. По всей видимости, эта птица сама по себе не злая, раз проявляет к ним такую доброту и заботу. Вот бы еще узнать, насколько она старая и старая ли вообще?

Глава 140. Ледяная вершина горы
За те два дня, которые Шао Сюань провел на краю обрыва, он сумел восстановить силы и почти вылечил руку. Однако Чаче не удалось настолько быстро поправиться, поэтому им пришлось провести на горном уступе чуть больше десяти дней.

Больше всего Шао Сюаня поразил тот факт, что гигантский орел оставался вместе с ними в течении всех десяти дней. А ведь это был даже не его дом. Орел, как и они сами, был здесь пролетом. Вместо того чтобы улететь, орел ежедневно отправлялся на охоту, а затем устраивался на краю скалы и отдыхал. Кроме того, он каждый раз делился своей добычей с Чачей.

С течением времени, Чача окончательно поправился и повеселел. Еды у него было более чем достаточно, поэтому он мог сосредоточиться исключительно на восстановлении сил.

Несколько раз Шао Сюань хотел и сам отправиться на охоту. Однако без помощи Чачи он никак не мог самостоятельно спуститься с горы, а гигантский орел явно не собирался ему помогать.

Помимо пищи, Шао Сюань также обнаружил лекарственные растения, которые годились для того, чтобы обработать раны своего питомца. Юноша также собирался осмотреть и раны гигантского орла, но тот нарочно старался держаться от него подальше. Шао Сюань решил временно отказаться от этой затеи.

Вскоре Чача окреп настолько, что мог продолжать дальнейшее путешествие. По поведению гигантского орла, было видно, что он тоже стремиться отправиться в полет.

Скорее всего, птицы собирались следовать одним маршрутом, поэтому Шао Сюань гадал, стоит ли ему продолжать путь с ними, или все же лучше вернуться домой. Пока Чача находится под покровительством гигантского орла, он будет в полной безопасности.

Однако едва поднявшись в небо, Чача издал пронзительный крик, призывая своего хозяина следовать за ними.

Усмехнувшись, юноша решил, что ему выпала редкая возможность увидеть легендарную Орлиную Гору своими глазами. Он убрал меч в ножны, разбежался и, подпрыгнув, ухватился за лапы Чачи.

Гигантский орел, который уже поднялся в небо, нетерпеливо взмахнул крыльями, демонстрируя готовность улететь в любую секунду, не дожидаясь спутника.

- Вперед! – воскликнул Шао Сюань, и Чача громко заклекотал в ответ на его призыв.

Вне себя от радости, питомец юноши взмахнул крыльями и полетел следом за гигантским орлом.

Но на этот раз Чача старался держаться подальше от верхушек деревьев, опасаясь, как бы на него снова не напали.

Было сразу видно, что гигантскому орлу полет дается еще труднее чем десять дней назад. Его то и дело заносило в сторону, и каждый раз ему еле-еле удавалось выровнять траекторию полета. Но даже в таком состоянии, он все равно летел гораздо быстрее Чачи.

Вот так и проходило их путешествие: днем они летели, а вечером устраивались на ночлег, отыскав подходящий для этой цели горный уступ. Там же они ужинали пойманной за день добычей. Большую часть территории, над которой они летели, составляли горы. Несколько раз путешественники сталкивались с разными существами, которые обитали в горных ущельях. Но в таких случаях, Шао Сюань и Чача предоставляли гигантскому орлу право расправиться с противником, издали подбадривая его. Они уже давно поняли, что вмешавшись, они только помешают своему более опытному спутнику.

Однако от внимания Шао Сюаня не укрылось, что каждый раз, когда гигантский орел сражался со свирепыми хищниками, он получал все большее количество травм. Его когти, клюв и перья были в гораздо более плачевном состоянии, чем при первой их встрече. Только лишь глаза этой гордой птицы по-прежнему сохраняли свои ясность и зоркость.

Другие птицы, видя что путешественники находятся под покровительством гигантского орла, не нападали на них. Таким образом, Шао Сюань и Чача избежали множества неприятностей и опасностей.

Вот уже тридцать дней как они покинули свою охотничью группу на месте третьей стоянки, а между тем цель их путешествия еще даже не виднелась на горизонте.

Однако, наблюдая за поведением двух птиц, Шао Сюань пришел к выводу , что они с каждым днем все ближе и ближе к заветному месту. Что Чача, что гигантский орел были крайне взволнованы, и демонстрировали желание как можно скорее добраться до цели, нигде не задерживаясь по пути.

Казалось, что до Орлиной Горы совсем рукой подать.

В тот день, орлы решили лететь еще быстрее, и вскоре, перед глазами Шао Сюаня открылась потрясающая воображение картина. Он увидел гору невероятной высоты и протяженности. Своими гигантскими размерами, она напомнила юноше гору на второй локации. И птицы… Огромное количество птиц, которые сидели буквально на каждом уступе.

Казалось, если преодолеть такую гору, то можно увидеть совсем другой, ни на что не похожий, пейзаж.

Гора была настолько высокой, что ее макушка была скрыта от глаз путников за облаками. Они могли видеть только ее склоны, полностью покрытые снегом и льдом.

Гигантский орел, а следом за ним и Чача, начали стремительно набирать высоту.

Они планировали перелететь через эту гору.

По пути они преодолели очень много горных вершин, но еще ни разу им не попадалась настолько высокая гора.

Но чем выше они поднимались, тем труднее им давался каждый следующий метр. Казалось, какая-то древняя сила не пускает путников дальше.

Чача, летящий прямо за гигантским орлом, совсем скоро выбился из сил и опустился на ближайший выступ.

- Лети за ним следом, приятель. А я пока останусь здесь и передохну, – обратился Шао Сюань к своему питомцу, ласково коснувшись перьев на голове орла.

Орел в ответ издал протестующий крик.

Он принялся бить крыльями, скрести камень когтями и упрямо не давал юноше себя гладить.

- Не будь таким упрямым, я же пообещал, что буду ждать тебя здесь, – принялся уговаривать орла Шао Сюань. – Ты ведь потом вернешься, ведь так?

Чача снова пронзительно закричал, продолжая царапать скалу.

- Но если ты вдруг задержишься, я смогу вернуться самостоятельно, – заверил юноша орла. Шао Сюань планировал задержаться ненадолго в этой местности, так как рассчитывал, что сможет обнаружить здесь редкие виды трав и растений, которые не растут у них дома.

Ему еще ни разу не выпадала возможность вырваться за пределы территорий племени. Он провел так много времени, перемещаясь по привычному и давно приевшемуся маршруту, что теперь не мог упустить возможность исследовать новое для него место. Конечно, юноше очень хотелось увидеть Орлиную Гору, но Чача был еще очень мал, и не смог бы продолжать путь, неся его в когтях. Ему было бы слишком тяжело путешествовать таким образом.

Сверху раздался призывный крик гигантского орла, который звал своего младшего спутника за собой.

Но Чача все еще колебался.

- Лети за ним! – воскликнул Шао Сюань. Такой шанс выпадает настолько редко, что упустить его было бы просто преступлением.

Но едва Шао Сюань замолчал, он почувствовал, как его обдало ветром. Обернувшись, он увидел, что над ним, растопырив когтистые лапы, завис в воздухе гигантский орел.

Шао Сюань не стал вынимать меч из ножен, так как знал, что орел не причинит ему вреда.

Рост гигантского орла достигал приблизительно десяти метров, и рядом с этой огромной птицей, Чача казался совсем маленьким. Соответственно мощные лапы орла были увенчаны длинными когтями, которые без труда могли ухватить человека.

Подхватив Шао Сюаня, гигантский орел начал набирать высоту. Взглянув на него, Чача поспешил последовать его примеру.

Гигантский орел не слишком заботился о своей ноше. Обычно, он таким образом переносил свою добычу, поэтому не умел контролировать силу захвата. Шао Сюань ощущал невероятную боль во всем теле. Орел настолько сильно сжимал его в лапах, что юноше казалось, будто он слышит треск своих костей. Будь он обычным человеком, а не сильным воином тотема, этот перелет закончился бы для него летальным исходом.

Но орел никоим образом не хотел навредить юноше. За то время, что они провели бок о бок, гигантская птица успела привыкнуть к присутствию человека. Орел понял, что Чаче тяжело лететь, удерживая в когтях лишний вес. Но он не мог себе представить, что есть существа еще более хрупкие, чем добыча, на которую он охотился.

И хотя теперь Чача летел налегке, ему все же с трудом удавалось подниматься все выше, преодолевая огромное сопротивление ветра. Казалось, стоило ему взлететь чуть выше, невидимая сила отбрасывала его назад.

То же самое давление ощущал и гигантский орел. Не смотря на то, что для него Шао Сюань был легким как перышко, ему все же приходилось бороться с затрудняющей полет силой.

Возвышающаяся перед ними гора была полностью покрыта снегом и льдом. На ее склонах не было заметно ни единого проблеска зелени растений. Подняв же глаза вверх, путники упирались взглядом в сплошные облака, окутывающие неприступный горный пик.

Ледяной воздух обжигал легкие путников. Сперва Шао Сюань с легкостью терпел холодные порывы ветра, так как он научился переносить тяготы морозной зимы еще в племени. Но по мере того как они продолжали подниматься все выше, юноша обнаружил, что даже воину тотема очень сложно выдерживать такой сильный холод.

Его покрытая инеем кожаная куртка обледенела еще сильнее.

Кроме куртки, иней покрывал волосы юноши и перья двух орлов.

Сквозь пелену облаков пробивался слабый солнечный свет, который, однако, не дарил желанного тепла.

Если бы они совершали перелет ночью, им было бы еще холоднее, если это только возможно. Именно поэтому, двум орлам и человеку необходимо было преодолеть горный пик до наступления темноты.

Шао Сюань постарался распространить силу тотема по всему телу, и вскоре ощутил, как его окутывает тепло. Но как только он позволил себе расслабиться, юноша вновь почувствовал, что начинает замерзать.

В тот момент, когда Шао Сюань чувствовал, что уже начинает превращаться в эскимо, его глазам наконец предстала вершина горы.

Это видение несказанно обрадовало продрогшего до костей юношу и смертельно уставшего Чачу. Оба орла прибавили скорости, энергично маша крыльями.

Выше.

Еще выше.

Медленно поднимаясь вверх, они, наконец, прорвались сквозь завесу облаков. При взгляде на открывшуюся перед ним картину, зрачки юноши рефлекторно сузились.

Вначале он предполагал, что когда они преодолеют вершину и спустятся вниз, то окажутся по ту сторону горы. На самом же деле, когда они достигли вершины, их глазам открылся вид на абсолютно плоскую поверхность земли.

Гигантский орел приземлился на ледяную корку, с оглушительным треском ломая ее.

Шао Сюань, которого орел выпустил из захвата, прокатился по ледяному насту и поднялся на ноги.

Ледяная корка, которая покрывала землю, была плотной и твердой, как камень.

Взглянув вниз, Шао Сюань увидел клубящиеся внизу облака. Юноша вообразил, что он оказался в раю и парит на облаке. Но когда, Шао Сюань посмотрел вперед, он не увидел ничего, кроме облаков, которые закрывали горизонт.

Тем не менее, юноша ощутил в этих облаках присутствие живых существ.

После того, как гигантский орел отпустил Шао Сюаня, он немного передохнул и пошел по одному ему известному маршруту.

Чача старался не отставать от него ни на шаг.

В воздухе клубился пронизывающий до костей туман. Шао Сюань, шагавший рядом с орлами, почувствовал, что сильно продрог.

Обернувшись назад, юноша увидел все тот же густой туман, в котором совершенно затерялось то место, на которое они приземлились.

По пути, через каждые десять метров, им попадались гроздья кристально-прозрачных сосулек.

Внезапно тишину нарушил резкий треск, который продолжал сопровождать каждый шаг путников.

Шао Сюань оглянулся, но ничего не увидел. Однако треск все не стихал. Казалось, звук раздается со всех сторон, то приближаясь, то отдаляясь.

Шао Сюань постарался не отвлекаться и не упускать из виду фигуры двух орлов.

Топ! Топ!

На этот раз звук раздался сзади. Создавалось впечатление, что за ними кто-то упорно идет следом.

Налетевший сзади порыв ледяного ветра, заставил юношу застучать зубами от холода.

Шао Сюань снова оглянулся назад, стараясь рассмотреть источник шума. То, что он увидел, заставило юношу затаить дыхание.

Очертания фигуры, которая неотступно следовала за ними, скрывала пелена тумана. Юноше удалось рассмотреть лишь контуры огромного темного силуэта. Но по сравнению с этим созданием, даже сопровождавший их гигантский орел казался крошечным. Что же касается Чачи, то он вообще терялся на фоне этой огромной фигуры.

Может быть, это был… настоящий гигантский горный орел?

Переключившись на особое зрение, Шао Сюань вновь взглянул на скрытый туманом силуэт. И хотя рассмотреть абсолютно все мешала завеса тумана, все же юноше удалось различить мощный скелет орла.

Он судорожно вдохнул морозный воздух.

Внезапно юноша почувствовал, как на самом деле мало ему известно. Об истинных размерах гигантских орлов он мог судить только исходя из названия. Тот орел, которого они встретили раньше, был нетипичным для своего вида, поэтому вполне вероятно, что существовали еще более крупные особи.

По сравнению со всеми эти гигантскими птицами, Шао Сюань ощущал себя невероятно маленьким, а потому ему было крайне неуютно.

Он снова перевел взгляд на удаляющегося Чачу и его гигантского спутника, и поспешил догнать их. Трезво оценивая ситуацию, он отлично понимал, что ему лучше держаться к ним поближе и не отставать.

Наконец, им удалось выбраться из тумана и облаков. Когда они приблизились к выступающей кристально-чистой сосульке, гигантский орел опустил голову и ударил по ней клювом. Подхватив отбитый кусочек льда, он запрокинул голову и проглотил его. Проделав все это, орел снова наклонился и клюнул сосульку.

Внимательно наблюдавший за его действиями Чача тоже поспешил отбить кусочек от ближайшей сосульки.

Слушая непрекращающийся треск льда, Шао Сюань внезапно понял, почему ему кажется будто звук доносится со всех сторон.

Глава 141. Орлиная Гора
В самом начале Шао Сюань предполагал, что они будут идти по этой местности без остановок. Он был очень удивлен, когда орлы остановились и начали клевать сосульки. Со стороны могло показаться, что их мучает сильный голод. Насытившись, птицы продолжали стоять на месте, как будто чего-то ожидая.

Кристальные сосульки содержали в себе определенное количество энергии, правда, не такой чистой, как в Огненных Кристаллах. Но именно их лед помогал гигантским горным орлам выживать в этих краях.

Шао Сюань вынул из ножен свой меч и тоже отбил кусочек сосульки. Но как только он положил его в рот, то осознал, что вряд ли сможет проглотить его целиком. Если гигантские орлы могли запросто проглотить довольно внушительный кусок льда, то Шао Сюаню приходилось есть его очень маленькими кусочками.

И хотя каждый следующий проглоченный им кусочек заставлял Шао Сюаня трястись от холода, он все же почувствовал, как ледяная энергия подпитывает его силу тотема. Юноша осознал, что теперь он может без проблем выдержать и лютый холод, и долгое путешествие.

В племени Чача коротал зиму в теплом гнезде на крыше, поэтому он не понимал, что значит настоящий мороз. Здесь же царил суровый, пробирающий до костей холод, по сравнению с которым, зима в племени казалась невероятно теплой.

Кроме той огромной фигуры, которую Шао Сюань приметил чуть раньше, он постоянно натыкался взглядом на гигантских птиц, сидящих на ледяных уступах.

Многие из них по своим размерам походили на сопровождающего их орла, а некоторые выглядели гораздо крупнее, чем встреченная ранее гигантская птица.

Интересно, в словосочетании "гигантские горные орлы", что именно означало слово "горные"?

Шао Сюань даже рискнул предположить, что они все же очутились на той самой легендарной Орлиной Горе.

Гигантские горные орлы продолжали окружать их со всех сторон. Однако их поведение не было враждебным. В их присутствии, даже вздорный и задиристый Чача стал смирно себя вести, то и дело поглядывая на неподвижно застывших птиц. Он только поближе придвинулся к своему старшему спутнику, надеясь на его заступничество.

Впервые с того самого момента, как он родился, Чача очутился в том самом месте, куда его так неудержимо влекло. Теперь все зависело только от его инстинктов и зова крови.

Так прошло несколько дней. В течении этого времени, у Шао Сюаня выработался определенный распорядок дня. Если он был голоден, то он насыщал свой организм льдом сосулек, а затем устраивался между двумя орлами и распространял по своему телу силу тотема, чтобы согреться.

Такое времяпрепровождение оставило свой отпечаток на внешности юноши. Он сильно похудел и побледнел, а под его глазами залегли темные круги от недосыпа. По ночам он настолько сильно замерзал, что просто не мог спать. Порой, Шао Сюаню казалось, что совсем скоро он будет составлять единое целое с окружающим их льдом. Единственное, что он мог сделать, так это продолжать постоянно распространять силу тотема по своему организму.

Чача тоже чувствовал себя не самым лучшим образом. Впервые за свою жизнь он столкнулся с настолько суровыми условиями и у него никак не получалось к ним привыкнуть.

Другие же орлы, в том числе и их спутник, казалось, практически не ощущали свирепого холода. Они уже давно привыкли к таким погодным условиям.

Сначала Чача попытался найти себе теплое место под крыльями гигантского орла, но его безжалостно прогнали. Тогда он начал прижиматься к боку Шао Сюаня, и оба, дрожа от пронизывающего их холода, старались хоть как-то согреться.

Но вскоре, Шао Сюань стал чувствовать, что постепенно ему все легче удается переносить сильные морозы. Теперь сила тотема циркулировала внутри его тела даже во время сна, таким образом согревая юношу. Через какое-то время Чача тоже научился бороться с холодом, и теперь, как и все гигантские орлы, мог легко выдерживать даже самый сильный мороз.

При помощи своего меча, Шао Сюань начал делать зарубки на ближайшей сосульке, чтобы следить за течением времени. И таким образом, юноша заметил, что за то время, что они здесь провели, сосульки успели сильно вырасти. Насечка, которую он сделал двадцать дней назад, теперь была гораздо выше, чем раньше. Кроме того, за это время сосульки успели нарастить еще один слой льда, который полностью скрыл все отметины, оставленные клювами орлов.

Неудивительно, что при том объеме льда, который потребляли орлы, им всегда хватало его вдоволь. Каждый день сосульки покрывались новым слоем, взамен съеденного птицами.

Все-таки, это было очень странное место.

Топ! Топ! Топ! Топ!

Резкий звук шагов нарушил царившую тишину. Судя по этой тяжелой поступи, к ним приближался невероятно крупный орел.

Вскоре шаги зазвучали совсем близко, и из густого тумана появилась гигантская темная фигура.

Мимо Шао Сюаня величественно прошла огромная птица. Она была такой гигантской, что юноше пришлой задрать голову, чтобы рассмотреть ее. Но даже в таком положении, он смог отчетливо рассмотреть лишь ее когти, в то время как верхнюю часть тела орла скрывала пелена тумана.

Шао Сюань предположил, что сейчас перед ними появился старейший обитатель гор, а возможно даже предводитель орлиной стаи. За его долгую жизнь, этого орла не раз подстерегали разные опасности. Он пережил суровые холода и нападения хищных зверей. Он с легкостью бороздил бескрайние просторы неба, а его крылья наполнял попутный ветер. Но сейчас годы взяли свое… Он был уже очень стар, а его некогда острые когти затупились. У него давно начали выпадать перья, поэтому на его теле тут и там виднелись проплешины. Мощные лапы орла покрывали многочисленные застарелые шрамы и свежие ссадины.

Эта птица выглядела такой же старой, как и орел, который привел их сюда.

Огромный орел медленно прошел мимо них. Своими мощными когтями он мог запросто раздавить Чачу. Когда этот гигант расправил крылья, то они заслонили солнце и образовали над головами присутствующих тень.

Гигантский орел и Чача подняли на исполина глаза, и сразу же опустили взгляд. Они казались погруженными в глубокие раздумья, а возможно просто оцепенели, пораженные мощью этой птицы.

Вскоре огромный силуэт полностью растворился в тумане.

Прошло двадцать дней… Затем тридцать…

На сороковой день их пребывания на горе, в рядах гигантских орлов начало происходить какое-то шевеление. Птицы, будто пробудившись от спячки, начали оглашать заснеженные просторы громкими криками, которые эхом отражались от ледяных массивов.

В эти дни на гору стало слетаться все больше и больше орлов. Шао Сюань внимательно наблюдал, как мимо него проходят птицы самых разных размеров. Среди них юноша заметил орла такого же размера, как и Чача. Должно быть, это был детеныш, прилетевший со своими родителями. Он важно шел между двумя крупными орлами, но заметив Шао Сюаня, остановился и с любопытством направился к нему. Его родители моментально окликнули его, и он поспешил присоединиться к взрослым.

Обычно клубящийся в воздухе туман образовывал плотную завесу.

Но сегодня яркие лучи солнца проникли сквозь темную пелену и осветили горный пик.

В этот день, Шао Сюань обратил внимание, что туман впервые рассеялся.

Орлы были повсюду. На горном уступе можно было заметить как птиц, размером с Чачу, так и по-настоящему исполинских особей.

Куда бы Шао Сюань не посмотрел, он постоянно натыкался взглядом на птичьи перья. Рядом с ними юноша выглядел как пришелец с другой планеты. Он был настолько крохотным, что гигантские орлы его просто не замечали.

У Шао Сюаня просто не укладывалось в голове, что такие огромные птицы могли обитать на этой земле. Живя в племени, ему ни разу не доводилось видеть гигантских горных орлов. Даже во время охотничьих вылазок или когда он, следуя за передовой группой, обнаружил Чачу в зеленых землях, ему не встречались подобные исполинские птицы.

Разумеется, птицы различались между собой по оттенку перьев или по покрывающим их узорам, но было заметно, что они принадлежат к одному виду. Все они были гигантскими горными орлами.

Возможно, эти птицы прилетели с континента. Возможно, где-то далеко они жили одной огромной стаей. Но сегодня все они собрались именно здесь.

Отовсюду то и дело раздавался громкий и протяжный клекот.

Порой орлиные крики звучали в унисон, и их эхо отражалось от ледяных уступов горы.

Но вдруг крик орлов стал более протяжным, и в ответ на него раздался пронзительный свист.

В небе показалась огромная темная фигура, которая низко пролетела над застывшими внизу орлами.

Парящий в небе орел отличался особо крупными размерами, огромным размахом крыльев и острыми когтями и клювом. По его виду, легко можно было заметить, какое удовольствие доставляет ему полет.

В тот миг, когда орел пролетел над Шао Сюанем, он заслонил своими крыльями солнце.

И это было только начало.

Следом за этой гигантской птицей, в небо взмыл сначала один орел… Затем второй… десятый… сотый…

Вскоре в вышине парила целая орлиная стая.

Все больше и больше орлов поднималось в небо. Они летали, ловя крыльями попутный ветер и клекоча от радости. Шао Сюань не мог отвести взгляда от этого величественного зрелища.

По сравнению с оставшимися внизу старыми орлами, эти птицы выглядели полными сил и жизненной энергии.

Орлы поднимались все выше и выше, образовывая между собой равные промежутки и закладывая головокружительные виражи.

Они облетели гору кругом и ветер, поднятый их крыльями, практически сдул Шао Сюаня с горной вершины.

В тот момент, когда гордые птицы вновь возникли в поле зрения юноши, воздух наполнило громкое хлопанье крыльев.

Шао Сюань восхищенно наблюдал, как гигантские орлы на мгновение зависают в воздухе над горным пиком, часто хлопая крыльями, а затем разворачиваются и разлетаются кто куда.

Внезапно позади юноши раздалось два громких птичьих крика.

Шао Сюань оглянулся и увидел, что Чача тоже присоединился к полету орлов, и теперь зависнув над юношей, призывал его следовать за ним.

Когда огромные птицы, наконец, перестали заслонять горизонт, Шао Сюань увидел перед собой очертания высокой горы.

Видневшаяся вдалеке гора была очень высокой, а ее пик терялся где-то высоко в облаках.

Если раньше юноше казалось, что выше горы, чем та, которую они преодолели, не найти, то теперь его постигло глубокое разочарование. Открывшаяся его взгляду гора была гораздо выше той, на которой он сейчас находился.

Солнечные лучи освещали горные склоны, от чего они казались отлитыми из золота.

Здесь наверху, глядя в даль на вырисовывающиеся очертания горы, Шао Сюань почувствовал, как его охватывает какой-то священный страх. Ему казалось, что подобные чувства испытывают паломники, которые во что бы то ни стало должны добраться до своей святыни.

В небе тысячи орлов летели по направлению к этой горе.

Что же ждало их там, впереди?

Шао Сюань тоже направился к видневшейся вдали горе. Сначала каждый шаг давался ему с трудом, так как он много времени провел без движения. Но затем юноша начал набирать нужный темп, и вскоре уже бежал по направлению к горе.

Чача и гигантский орел присоединились к стае, и теперь были совершенно не отличимы от тысячи других птиц.

Шао Сюань бежал следом за стаей, и вскоре заметил, что орлы начали снижаться, исчезая за ледяным горным гребнем.

Когда юноша, наконец, достиг края гребня, он увидел, что перед ним разверзлась бездонная пропасть.

Орлиная стая заложила крутой вираж, и теперь летела вниз вдоль отвесного горного склона. И хотя они с каждым взмахом крыльев спускались все ниже, все же легко можно было заметить, что они держат путь именно к той самой заветной горе.

С того места, где стоял Шао Сюань, было невозможно рассмотреть ни саму вершину горы, ни ее подножье. Гора стояла особняком от других возвышенностей, а потому казалась, величественной и отчужденной.

Теперь Шао Сюань был абсолютно уверен в том, что перед ним находится та самая легендарная Орлиная Гора.

Застыв на краю пропасти, юноша следил, как орлы, один за другим, постепенно растворяются в бездне.

Спустя некоторое время на горные склоны вновь опустился густой туман.

Теперь, когда темная пелена вновь окутала горы, Шао Сюань уже ничего не мог различить. В данный момент юноша мог видеть только все тот же привычный клубящийся туман.

Глава 142. Белое насекомое
Сейчас Шао Сюань остался совершенно один среди толщи льда и снега.

Со всех четырех сторон его окружала лишь тишина.

Как правило, несмотря на то, что плотная пелена тумана полностью укрывала эту местность, она не приглушала все звуки внешнего мира. Доносившиеся из тумана звуки могли быть как криками гигантских птиц, так и эхом от ударов их клювов об лед.

Но теперь на всем ледяном просторе царила полная тишина.

И в этот миг Шао Сюань почувствовал себя очень одиноким.

С другой стороны, после исчезновения гигантских орлов юноше представилась отличная возможность исследовать незнакомую территорию. Когда он только очутился здесь, он не осмеливался сделать ни одного лишнего шага, опасаясь реакции гигантских птиц. Теперь, когда орлы улетели, Шао Сюань мог об этом совершенно не волноваться.

И хотя сейчас на землю вновь спустилась завеса тумана, юноша успел запомнить, как приблизительно выглядела местность в краткий миг, когда мгла отступила.

Однако Шао Сюань знал, что он должен каждую минуту помнить об осторожности и не совершать необдуманных движений.

Когда он приблизился к краю скалы, то по привычке старался двигаться, как можно бесшумнее. Учитывая тот факт, что вокруг царила мертвая тишина, юноше пришлось очень постараться, чтобы не издавать лишнего шума.

Но несмотря на всю осторожность с которой он перемещался, каждое движение, каждый шаг Шао Сюаня был быстрым и стремительным.

Приблизившись к краю пропасти, за которым в свое время исчезли орлы, юноша решил, что будет безопаснее двигаться вдоль кромки ущелья.

Чтобы не оступиться и не рухнуть в бездну, Шао Сюань, на всякий случай, старался держаться подальше от края.

И хотя юноша уже приблизительно мог прикинуть высоту этого горного пика, его протяженность все еще оставалась для него полной загадкой. Даже если бы туман вновь рассеялся, ему никак не удалось бы установить, до каких границ простирается гора.

Лед, который полностью покрывал горный пик, сохранял на своей поверхности следы, оставленные различными гигантскими существами. Периодически на его гладкой поверхности можно было заметить большие и маленькие трещины и сколы, оставленные клювами орлов.

На протяжении всего путешествия Шао Сюаню периодически попадались на глаза огромные ледяные колонны. Естественно, подобные глыбы привлекали внимание орлов, что легко можно было установить по оставленным на них отметинам. Большинство таких следов размещались в верхней части ледяных образований. На нижней же части отметин было значительно меньше и это свидетельствовало о том, что гигантские орлы очень редко опускают голову вниз, чтобы поживиться льдом.

Внезапно, чуткий слух Шао Сюаня уловил какой-то звук, похожий на глумливое причмокивание. И хотя он прозвучал очень тихо, в царившей кругом тишине он был подобен оглушительному грохоту.

Этот звук точно не мог издать гигантский орел, поскольку эти гордые птицы всегда передвигались очень шумно, совершенно не боясь привлечь внимание какого-нибудь хищника. А вот это приглушенное шуршание заставило Шао Сюаня нервно вздрогнуть.

Когда звук раздался еще ближе, юноша успел спрятаться за ледяной колонной и теперь пристально всматривался в туман, ожидая, что же оттуда появиться.

Постепенно из мглы начали проступать очертания длинного тела, принадлежащего какому-то неизвестному существу.

Может быть, это была змея?

Нет, не похоже.

Выползающее из тумана существо значительно уступало змее в длине. Кроме того, эта тварь двигалась совершенно по-другому. Присмотревшись повнимательнее, Шао Сюань решил, что перед ним какое-то насекомое.

Каменный червь?

В горах, подобных этой, очень часто можно встретить каменных червей.

Но после недолгого размышления, юноша отмел и эту версию.

Приближающееся существо было скорее похоже на гусеницу, чем на червя.

В обхвате это создание было толще бедра Шао Сюаня. Его длинное четырехметровое тело, увенчанное круглой головой, было совершенно белым. Короткая постоянно сокращающаяся во время движения шея соединяла голову существа с туловищем.

Грубо говоря, эта так называемая личинка бабочки на первый взгляд выглядела точно так же, как и каменный червь, исключая только небольшую разницу в размерах. Но, присмотревшись, Шао Сюань нашел много отличий между этими двумя насекомыми.

Опыт подсказывал Шао Сюаню, что тело тех гусениц, которых он видел во время охоты, было разделено на три сегмента, и они имели четыре пары ног и небольшой хвост, в то время как это существо имело тело, разделенное на три сегмента, три пары ног и три хвоста.

На брюшке и хвостиках гусеницы размещались небольшие крючковатые отростки, в то время как ее лапки имели несколько присосок. Тот звук, который уловил Шао Сюань, издавали присоски насекомого во время его движения.

Это было очень странное и необычное создание. Оно одновременно походило как на червя, так и на гусеницу.

Шао Сюань совсем не ожидал, что он может встретить нечто подобное в этом царстве льда и снега. Он уже давно привык, что подобные черви или бабочки, как правило, обитают в мягком и теплом климате.

Так как юноша совершенно не представлял, чего ожидать от этого насекомого, то он предпочел не совершать никаких резких движений. Он просто замер за ледяной колонной, внимательно наблюдая за существом, которое подползало все ближе и ближе.

Существо проползло еще немного вперед и внезапно остановилось. Опираясь на лапки и хвост, гусеница приподняла верхнюю часть своего тела вверх, как если бы, она пыталась осмотреться кругом.

Затем насекомое продолжило свое движение, правда теперь двигаясь прямо по направлению к ледяной глыбе, за которой притаился Шао Сюань.

Неужели это создание почувствовало его присутствие?

Юноша затаил дыхание и положил руку на рукоять меча.

Однако, насекомое затормозило прямо перед глыбой, и через пару секунд Шао Сюань услышал хруст.

Ощущая легкую вибрацию колонны, юноша догадался, что существо решило подкрепиться льдом.

Выходит, насекомое все еще не заметило присутствия человека, так как было в первую очередь поглощено своей трапезой.

В данный момент единственной преградой, которая отделяла гусеницу от юноши, была ледяная колонна. Шао Сюань старался не высовываться из-за нее, полностью полагаясь на свой острый слух и на легкую вибрацию, которая то и дело проходила по ледяной глыбе.

Все это действие продолжалось примерно два часа, пока насекомое не решило отправиться на поиски новой нетронутой глыбы льда. Юноша медленно последовал за странным существом, то и дело прячась за ледяными колоннами. Однако, гусеница не обращала никакого внимания на своего преследователя. Еда – вот все, что интересовало это существо.

Шао Сюань обратил внимание, что эти необычные гусеницы, как и орлы, предпочитали питаться льдом с высоких и продолговатых глыб. Однако в отличии от хищных птиц, насекомые подгрызали в основном нижние части колонн.

Может быть, там лед был чище? Или эти насекомые избегали запаха гигантских орлов?

У Шао Сюаня не было ответов на эти вопросы.

Но теперь, когда юноша выяснил вкусовые предпочтения гусеницы, он еще пристальнее начал наблюдать за ее поведением и перемещениями.

Скрываясь за очередной глыбой льда, Шао Сюань заметил, что это насекомое поглощает пищу с невероятной скоростью, почти такой же, как и у горных орлов. Каждый быстрый и мелкий укус сопровождался оглушительным хрустом льда.

Но по мере того, как день начал клониться к закату, гусеница, наконец, насытилась и поползла в обратном направлении.

Шао Сюань тенью последовал за ней.

С каждой минутой туман становился все плотнее, а потому на горе быстро стемнело.

Но не смотря на сгустившийся мрак, Шао Сюань ясно видел контуры ослепительно белого тела гусеницы.

Откуда это существо появилось? И куда оно ползет теперь?

Как только гусеница достигла края обрыва, она слегка приподнял верхнюю часть туловища и начала плавно спускаться вниз. Во время спуска по крутому склону горы, тело насекомого то сокращалось, образовывая дугу, то вновь распрямлялось.

От потери равновесия и падения вниз, гусеницу предохраняли отростки на брюшке и присоски, которыми она цеплялась за лед. Склонившись над краем пропасти, Шао Сюань увидел, что гусеница легко и ловко спускается вниз, будто это не крутой склон, а гладкая и ровная поверхность.

Так как небо уже потемнело, юноша решил не преследовать странное насекомое. Проглотив немного льда, он устроился поудобнее и вскоре заснул.

На следующий день Шао Сюань вновь увидел гусеницу, которая отправилась на поиски еды, в точности повторяя свой вчерашний маршрут.

Преследуя гусеницу, юноша заметил, что по пути ему не встретилось никакое другое живое существо. Поэтому, юноша решил посвятить свое время пристальному наблюдению за столь необычным созданием.

Каждое утро, едва всходило солнце, гусеница появлялась на ледяных просторах горы в поисках пропитания. У каждой ледяной глыбы, она отъедала примерно треть, никогда не доходя до половины.

После пяти дней непрерывного наблюдения, Шао Сюань, наконец, решил, что как только сядет солнце, он последует за гусеницей.

Не без оснований он полагал, что спуск с этого склона не должен быть слишком сложным.

Здесь, в отличие от других мест на горе, туман был куда более редким и не так затруднял обзор. Подойдя к самому краю обрыва, юноша заметил небольшую узенькую тропинку, по которой можно было спуститься, только плотно прижимаясь спиной к склону горы.

В качестве меры предосторожности, юноша решил соблюдать дистанцию между собой и гусеницей. Однако, вскоре он обнаружил, что насекомое сильно опередило его и он, просто напросто, потерял его из виду.

После недолгого размышления, Шао Сюань решил вернуться обратно наверх.

Тогда юноша решил спуститься вниз в дневное время суток, пока гусеница будет ползать наверху в поисках еды.

Так как гусеница оставляла на льду характерные отметины, Шао Сюань мог без труда идти по этим следам и выяснить, куда каждую ночь уползает это странное существо.

В тех местах, где ползла гусеница, на поверхности льда оставались следы от ее крючкообразных отростков.

Так как, это насекомое имело особое строение тело и перемещалось таким образом, что через равные промежутки оставляло характерные следы, проследить его маршрут было очень легко. К тому же, задачу упрощало еще и то, что все это происходило в дневное время суток.

Медленно, но уверенно, юноша продолжал продвигаться вниз. Иногда порывы сильного ветра едва не сбрасывали его вниз, но Шао Сюаню не оставалось ничего другого, кроме как упрямо спускаться все ниже и ниже. Кроме того, он постоянно напоминал себе об осторожности, так как прекрасно понимал, что любое резкое движение может закончиться очень долгим падением вниз.

Если Чача и другие гигантские орлы потратили на спуск вниз полдня, то Шао Сюань за это время не проделал и трети пути.

Внезапно юноша заметил, что следы гусеницы, которые до этого шли вертикально вниз, поменяли направление и теперь уводят куда-то в бок.

Идя по следам гусеницы, Шао Сюань наконец обнаружил выступ скалы, на котором располагался огромный кокон.

Юноша знал, что некоторые гусеницы сооружают своеобразные коконы из листьев, соединяя их клейкой нитью, которую производят сами. Возможно, здесь, на горе, эти насекомые поступают точно так же. В таких коконах они проводили всю ночь, а едва занималась заря, отправлялись на поиски пищи.

В горах рядом с его племенем такие случаи были не редкостью. Иногда сквозь листья кокона можно было рассмотреть и его обитателя.

Теперь Шао Сюань знал, куда каждую ночь уползает гусеница.

Нити кокона были полностью прозрачными и не отражали солнечный свет. Если бы Шао Сюань не шел по следу, он никогда бы не заметил этого кокона, практически невидимого на фоне покрытой льдом скалы.

Дотронувшись до нитей, юноша обратил внимание, что они были очень прочными и крепкими. Вначале юноша решил, что их хорошо бы использовать для ловушек, но он отказался от этой идеи, так как не знал точного предела их прочности.

Сейчас Шао Сюань решил оставить здесь все как есть. Будет глупо, если он своими неосторожными действиями потревожит гусеницу. Только после тщательного наблюдения, он сможет как-нибудь воспользоваться своим открытием.

Глава 143. Бабочка
Шао Сюань понял, что на этом крутом горном выступе он обнаружил действительно что-то стоящее и интересное.

Осторожно осмотрев кокон, юноша, однако, не обнаружил никаких следов испражнений насекомого.

Изначально, Шао Сюань предполагал, что проделав такой сложный и долгий путь, он будет вознагражден находкой чего-нибудь очень ценного. Но, к сожалению, обнаруженный им кокон был пуст.

Юноша еще раз осмотрелся вокруг. Он не обнаружил никаких других следов, а это значило, что гусеница обосновалась здесь и не продвигалась дальше.

Решив, что больше ему здесь делать нечего, Шао Сюань решил вернуться обратно. Но внезапно ему пришла в голову одна мысль, и он тут же вернулся обратно к кокону. Тщательным образом уничтожив все возможные следы своего присутствия, юноша нашел большой валун, притаился за ним и начал ждать.

И хотя в небе все еще ярко светило солнце, среди обледеневших скал его тепло практически не ощущалось. И как только день начал близиться к закату, температура воздуха начала резко понижаться.

Однако тот, кто уже привык к климату, царившему на этом горном пике, мог легко выдержать подобные перепады температуры.

Как только угас последний луч света, насекомое вернулось к своему кокону.

Гусеница осторожно ползла по льду вниз, и каждое ее движение сопровождалось характерным шумом. Шао Сюань, который в это время дремал, мгновенно услышал приближение насекомого. Сон юноши как рукой сняло, и он осторожно выглянул из-за своего укрытия.

С того места, где он затаился, отлично просматривались и кокон, и сама гусеница.

И хотя солнце уже давно зашло, свет двух лун позволял юноше рассмотреть все до мелочей.

После плотного обеда, насекомое первым делом принялось опорожнять свой желудок.

Из заднего прохода гусеницы один за другим вышли несколько прозрачных шариков льда.

Как только процесс прервался, гусеница быстро скинула свои отходы вниз.

Шао Сюань молча пришел к выводу, что это насекомое необычайно чистоплотно. Казалось, оно прекрасно понимало, что нельзя гадить там, где ты спишь.

Справив естественную нужду, гусеница забралась в кокон, чтобы отдохнуть.

Даже не взглянув в сторону насекомого, Шао Сюань устало привалился к скале и моментально уснул.

На следующий день, насекомое покинуло свой кокон еще до наступления рассвета.

Как только оно скрылось из виду, Шао Сюань тоже поспешил подняться на гору.

В течении следующих нескольких дней, юноша не рискнул снова спуститься вниз и больше не следил за перемещениями гусеницы. Вместо этого, он посвятил все свое время изучению местности. Теперь, хорошо зная эти места, он мог быстро передвигаться по слою льда, не боясь поскользнуться и упасть вниз.

Несколько дней спустя Шао Сюань вернулся к тому месту, с которого началось его путешествие по горе. Юноша не планировал возвращаться туда, это вышло совершенно случайно. Двигаясь вдоль кромки горного пика, он сделал круг и вернулся на исходную позицию. Во время своего путешествия, он пару раз видел белых насекомых, но решил не подходить к ним слишком близко.

После своего возвращения, Шао Сюань, как он не старался, никак не мог найти следы первого встреченного им насекомого.

Терзаемый любопытством, он решил второй раз спуститься вниз к кокону гусеницы. Он подоспел как раз вовремя, чтобы стать свидетелем процесса линьки насекомого.

Гусеница сбрасывала свою внешнюю оболочку, такую же прозрачную, как и ее нити.

Похоже, это был очень утомительный процесс. После краткой передышки, гусеница вновь начала двигаться и выталкивать оболочку из своего кокона.

Шао Сюань решил, во что бы то ни стало, раздобыть эту оболочку, так как считал, что она может очень пригодиться в племени. Но он прекрасно понимал, что это будет не так-то просто осуществить.

Юноша боялся, что сильный порыв ветра может сдуть оболочку с горы, но вскоре, он услышал громкий стук, с которым оболочка ударилась об лед.

Шао Сюань изумленно уставился на вмятину, оставленную оболочкой на ледяной поверхности.

Если эта внешняя оболочка настолько тяжелая, сколько же весит само насекомое? Сложно даже предположить.

Гусеница все еще отдыхала в коконе, поэтому Шао Сюаню пока не представилось возможности, осуществить задуманное.

Удобный случай представился только на следующий день.

С первыми лучами солнца, насекомое, как призрак, поднялось на гору. Шао Сюань тут же оказался рядом с оболочкой, которую покрывал слой выпавшего за ночь снега.

Стряхнув снег, юноша поднял свою находку. На вес оболочка оказалась куда тяжелее, чем он ожидал. Но так как в племени он привык переносить тяжелые камни с места на место, оболочка не показалась ему такой уж неподъемной.

Оболочка была настолько прозрачной, что сквозь нее юноша мог с легкостью рассмотреть линии на своей ладони. Внимательно осмотрев ее, он не обнаружил на ней никаких повреждений.

Как он и предполагал, эта была отличная находка.

Подняв оболочку, он осторожно скатал ее в рулон и положил к себе в сумку.

Осмотревшись вокруг и не обнаружив ничего интересного, Шао Сюань принялся медленно подниматься обратно на гору.

В дальнейшем, юноша решил отправиться на поиски других таких гусениц. Идя по их следам, он обнаруживал их коконы, и таким образом, разжился еще двумя оболочками. Остальные же поиски не принесли никакой пользы. Наверное, другие гусеницы еще не линяли, а может они уже избавились от ненужной оболочки. Трудно было сказать что-то наверняка, однако, Шао Сюань, заметив рядом с коконами следы на снегу, предположил, что оболочки скатились вниз по склону горы.

Во время своих поисков, юноша заметил, что насекомые с каждым днем становились все более прозрачными. Их тела, первоначально ослепительно белые, теперь тускнели и постепенно становились все прозрачнее.

В конце концов, когда он заметил, что больше насекомые не попадаются ему на глаза, он решил отправиться на их поиски. Некоторое время спустя, он обнаружил, что гусеницы свили себе новый кокон и впали в спячку.

Новые коконы насекомых были прозрачными и угловатыми, а потому издалека их легко можно было принять за глыбы льда.

Шао Сюань не знал, как долго гусеницы будут пребывать в стадии куколки.

Наконец, юноша решил раз в несколько дней обходить все коконы и проверять, что изменилось за это время. В остальное время Шао Сюань был занят тем, что поглощал энергию, содержащуюся в льде. Тишина и спокойствие этого места благоприятно влияли на него, поэтому процесс потребления энергии проходил как нельзя лучше.

Энергия льда была простой, даже примитивной, поэтому не шла ни в какое сравнение с той, что содержалась в Огненном Кристалле. В отличие от других воинов племени, Огненный Кристалл никак не влиял на тотем в сознании Шао Сюаня, а его энергия только ускоряла процесс восстановления сил.

Однако после каждого поглощения льда, юноша ощущал, что его тотем поглощает и накопляет все большее количество энергии. И именно этот вид энергии стал причиной перемен, которые затронули тотем.

Каждую ночь две луны на небосводе постепенно сближались, и в один момент, когда одно небесное светило закрыло своей тенью другое, наступило лунное затмение.

Стоя на туманной вершине горы, Шао Сюань наблюдал за происходящим в небе затмением.

Когда он был в племени, каждую ночь он мог слышать рычание и вой диких зверей в лесу. Здесь же царила полная тишина.

Юноша, как будто, был отрезан от всего остального внешнего мира.

В мгновение ока все события прошлого года пронеслись перед его внутренним взором.

Внезапно Шао Сюань ощутил какую-то легкую вибрацию.

Вспомнив о коконах, он тут же решил проверить, как там обстоят дела.

В эту ночь, из-за схождения двух лун, было светло, как днем.

Для диких хищных животных это была во всех отношениях необычная ночь.

И поэтому, спустившись с вершины горы, Шао Сюань был предельно осторожен.

Наконец, приблизившись к одному из коконов, юноша увидел, как из него выбирается существо, значительно уменьшившееся в размерах с тех пор, как оно было гусеницей. Это насекомое выглядело как бабочка с парными усиками и без крыльев.

Как только насекомое выбралось из кокона, оно сразу же поползло к краю горного выступа. Внезапно его тело окутал яркий свет, который трансформировался в пару крыльев.

Крылья, которые, наконец, достигли своих истинных размеров, теперь закрывали собой обрыв, на котором сидела бабочка.

Распахнув свои ярко светящиеся в ночи крылья, бабочка несколько раз ими взмахнула, а затем легко вспорхнула и улетела в неизвестном направлении.

Шао Сюань неотрывно следил, как светящаяся точка улетает вдаль, становясь все меньше.

В конце концов, всех прочих гусениц постигла та же судьба.

В темном беззвездном небе, крылья бабочек были подобны ярким мерцающим огонькам.

Не смотря на то, что ночью было очень ветрено, бабочки с легкостью преодолевали это препятствие, легко порхая в черном небе.

Юноша стоял и молча наблюдал за причудливым полетом бабочек, пока они совсем не скрылись из виду. Только тогда Шао Сюань перевел взгляд на опустевший кокон.

Нити все еще были там.

Если оставить здесь все как есть, то через некоторое время кокон полностью скроется под слоем льда и снега.

Подойдя ближе, юноша попытался вытянуть одну из нитей, но это оказалось не так-то просто. Однако, как только он применил силу тотема, дело пошло гораздо быстрее.

Таким образом, Шао Сюань извлек и другие нити.

И если в начале, казалось, что нити так крепко приклеились к поверхности скалы, что стали ее частью, то после применения силы тотема, юноше оставалось только слегка потянуть нить на себя, чтобы она очутилась у него в руках.

По сравнению с оболочкой насекомого, нить была гораздо легче, а потому вскоре юноша уже держал в руках целый моток.

Внутри кокона больше не было ничего интересного. Может быть, бабочки сбросили весь прочий мусор со скалы? Или же они его съели?

Но все это не имело для юноши никакого значения. Шао Сюань изначально поставил перед собой цель заполучить эти нити, и теперь он ее благополучно выполнил.

Юноша посетил еще несколько брошенных коконов и оказался вполне доволен количеством нитей, которые он раздобыл. Для насекомых эти нити не представляли никакой ценности, иначе они не оставили бы их здесь. Правда, в нескольких местах нити отсутствовали, так как их сдуло сильным порывом ветра.

В течении двух дней юноша упорно собирал нити, и как раз в это время на горизонте вновь возникла новая стая гигантских орлов.

Как и Чача, когда он впервые очутился здесь, все эти птицы были уставшими и измотанными. Казалось, орлов нещадно потрепало время, так как они выглядели старыми и одряхлевшими.

Прибытие орлов дало Шао Сюаню новую надежду на то, что он вскоре вновь встретится с Чачей.

Когда гигантские орлы снова заняли все ледяную поверхность горы, то юноша уже не мог так легко перемещаться по горному пику. Он решил скрывать свое присутствие, притаившись в том месте, где они с Чачей в первый раз ночевали.

Таким образом в эти дни, Шао Сюань был ограничен в выборе действий. Он мог лишь питаться льдом и наблюдать за орлами.

Но однажды юноша ощутил, что что-то изменилось. Он медленно поднял голову и увидел, что в небе появился силуэт орла. Вскоре птица медленно опустилась на землю, прямо перед удивленным юношей.

И орел, и человек прекрасно видели друг друга.

Внезапно их взгляды встретились.

Глава 144. Предмет, принесенный издалека
Орел, замерший перед Шао Сюанем, был даже крупнее той птицы, которая привела их на эту скалу. Сразу было видно, что он очень устал после долгого путешествия, так как приземлившись, замер без единого движения. То, что это птица, а не ледяное изваяние, напоминали лишь облачка пара, вырывающиеся из его клюва.

Вначале птица просто осматривалась по сторонам, не ища никого конкретного. Но как только орел заметил Шао Сюаня, он пристально уставился на него, будто бы юноша был необычайной редкостью.

Шао Сюань, который в этот момент собирался откусить кусочек льда, замер на месте, так и не донеся еду до рта. Пристальный взгляд орла буквально пригвоздил его к месту.

Что, черт возьми, этот орел от него хочет?

К счастью, юноша не заметил во взгляде орла никакой враждебности, однако его все еще беспокоило пристальное внимание гигантской птицы.

Орел медленно перевел взгляд с застывшего перед ним человека на высокую ледяную глыбу, а затем вновь на человека.

Может он хочет подкрепиться льдом?

Шао Сюань извлек свой меч из ножен и отколол от глыбы немного льда. Когда он снова повернулся к орлу, то заметил, что птица пристально разглядывает его клинок.

После минутного размышления, юноша быстро вонзил меч в слой льда и затем медленно продемонстрировал кусочек льда орлу.

Вначале Шао Сюань хотел бросить лед орлу издалека, но тот тут же защелкал клювом, как бы призывая юношу приблизиться к нему.

Шаг за шагом, парень медленно преодолел разделявшее их с орлом расстояние. Даже если орел в данный момент не проявлял агрессии, Шао Сюань прекрасно понимал, что ему все равно нужно каждую минуту быть начеку, особенно если под рукой нет меча.

Приблизившись к птице на расстояние вытянутой руки, Шао Сюань быстро закинул лед в клюв орла и стремительно отбежал в сторону.

Вскинув голову, орел проглотил лед, даже не жуя. В следующий миг он вновь требовательно распахнул свой огромный клюв.

Шао Сюань снова отколол от глыбы кусок льда и забросил его в глотку орла. Юноша осуществил этот ритуал раз десять, не меньше. Он снова и снова откалывал куски льда и кормил ими орла. Наконец, по телу птицы прошла дрожь, и она медленно поднялась на ноги и расправила крылья.

Когда орел взмахнул обледенелыми крыльями, собираясь взлететь, с его перьев начали осыпаться кусочки льда. Шао Сюань быстро поднял руки, стараясь прикрыть голову.

Пока юноша наблюдал за орлом, он успел прийти к выводу, что скорее всего эта птица встречалась с людьми, в отличии, от той, которая привела их сюда. Когда орел только увидел Шао Сюаня, он выглядел изумленным, но только потому, что не ожидал встретить человека на этой горе.

Может этот орел живет где-то рядом с охотничьими угодьями какого-нибудь племени?

Внезапно одна деталь привлекла внимание Шао Сюаня. Как завороженный, юноша приблизился к орлу и внимательно всмотрелся в его когти. На одном из них красовался какой-то размытый узор.

Даже если бы он увидел этот рисунок мельком, юноша все равно мог с твердой уверенностью сказать, что это ничуть не похоже на изображение тотема племени Пламенного Рога.

Анализируя поведение птицы, Шао Сюань только сейчас догадался, что этот орел, должно быть, проводил много времени в компании людей. Как и Чачу, орла совершенно не пугало присутствие человека, более того в его глазах светилось понимание действий Шао Сюаня. В отличии от других птиц, он выглядел привычным к человеческой компании.

Тяжелой поступью орел приблизился к ближайшей ледяной колонне и начал ее клевать.

Шао Сюань тенью последовал за орлом, желая рассмотреть поближе таинственный рисунок на когте.

Однако, рисунок был неполным, так как у орла недоставало части когтя. Шао Сюаню пришлось положиться только на свою фантазию, чтобы представить себе рисунок целиком.

Юношу охватило небывалое волнение при мысли о том, что это может быть изображение символа другого племени.

Он столько времени провел в этом мире, а так до сих пор и не встретил представителя другого племени.

Шао Сюань медленно потянулся за своим мечом. Орел уже закончил свою трапезу, и сейчас выглядел гораздо лучше, чем в тот момент, когда он только приземлился на вершину горы.

Он опустил голову и внимательно всмотрелся в рисунок, который Шао Сюань чертил мечом на льду. Но стоило юноше провести последнюю линию, как орел издал протестующий клекот и резко ударил когтями по рисунку.

- Я ошибся? Подожди, я попробую еще раз…

Но после того, как он изобразил новую вариацию узора, орел снова растоптал его рисунок.

- Опять неправильно. Ладно, погоди, я попробую еще раз.

Но стоило ему закончить следующий рисунок, как орел с криком протеста царапал изображение когтями. Таким образом, Шао Сюань предпринял уймы попыток изобразить правильный узор, но каждый раз орел сурово отметал его вариант. Вскоре весь лед в радиусе нескольких метров покрывали длинные царапины, оставленные мощными когтями орла. Да и сама птица начала терять терпение. Как только юноша снова принялся рисовать, орел начал нетерпеливо поводить головой в разные стороны и издавать сердитый клекот.

- Погоди! Я не могу понять, чего ты хочешь! – воскликнул Шао Сюань, торопливо отступая назад.

Но орел в ответ лишь продолжал сердито кричать и подергивать шеей.

Шао Сюань сделал еще шаг назад, и как оказалось очень вовремя. Прямо перед ним очутилась целая груда орлиной блевотины. Если бы он не отступил назад, он по уши оказался бы в ней.

Среди рвотной массы можно было легко рассмотреть непереваренные куски мяса неизвестных животных.

Шао Сюань с непередаваемым выражением лица уставился на эту отвратительную массу.

Он уже всерьез подумывал о том, чтобы убраться отсюда как можно дальше, когда его внимание привлек камень, который поблескивал среди рвоты орла.

Камень был совершенно гладким и размером с ладонь. Подавив накатившую на него волну брезгливости, Шао Сюань собрался с духом и быстро извлек камень из рвоты.

Подняв камень, он аккуратно обтер его орлиным пером и начал внимательно рассматривать свою находку.

На черную и плоскую поверхность камня был нанесен белоснежный узор. Шао Сюань предположил, что этот узор полностью соответствовал рисунку, изображенному на когте орла.

Своими очертаниями узор напоминал абстрактное облако. Долгое пребывание в желудке орла совершенно не повлияло на четкость линий рисунка, что давало повод задуматься над тем, как же он был нанесен на камень.

Шао Сюань был не в силах объяснить странное поведение орла, но сейчас его занимал совсем другой вопрос. Где орел взял этот камень и что означает странный рисунок на нем?

Склонив голову набок, орел тоже внимательно посмотрел на камень.

Однако, так как орлы, к сожалению, не умеют говорить, юноше оставалось только догадываться, что хотел ему сказать его новый знакомый. Анализируя поведение орла, каждое его движение и каждый взгляд, можно было прийти к выводу, что орел специально опустошил свой желудок, чтобы показать Шао Сюаню камень с правильным узором.

Камень был очень приятным на ощупь. Юноша предположил, что он, должно быть, держит в руках превосходный образец природного камня.

Чтобы нанести рисунок на поверхность камня, художнику пришлось использовать специальные инструменты. Скорее всего, это изображение очень много значило для этого человека. Вполне возможно, это было изображение тотема племени. Шао Сюань почувствовал, как его охватывает восхищение тонкой работой художника.

Он не мог с уверенностью сказать, что этот орел, как и Чача, жил в племени. Однако, в пользу этой теории свидетельствовал рисунок, сделанный на его когте.

Шао Сюань никогда прежде не видел подобного рисунка. Но скорее всего, какая-то информация могла содержаться в древних томах, оставленных предками.

Он должен срочно зарисовать этот символ, чтобы, как только он вернется в племя, показать его Шаману.

Погруженный в свои мысли, юноша медленно протянул камень орлу, однако тот оттолкнул его клювом.

- Ты хочешь, чтобы я оставил его себе? – еле слышно спросил Шао Сюань. Он старался говорить как можно тише, так как не хотел привлекать внимание других орлов.

Орел заклекотал и медленно отошел в сторону. Оказавшись у ледяной глыбы, которую он совсем недавно клевал, он прислонился к ней. К счастью, орел не был ранен и у него все кости были целы. Глаза птицы мерцали ярким блеском, а от всей фигуры веяло невероятной силой. Все эти манипуляции были призваны продемонстрировать, что он очень устал и нуждается в отдыхе.

Опершись о ледяную глыбу, орел слегка вытянул шею и отбил клювом немного льда.

Шао Сюань улыбнулся и покачал головой. Должно быть, орел проделал невероятно долгий и сложный путь. Еще неизвестно, какие трудности ему пришлось преодолеть, чтобы добраться сюда.

В последний раз взглянув на камень, юноша аккуратно опустил его в сумку. Как только он вернется домой, он сразу же покажет свою находку Шаману. Будет здорово, если они найдут нужную информацию в древних свитках.

Сначала Шао Сюань хотел найти подходящий камень и изобразить на нем тотем своего племени. Он отдал бы этот камень орлу, в обмен на его подарок. Но ему пришлось отказаться от этой мысли, так как не стоило исключать вероятность того, что между племенами может существовать вражда. Не стоило действовать настолько опрометчиво и подвергать всех неоправданному риску.

В это время в небе вокруг горы кружило множество гигантских горных орлов. Одни летали в гордом одиночестве, другие же старались держаться стаями.

Однако остальные орлы избегали приземляться около Шао Сюаня, так как место рядом с ним занимал другой гигантский орел.

Но в конце концов, орлы начали успокаиваться и приземляться на вершину горы. Орел рядом с Шао Сюанем тоже выглядел равнодушным ко всему, кроме ледяной глыбы, которую он периодически клевал. Казалось, что он хотел полностью отрешиться от окружающего мира. Несколько раз Шао Сюань предпринимал попытки с ним заговорить, но орел отвечал ему едва слышным низким клекотом.

Когда туман начал рассеиваться, Шао Сюань понял, что орлам настало время покидать вершину горы.

Как только снежную вершину залил яркий солнечный свет, воздух прорезал многоголосый радостный орлиный клич.

Вскоре кроме шелеста тысячи крыльев ничего другого невозможно было расслышать.

Один за другим орлы начали подниматься в небо. Их полет сопровождался радостными криками, которые они не могли сдержать.

Внезапно орел, стоящий рядом с Шао Сюанем, повернул к нему голову, и издав прощальный клич, расправил свои огромные крылья.

- Удачи тебе! – оглушительно закричал юноша, неистово махая руками орлу вслед.

Но вдруг раздался еще один орлиный крик. Однако в этот раз он доносился с воздуха.

Шао Сюань заложил пальцы в рот и громко свистнул.

Одинокая фигура отделилась от стаи орлов и полетела в его направлении.

Они так долго не виделись, что Шао Сюань едва признал Чачу.

Когда юноша видел своего питомца в последний раз, орел не мог похвастаться внушительными размерами. Теперь же он сильно вырос, и его рост достигал отметки в три метра.

Орлы, пролетающие над горой, направлялись к пропасти, в то время, как Шао Сюаню и Чаче пора было возвращаться домой, в племя.

С неба раздался еще один приветственный крик. Это кричал тот самый орел, который привел их сюда. Этот орел стал еще крупнее, а его острые когти и клюв сияли на солнце. Теперь он больше не выглядел старым и утомленным, напротив, он был полон кипучей энергии.

Орел издал еще один прощальный клич, адресованный Чаче и Шао Сюаню, после чего скрылся вдали.

- Нам пора возвращаться домой! – произнес Шао Сюань, ласково похлопывая Чачу по шее. В этот момент орел как раз распахнул свои крылья, чтобы продемонстрировать хозяину их мощь. Затем юноша и его питомец подошли к самому краю обрыва.

Шао Сюань внезапно понял, что ему больше не нужно путешествовать, вцепившись в когти своего орла. Теперь он мог с комфортом совершать перелеты на его спине. Но прежде чем устроиться на спине орла, Шао Сюань понял, что не может улететь отсюда с пустыми руками.

- Подожди! Я должен кое-что захватить с собой.

Спустившись вниз по склону, Шао Сюань опустился на колени и начал разрывать мечом обледенелую почву. Чача помогал ему, орудуя своими мощными когтями.

Раньше небольшие коготки Чачи не могли ухватить большой пласт земли, но теперь его огромные серповидные когти легко справлялись с замерзшей землей, вырывая огромные куски почвы. Казалось, когти Чачи вонзаются в нежный творог, а не в невероятно твердый лед.

Вскоре юноша извлек на поверхность оболочки и нити гусениц, который ранее припрятал здесь.

И оболочки, и нити были в отличном состоянии.

- Это очень ценный груз. Как думаешь, мы сможем его доставить в целости и сохранности? – спросил юноша, показывая орлу свернутые в рулон оболочки.

Чача согласно заклекотал в ответ.

- Хорошо, давай рискнем.

Зажав драгоценную ношу под мышкой, Шао Сюань запрыгнул к орлу на спину.

- Вперед! Полетели!

Издав протяжный крик, Чача резко взмыл в небо.

Шао Сюань обернулся, чтобы бросить прощальный взгляд на удаляющийся горный пик.

Вершину горы снова начала окутывать плотная пелена тумана.

И через десять миллионов лет на вершине этой горы будет все также свершаться обряд встречи нового дня и прощания с минувшим. И все также старые и дряхлые орлы будут прилетать к этому горному пику, чтобы улететь оттуда обновленными и полными сил и энергии.

Глава 145. Возвращение домой
Следует заметить, что хотя Чача по-прежнему не мог сравниться в размерах с взрослыми гигантскими орлами, все же за время его отсутствия, он очень сильно изменился. Чача стал гораздо крупнее, а размах его крыльев стал еще шире. Да и летел он теперь быстрее. Сейчас Чача мог без труда преодолеть большое расстояние, неся на спине человека или какой-нибудь другой груз.

Когда они снизились, Шао Сюань заметил, что силуэты других гигантских орлов исчезли из его поля зрения. Кажется, пришло время, каждому отправиться домой.

Пока орлы не достигнут своей территории, они будут сохранять между собой нейтралитет. Когда же кто-то из них замечал другого орла, они обменивались между собой взглядами, которые могли означать что-то вроде: "Ах, это ты. Помню-помню. Кажется мы в одно и то же время посетили Орлиную Гору".

Вполне возможно, что орлы, которые вместе прилетели на гору, так больше никогда и не встретятся.

Благодаря этому путешествию, Шао Сюань своими глазами увидел священную Орлиную Гору, стал свидетелем того, как самые старые и дряхлые орлы вновь обретают молодость и силу, и, кроме того, разжился очень полезными и редкими предметами. Но что еще важнее, он впервые увидел символ, принадлежащий другому племени.

Так что это было действительно стоящее и познавательное путешествие.

И хотя Чача стал гораздо больше и сильнее, все же им постоянно нужно было сохранять бдительность, чтобы не попасть в беду. Без защиты другого гигантского орла, их обратный путь занял гораздо больше времени.

Тем не менее, Шао Сюань был доволен, если выпадал случай сразиться с кем-нибудь по пути домой. Пока он коротал дни на ледяной вершине горы, он занимался только тем, что тихо сидел на месте и поглощал лед. Конечно, до прибытия новой стаи гигантских орлов, он мог свободно передвигаться и исследовать горный пик. Однако, после того, как исполинские птицы снова прилетели на Орлиную Гору, Шао Сюаню пришлось вести себя тише воды, ниже травы.

За то время, которое он провел на ледяном горном пике, Шао Сюань обнаружил, что рисунок тотема на его руке протянулся до самого локтя. По пути домой, юноше не раз пришлось вступить в схватку со свирепыми хищниками. Конечно, он был не настолько самоуверен, чтобы искать битвы с противником, который значительно превосходил его по силе. За редким исключением, когда схватки точно нельзя было избежать, юноша тщательно анализировал противника и уже после этого сражался с ним.

Несколько раз он был серьезно ранен, а однажды даже был на грани смерти. И все это произошло только по пути домой, так как их больше не защищал взрослый гигантский орел. Если бы они в одиночку подвергались таким опасностям по пути на гору, то скорее всего, давно уже стали бы обедом для какого-нибудь хищного зверя.

Шао Сюань даже представить себе не мог, что дикие леса таят в себе столько опасностей. Только теперь юноша понял, насколько рискованным и опрометчивым было его решение отправиться в путешествие вместе с Чачей.

Только снова и снова преодолевая смертельную опасность, можно было развить в себе инстинкт самосохранения и осторожность. Спокойная и мирная жизнь расслабляет человека, в то время, как риск и опасность закаляют его, подготавливая к любому неожиданному повороту событий.

В свою очередь, мстительный Чача проявлял небывалую агрессию по отношению змеям, которые обитали в лесу. На обратном пути, он нередко охотился на небольших рептилий, более слабых и уязвимых.

Шао Сюань чуть не расплакался от счастья, когда понял, что пришел конец его почти годовой диете, в рацион которой входил один лишь лед. С невероятным упоением он вонзил зубы в ароматный кусок жареного мяса. Чача тоже был необычайно рад , что у них, наконец, поменялось меню. Он настолько жадно поглощал куски мяса, как будто на них посягал кто-то другой.

Шао Сюань прикинул в уме, что зимой они должны вернуться в племя.

- Ты наверное ужасно соскучился по Старому Ке, Цезарю и всем остальным? – спросил Шао Сюань Чачу, похлопав орла по шее.

Чача оторвался от еды и замер, как будто что-то обдумывая. Затем он издал сердитый крик, и принялся так остервенело клевать мясо, что брызги крови полетели во все стороны.

Шао Сюань предположил, что орел вспомнил о тех питомцах, которые прошли обряд Клеймения. Судя по всему, он намеревался серьезно разобраться с ними сразу по возвращению в племя.

Заметив знакомые пейзажи Отчужденной Земли, Чача и Шао Сюань ощутили, что они постепенно приближаются к дому. Однако, расслабляться еще было очень рано.

Он пролетели над зарослями терновника и оказались на месте третьей охотничьей стоянки, где их уже давно никто не ждал. Группа уже должна была вернуться обратно в племя. Судя по оставленным в пещере следам, можно было сделать вывод, что группа ушла отсюда всего три или четыре дня назад. Несмотря на то, что этот охотничий район был полон опасностей, юноша испытал небывалое облегчение от того, что никого здесь не встретил.

Переночевав в пещере, на следующий день отдохнувшие путешественники снова отправились в путь.

Когда-то они наивно полагали, что гора, отделяющая первую охотничью стоянку от второй, является непреодолимой. Но после того, как они своими глазами увидели легендарную Орлиную Гору, то поняли, насколько сильно заблуждались.

Поэтому, после недолгих раздумий, они решили перелететь через нее, а не идти окольным путем.

Когда Шао Сюань и его питомец пролетели сквозь облака, окутывающие гору, то ощутили знакомый холод.

- Вперед, мы уже почти у цели! – воскликнул Шао Сюань.

Чача в ответ издал одобрительный клекот.

Когда они уже стояли на вершине горы, Шао Сюань понял, что сильный холод больше не причиняет ему дискомфорта. Казалось, он совершенно к нему адаптировался.

- Нам пора лететь дальше, – сказал Чаче Шао Сюань.

Чача энергично оттолкнулся от поверхности горы и взмахнул крыльями. Вскоре они уже летели по направлению к дому.

В это время в племени произошли следующие события.

В этом году сезон охоты уже подошел к концу. Все были заняты тем, что готовили свои жилища к наступлению зимних холодов. Шаман сказал, что нужно поторапливаться, так как зима со дня на день должна прийти в их края.

Опершись ногой на спину Цезаря, Старый Ке старался укрепить окна.

Когда последняя щель была забита, старик спустился вниз, чтобы перевести дух. Он отложил в сторону каменный молоток, присел на землю и задумчиво устремил взгляд вдаль.

- Как ты думаешь, Цезарь, когда вернется Ах-Сюань? Зима уже близко, – еле слышно пробормотал Старый Ке.

Казалось, Цезарь прекрасно понял каждое слово человека. Волк плотно прижал уши к голове и обежал дом кругом, тщательно обнюхивая землю. Затем он подполз на брюхе к Старому Ке и устроился рядом с ним, печально внимая причитаниям старика.

- Вот если бы Ах-Сюань не ушел, то он скорее всего оказался бы среди тридцати избранных, которые исследовали новый охотничий маршрут. Шаман, без сомнения, выбрал бы его для этой цели. Но Ах-Сюань ушел и еще до сих пор не вернулся. И эта почетная миссия досталась Лею. Какая жалость! - пожаловался волку Старый Ке.

Для любого воина в племени не было большей чести, чем быть избранным для исследования нового маршрута. По слухам, две команды даже сражались за право исполнить эту почетную миссию. Слухи об этой миссии достигли даже подножия горы.

Так же люди рассказывали, что Шаман бесстрастно наблюдал за сражением, не вмешиваясь в его ход и не останавливая противников. Было высказано предположение, что Шаман, убедившись в силе и выносливости претендентов, избрал из них тридцать самых достойных воинов.

Однако никто из людей, живших у подножия горы, не видел, как все это происходило. Все сведения были почерпнуты исключительно из слухов, которые достигали их жилищ.

Скорее всего, все было не совсем так, как гласили слухи. Но люди, которые знали, как все было на самом деле, делились сведениями с другими людьми, а тем просто передавали свою интерпретацию правды следующему слушателю .

- Дядя Ке, я принес тебе поесть.

Это был Туо, которого Шаман послал отнести еду старику.

Туо прекрасно слышал жалобы и причитания Старого Ке. Как человек, который жил на горе и непосредственно участвовал в исследовании нового маршрута, он, без сомнений, знал, как в действительности разворачивались события.

На самом деле Вождь, Шаман, лидеры двух команд и несколько почитаемых старых воинов собрались вместе, чтобы выбрать достойных кандидатов. Но живое обсуждение постепенно вылилось в ссору, и так как мужчины в племени обладали бурным темпераментом, все закончилось дракой.

Затем, людей, которые жили на горе, призвали принять участие в конфликте, выбрав одну из сторон. В отличие от обычных и привычных потасовок, это сражение приобрело невероятный размах. Некоторые воины вынуждены были до конца зимы залечивать раны, а потому не могли принимать участия в охотничьих вылазках.

Тем не менее, Шаман воспринял все на удивление спокойно, напугав этим Та и Гуи Хе. Оба совершенно не заметили, как сами ввязались в драку, но когда битва начала подходить к концу, обнаружили, что Шаман уже довольно долго за ними наблюдает.

Однако Шаман не выглядел сердитым или грустным. Напротив, выражение его лица было задумчивым и рассеянным. Казалось, он вообще не заметил, как между двумя командами вспыхнула потасовка. Мысли старика витали где-то совсем далеко.

Эта отрешенность Шаман напугала не только лидеров команд, но и опытных старых воинов, которые в своем высокомерии не считались ни с чьим мнением. Постепенно конфликт сошел на нет. Его участники растеряли весь свой пыл и выглядели так, будто их окатили ледяной водой.

Когда все страсти утихли, Шаман, все так же не говоря ни слова, удалился к себе. Он выбрал тридцать человек из кандидатов, представленных обеими сторонами, после чего отправился отдыхать.

После этого, многие раскаявшиеся люди, просили Шамана определить им наказание за несдержаность, однако старик лишь таинственно улыбался в ответ.

Те, кто уже очень давно знал Шамана, догадывались, что он чем-то обеспокоен. Но даже они не могли с уверенностью сказать, что его гложет.

Лидеры обеих команд предполагали, что Шаман будет заинтересован в исследовании нового маршрута, однако, старик воспринимал всю информацию довольно равнодушно. И как бы они не старались, ни Вождь, ни лидеры групп не могли узнать, что же так сильно беспокоит Шамана.

- Увы, так все и было, – вздохнул Туо. Затем он отдал еду Старому Ке и засобирался обратно.

Старик поблагодарил Туо за заботу, а затем, опершись спиной о дверь дома, снова заговорил с Цезарем.

Но внезапно Цезарь навострил уши и, резко вскочив, уставился куда-то вдаль.

Старый Ке проследил за взглядом волка, и понял что тот, не отрываясь, смотрит в сторону охотничьего района.

Неужели это...

- Цезарь, отведи меня… – прерывающимся голосом начал Старый Ке.

Однако прежде чем он успел закончить, Цезарь сорвался с места и бросился бежать.

Старый Ке мог лишь изумленно смотреть ему вслед.

Туо, погруженный в свои мысли, возвращался обратно. Когда он практически достиг верхнего склона горы, его размышления прервал пронзительный крик орла. Подняв взгляд на небо, в следующую минуту парень изумленно вытаращил глаза.

Невероятно! Он вернулся! Вернулся домой!

Туо поспешно преодолел оставшееся расстояние и со всех ног бросился к Шаману. Он надеялся, что хорошие новости развеют тоску старика.

Старый Ке, застыв у входа в дом и судорожно сжимая костыль, чуть не расплакался, когда увидел парящий в небе силуэт орла.

Животные, которые в данный момент отдыхали, растянувшись на траве, как один перевели взгляд на небо и, не отрываясь, следили за стремительно увеличивающейся фигурой.

Шаман, как и все остальные люди, покинул свой дом и, улыбаясь, следил за парящим в небе орлом и юношей, который сидел у него на спине. Старик отметил, что орел стал гораздо крупнее со времени их последней встречи.

Каждый раз, когда орел отправлялся к священной горе, проделывая весь этот невероятно сложный путь, он становился сильнее. И с каждым посещением, он становился все крупнее и все выносливее.

Когда Шао Сюань и Чача покинули племя, сезон охоты только начинался. Теперь же они вернулись как раз к самому началу зимы.

Двое охранников, стоящие у входа в дом Шаман, обменялись удивленными взглядами. Но заметив довольную улыбку Шамана, они радостно подмигнули друг другу.

Глава 146. Повторный поединок
Чача приземлился прямо перед дверью в дом, и Цезарь принялся радостно прыгать вокруг него.

Соскользнув со спины орла, Шао Сюань подошел к Старому Ке и крепко обнял его.

- Я вернулся!

- Я очень этому рад! – воскликнул старик, хлопнув Шао Сюаня по плечу. – Ты очень возмужал со времени нашей последней встречи.

Когда юноша вошел в дом, он окинул комнату быстрым взглядом. Здесь ровным счетом ничего не изменилось, с тех пор, как он отправился пут